0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Колдунья в деле (эл. книга) » Отрывок из книги «Колдовство в крови. Колдунья в деле (#1)»

Отрывок из книги «Колдовство в крови. Колдунья в деле (#1)»

Автор: Флай Кейтлайн

Исключительными правами на произведение «Колдовство в крови. Колдунья в деле (#1)» обладает автор — Флай Кейтлайн . Copyright © Флай Кейтлайн

Пролог

Глубокая ночь загадочно украшала небосвод плеядой неугасаемых жемчужин, ярко отражающихся в идеальной глади темного озера… Непорочная тьма окутывала, погружая в себя с каждой секундой все больше, а свежайший воздух, словно сопутствующий ей повсюду, начинал убаюкивать, будто каждый, кто попадет под его сильное влияние, станет младенцем, заботливо укутанным в колыбели.

Затишье в ночи лишь изредка нарушали переговоры гнездившихся повсюду птиц, от крика которых порой становилось не по себе — настолько он был скорбящим и печальным.

Где-то вдалеке так громко заухала сова, что ему вдруг стало не по себе. Нервное, словно неестественное колебание выглядело чересчур заметно — каменное лицо выдала мимика, которую тускло освещала жемчужным светом полная луна. Но кто он? И почему в полночь решил прийти в это пустое, давно забытое и никому не нужное место? В чем кроется тайна этого человека? Рой вопросов, вызванных появлением подозрительного незнакомца на берегах озера, неприятно вился в голове, заставляя ее постоянно разрываться на осколки догадок.

Я не понимала цель ночных похождений с самого первого его визита сюда. Не понимала — это еще мягко сказано. Негодование и двойственные ощущения вкупе с тревожными мыслями, злостно пытающимися нарушить мой отдых, становились настолько ощутимыми, что не думать о пришельце стало невозможно. А тем временем ночь все поглощала, завораживала тьмой, граничащей с нежным лунным светом, который едва касался кожи и нитями падал на мое лицо… Тьма противилась быть все эти дни моей собеседницей — ей нравилось глумиться и потешаться над моими вопросами «в никуда» о том, что делает тут незнакомый и таинственный, как сама звездная ночь, мужчина?

Полнолуние в этом чертовом местечке, под названием Озеркино — большая редкость. Погода пестрит лишь постоянными дождями, тучами или другими погодными буйствами, норовящими снести все «декоративное» селение к лесным чертям (а лес тут, кстати, не за горами). У всех есть свое тайное желание — так почему же у природы этого края его не может быть? Готова поспорить, что неведомая хозяйка природы просторов местности хочет вымести отсюда всех — и желательно подальше, чтобы люди сюда не совали любознательные носы вместе со своими громоздкими домами.

Но почему-то именно сегодня полнолуние решило проснуться и победно восторжествовать, приведя меня в полное оцепенение от оголенной хрустальной красоты. Все умиротворение и наслаждение искушающей сознание природы портил странный человек, вызывавший целый ряд душещипательных вопросов.

Я видела этого человека, сейчас ступором стоящего у нежной глади черного глубокого озера, несколько раз. И только в лунные ночи, ограничивающиеся лишь легким проявлением луча острого месяца, живущего около двух часов на свинцовом тучном небе. Что за странность такая? Почему ему не спится? Сумасшедший, может? Или лунатик?.. В нашем цивилизованном мире возможно все, и подобные расстройства — не исключение. Но он просто стоит и смотрит… Как вкопанный, не двигаясь с места даже на сантиметр. А ведь я тоже тут сижу, но внимания на мне он явно не акцентирует. Я ничего против посиделок у озера не имею, но ночью не каждой юной даме понравится видеть стоящего на противоположном берегу мужика, который, к тому же, словно стеклянными глазами косится в одну точку. О своих подозрениях не хочется упоминать вновь, но здесь точно что-то да и не то. Определенно.

Мои ночные похождения — совсем другая история. И как я, Наташа Савицкая, здесь оказалась… другой вопрос. Вопрос, который поднимать я не люблю. Из дома от мамы и бабушки я часто ухожу или убегаю — как выпадет карта. Слишком нудные они, что ли… Наташа прибери, Наташа подай, Наташа сделай… А Наташа ничего не хочет! Только спокойствия, одиночества и какой-то умиротворенности.

Жизнь студента — тоже отдельная тема. Вечные конспекты, занятия, бессонные ночи над книгами… Эх, но все-таки переводчиком быть мне хотелось с детства, поэтому цели своей я буду добиваться до самого конца. Пучина событий, окружающая меня и днем, и ночью, добилась того, чтобы на выходные я поехала к своей подруги в это глухое место Озеркино. Вернее, не поехала, а публично сбежала. Сидеть в тухлой и грязной Москве — явно не выход, а поселок с чистым воздухом и приятной компанией был моим единственным вариантом. Либо учеба и дом, либо смотаться куда-то подальше. И одной. А идеальный вариант — дом твоей подруги, находящийся в коттеджном поселке вдали от родни. В него-то и стоит бежать, если вокруг хаос и нервотрепки — что, впрочем, я и сделала с превеликим удовольствием.

Но пора было уже закругляться, потому что сидеть здесь, уткнувшись носом в холодные колени, становилось все сложнее и сложнее. А именно из-за давящей энергетики незнакомца. По-иному я объяснить противоречивое состояние не могла — на протяжении достаточно долгого времени я провожу спокойные вечера в раздумьях (порой даже пустых и тупиковых) около тихой водной глади, но в последнее время эти вечера стали напряженными.

Находиться долго с кем-то посторонним в не очень людном месте опасно, к тому же, полночь… дом подруги находился от этого озера буквально в двух минутах. Естественно, сидеть и смотреть на водную гладь в данном состоянии для меня было глотком чистого воздуха… гордая ночь, неисчислимые звезды, полуночное и молчаливое озеро, сказочная луна… и этот странный тип, который убивает всю таинственную романтику. Откуда же он тут взялся? Стоит на противоположном берегу и смотрит… смотрит так, как будто не видел в жизни ничего и впервые вышел на воздух, хотя, это далеко не так. Увидев его первый раз, я настолько сильно испугалась, что бежала так быстро, как никогда не бегала на школьных уроках (страх творит чудеса даже с немного атрофированными мышцами) … Местечко тихое, но маньяков никто не отменял. В тихом омуте, говорят, черти водиться любят… не так ли? А потом, как оказалось, человек не представлял для меня угрозы. Просто мирно смотрел и быстро удалялся в противоположную сторону. И видела я его только в полночь восходящей луны. В обычные вечера, окутанные голубо-золотыми нитями звезд, его никогда здесь не бывает… Интересное совпадение, не более.

Луна ярко освещала озеро и его зеленые бережки. Этот водоем был окружен ивами, поэтому сидя около него, у меня возникали различные романтичные мысли… Потерянная романтика прошлой жизни… проклятая ностальгия. Вспоминать события минувших лет для меня страшнее казни. Теперь точно пора уходить, чтобы не погрязнуть в еще одних бессмысленных рассуждениях.

Я аккуратно встала, встряхнув копну рыжих волос. Думаю, Настя уже заждалась меня, ведь мы хотели устроить фирменное чаепитие, а я обещала долго не задерживаться.

Вдруг я заметила краем глаза, как тип шелохнулся. Показалось? Стоп… нет. Не надо меня так пугать! Так, Наташа, не стоит нервничать в неположенное время. Он просто тоже решил уходить, время позднее… Я, конечно, люблю себя порой накрутить не по-детски, но сейчас это не к месту.

Я поправила синюю юбку, и, мигом развернувшись, почувствовала рядом с собой дыхание, легко касающееся моей щеки. Теплое, согревающее, в отличие от сегодняшней июньской ночи — достаточно холодной, бесстрастной, похожей на обжигающую сталь. А откуда может быть дыхание?! Как?! Это что…

Испуг охватил меня сразу же, сцепив ледяными цепями и не дав сдвинуться с места. Теперь, как вкопанная, стояла я — мы с ним не без доли горькой иронии «поменялись местами». В глазах застыл ужас, я почувствовала это сразу… Удивление не отпускало, а лишь усугубляло и без того дурацкую ситуацию. Я отчаянно сглотнула, коря себя за то, что успела смачно «накаркать», и, медленно развернувшись, что есть мочи закричала от испуга, понимая, что попала по самое не хочу. Только бы не…

Он!

Выругавшись про себя крепким словцом, я стала отступать назад. Господи, сохрани мою жизнь! Это чудище… как оно здесь оказалось?! Мне теперь стало настолько страшно, что дар принимать сознательные решения быстро захотел вдруг пропасть… черт! Знала же, что с этим типом что-то не так! Раньше нужно было уходить! Рань-ше!

Но, собрав все имеющиеся мысли в кулак (адекватно оценивающие ситуацию были явно в дефиците сейчас), я приняла самое верное решение. Он точно псих, а психов надо сторониться — меня жизнь этому показательно учит! Я сразу поняла, как нужно поступить в этом случае. Иначе, мне полный… конец! А жизнь еще нужна — не так долго живу на бело-черном свете. Пора…

Бежать!

 

Глава 1.  Новые знакомства

Никогда не понимала тех, кто в летние и солнечные дни сидит в доме, который превращается в настоящую крепость-тюрьму. Настю было практически невозможно вытянуть из дома в этом месяце. Коренная москвичка, которой достался дом в чистом поселке, только и проводила лето в своих четырех стенах, пытаясь грызть гранит науки. Ладно, сейчас бы было время экзаменов, но нет. Сессия давно прошла, поэтому свободного времени оказалось и у меня, и у Насти, к которой я бежала из своего «уютного» дома, предостаточно. Но та яро сопротивлялась, отнекиваясь какими-то никому не нужными конспектами и давно забытыми шедеврами древнерусской литературы. Настя училась на филолога второй год, а особых знаний у нее практически не виднелось. Подобные озарения у подруги случались только летом, когда та, резко позабыв обо всех прелестях сезона, впивалась в свои рукописи и листы, зарывалась в учебники. Мне часто это надоедало, потому что жаркая пора, как я всегда думала, нужна людям для отдыха и новых впечатлений перед рабочим годом. Но нет, Настя ломала привычные стереотипы, пытаясь и мне просветить таким образом.

Естественно, с ней мы были полными противоположностями. Синеглазая брюнетка, проводящая почти весь в год на каких-то мероприятиях и иногда даже прогуливающая пары, и усердно трудящаяся, домашняя рыжеволосая Наташа. Но, как известно испокон веков, противоположности притягиваются. Прошлое летнее озарение подруги пришло к ней внезапно, во время утренней пробежки при знакомстве с каким-то довольно начитанным соседом. Не знаю, где Настя откопала этого бедного человека, но характер ее резко стал меняться. И меняться очень странно и стремительно. Вроде бы была одна Настя, а теперь Анастасия другая. Правда, любовь к светским мероприятиям у нее так и осталась, но стала подруга какой-то робкой и стеснительной, нежели раньше.

Ее я обожала любой, ведь Анастасия Огонек, фамилии которой я удивилась сразу же при знакомстве стала для меня первой и единственной настоящей подругой в нашем университете. Студенческая дружба с каждым днем перерастала во что-то большее, и я даже не заметила, как Настя стала мне дорога. Но сейчас подобная перемена характера заставляла меня слишком много волноваться. Как роскошная тусовщица, которых в Москве полно, так резко изменилась? Влюбилась? Мне она ничего не говорила или говорить не хотела вообще. Подходить и спрашивать в лоб такое я бы не стала — не позволяло воспитание. Как по мне, человек должен сам делиться своими секретами, потому что выглядеть с моей стороны подобные вопросы будут, как давление.

А вот что меня кардинально сразило наповал, так это реакция Насти на прибежавшую и испуганную меня в то полнолуние. Если что случилось, так Настя чуть ли не первая бежала на помощь, а тут она просто отмахнулась простым «тебе показалось».

Та ночь запомнилась мне надолго, хотя с нее прошло целых две недели. После того, как я неистово громко закричала, я бежала, не оглядываясь, назад. Когда я прибыла до дома подруги и вбежала, как бешеная, громко хлопнув дверью и скатившись по ней, подруга со спокойным видом оглядела меня: такое ощущение, что ночные забеги от психопатов в Озеркино — привычное дело. Я удивилась ее спокойной интонации голоса.

— Что случилось? — спросила она в тот страшный вечер.

— Я… там… за мной псих… псих погнался. Он… на… на другой стороне озера был… и бац, очутился… за сек… унду рядом со мной, — до сих пор помню, насколько сильно я испугалась. Конечно, заикаться я начала тоже мастерски. Подобная ситуация приключилась впервые, поэтому как тут не заикаться…

— Какой псих? Ты что, с дуба рухнула? — Настя подняла меня и вышла на улицу.

Не знаю, какая сила руководила Анастасией, но, прочесав два раза территорию, мы так никого и не нашли тогда. Психа не было. Он будто испарился. В ответ на мои пожимания плечами Настя только вздергивала бровями, а потом, заперев предварительно дом на всевозможные замки, аристократическим тоном добавила: «Бывает, что может привидеться, хорошо, что жива осталась. Как он выглядел? У нас в Озеркино психов нет…»

Последнюю фразу она протянула, как давно забытую историю… Мне не нравилось то, что Настя начала постоянно что-то недоговаривать. Но этот вопрос я решила отложить до лучших времен — надо было выспаться и до утра забыть все. Моя комната находилась на последнем этаже — втором. Весь дом был внутри отделан светлым деревом, наверх вела резная лестница, а на полу в каждой комнате Настя постелила пушистые и мягкие ковры. Смотрелось все настолько уютно и приятно… в особенности, в сочетании с камином в просторной гостиной. Мы каждый вечер устраивали там чаепитие, сидя в любимых белых креслах, расположенных по две стороны от большого дивана с маленькими декоративными подушками цвета свежей травы. У подруги был отменный вкус, с этим спорить я не могла. Конечно, наша квартира в Москве тоже просторна, комфортна и обставлена интересно, но себя я там… теряла. Поэтому этот дом стал для меня настоящим «Домом Отдыха». Сидя в главной комнате дома, в которой также находились огромные коричневые книжные шкафы и зона с музыкальными колонками. Настя любила включать музыку по утрам для зарядки, а я, держа в руках кружку любимого зеленого чая и ощущая такой же ярко-зеленый, как и подушки, ковер под ногами будто попадала в райское место. Тихое и спокойное, без ссор, ругани, недомолвок и претензий. Была бы моя воля — переехала бы в этот дом, но не жила бы в столице, воздух которой только и наполнялся с каждым днем новыми выбросами заводов и машин.

Но в тот вечер чаепития не произошло. Семье я об этом инциденте не собиралась пока говорить, и Настю попросила не делать подобных заявлений им. Та кротко кивала, показывая, что согласна на все, но так и не понимает, в чем же кроется «загадка» того вечерка. Не мог простой человек перелететь с одного берега озера на другой… в принципе, псих мог быстро добежать… но на те же сто метров нужно, как минимум, секунд десять-пятнадцать. Да и за такое время никто не пробежит впечатляющее расстояние. Если только он не какой-то бегун с мировым именем, но таких в Озеркино раньше не наблюдалось… Шифруется? Да нет… да и за одну секунду не пробежит сто метров. Я помнила эту картину детально: вот я встаю, выпрямляюсь, замечаю краем глаза движение, поворачиваюсь… а щеку опаляет раскаленное дыхание… Я кричу, бегу, что есть силы, не обращая внимания на то, что он может быть рядом… в нескольких сантиметрах от меня.

Легкие сжались, и дышать мне стало трудно при воспоминании… Почему я все прокручиваю это в голове? Есть какое-то объяснение? А что, если Настя действительно права, и мне привиделось? Но я вижу его там только в полнолуние… и ее странный взгляд… Неужели Настя что-то скрывает от меня? Что-то, что касается моей личности? Разве так поступают настоящие друзья? На озеро я больше не совала нос, но знала точно, что мне не привиделся этот человек. Нет. Быть такого не могло! Психических расстройств я, к счастью, не имею, поэтому галлюцинации исключила сразу же. Оставалось разобраться, кто это… Загвоздка состояла в том, что ни лица, ни каких-то примечательных черт я не заметила. Просто человек… фигура. Мой крик снился мне в кошмарах, и к Насте я близко не подходила — ассоциации с психом еще не покидали сознание. Все эти две недели я сидела дома, изредка выходя на террасу позагорать. Становилось скучновато, но выхода у меня не было — Настя запретила на время выходить, и говорила она все, что касалось неизвестного человека (человека ли?), с какой-то загадочностью и недосказанностью в твердом голосе, становившемся в подобные моменты заговорщическим и неуверенным… Словно подруга недоговаривала или скрывала важную тайну, чтобы не напугать меня.

Допив свой утренний кофе, я встала из-за круглого дубового стола, стоящего посередине большой кухни, и, поставив чашку в раковину, подошла к прозрачной занавеске. Сегодня погода была в своем привычном репертуаре. Она приняла самый распространенный здесь облик — да здравствуют дожди и тучи! Видно, ей нравилось смотреть на страдания людей и мучить их резкими перепадами, вводя таким образом в бесконечную депрессию жителей поселка.

За спиной я вдруг услышала тихие шаги подруги и, обернувшись, немного испугалась ее странного вида, совсем не свойственного девушке. На лице играла довольная улыбка, а глаза счастливо светились. Что-то с Настей не так, определенно. Вот куда зашли ее бесконечные секреты и недоговоренности! Теперь она стояла, опираясь спиной о стену, и, с довольным видом, будто получила «Оскар», или исполнилась мечта всей ее жизни, смотрела на меня, лукаво прищурившись. Я не видела ничего смешного в создавшейся ситуации, но диалог решила начать первой. Пора бы уже внести ясность в наши взаимоотношения с ней, дабы не испортить пирамиду, выстроенную за два года, окончательно и навсегда.

— Что такое? У тебя сегодня странный вид, — я присела за стол и, подложив кулачок под подбородок, уставилась на нее.

— Знаешь, ты щас выглядишь… как настоящая ведьма! — Настя присела напротив и тихо засмеялась. Точно с ней что-то не так. — Глаза твои какие-то изумрудные… необычный цвет.

— Ближе к теме, — почему она растягивает разговор? Я ощущаю на все миллион процентов, что у подруги в жизни появилось новшество. И, наверное, новшество далеко не скучное.

— Мне сегодня на одну встречу нужно пойти по делам. Буду… часов в восемь. Ты не против остаться дома одной? — как бы невзначай кинула она, вновь лукаво улыбнувшись и прищурившись.

— У тебя кто-то появился? — здесь я уже не выдержала. Да, Настя просто не хочет торопить события, но и скрывать постоянно вещи о своей личной жизни от лучшей подруги, с которой ты прошла и огонь, и воду…

— Пока еще нет. По соседству тут живет просто человек один… Из знатного рода, так сказать… — Настя протянула это так довольно, что я улыбнулась. Теперь все понятно!

— Я чего-то от тебя не слышала ничего про таких соседей, — и она от меня такое скрывала? Я бы сама с большим удовольствием познакомилась с ним. Такие люди не бывают плохими собеседниками обычно.

— Он не так давно приехал сюда. Его зовут Всеволод Бестужев… Человек хороший… Ну и… пригласил вот сегодня меня на творческий вечер, который он устраивает, — Настя довольно поднялась со стула и красивым жестом руки поправила свои длинные черные волосы, собранные на макушке в высокий хвост.

Сегодня она была поистине обворожительна. Тому способствовало прекрасное настроение, добрые флюиды которого так и кружились в воздухе. Атмосфера после нашего с Настей маленького разговора в доме казалась по-настоящему волшебной. Я искренне радовалась за подругу, которая будто летала, а не ходила по дому. Конечно же, я сама была бы не против познакомиться с Бестужевым, узнать о его роде побольше… Всегда любила интересные истории, которые обязательно не лишены какой-то интригующей тайны!

Хоть подруга и смогла мне поднять настроение на какой-то грамм, погода его вмиг испортила, выдвинув свою грустную политику. В течение дня как из ведра лил дождь, местами бунтовал могущественный северный ветер, поднимающий разные соринки и листья с земли… Лето «радовало», но выхода для меня не было. Полдня пришлось просто сидеть и заниматься изучением французского языка, так как в школе я учила английский и немецкий языки. Делать нечего, а лето зря тратить не хотелось. Раз погода диктует условия, значит, так надо. Такую позицию я приняла еще в детстве. Это время я тратила всегда с пользой, изучая что-то новое. Развиваться и совершенствоваться нужно постоянно, чтобы не застрять на одном месте, ведь потом эти моменты вспоминаешь с гордостью, понимая, что провел время не зря. В депрессию я не впадала, потому что на вечер еще остались планы — испечь шоколадный пирог к приходу лучшей подруги и поискать какой-то фильм.

Примерно к шести я начала помогать готовиться Насте: помогала с макияжем, прической и выбором одежды. Макияж у нас получился очень аккуратный и спокойный: неброские нюдовые тени, стрелки, закрученные ресницы и прозрачный блеск для губ с вкраплениями. Настя казалась мне куклой сейчас: подкрученные локоны красиво ниспадали к плечам. Свой выбор подруга остановила на красивейшем облегающем платье до колен без декольте темно-синего оттенка, который был приближен к фиолетовому. Рукава платья от локтей плавно расходились в ширину, создавая эффект легкости. В сочетании с черными туфлями на высоком каблуке это смотрелось завораживающе… Я загляделась на подругу с теплой улыбкой, когда та искала свой запропастившийся клатч. Время прошло незаметно, поэтому мы обе за разговором о выборе аксессуаров забыли о том, что Бестужев вот-вот подъедет.

В гостиной массивные старинные часы пробили восемь, отчего я неожиданно вздрогнула. Этот звук я не спутала бы никогда ни с чем — такой пронзительный, с протяжным эхом, что аж колкие мурашки пробегают по коже. Настины глаза испуганно округлились, и, окинув последний раз себя в зеркало до пола, она стремительно направилась к лестнице. Я поспешила за ней, дабы ничего не пропустить. Хотелось бы взглянуть на графа Бестужева, который точно украл хрустальное сердце подруги.

Только мы спустились со второго этажа, как домофон громко заиграл, прервав тишину, царствовавшую в доме, сочетаясь с волнением, витавшим в воздухе с ней на равных. Настя побледнела, но, подойдя к экрану, нажала трясущимся пальцем на серую кнопку, впустив тем самым гостя к нам во двор. Я попыталась весело улыбнуться, чтобы ее как-то поддержать, но, кажется, девушка не обратила на меня никакого внимания. Я понимала Настю, так как это событие очень важно для нее. А ни к нему ли она готовилась, просиживая днями за различными бумагами? Вечер ведь творческий…

Не прошло и минуты, как в дверь постучали. И вот настал тот момент. Последний раз нервно взглянув на меня, Настя потянулась к замку. Я, пригладив волосы на макушке, встала чуть подальше, уже готовясь поздороваться. Никогда в жизни не встречала особ из знатного рода. Интересно, какие же они? И правда, что у них полно тайн, или это очередной забавный миф?

Меня вывел из рассуждений радостный голос подруги, на который тут же ответил мягкий баритон. В дверях появился он — граф Бестужев. И почему граф? Надо будет у Насти обязательно потом выяснить…

На пороге стоял обворожительный парень лет так двадцати пяти. Гладко выбритый шатен мягко улыбнулся: улыбались не только его пухлые губы, но и зеленые глаза, обрамленные густыми ресницами. Внешность не совсем обычная, да и лицо у него словно фарфоровое. Выразительные скулы и очень аккуратный нос… Я теперь поняла, почему он понравился Насте — он в ее вкусе. Всеволод Бестужев… и даже имя ему подходило! Оно, как и его внешность, сохраняют в себе какую-то загадку…

— Добрый вечер, — мягко поздоровался он, поцеловав мне кисть.

Этот парень настоящий романтик! Точно узнаю у Насти, как все прошло!

— Добрый вечер, — кивнула я, смущаясь и опуская глаза. Неожиданно…

— Мое имя — Всеволод Бестужев. А вас как зовут, прекрасная леди? — галантно обратился он ко мне, все еще улыбаясь. Вот только глаза… глаза смотрели по-другому, с нескрываемым интересом и все той же таинственностью.

Идеально белая рубашка и черный строгий костюм, аксессуаром к которому являлась черная бабочка, чудесно шли ему. Он оказался не намного выше меня, но мой рост, в отличие от Настиного, был около ста семидесяти восьми сантиметров, поэтому эта черта мало меня удивила. Настя же на каблуках оказалась на голову ниже его, но отлично гармонировала с Бестужевым. Я замялась, создав неприятную паузу. Ситуацию надо резко поменять в более приятное русло для нас всех.

— Наташа… Савицкая. Рада знакомству, — припрятав руки за спину, я постаралась мило улыбнуться, но, как мне показалось, улыбка вышла, наоборот, натянутой. Наше знакомство как-то затягивалось. Они никуда не спешат?

— И я. Ты готова? — теперь он обратился к Насте, стоящей с ним рядом, как солдат. Напряжение выдавало ее сильно, но я понимала лучшую подругу.

Та кивнула, но неожиданно глаза ее расширились, будто от испуга… или удивления?! Что такое?

— К… кот? — Настя побледнела на глазах, потеряв свой фирменный румянец. Как кот? Где кот?

Я с Бестужевым одновременно развернулись и, к величайшему всеобщему удивлению, сзади нас мирно сидел… самый настоящий кот. Черный, как смоль, с красивой и лоснящейся шерстью и переливающимися глазами: светло-зелеными с ноткой желтизны. Удивительный… Такой пушистый… и большой, похожий на плюшевую игрушку. Откуда же он тут взялся? Двери же были заперты… котов Настя не любит, а я животных, напротив, обожаю. Но появление здесь кота меня сильно удивило, когда взгляд мой упал на него и сфокусировался окончательно, меня будто громом ударило. Я шарахнулась в сторону Насти и Бестужева, а кот почему-то прищурился. Пугающе красивое животное.

— Ты чего? — вскинула брови подруга, поправляя локоны. — С террасы, наверное, забежал.

— Голова просто резко заболела… — некачественно соврала я, отойдя подальше.

Кот невероятный, но что нам с ним делать? Видно, что породистый, поэтому срочно нужно узнать, кто же его хозяин. Я мельком заметила, как поменялся в лице Настин спутник. Чего это с ним? Тоже котика, что ли, испугался? Его рот приоткрылся, а глаза широко распахнулись, став еще больше. Все-таки, есть в этом графе что-то непонятное. На что он так среагировал?

— Ладно, идем, — поторопила его Настя, приближаясь к двери.

— А Вы не знаете, чей кот может быть? — обратилась я к Бестужеву, так и стоящему в дверном проеме с открытым ртом. Что с ним случилось?

— Н-нет, — начал он, замотав головой в разные стороны. — Это… моих соседей. Часто гуляет, поэтому… поэтому сам дорогу найдет. Рад… был знакомству, — с паузами проговорил граф, пропуская Настю вперед себя.

— И я, до свидания. Приятного вечера вам! — кивнула я, закрывая за ними дверь.

Граф оставил после себя приятные впечатления, но вот своими мимическими метаморфозами после появления животного напугал и одновременно рассмешил. Может, коты — страх его детства? Да ну… надо бы с питомцем соседей что-то сделать, потому что уставшая Настя новому гостю рада не будет точно.

— Что же делать-то с тобой… — тяжело вздохнула я, поворачиваясь… и обомлела, впав в ступор от неожиданности.

Кота уже не было на прежнем месте…

 

Глава 2.  Звонок

Я любила животных с самого детства. Первым моим питомцем еще в пять лет стал крохотный серый котенок, которого я ласково назвала Масюсей. Не знаю, что маленькой Наташе тогда пришло в голову, и каким мультфильмом я вдохновилась, но Масюсю помню до сих пор. В моей жизни нашли приют разные животные: как рыбы, так и охотничьи собаки. Кого только не было у нас…

Но, когда в шестнадцать лет умер отец, все пошло по наклонной вниз. Нервничали все, из кухни доносились вечные слезы, всхлипы и ссоры на повышенных тонах. Все было потеряно и разбито на маленькие кусочки. Тогда и началась моя сложная взрослая жизнь — именно с шестнадцатилетия. Сколько бы я не просила подарить мне хоть какие-то новые эмоции и праздники в жизнь, усердно загадывая желания под волшебный звездопад в день рождения и прочие парады планет, все заканчивалось тщетно и безрезультатно.

Ни одна звезда не соизволила спуститься и успокоить меня, подарить надежду на счастливое будущее. Каждая хранительница тайн неба лишь грустно смотрела на меня, когда я выходила вечером на балкон. Она мигала, а затем потухала… как все это точно описывало мою жизнь. Я не отношусь к обычным пессимистам, наоборот, всегда пытаюсь разглядеть что-то хорошее в любой ситуации, до последнего надеясь на лучший исход событий.

Поэтому единственным шансом выйти из депрессии было для меня начать учиться на переводчика. Со школьной поры, любимой мною за самые непредвиденные ситуации, у меня была мечта научиться разговаривать на пяти языках, поэтому я постаралась начать воплощать ее в свою серую, на тот момент, жизнь. Благодаря Насте, вернувшей мне веру в себя, я взбиралась вверх по лестнице, на которой часто оступалась и проваливалась назад, в непробудное «Царство Сна и Горечи».

Но сейчас я стала совсем другим человеком, более открытым и не таким забитым — прошлая апатия испарилась, уступая месту радостной полосе. И во многом мне помогла моя лучшая подруга, которая на момент нашего знакомства вела довольно красочную жизнь.

Я не могла сказать, что Настя относилась к разгильдяйкам или девушкам, которые имеют некорректное и вызывающее поведение в кругу мужчин. Нет, она просто любила походы по клубам, разъезды по романтичной ночной Москве и алкоголь, но в душе Настя была противоположным человеком. Весь этот образ дивы оказался дурацкой маской, чтобы понравиться другим и привлечь побольше внимания, отвлечься от прошлого…

И настоящее лицо Насти, не закрашенное тенями клубной жизни и помадой дерзкого поведения, начало проявляться после встречи с тем незнакомцем. Он пробудил в ней что-то. Кто же был тем человеком? Сначала, когда я только встретила Настю, то посчитала ее очередной вызывающей девчонкой, но после общения, как с обычной сокурсницей, мнение резко поменялось в противоположную сторону. Подруга часто меня выручала и спасала, на нее всегда можно было положиться. Со временем я привыкла к ее вечным светским мероприятиям и вечеринкам, но когда Настя вдруг взялась за учебу и стала отдавать предпочтения ей, а не алкоголю и всему подобному, я очень удивилась. Она предстала передо мной женственной, нежной и спокойной, совсем другой… совсем.

О том мужчине я больше не слышала от нее, поэтому стала называть незнакомца просто «тот человек». Возможно ли, что это был Бестужев? Мне кажется, им здесь и попахивает. Наверное, Настя просто по уши в него влюбилась, продумала их жизнь до самой свадьбы и рождения детей, как делают многие девушки в наше время, и решила действовать с размахом. Подруге я искренне желала счастья, ведь она, как и любая женщина, этого заслуживала. Я всегда восхищалась Настей, а сблизила нас в одно целое похожая ситуация в жизни.

Она лишилась матери в автокатастрофе в три года назад, и из-за столь грустного стечения обстоятельств, из-за попытки покончить жизнь самоубийством, оставить все проблемы и уйти, стала такой, решила забыть минувшее темное время и просто влиться во что-то новое, что хоть немного отвлечет ее от жутких горестей и страданий. Я понимала ее, поддерживала, а она души не чаяла во мне. Две родственные души слились воедино и обрели друг друга в этом жестоком и опасном мире, таящем на каждом шаге зло и сложные игры с судьбой. И когда я сейчас увидела взгляд ее светящихся от счастья глаз, обращенный к гордому и интеллигентному графу, загадала, чтобы у них все срослось. Если верить в желание, то оно обязательно сбудется — нужно лишь не терять настоящей веры от всего сердца.

Водоворот воспоминаний унес меня куда-то далеко в прошлое. Первая встреча в университете… я случайно пролила кофе на важный доклад, а она подоспела с вопросом: «Тебе помочь?»

Любимая моя Настя, которая наконец-то обрела счастье.

Тем временем у кота был шанс улизнуть. Я обыскала каждую лазейку в коридоре и гостиной, смотрела и на террасе, но никого еще не обнаружила. Интересный такой, этот кот, но вот взгляд… какой-то не кошачий… или просто несвойственный большинству животных. И почему кот прищурился, а меня будто действительно молнией ударило и оттолкнуло? Наверное, Бестужева напугало именно это? По-другому я не могла бы объяснить его ошарашенный и испуганный взгляд. Такого питомца я бы с удовольствием приручила, если бы Бестужев, нервно заикаясь, не оповестил о том, что кот уже чей-то. Но он породистый, видно издалека. Вот только как такого красавца хозяева смогли отпустить из дома? Наверное, характер у него еще тот…

Первый этаж, в который кроме кухни и гостиной входила гардеробная и ванная, я прочесала в течение получаса, осмотрев внимательно каждый угол. Но никто обнаружен не был, поэтому ждал меня еще один этаж. Вот только сможет ли кот туда подняться? Все равно проверить стоило, ведь Настя будет сильно негодовать, если обнаружит животное в доме.

— Котенок, где ты? — громко сказала я, тяжело вздохнув.

Здесь с моей стороны такое слово не должно быть употреблено — какой он котенок, если его размер может в темноте запросто напугать? Он черный исполин, поэтому будет смотреться, как какой-то огромный булыжник, при таких кошачьих параметрах.

Звонкий дождь прекратился, оставив после себя витающую в воздухе свежесть и много грязи. Погоду в Озеркино практически невозможно предугадать: неважно, что вам напишут синоптики в своих развернутых прогнозах, которые точны на девяносто девять процентов, все равно один процент о себе заявит, живо переполошив все остальные девяносто девять, и пойдет снег, град, дождь… не важно. А солнце и чистое голубое небо здесь равносильны празднику.

Второй этаж пустовал в полном одиночестве. На нем находилось пять комнат: четыре спальни и рабочий кабинет с огромными книжными шкафами и множеством различных статуэток, которые так любила покойная двоюродная тетушка Насти. В этом доме она была лишь раза два, как сказала мне подруга, поэтому пробуждающихся призраков бояться не стоило. Настя вообще имеет смелый и волевой характер, поэтому тревожиться с Настей о чем-то глупо: она везде найдет лазейку и выход.

Меня тогда сразило наповал то, как она вышла в темноту с ярким фонарем и не побоялась убедиться, что рядом нет ни одного психа. Кто же он на самом деле и почему сидит на озере в полнолуние и в полночь? Эти вопросы выбивали из колеи и вводили в заблуждение, да я до сих пор даже в фильмах не видела такого. Больше на озере и духу моего не будет — не нужны мне ночные гонки, допросы с пристрастием и пальцы у виска.

Дом оказался стопроцентно пуст, в нем не нашлось никого, поэтому я остановилась на варианте, что кот убежал через открытую дверь, выводящую на террасу. Но последнюю я плотно закрыла, поэтому проникновения питомца соседей в наш дом исключалось. Час поисков не дал ничего, и я лишний раз убедилась в отсутствии здесь кого-либо и протерла пыль в своей комнате. Неизвестный кот убежал, поэтому Настя могла быть полностью спокойной и расслабиться.

Просидев в сети еще полчаса в поисках фильма в своей комнате на пышной кровати, я остановила свой выбор на сериале «Тень сказки» и решила заняться приготовлением пирога. Вечер казался спокойным и приятным, аромат свежего воздуха был везде…

Если бы не внезапный шорох.

Только я начала спускаться по винтажной лестнице, как на кухне вдруг что-то упало… Глаза мои со скоростью света расширились от ужаса: что это за звук?! Твою налево… Мне это уже начинало сильно не нравится. Я по своей природе жуткая трусиха, поэтому выйти навстречу призраку или вору — не мой профиль. Да зачем уходить в размышления о людях? Меня способна напугать любая муха и жук. И от каждого насекомого я буду бежать, не оглядываясь, как будто за мной гонятся какие-то злоумышленники.

И здесь, в тихом доме, который я облазила полностью в течение часа в поисках кота, проверив каждый уголок, я слышу вновь шорохи? Кот вернуться не мог, точно! Тогда что это, объясните мне срочно или можете спокойно тащить успокоительное.

Руки начали трястись от волнения, а в голову приходили мысли о воре, взломавшем входную дверь. Что же делать? Просто стоять? Он думает, что я ничего не услышу? Но ведь замки у Насти тоже непростые, да и в доме везде горит свет, потому что темноту я ненавижу. Поселок небольшой, тут везде на улице люди сейчас. Тогда что же это? Кот решил вернуться?

Молниеносно забежав в первую попавшуюся мне комнату, я судорожно схватила с прикроватной полочки маленький белый вытянутый светильник, формой напоминавший цилиндр, размером с небольшой чайник для заварки. Не уйдет от меня он никуда! Не дам ограбить наш дом. Если кот — отлично, нашлась пропажа века, а если не кот…

Я короткими шажками, тихо закрыв дверь спальни, подкралась к лестнице. Прислушавшись, поняла, что шорохов не слышно. Но теперь слышны были шаги… шаги обуви на небольшом каблуке. Настя вернулась?! У меня что-то екнуло в сердце, а живот начало неприятно скручивать, как это происходит у школьников при сильном волнении перед страшным экзаменом. Это время я миновала, но вот ощущения запомнила на всю жизнь. Особенно, перед ЕГЭ… Если это Настя там странно топчется, то почему меня не позовет? Плохи дела…

Я решила набрать подругу, вытащила телефон из кармана джинсовых шорт. Светильник мешал, но оборона в приоритете. Настя трубку не взяла, хотя находилась в зоне действия, а мелодии снизу я не услышала. Выключила звук? Но почему же топчется там тогда?

Я взяла себя в руки и, набрав побольше воздуха в грудь, тихо начала спускаться. Вдруг раздались оглушительные шорохи, будто кто-то разворачивает какую-то фольгу, и я опять рванула назад. Нет, ну это ни в какие рамки не входит! Пора действовать!

Обхватив светильник покрепче, я, крепко зажмурившись, слетела с лестницы со всей дури и, выставив руку перед собой, открыла глаза. Рот мой раскрылся от огромного удивления. Я ожидала всего, но…

Никого. Даже ничего не слышно больше…

Кроме множества стуков в дверь. Так стучит всегда лучшая подруга. Я в недоумении закрутила головой и опустила трясущиеся руки вниз. Как… так? Мне же не могло послышаться. Шаги были отчетливыми и грубыми, а шорох… довольно громким! Разместив светильник на диване, я побежала к Насте, которой, наверное, надоело стоять на холоде.

Только я успела провернуть замок, как в дом ворвалась с неописуемой скоростью, которая могла лишь побороться за первое место с гонками «Формула-1», разъяренная подруга. Кажется, я слишком долго стояла в шоке, переваривая услышанное мной на втором этаже. Но Настя, раскидав свои черные туфли, побежала в ванную и, громко хлопнув дверью, включила на полную мощность воду. Что с ней такое? Неужели, Бестужев не оправдал возлагаемые на него ожидания? А ведь они были огромны… как и с моей стороны, так и со стороны подруги.

Я пошла заваривать мятный чай, предварительно заглянув в гардеробную и удостоверившись, что там пусто — видимо, разговор будет долгим и не самым приятным. Как с Бестужевым она провела время на этом творческом вечере? Все ли настолько плохо? Мне не терпелось узнать подробности у Насти, но той все не было. Прошло еще минут десять, и, когда уже чай заварился, на кухню прибежала разъяренная, нет, не разъяренная, а бушующая, как опасная стихия, Настя. Не хватало лишь пара из ушей.

— Что случилось? — я пододвинула ее любимую фиолетовую кружку на противоположный край стола и постаралась как можно мягче начать разговор.

— Что?! И ты еще спрашиваешь?! — переодетая в свое белое домашнее платье до колен, Настя стояла в дверном проеме, недовольно сверля меня грозным взглядом.

— Расскажи. Что произошло, Насть? — кажется, все будет еще труднее, чем я думала. Что же там такого случилось?

— Дурак твой Бестужев, вот что! — плюхнувшись за стол, она опустила локти на колени и сердито отвернулась.

Такого не ожидал никто. Бестужев — дурак?

— Он не мой. Расскажи, чем он тебя обидел? — постаралась я произнести это как можно мягче, чтобы не усугублять ситуацию. Настя сильно нервничала, покусывая губы, на которых совсем не виднелось ни капельки блеска.

— Как дурак на этом вечере сидел! Постоянно бегал куда-то, туда-сюда, вечно оставлял меня одну. Вечер поэтов этих хорошим был, но знаешь, сидеть одной мне как-то там противно стало, я просто ушла. Вот это нормально, да, кидать меня? Лучше бы не приглашал. Ждала его, сидела полчаса одна, на меня уже пялиться начали все. Вот я и психанула! Вышла на улицу, постояла. Но он мне даже не позвонил! — чуть ли не плача, сказала она мне и потянулась к чаю. Мне стало обидно, ведь Бестужев производил впечатление довольно хорошего человека. Но кто так поступает, приглашая даму на свидание? Только дураки, правильно.

— Да не расстраивайся ты так. Может, случилось у него что-то… Это некрасиво, согласна. Но дай ему объяснить хоть что-нибудь, — начала я успокаивать Настю, хотя в сказанное мною верила очень плохо.

Залпом выпив кружку горячего чая, Настя налила себе еще и посмотрела мне в глаза, сказав:

— Что у тебя нового? Кота выпроводила?

— Да так… — отмахнулась я, вспоминая шорохи и одновременно с опаской глядя на подругу. Как все это объяснить? — Кота выпроводила, но за минут десять до твоего прихода с первого этажа звуки какие-то доносились…

— Тебе вновь показалось, — усмехнулась Настя, что-то яро набирая в телефоне. — На втором этаже пусто, я там была, в доме никого.

— Наверное… — протянула я, пытаясь найти объяснение услышанному. Показаться мне просто не могло! Вот опять она так говорит! Я же отвечаю за свои поступки и слова! А мне глупо не хотят верить!

Я вдруг заметила на экране телефона подруги, который она положила на стол, номер контакта «Бестужев». Значит, она его игнорирует… Его поступок странный, но вдруг у графа что-то случилось?

— Настя, — строго начала я, пододвигая правой ладонью к ней телефон. — Ответь. Дай человеку объясниться. — Яркий кухонный свет хорошо освещал ее недовольно лицо, которое при взгляде на экран вновь побледнело.

Спустя несколько секунд та лишь ухмыльнулась и, аккуратно взяв телефон в руки, направилась в ванную. Графы на дороге не валяются. Конечно, скидку на такие побеги просто за то, что он граф Бестужев из знатного рода, делать не надо, но если у него действительно случилось что-то нехорошее? Сначала нужно все узнать, чтобы делать дальнейшие выводы.

Когда дверь в ванную неприветливо хлопнула, я решила выглянуть на террасу и быстро обежать второй этаж. Выглянула в окно: пусто. Фонари прекрасно справлялись со своей работой, поэтому там точно никого нет, что не удивляет.

Выглянув на террасу, я с дико стучащим сердцем, которое успело за этот вечер несколько раз уйти в пятки, тоже обнаружила пустоту. Преступник ушел? Дверь на террасу всегда открывается с грохотом, поэтому этот звук слышен за километр. Гардеробная и ванная с кухней чисты, требуется осмотреть только второй этаж, осмотренный Настей, но ничего там лишнего не заметила. Я поднялась по лестнице, по которой совсем недавно бежала с бешеной скоростью. Повторяя открытие дверей, которое я делала при поиске кота, просмотрела быстро все комнаты — и снова пусто. В доме никого не было, но как объяснить те шорохи? Ветер? А ветра не могло быть, потому что все окна на первом этаже тоже закрыты. Может, мне послышалось? Но тогда это чрезвычайно плохо. Нет. Здесь должно быть другое объяснение… Призраки? Их не существует. Не знаю, как я теперь буду спать по ночам, ведь эти непонятные звуки так и засели в моих ушах, оставив мерзкие ощущения и отголосок страха после себя.

— Наташа, Ната-аш, — громко позвала меня Настя снизу. В голосе ее слышались нотки удовольствия, что говорило о благоприятном развитии событий.

— Помирились? — широко улыбнулась я, приложив руки к шее. Это мне уже нравилось.

— Не совсем. Завтра Бестужев приглашает меня в семь вечера к себе, чтобы, цитирую: «Все действия свои хотелось бы объяснить. Прости, Настя», — самодовольно пропела она, и в глазах подруги заиграли искорки счастья.

— Ну вот, случилось мало ли что, — я приобняла ее за плечи, вспоминая то ужасное лицо, с которым она ворвалась в дом. В Настю вселялся смерч.

— Но есть один нюанс, — присев на спинку дивана, вскинула брови подруга и стала крутить вокруг указательного пальца свою золотую цепочку. Так этот Бестужев без секретов не может?

— Какой? — протянула недоверчиво я.

— Он сказал, что у него есть одно срочное дело… И попросил взять тебя. Если честно, я убить его готова, — она резко взяла подушку с дивана и начала мять ее с нескрываемой злобой, свойственной одичавшему людоеду. Картина маслом — уж не для слабонервных.

— Никуда я не пойду. Зачем? Он не передо мной извиняться должен, — я присела рядом и недовольно замотала головой. Никуда я не пойду. Что за срочность такая? Мне вот графы вовсе не нужны, что не скажешь об Анастасии.

— Он сказал, что это очень срочно. Я так и не поняла, что там случилось… но голос у него был отнюдь не радостный, — Настя горько вздохнула, опустив свою головку мне на левое плечо.

— Если я так нужна… только вот зачем? Ладно, пойду с тобой, — улыбнувшись, прошептала я каким-то неуверенным тоном.

— Ну вот и отлично! — Настя радостно вскочила и, чуть ли не вприпрыжку, отправилась на кухню. Она вся горделиво сияла изнутри от разговора с графом.

Но чрезмерной радости, как она, я не испытывала. Что же за дело там такое дикое, что понадобилась я — то бишь совсем посторонний человек? Теперь еще завтра идти к нему… Я плохо понимала, почему я должна там присутствовать, если Бестужев хочет поговорить с Настей. Я буду определенно третьей лишней… А вкупе с незабываемыми эмоциями, которые я получила, услышав пугающие шорохи, заставляющие кровь стынуть в жилах, мне сегодня ночью точно не уснуть.

Черная карнавальная маска, висящая у входной двери, будто подмигивала мне, приободряя перед тяжелым завтрашним днем.

 

Глава 3.  Случайности не случайны

— Наташа… Наташа, вставай уже, Наташа, — трясла меня хаотичными движениями за плечи вновь разъяренная и недовольная Настя. И чего ей так рано неймется?

Разлепив веки, я, как маленький и недовольный малыш, затрясла головой в разные стороны и зажмурилась. Утро. А точнее, день. Блудной взгляд мой упал на часы, показывающие три часа дня. Какие три часа дня?! Я ведь… вот черт!

Ночь выдалась не сладкой, с привкусом страха и покусанных соленых губ. Заснуть удалось лишь с первыми петухами и багряным рассветом, который мирно встретил меня, будто бы шепнув: «Все хорошо, Наташа. Можешь засыпать. Дом чист от монстров, и ни один упырь не захочет теперь здесь появиться». Всю ночь мне чудились какие-то шорохи с нижнего этажа, скрипы, постукивания… а когда Настя и вовсе встала попить воды, громко и неудачно прикрыв дверь своей комнаты, я со всей дури выскочила на лестницу, чуть ли не навернувшись и кубарем не покатившись с нее… В общем, ночью было весело.

После Настиного громкого похода я даже лежать с закрытыми глазами не смогла, как делала это раннее, поэтому пришлось сидеть в интернете и почитывать изредка книгу, во имя внутренней гармонии. Только с рассветом моя беспокойная душа соизволила успокоиться и мирно уснуть. Я слышала сквозь полуразрушенный от топота сон, как подруга два раза уже топталась у входа в мою комнату и, наверное, не дождавшись моего подъема, решила брать инициативу в свои руки. Сегодня нам нужно явиться к графу Бестужеву — только лишь из-за этого, я более чем уверена, Настя сейчас так яро будила меня.

Я поднялась и уткнулась в колени носом — мне до ужаса хотелось вновь накрыться уютным бежевым одеялом, ни о чем не думать и…

— Да поднимайся ты скорее, я думала, ты заболела. Всегда же в десять встаешь, — в меня весело «звездочкой» полетела какая-то маленькая светлая подушка. Видно, новый вид будильника, да еще и чудодейственный, потому что глаза мои широко раскрылись, а в голову прилетело самое важное имя сегодняшнего дня — Всеволод Бестужев. Так лень куда-то сегодня выходить…

За окном было довольно пасмурно, но сегодня обошлось без порывистого ветра — преогромнейшее спасибо всем Богам Олимпа, которые решили заглянуть в Озеркино и подарить нам безопасный вечер. Настя развернулась и, как-то странно усмехнувшись, что вошло к ней в привычку за последнее время, крикнула: «Я уже и завтрак приготовила!»

Это что-то новенькое. В жизни наша Анастасия не подойдет к плите, дабы никого не отравить. Решила на мне попрактиковаться? Интересно, спасибо за такой шанс, который станет первым и последним. Естественно, мне жутко хотелось посмотреть на Настины «шедевры кулинарии», но ничего, кроме яичницы, я там не ожидала. Обычно завтраком (да и вообще едой в целом) занимаюсь я, а Настя помогает с сервировкой и заваривает чай. Таким образом обязанности у нас распределились еще давно, но никто против не был. Моя задача — безопасное питание, ее — оформление. Но это заявление о завтраке, кинутое ею как речь об обыденном деле, наталкивало только на две возможные гипотезы: первая — не дождалась и, опять же, решила брать инициативу в свои руки, а вторая — все то же изменение в характере.

День начинался как-то не так: резкий подъем, головокружение, теперь Настин завтрак… да еще и к Бестужеву придется собираться! И каким боком я должна там быть? С какого перепугу мне решил уделить внимание граф? Ему Настя нужна, а не я, между прочим.

Переодевшись в любимые джинсовые шорты и фиолетовую футболку, я спустилась на кухню и была полностью поражена увиденным: на столе красовались румяные блины, политые шоколадным сиропом, фрукты, заваренный ягодный чай и красивые бордовые розы… Передо мной точно Настя? А цветы откуда? Неужели подарок ее нового ухажера? Запах от блинчиков исходил волшебный — не знала и никогда даже подумать не могла, что подруга умеет их печь… Конечно, чтобы испечь самые простые блины — магистром кулинарных деяний быть не требуется, но для подруги это — парадоксальный прорыв.

— Ты ли это? — я присела и протянула руки к аппетитному завтраку.

— Меня папа научил их готовить, не бойся, — засмеявшись, Настя присела рядом, долив себе еще чай.

— От Бестужева привет? — завтрак таял во рту, оставляя после себя сладкое и приятное послевкусие… Я согласна на то, чтобы Настя готовила их каждый день!

— Ага, от дурака этого. Скоро собираться, долго ты спала. Чего, не спалось ночью? — подруга, оторвав свой взгляд от цветов, с нескрываемым интересом взглянула на меня. А действительно, в чем крылась настоящая проблема? Как мне ей это объяснить?

— М-м, — многозначительно протянула я, пытаясь найти хоть какое-то нейтральное слово. — Голова… того самого… Болела голова.

Повисло молчание, я напряглась и стала усердно пережевывать блинчик. Со стороны это выглядело настолько глупо, что мне захотелось провалиться под стол — я с детства плохо умею врать в подобных ситуациях. Если буду заранее готовиться, то что-то выйдет. Но не вот так вот просто, нет. Репертуар не мой.

— Бывает. Сейчас давление атмосферное повышенное, — допив свой чай и встав из-за стола, Настя отправилась в ванную, оставив меня в гордом одиночестве.

Подготовка к вечеру началась полным ходом.

                                      ***

После принятия всех водных процедур Настя старательно начала описывать особняк, но из ее восторженных всхлипов и завываний я лишь поняла, что дом роскошный, большой и расположен недалеко, всего в пяти минутах езды от Настиного.

Мне сегодня будто бы не хватало сил. Настя во всю готовилась, красилась, накручивала себе волосы плойкой, уже готовила наряд, а я еле-еле накрасила ресницы и остановилась на этом. Руки сами начали опускаться, волосы нагло лезли на глаза, а нанести пудру нормально получилось только с третьего раза. Подводка размазалась, поэтому, смыв ее в очередной раз, я пришла к тому, что руки у меня явно растут не из того места. Чтобы хоть как-то успокоиться, я вышла подышать свежим воздухом, который не был отравлен газами машин и выбросами заводов, на террасу.

Все бы было очень прекрасно, если б не одно «но». Я уже начала расслабляться и отпускать от себя негатив, полученный от своих же корявых рук, но заметила вдруг черный хвост, мелькнувший прямо за деревом. Кот вернулся?!

Я быстро спустилась по ступенькам и взглянула в ту сторону, в которой и заметила хвост: место пустовало. Я резко развернула голову к воротам и пришла в полное изумление: кованые черные ворота были приоткрыты, а в щелочке, образовавшейся между ними, вновь виднелся черный хвост! Что за кот-то такой?! Можно его как-то выпроводить наконец?! Его шерсть, цвета глубокой ночи, слилась с настоящей тьмой, и мы бы его стопроцентно не нашли на участке в поздний час.

Не выдержав, я направилась в сторону ворот. Проказливый питомец однако у моих соседей! Только я подбежала — хвост сразу же пропал. Но для того, чтобы быть в полнейшем спокойствии, я, гордо открыв ворота и переступив порог, вышла на улицу… и ничего не увидела. Что?! Этот кот — кот какого-то гонщика? Так быстро убежал? Улица была полностью пуста, а аллея деревьев, находящаяся напротив нашего дома и уходящая вдаль, громко зашелестела от легкого ветерка, словно усмехаясь моему выражению лица, которое оставляло желать лучшего.

Я успокоилась, переводя дух и очень надеясь, что кот вернется к себе в дом, дабы не вызвать панику у хозяев.

— Добрый день, — твердый баритон заставил меня настолько сильно дернуться, что я чуть ли головой не ударилась о ворота. Что за?..

— А? — я медленно развернулась и вконец оторопела. Это еще кто?! — Д-добрый.

Рядом со мной справа, всего лишь в двух шагах, стоял очень интересный мужчина лет так тридцати с безумно, до боли знакомым взглядом… Эффект дежавю дал о себе знать с утроенной силой. Зеленые глаза с легкой желтизной… Я готова была раствориться в них… Откуда я знаю эти глаза? Мужчину вижу впервые… Что-то у нашего дома магнит на интересных парней уже… Настя, что ли, нашаманила? У незнакомца были короткие черные густые волосы, изящно зачесанные назад. Щетина, цвета темнейшего драгоценного камня, приятно подчеркивала его овальную форму лица, темные брови довольно приподнялись, а небольшие и аккуратные губы расплылись в еле заметной улыбке… Глаза…

Миндалевидные и зеленые… Мощная шея в сочетании с довольно высоким лбом и ровным носом… Как он тут вообще оказался? Высокий, выше меня почти на голову, будто с кошачьим выражением лица и такой красивой щетиной… Синяя рубашка с песочными вкраплениями и с короткими рукавами прекрасно сидела на нем и облегала. Темные джинсы, полуспортивные черные туфли и тонкие черты лица… Что-то долго я смотрю на него, забыв обо всем на свете.

— Меня зовут Кассиан, я ваш сосед, — обворожительно улыбнулся он, протягивая мне свою правую руку с серебряным перстнем, в котором находился черный камень, очень похожий на морион.

— Н-наташа, — я робко протянула кисть, неотрывно глядя на него. Еще один сосед с притягательной внешностью и именем? — Извините, мне пора-а.

Последнее слово я настолько глупо растянула в страхе, что не успею подготовиться к встрече…

— Да, мне тоже. Рад был знакомству, Наташа, — он понимающе кивнул и, вновь приятно улыбнувшись, пошел в левую сторону.

— И я, — как-то странно поставив точку в разговоре, я попыталась улыбнуться, но, услышав голос Насти, просто мягко кивнула и быстро забежала во двор. Нелепость — мое все.

Даже предположить не могу, что он тут делал, но вот знакомство с ним оставило после себя столько необычных эмоций… И почему Кассиан кажется мне уже знакомым?

                                     ***

Настя, сделав все запланированное словно пуля, решила сама меня накрасить и накрутить локоны. Она уже стояла в темно-бордовом облегающем платье с рукавами три четверти с небольшим декольте. На правом запястье красовались красивые часы в виде золотого браслета. Макияж у Насти был более ярким, чем в прошлый раз, за счет помады. Теперь она у Насти бордовая, идеальным образом сочетающаяся с нарядом. У подруги вообще много самых разных вещей, утыканных в каждом уголке. Поэтому, приезжая к Насте, забыть что-то — не беда. У подруги все хранится в двух, а то и в трех экземплярах. Из моей головы все не вылетало знакомство с Кассианом, а если вовсе не врать, то я умышленно начинала о нем думать, чтобы не портить настроение походом к графу.

Аккуратные стрелки, легко подчеркнутые нежной помадой губы — я была почти готова. Последним штрихом стало платье — неброское, черное, немного приталенное, но с красивым акцентом на кожаном воротнике — на нем находились разные камни, напоминающие изумруды. Заниматься образом мне категорически не нравилось, так как я досадно только и думала о том, что буду лишней. Черные лодочки и темно-зеленого цвета клатч, который сочетался с камнями на воротнике, вошел в неяркий образ, и я с усталым и измученным видом присела на спинку дивана в гостиной. Настя вышла спустя пару минут, радостно надевая свои бежевые туфли и заявляя о том, что машина от Бестужева вот-вот подъедет.

Взяв свой бордовый клатч, подруга, в сотый раз вглядываясь в экран мобильного, как-то грустно взглянула в зеркало и сказала:

— Дело у него, видите ли, срочное.

Я пожала в недоумении плечами — мы были готовы, поэтому опускать руки не стоило. Тишину, которая плотной пеленой окутывала наши сознания, приказывая думать о каких-то невеселых событиях, прервал звонок Настиного телефона — автомобиль прибыл. Меня будто током ударило, и я на негнущихся ногах пошла за лучшей подругой. Только дверь захлопнулась, а ворота плотно закрылись, меня вновь перекосило от волнения. Зачем я там, ну кто-нибудь ответит? Нет?

Черная машина за две минуты домчала нас по тихим улочкам Озеркино до нужного особняка, который был заметен уже издалека. Он и вправду очень роскошный и дорогой, но в то же время не вычурный. Я даже забыла, что нам нужно выходить — такого дома в поселке не было раньше, он сильно выделялся на фоне остальных двухэтажных построек.

Как только мы вышли, на пороге вмиг, словно по мановению волшебной палочки чудесной тетушки-феи, любящей исполнять желания и оставлять тебя ни с чем ровно в полночь, появился он — граф Всеволод Бестужев. Сегодня Бестужев вновь был обворожителен: прекрасная улыбка, залакированная прическа, темно-серый костюм с белой рубашкой, бордовой бабочкой и темными туфлями… Словно они с Настей превосходно чувствуют друг друга, потому что второй раз они одеты так, что очень гармонируют.

— Добрый вечер, милые дамы, — поклонился пафосно он и одарил нас голливудской улыбкой. Все графы такие?

Мы с подругой, как по команде, выпалили без каких-либо дополнительных манипуляций строгое «добрый вечер» одновременно и прошли во двор, ворота в который были приветливо открыты, приглашая нас внутрь. И тут я замерла от восторга…

Огромнейшая территория с большущим светло-кофейным особняком в два этажа и с множеством комнат… Кофейная крыша, белые решетки на высоких окнах, которых здесь десятки… По бокам от дома расположилось два крупных зеленых дерева, везде около дома виднелись строго подстриженные кусты в форме треугольника… Главное здание, как я назвала его сразу же, чуть выступало вперед и напоминало греческий стиль. Весь двор был освещен винтажными черными фонарями, а посередине красовался большой подсвеченный фонтан… Дорожки мощеные… красота какая! Слева виднеется терраса, огражденная белым заборчиком… Глаза разбегались, и я смогла опомниться только тогда, когда под ногами вдруг появились серые мелкие ступеньки… Теперь я понимаю, почему у Насти слов не хватало объяснить этот прекрасный особняк… Настоящее чудо! Три колонны, поддерживающие второй этаж, заманивали в дом и смотрелись, как его хозяйки. Бестужев открыл перед нами светло-коричневую дверь, и мы, поблагодарив его за джентльменский жест, вошли в шикарный дом.

В глаза после сумерек, образовавшихся от пасмурной погоды, к которой добавились еще и черные, как смоль, тучи, ударил ярчайший свет хрустальной люстры…

Внутри особняк выглядел потрясающе, как и снаружи… По бокам, недалеко от входа, находилось две лестницы, на которых пафосно легли бордовые ковры. Все было оформлено в светлых тонах, но с примесью золота: белые колонны, окаймленные внизу золотыми узорами, смело уходили высоко в потолок, который здесь, к слову, не самых маленьких высот. Белый мраморный пол, миндальные стены, приятные глазу, а впереди белый ковер, красивый мраморный светлый камин, словно в сказке, над которым висит портрет неизвестного мне мужчины, и два такого же цвета, как сказочный камин, кресла по бокам, на одном из которых только что сидел…

— Познакомьтесь, это мой друг… — начал Бестужев, отойдя чуть в сторону и сложив плотно руки за спиной.

Обычное совпадение? Что-то плохо верится… Случайности не случайны, как говорится…

— Здравствуйте! Меня зовут Кассиан Арийский, — окинув меня довольным взглядом, проговорил тот самый сосед, с которым я столкнулась у ворот.

Это же он! Он! Вот так встреча в графском логове! Боже, я думала, что точно упаду в обморок прямо здесь и сейчас. Снова страшнейшее волнение от неожиданности брало свое и просто втаптывало меня в глубину неизвестного океана эмоций.

— Приятно познакомиться, я Анастасия Огонек, — пожав кокетливо плечами, подруга мягко улыбнулась.

— Приятно… Наталья Савицкая, — немного смутившись, подняла одну бровь я и улыбнулась уголками рта. Здесь все должны представляться именно так? Это какая-то новая тенденция? Неожиданно увидеть его здесь… Кассиан… Арийский… Имя-то какое, я все еще им машинально восхищаюсь! Видимо, Настя точно пошаманила.

— Ну что, же, друзья, — громогласно заявил Бестужев, деловито указывая руками на лестницу. — Пройдемте!

О, нет. Только не это. Я уже чувствовала, как щеки наливаются предательским румянцем, а глаза сами лезут на лоб. Пусть Бестужев побудет с Настей сам, без моей персоны.

Все те же Боги великой горы Олимп услышали и мои мольбы. У меня вдруг резко завибрировал телефон.

— Простите, я сейчас, — сконфуженно пробормотала я, делая вид, что звонок меня очень заинтересовал.

Граф понимающе кивнул и перевел взгляд своих необычно пронзительных глаз на мою подругу, сказав более тихим голосом:

— Идем на второй этаж.

Настя кивнула и, очаровательно улыбнувшись Кассиану, медленно двинулась с Бестужевым на второй этаж.

Странно то, что этот Кассиан остался здесь, на первом этаже, стоять у кресла. Это что, он меня соизволил подождать? Или следят, чтобы я не убежала? Кто бы мог подумать, что случайно встретившийся незнакомец, теперь одетый в белую рубашку, черные брюки и элегантные туфли, окажется другом Настиного графа?

Спасло меня СМС от какого-то магазина, который рассылал новости о приближающихся скидках и распродажах. Я закусила губу и, поняв, что Кассиан все еще наблюдает за мной, не отводя своих глаз, решила сделать серьезный вид, будто кому-то звоню. Единственный выход, пришедший ко мне в мою безумную женскую голову. Спустя три усердных «звонка», «сделанных» мною с грозным выражением лица, я, развернувшись к мужчине лицом, направилась к креслу. Бестужев должен поговорить с Настей! Потяну-ка еще время.

Кассиан сидел на подлокотнике кресла с видом трудившегося целую ночь человека. Заметив это, я решила не обращать на него никакого внимания и просто «встряхнуть» свой клатч под видом того, что я что-то ищу. Но не была бы я Наташей, если бы у меня что-то не выпало из рук-коряг. Придерживая клатч, я в суматохе даже не заметила, как мой телефон начал неторопливо скользить вниз… И только я опомнилась, почувствовав движение около ноги, как телефон… булыжником упал на пол с ужасным грохотом. Ну здравствуй, грация картошки! Какая там из меня леди? Правильно. Никакая.

Кассиан резко поднял опущенную голову и удивленно взглянул на меня, а я, забыв уже и о развернутом клатче, лежащем на краю подлокотника, потянулась за телефоном…

Тем временем к нему потянулся и Кассиан…

Мы одновременно дотронулись до мобильного, мирно лежащего на мраморном полу. Он взглянул на меня и улыбнулся, а я лишь глупо хихикнула в ответ. Просто идеальное знакомство, нет слов. Сначала промямлила что-то, как дура забежала во двор, а теперь еще и невнимательная! Вот так всегда, когда попадаю в ненужные для меня места. Теперь мы с ним одновременно и сосредоточенно, словно в замедленной съемке, поднимали телефон, все так же глупо смотря в глаза друг другу. Боже, стыдно-то как…

Он разжал свои длинные пальцы, и мобильный сразу же очутился в моей содрогнувшейся ладони. Но зато сзади послышался новый стук. Ну точно руки-крюки… я просто вновь задумалась о его цепляющих глазах… такие знакомые, черт. А раньше я его точно никогда не видела, зуб даю.

— Я подниму, — Кассиан молниеносно кинулся к катившейся помаде, пока я, оглядываясь и вспоминая всех знакомых, рассматривала экран, который, благо, остался целым. Я попыталась что-то сказать, но губы отказывались разжаться.

Он протянул мне вытянутую золотую помаду, снова мягко и галантно улыбнувшись.

— Спасибо, — аккуратно забрав еще один плод своей невнимательности и рассеянности, я засунула вещицу в клатч, как можно плотнее все там утрамбовывая. Достаточно на сегодня позора, его пора надежно запрятать подальше.

А Кассиан Арийский все так и смотрел на меня… и я смотрела… пока этот тонкий момент, от которого воздух в доме будто бы затрещал от нарастающего напряжения, как поленья в камине, своим надменным голосом не прервал Бестужев.

— Познакомились? Вот и отлично, — он быстро-быстро спускался, потирая ладони и гордо ухмыляясь.

— А где Настя? — отойдя на пару шагов от нового знакомого, повернулась я к графу и застыла на месте.

Его глаза. Глаза излучали какое-то неземное притяжение… манили… светились…

— Настя тебе не нужна сейчас, — медленно проговорил он и рядом с ним так же стремительно появился и Кассиан, сложив руки на груди. Двое мужчин смотрели на меня с таким странным выражением лиц…

— В смысле? Где Настя? — и вот тут меня словно пронзило острейшей стрелой. Что происходит? Что с Настей?! О чем этот Бестужев говорит?!

Нас заманили сюда специально? Ведь так?!

Настойчивый голос графа прозвучал, как ужасающий гром в ясном небе без единого облачка:

— Пора тебе узнать правду, Наташа.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям