0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Каждая уважающая себя ведьма... » Отрывок из книги «Каждая уважающая себя ведьма...»

Отрывок из книги «Каждая уважающая себя ведьма...»

Автор: Эшли Ксения

Исключительными правами на произведение «Каждая уважающая себя ведьма...» обладает автор — Эшли Ксения . Copyright © Эшли Ксения

ГЛАВА 1

 

ГОРАЦИЙ

 

У каждой уважающей себя ведьмы должен быть кот.

У Фиби был пес. Породы бассет-хаунд. По имени Гораций. Ему уже было лет сто, если не больше, достался в наследство от бабушки вместе с маленькой квартиркой под чердаком в доме номер сорок три на улице Мяты Перечной.

Гораций был истинным флегматиком и интровертом, занудой и философом, гурманом и ценителем настоящего искусства, любил поучать свою хозяйку, свято веря в то, что ее инфантильное мировоззрение несоизмеримо с его жизненным опытом.

В данный момент, насадив очки на нос, Гораций старательно и скрупулезно строчил на старой печатной машинке с отсутствующими клавишами "м" и "ж" письмо в комитет по правам человека с жалобой на местного кота. Дело в том, что с недавних пор в подвале их дома поселился довольно скверный кот по кличке Рыжий. Этот одноглазый негодяй с куцым хвостом и всклокоченной шерстью объявил войну всем местным собакам.

В итоге, стоило одинокому псу или в сопровождении хозяев отправиться на прогулку, как он обязательно сталкивался с самым дерзким и агрессивным на себя нападением со стороны усатого-полосатого. Рыжий без объявления войны, шипя и фыркая, выпрыгнув из подвала, налетал на невинное животное и, выпустив когти, начинал царапаться и кусаться. Причем, если ему было оказано сопротивление со стороны собак или их хозяев, кот становился все агрессивней и дрался до первой крови. Он никогда не оставался побежденным - от него убегали, сверкая пятками. А Рыжий всегда преследовал жертву, шипя и прыская.

Бедный Гораций, любивший понежиться под солнышком на клумбе у подъезда, теперь имел заплывший глаз и царапину за ухом и вынужден был загорать на старом пыльном балконе, заваленным хламом, не поместившемся в квартире. Который, кстати, он не раз просил Фиби убрать, но она, как всегда, пропустила его просьбу мимо ушей.

Сама молодая ведьмочка сейчас расхаживала по квартире в поисках того, не зная, что.

- Гораций, ты не видел порошок для выведения бородавок? Джустина просила избавить ее от нароста на большом пальце.

Джустина была лучшей подругой его хозяйки, точнее единственная, кто вообще поддерживал приятельские отношения с Фиби Морган, неудачливой, бездарной ведьмой, попусту прожигающей свою жизнь. Такая же безалаберная и безответственная, но плюс ко всему болтушка и сплетница, попросту использующая магический дар подруги. Гораций терпеть ее не мог, поэтому даже не потрудился ответить, сосредоточенно набивая подстриженными когтями слово "лапоприкладство".

Видя, что ответа она не дождется, девушка, пожав плечами, углубилась в поиски. Она принесла из кухни подозрительно шатающийся древний табурет с облезлой краской, поставила его на пол возле старого дубового шкафа, осторожно встала на него, предусмотрительно держась за дверь шкафа, и посмотрела на верхнюю полку. Там в старинном чемодане хранились узелки и мешочки с бабушкиными порошками и снадобьями, которые достопочтимая Текла Морган (светлая ей память) самолично готовила на новой тогда еще кухне, пока маленькая внучка, сидя у ее ног, рисовала птичек в альбоме.

Фиби смахнула рукой пыль с крышки чемодана, правильно решив в ближайшее время сделать генеральную уборку, и заглянула внутрь. Она долго рылась в ветхих тряпичных и полиэтиленовых мешочках в поисках нужного порошка, но ничего не найдя, спустилась на пол. Хотя спуск чуть не обернулся падением, так как "бородатый" табурет покачнулся, и девушка еле удержалась на ногах, чтобы не оказаться носом в вытертом ковре с проплешинами. 

Следующим местом для поиска стал старый комод, который Фиби не открывала уже много лет и даже не знала, что там хранилось. Рядом уместилась целая стопка книг до самого потолка. Книги, надо сказать, были весьма полезные: «Волшебная кулинария», «Как сдать экзамен по магическому мастерству», «Теоретическая и прикладная магия», «Самоучитель по колдовству и чародейству», «Заклинания на все случаи жизни» и прочее, прочее, прочее. Произведения, которые юная Фиби, мечтающая, как все приличные девочки, имеющие дар, стать великой ведьмой, читала запоем. Но сейчас редкие и ценные экземпляры, щедрое наследство бабушки Теклы, покрытые тремя слоями пыли подпирали потолок.

Фиби закатала рукава своего фиолетового балахона в белый горошек и наклонилась. Попытавшись открыть верхнюю полку комода, девушка потянула за ручку и вырвала ее. Печально глядя за изящную ручку с гвоздем в своей ладони, девушка вздохнула, отложила ее в сторону и потянулась к следующей полке. Дернув за нее, Фиби услышала глухой звук, сопровождающий выпадение дна и обрушение всего содержимого второй полки на третью. Ведьма досадно поморщилась, но не прекратила поиски.

Третья попытка оказалась удачной. На нижней полке Фиби отыскала набор порошков, которые, как она вспоминала, приобрела в Лавке Чудес госпожи Одетты, будучи еще школьницей и мечтая стать великой ведьмой. Открыв один мешочек и сунув в него нос, девушка тут же поняла свою ошибку – это был порошок для чихания. Вдохнув до боли знакомый запах, Фиби тут же почувствовала, как зачесался нос и заслезились глаза. А дальше, выпустив из рук коробку с порошками, девушка согнулась пополам и стала неистово чихать.

Перерывы между чиханьями были минимальными, у Фиби щекотало все лицо, она покачнулась, задела боком комод, тот двинулся на книги, и вся стопка обрушилась на девушку, подняв к потолку клубок пыли.

Гораций, наблюдавший за всем со стороны, устало вздохнул и покачал головой.

- Кто медлит упорядочить свою жизнь, подобен тому простаку, который дожидается у реки, когда она принесет свои воды[1], - сухо произнес пес и снова занялся своей жалобой.

 

Фиби, сидя на кухне размером два на два шага, укутавшись в старый плюшевый плед в красно-коричневую клетку, склонилась над колонкой с объявлениями о поиске работы в газете «Лунный крохаль», покусывая карандаш. На плите в маленькой эмалированной кастрюльке, некогда служившей ее бабушке для приготовления волшебных отваров, теперь закипали макароны в качестве основного обеденного блюда.

Так как в разделе «Требуется» не оказалось ничего стоящего, кроме должности официанта в ресторане «Конь-Огонь», что находился на другом конце города, да егеря в местное лесохозяйство, девушка уныло пожала плечами и перевернула страницу.

- Смотри, - обратилась она к бассету, закончившему жалобу и теперь внимательно перечитывавшего содержимое письма, - в разделе «Всего понемножку» большая статья о пользе растительного масла.

- Угу, - хмыкнул Гораций, - как удачно она там появилась, как раз в тот момент, когда у нас закончилось сливочное.

- Не нуди, Гораций. – Фиби убрала с лица непокорную косую челку и положила карандаш за ухо. – Говорю тебе - жизнь скоро наладится. Будет и на нашей улице праздник.

- Ага, - пес насмешливо прищурил свои огромные, слегка вытянутые, опущенные к низу глаза. – Не быстрее, чем мы склеим ласты от голода.

Фиби стыдливо потупилась, и на ее молочных щечках выступил румянец.

- Я уже почти нашла работу, - пробормотала она, снова возвращаясь к колонке с объявлениями, но верный пес не поверил ей.

- Это неплохо, но главное, чтобы к ней прилагалась еще и зарплата. Та старуха, у которой ты чистила клетки ее енотам, заплатила тебе?

Глаза девушки виновато забегали по стенам комнаты, оклеенным старыми обоями ночного неба, усыпанного желтыми звездами. Бабушка Текла наклеила их в первый день рождения своей внучки, чтобы у девочки было ощущение сказки, когда та будет у нее гостить. Бабушка оказалась права – Фиби до сих пор чувствовала, что живет в каком-то волшебном мирке, хотя сейчас в ее жизни полоса была чернее черного.

- Ты же знаешь, Гораций, госпожа Джузефина слишком стара, чтобы убирать за своими питомцами. И она не богата, чтобы оплачивать профессионального чистильщика клеток. Вот я и помогла.

- Угу. Удивительный факт, но тебе попадаются именно такие люди: многодетная мать, которой нужна бесплатная нянька ее детям, старый сапожник, который не в состоянии натирать обувь гуталином, хозяйка енотов. И у всех есть одно общее "замечательное" качество – они не могут заплатить за твою помощь им!

Фиби стала нервно почесываться, как делала всегда, не зная, что ответить. Гораций сердито покачал головой.

Он помнил ее еще ребенком, маленькой веснушчатой девочкой с пытливым умом и смеющимися глазами. С тех самых пор, как после гибели ее родителей она переехала жить в дом своей бабушки Теклы, и Гораций с первого взгляда полюбил этого вечно улыбающегося любопытного ребенка.

В детстве она чистила ему уши с таким упорством, словно хотела отыскать там клад, и собственноручно давила бородки на его шкуре. А еще они любили ловить бабочек (правда всегда выпускали их на волю – Фиби была слишком добросердечна, чтобы мучить животных), качаться в старом кресле, а вечерами, укутавшись одним большим одеялом, слушать волшебные истории бабушки Теклы.

Фиби смотрела на мир своими огромными желтовато-зелеными глазищами, словно хотела охватить его целиком. Для нее не существовало неинтересных тем, все – абсолютно все – было в этой жизни важным.

С тех пор она мало изменилась, правда веснушки покинули ее лицо, а ярко-рыжие волосы стали на тон светлее, но пытливый ум никуда не исчез, доброе сердце не очерствело, несмотря на злоключения, что случились с ней. А желтые, почти прозрачные, кошачьи глаза светились интеллектом и живым любопытством. Вот только все это не шло во благо, печально хмыкнул бассет.

Желтые глаза. Главный признак колдовского дара рода Морган. Особая метка, подтверждающая наличие в семье мага. Удивительный факт, если учесть, что оба родителя Фиби были кареглазыми. Едва взглянув в эти бездонные глазищи ребенка, мирно лежавшего в колыбели, достопочтимая Текла Морган, у которой тоже глаза были желтоватого оттенка, заявила:

- Эта девочка – будущая ведьма!

И она не ошиблась – магический дар у Фиби стал проявляться в первые годы жизни. А под бдительным руководством бабушки был обтесан и усовершенствован. Фиби была лучшей в субботней школе для юных ведьмаков, подавала большие надежды…, но, увы, не оправдала их.

После смерти бабушки некому было следить за этой рыжей бестией, у которой вместо позвоночника стоит пружина, а в пятой точке находится шило, не дающее ей спокойно сидеть на месте. Девочке тогда едва исполнилось семнадцать. Трудный возраст, если учесть ее неуемный нрав. А бассет, хоть и отличался безграничным умом и наставническими замашками, не смог удержать в узде отправившуюся навстречу приключениям Фиби.

И теперь они с Горацием перебиваются на хлебе и воде, в коморке под чердаком в старом доме, кишащем клопами, на улице Мяты Перечной в бедном районе Лилий города Гленбахат, столице королевства Рутвен.

- Если так дело пойдет, - ехидно подметил пес, - нам придется сварить мышь, повесившуюся в нашем холодильнике.

- Мышь мы уже съели на завтрак.

Фиби, уставшая от занудных нравоучений Горация, как делала всегда, решила отвертеться шуткой:

- Поэтому единственная живность, что осталась в нашем доме, - это ты, Гораций. И если так хочешь мясца, можем сварить, к примеру, твой хвост. А что? Тебе он совсем не нужен.

Бассет, крайне оскорбленный тем фактом, что его обозвали «живностью», но все же немного напуганный заявлением своей хозяйки-подопечной, решил ретироваться и, спрыгнув со старого деревянного кресла-качалки, шмыгнул под кровать.

- Фи-и-и-би-и-и! – высокий, слегка писклявый голос домоправительницы старой пятиэтажки, госпожи Донны Ля’Жук, прогремел, словно гром среди ясного неба.

Перепуганная донельзя Фиби, забыв про все на свете, юркнула под стол, закрывшись пледом с головой.

- Фиби! Дорогая! Ты дома-а-а?!

Старенькая деревянная дверь с табличкой с внешней стороны «Т. Морган» заходила ходуном от сотрясающих ее ударов. Небось, ногами пинает, подумала Фиби, глядя одним глазком из-под закатанного пледа.

- Деточка моя, открой! Это же я, хозяйка Донна.

Будто она не знала. Голос распорядительницы дома номер сорок три по улице Мяты Перечной скоро девушке во сне будет приходить. И хотя сейчас он сочился добротой, Фиби знала – госпожа Ля’Жук пришла за ее душой.

Хозяйка Донна была домоправительницей старой пятиэтажки, в которой проживала Фиби. Это с ее подачи в дом подавалось электричество, вода и отопление, она решала вопросы с вызовом водопроводчика, если у вас случайно потек кран, лифтера – если вы застряли между этажами, и трубочиста – если дымоход засорился. И в ее обязанности входило брать плату с жильцов за коммунальные услуги и прочие сборы.

А к этой своей функции Донна Ля’Жук относилась с особым трепетом. Страшными неплательщиками, по мнению домоправительницы, считались те, кто просрочил оплату за месяц. Списки «злостных должников» с угрозами вывешивались на стенде первого этажа, записки с напоминаниями ежедневно подсовывались под дверь или втыкались в замочную скважину, а сама госпожа Донна регулярно звонила провинившимся жильцам или подкарауливала возле квартиры, взывая к уплате долга.

Фиби задолжала уже за полгода. Стоит ли говорить, что эта энергичная женщина, госпожа Донна, кругленькая как шарик с пухленькими щечками и цыплячьими глазками, превратила жизнь девушки в сущий ад. Бедняжка лишний раз боялась выйти на улицу, чтобы ненароком не наткнуться на хозяйку.

Так как ее телефон был отключен за неуплату, а до некоторого времени Фиби выбиралась из дома через окно, сидя на метле, госпожа Ля’Жук стала атаковать ее дверь, буквально выбивая ее своими крохотными кулачками, молотя со всей силы.

В квартире все еще стояла пыль столбом из-за опрокинутых стопок с книгами, поэтому ведьмочке сильно хотелось чихать, но она плотно зажала свой нос, чтобы не издать ни звука.

- Фиби, я знаю, что ты дома! Открой дверь!

Домоправительница еще минут пять отчаянно выбивала дверь, но потом послышались ее удаляющие шаги. Фиби глубоко выдохнула и выползла из-под стола. Также на четвереньках, скрытая под пледом, она добралась до комнаты и уже собиралась сесть за стол, как вдруг сверху послышался скрежет и шум. Девушка подняла голову и обреченно ахнула.

Маленькая закопченная квадратная дверца в потолке, ведущая на чердак, отворилась, и на пол посыпался чердачный мусор. А затем в комнату просунулась голова госпожи Ля’Жук с торчащими непокорными медными кудряшками. Хотя смотреть на мир вверх тормашками было крайне сложно, ушлая хозяйка Донна быстро приметила своими цыплячьим глазенками сидевшую на вытертом ковре Фиби.

- Ах, вот ты где, куколка. А я тебя ищу. – Круглое личико домоправительницы расплылось в довольной улыбке. – А чего на стук не отвечала?

- Кхе-кхе! – Фиби стала наигранно громко кашлять. – Ох, госпожа Донна, я так больна, что третий день не встаю с постели.

Это было довольно спорным утверждением, если учесть, что она была поймана, сидя на ковре. А в это время хоть и грузная, но весьма прыткая госпожа Ля’Жук переместилась с чердака на стремянку, а оттуда спустилась в комнату. Она слегка нахлобучила свои пружинистые волосы, поправила летнее платьице в горошек и, расставив руки по бокам, словно заправская хозяйка, коей и являлась, цепким взглядом охватила всю комнату.

- Фу, Фиби, ну и бардак! – Женщина сморщила свой слегка заостренный носик. – Неудивительно, что ты болеешь – в такой-то грязи.

Она прошлась брезгливым взглядом по квартире, с детективным проворством подмечая каждую деталь. А Фиби скосила взгляд на кровать, под которой прятался Гораций. Как получилось, что дверь на чердак оказалась незапертой? Бассет? Ах, нет, это она…вчера, когда пыталась найти на чердаке что-нибудь стоящее для квартиры. Ну, что же, теперь придется отдуваться за свою рассеянность.

- Так-так-так, - госпожа Ля’Жук, побарабанила мясистыми пальчиками с аккуратными ноготками по шершавому столу, слегка стерла пыль со старой печатной машинки и констатировала: - Просто жуть.

Фиби закашляла громче, да так старательно, что поперхнулась и в самом деле залилась кашлем. Она наклонилась вперед, так, что густые длинные волосы упали на лицо. Хозяйка Донна, продолжая таращиться по сторонам и совершенно не обращая никакого внимания на состояние девушки, спросила:

- Как обстоят дела с оплатой за коммунальные услуги?

- Госп…Донна…кхе-кхе…я обязат…кхе…заплачу…в скором времен…кхе-кхе-кхе…

- Было бы неплохо, детка, ведь если это не случится, мне придется тебя наказать. - Госпожа Ля’Жук притворно приложила руку к груди. – Хотя мне это очень неприятно. Но, увы, таковы правила…

И домоправительница ударилась в длинные размышления на тему того, как необходимо вовремя платить по счетам, и что только весьма безалаберные люди специально затягивают оплату и наживают в итоге себе кучу проблем.

- Ваша почтеннейшая бабушка, упокой Господь ее душу, никогда так не поступала, - закончила она свой монолог, когда измученная Фиби с красными от слез глазами, перестала кашлять и теперь, глядя в пол, глубоко дышала.

- Что ж, пойду. У меня еще куча дел на сегодня. - Госпожа Ля’Жук, удовлетворив свое любопытство относительно одной жительницы дома, направилась к выходу. – Мне в отличие от некоторых нужно работать.

Она распахнула настежь старую дверь, и на женщину посыпалось море записок, оставленных ею же в этой двери.

Когда домоправительница покинула ее квартиру, Фиби облегченно выдохнула. Она села на ковер и вытерла влажные от слез глаза, и только сейчас заметила странный запах горелого в квартире.

Лапша! Фиби бросилась со всех ног на кухню, но было уже поздно – из кастрюли валил дым, а макароны, теперь напоминающие черные угольки, прилипли к днищу.

- Сила, лишенная здравого смысла, рушится от собственной тяжести[2], - пискнул Гораций и снова спрятался под кроватью.

 

ГЛАВА 2

 

ДЕЙЗИ

 

Каждая уважающая себя ведьма должна иметь метлу, то есть основной летательный аппарат.

Причем метлу особую, принадлежащую только ей и никому другому. Чаще всего летательный аппарат молодая ведьмочка получала в день совершеннолетия, то есть когда могла иметь водительские права.

Но, по сути, все молодые колдуньи еще за долго до восемнадцатилетия ловко управляли метлами, рассекая ими воздушное пространство. Их обучали старшие наставники. Все примерно было как у людей в управлении автомобилями: нужно было сдать экзамен на получение водительских прав, купить страховку и в путь! Ну, и желательно летать по правилам, не создавая аварийных ситуаций.

 Иногда метла передавалась по наследству от ведьмы старшей к ведьме младшей. У Фиби была Грейс, метла ее бабушки, доставшаяся ей после смерти Теклы. Но получила девушка ее, так сказать, неофициально. Дело в том, что в день совершеннолетия старшая ведьма, если она решила даровать свою метлу, должна была вписать имя молоденькой ведьмочки в права и страховку. А так как к тому времени, когда Фиби исполнилось восемнадцать, Теклы Морган уже не было в живых, да и сама внучка находилась неизвестно где, никто не позаботился о том, чтобы Грейс по всем правилам перешла к новой хозяйке.

Когда год назад девушка вернулась в Гленбахат, ей уже было двадцать два, и у нее не было ни кондорика за душой, чтобы провести эту немудреную процедуру. В итоге страховка была давно просрочена, а права выписаны только на имя Т. Морган. Но Фиби продолжала летать на метле, как ни в чем не бывало.

Грейс была отличной метой. Послушная, преданная, исполнительная. Они никогда не превышала скорость, летала по правилам и выполняла все приказы хозяйки. На рукояти крепилось детское кресло, сделанное специально для Горация. Фиби целый год бессовестно эксплуатировала ее, не волнуюсь быть пойманной воздушной полицией, контролирующей движение ведьмаков-ездоков по небу.

Но совсем недавно попалась из-за своей добросердечности.

Пролетая как-то вечером мимо спящих домов, Фиби случайно заметила открытое окно на верхнем этаже одной многоэтажки. Там в темной комнате без ночника крохотная девочка не старше пяти лет плакала в своей кроватке. Ее родители ушли на вечеринку, оставив малышку дома. Проснувшись посреди ночи, девочка была напугана и громко плакала.

Фиби не могла пройти мимо. Она припарковала Грэйс, сама взобралась на подоконник и поприветствовала малышку. Девочка тут же перестала плакать и удивленно взарилась на девушку.

- Кто ты?

- Певица, - пояснила Фиби.

- И что ты поёшь?

- Песню.

Фиби разместилась удобнее на подоконнике, сложила ногу на ногу, подтянула свои полосатые чулки до колен и запела тихим мелодичным голосом:

- Звезды спят на крыше,

Дети спят в кроватках.

Рыжий кот Мурлыка вышел на карниз…

Ей удалось усыпить малышку. Весьма довольная собой Фиби собиралась вернуться на метлу, но, повернувшись на подоконнике, увидела представителя воздушной полиции на мини дирижабле, с любопытством наблюдавшего за ней. Интересно, давно он тут находится?

В итоге выяснилось, что у ведьмы давно просрочена страховка, а бравый капитан полиции был вовсе не глуп и легко подметил, что Т. Морган, числившаяся в правах, вовсе не Ф. Морган. Также мужчина был силен духом и не поддался под обаяние девушки и ее ведьменские чары, и Грейс была отправлена на штрафстоянку из-за неправильной парковки. А оттуда в метельную, главную базу для ведьменских метел, где летающие аппараты дожидались, пока их такие вот нерадивые хозяева выкупят, заплатив штраф - десять кондориков. У Фиби не было в запасе и пары, поэтому выкупить Грейс из плена она не могла.

 

- Знаешь, что говорит мой гороскоп на сегодня?

Фиби сложила пополам "Лунный крохаль", вошла в комнату, уселась на кровать и посмотрела на Горация, сидевшего в кресле-качалке. Бассет надел на нос очки и укрылся клетчатым пледом. Девушка подумала, что ему еще бы чепчик на голову и спицы в лапы, и поучилась бы отличная бабушка. Пес посмотрел на нее со смесью насмешки и безразличия.

- Так вот, - продолжила ведьмочка. - Мой гороскоп обещает мне сегодня ценное приобретение.

Уголок губ Горация пополз вверх.

- Надеюсь, это означает, что с неба нам упадет мешок кондориков?

От Фиби не ускользнул сарказм в его голосе, и девушка закатила глаза.

- Ну, какой же ты, скептик, Гораций. Между прочим, это как раз объясняет твой гороскоп, так как ты по знаку бородавочник, а они все нигилисты.

- Нет, ну, это уже ни в какие ворота не лезет, - прыснул пес. - Два оскорбления за день: сначала "живность", теперь "бородавочник".

- В отличие от меня, - не обращая внимания на его брюзжание, продолжила девушка, - ведь я по гороскопу венценосная ослица и оттого весьма любознательна.

- На мой взгляд, определение "венценосная" в отношении тебя лишнее, - парировал глубоко оскорбленный бассет.

Но Фиби уже не слышала его, находясь глубоко в своих размышлениях. Она навалилась на спинку своей скрипучей кровати, сняла с уха карандаш и в привычной манере стала его покусывать.

- Знаешь, Гораций, - размышляла вслух девушка, - я тут недавно, пролетая над районом Канареек, возле центральной площади в аккурат на крыше кофейни "Рендель" видела метлу…

Девушка перевела взгляд на пса, но глаза ее были затуманены.

- Она ведь наша…и бесхозная.

- О, нет! - испуганно воскликнул Гораций, прочитав ее мысли.

- О, да!

- Нет-нет-нет-нет.

- Да-да-да-да.

- Даже не смей!

- Ну, почему?

Бассет чуть не поперхнулся собственной слюной. Она, в самом деле, это спрашивает?

- Ну, хотя бы потому, что это незаконно.

Фиби закатила глаза и махнула рукой.

- Не будь ханжой, Гораций. Я год летала на Грейс без прав и с просроченной страховкой, и ты не особо возмущался по этому поводу.

- Если я не высказывал это вслух, не значит, что не был против.

Пес спрыгнул с кресла и прошлепал по комнате к кровати, ступая своими широкими лапами-блюдцами. Он задрал голову и сердито посмотрел Фиби в глаза.

- Тебя в тюрьму посадят за кражу, - возмущенно произнес он.

- За что? Говорю тебе - она ничья!

- Откуда тебе знать?

- Да я неделю за ней наблюдала. Будь метла чья-то, не валялась бы на крыше без дела. Наверное, ее хозяин умер или того хуже - бросил ее.

В ее глазах сверкнул озорной блеск, который так не любил верный пес. Всегда - абсолютно всегда - это блеск означал: жди беды. Гораций попытался успокоить свою хозяйку, но Фиби было уже не унять.

Если бы девушка прочитала свой гороскоп в "Золотых песках", гласивший: сегодня ваш день будет насыщен опасными событиями, воздержитесь от любых мероприятий, она возможно и задумалась. Но Фиби не выписывала этот журнал.

Девушка отбросила подушку, которую сжимала в руке и спрыгнула с кровати. В два шага она пересекла комнату и распахнула дверцы старого дубового шкафа. Она нырнула внутрь, и тут же на пол одна за другой полетела одежда.

- Что же мне выбрать? - весело рассуждала ведьма. - В конце концов, не каждый день воруешь метлу.

Гораций последовал за ней и встал возле шкафа.

- Одумайся! Что ты творишь?

Из-за двери показалась веселая физиономия Фиби.

- А что ты еще предлагаешь? Единственное место, куда я могу устроиться в ближайшее время, - это официанткой в "Конь-Огонь", а до него без метлы, как до луны пешком.

- Весь мир ездит на общественном транспорте.

- Мы оба знаем, что мне это не по карману, - ответила Фиби и снова скрылась в дебрях безразмерного шкафа.

- Но как ты собираешься летать на ворованной метле? - не унимался Гораций.

- Ночами, конечно, и по утрам. Ты же знаешь, что все рестораны работают допоздна.

- А где ты ее будешь парковать?

- Я думала об этом. - На дверце шкафа повисла облегающая матроска, отчего дверь слегка накренилась. - Лучше всего будет прятать ее в дымоходе. В любом ресторане ведь есть камин.

- А если в нем разожгут огонь?

- Исключено. На дворе лето.

- Последний месяц.

- До начала отопительного сезона еще два месяца, а значит, у меня полно времени найти другую работу.

Фиби захлопнула двери шкафа и предстала перед бассетом в новом образе. На похищение метлы девушка надела черные ласины, того же цвета короткую кожаную юбку, а дополнила такой комплект сине-белой матроской. На ноги она обула серые макасины и собрала длинные волосы в пучок.

- Ну, как я тебе? - Она поставила правую руку на бок и отставила левую ногу в сторону.

Гораций, привыкший к экстравагантным нарядам своей хозяйки, лишь сердито покачал головой.

- Отвратительно, - констатировал он и снова взобрался в кресло. - На небо луна взошла. Куда ты на ночь глядя?

- Темнота - друг воров, - пошутила девушка и услышала в ответ лишь сердитое фырканье.

- А выходить, как собираешься? Клянусь, госпожа Ля’Жук ночует под нашей дверью.

- По водосточной трубе.

Фиби подошла к окну, распахнула ставни и взобралась на подоконник. Гораций не мог справиться с охватившим его беспокойством. Ну, почему, ну, почему эта упрямая девчонка никогда его не слушает? Ведь он же ради ее блага старается.

- Ветер в ягодицы! - злобно прошипел он вслед.

- А вы хамите, маэстро, - отозвалась ведьма и осторожно переместилась с подоконника на водосточную трубу, а затем с диким визгом скатилась вниз и шлепнулась на асфальт мягким местом.

Бассет зацокал языком:

- Рассказывать басню глухому ослу[3], - ядовито произнес он, а затем поправился: точнее, венценосной ослице!

 

Квартал Канареек был центром Гленбахата и исторической частью города. А соответственно, здесь находились самые красивые дома, самое дорогостоящее жилье и скопление всевозможных лавок, магазинчиков, контор и ресторанов, которые буквально лепились друг на друге.

Фиби любила гулять здесь, хотя ее финансы иного ей и не могли позволить. Но раньше, будучи еще ребенком, они с бабушкой часто отоваривались на центральной улице района в "Волшебной Лавке Одетты", где все ведьмы Гленбахата запасались ингредиентами для своих снадобий. Или в булочной у пекаря Макарио, продававшего самые вкусные шанежки в мире. Заходили в парикмахерскую к сестрам-близнецам Махри, которые тараторили без умолку и накручивали бабушке Фиби крутые букли.

Здесь не было асфальта - кругом брусчатка или камень. И даже в такое время суток этот район бодрствовал. Туда-сюда ездили машины и омнибусы, гуляли пары, вывески витрин пестрили неоновым светом. Где-то играла музыка, раздавались сотни голосов.

Фиби, оглушенная работой бешеных сверчков, сговорившихся этой ночью устроить концерт для случайных слушателей, с третьей попытки взобралась на крышу кофейни "Рендель", которая до недавнего времени именовалась "Крендель", пока последний шторм, пришедший с северных островов, не оторвал начальную букву названия и унес в неизвестном направлении. Заведовал кофейней старый Химиш, бородатый пузан с глазами разного цвета.

Благо это было всего лишь одноэтажное здание, а на заднем дворе никого не было. Поэтому ведьмочка хоть и с большим трудом, цепляясь за выступавшие кирпичи в стене и оконные ставни, вскарабкалась на крышу.

Сев на угол и отряхнув свою одежду, девушка тут же заметила метлу, лежавшую все на том же месте, в противоположной стороне крыши. Фиби не поверила своей удаче. Метла действительно была волшебная. Даже отсюда ведьма чувствовала ее силу.

Медленно поднявшись на ноги и осторожно ступая, чтобы не спугнуть, девушка приблизилась к колдовскому транспортному средству. Метла тут же вскочила и встала по стойке "смирно". Будь на месте Фиби кто-то другой, метелка не двинулась бы с места. Но в девушке она почуяла  мага и напряглась, чем сильнее обрадовала ведьму, убедившуюся в своей правоте.

Эта была отличная метла: крепкая, большая, с позолоченной фиксурой. Фиби охватила приятная дрожь. Она присмотрелась и увидела надпись на держаке "Дейзи". Так звали метелку. Но девушку неприятно удивил тот факт, что имя ее было на рукояти выжжено. Настоящее варварство со стороны хозяина. Грейс имела наклейку, некоторые ведьмаки писали имена своих транспортных средств красками. Но чтобы причинить боль метле, выжигая ее имя огнем, это было верхом цинизма и бессердечия.

Девушке стало невероятно жалко Дейзи. Неудивительно, что она лежит здесь неделю без дела. Должно быть, сбежала от хозяина-самодура.

- Дейзи, - ласково произнесла Фиби и сделала еще один шажок в ее сторону.

Метла слегка подскочила на месте и склонила рукоять в бок, явно удивленная, что эта странная особа знает ее имя.

- Дейзи, детка, не бойся меня, - ведьма успокаивала ее мирным голосом, принуждая поверить ей. - Я не причиню тебе вреда, лишь хочу подружиться с тобой.

Метла сделала прыжок назад и ощетинила прутья. Боится, догадалась девушка и приказала себе не торопиться.

- Дейзи, посмотри на меня. - Фиби развела руки в стороны. - Неужели, ты думаешь, что я могу причинить тебе вред? С моими-то размерами. Да ты же меня на целую голову выше.

Девушка попыталась пошутить, но поняла, что это не подействовало на взволнованную метелку. И ведьма решила действовать хитростью.

- Ну, хорошо. Перейду сразу к делу. У меня к тебе есть рационализаторское предложение, - деловито заявила она. - Ты, насколько я понимаю, бесхозная. Ведь так?

Дейзи не двигалась пару секунд, видимо, что-то обдумывая, а затем качнулась пару раз в знак согласия.

- Отлично. А я, как видишь, тоже без деревянного коня. Так почему бы нам не посотрудничать?

Метла сразу выпрямилась.

- А почему нет? - удивилась Фиби. - Я не такая, как твой бывший хозяин. Я не буду мести тобой двор, выжигать твое имя на рукояти, и вешу я не больше пятидесяти килограммов, то есть меня легко носить на себе.

Дейзи никак не отреагировала на ее слова.

- А лучше торчать здесь? - пошла в наступление ведьма. - Мокнуть под дождем и трястись, обдуваемая всеми ветрами? У меня, как-никак, есть квартирка, небольшая, но своя. Тебе у меня понравится.

Дейзи наклонилась в бок, явно раздумывая над ее предложением.

- А чего сомневаться? - надавила Фиби. - Со мной ты получишь дом и регулярные полеты в небе. И у меня есть горячий душ, тепло от камина и…веник…

При волшебном слове "веник" метла сразу встрепенулась и выпрямилась в струну. Ведьма подавила усмешку и медленно приблизилась к Дейзи. Шепча ласковую белиберду, девушка коснулась рукой рукояти и погладила метлу по деревянной ручке.

- Молодец, Дейзи. Хорошая девочка. А теперь пусти меня себе на спинку.

Фиби обхватила обеими руками рукоять и закинула одну ногу, чтобы взобраться на нее. И в этот момент Дейзи взбрыкнула, прыгнула и вместе с ведьмой, вцепившейся в нее, взмыла ввысь. Причем так быстро и резко, что Фиби не успела ничего сообразить, как оказалась в небе, болтая ногами в хаотичном порядке. Завопив, как резаный поросенок, девушка вцепилась в метлу мертвой хваткой, с трудом соображая, что находится в небе высоко над крышами домов.

- Дейзи! - испуганно закричала Фиби. - Ты что творишь? Совсем сдурела? Немедленно вернись на место.

Но метла совсем не обращала внимания на ее крики, как и на тот факт, что ее нынешняя хозяйка болтается в воздухе, словно воздушный змей, и двигалась на огромной скорости в известном только ей направлении.

Бешеная метелка. Наверное, бывший ездок избавился от нее, потому что неуправляемая! Небось, сейчас не нарадуется, что выбросил.

Фиби еле заставила себя замолчать и не вопить как чокнутая чайка, парившая над городом. Силы оставляли ее и еще минута и она полетит топориком вниз на землю. Жажда жить заставила ведьму бороться. Подтянув ноги к голове, девушка обхватила ими рукоять и попыталась вскарабкаться на метлу. Резинка слетела с волос, и огненные локоны разметались в воздухе.

- Ничего, - выдавила Фиби сквозь зубы, крепче прижимаясь к Дейзи. - И не таких объезжали.

И хотя эта была бессовестная ложь - Грейс была не смелее ягненка, летала всегда спокойно и размеренно, соблюдая все скоростные режимы, - но бесшабашной метелке этого знать не обязательно.

Почуяв, что ее пытаются оседлать, коварная метла стала брыкаться и извиваться в небе.

- Дейз…Дз…Дейзи… прекрат…переест…А-а-а-а-а!

Последний раз она так сильно тряхнула, что Фиби не удержалась, соскользнула и с диким криком полетела вниз. Но негодница Дейзи тут же направилась за ней, и когда Фиби была уже недалеко от земли, скользнула под нее и вместе с наездницей взмыла к небесам.

Девушка, вцепившись трясущимися руками и ногами в метелку, обзывала ее последними словами.

- Мерзавка! Негодяйка! Пройдоха! Убийца!

Сердце колотилось бешено, глаза наполнились слезами от встречного ветла. Только несколько минут спустя немного успокоившись, ведьма, как обычно, уселась на метлу и стала управлять полетом.

- Спокойнее, Дейзи, помедленнее. Вот так, молодец, девочка. А теперь поворачивай. Мы летим в район Лилий.

И метла послушалась. Сделав в небе мертвую петлю, к которой девушка уже была готова и спокойно перенесла ее, Дейзи развернулась и направилась в бедный район города.

Секунды текли медленно, и с каждым новым мгновением Фиби ощущала невероятную радость от полета. Никогда до этого она не летала с такой скоростью. Дейзи хоть и чокнутая, но свою работу знала. Грейс была идеальной метлой, но подходила больше для пожилых леди, таких как Текла Морган, а вот Дейзи - это метла для молодежи…для Фиби.

Ветер гулял в волосах ведьмы, луна освещала им путь, и девушка испытывала такие же невероятные ощущения, как тогда, когда в первый раз села на метлу.

Дейзи стала медленно снижаться, и Фиби уже могла ногами задевать крыши домов. Они пролетали над районом Фортуна. Он назывался так из-за численного пребывания там джентльменов удачи. Это была настоящая дыра, притон всех бандитов Гленбахата. Здесь находись игральные клубы, публичные дома, кабаки. Улицы кишели бродягами, проститутками, вышедшими на работу,  пьяницами, валящимися в лужах прямо посреди дороги. И стояла такая вонь, что слезились глаза.

Оказаться в этом районе приличному человеку даже среди белового дня было опасно, не говоря уже про глубокую ночь. Но Фиби не боялась. Она была высоко над землей, верхом на метле. Вряд ли здешние забулдыги были в состоянии задрать голову, чтобы увидеть в высоте девушку, пролетающую над городом.

Они почти минули Фортуну, как вдруг из одного темного проулка послышались несколько мужских криков, а один приглушенный стон. Дейзи замерла и повисла в воздухе. Фиби была так удивленна такой резкой остановке, что озадаченно уставилась на метлу. Та слегка повернулась в сторону в направлении переулка. В свете полуразбитых фонарей, ведьма разглядела три крупные фигуры, склонившиеся над одной. Тот, на кого напали бандиты (а это определенно было нападение), был в два раза крупнее разбойников. Но справиться сразу с тремя было крайне трудно. Мужчина полусидел, полулежал, навалившись на грязную каменную стену, пока мерзавцы пытались лишить его кошелька и жизни.

- Эй, Дейзи, ты чего? - испуганно прошептала Фиби. - Неужели ты хочешь…?

Но не успела девушка опомниться, как метла сначала медленно, но уверенно, а затем все быстрее направилась в проулок. Ведьма попыталась ее остановить, зажав ногами держак и потянув на себя, но метелка не поддалась. Перепуганная донельзя Фиби не знала, что ей делать.

- Стой, Дейзи. Не смей. Я, конечно, альтруист, но не до такой же степени. Мы не будем никого спасать. Нет, Дейзи! Нет! Дейзи-и-и-и-и-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

С диким криком и на огромной скорости Фиби влетела в проулок, прямо на стоявших там мужчин. Услышав бешеный вопль, они дружно повернулись и, оказалось, правильно сделали.

Метла, выбрав главным врагом того бандита, что стоял ближе к ней, развернулась и стала дубасить его прутьями по голове. Фиби скатилась вниз и, чтобы не упасть, ухватилась руками за кончик рукояти и повисла в воздухе. От сильной тряски ее болтало вверх-вниз. Не в силах остановиться, девушка продолжала вопить.

Бандит согнулся, закряхтел и попытался прикрыть голову руками. Двое оставшихся, раскрыв рты, изумленно таращились на своего товарища. Краем глаза девушка заметила, что мужчина, которому минуту назад угрожала смерть, воспользовался отвлеченностью бандитов и одним махом крепкого кулака лишил одного разбойника сознания и схлестнулся в драке со вторым.

Дейзи продолжала со всей мощи метелить третьего нападающего, хотя со стороны это выглядело, словно Фиби бьет бандита по голове метлой. Разбойнику удалось вырваться, он схватил метлу за прутья, раскрутил и оттолкнул от себя. Фиби волчком полетела в сторону, но в полете ударила бандита ногами со всей силы. Тот пошатнулся и упал на землю без сознания, а девушка отлетела к стене, ударилась головой и сползла на грязный асфальт. Последнее, что она увидела, перед тем, как ее поглотила тьма, что мужчине удалось отправить отставшего разбойника в нокаут.

 

Гейб Уэстмор был ошеломлен. Меньше всего он ожидал, что спасение от верной гибели к нему придет от девчонки. Когда он уже попрощался с жизнью, под бешеный крик в подворотню влетела ведьма или колдунья (Гейб ничего в них не понимал) и помогла ему справиться с нападавшими.

Он обзывал себя последними словами за то, что рискнул побывать в этом райончике ночью. Но, слава Богу, все обошлось. Мерзавцами теперь займутся правоохранительные органы, а Гейбу следует заняться своей спасительницей.

На непослушных ногах он побежал к лежавшей у стены девушке и сел рядом с ней на колени. Малышка была без сознания. Гейб аккуратно взял ее за голову и положил себе на колени, пытаясь в тусклом свете разглядеть ее лицо.

Мужчина поразился, насколько девочка была молода, совсем еще ребенок, не старше двадцати. Ее волосы были словно обжигающий огонь, молочная кожа сияла свежестью, на круглых щечках горел румянец. Девушка имела некрупные черты лица и совсем меленькое тельце. Натуральная крошка, подумал Гейб, не выше ста шестидесяти сантиметров с очень хрупкими косточками.

Как же она попала в этот район? Шлюха? Нет, одета прилично и личико совсем не искушенное. Может, такая же безрассудная, как и он? Похоже на то. Зачем она решила ему помочь?

На эти вопросы Гейб не успел получить ответы, так как девушка пошевелилась и поморщилась, а затем открыла свои глаза, и мужчина потерял дар речи. Они были самого невероятного цвета, которые он только видел. Воистину желтые! Нет - горчичные, цвета старого золота с зелеными искорками. Потрясающе! А главное - просто огромные, так, что занимали пол-лица.

Гейб был настолько поражен, что первое время не мог произнести ни слова, пока его спасительница, нахмурено, уставилась на него, огляделась по сторонам, потом снова посмотрела на мужчину, и в ее глазищах сначала появилась ясность, а потом еще миллионы чувств, одним из которых был страх. Видимо, малышка приняла его за одного из бандитов, так как испуганно отпрянула и попыталась отползти в сторону.

- Нет-нет, - Гейбу наконец удалось прийти в себя от первоначального шока, и он попытался успокоить девушку. - Меня не надо бояться. Вы спасли мне жизнь, и я вам так благодарен…

Он не успел договорить, так как ведьма коснулась рукой своей метлы и вцепилась в ее конец, та встрепенулась, видимо, тоже пробудившись от потрясения, ощетинилась и резко вскочив, взмыла ввысь с девушкой на хвосте. Гейб с раскрытым ртом смотрел им вслед.

 

Последнее, что услышала Фиби, когда, протаранив окно своей квартиры, под собственный крик и звон разбитого стекла врезалась в стену комнаты и второй раз за день потеряла сознание, был ворчливый голос Горация:

- Нет для смертных преград земных! Безрассудная же дурь на небо просится[4].

 



[1] Гораций.

[2] Гораций

[3] Гораций.

[4] Гораций.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям