0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Когда следы ведут в зазеркалье » Отрывок из книги «Когда следы ведут в зазеркалье»

Отрывок из книги «Когда следы ведут в зазеркалье»

Автор: Крутень Мария

Исключительными правами на произведение «Когда следы ведут в зазеркалье» обладает автор — Крутень Мария Copyright © Крутень Мария

Глава 1

Громко стуча каблуками башмаков – из-за того, что эта часть Университета сейчас была совершенно безлюдна, звук казался ещё оглушительнее – Клэр бежала по коридору. До нужной аудитории оставалось ещё метров сто, а до начала профориентации всего пара минут. Мастер Лиен задержал её сегодня, показывая новый приём, а затем, проверяя, как она его усвоила. После занятия она успела только переодеться, на то, чтобы заново причесаться и припудрить лицо времени не хватило. Семнадцатая, девятнадцатая, двадцать первая…. Вот и она – 23Б. Остановившись перед дверью, девушка потратила несколько секунд на то, чтобы выровнять дыхание, и  только после этого открыла дверь и ровным уверенным шагом вошла в аудиторию. Едва скользнув взглядом по собравшимся, Клэр неспешно прошла к первой парте, ближайшей к столу преподавателя, и, чинно за неё усевшись, достала тетрадь и письменные принадлежности. За её спиной звучали приглушённые смешки и, казалось, прозвучало её имя, но девушка уже давно научилась не обращать внимание на подобное. Тем не менее, её разозлило то, что рыжий нахал со своими прихвостнями оказался здесь. Неужели его, действительно, привлекает служба в БоРЗ или … или он как-то узнал, что она будет здесь? Нет, не может быть! Она никому ни разу даже не намекнула об этом. Слегка повернув голову вправо, она ободряюще улыбнулась Гэру Дэйлу, который сидел за первой партой в соседнем ряду. Единственная достойная личность среди всех собравшихся. Можно даже надеяться, что их поставят в пару. Гэр зарделся и удивлённо, даже немного испуганно посмотрел на неё в ответ. Клэр пожалела, что не успела нанести свой обычный грим на лицо, но, с другой стороны, Гэр красивый парень, в отличие от некоторых, к тому же, достойный, никогда к ней не приставал и не обижал, не высмеивал, даже чужим насмешкам не потакал. Девушка улыбнулась ему ещё раз. За спиной уже прозвучала откровенная колкость в её адрес, за которой последовал громкий женский хохот.

- Пэт, ты такой классный! – на взгляд Клэр Аника Сойл всегда перебарщивала с жеманностью.

- Пэт, а что ты делаешь сегодня вечером? – Бригида Крол, в отличие от подруги, всегда шла к цели напрямик.

- Тренируюсь, - лениво ответил парень. Клэр, казалось, что она затылком чувствует его взгляд.

- А потом? – протянула третья подруга.

- Сплю, - ещё более ёмко ответил тот. Клэр едва не застонала. Если те останутся в группе, то ей каждый день придётся выслушивать нечто подобное. Оставалось только надеяться, что теоретические занятия не продлятся долго, а не практике они окажутся как можно дальше друг от друга.

- Эй, ты куда?! – хором возмутилась троица, но сквозь гогот остальных сокурсников Клэр уже слышала, как парень спускается вниз.

- Ты что здесь делаешь, заучка? Неужели, ошиблась номером аудитории? – рыжий плюхнулся на лавку рядом с ней. Хотя рыжим его можно было назвать с большой натяжкой, так как его русые волосы лишь слегка отливали рыжиной, но девушка предпочитала называть его про себя именно так. Клэр сочла ниже своего достоинства реагировать на подобное обращение и даже не повернула к парню головы.

- Ты зарываешься, Торн, - раздалось шипение позади неё. – Представляешь, что будет, если ты не сдашь практику?

Клэр представляла себе последствия даже лучше Селины, но это был, тем не менее, её единственный шанс пересилить обстоятельства, поэтому бороться она была намерена до конца. 

- Ты-то её точно не сдашь, - всё-таки не удержавшись, съязвила она в ответ.

- Ты-ы-ы…..

- Я даже боюсь себе представить, как отреагирует Сандр на твою выходку, - перебила двоечницу напористая подружка. – Да и у других на тебя были планы…

- А ну, брысь отсюда! – рыжий, по-прежнему не отводивший взгляда от Клэр, прикрикнул на свой эскорт, и те, шипя и фыркая, вернулись наверх.  

- Ты с кем-то кувыркалась, Торн? – подозрительно спросил он у девушки. Та едва удержалась от того, чтобы возвести очи горе. Магистр Остершарф, который должен был вести у них практику, почему-то запаздывал, и Клэр уже пожалела, что не стала тратить время на то, чтобы привести себя в порядок.  

- У тебя волосы взлохмачены и румянец на все щёки…. – он едва ли не принюхивался, а голос парня звучал необычно зло: – Кто он!

- Зачем тебе это знать? – девушка всё-таки к нему повернулась. Несмотря на, казалось бы, развязную позу тот, действительно, был напряжён.

- Зубы пересчитаю, – серьёзно ответил он, словно говорил о чём-то само собой разумеющемся. Клэр представила себе как мелкий и тщедушный рыжик пытается подраться с мастер Лиеном и, не удержавшись, рассмеялась. Тот заметно побледнел, но ответить ей не успел.

- Что здесь за балаган! – грозный рык заставил всех студентов подскочить и встать по стойке смирно. – Что самое главное в нашей работе?! - магистр Остершарф за два быстрых шага достиг кафедры. – Скажите, мозги? Тысячу раз правы – те, у кого баллы хоть по одному предмету ниже среднего, могут сразу паковать вещи и на выход из аудитории – но правы только наполовину! Самое главное – дисциплина! Отставить смешки и разговорчики! Хоть одно слово сказано без разрешения – на выход! Сели!

Студенты дружно уселись на свои места, а преподаватель грозно оглядел доставшийся ему контингент, уделив особое внимание Клэр и трём подружкам, сидевшим выше, единственным в аудитории девицам. Достав из папки листок, который, как вскоре стало понятно, был списком их группы, он пробежал его глазами и выкрикнул:

- Мисс Торн!

- Я, сэр! – Клэр подскочила, всеми силами скрывая страх. За спиной послышались шёпот и смешки.

- Отставить! – грозный рык и снова воцарилась тишина.

- Что вы здесь делаете, мисс Торн?! – немигающий взгляд магистра, казалось, прожигал насквозь.

- Хочу стать следователем Бюро по Расследованиям в Зазеркалье, - чётко отрапортовала она. Остершарф хмыкнул и ещё раз сверился со списком.

- У вас высший балл по артефакторике! – обвиняющим тоном заметил он.

- Отличное знание этого предмета – непременный залог успеха для любого следователя, - не моргнув глазом, парировала Клэр. Видимо, её ответ понравился магистру, так как он, усмехнувшись, кивнул ей, чтобы она садилась.

- Мисс Гибс!

- Я-я-я, - протянула та, медленно вставая. Клэр не утерпела и посмотрела назад. 

- На выход! – скомандовал магистр Остершарф, тут же теряя к той интерес.

- Почему?! – возмутилась Селина, надув губы.

- У вас нет ни одного предмета, по которому ваши баллы были бы выше среднего, - отрезал преподаватель, не обращая внимания на выпяченную грудь. – Внимание на меня! – прикрикнул он на студентов. Рыжий сосед был единственным, кого не заинтересовало происходящее с Селиной. Вместо этого он снова буравил взглядом Клэр.

- Я исхожу из предположения, что вы все, кто пришёл сюда, сделали сознательный выбор, а значит должны быть уже знакомы с основами профессии, - продолжил магистр, - поэтому тратить время на повторение теории не будем. Насколько хорошо вы её усвоили, мы с вами проверим послезавтра, - он повертел в руках толстенный том «Основ криминалистики», а Клэр порадовалась, что догадалась заранее проштудировать учебник.

- Ваша фамилия?! – рявкнул вдруг он кому-то за спиной девушки.

- Блисс, сэр, - дрожащим басом прозвучал ответ.

- У вас есть вопрос по существу, студент Блисс?

- Да, сэр, - чуть более уверенно промямлил тот. – Э-э-э… предполагается, что мы должны были прочитать учебник до начала занятий?

- Разумеется, студент Блисс, ведь с сегодняшнего дня у вас начинается практика, - холодно отреагировал магистр. – Если вы этого до сих пор не сделали, то у вас будет целых сорок четыре часа, чтобы наверстать упущенное. Ещё вопросы?

- Э-э-э….. Да, сэр! Предполагается, что оставшиеся четыре часа мы можем потратить на сон? – неуверенно спросил нерадивый студент.

- Предполагается, что эти четыре часа вы потратите завтра на оформление пропуска в БоРЗ и первичное знакомство с вашим делом, - огорошил того преподаватель. Впрочем, не только его. Сама Клэр тоже пребывала в шоке от того, как стремительно начинается практика. И какое дело тот имеет в виду? Ответ на этот вопрос они все получили сразу же.

- Группа будет мною разбита на пары, - начал Остершарф, но про этот момент студенты уже знали. Клэр бросила короткий взгляд на Гэра, но тот, не отрываясь, смотрел на магистра.

- Всего, таким образом, будет семь групп, - подсчитал тот студентов. – Каждая группа получит в расследование реальное дело из тех, что так и нераскрытыми были сданы в архив, - продолжил он, вызвав возмущённый гул. – Кто-то желает пройти практику по другой специальности? – этого оказалось достаточно, чтобы снова добиться тишины в аудитории. Клэр посмотрела налево – на соседа. Может, он желает поменять специализацию? Но того, казалось, не взволновали ни предстоящий экзамен по учебнику, ни то, что им предстоит работать с делами, которые даже настоящие следователи не смогли раскрыть. Развернувшись к ней вполоборота и хмурясь, тот смотрел прямо на неё, но, что больше всего поразило девушку, магистра Остершарфа странное поведение рыжего студента совсем не волновало.

- Не стоит так пугаться, - голос  магистра, казалось, подобрел, отчего многие в аудитории дружно вздрогнули. – Никто не требует от вас, чтобы вы раскрыли дело. Но! – прервал он вздох облегчения, разнёсшийся по помещению. – Вы, тем не менее, должны будете приложить к этому максимальные усилия. Ознакомившись с делом, вы изложите свои соображения мне, а также план ваших действий, на следующей неделе. Под планом, - снова повысил голос Остершарф, - я имею в виду не переписанный из учебника порядок действий следователя, а реальную стратегию, исходящую из специфики исключительно вашего дела. Есть вопросы?!

- Да, сэр! – встал Рехт со второй парты. – Каким образом будут распределены дела между группами? – задал он, действительно, важный вопрос, но при этом, почему-то скосил глаза на рыжего.

- У меня нет, и не может быть любимчиков, если вы это имели в виду, студент! – яростная отповедь заставила того упасть на своё место. – Заготовленные дела будут ждать вас в БоРЗ завтра с самого утра, - добавил магистр спокойнее. – Вы их сами выберете, вытянув понравившуюся вам папку, не зная содержимого, разумеется. Так что, у тех, кто заявятся первыми, будет больше выбора, чем у последних. Приходить можно только вдвоём! – снова повысил голос он. – Не забывайте, что вы работаете в паре! Умение работать в команде – необходимая черта следователя. Итак, пары! – Остершарф обвёл суровым взглядом притихших студентов и снова перевёл его на список. – Первая пара – Блэйк и Торн, вторая – Рехт и Дэйл, третья …..

«Что-о-о-о!» - хотелось закричать Клэр, но за неё это сделала Бригида.

- Что?! Но как же так, Пэт? – воскликнула она, прервав преподавателя.

- На выход! – взорвался тот. – Я предупреждал, хоть одно сказанное без разрешения слово – практику проходите по другой специальности!

- Но…. – осознав, что натворила, начала подружка рыжего.

- На выход!

Демонстративно громко стуча острыми каблучками, та спустилась вниз и, обогнув парту, за которой сидели Клэр с рыжим, направилась к выходу, бросив, напоследок, озлобленный взгляд на девушку и непонимающий на её соседа.

Последний, на удивление, отнёсся совершенно равнодушно к этой эскападе, так что Клэр даже захотелось его в этом укорить, но, вовремя вспомнив о предупреждении преподавателя, оставила своё мнение при себе. Впрочем, обычно она именно так и поступала, тем более, что гораздо больше, чем скандальный уход Бригиды её беспокоило то, что её поставили в одну пару с соседом по парте. «Надо было сразу садиться рядом с Дэйлом!» - посетовала она на свою собственную недальновидность. Что же теперь? Практику, скорее всего ей придётся тащить одной и при этом терпеть этого – она покосилась на довольного жизнью соседа – рядом.

- Третья пара, - между тем продолжил магистр, - Сойл и…..

- Я тоже ухожу! – прервала его Аника и, кое-как собрав вещи, выбежала из аудитории, к счастью, без демонстративных взглядов.

- Замечательно, - прокомментировал её уход Остершарф и посмотрел прямо на Клэр. Та, сделав вид, что намёк совсем не понимает, сверлила его взглядом прилежной ученицы. Снова усмехнувшись, тот всё же вернулся к списку и закончил разбивку на пары, после чего, ещё раз напомнив про посещение БоРЗ и про экзамен, их покинул. Пока девушка, так и оставшись сидеть за столом, пыталась осознать всё, что на неё навалилось, её сосед встал и, не оглядываясь, вышел из аудитории.

- Блэйк! – догнала она его уже в коридоре. – Ты куда это собрался?!

- К себе, - странно улыбаясь, ответил тот и сделал пару шагов в её сторону. – Хочешь присоединиться?

- Мне не до шуток! – осадила его Клэр, тем не менее, отступая к стене. – Ты слышал, что нас поставили в пару?

- Кажется, да, припоминаю. Ты этому рада? – опёршись рукой об стену, он попытался над ней нависнуть, но из-за того, что они были примерно одного роста, по её мнению, выходило жалко.

- Нет, - честно ответила она, пытаясь убрать его руку, но та, казалось, была как литая. – Может, скажешь магистру Остершарфу, что не хочешь быть со мной в паре?

- Я? – искренне удивился парень. – Может, ты сама…. откажешься от практики?

- Ну, уж нет! – возмутилась Клэр. Придётся всё-таки терпеть его целый семестр. Или больше? Сколько времени займёт у них это расследование? – В БоРЗ нам нужно прийти вместе, поэтому встречаемся в Главном Холле завтра в половине восьмого.

- А что так рано-то? – возмутился навязанный ей напарник.

- Рано? – поразилась девушка. – Контора открывается в восемь, и если мы хотим выбрать самое лёгкое дело, то нужно прийти туда первыми!

- А как ты выберешь самое лёгкое? – усмехнулся парень. – Открывать же их нельзя.

Надо же, а он внимательно слушал!

- Выберу самую тонкую папку, - пожав плечами, ответила она.

- Балда! – рассмеялся рыжий. – Слушай, может, всё-таки на артефакторику пойдёшь?

- Ну, знаешь ли! – раскрасневшейся Клэр захотелось применить тот самый приём, которому её сегодня научил мастер Лиен.   

- Торн, ты знаешь, что, когда краснеешь, то становишься ещё краше? – огорошил вдруг её напарник. Быстро потеряв запал, девушка растерянно на него посмотрела.

- Ладно, объясняю, - громко начал он, - чем толще папка, тем больше материала удалось нарыть следователям, значит, есть с чем работать, а если тонкая, то нет ничего, тупик.

- Ты зачем орёшь? – прошептала девушка, заметив, что остальные сокурсники остановились рядом и прислушиваются к их разговору.

- Хочешь разговаривать тише? – он резко наклонился, почти коснувшись её лица. Стремительно отстранившись, Клэр едва не застонала. А ведь ей придётся это терпеть!

- Значит так, завтра в семь тридцать в Главном Холле! – скомандовала она и, развернувшись, направилась в общежитие.  

- Торн, я не встаю так рано!  В это время я ещё сплю! – возмутился тот, следуя за ней.

- Что же ты делаешь ночью? – удивившись, повернулась к нему девушка.

- Приходи, узнаешь, - подмигнул тот, и Клэр отвернулась, прежде чем парень заметил, что она снова начала краснеть. Да она за весь последний год столько не краснела как за один сегодняшний день! Удастся ли ей выдержать эти полгода?! «И не такое выдерживала!» - напомнила она себе и ускорила шаг. Некстати вспомнились злобные слова и взгляды Бригиды. Не успела ли уже та затеять против неё какую-нибудь пакость? Посмотрев вверх, она убедилась, что в коридоре, по которому она шла, есть зеркала слежения. Здесь на неё нападать никто не будет. Рыжик молча шёл позади, словно провожал её, как когда-то… давно. Неужели, прошлое может вернуться вспять?

- Я иду в женское общежитие, - на всякий случай, сказала она ему. Вдруг он не заметил?

- Я вижу, - тот не отставал.

- Я иду к себе, - заявила она, сворачивая в свой коридор.

- Пойдём вместе? – весело предложил парень, но, когда Клэр к нему повернулась, глаза его отнюдь не смеялись.

- Ещё чего! – возмутилась девушка, встав у него на пути и скрестив руки на груди.

- Жаль, - протянул тот и, обогнув напарницу, направился дальше. – Пойду, тогда, утешусь где-нибудь ещё, - донеслось до неё. Клэр, не оглядываясь, бросилась к своей комнате и, только оказавшись внутри, перевела дух. Вот наказание! Она всё-таки ошиблась – прошлое вернуть нельзя.

 

Глава 2

Четыре года назад, сбежав из дома в столичный университет, Клэр наивно полагала, что самое худшее в её жизни позади. Выросшая в провинции, вдали от общества, она имела несколько идеализированные представления о жизни, окружающем мире, а также своём будущем. С детства её завораживали зеркала и возможности, которые те предоставляли. Когда был ещё жив отец, тот частенько сам кастовал зеркало и показывал ей изображения из разных мест – то горы, то море, то оживлённые улицы каких-то городов – но после его смерти это зеркало исчезло. В доме, почему-то не осталось никаких зеркал, кроме одного тайного, которое Клэр хранила в своём медальоне. Если его раскрыть, то с одной стороны была миниатюра её матери, с другой – портрет отца. Именно эта сторона была двойной, за портретом было ещё одно отделение, в которое было вставлено тонкое зеркальце. Девушка порой смотрела в него, представляя себе движущиеся картины, которые ей показывал отец, а иногда просто смотрелась, сравнивая себя со своей матерью. Все её неумелые попытки накастовать что-нибудь реальное, конечно же, заканчивались неудачей. Поэтому, когда перед ней стал выбор, куда бежать, вопрос сразу же разрешился в пользу Университета, где как раз обучали работе с зеркалами.

Даже древние хроники расходились во мнениях, когда и благодаря кому зеркала стали неотъемлемой частью жизни, но сейчас невозможно было себе представить дом зажиточного человека, тем более аристократа, без богато украшенного зеркала на стене. Их использовали для переговоров, создания порталов, тайных хранилищ, а также слежки, грабежа и прочих тёмных дел. При должном мастерстве кастовика, можно было использовать для этих целей любую отражающую поверхность, но из-за рисков обыватель всегда отдавал предпочтение изготовленному лицензированным артефактором зеркалу, на котором заранее были нанесены защитные и экранирующие узоры. Любые же другие отражающие поверхности было принято прикрывать или защищать подобными блокирующими чужое вторжение знаками. Для облегчения использования зеркал пользователем артефакторы заранее также наносили на него координаты точек перемещения или лиц, с которыми обычно связывался заказчик. Для связи и перемещений использовались разные зеркала, так как на одно можно было нанести не более пяти подобных координат. В некоторых домах целые комнаты отводились под зеркала, но другие предпочитали не иметь в доме большое количество отражающих поверхностей, каждое из которых, потенциально, могло быть взломано, и предпочитали только одно универсальное. На таком зеркале не было закреплённых узором координат, тем не менее, оно стоило гораздо дороже, к тому же для любых с ним действий на него наносил координаты обученный специалист, кастовик. Это мог быть кто-нибудь из членов семьи, прошедший обучение в Университете, но чаще всего такого специалиста нанимали.

Артефакторы, кастовики, охранники, экранники – возможностей для выпускников Университета было много, но Клэр изначально привлекала именно артефакторика. Ещё до поступления в учебное заведение ей представлялось, что, закончив обучение, она могла бы открыть свою лавочку и создавать, нет, творить, для людей необыкновенные зеркала. Но, оказалось, что в реальность её планы не вписывались.

В прошлые столетия конкуренция в такой прибыльной отрасли как изготовление зеркал приводила даже к настоящим цеховым войнам, в которых страдали не только сами артефакторы но и их заказчики. Считалось обычным делом подпортить портальный узор так, что человек воспользовавшийся таким зеркалом пропадал навсегда или появлялся в пункте назначения вывернутым наизнанку. Зеркала били, узоры крали и продавали различным криминальным структурам. В конце концов, не без помощи императорской воли, в отрасли закрепилась дюжина семейных кланов, число которых в результате уже подковёрных интриг сократилось до семи. Они полностью захватили и распределили между собой все ресурсы в этой области, но при этом сохраняли паритет и совместными усилиями поддерживали порядок, поэтому ни о какой самодеятельности не могло быть и речи. Теперь любому выпускнику, желающему стать мастером-артефактором, необходимо было получить покровительство одного из кланов, а начинать его искать, нужно было ещё в Университете. Всё было довольно-таки просто. Клановые семьи были достаточно обширными – дети, внуки, дядья, тётки, племянницы и племянники – чтобы каждый год в Университет поступал как минимум один из потенциальных (прямых или второстепенных) наследников одного из кланов, чаще несколько. Они немедленно начинали собирать себе свиту из прилипал и подхалимов, но также просто желающих впоследствии получить хорошую работу. В последнем не было ничего зазорного, и Клэр могла бы поступить также, если бы не её характер и, наверное, внешность.

Девушка уже имела несчастье узнать, что привлекает мужское внимание, но даже на её потоке были девицы, по её мнению, куда красивее, чем она. Ухоженные, в прекрасных платьях; рядом с ними Клэр чувствовала себя вороной, но почему-то именно на неё заглядывались все встречные парни. Едва ли не с первого же дня её появления в Университете ей стали предлагать покровительство, но не просто так, а в обмен … на определённого рода услуги. Почти два месяца ей удавалось лавировать и избегать серьёзных проблем, пока она однажды резким отказом, добавив от души пару слов, не оскорбила одного из подобных наследников. Тогда-то её начали травить и преследовать, причём не только тот, которого она оскорбила. Вскоре к травле присоединились другие, то ли из солидарности, то ли из ревности или зависти. Любые физические столкновения между студентами были запрещены и строго карались. Клэр быстро уяснила, что если она будет передвигаться только по оснащённым следящими зеркалами коридорам, то с ней ничего особенно плохого не случится. Да, ей могли наговорить гадостей и угроз, толкнуть, порвать одежду или даже незаметно ударить. Вот только однажды худшее едва не случилось. Ей подкинули записку, якобы от преподавателя, с требованием явиться в некую аудиторию. Клэр тогда ещё не до конца растеряла своей детской наивности, оттого, хоть и удивилась тому, что её вызвали поздно вечером, пошла. Она крайне нуждалась в средствах к существованию и рассчитывала, что отличной учёбой и прилежанием добьётся для себя стипендии, поэтому требованием преподавателя пренебречь не могла.

Общежитие со зданием Университета соединялось переходами на первом и втором этажах. Последний вёл прямо к аудиториям, но в тот день у какого-то третьекурсника была вечеринка, которая перешла в вербальное выяснение отношений прямо в переходе, и Клэр, инстинктивно избегающая подобных сборищ, спустилась на первый этаж. Этот переход вёл напрямую к лабораториям с одной стороны и залам для тренировок с другой, а в конце его была лестница на второй этаж. И вот как раз между тренировочными залами и лестницей оказалась слепая зона, в которой почему-то отсутствовали зеркала. Именно здесь поджидала её бравая команда во главе с первокурсником Сандром Митзом.

Наследником какого дома он был и под каким номером шёл в очереди наследования, девушка не знала. В Университете они все учились под вымышленными именами – таково было правило, которое этим предполагало равенство учащихся перед преподавателями и друг другом. При поступлении со студентов даже брали клятву о неразглашении своего настоящего имени, а также чьего-либо другого, если студент его знал. Но на практике, только такие провинциалы как сама Клэр оказывались в неведении, кто есть кто. Некоторые, например, большинство потомков аристократических семей были знакомы друг с другом ещё до Университета, другие были каким-то иным образом осведомлены. В конце концов, фотографии наследников столичной знати то и дело должны были мелькать на страницах газет в разделах вроде «Светской хроники». Только вот в руки Клэр газеты попадали редко, и светской хроникой она до поступления в Университет не интересовалась.

Судя по тому, что среди свиты Сандра были не только первокурсники, но и несколько не отличающихся благородством поведения представителей третьего и даже четвёртого курсов, тот занимал далеко не последнее место в рейтинге наследников своего клана. Всего их было семь или восемь, они стояли толпой, да и Клэр было не до счёта. Самые отпетые из них глумливо посмеивались, но были и те, которые смущённо отводили взгляд, и девушка немного воспрянула духом – значит, не всё потеряно.

- Что тебе нужно?! – может быть, излишне громко спросила она. Начинать просто так сразу кричать казалось ей глупым и недостойным её …. в общем, не так её воспитывали, а вот привлечь внимание громким разговором она решилась.

- Сначала, ты извинишься, - вышел вперёд такой же, как она первокурсник, только вот на полголовы выше и в два раза шире в плечах, и это не считая семерых за его спиной. – И так, чтобы я поверил!

- За правду я извиняться не намерена! – всё-таки семейный характер у неё выпирает и в самых критических обстоятельствах.

- Ты понимаешь, что сама себе могилу роешь?! – зло отреагировал её оппонент. – После того, как тобой попользуются все, кто не побрезгует, ты жизнь свою на обочине дороги закончишь!

- Как бы тебе самому на обочине не оказаться! – отчаянно парировала Клэр. В коридоре никто так и не появлялся, и девушка  лихорадочно обдумывала, как ей вырваться из западни. Основная часть противников стояла перед ней и справа. Если ей удастся вырваться налево, то нужно будет пробежать всего метров десять до ближайшего зеркала, а там их должны будут заметить. Но десять метров кажутся сотней, когда на тебе сковывающее движения платье, а каждый из противников в два раза больше, сильнее и быстрее.

- Держите её, - лениво приказал Сандр своим приспешникам, и двое бездушных прилипал бросились к ней с двух сторон. Клэр всё-таки закричала и, размахивая сумкой с учебниками – она же шла на встречу с преподавателем и как прилежная студентка взяла с собой всё относящееся к предмету – ей удалось пробиться сквозь мешающую друг другу толпу, но полному успеху помешало-таки платье. Запутавшись в юбке, она едва не споткнулась, и в этот момент была схвачена за руку. Другой подхалим крепко сжал её вторую руку, практически пришпиливая к стене коридора.

- Что здесь происходит?! – из тренировочной залы напротив выбежал взмыленный рыжеволосый мальчишка с деревянным мечом в руке. За долю секунды оценив ситуацию, он ударил плашмя двоих державших Клэр, пинком оттолкнув последнего, и встал напротив толпы, спиной заслоняя девушку. Та отдала должное этому рыцарскому порыву, но что может сделать мальчишка, не намного больше её, против восьмерых? Хорошо, шестерых – те двое, что пострадали от меча, уже отползли в сторонку.  

- Уйди! – мотнул головой Сандр. – Не твоё дело!

- Как раз моё! – возразил рыжик. Некоторое время они буравили друг друга взглядами,  при этом, что сильно удивило Клэр, никто не пытался атаковать мальчишку. А ведь он был один против восьми, то есть, уже шести. Затаив дыхание, она ждала результата этой немой битвы взглядов. Рыжик заслонял ей обзор, но она не двигалась, чтобы не привлекать к себе внимания, и таращилась в затылок неожиданному защитнику. Он стоял так близко, что было видно, как его взмокшие у корней волосы кажутся почти чёрными, и что на его бледной коже почти нет веснушек.

Сандр не выдержал первым. Ощерившись, он бросил напоследок злобный взгляд на Клэр и, развернувшись, ушел, не сказав более ни слова. Его свита, кто недоумённо, кто с опаской оглядываясь на рыжего поспешила следом.

Мальчишка развернулся и уставился на девушку. Ей очень сильно хотелось спросить, кто он такой, раз от него убегают восьмером, но подобное было здесь не принято.

- Спасибо…. – промямлила она, чувствуя себя неуютно под пронзительным восхищённым взглядом.

- Ты такая красивая… - произнёс, вдруг, он, и Клэр стало совсем неловко. – Ты зачем сюда пришла?! – уже совсем другим голосом потребовал ответа мальчишка.

- Ой! – вспомнила она. – Меня же ждёт магистр Грихольд! – девушка дёрнулась к лестнице, но рыжий её придержал, возмущённо выдав: – Какой магистр?! Сейчас девятый час!

- Не знаю, мне передали записку, - всё ещё смущаясь под взглядом парня, она достала из кармана листок бумаги и протянула тот ему.

- Дура! – воскликнул он, едва взглянув на рукописные строчки.

- Ну, знаешь ли! – робость перед рыжеволосым парнем сразу же исчезла.

- Тебя обвели вокруг пальца как младенца! – не обращая внимания на её возмущение, продолжал выговаривать он ей. – Запоминай! Никто из преподавателей тебя запиской вызывать никогда не будет, так поздно вечером в учебном корпусе никого кроме старшекурсников не бывает, по пустым коридорам одной ходить нельзя, всегда смотри, висят ли зеркала. Иногда их намеренно выводят из строя, как здесь, - он оглянулся. Клэр хотела сказать, что и так всё это знает, но молча, смущённая тем, что попалась по глупости, кивала, слушая мальчишку.

- Я тебя провожу, - безапелляционно заявил он, напоследок закинув свой деревянный меч обратно в тренировочную залу, и они пошли обратно: она впереди, он немного позади. Спиной она чувствовала на себе его взгляд и то краснела от смущения, то бледнела от стыда, но потом уже и от гнева, когда они проходили мимо толпы третьекурсников, и те заулюлюкали им вслед. Рыжик что-то весело бросил им – Клэр не расслышала – и те расхохотались ещё громче, а у девушки, всё ещё дезориентированной и не отошедшей от шока, вдруг возникло страшное подозрение. Ускорив шаг, она желала как можно быстрее добраться до своей комнаты и там, наедине с собой, всё обдумать и прийти в себя. Но спаситель, а, может быть, уже новый преследователь не отставал, и в ней снова начала нарастать паника.

- Спасибо ещё раз, до свидания! – скомкано произнесла она и попыталась закрыть дверь, но тот, неожиданно, придержал её рукой.

- Слушай, - каким-то неестественно развязным тоном, вдруг выдал он, казалось, поедая её глазами. – Может, мы могли бы…

- Нет! Не могли! – не дослушав, чуть ли не в истерике вскричала она, кидаясь в него своей сумкой на длинном ремне. – Ты такой же, как они! Видеть тебя не желаю!

- Да, ты… - мальчишка отскочил, и Клэр захлопнула дверь.

- Дура! Истеричка! – парень пару раз стукнул кулаком об дверь и ушёл. А девушка только тогда позволила себе расслабиться и расплакаться. Следующий день на её удачу был выходным, и она как последняя трусиха провела его взаперти, не выходя даже на обед и ужин. Наверное, раз десять за весь день к ней стучались, но она сидела тише мыши. Кто это был, тот рыжий парень или кто-то другой она боялась проверять. За полный внутренних переживаний день и бессонную ночь Клэр переосмыслила то, что произошло под дверью её комнаты, и пришла к выводу, что всё же зря обидела мальчишку. На следующее утро она встала уже с твёрдым намерением извиниться перед рыжиком. Вызнав у встреченных в коридоре сокурсников, как того зовут и где он живёт, она в первый и единственный за все четыре года раз появилась в мужском общежитии. Удивлённый парень из соседней комнаты сообщил ей, что того, кого она искала, нет с самого раннего утра. Решив, что найдёт своего спасителя в столовой, куда она сама после дневной голодовки чувствовала необходимость зайти, девушка отправилась на завтрак. Рыжего она там, действительно, встретила, прямо у входа, где тот целовался с какой-то девицей. Вмиг растеряв аппетит, Клэр почти бегом вернулась к себе в комнату  и только огромным волевым усилием заставила себя пойти на занятия. Рыжий пытался несколько раз к ней подойти и заговорить, но она либо сбегала от него, либо демонстративно затыкала уши. После занятий он стучался к ней в комнату, она не открывала. Клэр сама не понимала, на что обиделась, тем не менее, ни говорить, ни видеть его не желала. Он бросил попытки заговорить с ней только через месяц.

Учились они в разных группах, поэтому в коридорах пересекались лишь изредка, а на общих лекциях она садилась на самый первый нижний ряд и наверх никогда не смотрела. С той, первой девицей, Клэр рыжего больше не видела, зато видела с другой, потом с третьей, затем ещё одной, после чего перестала считать. За все четыре года они вряд ли перемолвились хоть одним словом, иногда она ловила на себе его взгляды, но чаще насмешки. Клэр была уверена, что именно он ввёл в обиход то прозвище, которым к ней чаще всего и обращались. Впрочем, за него она не была в большой обиде, так как не видела ничего зазорного в том, чтобы хорошо учиться и получать за это так необходимую ей стипендию.  

Удивительно, но попытки напасть на неё или зажать где-нибудь в углу с тех пор прекратились. Парни, почти поголовно, старались проходить мимо, не поднимая на неё глаз. Было ли это результатом влияния рыжего или усилий самой девушки, предпринятых, чтобы казаться незаметной и невзрачной, она так и не разобралась. Тем не менее, одевалась она в однообразно-унылые платья тёмных оттенков – надо сказать, что на что-то лучшее её стипендии всё равно бы не хватило, приобрела немного косметики и каждый раз, выходя из комнаты, наводила себе бледное до синевы лицо и рисовала тени под глазами, а волосы закалывала в тугой пучок на затылке. Более того, решив взять свою безопасность в свои собственные руки, она упросила мастера Лиена, преподававшего боевые искусства, давать ей уроки самообороны. Первое время приходилось тяжко, но Клэр, превозмогая себя, каждую свободную минуту отжималась, приседала, качала пресс, делала растяжки, и уже через полгода речь мастера из ленивой стала требовательной, а в глазах, когда у неё что-то получалось, появлялся азарт.

Внимание со стороны сокурсниц теперь доставляло ей больше проблем, чем со стороны сокурсников, но вскоре Клэр научилась не обращать внимания на язвительные комментарии по поводу своей внешности и увлечённости учёбой. Артефакторика ей, действительно, давалась лучше всех, и казалось, что её будущее предопределено. Товарищи по учёбе ещё с третьего курса начали делать ставки, к кому же из наследников атрефактных кланов она, в конце концов, пойдёт на поклон. Те же, ничуть не стесняясь, строили планы, через какие моральные и физические унижения её пропустят, прежде чем дадут своё благословение. Клэр на такие разговоры никак не реагировала. Она ещё на первом курсе поняла, что этот путь для неё закрыт. Над тем, куда податься, она размышляла не очень долго. И кастовики, и экранники тоже не существовали сами по себе, а подчинялись своим собственным клановым структурам, пусть и рангом пониже. То, что там также придётся идти на некоторые уступки, было очевидно. Можно было остаться в Университете и стать магистром после нескольких десятков лет работы в качестве ассистента или лаборанта, но деятельная натура девушки не желала всю жизнь быть запертой в четырёх стенах. Случайно узнав, что из студентов Университета после четвёртого курса набирают стажёров – будущих следователей БоРЗ, она сразу поняла, что это то, что ей нужно. Эта профессия даст ей не только интересную работу, но и защиту от университетских неприятелей, а также, так называемых родственников. Держа свои намерения в максимально возможной тайне, она узнавала о необходимых требованиях, предъявляемых кандидатам, как бы случайно брала в библиотеке книги по будущей специальности.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям