0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Подписка » Кедровая Дикарка » Отрывок из книги «Кедровая Дикарка»

Отрывок из книги «Кедровая Дикарка»

Автор: Морева Софья DRACON

Исключительными правами на произведение «Кедровая Дикарка» обладает автор — Морева Софья DRACON . Copyright © Морева Софья DRACON

Глава 1

Попаданка.

Ай, да находка

 

Уф! Фр! Ветки, тонкими длинными иголочками нещадно хлестали по лицу, пока на пути не встретилась более-менее толстая ветвь, способная выдержать вес юного тела. И слава Великой Артумэль, невероятное падение закончилось. Куда меня угораздило? Не очень-то удобно между прочим. В первую очередь проверила наличие чудного камушка на шее. Даже не представляла, что могло бы быть, узнай мама, что я его без спросу стащила да еще и потеряла бы на какой-нибудь ёлке. Где собственно я сейчас и находилась. Только убедившись, что морион на месте, легонько потерла исцарапанные лицо и руки и попыталась осмотреться. Понять, где нахожусь, сразу не удалось. Холодно. Длинные иглы громадной пушистой ёлки, а если быть точнее, то кажется сосны, щекотались и кололи в бок, а мерно кружащиеся большущие снежинки веселились, тая в струйке морозного дыхания. Да, красиво! Сидела тут на дереве и любовалась красотами заснеженной округи, вместо того, чтобы соображать, каким образом меня сюда вынесло? Что поделать, зиму я любила с рождения. Часто сбегала порталом в Ледяную Империю, если не было терпения ждать очередного холодного сезона у деда в Дивной Долине. Что касалось родного замка в Огненных Песках – так там снега вовсе не бывает. А в Империи – вечная зима, бесконечная снежная сказка.

Так, полюбовалась и ладно, холодно все ж, а я тут щеголяю в летнем легком наряде, состоящем из брюк и туники с рукавами до локтя. Вот скажите, как можно было умудриться взгромоздиться на ёлку при моих-то способностях перемещения? Даже будучи сопливым птенцом, открывать портал и выходить из него по-королевски, было не проблемой. Природа наградила полезным даром, что греха таить. Мало кто из юных драконов мог похвастаться подобным, когда в десятилетнем возрасте уже знала все тонкости этой науки. Но сегодня, наработанные годами навыки, решили взять выходной, раз уж здесь и сейчас сидела на макушке дерева. Да вот еще новость, при попытке пошевелиться, левая нога не по-детски отозвалась дикой болью. Ушиб? Не похоже. Кровь на штанине заставила обратить толику внимания. Закатав предмет одежды до колена, были обнаружены одни царапины и большущий выпуклый синяк, просвечивающий под кожей. Ладно, ерунда, что значит для дракона легкое повреждение, сущие пустяки. Магические особенности крови быстро найдут и устранят все телесные изъяны. Другими словами, драконья кровь творит чудеса, не зря ж ее именуют эликсиром жизни. Да, да именно так, при правильном подходе она могла и воскресить.

Еще раз осмотрелась. Кругом белая гладь, под ёлкой такая же снежная полоса дороги, вдоль которой красовался густой сосновый лес. В данный момент хотя бы определить, куда меня занесло, может вестника удастся отправить за помощью. Если учесть, что дома у деда в Дивной Долине, где ярко выражены все четыре времени года - лето, то в сложившейся ситуации зима могла быть только в Ледяной Империи. Правда, время суток не совсем совпадало. Я что полдня перемещалась, коли здесь уже не за горами глубокий вечер? Кстати о горах, в Ледяной их не мало. У меня ж перед глазами ветки, иголки, сквозь которые местами проглядывал горизонт. Впрочем, выбросить меня могло где угодно, даже за пределами гор. В любом случае это не столь далеко от Дивной, вестника отправить допустимо.

Так, что с магией? Это мне уже не нравилось совсем, на отчаянный призыв магия воздуха молчала. Более того, от рождения родная и самая развитая водная стихия во мне не обнаруживалась вовсе. Так, Эрристасия, без паники. Военных действий в мире не было, охоты на драконов не объявляли, тем более на особей королевских кровей, значит - это просто спонтанный сбой пространственного перемещения. Да, но куда девалась магия? Это что, розыгрыш? Ага, Любарр решился на подобную шутку? Ему редко удавалось совладать со своими порталами, вот и мне решил подпортить. Ну, я ему устрою, как только вернусь домой. Всю гриву выщиплю. Ха-ха-х, нет, лучше тайком волосы остригу, посмотрим тогда на него, как магии-то поубавится, а вместе с ней и наглости. Невольно ощупала свои собственные. Естественно, легко заплетенная коса длинных волос, некогда аккуратно собранная на затылке, была испорчена напрочь. В прядях безнадежно запутались хвоя и капельки замерзшей, но все равно липкой смолы, откуда только взялась в морозы-то, одним словом, взлохмаченная шевелюра спуталась. Да, шикарно я сверзилась. Может он мне какой магический блокатор подсунул или наоборот усилитель, чтобы подальше отправить? Пошарив в карманах, ничего не нашла. Нет, о чем это я, он не сделал бы мне ничего плохого, только не Любарр. А если и пошутил, то скорее всего не рассчитал силы, друг определенно вскоре придет за мной.

Чего я тут расселась, нужно всего-то сменить ипостась, распустить крылья и лететь домой. Только эта оптимистичная мысль посетила голову, как волосы на затылке медленно зашевелились в попытке встать дыбом. Задери меня крыклов! Я не чувствовала связи с собственным драконом, то есть куда девалась вторая ипостась? Я потеряла крылья? Такое случается при колоссальных затратах магии, но не в моем случае. Чтобы потратить все запасы магии, да плюс подпитку от второй ипостаси даже не знаю, насколько масштабными должны были быть затраты. Да я не просто портал открыла бы, на эти резервы можно весь мир дважды, нет, пять раз облететь. Как минимум спасти умирающего не прибегая к помощи эликсира жизни.

Надо было что-то делать. Слезать? Как, если нога отказывалась работать и при малейшей попытке шевельнуть отзывалась дикой болью? Сидеть здесь? Замерзну вскоре - это очевидно. Я конечно водный дракон, температура моего тела в разы ниже привычной человеческой нормы, но все ж не ледяной и даже не снежный эльф. На снегу спать не могу. С тяжелыми думками в голове, о том, как бы максимально безболезненно спуститься с ёлки, встретила взглядом некое черное пятно далеко на горизонте, в самом начале заснеженной дороги. Это был реальный шанс спастись. Как могла, заерзала на ветке, через не могу чудом переползла на соседнюю, ближе к дороге, взглянула на горизонт и обнаружила приблизившееся пятно. За столь короткое время оно быстро переместилось, стало заметно разборчивее и издавало странные рычащие бесперебойные звуки. Немного погодя поняла, что пятен два. Я уже заранее прокашлялась, приготовившись кричать во все горло. Кто бы там ни был, должен помочь. Рык со временем усиливался по мере приближения, а когда до ёлки оставались считанные метры, неожиданно резко перехотелось звать на помощь. То, что увидела, было непередаваемо, необъяснимо.

Человеческая фигура, закутанная весь с ног до головы в теплые одежды с меховой отделкой, сидела на каком-то жутком рычащем монстре со светящимися щелями больших глаз и управляла им, ухватившись обеими руками за прямые торчащие широко в стороны длинные рога. Вместо лап или ног по бокам у этого монстра было нечто, напоминающее широкие полосы и вращающиеся, позволяя чудищу не проваливаться в рыхлый снег. Ну, а спереди у него что-то вроде плоских досок, легко скользящих по снегу - наподобие тех, что используют люди в Ледяной Империи. Вот так диво дивное. Казалось бы, все в своем мире знала, но такое видела впервые.

Широкоплечий человек, управляющий животным наверняка очень силен. У него и фигура внушительных размеров. Второй неизвестный был ниже ростом и не отличался могучим телом, но, судя по всему, не менее силен, так как восседал на аналогичном звере.

Люди были все ближе и ближе, рык громче и громче, я аж замерла, притаившись в редкой кроне. Чуть ли дышать не перестала. И в самый кульминационный момент, когда наездники с жутким ревом должны были проехать под моей ёлкой, ветка предательски хрустнула. Я всем телом вздрогнула от неожиданности, потом еще раз от резкой боли в ноге и с визгом полетела вниз…

 

*****

Мороз крепчал. Лесник со своим напарником весь день объезжали подведомственные владения и к вечеру, встретились в обозначенной точке, чтобы вместе со спокойной душой возвратиться домой. Хотя бы сегодня им не попалось ни одного браконьерского капкана, это уже маленькая победа и одновременно радость. Леснику было особенно приятно, что в его лес побаиваются лишний раз заглядывать нарушители закона.

- Ни одной. – Помощник констатировал факт отсутствия ловушек на прочесанном участке, когда снегоход наставника прибыл и замолчал.

- У меня тоже, – весело заявил лесник, слезая и осматривая толстенный ствол ближайшей лиственницы.

- Черт, как тебе это удается?

- Знаешь, когда ты обзаведешься собственной территорией, также будешь следить за лесом, - хитро и вместе с тем по-доброму улыбался молодой лесничий, с любовью поглаживая кору старой знакомой. Не раз он останавливался здесь в ее тени, спасаясь от летнего зноя. И вообще это, пожалуй, была самая старая лиственница на территории. Что-то за три сотни лет.  – В особенности, если это заповедное место.

- Согласен, - немного грустно отвечал помощник, - Но я не очень-то горю желаем съезжать. Я здесь привык уже, можно сказать прикипел. – Парнишка разворачивал свой снегоход к дороге и уклонялся от взгляда старшего, ожидая команду заводить мотор.

- Не раскисать. – Крепкий плечистый лесной хозяин потрепал друга за рукав пуховика, - Это на первый взгляд всегда так кажется, что тяжело уезжать, а потом привыкнешь и к своему лесу. Полюбишь всей душой, каждый кустик, каждое деревце, да практически каждую животинку будешь в лицо узнавать. Как птенец, выпорхнешь из гнезда и вперед, во взрослую жизнь.

Лесник Ярослав и сам-то не больно старый, тридцати лет отроду, но более молодого собрата научал, как умудрённый опытом старец. Когда-то и его аналогично учили: академия, магистратура, практика, аспирантура, наставничество и так далее. Правда в наставниках у него был действительно старейший из лесников и, наверное, мудрейший. Столько разных тонкостей и подводных камней в этой нелегкой профессии показал. И теперь лесник старался передать все богатство знаний, которым сам владел, своему помощнику.

- Ну, что, пора по домам? Заводи! – задорно скомандовал Ярослав.

Снегоход напарника тут же отозвался диким ревом.

- Женёк, ты когда глушак подшаманишь-то, а? – Лесник зажмурился от оглушающего рева, эхом отражающегося от стволов деревьев. – Всех зверей пораспугаешь. Еще медведей мне тут разбуди, самолично будешь нянчить, это я тебе обещаю.

- Да я… Да времени не было совсем… – Начал было оправдываться Женя.

- Маруська? – Ярослав изумленно изогнул бровь, улучив помощника в попытке соврать.

- Угу, - тяжело выдохнул парень.

- Ладно уже, поехали. – Он махнул рукой, трогаясь в путь, взметая струйки снега снегоходом. В отличие от транспортного средства ученика, его снежный конь работал исправно, тихо, как часики. А вслед за ним несся и ревел на всю округу Женёк.

Ярослав всю дорогу размышлял над вопросом: Женя плюс Маруся. Откровенно говоря, он был рад за товарища, но и вместе с тем беспокоился. У самого-то до сих пор не сложилось личной жизни. Не то чтобы не засматривался на девчонок, да и вниманием слабого пола не был обделен, просто крайне редко кого-либо допускал в свою жизнь. И старался не привязываться, боялся. Именно боялся за жизнь будущей жены. Особенно остро эта проблема почувствовалась, когда его назначили в таежный заповедник. Браконьеров пруд-пруди, все отпетые головорезы, убьют и не заметят. Когда отвечаешь сам за себя, то намного легче справиться с преступностью, ни от кого не зависишь, не имеешь слабых сторон. Все просто, никто не украдет твою жену или детей, не станет угрожать и тому подобное, если у вас нет жены. Прямо как в известной песне из кинофильма «…с легким паром…». Об этом он не стал говорить юному помощнику, не хотелось портить парню любовь и впечатления молодых годков. Пусть пока, может со временем сам поймет, а кто знает, вдруг он вовсе из этой профессии уйдет. Так чего ради раньше времени разлучать молодежь?

За размышлениями Ярослав не замечал, как мимо проносились сугробы снега, мелькали елочки, лиственнички, ельники, в лицо бил снег. В вечерних сумерках и под пеленой разыгравшегося снегопада, они двигались вдоль пышного кедрового леса, когда прямо перед ним что-то рухнуло с высоченного дерева. Лесник еле успел вильнуть, засыпая снегом нечто, лежащее на дороге. Напарник и вовсе чуть было не наехал на бедолагу, но вскоре сориентировался и остановился подле. В первый момент Ярослав решил, что упала достаточно толстая и корявая ветка, потом темный скорченный силуэт на лесной дороге принял за медвежонка, но откуда ему тут взяться? Зимой бурые спят. И лишь подойдя ближе воскликнул:

- Ой ты, Господи! Чудеса… - слов просто не было.

По этой же причине молчал Женя, удивленно тараща глаза на человеческую фигурку. Судя по одежде, это была женщина. К слову, легкие брюки и туника прямо никак не соответствовали погоде.

- Сезон толкиенистов давненько прошел, - хмыкнул Женёк, оценивая одеяние под старину, с росписями и вышивками на подоле, манжетах и воротничке.

- Вот видишь, до чего довел твой орущий глушитель. Я говорил всех птиц и животных перепугаешь, - в шоковом состоянии, хихикнув, попытался пошутить лесник, но тут же посерьезнел и повернул найденное тело лицом вверх.

То действительно, оказалось, девушка совсем юная и была без сознания. Милое личико и кожа рук были исцарапаны, навскидку ветвями при падении, серые волосы, некогда собранные в длинную косу взлохмачены, жутко перепутаны.

- Ага, вот одна птичка-то и рухнула… - невесело отозвался Женя, уставившись на девушку, будто никогда людей не видел. И, похоже, в мужской голове зародилось столько мыслей и размышлений по поводу находки в летнем наряде посреди зимы.

При беглом осмотре обнаружились потеки непонятной ало-лиловой краски или жидкости на левой штанине рухнувшей «птички».

- Откуда она здесь? Это неспроста, – не переставал удивляться Женя, почесывая затылок.

- А мне, кажется, тут все ооо-очень серьезно, - протянул Ярослав, оценив взглядом высоту кедра и падение тела. Однако при этом под кедром ни следа, все идеально ровненько. Даже если учесть начавшийся снегопад, глубину следа от машины либо снегохода должно было быть видно. И при том человеческих следов аналогично не наблюдалось. Не с неба же она свалилась? Вертолет?

- Полицию? – тут же встрепенулся напарник, потянувшись за телефоном. – Думаешь, ее пытали? А может, насиловали, а затем убили и вывезли в лес? – У парня тут уже разгулялась бурная фантазия. Еще бы, любой насмотревшись телевизора и обычных новостей мог легко представить криминальные хроники, потому как хорошими известиями информационные программы ой, как редко блестали.

- Остынь, она еще жива. Как только не замерзла, уму непостижимо. – Лесник убрал руку с пульса девушки, - Хотя в принципе полиция, возможно, понадобиться, но не сейчас. - Он расстегнул пуховик, соображая, как одеть пострадавшую, но при малейшем маневре левая нога девушки повела себя странно. Она попросту свободно сгибалась во все стороны чуть ниже уровня колена.

- Кажется, у нее перелом голени, – тут же констатировал помощник.

- Ох… ты ж… Ну и дела, - выдал лесник закатывая штанину.

Кость голени, в самом деле, была переломана, повредив мягкие ткани. И вся голень перепачкана бурой, местами ало-лиловой липкой жидкой краской. Что это за жидкость разбираться было совершенно некогда. Ярослав, нахмурившись, бросил беглый взгляд на снегоход, похлопал себя по карманам, а потом, просветлев, стащил с шеи длинный теплый шарф:

- Как ты сюда попала? – бормотал он, пока туго перевязывал ногу несчастной. Затем с помощью Жени надел на пострадавшую пуховик, оставшись в теплом толстом свитере, поднял ее на руки, отметив совершенно маленький вес девчонки, и осторожно поместил на снегоход. – Даст Бог очнется, сама все расскажет.

Мужской пуховик был очень велик мелкой и хрупкой девушке, в него можно было с лихвой пятерых подобных ей вместить. Ребята же старательно укутали ее, как смогли.

- Замерзнешь, – беспокоился помощник за своего наставника, быстро раздеваясь и стягивая с себя аналогичный свитер.

- Нисколько. Ехать осталось всего ничего. Я человек горячий, да и за нею буду скрываться от встречного ветра. Вон, какая стена из пуховика получилась, – парировал мужчина, натягивая рукавицы, но предложение Жени надеть еще и его свитер решил принять. Все ж теплее будет. Мороз поди не южных широт.

Тут же загудели снегоходы и люди понеслись прямиком в домик лесника. Когда лесничие перешагнули порог, у Жени зазвонил телефон.

- Еду, уже скоро буду, - отозвался парень, пряча прямоугольник сотовой связи в карман.

- Давай, езжай, не то тебя твоя Маруська на веревки порвет, - улыбнулся лесник, внося девушку в дом. Домашняя рысь встретила ношу хозяина неприязненным фырканием и рыком.

- Фу, Снежка! Это друг. – Ярослав уложил девушку на диван и отогнал ощетинившееся и шипящее животное. Однако, Снежка не стала далеко уходить, лишь посторонилась к теплому камину и уселась на коврике.

- Тебе помощь нужна? – скорее предложил, чем спросил Женька.

- Да нет, в принципе, все, чем могли помочь уже сделали. Остается зафиксировать ее ногу и ждать завтрашнего дня, – успокоил его лесник.

- Хорошо, тогда до завтра. – Парень не стал спорить, а то Маруська подумает невесть что, разволнуется. - Полицию точно не надо? – еще раз решил спросить, чувствуя некую ответственность за такую находку.

- Нет, пока что. Давай, дуй домой, до завтра. – Ярослав закрыл дверь за ушедшим помощником и вернулся в комнату.

Вот отчего-то интуиция подсказывала леснику, что полицию в первую очередь не нужно вызывать, не смотря на всю загадочность находки и странные обстоятельства. Здесь легко могло случиться уголовное преступление, и все же внутренний голос был спокоен, не советуя беспокоить стражей порядка. Хотя может быть именно эта таинственность находки и подталкивала на соответствующие выводы. Но посмотрев с другой стороны, если все же придется обращаться к правоохранителям, то как доказать, где и в каком состоянии девушка была найдена? Что все это с ней проделал не ты? Плюнув на все рассуждения  здравого смысла Ярослав пришел к выводу: правильно, что не оставил ее там ждать приезда полиции, она бы давно замерзла, и теперь ей нужна помощь. Чем собственно мужчина и занялся.

От свалившейся «птички» еле уловимо пахло ландышем, будто бы девушка перед тем, как сверзиться с кедра гуляла по весенней цветущей поляне. Одежда незнакомки была мокрой из-за растаявшего снега, пришлось от нее избавиться, оставив лишь белье, наличие которого немного удивило Ярослава. У толкиенистов, либо там реконструкторов исторических эпох, все должно быть аутентично, а значит, современные блага цивилизации не шли ни в какие рамки. Выходит белье, по крайней мере, современная его форма, должно было отсутствовать. Вывод: девушка – не реконструктор. Да и ладно с бельем, пусть будет, так оно даже лучше, меньше смущало, решил Ярослав. Зато теперь без одежды можно было свободно обработать ранки и царапины. Первым делом лесничий вколол своей пациентке двойную дозу обезболивающего, справедливо рассудив: потеря сознания – не что иное, как болевой шок при падении. Ну, а потом перешел к остальному. Отдельная история с переломом. Ало-лиловая жидкость, которую поначалу принял за краску, сочилась прямо из раны. Сказать, что это кровь, значило признать собственное сумасшествие. Где ж видели у людей такую кровь? Но никакого другого вывода не приходило. «НЛО?», мелькнула шальная мысль. Да ну. Откуда здесь в таежной глуши ему взяться? Хотя по телевизору много говорили в последнее время о частых посещениях зелеными человечками нашего бренно голубого шарика. Практически месяца два-три тому назад они заявили о себе призрачными тарелками под Воронежом. Как знать, вдруг и в Приуралье заглянуть решили? Стараясь об этом не думать, мужчина обработал антисептиком распухшую голень, наложил повязку и туго перевязал, зафиксировав сухими толстыми прутьями - будет вместо гипса, а на завтра сделал заметку - посетить рентген кабинет. Главное, чтобы больная пришла в себя. «Скорую» вызывать при такой метели было просто бесполезно, все равно не проберется к заповеднику. Так что дальнейшим действием была обработка более мелких царапин, а потом больную, никак не согревающуюся, растер спиртом и заботливо укутал теплым пушистым пледом, не забыв натянуть на ноги шерстяные носки. Самое отличное средство при охлаждении безусловно банька, но при таком сложном переломе это исключено. Лесник почти на сто процентов был уверен в том, что девушка заболеет и не дай Бог, подхватит воспаление легких. Ее тело было просто ледяным, но ни намека на обморожение, и как только выдержала на таком морозе раздетая-то? Хоть бы все обошлось.

Снежка все это время следила за манипуляциями хозяина, но больше не шипела. Животное доверяло ему, и если было сказано «друг», значит, так оно и было. Позже, когда Ярослав сидел в кресле у камина с чашечкой чая и глядел на найденку, рысь позволила себе подойти к девушке, опасливо обнюхать и чуть ли не на коготках отступить обратно на коврик, поближе к родной лесной душе.

- Что такое? Пахнет весной? Согласен. Снежка, друг болен, ей сейчас нужен покой, а позже мы все узнаем о ней. – Ярослав погладил животное, от чего большая киса потянулась, зевнула, обнажая острые зубки, и начала тереться о хозяйскую ногу, требуя больше ласки.

- Откуда ты взялась в моем лесу? Кедровка… – прошептал лесник, в который раз сам себе задавая вопрос. В том, что она не из местных жителей близлежащего городка мужчина был практически уверен. Уж больно не походила на типичных сибиряков. Сборщиком шишек ее не назовешь, в самом деле, какой из нее шишкарь в таком прикиде, да и ни разу не сезон вообще-то. Туристка? Где снаряжение? Где товарищи? Ёхарный бабай, как взобралась на кедр, вот самая интересная задачка? Мужчина призадумался. Если не обнаружит поблизости лагерь туристов-любителей Сибири, вопросов возникнет еще больше. Ну, а пока анализировал полученную информацию.

На шее девушки имелся черный камень ограненный в виде удлиненного короткого, но толстого  карандаша, довольно крупного размера. Подобные пользовались популярностью в среде ведунов, шаманов, экстрасенсов и всяких потомственных целителей. Какими он там свойствами обладал или просто устрашал мнительных клиентов, лесник не особенно интересовался, но все ж больше придерживался второй версии. Это все, что он знал об этом аксессуаре. Тонкие пальчики украшали перстни с крупными зелеными и алыми камнями, явно не смахивающими на бижутерию, аналогичные зеленые капельки поблескивали и в ушах. Знать девица не из бедных. На груди девушки, чуть ниже ключицы слева красовалась аккуратная, словно выточенная татуировка дракончика с расправленными крыльями. Красивая картинка характеризовала мастера, нанесшего ее, как искусного творца. Таких, пожалуй, один на миллион, если не на всю страну. Ярослав невольно отметил и красоту ее обладательницы. Не смотря на длинные глубокие рдеющие царапины на лице, сделавшие кожу немного вспухшей, изящные черты никуда не девались. Маленькие слегка пухлые губки, аккуратный, чуть вздернутый носик, а черные длинные пушистые ресницы бесподобно сочетались с тонкой линией изогнутых бровей. Мужчина жалел, что сейчас не мог посмотреть в ее глаза, чтобы получить полную картинку, узнать их выражение, глубину и, конечно же, цвет.

Допив чай, лесник решил наполнить пустые пластиковые бутылки горячей водой и подложить их под плед, чтобы быстрее отогреть подопечную. А еще захотелось привести в порядок волосы Кедровки, как для себя он окрестил гостью, необычного серого оттенка, с которых уже добрые полчаса не сводил взгляд. Правда распутать их и освободить от растаявшей смолы не удалось, но Ярослав не растерялся, всего лишь немного укоротив прическу. Он посчитал это единственно верным решением, учитывая, сколько, может быть, девушке придется проваляться в постели. Лесник перенес невольную гостью в спальню на свою постель, во избежание ее второго падения только уже во сне, а сам устроился в гостиной на диване перед телевизором. Снежка проворно забралась на колени, не принимая во внимание недовольные вздохи хозяина и бурчание на счет ее немаленького веса и тут же замурлыкала. Против ее обаяния и ласкового взгляда Ярослав не мог устоять, позволив остаться, а мужская рука сама собою потянулась потрепать зверя и погладить.

 

Глава 2

Ледяной друг.

Дикарка

 

- Иллюбарр Колд Айсилар, - голубоглазый светловолосый мальчишка склонился и протянул руку, приглашая на танец.

- Эрристасия Флам Бруларри, - естественно я согласилась и мои пальчики коснулись прохладной ладони. Королевское воспитание не велело отказывать первому кавалеру на этом балу, будь то хоть самый заклятый враг. Танец – это же такое невинное предложение, да и при том кавалер был безоружен. В чем ни в коей мере не сомневалась, королевская охрана позаботилась, да и мои личные телохранители не дремали. Плюс родная сестрица – тот еще стражник. Уж от нее точно не спрятаться, не скрыться. Она замечательная, правда иногда излишний надзор надоедал до скрежета зубов. Вместо того чтобы примерять диадемы и мечтать о будущем правлении королевством, она выбрала долю наемника. По душе оно ей пришлось. Вот и приглядывала за младшей принцессой в свободное от работы время. Зато теперь она понимала, почему волновались за нее родители, когда она была таким же еще более неопытным птенцом, чем я. Ладно я, у нее вообще от рождения было мало магических способностей, иллюзия, да и только, а впервые сестра обрела крылья только после замужества. Бррр, ужас. Как представлю, что мое детство могло быть без крыльев за спиной, так мурашки по коже.

Симпатичный мальчик, примерно моего возраста, взял за руку и уверенной походкой направился в центр зала. И пусть он был из рода Айсиларов, являясь дальним родственником злобного императора некогда жившего на Артуме, нашему общению не препятствовал никто. Стоило отметить, Любарр держался достойно. Его манеры и воспитание были на высоте или у ледяных драконов это в крови. Истинные хладнокровные, ни единой эмоции на идеальном личике, хоть палки с неба вались, все в рамках приличия, ни шагу в сторону. Занудство, да и только. И когда, по окончании танца, мне было предложено прогуляться по саду, естественно отказалась, сославшись на сущую чепуху, уже и не припомню. Про себя отметила: «Очередной безынтересный ухажер», даже не представляла, о чем можно говорить с ледяными. О плотном графике в их повседневной жизни? Я, конечно, не чистокровный огненный дракон, но с такой вышколенной правильностью даже водный, как я, заскучает. Таковым было мое первое впечатление о друге.

Я тщательно избегала разных скучных встреч, а их назначалось немало, под всяческими предлогами. Одно счастье, природа наделила таким ценным даром, как портальное перемещение, так что могла легко удрать, и так же быстро вернуться. Мама иногда не на шутку волновалась по поводу моих отказов от общества сверстников, девочки не в счет. К великому удовольствию среди них находились более интересные представители, да и естественно имелось много общих тем. Модная одежда, популярные украшения, совместные посещения развлекательных мероприятий и так далее. Но что поделать, не привлекали меня скучные мальчики. «Мала еще» - говорила сестра, но мама отчего-то упорствовала. В особенности это проявилось после энных попыток магов найти, предсказать мою будущую сущность - счастье всей жизни. Маги любовных дел лишь разводили руками, ничего определенного не говоря, кроме робкого: «Возможно он еще не родился…» И вот он, Иллюбарр, очередной претендент на… Кстати, а какие цели были у мамы в голове на его счет? Теперь уже было не важно. Но то, что она поклялась поспособствовать обретению моего счастья, пусть и без сущности, было очевидно. А что, отсутствие взаимного притяжения сущностей – не повод оставаться одной на планете и избегать мужского внимания. Есть масса примеров, когда предназначенные друг другу самой судьбой, то есть – сущности, не уживались вместе и наоборот, когда пара была счастлива в браке, отвергнув выбор судьбы.

После того бала, из всех скучных приглашений на прогулку ни разу не находила приглашения от него. Вечером нянька помогала снять платье и потом, по обыкновению, я оставалась одна и выходила на балкон. Сидя в кресле, иногда стоя, опершись на перила, перебирала треугольники магических посланий. Одни с сияющими сердечками, обещающие любовь и верность до последних дней, другие более сдержанные с бутонами роз. От ледяного мальчика приглашений не было - это несколько удивляло. Ледяной дракон с суперзавышенной самооценкой посчитал ненужным добиваться расположения принцессы Огненных Песков? Самовлюбленный пижон-зануда, решила я. Однако, через несколько дней мнение резко изменилось.

В который раз на балконе перечитывала и развеивала новые приглашения. Тишь и благодать. Обе луны ярко светили в ночном небе, а из сада, озарившегося магическими светильниками, доносились убаюкивающие свист и трели птиц. Сладко зевнув, потянувшись во весь рост, развеяла последнее приглашение и собралась отправиться спать. Но перешагнуть порог комнаты мне не позволили. Сердца в груди разом замерли, оба. Грабители? Разбойники? Охотники за драконами? Похитители девочек?

- Шшшш… - Кто-то очень предусмотрительно рукой зажал мне рот, магической веревкой спутал за спиной запястья, на глаза повязал платок и потащил с балкона.

Все сопротивления были тщетны. Вот вам и королевская охрана, и личные телохранители. Кто он, если его не заметили? Последнее, что почувствовала – полет. Определенно меня нес дракон, а холодная чешуя его лап подсказала - это ледяной дракон. Летели мы не долго.

- Ты?! – какого же было удивление, когда меня поставили на землю и развязали глаза.

- А ты ждала кого-то другого? – на меня смотрели невозмутимые голубые глаза Любарра.

- Ты… ты же…

- Ледяной и скучный?! – озвучил мою догадку мальчишка, наверное, прочитал по глазам. – Хочу тебя расстроить, это не так.

- Да… Да как ты смел явиться в королевские покои?! Похитить принцессу?! Тебе это просто так не оставят! И вообще, кто позволял тебе смотреть на меня?! – поздновато спохватилась, что стою посреди сада в одной лишь коротенькой ночной сорочке, гордо задрав голову.

- Не стоит так кричать, – отвечала сама невозмутимость, - Не все сразу. Для начала уточним один момент, на королевские покои я и не думал посягать. Всего лишь заглянул к затосковавшей вредной принцессе. Обвинения в похищении так же не обоснованы, и мыслей подобных не было. Оглянись, ты дома, в собственном саду. Что касаемо, смотреть, хочу и смотрю, – без эмоционально, но доходчиво объяснил маленький разбойник.

- Что?! – моему возмущению не было предела, - На что рассчитывал? Ты не присылал ни единого приглашения и вот так самоуверенно явился ко мне.

- Не вижу смысла в скучных магических посланиях, которые ты едва раскрыв, развеиваешь, даже не читая.

- ОХРАНА!!! – заорала я, - Развяжи меня сейчас же.

- Не-а. – подмигнул наглец, меняя ипостась, - Я завтра снова приду. Доброй ночи, принцесса. – Дракон расправил крылья, отправив напоследок мне воздушный поцелуй.

- Принцесса! - Охрана в тот же миг примчалась. А веревки магических пут уже сами собой распались.

Как истинная представительница голубых кровей я закатила знатную истерику. Правда наказать своих телохранителей не позволила. С отца станется покрошить их на лабораторные ингредиенты. Но я подозревала, что охранники не просто так прошляпили появление маленького дракона на территории Сияющего. Это исключено. Наверняка они его заметили и следили, иначе не объяснить их сиюминутное возникновение рядом по первому зову.

Вот так, с негласного разрешения моих родителей, желания ледяного дракончика экстравагантным способом подружиться с принцессой, не возбранялись. Ведь никому ранее не приходило в голову, взять и нагло под покровом темноты заявиться в замок короля Огненных Песков.

С тех пор много воды утекло. Мы часто виделись, играли и резвились в небесах ночи напролет. Почему ночи? Да потому, что это самое загадочное и притягательное время. И позже, учась в Высшей драконьей академии, не изменяли своим привычкам. Иногда попадались строгим кураторам, но все равно вопреки наказаниям любили летать ночами.

Подружки из зависти быстренько отвернулись, но если честно, друг жутко ревновал даже к ним. Да и времени на девчонок практически не оставалось, ну, нисколько. Весь досуг отбирали учеба и Любарр. Этот красивый блондинистый парень следовал тенью и всегда вовремя успевал поддержать, в любых условиях и ситуациях. Будь то объяснительный разговор с преподавателем или практическая контрольная, да даже банальная стычка со старшекурсниками или неловкое падение. Разве могли принцессы, бывшие подружки, похвастаться подобным набором положительных качеств? К слову, озорничали и баловались мы тоже вдвоем, собственно, за что и получали вместе от профессоров, дошедших до белого каления. Где уж тут не завидовать, не всем так везло в жизни на друзей. В особенности если друг противоположного пола. Тогда я поняла и оценила, что такое настоящая дружба и насколько чудесно быть не одной в гордом одиночестве. Если у моей старшей сестрички всегда был под рукой Андризарр – ее брат близнец, с которым не разлей вода, с которым она всегда делилась всеми сокровенными тайнами, то у меня – Иллюбарр.

Я часто пряталась от голубоглазого дракона порталами, а он иногда находил и ловил на грани открытия нового окна. Мне было хорошо в его компании. Не представляла, какой могла бы быть жизнь без него, наверное, скучной и однообразной. Но однажды неосторожный вопрос друга загнал в тупик все радужные представления о нем.

В очередные каникулы все студенты спешили, собирались в путь домой и мы были не исключением. Быстренько покидав чемоданы в открытый портал, и расправив крылья, собиралась очутиться дома в своих покоях, вдохнуть запах родных Песков, как вдруг на хвост наступили.

- Любарр, не дури, я знаю, что это ты, - хихикнула я, не теряя концентрацию и держа портал открытым. – Ты готов? Заждалась уже.

- Да, готов, – отозвался друг, но в его голосе звучала неуверенность, дрожь. Отчего бы это?

Оглянулась, дабы убедиться, что передо мной действительно ледяной дракон, а не подмена и невольно отметила растерянность друга. Чемодан был подле, но Любарра изредка пробирала мелкая дрожь.

- Ты в порядке? Не заболел? – поинтересовалась, и сама на всякий случай, отправляя его ношу в портал.

В ответ лишь мелкое кивание, опущенный взгляд и тихое:

- Стасия, я давно болен…

- Что случилось? – меня словно дубиной по голове треснули, - Это Ганс, он что-то подсунул, да? – Не нравился мне этот старшекурсник, вечно меня доставал и вполне мог бы отыграться на Любарре.

- Нет.

- Тогда принцесса Мия, точно? - Она одна более всех неровно дышала к моему другу и не могла смириться с его хладнокровно вежливым отношением ко всем, в том числе и к ней.

- Нет, она не при чем.

- Тогда кто?! Что у тебя болит? – не могла понять, в чем суть болезни. Чувствовала ровный магический фон друга, видимых и внутренних повреждений не было. Лишь необъяснимая взволнованность.

- Стась… – Бездонная голубая лагуна драконьих глаз очаровывала и манила утонуть в вожделенной страсти и любви.

- Ой! – отпрянула от потянувшегося ко мне друга и не удержала портал. Серебристое марево портального окна мгновенно схлопнулось, отрезая путь домой. – Ты явно болен, – и тут же убедилась в очевидном, когда Любарр попытался меня задержать, схватив за крыло. Я не сдавалась и собиралась улететь.

- Ты не понимаешь, я болен уже много лет. А если уточнить, с момента нашего знакомства, – выпалил друг, заставляя остановиться и в изумлении оглянуться.

- Что ты хочешь этим сказать? – Я прекрасно понимала, о чем пойдет речь, но больше всего на свете не хотела этого, не хотела рушить нашу с ним дружбу, ни за что. И в глубине души надеялась на приемлемый ответ.

- Стасия… - Любарр мялся, выпустил мое крыло и спешно спрятал взгляд. Это ему было не свойственно. - Понимаешь… Кажется, это неизлечимо. В общем, вот. – Друг протянул раскрытую ладонь, на которой поблескивал серебристой вязью узоров из снежинок и граней красивый широкий пластинчатый… обручальный браслет.

- Оооо… - Дар речи пожелал счастливого пути и без меня отправился домой в родные Пески.

Я ожидала что-то подобное признанию в любви, но не вот так сразу - замуж. От удивления, нет, от шокирующего предложения даже присела. Ну, вот зачем он это сделал? Как же паршиво на душе стало. Терпеть не могла, когда приходилось выбирать. Согласись – значит, обмани. Откажи ему сейчас – он уйдет навсегда? Но ведь я не смогу без него, точно знаю. Однако ни разу в голове не мелькала шальная цепочка: друг – жених – муж. Вот и сейчас Любарр для меня был другом, братом, да кем угодно, но не женихом. Никогда не примеряла его титулы и не задумывалась о будущем рядом с ним.

С перекошенной улыбкой на лице, так и не проронив ни слова, на тот момент пришлось сбежать в портал…

Воспоминания из детства часто посещали меня, а иногда приходили во сне. Но сегодняшний сон превзошел все ожидания. Нет, детства в нем не было. Приземление на ёлку, а потом падение с нее, б-ррр. Настолько реалистичных видений с полной гаммой впечатлений и ощущений уже давно не доводилось испытывать. Проснувшись, я лежала неподвижно, сохраняя в памяти увиденное и силясь понять, что бы это могло значить «сосна» и «падение».

Теперь же на лице играл лучик теплого солнца, тихонько нашептывая о начале нового дня. Открывать глаза совсем не хотелось, а точнее покидать иллюзию беззаботного детства, о котором недавно вспоминала. Вместо этого сладко потянулась и ойкнула, от удара боли. Что за… Глаза мигом разлепились, стараясь выяснить причину болезненности ноги. Непонятная перевязка голени, состоящая из прутьев и бинтов, напугала еще больше. Хотя нет, шок накрыл секундами позже, когда взору открылось убранство комнаты, в которой находилась. Во-первых – ее размеры были ничтожно малы, во-вторых – из мебели имелись деревянная резная кровать, небольшой платяной шкаф, зеркало, под ним комод и еще было маленькое кресло, и все так же украшено резьбой по дереву и замысловатыми узорами, а в-третьих… В-третьих – я в одном белье под пледом! Королевские покои и рядом не стояли. Кровать непозволительно тесная, то и дело казалось, вот-вот рухну с нее. Иллюбарр решил отомстить за долгое молчание на его предложение и забросил меня куда-то в самую дальнюю глубинку? Меня похитили?

- Где я? – хрипло вырвалось из груди. – НЕТ! – в голос закричала, рассмотрев в отражении небольшого настенного зеркала то, что осталось от некогда длинной гривы волос. Меня намеренно лишили драконьей силы?! Святая Артумэль, за что это?!

 

*****

В спальной комнате раздался крик. Ярослав мигом примчался на шум и обнаружил гостью проснувшейся. Ее яркие синие бездонные глаза, казались, огромны, белка практически не было видно, и в этой глубине что-то таилось, неуловимое, неземное. Таких глаз никогда ни у кого не встречал. Что это? Линзы или аномалия?

- Уже проснулась. Как себя чувствуешь? Как нога? – Он вошел в комнату, наполненную тонким едва уловимым ароматом ландыша, а девушка уставилась так, будто людей никогда не видела и молчала, раскрыв рот. А секундой позже впилась взглядом куда-то в район колен мужчины.

- Снежка, место! – догадался лесник и отослал в гостиную рысь, привлекшую внимание больной.

Когда же попытался присесть на край постели, чтобы осмотреть голень, девушка шарахнулась и грохнулась на пол. С ужасом в глазах и отразившейся болью на лице она отползла к окну. Еще бы, грохнуться на поломанную конечность – мало приятного.

- Что за дикарские манеры, я ж не маньяк какой, в самом деле. – Мужчина в два шага оказался рядом, а у самого в черепной коробке мелькнула мысль, кто знает, что с ней случилось до момента их встречи. Будешь всех мужиков шарахаться, а тут она еще практически голая. С улыбкой, на какую только был способен, добавил: - Я всего лишь хочу помочь.

Лесник потянулся к девушке, а та совсем одичала, принялась кричать, колотить его спину, царапаться и кусаться. С трудом поднимая дикарку с пола, хоть и весила всего ничего, Ярослав только дивился ее немалой силе. Упиралась, брыкалась она отменно, не смотря на выпрямленную зафиксированную ногу. С головы мужчины была сорвана лента, фиксирующая волосы и теперь еще сложнее было справиться с девушкой. Длинные густые пряди то и дело спадали на лицо, закрывая глаза. Леснику приходилось все сильнее и сильнее стискивать бунтарку в железной хватке. Откуда только в хрупком теле подобная мощь, думал он про себя. Уложив больную обратно на кровать, таки решил попытать счастья во второй раз и осмотреть ее ногу, но куда там. Здоровая конечность девушки пнула мужчину так, что тот мигом слетел с кровати.

- Вот упрямица, значит, против осмотра. Как же тебя на рентген везти прикажешь? – Отдышавшись, он уселся прямо на полу, скрестив ноги в позе лотоса. Дотянулся до ленты, глядя на дикарку, и не мог отвести взгляд от ее удивленных, испуганных и фантастически красивых глаз.

Его гостья куталась в плед и украдкой осматривалась по сторонам, как маленький загнанный волчонок, будто искала пути отступления, а возможно и побега. Одно несомненно радовало Ярослава, у нее не было высокой температуры. Хотя это и было несколько странно. За те короткие минуты, что успел прикоснуться к ней он не почувствовал жара, скорее наоборот тело было прохладным. Зато не ледяным, как вчера, что тоже не плохо. Ярослав перевязал лентой голову, фиксируя свои непослушные волосы.

- Как тебя зовут? – решил снова спокойно начать диалог.

Ответа не последовало. Мало того, на вопрос мужчины вовсе не отреагировали, будто бы он сам с собой говорил.

- Ладно, раз не хочешь говорить, займусь-ка я завтраком, может, потом подобреешь и разговоришься. – С этими словами Ярослав удалился в недра кухни.

Проходя мимо зеркала в прихожей, лесник со вздохом отметил алеющие полосы на своем лице.

- Вот и поговорили, называется, - сказал отражению и прошел дальше.

Быстренько приготовив аппетитный омлет, накрыл на стол, а потом с подносом и табуретом под мышкой вернулся к гостье.

- Ну, что, Кедровка. Имени твоего я увы не знаю, ты же не хочешь со мной говорить. Свалилась с кедра, будешь Кедровкой. Завтрак подан. – Справедливо рассудив, Ярослав поместил поднос на табурет и подвинул его ближе к кровати. – Приятного аппетита.

Мужчина вышел из комнаты, но в просвет между толстыми занавесками дверного проема тайком подсматривал. Кедровка потянулась к подносу, с опаской осмотрела содержимое, будто ей яд подсунули или змею, вдохнула приятный аромат еды, и тарелочка с омлетом перекочевала в ее тонкие худенькие, но невероятно сильные ручки. Кусочек за кусочком, девушка жадно поглощала завтрак, запивая малиново-ягодным компотом. Обрадовавшись присутствию аппетита у больной, лесник со спокойной душой тоже отправился завтракать, пока его порция не остыла. То, что с ложки кормить не надобно, уже большой плюс, учитывая дикий нрав девушки, а вот отчего молчала, еще предстояло выяснить.

Пока ел, думал, как посетить с нею рентгенолога? Прибегнуть к помощи Женьки. Допустим, усадят они ее связанную, привезут в медпункт и что скажут, на вопрос, зачем веревки? А что, если она в розыске уже, так с ее молчаливого согласия его же и обвинят во всех тяжких. Усыпить и сказать, что потеряла сознание? А это вариант. Ярослав достал ампулы снотворного, оценив примерно по весу девушки, сколько понадобится и зарядил ими специальное ружье. Пугать Кедровку видом оружия не стал, выстрелил из-за занавески в дверном проеме, стараясь не выдать своего присутствия. Одного раза, как оказалось, не достаточно. Со вторым выстрелом жертва получила двойную медвежью дозу, и все равно заснула не сразу, будто имела стойкий иммунитет к транквилизаторам. Обычно человек от подобной инъекции мог отправится в царство Морфея в ту же секунду, но Кедровка вытащила ампулу-иглу из плеча, почесала место укола и еще минут пять сидела, уставившись в окно. То же самое проделала и со второй порцией снотворного.

- Ярослав, ты дома? – снизу раздался голос напарника, прибывшего на каждодневную службу.

- Да, - тихонько отозвался лесник и спустился к парню, - Ты как раз вовремя. Помоги мне доставить больную в медпункт.

- Как вы еще там не были? Я думал, ты с утра пораньше окажешься у кабинета доктора.

- Так бы оно так, да только моя гостья с характером, сущая дикарка, – вздохнул Ярослав. – И еще, тут такое дело… Знаешь, может у твоей Маруськи найдется пару лишних вещей?

Напарник тихонько рассмеялся и с довольным видом раскрыл рюкзак.

- Я тут заранее побеспокоился, мало ли. С размерами, конечно, мог и не угадать, но все же кое-что захватил.

Этим «кое-что» оказался бархатный малиновый спортивный костюмчик с милыми длинными кроличьими ушками на капюшоне и маленькое серое теплое платье с рукавами.

- То что надо, - обрадовался лесник, подхватив костюмчик, - А ты смышленый, однако.

- А она с характером, говоришь, заметно, - помощник коснулся своего лица, намекая на царапины Ярослава, - Откуда она? Помнит что-нибудь, что с ней случилось?

- Если бы я знал. Она молчит, как рыба, – отвечал лесник по пути на второй этаж.

- Что, немая? – опешил Женька. – Бедняжка…

На это Ярослав лишь пожал плечами. В самом деле, она могла быть немой или вовсе глухонемой, он же не проверял. Да еще пристал со своими «Как зовут», «Как нога». Нехорошо получалось. Однако голосом гостья обладала, иначе кто же тогда утром кричал и шумел в комнате?

Следующие полчаса были потрачены на одевание спящей девушки и транспортировку ее к месту медицинского обследования.

- Яр, зачем ты такой добрый? – первое, что спросил знакомый рентгенолог, выслушав непонятную историю появления девушки в заповедном лесу. Он стрельнул взглядом в сторону перстней на ее пальцах, - Не нравится мне все это. Как бы тебе худо не было. – Предостерегал врач, рассматривая черную пленку снимка. – Когда, говоришь, она упала?

- Вчера вечером, - уточнил лесник и при этом брови доктора поползли вверх.

- Странно, глядя на снимок, могу сказать, этому перелому как минимум неделя. Кости расположены ровно относительно друг друга, и место слома уже обзаводится костной мозолью. При открытом переломе, как ты утверждаешь, такое исключено.

- Х-м. Может быть и не открытый, - Ярр уже начал сомневаться сам в себе, но ведь не только он видел повреждение ноги Кедровки, - Может быть я что-то напутал. Все равно большущее тебе спасибо. Ты даже не представляешь, как меня выручил. Теперь я хотя бы спокоен на счет возможного смещения костей. – Ярослав поднял на руки девушку с рентгеновского стола.

- Твоя девушка? – улыбнулся врач, не поверив в странную историю, рассказанную лесником. - Подожди, давай мы ее загипсуем, как следует, - предложил он, получив в ответ отрицательный жест головой.

- Эээ, в этом нет острой необходимости. – Лесник не хотел быть навязчивым, - Но если ты считаешь нужным.

Девушку вернули обратно на стол. Рентгенолог сбегал в травм пункт, приготовил гипс, а Ярославу было поручено за это время освободить ногу больной и обработать рану. Что, собственно он и сделал, но подкатав штанину спортивного костюма девушки и разбинтовав самодельную фиксацию голени, обалдел.

- Это как так? – Розовая кожица, тоненьким слоем покрывающая недавнюю рану в месте порыва мягких тканей, весьма удивила и Женьку.

Ярослав не верил собственным глазам. Еще вчера здесь было жуткое повреждение, они оба это видели, не могло же присниться, в самом деле, сразу двоим. Мистика какая-то. Ярослав, заслышав шаги, приближающиеся к кабинету, поспешил закрыть место раны чистым бинтом, не туго обернув голень пару-тройку раз. Ему не хотелось посвящать в подробности еще и доктора, ведь лесник сам не знал, с чем имеет дело. Ну, а медики народ особенный, химико-лабораторный, с них станется изучить феномен быстрой регенерации. Нет, сам рентгенолог может быть и безопасен на этот счет, но кто даст гарантию, что расскажи он кому о подобном удивительном явлении и завтра же в заповедник не сбегутся ученые?

Слава небесам, врач наложил лангет даже не снимая бинта, опираясь на доверие к старому знакомому, не понаслышке умеющему оказывать первую медицинскую помощь. Он был уверен, что лесник правильно обработал рану и она чиста. Да к тому же доктору приходилось спешить, очередь под кабинетом нервничала.

- Еще раз спасибо. – Ярослав поблагодарил на прощание доктора, забирая свою незнакомку.

- Не за что, в этом заключается моя клятва, помогать и спасать, - улыбнулся рентгенолог в ответ.

До снегохода оставалось несколько метров, когда чудесная ноша в руках мужчины шевельнулась. Сначала лесник решил, что показалось, но потом ощутил еще пару движений, а через несколько шагов удивительно красивые глаза распахнулись и сердито уставились на него.

- Ты говорил, что ввел ей медвежью дозу? – напомнил Женька, седлая снежноходного коня.

- Верно, опять некачественные транквилизаторы подсунули, - буркнул лесник, сжав покрепче ношу, которая все активнее шевелилась, не собираясь сдаваться.

- Все хорошо, мы едем домой. – Ярослав поспешил к средству передвижения и усадил девушку, явно намеревающуюся вырваться из тесных объятий. Ему вспомнился вопрос Женьки по поводу ее немоты. Что если она глухонемая и его уговоры-разговоры для нее пустой звук? Должно быть ей ужасно страшно. Он на миг представил себя на месте несчастной: какой-то мужик таскает, нога болит, полная неизвестность будущего, и нет возможности общения. Ужас.

Но вот завелся мотор. Дикарка чудом не взобралась на голову леснику, не на шутку перепугавшись, одним махом развеивая все страшные подозрения о ее глухоте. С ужасом в глазах она уткнулась в грудь мужчине и впилась коготками в плечи пуховика, что-то неразборчиво бормоча под нос.

- Я на западный кордон, - отчитался напарник, салютуя наставнику, и рванул с места.

Девушка еще сильнее впилась в плечи Ярослава, хотя железный конь Женьки уже не ревел раненным диким зверем, как вчера. Починил.

- Это же всего лишь снегоход. Ты таких никогда не встречала? Да, они рычат, но ничуть не громче обычного тяжелого мотоцикла. Может, даже тише некоторых моделей. – При этом Ярослав про себя подумал, откуда же могло ее занести в эти края, из какой глухой деревни? В его время любой ребенок знает, как выглядит, как гудит тот или иной вид транспорта, а уж молодежь поголовно с приходом весны пересаживалась на двухколесный. Как могло случиться, что молодая девчонка не встречала их, пусть даже живя в самой отдаленной деревне? Телевизор сейчас в каждом доме есть, прошли те времена, когда говорящий ящик считался роскошью. Да и великий, могучий ИНЭТ всегда под рукой. Откуда она, сжавшаяся в комок и прильнувшая к груди в поисках защиты? Из какой глуши таежной? Нет, в тайге точно все знали, что такое снегоход.

 

Глава 3

Чудеса регенерации.

Предостережения Арти

 

Это какой-то страшный сон, твердила я всю дорогу, уткнувшись носом в пуховик чужеземного мужика. Зверь, на котором мы ехали, мчался резво, довольно тихо урча, нежели тот, которого слышала вчера, сидя на ёлке. Можно было не пугаться, подобно несмышленому птенцу. Как мне отсюда выбираться, кто бы подсказал? Дракон? А мужик наверняка им являлся, вон какой огромный и крепкий, да и волосы длинные собраны в хвост. Выходит силушка магическая имеется, хоть и тщательно замаскирована. Дракон, но точно не ледяной, его прикосновения теплые. И вот чудеса - говорил на непонятном языке. Подобного сочетания слов нигде не доводилось слышать. Я – Эрристасия открыла новые земли? Может быть, угораздило в Ничейные заявиться? Мало кто там бывал. Говорили, условия непригодны для жизни, сведений собрано жалкая горстка. Как знать, за тысячу лет этому участку континента вполне логично обзавестись обитателями. Надежда тлела в душе тихим огонечком, могло статься, что этот верзила знал другие языки Артума.

Как только мы прибыли, меня чуть ли не через плечо перекинули, чтобы внести в дом. Сопротивляться было бесполезно, этот упрямый незнакомец был непреклонен, да и вытянутая прямо нога, закутанная во что-то тяжелое и твердое, не позволяла активно действовать. В принципе, он плохого пока ничего не делал, не считая бесконечное желание меня потискать, поднять, нести куда-то, показать кому-то и так далее. Еще бы, знал наверное, что принцесса в руках.  А раз плохих намерений пока не наблюдалось, то и паниковать не к чему. Так успокаивала саму себя какое-то время.

Когда перешагнули порог скромного двухэтажного жилища, снаружи украшенного резными наличниками окон и входной двери, первым делом принялась выяснять лингвистические знания незнакомца. Утром как-то не судьба было.

- Где я? И с кем говорю? – Совершенно безобидные вопросы, логичные в моем случае, но они вызвали такие эмоции на лице мужчины, что не берусь их описать.

Меня аккуратно расположили на диване в прихожей и освободили из плена толстой теплой курточки. Деревянные подлокотники впечатляли, они были узорными массивными и под стать им, но короткими были деревянные ножки дивана, имитирующие лапы диковинного зверя. Что ж, приняла удобную позу, нацепила маску величественности и превосходства и решила повторить более уверенно и громко:

- ГДЕ я? И кто ТЫ?

Брюнет попятился, почесал в затылке, улыбнулся краем губ и плюхнулся в кресло напротив, не сводя с меня удивленных глаз. В комнату вошла довольно крупная рысь белого с мелкими пятнами окраса, сладко потянулась, прогнула спинку и ткнулась мордой в ногу хозяина. Тот погладил ее по голове, все так же игнорируя мои вопросы. То ли издевался и хотел позлить, то ли намеренно не собирался отвечать.

- Меня похитили? Зачем? – вспылила я, догадываясь о возможных политических играх. Мужчина уселся удобнее, заложил руки за голову и стал внимательно слушать, – Если кто-то желает использовать меня в качестве рычага управления, то здорово ошибается. Король Огненных Песков на это не пойдет, мало того, всем здесь не поздоровиться.

Брюнет все выслушал с искренне непонимающим видом и выдал нечто неразборчивое.

- Ты вообще меня понимаешь? - попробовала заговорить на Диве, проверенный способ. Это ж древний язык драконов должны знать все драконы.

Результат оказался плачевным. Мужчина мотал головой, говорил на своем языке и разводил руками. Либо он единственный дракон, не ведающий древнего языка планеты, либо он не дракон?! Между прочим, он не источал ароматов цветов или трав, присущие драконам, хотя вполне мог скрывать свое истинное происхождение, ровно как и магию. Означало ли это, что все намного серьезнее, чем могло показаться с первого взгляда?  Да, влипла. На этом мой энтузиазм погас. Надежда рухнула вместе с королевской осанкой. Взгляд остановился на огне потрескивающего камина. Жалко не обладала огненной стихией, подкрепилась бы чуточку. В моем случае пригодна лишь вода для подпитки магических запасов. И почему не унаследовала способности мамы, быстро распознавать новые языки и овладевать ими. Сейчас бы в раз справилась с языковым барьером. Зато я могла открывать порталы, куда угодно и на любое расстояние. Ага, наоткрывалась уже на свой хвост. Потянулась к больной ноге, желая стянуть тяжесть, окутывающую ее, но брюнет тут же метнулся к дивану, не позволяя трогать. Он грозил пальцем и говорил: «Нет, нет, нельзя!» Что хотел, одна лишь святая Артумэль знает, но пока пришлось оставить ногу в покое.

Потом мужчина уселся возле дивана на пол и, тыча пальцем себе в грудь, несколько раз отчетливо произнес: «Я – Ярослав». Я же переняла его жест и очень коряво повторила фразу. Брюнет отрицательно замотал головой снова тыча в себя:

- Я – Ярослав. А ты? – он указал на меня.

Ага, кажется это попытка познакомиться? Да не уж-то он не знает, с кем имеет дело? Не верю. И в животе так отчетливо заурчало, напоминая о существовании желудков и необходимости их кормить. Хозяин дома улыбнулся, оставив попытку наладить контакт, встал с колен, взял неизвестный прямоугольный предмет со столика и прицелился им на большой черный квадрат на стене. Тот мгновенно засветился, являя взору картинки людей, что-то говорящих, движущихся, общающихся между собой. Мужчина посмотрел на меня, сказал что-то на своем и ушел, а вслед за ним умчалась рысь, помахивая куцым хвостиком.

Этот, теперь светящийся квадрат не был похож на голограмму, вообще ни на что не походил. В нем беспрерывно галдели люди, и картинки сменялись быстро. Драконов или эльфов не видела, зато по улицам городов с много-много-многоэтажными домами носились какие-то капсулы, вытянутые и не очень, внутри которых сидели люди. Они немного походили на колбы и склянки в лаборатории дяди Тайгри, но намного больше. Что это?

По стенам комнаты красовались резные рамы с картинами красивых пейзажей, а так же фотографиями животных. Вообще присутствовало много предметов, так или иначе украшенных резьбой по дереву, будь то обрамление окна или камина, фигурные ножки столика или кресла, да хотя б этот диван и деревянная винтовая лестница позади меня с дивными перилами уходившая на второй этаж – все было мастерски выточено и украшено узорами. Пока рассматривала предоставленную трансляцию квадрата, и убранство комнаты, не заметила, как вернулся брюнет. Он приблизился, осторожно подкатил к диванчику красивый столик, все время посматривая на меня, будто проверяя, насколько позволю подойти и вновь ушел. Вернулся уже с подносом и сумасбродным ароматом… МЯСА? О, да, так могло пахнуть только мясо. Передо мной поставили глубокую миску до верха наполненную супом и тарелку вкусняшки. Тут же забыла про все волнующее на свете и про зудящую и ноющую ногу в том числе.

Отбросив все этикеты и королевские штучки, я с диким аппетитом набросилась на мясо, в два счета проглотив предложенную порцию. И только уж потом, заслышав удивленный посвист кормильца, наградила того ослепительной улыбочкой и слопала отменный супчик, сваренный не иначе как на бульоне. Немного подкрепилась, но мяса хотелось еще больше. Эта жалкая порция только раззадорила голодного дракона. Принцесса хочет кушать. Я посмотрела на брюнета, пальцем указала на пустующую тарелку из-под мяса и облизнулась. Этот жест был понятен без слов. Мужчина, вскинув брови, со смехом пробормотал что-то непонятное: «А у тебя губа не дура» - Забрал тарелку и спустя некоторое время вернулся с новой порцией мяса и горячей кружкой чая.

Божественно вкусно. Оказывается, настолько проголодалась, что съела бы целого барашка, точно. Ну, вот поели, теперь можно и поспать. Ничего не придумала более подходящего, как сложить ладошки в молитвенном жесте, чтобы сказать накормившему дракону «спасибо» и потом улеглась на бочок. В ответ получила очередную приятную, можно сказать добрую улыбку. Сытный обед и вкусный ароматный чай разморили в раз. Потянуло в сон. Ноющая боль ноги немного забылась и отступила. Но как же хотелось согнуть несчастную конечность, одним Богам известно. И зачем мне нацепили эту твердую штуковину, кто б объяснил?

Краем глаза видела, как мужчина вернул столик обратно на середину комнаты и принес плед. На этот раз шарахаться не стала, как утром. Падать, видите ли, больно, да и шевелиться сейчас не было ни малейшего желания. Однако пристально наблюдала за действиями брюнета, мало ли чего ему в голову придет. Благо он всего лишь накрыл меня и большего себе не позволил. Но память услужливо подсказывала, в каком одеянии обнаружила себя утром, да и этот малиновый ушастый костюм одевали явно не мои руки.

Мужчина вернулся в кресло с чашкой чая и, не отрываясь, глядел в квадратик на стене, время от времени что-то проговаривая самому себе. Рысь поспешила забраться к нему на колени, выпрашивая порцию хозяйской ласки. Возможно, мне повезло и этот дракон или человек - добрый, иначе как объяснить его любовь к животному. Он с такой нежностью гладил большую кису, что невольно позавидовала ей. Брюнет периодически посматривал на меня, и в его голубых глазах искрились нежность и смешинки, а порою проскальзывала тревога. Я впервые в жизни почувствовала необъяснимое сумбурное чувство где-то в груди, в глубине души. Отчего-то захотелось оказаться на месте его рыси и ощутить прикосновение мужских ладоней. А может быть даже притронуться к его черным, как смоль, волосам и освободить их из плена, стягивающей ленты. Не припоминала, чтобы подобные чувства посещали хотя б раз в присутствии Иллюбарра. Хотя шевелюру ледяного друга я не раз трепала. И вообще, я – принцесса Огненных Песков всегда критично относилась к личному пространству, что говорить о прикосновениях посторонних мужчин – это было совершенно недопустимо.

С такими размышлениями задремала довольно быстро. Чай успокаивающим был, не иначе. Если это чай, конечно. Как ни странно, здесь и сейчас мне было хорошо, спокойно и даже уютно в этом маленьком доме. И отключилась надолго…

Проснулась от острого ощущения постороннего взгляда на себе. Да, так и было. Брюнет нагло пялился с недоумевающим и взволнованным видом. Как всегда говорил что-то непонятное, но при этом еще гладил себя по щекам и указывал на меня.

Все затекло и ныло в особенности скованная каменной повязкой нога. Как долго я провалялась в постели, точнее на диване, не знала, да и спросить-то не имела возможности. Но подозревала, что не меньше суток, если не двое. За окнами было светлое утро, либо день. Длительный сон - это естественно для дракона, имеющего ранения, внешние или внутренние повреждения. Во сне в условиях дикой нехватки магии намного быстрее восстанавливается целостность кости и всего остального.

Брюнет настойчиво тыкал пальцем в меня. Точнее, конкретно в лицо. Перепугавшись, ощупала лоб, щеки, нос, вроде бы все на месте. Так в чем же дело? Что со мной не так? Зеркало подал бы что ли. Скользнула взглядом по стенам помещения и указала в искомый предмет у гардероба практически в полный рост. Мужчина сообразил и куда-то сбежал, на второй этаж, а спустя пару минут вернулся с маленьким настольным зеркальцем. И где только откопал, помнится, в спальной комнате его не видела?

Держа зеркало дрожащими руками, опасливо заглянула в отражение. Фу-х… Все в порядке: нос, глаза, брови, губы на месте. Повода для беспокойств не было, даже царапины и шрамы, полученные при падении на ёлку и с нее: все затянулись. В этом плюс драконьей крови, регенерация работает. Это же отлично! Глядишь, пару-тройку деньков, магия поднакопится, волосы отрастут и крылья вернуться. Что же так удивило моего спасителя или похитителя? Яркие розовеющие щечки, так это ненадолго. Вот повышенная температура спадет и все станет на свои места.

А кстати, кем брюнет являлся, я не знала. Может быть он спас меня, подобрав на дороге, но так же очень могло статься, что именно он вытащил из портала в этот демонов лес для своих непонятных мне целей. Вопрос: как вернуться домой? И отчего родные еще не хватились, не ищут? Магические вестники до меня не доходят? Целый рой вопросов гудел в голове.

Меж тем брюнет протягивал ко мне руки, пришлось отстраниться. Еще раз взглянула в зеркало. И что он на мне нашел, если так нестерпимо желал прикоснуться, будто перед ним чудо-юдо?

- Что не так? – не сдержалась я. Но естественно, он меня не понял.

Брюнет сел на полу подле дивана и задумался. Потом вскочил, схватил какой-то маленький прямоугольный предмет, что-то в нем потыкал и поднес к своему уху. Переговорник, поняла я, когда мужчина прошелся по комнате и заговорил, активно жестикулируя. Он говорил достаточно долго, эмоционально, затем уселся в кресло и замолчал. Явно что-то обдумывая.

Чуть погодя удалился на кухню и принес вкуснейший горячий бульон, который я проглотила мгновенно. Кажется, хозяин обрадовался моему зверскому аппетиту и принес еще одну порцию, да и с хлебом. Но более ничего не предлагал. Судя по всему, провалялась я долго.

- Снежка, - крикнул брюнет, и на этот призыв примчалась рысь. Хозяин что-то ей сказал и снова ушел, оставив животное со мной. А через некоторое время вернулся с неким подобием ходулей, что надевают артисты сцены, но в разы короче.

Брюнет явно демонстративно подпихнул их себе под мышки, опираясь на специальные поручни, вытянул одну ногу вперед и зашагал на другой, помогая себе этими опорами-ходулями. Потом указал на меня. Ага, это он средство передвижения для хромых что ли притащил? Для принцессы? Он спятил, не иначе. Вылезать из-под пледа совсем не хотелось. Во-первых покидать такое блаженное тепло не было ни малейшего желания, во-вторых что-то мне подсказывало, сия затея с ходулями не по мне. От долгого неподвижного лежания все тело ныло. Однако ж, мнения королевского величества никто спрашивать не собирался. Хозяин дома настаивал, предлагая перебраться на ходули. Отбросил плед, вынуждая сесть на диване, а затем помог подняться и устроиться на ходулях. Пройти на этом приспособлении удалось не сразу, не очень-то удобно с прямой ногой. Раза четыре меня на лету ловили мужские руки и помогали принять вертикальное положение. Зато, таким образом, уже познакомилась, где порог, а где ковер, за которые так легко зацепиться. Брюнет показал, где находится туалет, проводил на кухню и пояснил, откуда можно добыть воды и еды. Это мне больше нравилось.

Кроме рыси в доме еще обитала большая белая сова. При нашем появлении она тихонько сидела в своей незапертой клетке на кухонном столе и лишь изредка поворачивала голову и смотрела в нашу сторону невидящими глазами. К клетке от пола поднималась деревянная лесенка, будто бы сова по ней лазила, как мышь или белка. Такая большая красивая птица и должно быть невероятно умная. Интересно хозяин выпускает ее полетать? Крылатые создания без неба, это ж как рыба без воды.

Позволив осмотреться, меня вновь проводили в гостиную на диван. Мужчина протянул руку и еле успел увернуться от пощечины. Нечего меня лишний раз без надобности трогать, терпеть не могу наглость еще и без спроса. Во взгляде наверняка читалось, «держи руки при себе!». Но брюнет оказался упрямым и при повторной попытке дотронуться, моя рука была беспомощно блокирована, а мужская рука беспрепятственно коснулась моего лба. Мужчина недовольно проурчал и ушел. Будь сейчас магия в полном объеме, брюнета непременно бы сразил свет знака правящего рода в виде восьмиконечной звездочки, проявляющейся во лбу. Вернулся мужчина с непонятной стеклянной палочкой и чашкой горячего ягодного морса. Неведомую штуку было предложено сунуть под мышку, а вкусно пахнущий морс сразу выпить.

- Вот и умничка, - сказал брюнет, когда я осушила стакан и облизнулась, и забрал стеклянную палочку, пристально всматриваясь в ее черточки.

По лицу мужчины можно было понять, что цифры, на которые указывал некий измерительный прибор, ему не нравились. Вот бы еще знать, что измеряла эта стекляшка и стоит ли так волноваться? Мужчина закутал меня, принес еще одну чашу морса, показал на стопку бумажных журналов на столике, что-то сказал, оделся и ушел. Правда, теперь не в соседнюю комнату, и не на кухню, а на улицу. Спустя пару минут, за окнами раздался рык удаляющегося зверя, уносящего брюнета в метель. Интересно, куда его понесло в такую погоду? Надолго? Появилась возможность осмотреть дом, только с этой тяжестью на ноге даже не представляла, как подняться на второй этаж. Тут просто пройтись по прямой из гостиной на кухню и то подвиг.

Для начала надо было срочно избавиться от лишнего груза. Так даже быстрее нога заживет, а то зажатые мышцы и перетянутые вены не способствовали активному кровотоку для драконьей регенерации. Не спеша, с несколькими остановками, добралась до кухни на «трех» ногах, с горем пополам уселась на табурет, подтянула к себе подставку полную ножей и выбрала наиболее подходящий. В два счета бинты под острым лезвием рассыпались, освобождая измученную голень. Ура, блаженство! Первое, что сделала - это от души почесала многострадальную конечность. Потом попробовала встать и наступить на нее. Но, не судьба, поторопилась и упала. Неожиданно рысь в мгновение ока оказалась рядом, примчавшись из гостиной, прижала ушки и участливо обнюхала меня.

- Все в порядке, – машинально хотела успокоить ее, поднимаясь, опершись на табурет, а позже сообразила, что она подобно ее хозяину, наверняка не понимает моих речей. И все равно в этой гнетущей тишине хотелось говорить хоть с кем-нибудь, – Ты за меня испугалась, да? – Я протянула руку, чтобы погладить животное и на удивление рысь оказалась не против, ткнувшись мокрым носом в мою ладонь. – Ты хорошая, лапочка, кисонька, – с огромным удовольствием гладила большую кошку.

В доме было достаточно жарко, высокая температура тела уверенно двигалась к норме, но в горле быстро пересыхало. Выпив очередной стакан ягодного компота удивительного приятного вкуса, отправилась на изучение домовладения. Осмотрела кухонные резные шкафчики, заглянула практически во все баночки и коробочки. Принцесса-то я принцесса, но любопытство юных лет мне не чуждо. Увы, ничего заманчивого не обнаружила среди различной кухонной утвари. Интересно, а ванная комната, бассейн  здесь или душевая хотя бы, имелась? Кухня, туалет в наличие, но вот где можно было бы понежиться в водичке, не наблюдала. Прихрамывая на левую ногу, я побрела по дому, соображая, чем себя занять. В надежде забраться на второй этаж, покрепче уцепилась за перила винтовой деревянной резной лестницы, но тщетно. Больная нога отказывалась слушаться и дальше первых трех ступенек ни в какую не шла. Пришлось остаться в гостиной, усесться в кресло с резными ножками и красивыми подлокотниками и, вытянув ножки у камина, полистать журнальчики, великодушно оставленные мне хозяином.

Большая часть глянцевых страниц была из области мира природы, как мне показалось. Деревья, растения, животные и диковинные твари были забавны. Яркие красочные картинки различных животных перемежались с непонятным мне текстом. И нашлась парочка журналов неопределенной тематики, то ли из области моды, то ли художественных произведений. На их страницах, в том числе и обложках, красовались большеглазые блондинки, брюнетки с томными взглядами, приоткрытыми пухлыми губками и в различных соблазнительно облегающих иногда пышных, либо коротких до невозможного нарядах. Ну и нравы здесь. Да, подобные красотки могли убедить кого угодно купить тот или иной продукт, если это рекламный буклет, достаточно лишь взглянуть на них. Ну, а если передо мной был художественный шедевр писательской руки, то он определенно в любовном жанре. Красивые пары на страницах, застывшие в нежных объятиях прямое тому подтверждение. Как ни вертела журналы, как ни разворачивала, трогала, гладила, текст по-прежнему оставался недоступным и непонятным и ни одной голограммы со страничек не появилось. Куда же меня занесло? Мелькнула мысль: может библиотека в этом доме имеется? Там всегда находится большинство ответов на вопросы. Не сказала бы, что дома или в академии часто засиживалась в библиотеках, но если преподаватели и профессора говорили нам, что все ответы в книгах, так оно наверняка и есть. Посидела, передохнула, достаточно.

Повинуясь здравой мысли, снова отправилась изучать первый этаж на наличие потайных дверей.

 

*****

Весь оставшийся день Ярослав затратил на поиски туристов или искателей приключений на ближайших подведомственных ему территориях. Поручив повседневные заботы заповедника в надежные руки младшего сотрудника, он мог себе позволить сегодня получить ответ хотя бы на один из множества волнующих вопросов, касающийся загадочного появления Кедровки. Объехав добрую половину излюбленных мест и стоянок реконструкторов, заглянув на кордоны, чаще всего посещаемые путниками, хотя слово «чаще» приравнивалось к  - «один раз в пять – десять лет» и все же домики проверил на наличие признаков недавней жизнедеятельности, на всякий случай, и убедился в полном отсутствии посторонних людей. Лесник понимал, что в условиях зимней погоды какие могут быть туристы – идиоты только, но упрямо продолжал изучать территорию. Свои плюсы, однако, в этом марафоне безусловно были. Во-первых, посетил точки кордонов и узнал, что все здесь в порядке, во-вторых, теперь точно знал, сколько остается осмотреть в следующий раз. А это можно будет отдать на выполнение Женьке. Попутно заглянул к давнишним друзьям - старожилам этого района. Приветливые и добродушные старики Арти и Лунег все про всех знали и практически всегда в курсе событий. Не ведомо, как им это удавалось, но - это факт.

- Доброго! – Ярослав постучал в дверь старенькой, но добротной избы.

- И тебе не хворать! – отворил старик Лунег.

- Проходите скорей, кошабу[1] этовайте[2] мне дом, - отозвалась Арти, подстегая нас скорее войти и закрыть дверь.

- О, и Ратег Арти дома, - обрадовался лесник, почтенно называя старушку по обычаям старины, где обязательно упоминалось имя ее отца. Ярослав как никто знал, что ей приятно, когда так именуют. В принципе можно было бы еще обратиться как Лунегика Арти, в дословном переводе с местного наречия - жена Лунега. Но нет, знание имени прародителя выражало большее уважение и почтение к объекту внимания.

Меж тем старушка отвлеклась от переборки бесконечных туесков и прошлогодних чуманов[3] и устроилась за большим круглым столом, накрытым кружевной скатеркой.

- Да ты оставь обутки у печи и подь ко мне. Давненько не хаживал, скучала за тобой. – Арти расцвела доброй улыбкой и тянулась сухонькими ручонками к леснику.

- Сейчас, минуточку только, я ж не с пустыми руками, а с подарками. – Ярослав оставил обувь, как и было велено, у печи, расстегнул походный рюкзак и выудил из него нечто мохнатое, белое.

- Это что же, зайчонка? – догадался Лунег, садясь за стол.

- Он самый. Отбился тай[4] от дома. Жалко, замерзнет, боюсь не довезу. Вот и решил к вам занести на обогрев. – Лесник  передал старушке пушистый комочек и крепко обнял ее.

- Смотри Лунег, вон какой парняга вымахал. Здоровенная детина, сильный, рослый, не дурак, а все один, да один. Со зверушками возится. – Арти ласково потрепала шевелюру лесника и добавила: - Это что же получается, если кошабу зайчонка, то мы бы тебя не скоро свидели? – Арти усадила зайчишку на колени и погладила.

- Нет, конечно, нет. На самом деле я к вам по иному поводу.

- Что ж я сижу, - спохватилась Арти, - Надо чай поставить.

Ярослав против чая возражать не стал, не хотел обижать гостеприимную хозяйку.

- Сейчас ты у нас согреешься, лапочка маленькая. Все будет хорошо. - Старушка бережно пересадила зверушку в большую корзину у печи и занялась сервировкой стола. Буквально на глазах стол заполнялся аппетитно пахнущими домашними блинчиками, пончиками, пирогами с повидлом, а так же медом и вареньем. Немного погодя был подан и чай.

- Какие дела в лесах? – поинтересовался старик.

- Браконьеры отступились – это самая приятная новость. Большое дело осуществилось. В остальном – все по-старому.

- То, что отступились, не верь, они затаились и скоро дадут о себе знать. Помяни мое слово, да еще выползут и в самом неожиданном месте, – научал старый Лунег.

- Что поделать, будем снова воевать – уверенно и бодро отвечал лесник.

- Яр, не хочу пугать, но тебя в скором времени ожидают какие-то неприятности. С чем связано, не могу сказать, но это что-то необъяснимое. Знаешь, вроде, как и не с наших земель. Звучит глупо, но ОНО даже не с нашей Земли. – Арти разливала по чашкам чай и, казалось, говорила полный бред, однако в ее словах что-то было, что заставляло Ярослава задуматься.

- Что ты, Арти, ты из ума выжила уже? И когда успела? – всплеснул руками старый Лунег. Его жена была сильной и способной ведуньей, известной на всю округу, но эти ее слова сеяли сомнения даже в мужниной голове.

- Я в своем уме, старый пень, и говорю то, что говорю. Нашего Яра подстерегает опасность. – Она села на свое место за столом.

- Случайно речь не о той книге, что от отца досталась? Только ее можно отнести к области неземных артефактов, – Выдвинул гипотезу Ярослав, припоминая отповедь этой доброй бабушки по поводу «не бери эту опасную штуку». – Её весь научный свет, помню, изучать пытался, но так ничего и не понял, а если уточнить, ее многие боялись открыть после ряда необъяснимых смертей.

- Нет, книга – пройденный этап, тебя она не тронула. Вроде как безопасна, однако не злоупотребляй ее радушием, лишний раз не раскрывай, - научала Арти, - Но на сей раз это что-то другое. Живое. Сильное, большое животное, возможно. Тяжело с ним будет, но ты справишься. Между прочим, встретишь свою любовь, если уже не встретил. – Тут старушка хитро заулыбалась, будто что-то подозревая, отпила чая и продолжила: - Вот только за нее придется сражаться. По-настоящему.

- Ратег Арти, времена рыцарей давно канули в лету. С реконструкторами я не вожусь, некогда мне. Какие могут быть сражения? – рассмеялся лесник, дожевав очередной пончик.

- А это мы узнаем. Поживем и увидим, – отрезала Арти, оставшись при своем мнении.

- Ну, увидим, так увидим, - согласился Яр, - Вы лучше мне проясните вот что, видали ли, слыхали, в наших краях появлялись туристы, искатели приключений, может охотники издалёка заглянули? Одним словом, чужие в наши леса не приходили?

- Да вроде бы нет. – Лунег пожал плечами, посматривая на жену.

- Нет, - подтвердила она, - Никого замечено не было, зима же. Но вот необъяснимо сильный всплеск энергии я почувствовала вчера ближе к вечеру. Чистый такой, светлый поток и приятный на ощупь.

- Солнечные бури, - хихикнул Лунег, воздев указательный палец к потолку.

- Нет, бури не такие и ничего приятного не приносят. Тут что-то словно потустороннее. Я такого за всю свою жизнь не ощущала. Яр, мне бы хотелось, чтобы ты осмотрел эту точку. Тем более, что она недалеко от твоего дома.

- Хорошо, посмотрю, – охотно согласился лесник, подозревая, что ведунья указывала на место находки Кедровки. – В каком периметре?

- К югу от твоего дома, километров пять – десять, где-то у векового кедра, – уточнила Арти.

Вот тут у Ярослава волосы зашевелились, ведь так оно и есть, именно на этом участке он нашел девушку. Вроде бы человеческую, но немного необычную и не знающую его языка. Тут он вспомнил, что к вечеру ждет в свой дом старого знакомого лингвиста.

- Непременно загляну. Спасибо за гостеприимство, мне пора. – Лесник засобирался, надеясь не опоздать к приходу знакомого.

- Дак еще рано, - спохватилась Арти.

- Я бы еще с удовольствием задержался. - Ярослав сжал в своих руках сухие сморщенные ладони старушки, - Но мне действительно пора.

- Как скажешь, - отвечала она, - Но на неделе обязательно загляни. Да и вот еще что, возьми вот это. – Старушка протянула склянку закупоренную березовой пробкой, - От дикой горячки, мало ли, пригодиться.

- Спасибо. – Лесник бережно принял дар Арти и отправил в походный рюкзак. Ее снадобья порой сильнее живой воды, это он знал не понаслышке.

- Да, ты уж не забывай про нас старых. – Поддержал Лунег, отворяя дверь.

- Доброй ночи! – пожелал на прощание Ярослав.



[1] Кошабу – «не», частица отрицания.

[2] Этовать – делать что-либо. Применимо к любому предмету в любой ситуации. В данном случае заменяет глагол «студить», т е. «не студите мне дом»

[3] Чуман – берестяная посуда, обычно четырехугольной формы.

[4] Тай – «оказывается», частица.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям