0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Королева должна умереть » Отрывок из книги «Королева должна умереть»

Отрывок из книги «Королева должна умереть»

Автор: Рэй Анна

Исключительными правами на произведение «Королева должна умереть» обладает автор — Рэй Анна Copyright © Рэй Анна

ГЛАВА 1

Каждая юная дева желает встретить своего спасителя, но жизнь – не волшебная сказка, и я смотрю в глаза палача.

 

– Да здравствует король! За короля! – раздавались крики из толпы.

– За короля Ютэра и его королеву! – слышалось со всех сторон.

– За королеву Гвенвифар! – выкрикивали люди.

Странно слышать это имя. Дома все зовут меня Гвен. Огромная толпа челяди с шумом и выкриками провожает нашу карету к Черному Храму. Мрачный собор на скале уходит башнями ввысь. Мы стоим посредине огромного дымчатого зала в окружении верных рыцарей короля – двенадцати воинов-магов. Весь обряд занимает не более десяти минут. Обмен клятвами, и священник подтверждает законность брака. Все кончено. Эльфийская принцесса Гвенвифар из царства Камелард стала королевой царства Дал Риады. Церемония простая и недолгая. Это не то, что я ожидала от свадьбы. Да и наряды совсем не праздничные. На женихе – темная короткая мантия с отделкой из драгоценных камней. На мне – черное платье из шелка с золотой вышивкой. Волосы заплетены в косы и скрыты под черной вуалью. Традиционный наряд невесты в Дал Риаде. Черным одеянием ты оплакиваешь потерю невинности.

По навесному мосту мы торопливо возвращаемся из храма на каменное плато, где нас поджидает экипаж. Конная охрана разгоняет толпу зевак. Собор и городская площадь разделены узким ущельем и рекой. Оборачиваюсь и вижу, как здание храма в белоснежном тумане парит над скалой. Когда проходим по мосту, порывом ветра с моей головы срывает черную накидку. Она легко кружится над горным ущельем. И, как печальная одинокая птица, махнувшая мне на прощание крыльями, ложится на прозрачные воды горной реки. Плывет в неизвестность, гонимая бурным потоком. Я мечтаю последовать за ней. Но еще не время. И не так.

Как ни странно, на улице светит солнце, – непозволительная роскошь для северных земель. Невысокие постройки окружают подобие площади, раскинувшейся на плато. Я не могу назвать это городом – просто большая деревня, где ремесленники, воины и обитатели крепости кучкуются вблизи собора. Жилища горожан тянутся вдоль дороги до самого замка.

Мы проходим через толпу любопытных. Двенадцать королевских рыцарей замыкают нас в круг. Усмехаюсь про себя. Кому пришло в голову назвать этих головорезов рыцарями? Они – самые настоящие наемники. Посмотреть хотя бы на мощные тела, огромные руки, хмурые лица. Одежда из черной и бурой кожи подчеркивает рельефные мышцы и мускулистые ноги. Всем своим видом они говорят: перед тобой не благородные воины, а безжалостные убийцы. О жестокости короля Ютэра и его верных охотников слагают легенды. Думаю, народ всегда прав. Ну, какого короля назовут Ужасным?

Толпа кричит: «Да здравствует Черный Король Ютэр! Да здравствует Черная Королева!» Улыбаюсь. Прозвище особенно подходит к моим жемчужным волосам. Да и в переводе с эльфийского Гвенвифар – белая фея. Король цепкой хваткой держит меня за руку и гневается, когда толпа зевак рассматривает мои светлые волосы, белую кожу и самую большую драгоценность для Дал Риады – голубые глаза. Раздаются восхищенные вздохи, а Ютэр грубо подталкивает меня к повозке. Чувствую, что позже придется расплатиться за то, что так неосторожно потеряла вуаль.

Плотные шторы в карете скрывают нас от толпы. Все хотят увидеть юную королеву. Но меня заперли, словно в клетке. А рядом сидит мой муж и надсмотрщик. Смуглое лицо, впалые щеки, цепкие мутные глаза. Он улыбается мне тонкими губами в хищном желтоватом оскале. Я вижу перед собой лицо зверя – опасного развращенного хищника. Обращаю внимание на жилистые руки мужа. Физически он в два раза сильнее меня и на целую голову выше. Мне не справиться с ним. Даже если бы он был хлипким стариком, каким я себе его представляла. Моя трагедия не в том, что он крепкий мужчина и король. А в том, что он черный маг. Моя стихийная магия только начинает проявляться, она еще очень слаба. Мне не одолеть его. Рыдания рвутся из груди, внутри все клокочет. Если бы ночью я позволила близость, он лишил бы меня последнего барьера на пути к эльфийской силе. Но я не позволю ему прикоснуться к себе. На эту ночь у меня другие планы.

Путь от собора до дворца я провожу за закрытыми шторами. Жаль. Хотелось бы рассмотреть дорогу, постройки и замок. Проехав очередные ворота крепости, мы высаживаемся в глухом каменном коридоре и входим в единственный здесь проход. На втором этаже в тронном зале все готово к торжеству.

– За короля и королеву! – раздается раскатистый голос рядом с нами.

Мы давно сидим в огромном мрачном зале, где на каменных стенах развешаны цветастые гобелены и ужасные трофеи из завоеванных земель – головы диких животных и … непокорных правителей поверженных царств. Король восседает на черном троне из оникса, мое кресло из дымчатого кварца рядом. Двенадцать верных рыцарей сидят по правую и левую руку от нас. Столов нет. Рядом с воинами стоят служки с подносами, на которых разложены яства. Хотя про яства это сильно сказано – железный кубок с вином, свиная нога и тушеный ячмень. Рыцари едят руками, что-то падает на пол, что-то – на одежду. Глядя на них и на трофеи на стенах, не могу думать о еде. Мне неуютно здесь находиться. Наша семья пережила многое – и нищету, и войны, и голод. Но всегда нас учили держать спину прямо и вести себя достойно. А рыцари короля – звери в мужском обличии, не обученные манерам.

Воин с черными как смоль волосами и пронзительными темными глазами восседает на массивном железном троне по правую руку от короля. Высокое мощное тело едва умещается в кресле, но его это не беспокоит. Он вальяжно расселся, расставив ноги и опираясь одной рукой на подлокотник. Другой рукой он держит свиную ногу, с жадностью отгрызая огромные куски мяса. Он сверлит меня похотливым взглядом, поднимает свой кубок и раскатисто кричит:

– За короля и королеву!

Раздается нестройный хор низких голосов, а мой муж, вытирая рукавом рот, грубо притягивает меня за шею и впивается липкими губами. Его жесткий рот сминает нежные губы в собственническом поцелуе. Чувствую запах кислого вина. Мне больно и противно. Но меня учили держать эмоции при себе и с достоинством терпеть любые невзгоды.

Обслюнявив меня, король возвращается к трапезе.

– Вжарь ночью своей королеве как следует, Ют, – раздается еще один мужской голос рядом со мной.

Я поворачиваю голову и вижу огромного мужчину с бритой головой и шрамом, рассекающим бровь и щеку.

– Да, Кай, девочку нужно хорошенько объездить и обучить, – похотливо смеется король.

За три часа трапезы я уже привыкла к скабрезным шуткам. Я сижу с ровной спиной, глядя прямо перед собой, сложив на коленях руки. Стараюсь не замечать их насмешки. Совсем скоро я буду свободна. Ради этого можно и потерпеть.

– Ютэр, надеюсь, ты проверил девчонку, она не порченая? – с гнусной усмешкой произносит черноволосый, продолжая заливать в себя вино и блуждать по моему телу взглядом. Я едва заметно улыбаюсь – если бы я позволила королю меня проверить, то его ждал бы сюрприз.

– А что, Арт, ты хочешь помочь? – усмехается король. – Прости, но на этот раз я с тобой делиться не буду. Все же не дворовая девка и не принцесса захваченной Фибы. Она – моя жена. И познает только меня.

На последних словах голос короля Ютэра становится жестче, и он пристально смотрит на черноволосого, которого назвал Артом. К нам подходит еще один головорез, один из двенадцати рыцарей короля. Он берет в свои огромные ладони мою руку и целует. Галантно, как медведь в курятнике. Мужчина чуть ниже тех, кого называют Арт и Кай, но с мощным разворотом плеч и без каких-либо признаков шеи. Крепкие мускулистые ноги обтянуты черной кожей.

Он улавливает мой взгляд и нагло ухмыляется:

– Нравится то, что ты видишь, королева?

Говорит, будто сплевывает. Я торопливо отвожу взгляд, но король грубо хватает меня за подбородок:

– Отвечай ему. Он нравится тебе?

Я понимаю, что это вызов, мне нужно контролировать каждый свой жест и взгляд. Еще немного, и они отпустят меня.

– Они все хороши, но король – ты, – отвечаю с достоинством, глядя в мутные глаза Ютэра.

Морщины образуются вокруг его глаз, слышу смех, похожий на лай собаки. Он грубо придвигает меня и смачно целует в губы.

– Это моя детка, – хрипло говорит новоявленный муж, закончив жесткий поцелуй. – Ты слышал, Ив? Ты хорош, но не настолько, чтобы проткнуть ее своим копьем. Это право принадлежит только мне.

Король поднимает кубок и залпом выпивает. Струйки вина стекают по его морщинистым щекам и шее. Черноволосый воин в железном кресле, поймав мой взгляд, усмехается. Я вижу его мысли. Он думает, что пройдет несколько дней или недель, король забудет о юной неопытной королеве и найдет себе другие развлечения. А он займет место Ютэра на моем ложе. В ответ поднимаю взгляд на рыцаря и говорю, не произнося слов: «Этого не будет. Забудь!». Он приподнимает бровь и удивленно смотрит. Видимо, до него долго доходит, что моя эльфийская магия может проникнуть в его мысли. Он запрокидывает голову и звонко смеется, обнажая ровные белые зубы. Прекрасный образец самца и хищника. Вероятно, женщинам нравятся такие. Но там, где я росла, был другой идеал красоты.

Король удивленно смотрит на рыцаря:

– Артур, черт побери, что тебя так развеселило? Давай вместе посмеемся.

– Твоя кошечка выпускает коготки. Пытается испробовать на мне эльфийские штучки, – продолжает смеяться воин.

Муж поворачивается ко мне, и я без слов понимаю вопрос: «Какого … ты делаешь, девка? Заигрываешь с моими воинами?»

С достоинством отвечаю на понятном этим варварам языке:

– Он пялился на меня. Я попросила найти другую для своих утех.

Объяснения устраивают Ютэра, но он решает, что мое время на празднике истекло. Рукой он подзывает двух женщин, сидящих в дальнем конце зала. Они чем-то похожи внешне, но их энергии отличаются, как день и ночь. Возможно, они сестры. Или мать и дочь. Обе высокие и худые. Та, что старше, с черными волосами и в лиловой шелковой далматике с поясом из золотых пластин на талии, подходит первой. На вид ей уже за тридцать, может быть, тридцать пять. Трудно определить чей-то возраст, когда тебе восемнадцать. За ней следует молодая. Рыжеволосая и худая, как жердь, в простом коричневом шерстяном платье без каких-либо украшений. Присматриваюсь и понимаю, что молодой лет тридцать, не меньше. Но белая ровная кожа, сутулость и робкий взгляд в пол делают ее похожей на девочку. А вот та, что старше, ведет себя, как хозяйка. Наглый оценивающий взгляд и мерзкая ухмылка. Она вызывающе выпячивает грудь и виляет бедрами. Ее глаза с поволокой бесцеремонно осматривают рыцарей. Решает, кто сегодня займет ее внимание и постель.

– Это мои приемные дочери. Моргауза – королева Лотианская. И Мор – вдова короля Уриена из земель Регеды, – произносит король, небрежно взмахивая рукой в сторону женщин.

Рыжеволосая продолжает сверлить глазами пол. А вот Моргауза бросает взгляд на рыцаря в железном кресле и призывно смотрит. Это интересно. Могло бы быть интересно, если бы меня что-нибудь волновало в этом зале. Все, о чем я сейчас могу думать – о том, как останусь одна. Все, что мне нужно, это бокал вина и мой кулон.

Король продолжает:

– Ступай с ними, они подготовят тебя. Через час я приду.

Я гордо встаю с каменного трона и киваю. Но не успеваю сделать и шага. Муж резко хватает за руку и тянет на себя. Я оказываюсь у него на коленях, одной рукой он держит меня за шею, а второй рукой проводит по черному шелку свадебного наряда. В ужасе наблюдаю за тем, как король резко разрывает платье вместе с нижней рубашкой. Мое тело выставлено на всеобщее обозрение. От смущения я заливаюсь краской. Ютэр склоняет голову и целует по очереди каждую грудь. Не целует – царапает зубами. Я во все глаза смотрю на него, пытаюсь отстраниться и прикрыть руками обнаженную плоть. Слышу громкий смех и непристойные выкрики рыцарей.

– Пусть мальчики посмотрят на мою жену. Порадуй их, – говорит король, поднимая меня рывком с колен.

Он подталкивает меня вперед, при этом шлепает рукой пониже спины. От проявления такой нежности я чуть не падаю, одновременно стараясь сцепить края разорванного платья. До меня доносится рычание короля:

– Я сказал тебе, пусть мои рыцари посмотрят. Убери руки и пройди по залу. Я хочу, чтобы все видели твою грудь. Пускай оценят то, что я купил.

Поворачиваюсь и растерянно смотрю на мужа, не веря, что это происходит со мной наяву. Я знала, что король может быть груб с женщинами. Слышала, как наши служанки рассказывали о том разврате, что творится при дворе Дал Риады. Но одно дело слышать, другое – чувствовать унижение сейчас, в эту самую минуту. Моя гордая эльфийская кровь тут же вскипает, и я уже готова вцепиться в старика и расцарапать ему лицо. Может, и к лучшему, если он убьет меня прямо сейчас. Возможно, использует меч. Смерть будет мучительной, но быстрой.

– Не убьет, – раздается в моей голове мужской голос. – Делай, как он говорит, иначе он возьмет тебя прямо здесь при всех. Или пустит по кругу…

Озираюсь по сторонам и вижу насмешливое лицо черноволосого воина. Он может пробить мою защиту? Никто раньше не обходил нашу эльфийскую магию. Никто, кроме сильных колдунов. Времени поразмыслить над этим нет. Я с гордостью поднимаю голову, убираю руки от груди и следую за женщинами. Мое тело выставлено на всеобщее обозрение. Уже покидая зал, слышу громкий мужской смех и скабрезности. Слезы текут по моим щекам. Не так я хотела закончить этот день. Я прикрываю грудь разорванным платьем и торопливо иду по лестницам и узким каменным коридорам вслед за дочерями короля. Мы двигаемся в полном молчании, но я чувствую их эмоции. Ненависть исходит от той, что постарше. Равнодушие – от той, что моложе. Мне тоже на них наплевать. Это им еще здесь жить. Не мне.

Мы заходим в большую комнату. Здесь каменный пол, и на стенах висят пыльные цветастые гобелены. Хорошо, что нет голов поверженных правителей. Если бы я в детстве не прошла ужасы войны, вряд ли смогла бы спокойно рассуждать о таких трофеях. Мой взгляд падает на огромную деревянную кровать, возвышающуюся посреди комнаты. Остается только расставить лавки вокруг, и начнется потеха на радость рыцарям. Моргауза, так зовут старшую женщину, подталкивает меня к корыту, что стоит у камина.

– Раздевайся, – шипит она сквозь зубы. – Сейчас придет служанка и поможет тебе.

– А где мои вещи? Мне нужно взять рубашку, – спрашиваю я, понимая, что мы в покоях короля и, видимо, у меня не будет времени, на которое я рассчитывала.

– Тебе она ни к чему, – плотоядно улыбается женщина. – Этим обычно занимаются без рубашки.

– Прошу вас, – с мольбой смотрю на дочерей короля, – у меня это в первый раз. Мне нужна сорочка. Отправьте кого-то за моими вещами…

– Хватит ныть, – резко обрывает меня Моргауза. – В первый – не в последний. Король должен видеть эльфийский товар. Твоему папаше много заплатили.

Она выходит из комнаты, задевая меня плечом. Вторая женщина, Мор, проходя мимо меня, шепчет:

– Я принесу.

Вздохнув, раздеваюсь. Платье и нательная рубашка безнадежно испорчены. Аккуратно кладу вещи на железное кресло. Рядом – серьги и широкие золотые браслеты с подвесками из драгоценных камней, свадебный подарок короля. Насмешка Всевышнего: мы приходим в этот мир нагими, а, накопив земные богатства, не можем ничего забрать. Даже исподнее истлеет в земле. Мы – обнаженные странники.

Ложусь в чан с водой и прикрываю глаза. Вода еще теплая, нежно щекочет кожу и пахнет лавандой. Кладу руку на кулон, предвкушая, как совсем скоро эта жизнь станет мифом, а я встречусь со своей матерью, бабкой и двумя сестрами на блаженных землях Инис Авалона. Они уже ждут меня на границе миров, я видела сон.

Через несколько минут в комнату заходит служанка, омывает меня душистым мылом, втирает в кожу ароматное масло. Вытирая меня большой простыней, она удивленно смотрит на мое обнаженное тело и ойкает. Я прошу принести мне вина, ласково ей улыбаюсь и… навожу морок. Ни к чему, чтобы она поведала королю о том, что увидела. Понимаю, что ее так поразило – уродливый шрам, пересекающий мой белоснежный живот. Результат войны моей страны с белгами. Они напали на наше маленькое эльфийское государство шесть лет назад. У отца не было денег, чтобы содержать большую армию. По случайности или нет, но отец находился с визитом в соседних землях у мужа моей старшей сестры. Но к тому времени, как их войска достигли пределов нашего Камеларда, варвары уже убили мать и двух сестер. Младшую сестру удалось спрятать. Над моей старшей сестрой, с которой мы делили детскую, надругались. Ей было пятнадцать. Тогда она не хотела жить, а сейчас считает, что в тот момент боги сжалились над ней. Я тоже так считаю, вспоминая кабальные браки сестер и свой сегодняшний проход с обнаженной грудью мимо диких варваров. И, возможно, это только начало. Что еще придумает извращенный ум Ютэра? Прикажет доставить удовольствие его рыцарям? Я слышала, что такое возможно. Люди, теряя душу, глумятся над телом.

Сбросив на пол намокшую тряпку, провожу рукой по шраму. Мне было двенадцать. Голубоглазый варвар с лицом ангела закончил измываться над сестрой и принялся за меня. Он бросил меня на пол в нашей детской и начал срывать одежду. Я царапалась и кусалась, словно бешеная кошка. За то, что я расцарапала его прекрасное лицо, он разрезал мой живот. Ему осталось всего лишь глубже вдавить зазубренный кинжал в мое тело, но рука сестры оказалась проворней. Тонкий нож быстро раcсек его горло. Все, что со мной произошло тогда, я, как и сестра, считала благословением богов. Потому что для моего отца дочери были прекрасным эльфийским товаром. Он уже продал четверых из нас. И только одной сестре повезло с мужем. Остальные же молча терпели грубость, побои и разврат. На подходе была моя младшая сестра. Отец так радовался сделке с Ютэром – никто не осмелится напасть на зятя Ужасного Короля. Правителю Дал Риады предназначалась шестнадцатилетняя Элейн. Но, увидев меня, король переписал договор. Отец не сказал Ютэру о том, что я не смогу принести потомство. Но понимал – если правда откроется, меня не оставят в живых. Подпорченный товар не стоит таких денег. Отец не жестокий человек, а трусливый и слабый. К сожалению, жестокие вещи совершаются слабыми людьми. Я не собираюсь возвращаться домой. Но и здесь мне оставаться нельзя. Понимаю, какая меня ждет участь. Бежать некуда, рыцари-головорезы найдут меня везде. А моя магия еще слишком слаба, чтобы бороться с ними.

Служанка возвращается с кубком вина, прерывая мрачные мысли. Только я решаю снять кулон с шеи, как слышу шорох. В дверь тихо проскальзывает Мор. В руках у нее белоснежная тонкая сорочка. Я прикрываю руками шрам на животе. Рыжеволосая королева молча кладет сверток на кресло и выбегает из комнаты. Я не задаю вопросы, почему она решила мне помочь. Просто надеваю рубашку – мой прощальный земной наряд. Ухожу в небытие, словно невеста.

С благоговением высыпаю бурый порошок в вино. Перемешиваю и подхожу к окну. С высоты башни открывается великолепный вид на чернеющее море, и высвечивается лунная дорожка. По ней я сейчас и отправлюсь в Авалон – страну богов и бессмертных душ. Прикрываю веки и с улыбкой подношу вино к губам. Но твердая мужская рука перехватывает мое запястье, забирая кубок. В такие моменты каждая юная дева желает встретить своего спасителя. К сожалению, жизнь – не волшебная сказка. И я смотрю в глаза палача.

Жесткая усмешка узких губ, мутный взгляд, запах пота и вина.

– Я желаю, чтобы ты запомнила, как я буду брать тебя, – говорит мой муж.

Чувствую энергию похоти и грубую силу.

– Для меня это в первый раз. С вином мне будет легче, – умоляю я, протягивая руку.

Он ядовито ухмыляется – быстрое движение руки и губ, и кубок пуст. Король Ютэр забрал мою смерть. Я с ужасом смотрю на него, пытаясь понять, подействует ли эльфийский яд на колдуна. Не всякая магия такого возьмет. Времени поразмышлять на эту тему нет. Король обхватывает меня за шею и тащит на кровать. Он наваливается на меня своим огромным телом. Больно сжимает грудь через тонкую ткань сорочки, закрывает рот ладонью и коленом раздвигает мои бедра. Я кричу от отчаяния, от боли, от неверия, что все завершится именно так. Все мои старания были напрасны. В тот момент, когда он силой входит в меня, я прокусываю ему руку, и мой истошный крик оглашает стены замка. Ютэр совершает слабый толчок внутри меня, затем удивленно смотрит, силясь что-то сказать. Я вижу, как из его рта идет белая пена, взгляд стекленеет, и он замирает. На мне и во мне. В тот момент, когда два рыцаря врываются в комнату, я уже пытаюсь сбросить с себя тяжелое обмякшее тело короля. В этот же миг мой живот скручивает от боли, в голове – пустота, а события проносятся с пугающей быстротой. Словно сквозь дымку вижу потемневший взгляд черноволосого рыцаря, рассматривающего мое тело со следами недавнего насилия. А рыцарь со шрамом сжимает мою шею и что-то кричит. Руки и ноги сводит судорогой, тело отказывается мне подчиниться. Барьер пройден, и эльфийская магия уже рвется наружу. Кости болят так, словно их выкручивают, тошнота подступает к горлу.

Сквозь туман в голове я слышу обрывки фраз:

– …его отравила… зовите Эмриса… что ты ему дала, тварь, признавайся…

На какое-то время туман накрывает меня, и я теряю сознание. Когда прихожу в себя, понимаю, что все еще лежу на полу рядом с кроватью в смятой и окровавленной сорочке. В спальне собрались все двенадцать рыцарей. Верные охотничьи псы короля Ютэра. А я жертва, которую они будут травить. Ощущаю сгустки ненависти и насилия. Они готовы живьем содрать с меня кожу. Голыми руками. Молодой рыцарь с каштановыми волосами поднимает бокал и указывает на меня. В этот момент в комнату входит взрослый мужчина. Я не видела его в тронном зале во время торжества. Черный балахон, темные волосы с проседью спускаются ниже плеч, орлиный нос похож на клюв. Он подходит к лежащему на животе правителю. Вид короля без штанов не впечатляет. А когда правителя переворачивают на спину, он выглядит жалким. Дряхлая и обвисшая кожа на животе и бедрах выдает возраст. Мой взгляд останавливается на его мужском достоинстве. Хотя сейчас это не выглядит достойно. После того, что Ютэр сделал со мной, боюсь не сдержаться и вырвать жалкий отросток из старческого тела. Мужчина в черном балахоне перехватывает мой взгляд и поджимает губы. А я улыбаюсь про себя – король великой Дал Риады, наводящий десятилетиями ужас на соседей, выглядит жалко. Почему я об этом думаю в такой момент? Мне должно быть страшно. Но я не испытываю ничего, кроме боли. Мужчина в балахоне качает головой и смотрит на черноволосого рыцаря.

Едва разбираю их слова:

– Мирдин, есть шанс?

– Ни одного, Артур. Все кончено.

Они оба переводят свой взгляд на меня. В тот же момент наемник со шрамом забрасывает меня на плечо и куда-то тащит. У меня нет сил сопротивляться. Я лишь понимаю, что выставлена на всеобщее обозрение в задравшейся рубашке и с размазанной по ногам кровью. Дрожь сотрясает мое тело. Эльфийская магия совершенно не вовремя напоминает о себе.

Мы долго спускаемся по лестницам замка и заходим в темный подвал. Великан швыряет меня на пол, как мешок с бесполезной брюквой.

Воин рычит напоследок:

– Готовься к смерти, девка!

– Для тебя – королева, – шепчу ему в ответ.

Остаюсь в мрачной тишине подземелья, прижимаясь щекой к холодному каменному полу. Я провожу свою первую брачную ночь в судорогах и лихорадке из-за рвущейся наружу магии. Ту самую ночь, когда королева должна была умереть. Но не так.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям