0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Третий лишний (эл. книга) » Отрывок из книги «Клуб Царских Жен. Третий лишний»

Отрывок из книги «Клуб Царских Жен. Третий лишний (#3)»

Автор: Лебедева Жанна

Исключительными правами на произведение «Клуб Царских Жен. Третий лишний (#3)» обладает автор — Лебедева Жанна Copyright © Лебедева Жанна

И вот решающий день настал.

            День, в конце которого кто-то из нас - «клубных» девчонок – получит вожделенную корону Царицы. Кто-то из нас будет радоваться собственному успеху и провалу остальных участниц великой гонки.

            Это значит, что завтра мы уже не будем слушать унылые лекции и наряжаться в неудобные наряды – все это станет обязанностью только одной счастливицы... Навсегда.

            Я проснулась в дрянном настроении.

            Нехорошие мысли мучили постоянно. Эйб виноват! Его дурацкие сказки про аватара. Идиотские намеки, будто единственная моя ценность в качестве царицы, случись мне выиграть  - а «йоркширский терьер» в победу верил свято! – стать живым инкубатором. И главное – проклятущий Эйбов поцелуй, который я почему-то так и не смогла забыть.

            Я старалась выкинуть Эйба из головы. Он фантом, иллюзия, назойливый злой мальчишка. Завистливый, скрытный соперник. Опасный сосед. Взглянуть бы ему в лицо. В его настоящее лицо, которого я до сих пор так и не знаю.

            Путаные мысли вгоняли в тоску. Тоску по дому, для которой  в виду последних бурных событий все никак не находилось времени. А сейчас вдруг захотелось домой. Безумно! И стало страшно – увижу ли я вообще когда-нибудь дом?

            Из-за волнения я не притронулась к завтраку. Вышла на крыльцо и принялась таращиться в голубую небесную высь. Иша выбрался из хижины, оглядел меня  с пониманием, стукнул палкой по доскам крыльца и покачал головой. Я решила немедленно уточнить, что означает это качание? Мне почудилось в нем то ли осуждение, то ли сожаление…

- Мастер, может, я все делаю неправильно?

- Может, и так.

            Я обреченно повернулась к старику, вгляделась в морщинистое лицо:

- Что ж вы раньше мне об этом не сказали? Я тут стараюсь, переживаю, мучаюсь. А вы мне намекаете, что все зря?

            Иша остался бесстрастным:

-  Любое твое действие может привести к успеху или к провалу. Ты не узнаешь этого, пока не завершишь дело. Результат нельзя оценить на середине стараний, только по завершению. Вот дойдешь до конца, тогда и поймешь, успех тебя ждал или провал.

- А если будет провал? – пытливо поинтересовалась я.

- Ты сильная? – вопросом на вопрос ответил мне Иша.

- В смысле? Не мне судить. Откуда я знаю? Со стороны виднее, – высыпала на него ворох шаблонных фразочек, на что тут же получила резкое:

- Не увиливай от вопроса. Ты сильная или нет?

- Да не знаю я!

- А когда шла ко мне — знала? Знала. И когда сражалась с демоном во мраке подземелий старого города. Знала. А теперь обманываешь меня, говоришь, что не знаешь?

- Я не обманываю. Я правда не знаю… теперь. Ситуация другая. Такая, что я не могу разобраться в собственных ощущениях…

- Как это может влиять на силу? Она ведь не исчезает от смятения и непонимания. Она либо есть, либо нет. Спрашиваю  последний раз. Есть у тебя сила?

            И я, кажется, поняла, чего он от меня добивается!

- Да, - ответила четко и ясно. Не старику ответила, а себе. – Я сильная.

- Вот и хорошо.

            На этом наш невнятный диалог закончился. Мне казалось, что я поняла мастера Ишу, но легче мне от этого не стало. «Сильная, справлюсь» - попыталась успокоить себя. Нет, ну правда! Куда я денусь? Может, Эйб ошибся и меня вообще не выберут, а он наверняка ошибся. Сказал, небось, наугад, чтоб меня побесить… Вон он, вон! Ходит тут… Косится… Глаз так тряпкой и перевязан. А я так и не знаю, что там у него с лицом на самом деле? А вообще, разве должно меня сейчас Эйбово лицо волновать? Дела мне нет до его рожи, пусть хоть всего его перекосит!

            Я погрузилась в тренировку, пытаясь спастись от странных раздумий. 

            Физическая нагрузка не погасила, как думалось, а наоборот раззадорила душевные страдания. Я мучилась от вороха сбитых колтуном невнятных мыслей и образов. Эйб, Маду, Иша, Белый, Хоуп… Будто каждый из этих людей хотел немедленно сообщить мне нечто важное, но не мог. Или я стала параноиком? С каких пор? Не с тех ли самых, когда, заплутав в Лисичке, перенеслась в это Тридесятое… то есть, Четвертое царство, и теперь за новым поворотом судьбы жду чего-то… чего-то необычного. Это если мягко выражаться.

            Сбитая с толку собственными мыслями, я уселась на крыльцо и понуро уставилась на бредущую со стороны леса фигуру. Белый? Чего он тут забыл? Он разве не с Хоуп?

            Это действительно был Белый. Он быстро приблизился и уселся рядом на скрипучую доску.

- Привет, - поздоровался с нескрываемой тоской в голосе.

- Привет. Где Хоуп?

- Уже в Клубе.

- А ты чего не с ней? Я думала, ты поедешь с нами. Наставница сказала, что сегодня можно брать с собой группу поддержки из родственников и друзей.

- Вот еще, - недовольно фыркнул Белый. – Нечего мне там делать. Не больно-то охота весь этот ваш спектакль наблюдать, да и Хоуп просила остаться…

- Ясно, - я понимающе хлопнула друга по плечу. - Все ясно мне с вами. - Еще одно сомнение в общую копилку дурного настроения. Оказывается, этот день не только у меня такой дурацкий. Из-за Белого в голове все еще больше спуталось, сбилось в тугой мысленный колтун. - Тебе же нравится Хоуп. Зачем ты ее отпустил?

- Отпустил? – парень удивленно вскинул брови. – По-твоему, я должен был связать ее и запереть, что ли?

- Нет, конечно, - мои губы тронула скупая улыбка, - но поговорить, рассказать…

- Она сама все понимает. И - знаешь что? – я в нее верю. Верю в то, что она сделает правильный выбор.

- Ого, вот это оптимизм! Мне б такой… Удивительный ты человек, Белый… только знаешь? Вот честно! Не нравится мне это твое прозвище «Белый». Только не обижайся, но я должна была тебе это однажды сказать.

            Что за нелепое желание сиюминутного правдорубства на меня напало? Зачем я это сказала вообще? К счастью друг не обиделся, только отшутился:

- Придумай лучше, если не нравится, только с таким же смыслом.

            И я придумала. Сходу, будто озарение на меня снизошло:

- Широ.

- Что еще за Широ?

- Это значит «Белый», но только по-японски.

- По-японски… Ладно, я подумаю над твоей идеей. -            Тяжеленная ладонь дружески хлопнула меня промеж лопаток. – Пойду домой, тебе собираться надо.

- Ага.

            Странное чувство переполнило меня, и я вдруг крепко обняла друга:

- Ну что ты, мелкая, словно в последний путь отправляешься. Закончится ваш конкурс, и соберемся все вместе вечерком, винца попьем. Не драматизируй.

            Когда он ушел восвояси, я загрузилась по полной. Зависла, как старый комп и все сверлила, буравила даль пустым, немигающим взглядом.

            В общем, до отправки в Клуб я была так погружена в себя, что не замечала никого и ничего. Некоторых (Эйба, например) видеть не хотелось, но пришлось.

            Его присутствие напрягало. Просто дико напрягало! Видят боги, я не хотела пересекаться с ним взглядами, но то и дело натыкалась на него глазами, ловя себя на том, что вроде как сама ищу этой встречи. Ну, что за…
            Роковой день.

            Ёжась от волнения, я низко поклонилась Ише, кивнула соседу и на ватных ногах направилась к телепорту.

            Шла, словно в киселе. Состояние было какое-то странное – полусонное оцепенение. Тени баньянов резко пересекали путь, обезьяны в кустах кричали тревожно, предупреждающе. Моя подруга в царском ожерелье выскочила на дорогу и уставилась на меня неподобающе печальными глазами.

- Ну, ты-то чего? – пожурила ее я. – Вы все что-то знаете и не договариваете? Так?

            Обезьяна не ответила – сперва обхватила узловатыми лапами голову, а потом развернулась на сто восемьдесят градусов и указала мне на Ишину хижину. Что это могло значить – ума не приложу. Но не отступать же теперь из-за одной обезьяны? Да и старик мой сказал вполне доходчиво и четко: «Дойдешь до конца, тогда и поймешь». Значит, идти придется…

            В зале прибытия было не протолкнуться.

            День выбора – единственный раз, когда в Клуб позволялось брать родственников и слуг.

            Зачем, спросите, слуг? Все просто. Серьезность ситуации требовала особенно тщательного марафета, поэтому многие не стали полагаться на местных «стилистов» и притащили своих. Наряды тоже свои взяли – самые лучшие. Некоторые, как выяснилось, чуть ли не с рождения их готовили. Так, на всякий случай – вдруг на досуге в Клуб позовут? Что! Позвали? Тогда платьям-туфлям-накидкам можно и апгрейд драгоценный устроить.

            Меня вся эта мышиная возня волновала мало. Как оденут - так оденут. Раньше ведь как-то одевали?

            В переодевалке меня встретила Аахути и сама лично занялась моим внешним видом.

            Сперва загнала в кабину-раковину для ежедневного осмотра, потом в  душ, смыть послетренировочные пот и грязь, затем предложила намазаться какой-то пахучей дрянью (не люблю на себе духи и инородные запахи). Я отказалась, но наставница настояла. Пришлось уступить и запахнуть чем-то вроде персика… и выглядеть так же. Как персик! Такие мне выдали юбку и топ – то ли персикового, то ли розового цвета. Не сказать, чтобы я пришла в восторг, но спорить не стала – какая, в общем-то, разница? По мне так все мы – дэви – сейчас на одно лицо. Надушенные, размалеванные, увитые кудрями, как пудели… пардон, «усыпанные каскадом прекрасных локонов», как поэтично выразилась Аахути.

            А вокруг все шумели, прихорашивались.

            Я вгляделась в торжественные, напряженные лица девчонок. Анила, Китаб, Чури – да они не соперницы мне! В смысле, что я не хочу с ними враждовать, соревноваться, соперничать…

            Уставившись в  натянутую струной спину Амбис, я раздумывала о том, что происходящее начинает мне казаться все более и более неправильным. Даже неприятным. Финал. В любом случае он не радовал. Ведь когда я ввязалась во все это – думала, смогу в любой момент отказаться, соскочить. Подумаешь, авантюрка?

            Вот тебе и авантюрка… Я уже в финале «шоу» - сама не ожидала. Не думала, что все закончится так неожиданно быстро…

            Странно, но еще вчера вечером я относилась к происходящему спокойно, а теперь была как на иголках. Ощущение чего-то мерзкого и неотвратимого терзало душу изнутри.

            Вот дерьмо!

- Эй, Алсу! - Уверенная рука легла на мое плечо, пальцы настойчиво промяли шелк персикового топа. – Если я не выиграю, что вполне возможно и случится, желаю победы тебе.

- Спасибо, Амбис, - кивнула я в ответ. – Как твоя рука? Прости за нее.

- Нормально. В конце концов оно того стоило, - алые губы Амбис разъехались в улыбке, - теперь я знаю твой коронный прием. Почти все твои коронные приемы – выучила.

- А мне не жалко.

            Вот это действительно ценно. Действительно хорошо! Когда бывший враг стал другом. Ну, или мне хочется так думать, что между мной и Амбис больше не будет того напряжения, что прежде порождало искры и молнии.

            Спустя полчаса нас вывели на ту самую открытую площадку, где я впервые увидела Царя. Выстроили, как тогда, в две длинные линии.    Поднялся ветер. Он принялся трепать длинные волосы девушек, подкидывать над землей волны разноцветных подолов. Высоко в небесах, в самом зените, над головами собравшихся вспыхнула белая искра.

            Добро пожаловать, Маду. Сделай уже, наконец, свой выбор!

            С электрическим гулом и стрекотом айтмана Царя опустилась на каменные плиты площадки. Двенадцать пар механических коней – все те же, что и раньше! – дружно грянули оземь копытами и замерли в одинаковых позах.  Погасли световые кольца – опали и исчезли, выпустив к небесам радужный дым.

            Царь вышел из небесной колесницы, величественный, возвышенный, одухотворенный. Разлились по плитке алые шелка невесомых одежд. Золотом блеснули браслеты и кольца, кожа на лице и оголенных руках выглядела особенно синей в ярких солнечных лучах.

- Приветствую вас, прекрасные дэви.

            Девушки промолчали, как того требовал этикет ритуала. Старушка Аапти не одно занятие вбивала в нас сей ценный навык – молчать.

- Приветствуем тебя, великий Царь, - ответила за всех Аахути. – Готов ли ты сделать судьбоносный выбор?

- Готов.

            Все присутствующие замерли – перестали дышать. Было слышно, как двигают воздух сотни легких, сжимаются до скрипа зубы, до хруста кулаки. Родня участниц – у кого она имелась – волновалась ужасно! Кто-то даже в  обморок упал.

- Итак... – Новый уровень тишины. Слышно, как в саду за перилами листья падают на траву. – Мой первый выбор – это…

            Прозвучали имена.

            Десять имен, из которых я четко вычленила только свое и Светловское…

            По площадке прокатились вздохи радости и разочарования. Счастливицы гордо выступили вперед, а их родня радостно захлопала в ладоши.

            Мы с Хоуп сделали заветный шаг вместе со счастливой десяткой.

            Что? Мы все-таки попали? Адреналиновый всплеск эмоций сменился обреченностью. Конечно. Ведь никто в этом не сомневался. Ни Рупайя, ни Эйб. Даже Амбис, кажется, намекала, что знает. Судьба. Хотя, быть может, шанс проиграть еще есть? Так, стоп! Почему я вообще об этом думаю? О проигрыше…

- Десять дев удостоились выбора, но лишь две останутся…

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям