0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Кошка в объятиях тьмы » Отрывок из книги «Кошка в объятиях тьмы»

Отрывок из книги «Кошка в объятиях тьмы»

Автор: Лебедева Жанна

Исключительными правами на произведение «Кошка в объятиях тьмы» обладает автор — Лебедева Жанна Copyright © Лебедева Жанна

 

— Алена? — полный удивления голос прозвучал за спиной, на плечо горячо и увесисто опустилась чья-то ладонь.

— Что? — «кошка» испуганно обернулась, встречаясь взглядом с молодым мужчиной, от внешнего вида которого у нее захватило дух.

            Он был высок и статен, словно модель с рекламы мужского нижнего белья. Красно-черные пряди волос пышной гривой рассыпались по широким плечам и груди, скрытым кипенной тканью футболки. Темный загар на сильных руках отливал красной медью. Между белоснежными высокими кроссовками и светлыми бриджами открывались литые мускулы на ногах. Длинные ухоженные пальцы нетерпеливо перебирали ключи от машины.

— Как ты здесь оказалась? — настойчиво поинтересовался незнакомец.

— Я… я написала официальное письмо, — непонимающе замямлила «кошка», — а вы, наверное, Оз… — она не решилась повторить панибратское прозвище, которое озвучил ей Джейк.

— Я Озраэль, — поймав кошкин взгляд глубокими черными глазами, представился собеседник, — мы с тобой знакомы… — тут он замялся, а потом спросил: — Ничего, что я на «ты»?

            Знакомы. За все время их библиотечного знакомства Озраэль столько раз стирал Алене память, что, само собой, вспомнить его она могла с трудом. Она и себя-то, похоже, толком не помнила!

— Вы… ты назвал меня Аленой. — Взгляд девушки загорелся надеждой. — Ты что-то знаешь обо мне?

— Кое-что, — кивнул Озраэль, после чего предложил: — Давай сядем и поговорим нормально, похоже, тут что-то не так. 

            Демон галантно взял спутницу под руку и повел к входу в «Бриз». Приблизившись к охраннику и портье, «кошка» уперлась, виновато потупила глаза, к которым вновь подкатили слезы.

— Ты из-за них ревела, когда я пришел? — Озраэль с проницательной строгостью взглянул на мужчин. Те вытянулись по струнке, почуяв важного посетителя, которого они умудрились прогневать.

— Нет, не они, — поймав умоляющий взгляд портье, соврала «кошка».

— Я тоже так думаю. Сотрудникам лучшего ресторана в Икстауне хватило бы ума не оскорблять моих гостей, верно говорю?

— Верно, верно! — ошалело закивали перепуганные работники и снова взглянули на «кошку», теперь уже с благодарностью.

            Они прошли через зал и оказались на просторной веранде, откуда открывался чудный вид на залив.

            Алое солнце, коснувшись краем водной кромки, рисовало дорожку на морской глади. Там и тут белыми перышками поднимались паруса дрейфующих у берега яхт.

— Садись, — Озраэль отодвинул стул, позволяя спутнице усесться, сам опустился напротив и кивнул официанту. — Что будешь? — спросил у «кошки», протягивая ей меню.

— Воду, — прикинув означенные цены и собственные финансовые возможности, скромно потупилась та. — Полстакана, пожалуйста.

— Полстакана воды? — не понял демон. — Да брось, я угощаю.

— Нет-нет! — сделав страшные глаза, замотала головой Алена. — Этого не нужно.

— Да ладно тебе…

— Не нужно, — уперлась «кошка», будто была вовсе не кошкой, а каким-нибудь ослом.

— Принесите пока бутылку «Кристалла» и полстакана воды, а там посмотрим, — не стал спорить Озраэль.

            Потом демон неспешно потягивал из бокала шампанское, а «кошка» рассказывала ему свою нехитрую историю, состоящую из событий одних суток: стала кошкой, попала в приют к Джейку и… все.

— Ты не помнишь больше ничего? — искренне удивился Озраэль.

— Совсем ничего.

— Тебя зовут Алена Сергеевская. Работала в библиотеке, — темные глаза требовательно прищурились. — Ну, вспоминаешь?

— Да, — ошарашено вскинулась собеседница, — вспоминаю, работала.

—  Молодец, а дальше?

— Что дальше?

— Как ты умерла, помнишь? — продолжил расспрос Озраэль.

— Не помню, но точно помню, что не совершала ничего ужасного.

— Я бы сказал тебе, что все грешники так говорят, даже маньяки и убийцы всегда поют, что грешили, дескать, не со зла, а по наивности. Только в твоем случае, похоже, действительно произошла ошибка.

— Да? — глаза «кошки» засияли обнадежено.

— Да, — уверенно кивнул Озраэль. — Ты не грешница, и тебя распределили в рай. Не волнуйся, я свяжусь с кем надо и исправлю ошибку.

— Спасибо, — скромно поблагодарила Алена. На душе у нее стало немного лучше. Совсем чуть-чуть.

            Если говорить честно, она до последнего надеялась, что происходящее окажется просто дурным сном. Поверить в собственную смерть Алена не могла, тем более память так и не открыла ей ни одной подробности этого события.

— Ты не рада? — заметил ее тоску Озраэль.

— Рада, но верить в то, что умерла, совсем не хочется.

— Понимаю, — слукавил демон, который, будучи созданием физически нестареющим и почти бессмертным, вряд ли мог действительно понять все тонкости человечьей тоски по жизни.

            Солнце утонуло в заливе, погрузив Икстаун в бархатную летнюю тьму, прореженную желтыми вспышками уличного освещения. Настало время расходиться по домам.     

— Я тебя подвезу, — предложение Озраэля прозвучало словно приказ, и Алена не рискнула ему перечить.

— Спасибо, — пробормотала тихо, косясь с опаской на приземистый алый «ламборгини».

            Дверь отъехала вверх, как поднятое крыло застыла над крышей.

— Садись, — демон кивнул спутнице на сиденье из змеиной кожи.

— Ты же выпил?

— И что? — темные глаза работника преисподней блеснули игриво. — Не бойся, я доставлю и передам тебя Джейку с рук на руки. Кстати, он молодец — вернул тебе внешность, близкую к оригиналу.

            Машина рыкнула, понеслась с места в карьер. Сверкнула за спиной сияющая вывеска «Бриза», мелькнули вереницей чугунные фонари набережной. Вскоре «ламборгини» уже мчался вдоль побережья по окружной дороге.

            Не в силах справиться с былым интересом, Озраэль то и дело поглядывал на притихшую по соседству Алену.

            Теперь она выглядела не так самодостаточно и уверенно, как в библиотеке, и гораздо более нескромно. Белый топик обтягивал аккуратную грудь, а клетчатая юбочка чуть прикрывала худые бедра.

            В новом наряде девушка явно ощущала себя очень неуютно — это сильно бросалось в глаза, когда Алена то и дело подтягивала свою юбчонку к коленям и вязала руки узлом на груди.

            «Мило, — подумал Озраэль, — после смерти она стала еще привлекательнее, и, кажется, она мне доверяет, рассчитывает на меня. Интересно, по каким правилам работает ее новое тело? И насколько реален этот облик-морок, созданный виртуозными руками Джейка?»

            В конце пути голые коленки Алены так взволновали демона, что его истинно мужская, животная натура взяла верх над приличиями и сдержанностью. «Дьябло» резко притормозил у обочины. Загорелая ладонь легла на бледное девичье бедро, настойчиво поползла вверх. Прохладная кожа оказалась гладенькой, приятной на ощупь и вполне реальной.

—  Послушай, ты торопишься? — закинул удочку Озраэль. — Может, вернемся на побережье и отыщем уютное местечко в одном из отелей?

            С каменным лицом Алена двумя пальчиками подцепила Озраэлеву руку за мизинец, с видом глубочайшего омерзения переложила на руль, заломив при этом губы в такой брезгливой ухмылке, что демону стало не по себе.

— А я уж думала, ты нормальный человек, — выдавила она с осуждением и полоснула пальчиком себе по переносице, как бы поправляя отсутствующие очки.

— Я не человек, — сумничал Озраэль, за что тут же получил новую порцию ненависти.

— Я думала, ты адекватный, а ты, — «кошка» трагически прикрыла глаза, подбирая выражение пообиднее и подоходчивее, и наконец выдала  — обычный самец!

— Это оскорбление или комплимент?

— Вот только не надо саркастических передергиваний. Из-за таких  беспринципных домогателей тысячи женщин страдают, ставя крест на своей судьбе, а вы, мужчины, считаете, что это шуточки, и даете себе волю распускать похотливые руки направо и налево. Сексист, мужской шовинист   и… вообще!

            Гневная тирада Алены не только удивила, но и крайне возмутила Озраэля. Домогатель? Да он еще даже не начал!

— Знаешь что, девочка! — демон приблизил свое лицо к Алениному и коварно засверкал глазами. — Если бы я тебя домогался, я взял бы тебя прямо сейчас, в этой машине. Развернул бы лицом в сиденье, задрал куцую юбчонку, порвал трусики и вставил тебе хорошенько по самые яйца, а потом облизал бы твой милый зад и засадил до кучи еще и туда, да поглубже, чтоб до визга, так, чтобы ты потом неделю сидеть не могла.

            Выговорившись, Озраэль страстно выдохнул. По его расчетам, подобное чувственное признание должно было как минимум впечатлить, а как максимум — возбудить девушку.

            Он выжидающе уставился на едва проглядывающие из-под ткани топика горошинки сосков, перевел требовательный взгляд на сиденье, ожидая обнаружить там по меньшей мере лужу, но, не отыскав никаких признаков чужого волнения, бросил разочарованно:

— Ты что, фригидная?

— Я? — Алена обалдело выпучила глаза, надула щеки и содрогнулась в приступе дикого хохота. — Ты что, всерьез считаешь, что после подобной пошлятины уважающая себя девушка бросится в объятия к первому встречному мужику?

— Почему первому встречному? — закономерно возразил Озраэль. — Мы знакомы.

— Это только все усугубляет, — укоризненно кивнула Алена. — Я пришла к тебе за помощью, а ты решил воспользоваться моим доверием, зависимостью от тебя и собственной машиной, это неправильно.

— Это нормально, — раздраженно отмахнулся демон. — И вообще, — он хитро прищурился. — Ты сама назвала меня самцом, — бархатный голос понизился до хриплого шепота, — а настоящий альфа-самец всегда берет то, что ему нужно, и не спрашивает вашего бабьего мнения.

            С этими словами Озраэль перешел к решительным действиям. Он наклонился, чтобы сграбастать Алену в объятия, но не тут-то было! Девушка грозно оскалилась, негодующе зашипела, зафыркала, сжалась в пространстве, обросла волосами и пулей вылетела в приоткрытое окно, предварительно украсив Озраэлево лицо росчерком алых царапин.

            Случилось это аккурат напротив магического приюта. Пока демон ругал себя за несдержанность, в заборе из профлиста прорезался прямоугольник калитки, и оттуда высунулась довольная Джейкова физиономия. Казалось, его сейчас разорвет от смеха. Собрав, наконец, в кулак всю возможную серьезность, он приблизился к машине Озраэля и, сияя, заглянул внутрь.

— Привет, Ози, как жизнь?

— Неплохо, — хмуро буркнул в ответ Озраэль. — Чего тебе?

— Да мне-то ничего, — коварно заухмылялся рыжий, — а вот тебе просили передать… та-ак, — Джейк изобразил на лице сосредоточенность. — Во-первых, что ты извращенец, во-вторых — спасибо, в-третьих — возьми из пакета, что остался под сиденьем, деньги за воду в ресторане, положи туда кошкину одежду и отдай мне. А еще — пощечину за домогательство передавать?

— Не обязательно.

            Само собой, Озраэль не стал забирать Аленины гроши. Скомкав упавшие на коврик тряпки и тапки, сунул их в пакет и отдал Джейку.

— Скажи ей, что вода была за мой счет, — раздраженно процедил сквозь зубы и нажал на газ.

            Мотор взревел, и «ламборгини» унесся прочь, дабы не смущать своим блистательным видом невзрачные улицы бедного квартала на северной стороне Икстауна.

— Да, дела, — почесал затылок Джейк и пошагал обратно в приют.

           

Глава 8. Попытка

            Сисадмин — он почти как бог, поэтому может все. Именно поэтому со своим деликатнейшим вопросом Озраэль направился не к кому-то там, а к небезызвестному Геннадию.

— Помоги мне еще разок, в долгу не останусь, — обратился с порога и, получив милостивый кивок на знакомый стул без спинки, послушно сел.

— Опять пробить чего? — не отрывая глаз от монитора, спросил Геннадий.

— Пропуск мне надо в серую зону.

— Пропуск? — удивленно переспросил сисадмин и вопросительно взглянул на гостя. — Их ведь просто так не выдают, только за подписями архидемонов по особым распоряжениям.

            Озраэль прищурился, чутье подсказывало, что сисадмин не открещивается от просьбы, а просто набивает себе цену.

— Так сообразишь или нет? Проси, что хочешь, все сделаю.

— Оформи мне за корпоративный счет круглогодичную доставку газировки и шаурмы из «Чикен-Чикоса», да так, чтоб не спалиться. Сможешь?

— Само собой, — самодовольно оскалился Озраэль, — мне это раз пальцами щелкнуть. 

            С «разом» он, конечно, погорячился.

            Бюрократическая система преисподней тщательно отслеживала, чтобы корпоративные деньги не выводились в человеческий мир, но некоторые хитрые сотрудники все же приспособились прокручивать незаконные финансовые операции с помощью промежуточных организаций.

            Для Озраэля такой лазейкой стала серая почта. С ее помощью он мог оформить любые покупки как посылки и получить финансы для их оплаты…

— Тогда завтра приходи за пропуском.

            Рабочий день прошел в размышлениях, далеко не все из которых были приятными. Из головы демона не выходила Алена и их нелепое расставание после «Бриза». Чем он думал, когда лапал ее? Ясно чем, но он ведь, как помнится — мудрый… Сам провозгласил себя мудрецом и так облажался. Теперь Алена ни за что не станет общаться с ним. Это называется — спугнул добычу…

— Озичек, милый, ты что-то опять загрустил? Личная жизнь не клеится, да? — заботливо поинтересовалась Сара Рудольфовна.

— Откуда вы зна… — начал было Озраэль, но вовремя спохватился. — Сара Рудольфовна, вы опять лезете не в свое дело?

— Озичек, сынок, материнское сердце всегда чувствует, когда у деток не ладится с личным счастьем, — сладко пропела толстушка, пропустив мимо ушей вторую (обидную) часть Озраэлева замечания.

— Послушайте-ка! Я вам не сынок. Мы с вами вообще не родственники, а еще я старше вас лет эдак на… девятьсот с лишним!

— Это не важно, мой милый. Для демона ты еще совсем юн, а в моем возрасте все молодые мальчишки кажутся собственными сыновьями, которые обижаются, ошибаются и не слушаются.

— Ладно, думайте, как хотите, — проворчал себе под нос демон. — И считайте, что вы угадали.

— Вот видишь, — Сара Рудольфовна поднялась над котлом и триумфально подбоченилась, гордо выпятив внушительную грудь. — Озичек, я за тебя таки очень переживаю. Что у тебя там не получается с этой твоей девочкой? Кстати, она приличная?

— Ага, наверное. Она библиотекарь.

— А ты таки не послушался и показал ей рога?

— Нет.

— А надо было показать, — не поверила тетушка Сара, продолжив наставления: — Только не рога, а кое-что другое!

— А поконкретнее? — с интересом заломил бровь Озраэль, подумав явно не про то, что надо.

— Характер, мальчик мой, характер. Ты должен был показать, что ты таки настоящий мужчина.

— Я показал, — ухмыльнулся Озраэль. Неожиданно для себя он вдруг разоткровенничался и рассказал пожилой грешнице часть подробностей. — И получил по лицу, видите? — Палец демона уткнулся в едва заметные светлые полоски почти заживших царапин.

— Ах, Озичек, ну где были твои манеры? Разве так нужно показывать характер?

— А как, по-вашему, это делается?

— Ты должен был помочь ей, ведь настоящий мужчина решает проблемы женщины, а не создает их.

—  Вы не поверите, но сегодня с утра я именно этим и занимался.

             Мысли кишели в голове демона до конца рабочего дня, одолевали по дороге домой из исправительного сектора в жилой демонический квартал. Основным ощущением, захватившим темное Озраэлево естество, стал дискомфорт. Демон — создание, привыкшее потреблять и наслаждаться, и дискомфорт ему категорически противопоказан.

            Даже в собственной спальной комнате, лежа на застеленной черно-алым шелком постели, Озраэль наблюдал нетерпеливую пляску огненных прядей в каменном чреве камина и чувствовал себя неуютно. Он не мог заснуть. Собрать в кучу мечущиеся в голове мысли тоже не выходило.

            Обнаженный, он добрел до душа и, остановившись перед зеркалом в рост, принялся рассматривать свое безупречное тело.

            Может, он и вправду постарел и впал в маразм? Если бы он только точно знал, что такое этот маразм.

            Озраэль оттянул вниз веко, вгляделся в сетку алых капилляров на глазном белке, отпустил, осмотрел края глаз на наличие отсутствующих морщин.

            Из зеркальной глади на него взирало безупречное лицо, ниспадали на грудь блестящие волосы, а за плечом что-то чесалось. Демон встал спиной, повернул голову, изумленно разглядывая торчащее из-под лопатки белое перо.

— Что за дрянь? — пробормотал, выдергивая его и растирая пальцами в порошок. На медной коже тут же выступила кровавая капля, похожая на бусину гранатового бисера. — Надо будет позвонить в клинику и записаться на прием, — озаботившись собственным здоровьем, сделал вывод Озраэль.

            На следующее утро он, как и было оговорено, получил заветный пропуск и, пикнув им в терминале перед фонтаном, отправился в серую зону.

            Огромный зал с колоннами полнился сумраком. Между колоннами стояли большие каменные скамьи, на которых недвижно и молча сидели люди.

            Рядом с каждым человеком стояли по две прозрачные колбы. В одной находилась черная смолянистая жидкость — грехи, в другой — исходящая неоновым светом — добродетели. Раз в минуту прямо из воздуха материализовывалась капля, черная или светлая, и добавлялась в одну из колб.

            Так шел процесс оценки.

            Иногда между колоннами возникали похожие на призраков полупрозрачные тени — работники серой зоны. Эти существа не относились напрямую ни к свету, ни к тьме и водились только здесь…

— Что вам угодно? — едва различимое создание появилось перед Озраэлем и обратилось к нему с холодной требовательностью.

— Возможно, что произошла ошибка, и одна из душ, распределенных в рай, по недосмотру попала к нам.

— Ошибки быть не может, — немного раздраженно ответило существо, всколыхнув воздух.

— Проверьте, пожалуйста, — вежливо настоял Озраэль.

— Хорошо.

— Алена Сергеевская, 28 лет, работала в библиотеке…

            Внутри сероватой дымки вспыхнули огни — существо, проверяло информацию. Для этого ему не нужен был компьютер, ведь оно могло связываться с сетью и получать любые данные телепатически.

— Все верно. Алена Сергеевская распределена в рай. Мы тщательно проверили ее, так что ошибки быть не может.

—  Как это не может? — возмутился Озраэль. — Алена была распределена в преисподнюю и, как грешница, получила для исправления кошачью ипостась. Я разговаривал с ней вчера!

— Не знаю, с кем вы там разговаривали, но означенная душа находится в раю. Стопроцентно.

— Но это не так, — грозно рыкнул раздраженный упрямством собеседника Озраэль. — Я видел ее своими глазами в кошачьей шкуре!

— Почему вы так уверены, что это именно Алена Сергеевская, а не самозванка? Любая кошка может назваться праведницей, если захочет, а потом всякие недалекие демоны грешат на систему.

— Послушайте-ка! — свирепо взревел Озраэль, чувствуя, что вот-вот сорвется, но упрямый «призрак» опередил его и вызвал охрану.

— Попрошу вас удалиться из серой зоны, всей необходимой информацией мы вас снабдили.

            Так несолоно хлебавши раздосадованный Озраэль вернулся восвояси.             Несправедливость бесила. Его, высшего демона, выставил дураком какой-то наглый «призрак». А ведь в том, что вчера его лицо расцарапала именно та Алена, которая, по уверениям серозонщика, сейчас находилась в раю, он не сомневался.

 

Глава 9. Мир полнится несправедливостью, детка!

 

 «Незнайка» — самый эротический текст

двадцатого века. Читаешь и представляешь,

что делали коротышки в своей ракете

 во время долгого полета на Луну.

 

Виктор Пелевин, Empire V

 

«Дейвилл разделся и шагнул под тугие душевые струи. Элоис смотрела во все глаза на этого двухметрового красавца с квадратным подбородком и телом бодибилдера. Низ живота стягивало узлом, а намокшая киска заставляла расплавленный мозг думать лишь об одном — о его огромном члене, покачивающимся между мускулистых ног подобно слоновьему хоботу.

            Пока мучимая страстью Элоис истекала соком, Дейвилл невозмутимо намылил накачанную грудь, прошелся ладонями по упругой волосатой заднице, аккуратно протер укутанные кучерявым ворсом яйца, такие большие, что им позавидовал бы племенной бык, после чего развернулся к Элоис и подмигнул ей, страстно рыкнув:

— Я трахну тебя прямо в этом душе, женщина!

            В тот миг у Элоис вся жизнь пролетела перед глазами. Последние дни, когда Дейвилл буквально силой приволок ее в свое тайное убежище, заставил остаться, запер, присвоил себе, показав всю властность характера, решили все.

            И пусть порой он был груб и даже жесток, пусть позволял себе касаться ее тела когда и где ему заблагорассудится, да что там касаться — банально лапать, теперь все это не имело значения, ведь Дейвилл был просто чертовски сексуален, а вдобавок к этому сказочно богат, а о чем еще мечтать истинной женщине…» 

— Буэ, буэ и еще раз буэ-э-э! — кошка комично наморщила мордочку и принялась так усердно изображать рвотные позывы, что действительно  выплюнула на пыльный ковролин слюнявый шерстяной комок.

— «Пятьдесят плетей по заднице». Говорят, что бестселлер! Эту хрень забыла одна из моих подружек, а я всего лишь хотел почитать нам что-нибудь на ночь, — оправдался Джейк, громко захлопнул книгу и швырнул ее в дальний угол бытовки. Вышло метко: пухлый томик с обнимающейся на обложке страстной парочкой утонул в мусорном пакете, властно примяв податливые пакетики от начос. — Неужели девки и впрямь фанатеют от подобного бреда?

— Ты даже не представляешь, сколько таких, — развела лапами Алена. — Серия «Сладострастие для истинных леди» пользуется невероятной популярностью. Это я тебе как сотрудник библиотеки могу сказать. Как бывший сотрудник.

— Мир сошел с ума, — Джейк издевательски приподнял бровь, — «подобно слоновьему хоботу». Я прям даже закомплексовал, — подцепив горсть неизменных начос, он отправил их в рот и расхохотался. — А ты у нас, выходит, ханжа?

— По мне, так лучше быть ханжой, чем фанатеть от волосатых слоновьих причиндалов, так что подкол не удался, — самоуверенно вскинулась кошка.

— Ай, детка, какая ты правильная, аж противно, — сморщился Джейк, грозя собеседнице пальцем. — Голову дам на отсечение, что ты девственница-моралистка со стажем.

— Может, и так, — Алена гордо задрала носик.

— Тебе, кажется, 28?

— Да. Именно 28. И я собой горжусь.

— Нашла, чем гордиться! — осуждающе фыркнул рыжий. — Про девушку, невинную в 16, говорят — она неопытна, но у нее все впереди; в 21 — молодец, сберегла себя так долго.

— А что говорят про девственницу, которой 28? — с любопытством уточнила кошка, предвкушая триумфальную похвалу.

— Что она либо больная, либо неадекватная.

— Что? — Алена свирепо сверкнула глазами и зло саданула когтями по Джейковой ноге, защищенной плотной кожей высокого шнурованного ботинка.

— А ты как думала, детка? Общество осуждает тех, кто к 28 годам не обзавелся семьей или хотя бы приятелем. Хоть плохонького, да найти можно было.

— А если я не хочу плохонького? — задыхаясь от возмущения, парировала кошка. — Если я жду любви? Настоящей, честной и искренней? Если не хочу заводить отношения для галочки, от скуки, по принципу «абы было» или по тысяче других подобных несостоятельных убогих принципов?

— Настоящей любви можно ждать до смерти, — пугающе усмехнулся рыжий, — и не дождаться.

— Лучше так, — отрезала Алена, — хоть это и несправедливо.

— Мир вообще несправедлив, детка. — Лицо Джейка на миг озарила печальная улыбка. — Кстати, чего вы там с Озькой не поделили? — он резко перевел тему.

— Твой Озраэль — неприятнейший тип, я тебе скажу, — насупилась Алена, вспоминая недавнюю встречу. — Он домогался меня прямо в машине.

— А чего ты хотела? — удивленно заломил бровь Джейк. — Он же демон, а у них на уме только разврат, деньги да красивая жизнь. Все в порядке, не переживай.

— Как не переживать, — Алена задумчиво опустила глаза. — От него теперь моя судьба зависит. Хотя не думаю, что он станет разбираться в моей проблеме после того, как я расцарапала ему лицо.

— Вот видишь, — наставительным тоном заявил Джейк, — иногда стоит быть более сговорчивой. А Озьке в любом случае придется разбираться с тобой, такова его работа.

— Не хотелось бы с ним опять встречаться, — поежившись, пробурчала себе под нос кошка, — ой как не хотелось бы…

            Заявив так, кошка слукавила. В глубине души зрело странное ощущение — доверие. Как ни противился здравый смысл, но вера в то, что Озраэль действительно хочет и может ей помочь, пересиливала возмущение его недавним поведением.

            Теперь оставалось главное — установить строгие рамки в общении, чтобы не повторять недоразумений. Как ни крути, но им придется понять друг друга.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям