0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Кампус » Отрывок из книги «Кампус»

Отрывок из книги «Кампус»

Автор: Пьянкова Карина

Исключительными правами на произведение «Кампус» обладает автор — Пьянкова Карина Copyright © Пьянкова Карина

– Фиби, дрянь, ты опять взяла мои туфли!

Ну почему же так громко?! Я еще сплю!

– Нужны мне твои туфли, тупая корова! Да у тебя копыта на два размера больше!

Я открыла глаза под аккомпанемент истерических воплей из соседней комнаты и простонала:

– Почему они не уймутся, наконец?

Легла я поздно, в первый день учебы пары начинались лишь после обеда, вот наивно и понадеялась поспать подольше. Забыв, что в этом семестре за стеной живут Айрис и Фиби.

– А это ведь ты предложила засунуть двух паучих в одну банку и посмотреть, что получится, – съехидничала Мэделин, моя соседка, нанося макияж. – Говорила, так удастся проучить обеих стерв.

Стерв-то проучить удалось, вот только я не учла, что визжать они станут в непосредственной близости от меня.

– Может, их кто-нибудь пристрелит однажды? – спросила я у потолка. – Господи, вот за что мне это, а?

Мэделин фыркнула. Ну да, в доме сестринства могут подпилить каблук, подлить слабительного, но застрелить – это ведь так негламурно. Но никто не вправе запретить мне мечтать, что однажды в дом студенческого сестринства Тета Пи Омега ворвется вооруженный психопат в маске, вломится сразу в комнату Айрис и Фиби и пристрелит хотя бы одну из них. В идеале обеих, но можно и только одну. В любом случае станет куда тише.

– Напомни мне, почему мы приняли их в прошлом году? – поинтересовалась я у Мэдди, смирившись с мыслью, что поспать уже точно не удастся.

Соседка повернулась и принялась загибать пальцы.

– Потому что у них высокие баллы, модельная внешность, они вытерпели всю адскую неделю, что бы мы им ни устраивали. И потому, что так захотела Брук.

Ключевая фраза «Так захотела Брук». Брук Уолтон, наследница богатых родителей с фигурой модели, огромными голубыми глазами и высокими баллами в ведомости успеваемости. Президент Тета Пи Омега.

Я ненавидела Брук Уолтон. Впрочем, многие ненавидели Брук Уолтон, но она была правящей королевой нашего университета и дружить с ней разумней, чем враждовать. Я всегда отличалась разумностью.

– Стоило подсуетиться и сделать так, чтобы эти две психопатки жили рядом с Брук, раз уж они так ей приглянулись.

На самом деле мотивы нашей мисс королевы я понимала: Айрис была дочкой сенатора, Фиби – медиамагната, они приносили нам деньги, рекламу… Словом, две золотые рыбки в аквариуме. Из тех, что выполняют желания счастливых обладателей. И обе эти чертовы куклы из кожи вон лезли, чтобы купить любовь сестер и выслужиться перед Брук.

– Великая девственница с утра изволит гневаться, – рассмеялась от всей души Мэдди, сверкнув зубами, которые казались особенно белыми на фоне эбеново-черной кожи.

Я закатила глаза.

– Все так любят обсуждать мою непорочность, что я начинаю подозревать, будто других девственниц не существует в природе.

Дверь скрипнула, и я услышала в высшей степени ехидное:

– О, они существует. Но никто не додумался вынести этот факт на знамя и декларировать, что борьбе за их тело победит только сильнейший. Это был отличный рекламный трюк, дорогая.

Кейси. Милая-милая-милая Кейси Лэйн, сахарная куколка, глаза как весеннее небо, манеры как у монашки, лицо как у ангела, ум как у матерого интригана, замашки как у диктатора страны третьего мира. Словом, я обожала Кейси, особенно мне нравилось наблюдать за ней со стороны.

– Ну, что поделать, если я не хочу, чтобы ко мне приближались ребята, побывавшие проездом под половиной юбок нашего университета? – пожала я плечами и сладко потянулась. Тело показалось слишком тяжелым и неповоротливым. Тренировки. Мне нужно возобновить тренировки. – Ты помнишь те лекции по половому воспитанию на первом курсе? Венерические заболевания не дремлют!

Спать хотелось до ужаса, синие круги под глазами явно требуют больше консилера, чем обычно, но в целом… бывало все-таки и хуже после особенно бурных вечеринок. Да здравствует мэйкап и косметическая магия, все это помогает врать окружающим.

– Поэтому к твоей юбке уже выстроился целый состав, – цинично напомнила Мэдди, нанося на губы блеск. – Наши местные гориллы просто спят и видят, как бы заполучить такой знатный трофей. Ты вторая самая желанная девушка. Сразу после Брук. Наверное, поэтому ее величество тебя и терпит.

Я не любила Брук, Брук не любила меня. Но при этом я оставалась в числе ее самых близких подруг, вторая после бога, что называется. Нас таких «вторых после бога» было трое: Мэделин, Кейси и я. Фрейлины, помощницы, советчицы, шпионки, все в одном.

– Брук меня терпит за ум и изворотливость, – хмыкнула я и все-таки зевнула. Это комната, здесь еще можно. В остальном же мире… принцессы не пукают. Тем более для других сестер из Тета Пи Омега верхушка сестринства должна оставаться недостижимым идеалом. Мы ведь живой образец для подражания для каждой из сестер.

Девушки из Тета Пи Омега не имели права выглядеть плохо, вести себя неподобающе, влипать в неприятности… Говорить об алкоголе и сексе сестры тоже не могли, не то чтобы все это в нашей жизни отсутствовало... В общем, главное было не попадаться.

– Ладно, раз уж эти две идиотки лишили меня законного сна, давайте разработаем план благотворительного аукциона, а заодно нужно обдумать первую вечеринку семестра. За работу, леди.

Мэдди и Кейси переглянулись и протянули хором:

– Зануда. Выбери уже себе бойфренда и успокойся.

Ненавидела эту шутку. Нет, честно, ненавидела. Она за три года у меня уже в печенках сидела.

Вообще, когда я поступала в университет, про сестринство не думала. Мама в нем состояла, пока училась, меня просто не могли не принять, живой символ преемственности поколений Тета Пи Омега. Но я думала, что все эти надуманные стандарты мне совершенно не подходят. Ну, в сестринстве к тому же состояли всяческие фиалки с факультетов целительства, менталистики, артефакторики, теоретической магии, девы благообразные и добропорядочные.

А я? А что я? Я поступила на некромантию. На нашем факультете училось не так уж и много девушек, и они точно не имели ничего общего с образом девушки из сестринства.

– Все падите ниц! Сама Черная госпожа явила нам свой лик! – возвестил Рич, самое кошмарное чудовище моей группы. Его часто принимали за зомби, особенно после пьянки, но этот парень мне нравился. Он не пытался подлизываться, резал правду в лицо и с удовольствием смотрел, как меня перекашивает. Приятное разнообразие для девушки, которую обожают по умолчанию.

– Здравствуйте, ребята, приятно всех вас увидеть после каникул, – произнесла я и устроилась за своей партой.

Садиться рядом со мной никто не смел. Потому что рядом с девушкой из Тета Пи Омега простым смертным садиться было категорически нельзя.

– Явилась, кукла, – прошипела с галерки Элли Марлоу. Правда, едва слышно, по идее я не должна была расслышать эти слова. Потому что с девушками из Тета Пи Омега предпочитают не ссориться: мы красивые, модные, престижные, как туфли из последней коллекции знаменитого дизайнера. А еще у нас чертовски обширные связи.

Но при всем этом сестер Тета Пи Омега многие не переносят. К примеру, Элли Марлоу меня ненавидела куда больше, чем я сама ненавидела Брук.

– Опять застегнута на все пуговицы, – пожаловался кто-то из парней.

Помимо всего прочего я прославилась тем, что всегда одевалась очень строго, по словам моих сестер «как монашка». Никаких мини-юбок или глубоких вырезов. На самом деле, это во многом было вопросом практичности: когда работаешь с мертвечиной, лучше не оставлять оголенные участки кожи.

– Ничего, однажды и ее разденут, – не удержался от саркастичного замечания Рич.

Очень хотелось показать гаду средний палец, но это было бы против правил Тета Пи Омега и, больше того, против моих собственных правил. Никогда не нужно опускаться до чужого уровня.

В кабинет прошел профессор Андерсен, главный ночной кошмар нашего факультета, к тому же еще и отпетый шовинист. Если бы ему дали волю, ни одной девушки здесь не училось бы. В идеале, ни одной девушки не осталось бы вообще в высших учебных заведениях мира, потому что женщины созданы для того, чтобы рожать и готовить обеды.

– Добрый день, студенты. С сожалением могу констатировать, что все решили продолжить обучение на моем курсе. Хотя все мы знаем, практическая некромантия не терпит слабых духом и телом.

Да, очень многие переводились еще в первом семестре, не выдержав трупной вони, зубрежки в режиме нон-стоп и ночных занятий.

– Мисс Блэр Сандерс, – обреченно посмотрел на меня Андерсен и зажмурился на пару секунд, очевидно надеясь, что я растворюсь как кошмарное видение. Я продолжала улыбаться и смотреть на преподавателя в упор.

– Когда у вас консультация в этом семестре, сэр? Хотела бы обсудить тему моей курсовой, – пропела я тоном хорошей, очень хорошей девочки.

Группа стоически молчала, даже дышали через раз, чтобы не заржать как кони. Я с первого дня обучения устроила для конкретно этого профессора пытку студенческим энтузиазмом. Ну, просто Андерсен мне совершенно не понравился. Он в самый первый день наговорил столько гадостей о скудоумности женщин, что я не преминула напроситься к Андерсену на курсовую, которую писала со всем возможным тщанием.

Ну просто очень, очень старательно. Я звонила профессору подчас три раза в день, бесконечно уточняла каждую запятую. У меня в итоге была лучшая курсовая, но почему-то глаза мистера Андерсена подозрительно повлажнели, когда я изъявила страстное желание в конечном итоге и диплом у него же писать.

В общем, Андерсена я старательно и планомерно мучила уже не первый год. И собиралась продолжать в том же духе.

– Итак, сегодня мы с вами будем разбирать способы воззвания к мертвому духу, когда тело уничтожено более чем на семьдесят процентов…

 

 

Первый учебный день шел своим чередом, я металась между аудиторией, деканатом и домом сестринства, не забывая все забивать в заметки на телефоне. За эту привычку заносить в расписание абсолютно каждое дело, как свое, так и Тета Пи Омега, меня называли Мисс Органайзер, но это уже сугубо в доме сестринства.

– Эй, Блэр! – окликнула меня Брук прямо на ступенях дома Тета Пи Омега, когда я бежала со спортивной сумкой на тренировку по аэробике. На это тоже нужно было выделять время, ведь, как показала практика, если я не буду сбрасывать напряжение в спортзале, то очень скоро сорвусь на ком-то. Сугубо из-за переизбытка обязанностей и дикого стресса.

– Да, госпожа президент? – шутливо поинтересовалась я у сестры.

– Что со списком кандидаток? Не говори мне, что ты не просмотрела личные дела первокурсниц.

Вообще, для этого требовалось вскрыть базу университета, но у меня были знакомые на факультете инфомагии, которые могли это сделать и даже хотели. Разумеется, за определенную плату в виде приглашений на наши вечеринки.

– Попроси Мэдди отдать его тебе. Список на моем столе в комнате. В этом году столько многообещающих девушек!

Брук довольно улыбнулась и помахала мне рукой, отпуская по своим делам. Если я однажды облажаюсь, вылечу не только с поста в Тета Пи Омега, но и из самого сестринства. Брук Уолтон не станет закрывать глаза, если я буду действовать… неэффективно. Тут нельзя обольщаться или расслабляться.

А также есть много сладкого, нестильно одеваться или запускать учебу.

Те, кто считают, будто девушки из сестринства только полируют ногти, пьют и ходят на вечеринки, мало что понимают в нашей жизни.

Возвращаясь после полуторачасовой тренировки, я наблюдала на газоне драку между Зета Каппа Пси, братством самых ненормальных тусовщиков, и Бета Гамма Тау, университетским братством номер один. Драка шла трое на трое и без огонька, как бы для галочки. Просто эти два общества вечно были на ножах и гарантированно устраивали свары, если оказывались поблизости друг от друга. Применять магию в университетских разборках было строжайше запрещено, так что парни примитивно месили друг друга кулаками, вопя как коты в марте.

Я обошла кучу-малу с брезгливой гримасой. Мальчишки. И почему только Бета Гамма Тау позволяют себе такое поведение? Надо поговорить с Брук, чтобы она напомнила о приличиях своему парню, который как раз являлся президентом Бета Гамма Тау. Следовало вести себя более прилично, в конце концов, так, как и предполагает звание братства номер один в университете.

Впрочем… Нет, все равно не поможет. Просто Бета Гамма всегда ведут войну с Зета Каппа, и это длится уже лет двадцать с перерывами разве что на обед. Еще одна университетская традиция.

Несколько девушек в гостиной пили чай и смотрели очередную серию какой-то мыльной оперы про жизнь богатых и знаменитых. Будь это не дом Тета Пи, я бы посмеялась, но у наших сестер имелись все шансы жить в будущем в киношном стиле. Мы были элитными девушками, самыми красивыми, обаятельными, элегантными, то, что нужно для мужчин, уверенно стоящих на ногах. Мы были просто идеальными.

Среди тех, кто смотрел сериал, была и Кейси, она сосредоточенно писала в блокноте, то и дело вырывая страницу, складывая ее в бумажную птичку и отправляя в полет. Очень старомодно, но мило, учитывая, что почерк у Кейси был идеальным, она могла позволить себе такое чудачество.

– Опять драка? – философски спросила она у меня.

– Опять драка, – подтвердила я правоту сестры. – Мальчики развлекаются в своем стиле. Жизнь в кампусе никогда не меняется. Какие идеи по поводу вечеринки в честь набора претенденток?

Моей главной обязанностью была дрессировка новичков, огранка, посредством которой алмаз превращался в сияющий бриллиант. Кейси же организовывала все общественные мероприятия Тета Пи Омега. Разумеется, особенно тщательно готовились вечеринки. Ну, в самом деле, как можно учиться в университете и не развлекаться?

–Я поговорила с ребятами-алхимиками, они предоставят нам фейерверки, – торжествующе сообщила Кейси. – Не стоит делать такое лицо, Блэр, на этот раз ребята-алхимики – это преподаватели. Поверь, как в прошлый раз не будет.

В прошлый раз случилась… катастрофа. Это мягко сказано. Что Мэдди и Брук пришлось придумать для администрации, чтобы у нас не было неприятностей!

– На этот раз недоучками будут только иллюзионисты. Они точно ничего не взорвут, не испортят и вонять не будет. Так что не бойся, твоих юных птичек никто не напугает. Лучше скажи, все уже оговорено с мальчиками из Бета Гамма Тау? Помни, многие новенькие рвутся к нам еще и из-за того, что у нас сложившиеся отношения с лучшим братством.

Я заверила, что джентльмены к нам всенепременно явятся, все уже заранее оговорено и согласовано до малейшей детали, даже традиционная серенада в исполнении братьев Бета Гамма. Обязательный пункт начала года.

– Вот и славно. Заодно стоит запросить подмогу у охраны. Ходят слухи, Зета Каппа Пси собрались пробраться в наш дом. На второй этаж. И украсть нижнее белье. Дурацкие споры парней.

Ну да, что поделать, часть студенческой жизни.

– Я договорюсь насчет охраны. И предупрежу девочек, чтобы на этот вечер спрятали белье получше, на случай, если мерзавцы все-таки прорвутся.

В прошлом семестре после недели новичков на флагштоке Зета Каппа Пси вместо флага развевался чей-то кружевной бюстгальтер. Чей – никто не признавался, парни клялись, что владелица белья – Оливия Хаксли из Лямдба Ню Сигма, но лично я не верила. У Оливии грудь была второго размера, а никак не четвертого. Возможно, ребята просто скинулись и купили нижнее белье в ближайшем магазине.

– Ненавижу этих парней, – тяжело вздохнула Кейси, – хотя их вечеринки…

– Не для нас, – твердо отрезала я.

Хотя сердце сладко защемило. В неделю новичков вечеринки с алкоголем были запрещены, но Зета Каппа на запреты чихать хотели. Будучи первокурсницей, я первый и последний раз побывала на их совершенно безумной тусовке. Впечатлений хватило тогда на несколько лет вперед. Но наставница новичков сестринства номер один не могла позволить себе такой возмутительной выходки.

– Все верно, не для нас.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям