0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Книжный клуб заблудших душ » Отрывок из книги «Книжный клуб заблудших душ»

Отрывок из книги «Книжный клуб заблудших душ»

Книжный клуб заблудших душ от авторов Крут Анна Осенняя Валерия

Исключительными правами на произведение «Книжный клуб заблудших душ» обладает автор — Крут Анна || Осенняя Валерия Copyright © Крут Анна || Осенняя Валерия

Перед глазами замельтешили точки, к горлу подкатил горький ком. Не в силах удержаться на ногах, я ослабленно пошатнулась, в одно мгновение оказываясь в заботливых руках мистера Данкарэ. Он успел ловко предотвратить мое падение. Я испуганно посмотрела на него, встречаясь взглядом с внимательными и встревоженными синими глазами. Мистер Кольд волнуется? За меня?

Мы так и смотрели друг на друга в странной неудобной паузе. Но никто не спешил первым отвести взгляда. Я совершенно обо всем позабыла, даже тошнота отступила. Сердце громко стучало в груди, словно желая выпорхнуть. Все очарование момента исчезло в тот самый миг, когда у меня с плеча медленно сползла ночная сорочка. Память услужливо подсказала, в каком виде я нахожусь и где именно! Да еще и наедине с мужчиной... меня бросило в жар.

Кажется, мистеру Данкарэ было не до моих душевных терзаний. Он уверенно и крепко подхватил меня на руки, заботливо прошептав на ухо:

— Возьмитесь за шею.

Я послушно обвила ее руками, понимая, что просто не в силах что-либо сделать сама. Слабость накатила неожиданной волной, лишая меня возможности двигаться. Меня куда-то понесли, но я не видела, только чувствовала мерные шаги мужчины и тихий стук его сердца. Такой спокойный и ровный, не то что у меня. Мое, казалось, вот-вот выпрыгнет и даст деру.

Озноб становился все сильнее. Мне никогда еще не было так плохо. Я лишь одного не могла понять — лицо горит от смущения или от этого ужасного состояния? Поднялась температура? Я не знала. Да и не сильно сейчас пыталась над этим думать. Слишком дурно...

Следователь занес меня в уютную небольшую спальню, освещенную настенными светильниками. Бережно усадил на широкую кровать, отошел, чтобы снять с нее покрывало.

И только сейчас, оставшись без поддержки мистера Данкарэ, я ощутила себя совсем плохо! Даже сидеть оказалось невероятно трудно. Сознание плыло, тело казалось тяжелым и чужим. Захотелось поддаться слабости, провалиться в беспамятство, не беспокоясь о том, как при этом я буду выглядеть.

— Не беспокойтесь, это нормальная реакция на противоядие. Поверьте мне, просто нужно перетерпеть.

Его слова совсем меня не обрадовали. Мне становилось все хуже, и чувствовала я себя теперь как при высокой температуре.

— Вам необходимо уснуть, тогда перенесете все намного легче.

С этими словами он склонился надо мной, протягивая ладони, за которые я неуверенно взялась дрожащими руками. Мужчина помог мне приподняться и обхватил за талию, в то время как я переместила ладони ему на плечи. Никогда не думала, что буду столь беспомощной! Противное чувство. Хотя присутствие и помощь мистера Данкарэ вызывали необычное приятное чувство тепла в груди. Эти эмоции не объяснишь словами — их можно только ощутить. Когда замирает сердце и становится тяжело дышать, в ладошках появляется странное покалывание... или пульсация? Не знаю. Признаться честно, меня впервые охватывали такие чувства. Странные в моем ужасном состоянии и одновременно волшебные...

Может, это все из-за жара? Я отчаянно зажмурилась, стараясь отвлечься от мучивших меня мыслей. Что я уже успела придумать себе? Это ведь всего лишь помощь. Но почему тогда мне так неловко рядом с ним?

Холодные простыни обожгли сильнее любого огня даже через ночную сорочку. Я невольно вздрогнула, но мистер Кольд недовольно покачал головой, легонько коснулся моих плеч, настойчиво укладывая меня обратно. Потом меня укрыли пуховым одеялом и подогнули его края. Я хотела поблагодарить, что-нибудь сказать, но усталость накатила неожиданно. Белоснежный потолок с красивой люстрой расплылся перед глазами и пошел маленькими волнами. Вновь затошнило, но слабость взяла свое, и меня утащило куда-то далеко вниз, словно чьи-то руки схватили за талию и дернули на себя. Темнота полностью поглотила все вокруг, я лишь услышала отдаляющиеся шаги и в страхе зашептала пересохшими губами:

— Не уходите...

Сквозь сон ощутила знакомое горькое питье, коснувшееся губ. Но оно показалось столь мимолетным, что я даже не поняла: не приснилось ли? Картины были сумбурными и непонятными. Я куда-то бежала, что-то говорила и кого-то звала. Иногда чувствовала чье-то теплое прикосновение к лицу и успокаивалась.

В какой-то момент я проснулась и открыла глаза, замечая, что еще глубокая ночь. В комнате горела лишь одна настольная свеча, отражавшая мрачные тени на стене. Из приоткрытого окна дул легкий уже по-летнему теплый ветерок, надувая темные шторы. Рядом в кресле задремал мистер Кольд. Он не оставил меня? В груди заныло от переполнивших меня теплых чувств. Ведь, по сути, следователь никто мне. Мы даже не друзья, но почему-то этот мужчина обо мне заботится. Всегда рядом в трудную минуту...

Словно почувствовав, что я смотрю на него, следователь зашевелился и открыл заспанные глаза. Мне даже показалось, что я перестала дышать. На дне синих глаз проскользнуло нечто новое. Какая-то эмоция, которую я раньше не замечала. Беспокойство? Тепло? Я была слишком измотанной, чтобы понять.

— Как вы себя чувствуете?

— Уставшей, — честно ответила я и попыталась встать, но тут же была остановлена.

— Вам не стоит пока что подниматься. И желательно еще поспать, как минимум до утра, чтобы организм полностью восстановился.

Губы мужчины тронула ободряющая и ласковая улыбка. Кажется, я еще не видела у него такой... настоящей счастливой улыбки!

— Знаете, Рэбекка, вы очень храбрая девушка, — неожиданно проговорил следователь, сильно смущая меня. — Не каждая бы стала помогать...

Меня кротко погладили по волосам, словно маленького ребенка, и бережно поправили мне одеяло. Я хотела что-то ответить, сказать, но губы почему-то не слушались. Опять накатила слабость. Веки налились тяжестью, и я провалилась в уже знакомое, даже родное забытье.

Последнее, что я запомнила, то, как бережно коснулись моего лба...

 

***

Всю  ночь  я  промучилась  от  сильного  жара,  моментами  просыпаясь  от  того,  что  перехватывало  дыхание  и  ужасно  ломило  кости.  Однако  постоянное  присутствие  мистера  Данкарэ  меня  успокаивало.  Иногда  он  со  мной  говорил,  и  я  снова  крепко  засыпала,  зная,  что  не  одна.

Наутро  я  почувствовала  себя  намного  лучше,  хотя  легкая  слабость  в  теле  еще  оставалась.  Яркий  солнечный  свет  пробивался  сквозь  небольшую  щель  между  тяжелых  синих  гардин.  Протерев  со  сна  глаза,  я  села  и  осмотрелась.  Место,  в  котором  я  провела  эту  ночь,  оказалось  незнакомым.  Совсем  небольшая,  но  богато  убранная  спальня.  Я  не  сразу  осознала,  что  живу  теперь  у  следователя  и  эта  комната  его.  Но  стоило  мне  сделать  движение,  чтобы  подняться,  как  предплечье  неожиданно  пронзило  режущей  болью.  Перед  глазами  всплыли  картины  вчерашнего  вечера.  Мистер  Кольд,  аккуратно  обрабатывающий  рану  и  изучающий  яд  в  крови...

Краска  смущения  залила  лицо,  но  я  быстро  взяла  себя в руки. Сейчас не время и не место переживать из-за  моральных  принципов.  Я  прекрасно  это  понимала,  поэтому  постаралась  заставить  себя  забыть  на  время,  что  нахожусь  в  доме  взрослого  мужчины.  Это  только  защита.  Моя  безопасность.  Не  надо  придумывать  лишнего.  Он  всю  ночь  провел  у  моей  постели,  беспокоясь  обо  мне.  А  я  думаю  о  каких-то  девичьих  глупостях!

Тряхнув  волосами,  отгоняя  настойчивые  стыдливые  мысли, я решительно поднялась. На спинке в изголовье кровати висел аккуратно сложенный халат, а рядом на полу  оказалась  пара  мягких  тапочек.

Надев  предложенные  вещи,  я  вышла  из  спальни  и  оказалась  в  обычном  узком  коридоре  квартиры.  В  ранней  юности  мне  доводилось  бывать  в  таких  апартаментах  у  своих  школьных  подружек.  Только  здесь  все  выглядело  намного  дороже.  На  какое-то  мгновение  я  даже  испугалась,  что  потеряюсь!  В  коридоре  оказалось  невероятное  количество  дверей  по  обе  стороны.

Отчасти  интуитивно,  отчасти  припоминая  вчерашнюю  ночь,  я  направилась  в  конец  коридора.  И  вновь  всплывшая  перед  глазами  картина  заставила  меня  остановиться.   Я   отчетливо   вспомнила,   как   мистер   Кольд несет меня на руках. Сердце учащенно забилось, а  кожа  покрылась  приятными  мурашками  от  одной  только  мысли  о  прикосновениях  мужчины,  столь  ощутимых  даже  через  шелк  рубашки  и  халата...

—  Господи,  Рэбекка!  —  Я  сильно  похлопала  себя  по  щекам,  пытаясь  успокоиться.  —  О  чем  ты  думаешь?!

Рука  замерла  на  прохладной  дверной  ручке.  Я  натянула  на  лицо  улыбку  и  только  тогда  вошла  —  и  оказалась в знакомой комнате. При свете дня она выглядела  совершенно  иначе:  очень  просторная,  выполненная  в  песочных  цветах  и  почти  не  захламленная  мебелью,  что являлось нехарактерным для комнаты такого типа. Как  правило,  в  гостиной  ставили  много  мягкой  мебели,  чтобы  гостям  было  где  посидеть,  а  стены  занимали  в  основном  книжные  шкафы,  желательно  с  редкими  томами,   чтобы   пришедшие   видели   интеллектуальность  хозяина  дома.

По  обстановке  гостиной  Мистера  Кольда  нельзя  было  сказать,  что  он  гостеприимный.  Никаких  особых  украшений,  произведений  искусства  кроме  напольных  часов  с  кукушкой  я  у  него  не  заметила.  Не  было  и  никаких  шкафов,  лишь  одинокий  сервант.  По  центру  небольшой  круглый  столик,  на  котором  даже  скатерти  или  какой-то  салфетки  не  наблюдалось.  У  столика  стояло  несколько  кресел,  а  в  дальнем  углу  комод  с  одинокой  свечой  и  кристаллом  связи.  Аппарат  завис  над  поверхностью  и  сверкал  розоватым  светом.  Скорее  всего,  кристалл  держится  благодаря  незаметной  подставке  из  железа.  Кольцо  на  трех  ножках,  внутри  которого  кристалл  для  связи  словно  парил,  не  касаясь  его.

—  Вы проснулись, мисс? — из соседней двери, с посеребренным  подносом  в  руках,  появился  мистер  Кольд.

Я  кивнула,  лихорадочно  соображая,  что  же  сказать  в ответ. Пожелать доброго утра? Попутно кинуть взгляд на  часы?  Не  будет  ли  это  моветоном?  Ведь  я,  похоже,  умудрилась  проспать  до  полудня!  Однако  я  ошибалась  —  часы  показывали  всего  десять.  Я  облегченно  выдохнула.  Все-таки  не  хотелось,  чтобы  из-за  меня  человек  не  мог  приступить  к  своей  работе.  Но,  кажется,  мужчина  не  заметил  моего  замешательства.  Поставив  поднос  на  стол,  он  поинтересовался,  как  я  себя  чувствую.

Признаться  честно,  меня  очень  удивляла  его  забота.  Не  то  чтобы  я  считала  следователя  совсем  плохим  человеком,  просто  у  него  есть  веские  причины  обращаться  со  мной  иначе.  В  первую  нашу  встречу  он  показался  мне  несколько  жестким  и  суровым  человеком,  который не потерпит компромиссов. Особенно во всем, что  касается  работы.

И вновь это стало моей ошибкой. Первое негативное впечатление  разлетелось  в  пух  и  прах.  Ведь  Данкарэ  Кольд  продолжает  скрывать  чужую  тайну  о  запрещенном  даре.  Моем  даре!  Охраняет,  словно  я  что-то  значу  для  него.  Невольно  вспомнились  сказанные  Дарлом  слова:  «У  него,  что  ли,  людей  для  этого  нет?»  И  в  самом  деле!  Не  поверю,  что  у  сотрудника  королевского  магического  надзора  не  имеется  помощников.  Так  почему  он  сам  занялся  этим  делом?  Почему  обеспечил  меня  своей  защитой?  Ведь  я  не  близкий  ему  человек  и  не  какая-нибудь  дальняя  родственница.  Мне  было  приятно  осознавать  такое  внимание,  но  в  то  же  время  меня  оно  немного  настораживало.  Я  не  понимала  причин...

—  Вам  все  еще  нехорошо?  —  обеспокоенно  спросил  мужчина,  так  и  не  дождавшись  ответа  на  свой  вопрос.

—  Воды...  —  вяло  попросила  я,  чувствуя  сильную  жажду.

—  Да,  конечно.  Я  как  раз  нес  вам  теплого  чая  в  постель,  но  раз  вы  уже  встали...  —  несколько  рассеянно  ответил  мужчина,  вновь  поднимая  поднос  с  сервизом  и  разворачиваясь  к  дверям,  из  которых  появился.  —  Пройдемте  со  мной!

Я  послушно  последовала  за  ним  —  и  вскоре  оказалась  в  овальной  столовой,  практически  полностью  выполненной из дерева. При этом интерьер не напоминал деревенский  стиль,  а  выглядел  очень  современно.  Пол,  стенные  панели,  мебель  —  отполированные  и  с  искусной  резьбой,  сразу  видно,  что  вышли  из  умелых  рук  одного  мастера.  Даже  потолок  украшали  деревянные  балки,  но  не  такие,  как  я  привыкла  видеть.  Эти  были  изогнуто  вырезанные,  словно  ветки,  переплетающиеся  между  собой  и  покрытые  лаком.  Они  скорее  были  декоративными,  сем  поддерживали  свод.  В  центре  своеобразного креста была люстра с очень длинным основанием,  отчего  она  висела  всего  в  полуметре  от  стола.

—  Красиво!  —  не  сдержала  я  своего  восхищения.

Судя по здешней обстановке, столовую мистер Кольд любил  больше,  нежели  гостевую  комнату.  Впрочем,  возможно,  все  дело  в  том,  что  мужчина  редко  приглашает  кого-то  в  гости?  Поэтому  он  не  стал  уделять  особого  внимания  интерьеру  гостиной?

—  Спасибо,  —  следователь  никак  не  отреагировал  на  мой  комплимент,  занятый  выставлением  сервиза  на  стол.

Замечая,  что  я  не  спешу  садиться,  следователь  пригласил меня к столу, вежливо отодвинув для меня стул. Признаться,  такое  отношение  льстило.  Не  припоминаю,  чтобы  кто-то  так  же  галантно  за  мной  ухаживал.

—  Я  распорядился,  чтобы  сюда  доставили  ваши  вещи.

Перед  глазами  всплыла  яркая  картина,  как  несколько  габаритных  мужчин  роются  у  меня  в  шкафу,  доставая  рубашки,  платья,  корсеты,  белье...  Лицо  моментально  залила  краска  смущения,  и  мне  стало  немного  не  по  себе.  Видимо,  моя  реакция  не  укрылась  от  Данкарэ,  так  как  он  почти  сразу  поспешил  с  насмешливой  улыбкой  уточнить:

—  В  магическом  отделе  работают  не  только  мужчины.

Я  покраснела  пуще  прежнего,  уловив  в  голосе  следователя  легкие  нотки  сарказма.  Точно!  Ведь  в  отделении  я  несколько  раз  видела  Лину.  Право  слово,  я  веду  себя,  как  какая-то  глупышка!  Не  успела  попасть  в  дом  мистера  Данкарэ,  как  заливаюсь  краской  по  любому  поводу.

— Можно мне воды? — робко напомнила я, непроизвольно  берясь  ладошкой  за  горло.  Мне  дико  хотелось  пить!  Как  никогда  еще,  наверное...

Мужчина  без  слов  налил  чаю,  кинул  туда  кружочек  лимона  и  вкрадчиво  поинтересовался:

—  Сахар?

—  Простите,  но  мне  так  душно,  что  я  бы  выпила  обычной  прохладной  воды.

Вот  только  следователь  почему-то  все  равно  поставил  передо  мной  чашку  чая,  от  которой  шел  еле  заметный  пар.

—  Простите,  но  вам  сейчас  желательно  выпить  чего-нибудь  горячего  и  сладкого.  Поверьте  мне,  это  поможет  быстрее  избавиться  от  слабости.

—  Тогда  одну  ложку  сахара,  пожалуйста.

Мистер Кольд улыбнулся, положил сахар в чай, размешал  его  и  протянул  мне  чашку.  Поблагодарив,  я  немного  отпила,  чувствуя,  как  по  телу  разливается  жар. Однако  и  слова  не  сказала  мужчине.  Думаю,  ему  виднее,  что  так  будет  лучше.

—  Вам  стоит  поесть,  —  он  не  спрашивал,  констатировал. Разрезал пополам круассан, намазал его маслом и  лишь  потом  протянул  на  блюдце  мне.

—  Спасибо,  —  я  стала  отламывать  от  выпечки  маленькие  кусочки.  В  другое  время  круассан  показался  бы  мне  очень  аппетитным,  но  сейчас  мне  кусок  в  горло  не  лез.  Слишком  тяжелые  мысли  одолевали.  Я  не  решалась  спросить  о  том,  что  меня  так  сильно  волновало.

—  Мистер  Кольд...

—  Просто  Данкарэ,  —  решительно  поправил  он.  —  Сейчас  не  до  бессмысленных  церемоний.  Они  только  время  отнимают.

И вновь этот мужчина заставил мои щеки пылать от смущения!  Пора  прекратить  это  и  наконец  взять  себя  в  руки.

—  Мисте...  Данкарэ,  —  невольно  сглотнула  я.  Все-таки  непривычно  произносить  его  имя  столь  неофициально.  —  Я  хотела  спросить...  семья  погибшего  полицейского.  У  него  она  была?

Мужчина  пристально  на  меня  посмотрел.

—  Рэбекка,  не  нужно  забивать  этим  голову.  Он  был  человеком  короля  и  добровольно  выбрал  путь  служителя  закона.  Это  его  обязанность.  Вам  незачем  винить  себя.

—  Да,  вот  только  если  бы  я  не  ввязалась  в  эту  историю...  —  угнетенно  проговорила  я,  неосознанно  противясь  словам  мужчины.  Но  мистер  Кольд  не  дал  мне  договорить,  немного  резко  перебил  и,  потянувшись  через  весь  стол,  неожиданно  ласково  взял  в  руку  мою  ладошку.

—  Прошу,  давайте  не  будем  об  этом.  Я  запрещаю  вам  думать  о  нем.  У  нас  есть  куда  более  важные  дела.  Именно  от  них  зависят  судьбы  еще  живых  людей.  Нечего  вспоминать  о  мертвых,  когда  есть  кого  спас.

—  Всю  свою  жизнь  я  только  и  думаю,  что  о  мертвых!  —  резонно  напомнила  ему  я,  не  в  силах  сдержать  грустной  улыбки.

Мужчина  не  стал  что-либо  говорить,  а  я  отчего-то  смутилась и забрала руку. Не знаю, чем бы закончился этот разговор, но тонкий пронзительный звук заставил следователя  подняться  из-за  стола  и  вернуться  в  гостиную.

Пользуясь  случаем,  чтобы  не  продолжать  трапезу,  я  последовала  за  ним.  Данкарэ  с  кем-то  говорил  по  кристаллу  связи.  Заметив  меня,  быстро  закончил  беседу  и  коротко  сообщил.

—  Привезли  ваши  вещи!  Подождите  здесь,  я  сейчас  заберу  их.

Следователь  скрылся  в  дверях.  Ненадолго.  Почти  сразу  вернулся,  неся  с  собой  знакомый  ридикюль,  который я обычно использовала для длительных поездок.

—  Надеюсь, Лина сделала все как надо, — сдержанно сказал следователь, протягивая мне чемоданчик. — Можете  переодеться  в  своей  временной  спальне.  Около  нее  есть  дверь  в  ванную  комнату.  Вы  помните  дорогу  или  вас  проводить?

Я  поспешно  отказалась,  прекрасно  запомнив  с  первого  раза,  где  все  находится.  Что  таить  —  мне  хотелось  как можно быстрее привести себя в порядок. Мне было невероятно  стыдно  находиться  в  столь  ужасном  виде  перед  следователем.  И  ведь,  если  подумать,  мистер  Кольд  первый  мужчина,  перед  кем  я  предстала  совершенно  непричесанной,  заспанной  и  неумытой.  Внутри  все  неприятно  сжалось,  а  лицо  снова  обдало  жаром.  Нет,  пора  с  этим  прекращать!  Почему  именно  при  следователе  я  постоянно  смущаюсь?!

Воспользовавшись  уборной,  я  с  любопытством  посмотрела,  что  же  взяла  для  меня  Лина.  Девушка  постаралась  на  славу.  Здесь  оказалось  чистое  белье,  несколько  простых  платьев  и  немного  аксессуаров  с  туалетными  принадлежностями.

Мой  выбор  пал  на  весеннее  платье  нежно-голубого  цвета.  Хорошо,  что  работница  КМН  положила  именно  эти  наряды.  Скромные  однотонные  платья  без  украшений  были  именно  тем,  в  чем  я  нуждалась.  Почему-то  мне  казалось  странным  надеть  нечто  цветастое  или  яркое  в  моей  нынешней  ситуации.

—   Прекрасно   выглядите!   —   с   теплой   искренней   улыбкой  сделал  мне  комплимент  мужчина,  как  только  я  вернулась  в  гостиную.  —  Вам  очень  идут  распущенные  волосы.

—  Спасибо!  —  неловко  поблагодарила  я,  стараясь  при  этом  не  выдать,  как  приятны  мне  его  слова.  Он  даже  заметил,  что  я  распустила  волосы!  Я  не  часто  себе  такое  позволяла,  а  сейчас,  наверное,  лишившись  всяких сил, поленилась заплетать косу. Только боковые пряди  у  висков  соединила  сзади  заколкой,  чтобы  в  лицо  не  лезли.  Права  была  Нийдлейла,  уверяя,  что  мужчинам  нравятся  свободные,  а  не  подобранные  локоны.  Странное дело, но мне хотелось слышать комплименты от  следователя...

«Господи,  Рэбекка,  что  с  тобой?!»  —  осадила  я  саму  себя,  неожиданно  осознавая,  о  чем  именно  думаю.

—  Как вы смотрите на то, чтобы наведаться к Чарльзу Ливинстону? — небрежно спросил Данкарэ, отвлекая меня  от  мыслей.  —  У  вас  хватит  сил?

В первое мгновение я растерялась, не зная, что ответить. Признаться честно, я все еще плохо себя чувствовала,  слабость  в  теле  давала  о  себе  знать.  Вот  только отказать  в  поездке  следователю  с  моей  стороны  было  бы  сущим  эгоизмом.  Поэтому  я  кивнула.

— Я знал, что вы согласитесь, — с некой самоуверенностью  проговорил  мужчина,  предлагая  мне  локоть.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям