0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Космические приключения Ивара » Отрывок из книги «Космические приключения Ивара»

Отрывок из книги «Космические приключения Ивара»

Автор: Селина Катрин

Исключительными правами на произведение «Космические приключения Ивара» обладает автор — Селина Катрин Copyright © Селина Катрин

Глава 1. Наставник

Я медленно потянул на себя штурвал, не отпуская обеих рук. Страшно хотелось вытереть пот со лба, но я лишь резко выдохнул, чтобы убрать настойчиво лезущую в правый глаз прядку  волос. На стареньком голографическом экране корабль задрал приплюснутый нос, набрал скорость, и виртуозно протиснулся между двумя астероидами, оставив позади звёздную взвесь и пыль.

- Фу-у-ух, - я откинулся на кресло симулятора.

- Долго ты ещё играть будешь? – прозвучал за спиной сварливый голос Шантара.

- Я не играю, я тренируюсь! – возразил я, метнув негодующий взгляд на наставника.

- Играешь! Всё это управление что гражданскими флаерами, что боевыми птицами – второстепенное, и вообще ненужное до тех пор, пока ты не сможешь построить элементарного маршрута в космосе. А ну-ка, покажи мне, свои расчёты!

Экран передо мной мигнул, отразив несколько формул с интегралами и комплексными числами.

- Так-так-так, неплохо-неплохо, - пробормотал Шантар, просматривая моё домашнее задание.

Я тихонечко выдохнул. Только бы наставник не догадался, что я подсмотрел расчёты и нагло их «скатал» из планетарной инфосети. Старик нахмурил свой лоб, став похожим на шарпея, и поджал тонкие губы, испачканные в жирном соку томасского тунца.

- Всё правильно? Можно мне теперь пообедать? – желудок выдал громкую трель.

Я потянулся рукой в сторону блюда с рыбой, которую совершенно не любил, но сейчас готов был съесть даже в сыром виде. Шантар больно шлёпнул меня по руке.

- Не так быстро! Рассчитай-ка мне минимально необходимый запас топлива для космического корабля А-класса, снабжённого пятью ракетами и парализующей сетью, чтобы переместиться на три парсека.

Экран вновь мигнул, и на нём появились новые данные и старая формула. Я потянулся рукой, чтобы переставить числа, с отчаянием закусил губу. Корабль А-класса – это значит, что надо заложить его массу… Парализующая сеть ничего не весит, а вот пять ракет – это ещё примерно пять сотен килограмм… три парсека… Надо взять интеграл или просто умножить? Шварх! Что же там было написано в учебнике? Неужели Шантар догадался, что я совершенно не готовился к занятию? Или всё-таки там было уравнение? Нет, интеграл, определенно интеграл по трём парсекам.

Немного подрагивающей рукой переставил данные. Неужели сеть совсем не влияет на топливо? Наверно всё-таки влияет, но куда ж её воткнуть? Хм-м-м…

- Ну, давай-давай, время истекает, - подбодрил меня наставник, поглядывая на наручный коммуникатор со встроенным хронометром, где с оглушительной скоростью потухали и вспыхивали терции. - Маршруты и расчёты топлива надо уметь делать быстро.

Я почувствовал, как снова потею на нервной почве. Зачем мне строить маршруты? Это имперские служащие в Космическом Флоте прокладывают их и согласовывают, чтобы не задеть друг друга и пройти в воздушных коридорах и при посадке на планету. Когда-нибудь у меня будет огромный  личный корабль с ракетами и лазерными пушками, и все будут прокладывать маршруты так, чтобы обойти меня! А я буду грозой космоса, звёздопроходцем или космическим пиратом! И топливо… зачем рассчитывать минимальный запас, если можно просто доверху залить весь бак? Были бы кредиты! Шантар, старый дурак, даже не догадывается, что после того, как я сдам экзамены, и за мной пришлют шаттл на Захран из Космического Флота, я сделаю ручкой и угоню какой-нибудь шустрый корабль. Здесь как раз главное уметь управлять им! Эх, есть-то как хочется, со вчерашнего вечера во рту ни сухаря.

Неожиданно в памяти ярко вспыхнула нужная формула. Точно, а парализующая сеть – это дополнительная константа! Я живо накидал на виртуальном экране ответ наставнику.

- Ивар, ты меня сегодня бесконечно радуешь! - громкие хлопки по моему плечу выдернули меня из собственных размышлений.

Я перевёл взгляд на хронометр Шантара и скривился:

- Долго вычислял.

Желудок издал ещё одну громкую трель, и я вновь потянулся к блюду с томасским тунцом. Рыба к этому моменту уже остыла и начала неприятно попахивать, сообщая о том, что ещё каких-нибудь полчаса, и она вовсе станет несъедобной.

- Ничего-ничего, зато решил задачку, дальше легче пойдёт. Почему ты так долго высчитывал интеграл? Ты не думал о том, что если будешь удирать от космофлота, то тебе надо понимать на какое расстояние ты можешь уйти на остатках топлива? И стоит ли пускаться в погоню за торговым кораблём или же можно просто потратить на них парализующую сеть?

- Я думал об этом, но парализующая сеть – очень дорогая штука, а на торговом корабле может не оказаться товара, иметь её при себе и тратить просто бессмысленно…

Я с ужасом замер, поняв, что произнёс это вслух. Тяжелейшая оплеуха Шантара обожгла мою щёку и отправила меня из кресла симулятора для пилотов прямо на пол.

- Я так и знал! Щенок! Ты, неблагодарный мальчишка, всё то время, что я учу тебя, на самом деле думаешь лишь о том, как стать пиратом!

Наверно я был слишком голодным, потому что в кои-то веки вместо того, чтобы извиниться и смиренно сносить побои наставника, я вдруг набрался храбрости и сказал ему в лицо всё, что думаю по этому поводу:

- И что в этом плохого?! Что плохого в том, чтобы стать космическим пиратом? По крайней мере, я не буду голодать и думать всякий раз, а хватит ли мне денег на пропитание! И у меня будет большой собственный корабль, на котором я буду бороздить просторы космоса, вместо того, чтобы проживать свой век на грязной отсталой планете в какой-то дыре, куда меня сошлёт Космический Флот за ненадобностью! Не о таком будущем я мечтаю!

- В какой-то дыре?! – как заведённый, закричал Шантар, нервно трогая себя за блестящую лысину. – Когда я подобрал тебя на улице, питающегося помойными крысами и одетого в пластиковые полимеры, мой дом тебе не казался дырой!

Мы схлестнулись с наставником взглядами. Несколько долгих томительных секунд я смотрел в выцветшие глаза Шантара, а затем стал медленно ощущать подступающий к горлу комок страха. Шварх! Зачем я всё это ему сказал? Надо было со всем согласиться, убедить старика, что я мечтаю стать офицером Космического Флота, каким некогда был и он сам. Шантар – мой единственный шанс громко заявить о себе и выбраться с планеты с синдромом Кесслера*. На орбите Захрана так много мусора, что с неё даже ракета не может взлететь, не врезавшись в какой-нибудь обломок. Космический флот, конечно же, обладает новыми технологичными кораблями, которые способны в автоматическом режиме рассчитать маршрут и увернуться от столкновений, но они не станут этого делать просто так. Они вытащат меня, только лишь если бывший офицер Космического Флота скажет, что здесь живёт виртуозный пилот, ради которого стоит затратить столько кредитов.

(*Примечание автора: Планета с синдром Кесслера – планета с непригодной для практического использования орбитой из-за многочисленного космического мусора, появившегося в результате запусков искусственных спутников. Столкновение двух достаточно крупных объектов на орбите планеты приводит к появлению большого количества новых осколков, которые в свою очередь сталкиваются с другим мусором, вызывая цепную реакцию рождения всё новых обломков.)

В тот момент, когда я уже был готов пойти на попятный, плечи Шантара вдруг поникли, а взгляд сделался бесконечно усталым.

- Наверно, это моя вина, что я никогда тебе не давал достаточной мотивации. Ивар, пойми, что я не всегда был дряхлым седым стариком, живущим на захламлённом Захране. Когда-то я был подающим надежды офицером космического флота, у меня были награды и даже собственный корабль!   

Я покосился на сервант, на центральной полке которого стоял золотой кубок, а рядом лежала пара круглых медалей с тщательно расправленными, но давно потерявшими цвет ленточками. Медали выглядели как-то совсем уж невнушительно, а вот золотой кубок привлёк моё внимание в первый же вечер, как я оказался в доме Шантара. Я всегда задавался вопросом, почему старик живёт так бедно, если кубок можно переплавить и продать хотя бы на вес собственного золота. Вот только старик пылинки сдувал с этого кубка, а сам сервант был оснащён сигнализацией, выключающейся лишь с наручного коммуникатора наставника, с которым он не расставался даже во сне. Однажды я всё-таки решился и попытался снять коммуникатор с руки Шантара, когда тот спал, но, как оказалось, старик спал очень чутко. Ох, и досталось мне тогда! Никогда не забуду! В наказание он практически не давал мне еды неделю, а тёмно-фиолетовые синяки с боков сходили почти два месяца.

Я передернул плечами, вспомнив ту историю. Видимо не дождавшись на моём выражении лица нужного пиетета и восхищения, Шантар измученно покачал головой, словно споря сам с собой, а затем махнул рукой и произнёс:

- Ладно, молокосос, идём, покажу тебе настоящий космический корабль.

Я был настолько заинтригован словами наставника, что даже пропустил мимо ушей его очередное оскорбление. Пожалуй, «молокосос» за всё время проживания с Шантаром было далеко не самым обидным обращением в мой адрес.

Старик быстро сменил растоптанные тапки на уличные мокасины и открыл дверь, намекая, что нам надо выйти на улицу. Мы бодро пересекли задний двор, на котором росла редкая пожухлая прошлогодняя травка, гордо именуемая моим наставником словом «газон». Этот газон он заставлял меня стричь каждую неделю неудобными садовыми ножницами, но я это делал всего лишь раз в месяц, а остальное время тратил на тренировки на симуляторе для пилотов или просто отдыхал подальше от глаз наставника. Всё равно на бедной на минеральные вещества почве Захрана трава скорее медленно умирала, чем произрастала.

Мы достаточно быстро подошли к покосившемуся ангару из плохо сколоченных, а местами подгнивающих досок. Я прекрасно знал, что в этом ангаре хранится садовый инвентарь, которым я, собственно, пользовался, чтобы привести в порядок скудную растительность вокруг дома, да громоздкая снегоуборочная машина, ни разу не использовавшаяся по причине отсутствия снега на Захране.

В инфосети я читал, что когда-то давно, когда мусора на орбите планеты было ещё не так много, климат Захрана несколько отличался от текущего. В атмосфере не было такого количества углекислого газа, который задерживал тепло, исходящее от нагретой земли, и зимой даже выпадал снег. Сейчас же о том, что такое и как выглядит снег, я знал лишь потому, что Шантар время от времени требовал от меня размораживать и чистить его холодильник. Лишь раз, взглянув на снегоуборочную машину, мне стало сразу понятно, что наставник не выкинул её лишь в силу своего скаредного и скупого характера. Как-никак, даже на такой планете как Захран утилизация мусора стоит кредитов, а крупногабаритного – тем более.

Шантар, тяжело дыша и кряхтя, распахнул ржавые створки ангара и неожиданно расправил плечи, на глазах сбросив добрый десяток лет.

- Ну вот, стоит красавец!  - заявил он, а в голосе проскочили нотки гордости.

Я, уже привыкший к странностям в характере Шантара, всё равно не мог опасливо не переспросить:

- Где? Вот это снегоуборочный комбайн?

- Ах, ну да, ты же не видишь сквозь проекцию… - Шантар потянулся к своему коммуникатору и стал быстро нажимать на виртуальные клавиши.

Миг – и снегоуборочная машина подёрнулась дымкой, а через секунду передо мной предстал настоящий космический корабль! Это была некогда самая популярная и доступная по кредитам модель для личного пользования «Воробей-19». Что-то среднее между гражданским флаером и военным шаттлом, пожалуй, всё-таки ближе к последнему, но без какого-либо встроенного оружия.

Я с самого детства грезил космическими кораблями, воображал какой угоню в первую очередь, чтобы начать свою беззаботную пиратскую жизнь, а потому с лёгкостью мог отличить даже новейшую «Ласточку-121» от прошлогодней 120-ой. «Воробей-19», открывшийся моему взору, выглядел как самый обыкновенный космический корабль, внешняя обшивка которого со временем поистрепалась и слегка потускнела, но стоит залить в него топливо, протереть от пыли штурвал и клавиатуру, прогреть двигатели, поменять масло, и я готов был биться об заклад, что этот красавец полетит!

- А почему я не видел его до сих пор? – всё ещё приходя в себя от шока, почему-то шёпотом спросил я.

С ума сойти! Столько времени у меня прямо под носом находился корабль, которому всего лишь на всего пройти небольшое техническое обслуживание – и можно в космос лететь! А я почти два года убил на то, чтобы выслушивать несправедливые упрёки Шантара в тщетной надежде стать первоклассным пилотом на какой-то тренировочной машине! Где, как не в космосе, оттачивать свои навыки?

- Это моя собственная разработка, - горделиво сообщил старик, а голос его едва заметно потеплел от явно нахлынувших воспоминаний. – Проекционный объёмный щит, который может вывести голограмму любого загруженного в неё объекта. Я специально загрузил в память корабля снегоуборочную машину, чтобы никто не покусился на моего красавца!

- Э-м-м… - протянул я.

Чем больше я пялился на «Воробья-19», тем быстрее угасал мой восторг. Захран – планета с синдромом Кесслера. До сих пор я рассчитывал, что корабль Космического Флота пришлёт за мной либо юркий шаттл с самой современной автоматикой, либо большой лайнер, который просто сожжёт лазером весь мусор на своём пути. А вот «Воробей-19», стоящий передо мной, явно не был оснащён ни передовым компьютером, ни ракетами, ни даже мало-мальски сносными лазерными пушками. Вообще ничем. Покинуть планету на таком невозможно.

- А лазеров почему нет? – задал я вслух вертевшийся на языке вопрос.

- Почему-почему?! – неожиданно разозлился мой наставник. – Ивар, я вообще-то тебе корабль показать пришёл, каким снабдил меня в своё время Космический Флот! А ты ещё спроси, почему у него такие большие уши или такие большие глаза!

Я приблизился к кораблю, чтобы рассмотреть места, где должны были крепиться лазерные установки. Шантар истолковал мои действия не совсем правильно, подумав, что я хочу заглянуть внутрь, а потому проворчал:

- Эх, желторотая молодёжь, ла-а-адно, сейчас покажу панель управления кораблём. Подожди, мне отпереть его надо. Я не летал с тех самых пор, как… - я видел, как наставник подошёл вплотную к «Воробью», копаясь в своём коммуникаторе, но мне было слишком интересно, можно ли всё-таки доукомплектовать шаттл лазерами или нет, а потому я нырнул под корму.

В какой-то момент я поймал себя на том, что скрипучий голос наставника до меня больше не доносится, да и не ругается он на меня за то, что я заставляю его ждать. Именно в этот момент раздался оглушительный треск деревянных досок, крыша ангара проломилась, откуда-то резко повалил едкий сизый дым с запахом палёной синтетики. Я закашлялся, быстро вынырнул из-под носа корабля и обнаружил безжизненно валяющееся тело старика в грязно-сером халате и мокасинах.

- Шантар? Наставник? – пролепетал я, так как полуоткрытый рот наставника и капающая из него слюна совершенно не способствовали моему самообладанию.

Перевёл взгляд. Благодаря огромной дыре в ангаре, дым очень быстро развеивался. Передо мной сквозь мутную завесу стал проступать силуэт ещё одного явно подбитого космического истребителя последней модели. Что-то скоростное, обтекаемое, с самоперезаряжающимися бластерами… Было. Раздалось шипение, дверь корабля плавно отъехала в сторону.

Глава 2. Цварг

 

Когда я увидел пришельца, то оцепенел от страха. Как-то до сих пор мне почему-то не приходило в голову, что в космосе существуют другие формы жизней, помимо людей. Ну, то есть всем обитателям Захрана было известно, что существуют ещё и другие обитаемые планеты, но инфосеть Захрана никак не соединялась с межгалактической инфосетью, так как металлический мусор на орбите слишком сильно фонил и фактически изолировал нас. Вот так и получилось, что до сегодняшнего дня я даже не задумывался о существовании других разумных существ, отличных внешне от человека.

Пришелец ухмыльнулся мне, обнажив острые, как бритва, клыки.

Я стоял около тела Шантара и думал о том, что ему-то, собственно, теперь уже всё равно, а мне наверно стоит как можно быстрее отсюда сматываться.

Дым окончательно развеялся, и я увидел у пришельца длинный массивный хвост с острым шипом на конце, развёрнутый в мою сторону. Этот ужасный монстр сделал шаг по направлению ко мне, оскалив свои белоснежные клыки. Наверно, это стало последней каплей для моей неустойчивой психики, и я рванул к «Воробью-19», но в панике не рассчитал расстояние до него, пребольно впечатался головой в корму и осел на пол.

- Ма-а-мочки… - почему-то у меня получилось даже всхлипнуть.

Неожиданно так жалко себя стало. Ну вот, наставника только что убили, сейчас убьют и меня. Эх, а ведь так хорошо день начинался!

Фиолетовый пришелец с острыми клыками, рогами и хвостом вдруг начал гортанно хохотать, запрокинув голову. Он неистово хохотал целую минуту, а то и больше, да так сильно, что слёзы потекли у него из глаз. Чем больше смеялся инопланетянин, тем больше мне становилось не по себе. Этот искренний заразительный смех нервировал, было ощущение, что смеются надо мной.

- Эх, пацан, прости, не удержался, - отсмеявшись, выдавил из себя пришелец.

- П-п-п-ростить? – эхом повторил я.

- Да уж больно у тебя эмоции вкусные, такой юный ещё. А я уже долбаных два месяца не ел нормально, - «пояснил» мой новый знакомый.

- Э-э-э-э?

Меня собрались скушать? Час от часу не легче. Пожалуй, стать чьим-то обедом на сервировочном блюде с яблоком во рту хочется ещё меньше, чем просто умереть.

- Да не смотри на меня с такими дико вращающимися глазами! С Цварга я, для нас эмоции как деликатес. В достаточно развитом мозге при возбуждении нейронные клетки генерируют электрические импульсы. В зависимости от рода возбуждения – страх, восторг, голод, и прочее, - импульсы соответствуют колебаниям разных частот. Вот бета-волны, которые испытывают гуманоиды при страхе – это м-м-м… - и пришелец приложил три пальца к губам, громко причмокнув. - Я вот этими рогами колебания улавливаю, - и он выразительно постучал по устрашающим остроконечным рогам на голове.

Я сглотнул слюну во рту, так ничего не поняв из объяснений цварга. Пришелец ещё раз усмехнулся и подошёл поближе, осматривая старенький ангар Шантара, его содержимое и, разумеется, «Воробья-19».

- М-да, вот уж не думал, что Шантар в такой лачуге на старости лет жить будет! С его-то скупердяйством, я был уверен, что у него как минимум миллион кредитов на оффшорных счетах припрятан.

Пришелец и дальше что-то говорил про моего наставника, а я во все глаза рассматривал его. Мне хотелось верить в то, что хвостато-рогатый цварг ещё не убил меня не потому, что планирует съесть позднее, а потому что я ему вовсе как еда неинтересен.

Цварг отдалённо походил на человека наличием пары рук, пары ног и головы, но на этом внешнее сходство заканчивалось. Кожа пришельца напоминала по цвету баклажан, а совершенно жуткие рога, хвост и клыки, виднеющиеся всякий раз, когда незнакомец улыбался, могли ввести в состояние анабиотического шока. Пальцы были у пришельца обычные, разве что с чуть удлинёнными ногтями, а ноги ниже колен скрывались сапогами.

- А у Вас там ступни или всё-таки копыта? – невольно вырвалось у меня.

Цварг посмотрел на меня с выражением такого презрения, что мне стало сразу же неловко за свой вопрос, а затем показательно-страдальчески закатил глаза, будто бы я уже в десятый раз спросил одно и то же.

- Я уже рассказал о себе, что являюсь цваргом или по-другому энергетическим вампиром. И не смей путать с кровососами! Теперь, думаю, что самое место и время представиться тебе. Сладенький, ты кто вообще такой? И это ты Шантара кокнул или кто другой? – с этими словами фиолетовый монстр надвинулся, на меня, а его острый шип, словно кинжал, особенно ярко блеснул в солнечном свете.

- Я…я...я… -  от страха у меня помутилось перед глазами. – Я ни-ни-никакой не сладенький, и во-во-вообще не видел, ка-а-а-ак умер Шантар, - отчаянно заикаясь, стал объясняться я. – Я его ученик. То есть был учеником. То есть был пилотом. То есть он учил меня на пилота.

Цварг остановился рядом с телом моего наставника и нахмурил свой фиолетовый лоб.

- Как-то мне всё это не нравится, - задумчиво произнёс он, побарабанив пальцами по губам. – И в первую очередь мне не нравится то, что ты меня боишься. Надо что-то с этим делать. Нет, мне конечно, приятно и очень вкусно, но ты так быстро отощаешь, а ты и так вон какой худой.

Мой мозг из этой тирады выхватил лишь «очень вкусно» и «вон какой худой», что заставило моё тело задрожать крупной дрожью. Интересно, а цварги клыками раздирают внутренности своей жертвы, когда она ещё жива, или перед этим благородно ломают ей хребет? Вон клыки какие огромные…

- Р-р-р-р! Да перестань же трястись как осиновый лист! Сейчас же! – зарычал пришелец недовольно. – Прими как факт, что если я захочу, то убью тебя одной левой, ты и моргнуть не успеешь. Зарубил себе на носу?

- Как-то от этого знания легче вот прямо совсем не становится, - промямлил я совершенно честно.

В следующую секунду пришелец вдруг размазанной тенью метнулся ко мне, подсечка – и вот уже у моего сердца острый как нож хвост, а у горла – не менее острые клыки.

- Вот так. Как я сказал, ты не успеешь и моргнуть, - прорычал этот пришелец мне прямо в лицо, а затем неожиданно подал крепкую сухую ладонь. – Давай, вставай, пацан, нечего на холодном полу разлёживаться. Заболеешь ещё!

Эта внезапная демонстрация силы и скорости реакции, многократно превосходящей мои собственные, а затем странная забота почему-то сработали. Обо мне никто никогда не заботился «просто так» и не подавал руку. Шантар если и кормил или учил меня чему-то, то всегда требовал от меня оплаты в виде ведения хозяйства, уборки двухэтажного дома, стрижки газона и другой не менее тяжёлой и грязной работы.

- Вот, так-то лучше, - морщины на лбу пришельца разгладились. – Давай знакомиться. Меня зовут Рэй. А тебя?

- А меня Ивар, - представился я.

Моя рука всё ещё находилась в огромной ладони Рэя, а потому он сжал мои холодные пальцы ещё крепче – у меня даже пробежали мушки перед глазами, - потряс их в воздухе и отпустил.

- Говоришь, Шантар учил тебя пилотировать? На этом корабле? – он кивнул головой в сторону «Воробья-19».

- М-м-м… да, учил, но на домашнем симуляторе. А этот шаттл Шантар показал мне только сегодня, я впервые о нём узнал.

Левая бровь Рэя скептически поднялась вверх.

- То есть он учил тебя пилотировать лишь на симуляторе, и до сих пор ты ни разу не поднимался на корабле даже в атмосферу?

- Ну… да…

- Г-хм, а Шантар точно тебя учил на пилота? Ты уверен в этом? – переспросил Рэй.

- Ну, конечно, я уверен! Да я вообще очень ловко пилотировать умею, между прочим! Я тренировался каждый день в течение двух лет по столько часов, по сколько у меня получалось! Моей целью до сих пор было стать настолько виртуозным пилотом, чтобы сам Космический Флот решил отрядить корабль, чтобы забрать меня с этой планеты! И смею сказать, что за последние два года я значительно приблизился к этой цели, - а затем добавил уже совсем тихо. – Вот только расчёты делать не научился и маршруты… не очень даются.

Но последняя фраза, кажется, уже не долетела до ушей моего нового знакомого. Он с особой тщательностью осматривал тело моего наставника и коммуникатор на его руке, лежавшей поперёк туловища. Шантар замер в такой позе, будто бы прижимал к себе больную руку, при этом я не видел ни крови, ни каких либо других следов насильственной смерти.

- М-да, очень необычно, очень, - пробормотал Рэй, снимая коммуникатор с руки мертвеца. - Слишком всё странно, чтобы быть простым совпадением. И это надо же, какое невезение! Именно моё задание…

- Невезение? Задание? – повторил я, ничего не понимая. – А разве это не ты убил моего наставника?

Рэй посмотрел на меня, и неожиданно я увидел, а тёмно-фиолетовые глаза становятся ярко-алыми. О-о-ой, мне вновь стало не по себе.

- Ну, то есть я думал, что это как-то связано с твоим приземлением, - быстро-быстро забормотал я, ощущая, как стремительно потею под немигающим взглядом красных глаз. – Я был под кормой «Воробья-19», когда твой корабль проломил крышу ангара, а когда вылез, Шантар уже бесчувственно валялся тут…

- Не ерунди, пацан, - раздражённо оборвал меня фиолетовый пришелец. – Ты видишь тут лужи крови или следы синяков от удара?

- Нет, но…

- Вот и хватит выдвигать глупые гипотезы! – рявкнул Рэй. - Ни я, ни мой корабль со смертью твоего бывшего наставника не связаны! А теперь всё, надоел! Дай мне подумать.

Мне отчего-то стало до слёз обидно. Что теперь со мной будет после смерти Шантара? С Захрана я так и не выбрался, и теперь Космический Флот вряд ли пришлёт за мной корабль. На «Воробье-19» пробиться сквозь толщу мусора на орбите нереально, это чистой воды самоубийство. Обязательно какая-нибудь мелкая гайка или винт прошибёт обшивку, и на такой скорости это станет фатальным. Несмотря на то, что это шаттл, у него нет даже элементарной защитной сети.

- Говоришь, Шантар тебя готовил в ККФОМ-цы? – вырвал меня из горьких дум голос Рэя.

- Какафонцы?  - эхом откликнулся я, по-идиотски хлопая ресницами.

- Ну да, как ты там сказал? Твоей целью до сих пор было стать настолько виртуозным пилотом, чтобы сам Космический Флот решил отрядить корабль за тобой на Захран. Разве не так ты сказал?

- Э-э-э-э, да. А причём тут какафонцы?

- Да не какафонцы, а ККФОМ-цы! – рыкнул неожиданно Рэй. – Пацан, на тебя вообще никакого терпения не хватит! Кадеты Космической Федерации Объединённых Миров! Сокращенно ККФОМ. Ты в какой системе планировал служить? У них несколько филиалов, есть неплохая академия на Эльтоне, но там правда директор – тот ещё шилохвост, любит совать свои склизкие щупальца, куда не следует…

Я сглотнул, представив себе директора Эльтона, почему-то сразу расхотелось служить в системе, о которой говорил Рэй.

- Сладенький, а ты чего снова боишься-то? – мигом отреагировал на смену моего настроения цварг. – Ещё немного, и у меня такими тепами диабет от переедания бета-волн начнётся! Давай уже, успокаивайся.

- Я не боюсь, - слабо запротестовал я. – Я просто… не думал о том, где служить. И… вообще как-то не знал, что есть другие системы… - я усердно стал ковырять носком старенького кроссовка деревянный пол в ангаре, лишь бы не смотреть на цварга.

Мне вдруг стало отчаянно стыдно за то, что оказывается, я так много всего не знаю. А ведь раньше я даже не догадывался, что моё невежество простирается так далеко. Шантар учил меня лишь вычислительной математике и кибернетике для построения маршрутов. Он ни разу не рассказывал мне ни о Космическом Флоте, где когда-то служил офицером, ни о других планетах и их представителях, а в инфосети Захрана этой информации просто не было.

- Хм-м-м… - промычал что-то невнятное Рэй. – Нет, я конечно, в курсе, что Захран несколько отрезан от космоса из-за синдрома Кесслера, что ведёт весьма консервативный образ жизни, да и развитие человеческой цивилизации в принципе оставляет желать лучшего. Но неужели Шантар тебе даже этого не рассказывал?! Как ты вообще собирался поступать в Космический Флот?

Я покраснел до кончиков ушей и отвернулся. Захотелось расплакаться, я часто-часто заморгал, пытаясь не допустить того, чтобы у меня потекли слёзы. Вот ещё чего не хватало! Чтобы этот цварг стал свидетелем того, как я позорно разревусь, словно кисейная барышня.

- Ну-ну, пацан, переставай слёзы лить, - неожиданно тёплая ладонь опустилась на моё плечо. – Ты же не виноват в том, что родился на Захране, а твой наставник оказался последним скрягой даже до скудных крупиц знаний. Уверен, что Шантар что-то разглядел в тебе, потому что в противном случае он просто бы не стал тратить своё время на занятия с тобой.

Я не удержался и всё-таки хлюпнул носом, а Рэй продолжил:

- Ты мечтал стать первоклассным пилотом, у тебя теперь есть «воробушек» и время, чтобы тренироваться. Продолжай в том же духе, и когда-нибудь у тебя обязательно получится всё то, к чему ты так давно стремишься.

От слов цварга стало чуточку проще. Действительно, корабль у меня теперь есть, хотя его состояние требует технического обслуживания, кредиты на которое ещё надо откуда-то достать, да и ко всему больше нет наставника... 

- Так-с, что-то я тут засиделся. Моим заданием был Шантар, но раз его теперь нет в живых, то полагаю, что и моё задание можно считать оконченным. Мне пора возвращаться.

- Постой, погоди, - тут же разволновался я. – А ты понял, почему Шантар умер?

- Да, конечно, чего тут понимать-то? Вон, коммуникатор прямо на груди лежит. Готов биться об заклад, что кто-то заразил его вирусом, который в нужный момент сделал из коммуникатора электромагнитную нанобомбу, испустившую импульс такой силы, что искусственное сердце старика просто не выдержало.

- А что такое электромагнитная нанобомба? – протянул я, поняв в лучшем случае треть слов цварга.

Рэй, развернувшийся в сторону своего корабля, махнул рукой:

- Всё, пацан, рад был познакомиться, но у меня действительно больше нет времени на тебя.

- Постой! А ты можешь взять меня с собой? – я бросился вслед за пришельцем. – Я… я… я готов убирать твой дом и стричь газон! Я очень хочу убраться с этой планеты!

Фиолетовый пришелец, шустро забираясь в свой корабль, кинул мне через плечо:

- Прости, пацан, но мой корабль рассчитан лишь на одного гуманоида. Да и нет у меня газона, а квартиру давным-давно роботы убирают. Желаю тебе всего хорошего! Заканчивай обучение пилотированию, вылезай с Захрана и, быть может, как-нибудь пропустим с тобой по пинте пива на Мартхоле.

- Но я хочу с тобой… - моих слов Рэй уже не услышал.

Дверца корабля закрылась за могучей фигурой фиолетового пришельца, а я вдруг почувствовал в глубине души нарастающее отчаяние. Мне казалось, что с отлётом Рэя у меня исчезнет последний шанс на то, чтобы выбраться с этой проклятой планеты. И что он там сказал про нанобомбу? Что это вообще такое и как работает? А вдруг мне тоже угрожает такая смерть, а я и не знаю? Я вновь шмыгнул носом.

Именно в этот момент дверь стоящего передо мной инопланетного корабля с грохотом отлетела в сторону, как будто кто-то её открыл изнутри мощным пинком ноги.

- Агр-р-р-р! – взревел Рэй, стремительно перепрыгивая через торчащие колом доски пола вблизи его летательного аппарата.

Цварг молнией метнулся к уже остывающему телу моего наставника, наклонился и стремительно стянул с его кисти коммуникатор, одновременно что-то тыкая на устройстве.

- Швар-р-рх! Галактическое скопление тебе в пятую точку! Нет, это надо же! Вот ты всегда, Шантар, был мерзким пихряком, но чтобы так нагадить, да ещё и с того света!

Я почувствовал, что цварг не просто так вернулся за коммуникатором наставника.

- Рэй, что-то не так? – опасливо спросил я, смотря, как фиолетовый хвост пришельца живёт своей собственной жизнью: нервно дёргается и бьёт острым концом по полу, проламывая ветхие доски.

- Не так? Не ТАК?!!! – взревел пришелец, вновь посмотрев на меня совершенно жуткими ярко-алыми радужками глазам, что как я уже выяснил, свидетельствовало о крайней степени бешенства. – Да этот старый маразматик не мог придумать ничего лучше, чем активировать свой вирус именно тогда, когда я прилетел на Захран! Судя по коммуникатору, устройство заражено уже давно, вот только это ж надо было так подгадать, чтобы активировать электромагнитную нанобомбу именно тогда, когда мой корабль оказался в зоне поражения?!

- Ну, Шантар наверно и сам не хотел умирать, разве нет? – я побаивался гнева своего нового знакомого, а потому на всякий случай втянул шею в плечи.

Рэй ещё несколько долгих секунд смотрел на меня, громко сопя и раздувая ноздри, а затем моргнул, и цвет его глаз стал постепенно возвращаться в норму.

- Да, ты прав, пацан. Определённо прав. Но если я узнаю, что он сдох специально, чтобы насолить мне, я ему ух! – Рэй погрозил мёртвому старику кулаком.

А сразу после этого цварг вдруг обернулся ко мне и натянул на себя подозрительно широкую улыбку. От вида блеснувших острых как бритва клыков мне уже в который раз за сегодняшний день стало дурно.

- Ива-а-а-ар, - растянул моё имя Рэй, а я в ответ по моему позвоночнику пробежался рой мурашек. – Ты, кажется, хотел полететь со мной? Ты же отличный пилот и у тебя есть корабль, чей двигатель был выключен в момент действия нанобомбы. Будь добр, доставь меня, пожалуйста, на станцию космофлота!

- Э-э-э-э… я не могу…

- Я, между прочим, в отличие от твоего наставника действующий офицер и могу замолвить за тебя словечко, чтобы тебя взяли в ККФОМ-цы, - продолжал соблазнять меня фиолетовый пришелец, грозно наступая.

Я сглотнул ставшую неожиданно вязкой слюну.

- Я не могу, правда, Рэй…

- Хорошо, не хочешь протекцию в ККФОМ-цы, могу заплатить тебе кредитами, как за услугу перевозки пассажира. Твой «Воробей-19» рассчитан на двоих гуманоидов...

- Рэй, послушай, я хотел бы, но… - я попытался перебить цварга, но всё было тщетно.

- Не хочешь на станцию космофлота доставлять, не беда. Доставь на Марктхол, - цварг сощурил глаза.

- Дело в том, что…

- Да что с тобой не так-то, пацан?! – наконец вскипел фиолетовый пришелец. - Назови уже свою цену, заводи двигатели и полетели!

- Да это-то я и пытаюсь сказать! Я не могу этого сделать, хотя и сам рад бы убраться отсюда подальше! – не выдержав, закричал я на Рэя, а по щекам потекли предательские слёзы.

Если бы он знал, сколько лет я мечтал увести чей-нибудь корабль и просто улететь с этой треклятой замусоренный планеты, где сквозь постоянную дымку в небе даже солнца не видно! Сколько лет я мечтал бороздить просторы космоса, наслаждаться видами небесных тел, дышать или свежим отфильтрованным воздухом корабля, или просто наполненным кислородом воздухом какой-нибудь другой обитаемой планеты. О, если бы я только мог!

- Отставить реветь! – неожиданно гаркнул на меня Рэй, и я затих. – А теперь с толком, с чувством, с расстановкой. Почему мы ты не можешь пилотировать «Воробья»?

Шмыгнув ещё раз носом, скорее для проформы, я стал объяснять:

- У тебя корабль последней модели, наверняка и автоматика есть для построения маршрутов, и лазеры, чтобы расчистить путь, и защитная сетка на случай, если всё-таки какая-нибудь гайка врежется в корпус. «Воробей-19» не был на лету уже много лет, он, во-первых, требует технического обслуживания, которое стоит кредитов, а у меня их нет. Во-вторых, даже если его поставить на воздух, у него старое программное обеспечение, нет никакого оружия и даже механических щитов. Ни-че-го! В открытом космосе или для использования шаттла в качестве личного транспорта на планете с расчищенной орбитой, он вполне сносен, но попытаться на нём выбраться с Захрана – чистой воды самоубийство!

Всю эту тираду я выпалил на одном дыхании, однако она не произвела на Рэя никакого впечатления.

- Собирайся, - махнул он рукой. – Разберёмся по ходу дела.

Я заподозрил в его голосе неуверенность, но не стал акцентировать на ней внимания. В конце концов, мне предлагают выбраться с Захрана, кто я такой, что отказываться от такого шанса?

Глава 3. Прошлое Шантара

Должен признаться, что Рэй меня несколько удивил. Перво-наперво я ожидал, что мы будем решать, что делать с «Воробьём-19». Речи о том, чтобы лететь на его умершем личном «Тигре» не шло вовсе. Во-первых, мёртвый двигатель – это мёртвый корабль, это знал каждый, даже я. Во-вторых, военный истребитель цварга был рассчитан исключительно на одного гуманоида в отличие от «Воробья», на котором мы могли бы уместиться вдвоём и взять с собой ещё кое-какие припасы.

- Где у Шантара припрятано что-нибудь ценное? – прозвучало первым, что я услышал от цварга.

- Ну-у… у нас вообще не особо деньги водились, - замямлил я. – Разве что…

- Разве что? – подбодрил меня хвостатый цварг, впившись в меня глазами.

Он так подобрался и сощурил глаза, что я сразу подумал о том, что образ дьявола в захранских народных сказках был срисован с жителей Цварга. Приплюсовать к хвосту, клыкам и рогам их алеющие глаза, когда они злятся, так вообще от дьявола не отличить. А ещё, как я понял, цварги питаются эмоциями, и страх им нравится особенно сильно. Выходит, моё положение либо слишком безнадёжно, либо я редкостный мазохист, раз сам набился цваргу в попутчики. От последней мысли я глупо хихикнул.

- Ну, есть сервант с кубком и медалями, но он стоит на сигнализации, - протянул я, вспоминая всё ценное, что было в доме Шантара.

- Показывай!

Пока мы шли до дома, Рэй с гримасой брезгливости на лице рассматривал мутное серое небо, прошлогоднюю пожухлую траву и бормотал что-то про парниковый эффект и радиационное заражение грунта отходами, при этом он умудрялся слегка шевелить рогами и высоко поднимать свой массивный хвост, явно опасаясь его запачкать. Как только мы вошли в прихожую, в нос ударил отвратительный запах томасского тунца, которого я так вовремя и не успел съесть горячим, а он уже успел испортиться.

- Фу-у-у-у, мерзость какая! Тут что, кто-то сдох год назад, а у Шантара отбило нюх?

- Э-э-э-э, ну это мой сегодняшний обед, - почему-то отчаянно краснея, сообщил я. – То есть это было обедом. Я не успел его съесть, так как Шантар требовал от меня расчётов, а потом мы пошли в ангар…

Брови цварга взлетели вверх ещё выше, а мне стало совсем неудобно. Вообще-то томасский тунец – вещь весьма вкусная, если его есть сразу же, как только он приготовился. Это уже когда он остывает, он становится вначале невкусным, а затем и вовсе ядовитым.

- Теперь я понимаю, почему ты так отчаянно рвался со мной в космос, - покачал рогатой головой Рэй. – Когда мы прилетим на любую мало-мальски сносную в плане питания планету, я обязательно накормлю тебя настоящей едой, а не тем шлаком, коим пичкал тебя скряга Шантар.

В ответ мой желудок издал особенно громкую трель, а я лишь сглотнул набежавшую слюну. Эх, поесть бы!

Рэй без дополнительных указаний с моей стороны сам подошёл к серванту, достал из кармана собственного комбинезона коммуникатор бывшего наставника и бросил мне:

- У тебя, судя по всему, искусственных имплантов нет, но, тем не менее, отойди от меня подальше, не хочу, чтобы тебя задело в случае повторного срабатывания нанобомбы.

- Э-э-э? – вопросительно промычал я, тем не менее, пятясь назад ко входу в помещение.

В мозгу промелькнула позорная мысль о том, что, похоже, я не распознал сумасшедшего в инопланетянине. Неужели этот фиолетовый дьявол, тьфу, то есть цварг, сейчас добровольно запустит бомбу в своих руках?! Вот ведь дьявол! То есть цварг!

- Сигнализация на серванте настроена на коммуникатор Шантара. Сейчас произойдёт одно из двух: либо коммуникатор просто снимет сигналку, и мы сможем открыть дверцу, либо повторно сработает электромагнитная нанобомба. Во втором случае мне она ничего плохого не сделает, а вот сигнализация и вся электроника, которая находится в радиусе действия поражения, отключится. Собственно, желаемое мы получим при обоих раскладах.

И прежде, чем я успел крикнуть «подожди», Рэй что-то набрал на безнадёжно устаревшем коммуникаторе наставника, красный огонёк на серванте вспыхнул зелёным цветом, а затем потух.

- Ну, вот, что и требовалось доказать! – довольно потёр руки Рэй, а его хвост заходил ходуном от нетерпения. – Та-а-а-ак-с, что это? Кубок… хм…

Цварг с задумчивым выражением лица подбросил пару раз кубок в воздухе, а потом просто выкинул его за спину. Я бросился за предметом моих грёз, падая на живот и вытягивая руки вперёд, в последний момент ловя ценнейшую вещь.

- Ты что?! Может у вас на Цварге и не ценится золото, но у нас здесь на Захране это один из драгоценных металлов! Более дорогой и редкий – разве что платина! – негодованию моему не было предела.

Золотой кубок приятно грел руки, и я уже мысленно прикидывал, за сколько кредитов смогу сбыть его в ближайшем ломбарде.

- Пацан, жаль тебя расстраивать, но это не золото, - флегматично заявил пришелец, беря обе медали в руки.

- Как не золото? – возмутился я. – Да Шантар меня к нему на лазерный луч не подпускал! Да это же кубок, полученный им за….

- Это подделка, причём очень дешёвая, - перебил меня Рэй.

- Ка-а-ак подделка? – растерялся я, переводя взгляд с кубка на цварга и обратно.

- А вот так, - Рэй выразительно пожал плечами. - Это пирит, «золото дураков». На Захране данный минерал широко не распространён, возможно, поэтому ты о нём не слышал. Но в любом случае ценности этот кубок не несёт.

- И ты вот так просто на глаз смог отличить золото от пирита? – восхищённо выдохнул я.

Это сколько скрытых способностей, оказывается, есть у цваргов по сравнению с людьми!

- Да нет, - он едва заметно поморщился, - там снизу гравировка ювелира с указанием даты и материала изготовления. Шантар потому и не подпускал тебя к кубку близко, чтобы ты не догадался, что это лишь дешёвая имитация.

Я, разумеется, тут же посмотрел на ножку кубка и с разочарованием простонал. «Пирит, 3047 год, мастер-ювелир Крайсер Таурс» гласила гравировка.

- А я думал, что этот кубок Шантар получил в награду за особые заслуги, - испытывая глубокую обиду на наставника, прошептал я себе под нос.

А было ли правдой хоть что-то из того, что мне рассказывал и показывал хитрый старик?

Рэй каким-то чудом меня услышал.

- Не переживай, пацан, так бывает. Шантар всегда был тем ещё пройдохой, и пытался пустить пыль в глаза. Он никогда не выделялся на фоне остальных, скорее уж отставал от средней массы, когда был ККФОМ-цем.

- А откуда ты это знаешь? – удивился я.

- Так мы с ним вместе учились в одной академии какое-то время, потом я, правда…э-э-э… перевёлся в другую систему. Ну и потом, на службе, несколько раз пересекались, - неохотно ответил Рэй, а затем резко перевёл разговор. – Медали, к моему удивлению, настоящие. Правда, они всего лишь из серебра, но да ладно, на безрыбье и морской ёж рыба. Сойдёт, уж пару десятков кредитов нам за это дадут.

- Рэй?

- Да, пацан?

- Ты говорил, что мой наставник был твоим заданием. Что это значит? Почему ты прилетел? - задал я давно волнующий меня вопрос, а сам пошёл к шкафу с одеждой.

Рэй убедил меня, что моя текущая одежда оставляет желать лучшего, и в шкафу Шантара я наверняка найду что-нибудь менее дырявое и более презентабельное из вещей, которые в молодости носил сам наставник. Уповая на скаредность характера моего наставника, цварг был уверен, что старик бережно хранил даже то, что ему теперь уж точно никогда не пригодится. И он оказался прав. Поначалу мне было неловко шарить в вещах Шантара, но Рэй вновь без колебаний заявил, что покойнику они всё равно ни к чему, а если я буду ходить и дальше в обносках, то это рано или поздно отразится на моей репутации. Я совершенно не понял, о чём толкует цварг, но согласно пожал плечами. К слову сказать, сам Рэй был одет в обтягивающую футболку, подчёркивающие мускулистые ноги кожаные штаны и какой-то пижонское чёрное пальто, чуть поблескивающее на свету. Так мерцает гектосплав нитей натурального дорогостоящего хлопка и синтетических волокон, улучшающих свойства ткани, как горделиво пояснил мне сам хозяин одежды.

- Ох, какой же ты почемучка! - покачал головой цварг. – Шантар некогда был офицером Космического Флота, но его с позором понизили в ранге и сослали на Захран в качестве наказания за некоторые проступки. Сейчас это не имеет значения. Он должен был просидеть на этой планете десять лет, чтобы прочувствовать, так сказать, всю свою вину и раскаяться. Но за это время на орбите планеты мусора ещё немного увеличилось, посадка и высадка с Захрана стала ещё более дорогой, а сам Шантар… в общем, в Космическом Флоте появилось множество других более молодых и сильных ККФОМ-цев. Так и получилось, что из временного изгнания твой наставник ушёл на пенсию.

- Что же он такое сделал? – искренне удивился я, перебив Рэя и даже отложив понравившиеся тёмно-синие штаны в сторону. – Что его сослали на Захран на десять лет?

- Поставил себе аппарат искусственного кровообращения.

- Чего?

- Проще говоря, искусственное сердце.

- А зачем? И как это связано с ссылкой на Захран? Неужели в Космическом Флоте запрещено ставить себе искусственное сердце? Ты тоже считаешь, что десять лет жизни в изоляции на мусорной планете - это адекватное наказание?! – тут же засыпал я Рэя вопросами.

- Ивар! Я не успеваю ответить на один вопрос, как ты меня засыпаешь новыми! Ну, так же нельзя! – возмутился цварг. – Давай ты их будешь копить, а затем задавать одним скопом?

Я, следуя интуиции, промолчал. За этот день от Рэя я узнал информации больше, чем за весь последний год от Шантара и планетарной инфосети вмести взятых. Наверно, действительно, надо постараться вести себя потише, не перебивая. Рэй посверлил меня некоторое время взглядом, а затем с лёгкими нотами недовольства продолжил:  

- Шантар никому не сообщил об операции. Он всегда сильно отставал по физическим показателям, ещё даже будучи ККФОМ-цем. Всё-таки Вы, люди, слабая раса. Космофлот совершенно не против улучшающих здоровье имплантов или вживлённых симбионтов, одно условие – обязательно сообщать об этом начальству. Шантар не сказал. Он сделал операцию тайком на одной из планет, где на наличие медицинских лицензий Межгалактическая Полицая смотрит сквозь пальцы, после чего его физические показатели заметно выросли, он даже получил пару медалей, - Рэй потряс серебристыми кругляшками на ленточках в воздухе. – Я, в целом, понимаю его мотивы. Операция незначительная, шрамов на теле не осталось, а с новым аппаратом кровообращения его тут же зауважали коллеги, поднялся авторитет в глазах начальства, опять же, на горизонте замаячило повышение… Возможно, он собирался рано или поздно сообщить об импланте, но оттягивал этот неприятный момент. Однако правила в Космическом Флоте придуманы не просто так. В один несчастливый для Шантара день его вытащили с обычного дежурного патрулирования какой-то захудалой системы и экстренно бросили в качестве поддержки в соседнюю, так как его корабль был ближе всех к нужной планете. На Тракете среди заключённых вспыхнул организованный массовый бунт. В то время правительство системы отправляло осуждённых каторжников на Тракет ради добычи топлива для экспериментальных пушек, работающих на ядерном магнитном резонансе.

Я поморщился, так как если до сих пор мне в целом рассказ Рэя был понятен, то теперь я уже начинал терять нить повествования.

- Не важно. – Рэй махнул рукой, увидев мою гримасу. – Суть в том, что у Шантара было совсем несложное задание. Надо было пройти по коридору и запереть ворота, чтобы бунтовщики не вырвались в поселение. И он этого не сделал.

- Почему? – я всё ещё глупо хлопал глазами.

- Почему-почему! Да потому же, почему на него сработала электромагнитная нанобомба! Шантар как всегда сэкономил, и вместо того, чтобы поставить себе нормальный аппарат из медицинских биополимеров, поставил тот, что дешевле – с металлом. И пройти через тот коридор, напичканный ядерным магнитом, означало для него смерть.

- А-а-а, - я сделал умный вид, поняв, что ещё немного, и доведу цварга своими вопросами до точки кипения.

 - А возвращаясь к твоему вопросу, почему я прилетел, отвечу коротко. Шантар уже много лет не пользовался своим служебным каналом, позволяющим передавать информацию за орбиту Захрана, ну за исключением разве что всяких журнальчиков…

- Журнальчиков?

- Не важно, - мне показалось, что Рэй почему-то смутился. - А в последние месяцы объём информации, передаваемой по каналу, заметно вырос. Вот меня начальство и отправило проведать старого знакомого, и разузнать, что да как.

- Ясно, - кивнул я, рассматривая несколько  рубашек.

Мне понравилась ярко-оранжевая с зелёным горошком, но она явно была мне великовата в плечах. Большую часть своей осмысленной жизни я мастерил одежду себе сам из пластиковых полимеров, найденных на свалке. Такая одежда плохо грела, что в целом было не таким уж большим недостатком, учитывая климат Захрана, зато хорошо защищала от ветра и прямого дождя.

Когда Шантар нашёл и приютил меня, он выдал мне комплект вещей из настоящей вискозы и нейлона, сшитый роботами на фабрике, как гласила этикетка. Однако, к моему глубокому разочарованию, все выданные мне вещи были однотонные, скучных болотного и тёмно-смоляного цветов. И вот сейчас, когда Рэй сказал, что мне следует переодеться, мои глаза разбегались от разнообразных пёстрых тканей в шкафу бывшего наставника. Сразу вспомнилось, что мультимиллиардера Игнара Радосского, члена аппарата управления планетой, по инфосети всегда показывали в чём-то позитивном и ярком: жёлтом, золотом или даже красном.

Более спокойный светло-бежевый свитер с незатейливым голубым рисунком на груди выглядел, на мой вкус, существенно проще, зато подходил мне в плечах и подходил к джинсам.

- Надевай свитер, - скомандовал Рэй, бросив короткий взгляд на вещи в моих руках.

- Но почему-у-у?! – разочарованно взвыл я, так как уже хотел надеть оранжевую в зелёный горох рубашку.

- Пацан, прекращай, или я не пущу тебя на корабль! Это же… полнейшая безвкусица! – воскликнул Рэй так, будто бы я предложил что-то неприличное.

- Но я хочу оранжевую рубашку!

- Ещё полчаса назад ты вообще хотел остаться в своих обносках! Ты хотя бы понимаешь, что твой внешний вид угробит не только твою репутацию, но и мою?! Я просто не могу появиться на людях и нелюдях с помощником, одетым вот в это! – цварг даже побледнел и схватился за волосы от представленной картины.

Скрепя сердце, мне пришлось вернуть рубаху цвета тыквы обратно в шкаф и переодеться в то, что Рэй счёл подходящим.

Глава 4. Запчасти для воробья

- Предлагаю слить из «Тигра» топливо, снять лазерную установку и взять другие запчасти, чтобы подлатать «Воробья», - внёс я, на мой взгляд, вполне рациональное предложение на повестку дня, когда мы с Рэем стояли в ангаре и изучали объём предстоящих работ.

- Снять лазерную установку? Слить топливо? Ты что вообще такое говоришь, пацан?! – взорвался Рэй праведным гневом. - Ты хотя бы понимаешь, что сейчас предложил?! Это настоящее кощунство! Это же новейшая модель «Тигра», выпущенная в этом году, только что с конвейера! Конкретно этот «Тигр» вообще-то из ограниченной коллекции с усовершенствованным двигателем…

- Был. Это был «Тигр» с усовершенствованным двигателем, - тихо заметил я. – Нет двигателя – нет корабля.

- Не напоминай!  - фиолетовый хвост с остроконечным шипом на конце взметнулся выше моей головы, и я невольно сделал шаг назад.

Рэй стоял, возмущённо скрестив руки на груди, и всем своим видом показывая, что не даст и пальцем тронуть свой корабль. Моя надежда на то, что из одного мёртвого корабля и одного устаревшего мы сможем собрать что-то более или менее летающее и способное выйти на орбиту Захрана, таяла с каждой минутой.

- Рэй, ну зачем тебе «Тигр»? Даже если мы сможем каким-то чудом выбраться с Захрана…

- Помолчи.

Я тяжело вздохнул. Похоже, цварг и так прекрасно понимал, что возвращение на планету с синдромом Кесслера ради того, чтобы забрать мёртвого «Тигра», а затем ещё и вложиться в его ремонт, полностью переоснастив всю электронную часть – будет стоить целое состояние. Даже если бы этот «Тигр» был сделан из платины, всё равно он бы не стоил затраченных на это кредитов.

Я сделал шаг по направлению к «Тигру», чтобы посмотреть, как установлены лазерные пушки, но был резко отброшен в бок.

- Не прикасайся к моему кораблю! – угрожающе прорычал Рэй.

Я повторно тяжело вздохнул.

- Ладно, тогда предлагай свои варианты. Что будем делать?

- Что нужно для того чтобы «Воробей-19» взлетел? – вопросом на вопрос ответил цварг.

- Топливо, техническое масло, возможно свечи и фильтры, но это не точно, надо лезть под корму корабля. Но это только чтобы взлететь, а чтобы вылететь за геостационарную орбиту – лазерные пушки и, желательно, защитная сетка, но я о таком даже не мечтаю.

- Гм-м-м…

- Рэ-э-э-й! – позвал я спустя десять или даже двадцать минут обоюдного молчания.

- Ну что ещё? – огрызнулся цварг.

- Мы так и не нашли никаких сбережений в доме Шантара, а его счета тоже пусты судя по данным с коммуникатора. Нам просто не на что купить новые детали, но мы можем воспользоваться твоим кораблём, как донором. Чем тебе не нравится эта идея?

- Всем. Это мой корабль, понимаешь, Ивар?

Рэй обращался ко мне по имени крайне редко, и я понял, что спорить с цваргом, по крайней мере, сейчас, действительно не стоит.

- Тогда что мы будем делать?

Рэй неожиданно посветлел лицом:

- Слушай, ты говорил, кажется, у Вас тут ломбард недалеко?

- Да, но нам нечего закладывать… Две медали не в счёт, они покроют разве что стоимость фильтров… - растерялся я.

- Не парься, пацан, и предоставь всё это мне, - он махнул рукой. – Пойдём, только кубок Шантара возьму. И плащ какой-нибудь с глубоким капюшоном из его гардероба прихвати мне, кстати, чтобы рогов видно не было, да и вообще местные меня не пугались. У Вас же тут представители других рас редко бывают.

- Я бы сказал никогда…

Пока мы шли к ломбарду, а Рэй кутался в тёмно-лиловый плащ, я всё никак не мог понять затею цварга. Кстати, тот первый попавшийся длинный плащ с капюшоном, который я протянул ему, он с негодованием отмёл в сторону, сказав, что эта вещь ему не идёт. Пришлось потратить ещё добрых полчаса, прежде чем Рэй нашёл в ворохе одежды Шантара тряпку, окрестив её «вполне сносной». Мне было искренне непонятно, зачем цварг подобрал плащ под оттенок своей кожи при том, что он не хотел, чтобы эту самую кожу кто-либо увидел и показывал на него пальцем, но Рэй лишь фыркнул, что я совершенно ничего не понимаю в стиле. Разумеется, с этим утверждением спорить я не стал.

- Кошмар, как Вы тут вообще живёте?! Вот из той кучи фонит колебаниями и воняет так, как будто кто-то сдох, - цварг скривился, показав как относится к Захрану.

- Ничего удивительного, там за ней располагается приют для бездомных животных, - пожал я плечами.

- Фу, мерзость какая, - передёрнул плечами Рэй, и даже кончик его хвоста появился на миг из-под полы плаща.

За моё недолгое знакомство с этим цваргом, я почему-то достаточно быстро привык к тому, что он всё время чем-то недоволен. Его брезгливость и отвращение к Захрану мне были абсолютны ясны и понятны, наверное, я бы и сам так реагировал, если бы не вырос здесь, а оказался впервые. Что касается его отношения к домашним животным, мне вдруг стало действительно любопытно, откуда такая неприязнь:

- Рэй, а у тебя же тоже есть хвост и клыки.

- К чему ты клонишь, пацан? – низко зарычал цварг.

- Ну-у-у… у животных тоже есть хвост и клыки, вы в чём-то схожи, разве они не должны тебе нра… - закончить я не успел, так как Рэй схватил меня за свитер и приподнял в воздух, заставив смотреть себе прямо в стремительно краснеющие белки глаз.

Именно в этот момент я понял, что зря ляпнул про схожесть цваргов и бездомных животных.

- Слышь, сладенький! Я отношусь к высокоразвитой и высокоинтеллектуальной расе цваргов и являюсь действующим офицером Космического Флота! Я эмоциональный вампир, а не кровососущий! Ты это понял?! Не животное я! Кивни, если понял.

Я лихорадочно закивал головой как болванчик, а в ответ Рэй неожиданно мягко опустил меня на землю и добавил:

- Всё. Извини, не хотел тебя пугать. Просто бесит, когда сравнивают с кровососущими. Конечно, ты не мог этого знать, я слегка погорячился.

 Чуть оправившись от шока, я не смог удержаться  и не спросить:

- Рэй, а почему ты меня называешь «сладеньким»?

Цварг остановился и показательно закатил глаза, всем своим видом говоря, как же я ему уже надоел с вопросами. Я и сам чувствовал, что после того, как ненароком оскорбил инопланетянина, лучше было бы помолчать, но уж больно непонятно мне было его нетипичное для Захрана обращение. Шантар часто называл меня «болваном», «олухом», «желторотиком», «молокососом» и тому подобными обидными словами, которые я научился игнорировать. Рэй же за всё время нашего знакомства пару раз обратился ко мне по имени, чаще предпочитая нейтральное «пацан», но несколько раз в его речи звучало странное «сладенький». Что это? Может так принято обращаться у цваргов к тем, кто тебя младше? Или это какая-то шутка из космофлота, о которой я просто не в курсе?

- Да потому что, когда ты боишься, эмоции у тебя сладкие уж больно! – «пояснил» Рэй.

Меня так и подмывало переспросить, а как это, «сладкие эмоции», но мы уже подходили к ломбарду.

- Рэй, а что мне делать в ломбарде?

- Предоставь этот вопрос мне. От тебя требуется молчать и стоять где-нибудь в сторонке, - успокоил меня цварг.

- Рэ-э-эй, ты что, хочешь кубок Шантара продать? Ты же сказал, что он из пирита и ничего не стоит…

- Да, но ты-то об этом не знал. На Захране этот металл крайне редкий, и есть шанс, что мы облапошим оценщика, получив за него столько денег, как если бы он был из настоящего золота.

- А как же надпись на кубке?

- Не беспокойся, пацан, всё продумано. Гравировку я шипом подкорректировал, она теперь не читается.

- А как Космический Флот относится к тому, что ты намеренно обманываешь честных граждан других планет?

- Как-как! Пацан, ты меня уже утомил! Я, действующий офицер, выполняя задание, оказался застрявшим на Захране. А этот кубок – форменное надругательство над самим Космическим Флотом как организацией, объединивший под своей крышей существ с разных планет! Шантар отлил этот кубок у какого-то умельца, сделав вид, будто получил его в космофлоте за особые заслуги. Уничтожить эту фальшивку, можно сказать, дело чести. Вот я его и уничтожаю, экономя своё собственное время и кредиты. Ведь скупщик золота имеет профессиональную печь и точно захочет расплавить кубок, перед тем как продать его.

- Но…

Мне подумалось, что логика Рэя где-то даёт брешь, но сходу я всё никак не мог сформулировать, где именно. Я чувствовал себя так, будто силился вспомнить забытое сновидение: вот-вот вспомню и схвачу его за хвост, нужно буквально пара мгновений.

- Всё, теперь молчи, а я буду говорить.

В этот момент мы зашли в ломбард. Здесь было достаточно малолюдно, ломбарды - вообще не самые популярные заведения на Захране. Какая-то неуклюжая тётка прощалась со скупщиком, ещё один тип в лохмотьях ошивался у витрины с наручными коммуникаторами. Рэй чётким и размашистым шагом преодолел расстояние до ресепшена, где сидел уставший скупщик.

- Добрый день, слушаю Вас. Вы пришли выкупить вещь или предложить что-то ценное? – дежурным тоном сообщил он, не отрываясь от экрана компьютера.

- Ценное. У меня есть золото в форме кубка. Хотел бы уточнить, сколько Вы за него нам предложите.

Скупщик поднял взгляд, и, не вглядываясь в лицо Рэя, находящегося в тени капюшона, протянул руку. Мой новый знакомый мгновенно положил туда липовую награду Шантара. Всё это время я стоял за Рэем, не дыша, так как боялся спугнуть удачу. Мне казалось, что вот-вот либо работник ломбарда, либо посетитель заподозрят в фигуре в лиловом плаще пришельца и вызовут Планетарную Полицию. Но то ли Рэй не первый раз работал под прикрытием, то ли нам сегодня несказанно везло, никто не задался вопросом, почему в жаркую погоду человек пришёл в ломбард, кутаясь в плащ с капюшоном.

- И да, у меня ещё есть две медали из серебра. Их тоже оцените, пожалуйста, - медали скользнули в другую руку скупщика.

Пожилой мужчина поправил на переносице увеличивающие стёкла, поковырял пальцем гравировку на кубке, а медали неаккуратно швырнул на весы. Моё сердце ухнуло в пятки, когда скупщик стал всматриваться в бывшую надпись на ножке фальшивки.

- Милейший, так что там с серебром?

- Ась? – скупщик отложил кубок и посмотрел на число на весах. – Шестнадцать кредитов за обе медали.

- Шестнадцать кредитов?! Да это вообще-то награды моего сына за школьные победы! Это же такая память! Они должны стоить, как минимум двадцать пять кредитов!

Я сморщился, как от проглоченного лимона. Враньё шито белыми нитками… Ну какой из меня школьник? Какие награды? Но видимо сегодня был день Рэя, так как оценщик, бросив на меня косой взгляд, вернулся к разговору:

- Всё переплавится, сэр, неважно, что серебро представляет из себя сейчас. Восемнадцать кредитов - моя окончательная цена.

- Хорошо, - вдруг пошёл на попятный Рэй, - ну, а за кубок? Его же Вы тоже переплавите?

Последнее слово заставило оценщика глубоко вздохнуть и кинуть кубок на весы тоже, предварительно переложив медали на клавиатуру компьютера.

- Семьсот грамм, так-так-так… по последнему курсу это…. Пятьсот двадцать два кредита. Смею уверить, что это очень хорошая цена, и вряд ли кто из моих коллег даст Вам больше.

- Пятьсот двадцать два?! Вообще-то я рассчитывал как минимум на шестьсот! – наглости Рэю было не занимать, и на миг я даже восхитился им.

- Мужчина, - сварливо пробасил оценщик. – Это ломбард, а не ювелирная лавка. Мне ещё переплавлять Ваше золото, это, знаете ли, тоже кредитов стоит!

- Но не семьдесят восемь кредитов же! – стоял на своём наглый цварг. – Пятьсот пятьдесят кредитов за кубок, или я ухожу искать другой ломбард.

Рэй говорил так, что даже я поверил в его блеф, и стал судорожно вспоминать, где в районе находятся другие заведения, принимающие драгоценные металлы. Но в этот момент хитрый цварг обернулся и подмигнул мне.

- Ладно, Ваша взяла. Пятьсот пятьдесят. Но учтите, это красная цена в базарный день. Тут ещё…

- Замечательно, - бесцеремонно перебил его Рэй. – Я согласен. Как быстро Вы переведёте кредиты на мой счёт? Я, знаете ли, спешу.

- Прямо сейчас и переведу. Мне только надо проверить кубок на то, что это золото. Знаете ли, много обманщиков последнее время развелось, которые выдают пирит за золото. У меня машина для проверки металлов в соседней комнате. Подождите буквально пять минут.

И с этим словами пожилой мужчина подхватил кубок Шантара и вышел в соседнюю комнату. Я стоял, ни жив, ни мёртв, слыша собственное сердцебиение в ушах. Что же делать? Ещё каких-то пара минут – и наш обман вскроется!

-  А теперь, пацан, быстро уносим ноги и хвосты, - прошипел мне на ухо Рэй.

Пока я осмысливал сказанное, лиловый плащ уже скрылся за входной дверью, а в соседней комнате разнеслось:

- Да это же не золото! Это пирит!

Не мешкая, я перегнулся через стойку ресепшена, схватил медали, сунул их в карман джинсов, и, не дожидаясь оценщика, выпрыгнул на улицу.

- Что ж ты такой нерасторопный-то? – сердито проворчал Рэй, хватая меня за шкирку. – Бежим!

И мы побежали.

Глава 5. Побег с Захрана

- Сточные канавы на Цварге чище, чем то недоразумение, что ошибочно именуется «улицей» у вас здесь! Одни помои на каждом углу!  – возмущённо комментировал Рэй, начищая свои чёрные лаковые сапоги до блеска.

Я же всё ещё никак не мог отдышаться после незапланированного спринта, организованного мне цваргом. Мы, целые и невредимые, стояли в ангаре на заднем дворе Шантара.

- Не беспокойся, пацан, всё продумано! Предоставь этот вопрос мне! - спародировал я его, когда моя селезёнка, наконец-то, перестала судорожно сокращаться от взрывной аэробной нагрузки.

Сколько раз я уносил ноги от планетарной полиции, сбегал с уроков в школе, воровал еду из магазинов, но так быстро я ещё не бегал ни разу.

- Да ладно, всё обошлось же, - отмахнулся Рэй, которому пробежка пошла только на пользу и не вызвала никакого негатива. Фиолетовый цвет лица стал чуть насыщеннее. – Ну, прошвырнулись мы немного, ну и что такого? Считай, что ноги размяли, свежим воздухом подышали.

Я зло глянул на цварга. Свежим воздухом? На Захране? Он что, издевается? Мой полный ярости и негодования взгляд был принят и понят Рэем без слов.

- Ладно, сливай с «Тигра» топливо, масло и всё, что тебе необходимо для того, чтобы поставить «Воробья» на крыло. И про пищеблок не забудь, у меня там контейнеры со вполне сносной едой оставались. Прихвати их тоже. Я как-то не горю желанием тащить еду из этой помойки после того, как понюхал твой обед, хотя обычно и принято пополнять запасы на любой планете, где делаешь остановку.

Мой желудок в очередной раз выдал грустную трель, а я мотнул головой. Я пропустил обед, а на улице уже начало смеркаться, и подходило время ужина. К сожалению, в отличие от цварга я не был уверен, что всё обошлось. Как-никак, оценщик видел «школьника» клиента, попытавшегося его обмануть. И даже если он не запомнил мою внешность, сколько времени уйдёт у него на то, чтобы взять видеозаписи с камер наблюдения, вырезать моё лицо и послать в Планетарную Полицию? Час, может два. Ещё минут двадцать или тридцать будут искать меня по базе, в которой я, к сожалению, есть, так как меня всё-таки пару раз ловили за мелкие правонарушения, ну и ещё полчаса уйдёт на то, чтобы установить, где я нынче живу. Так как последние два года место жительства я не менял, меня совершенно точно найдут. Итого, суммарно три часа у нас есть на всё-про-всё, чтобы подлатать «Воробья» и куда-нибудь смотаться подальше от жилища Шантара. Благо вещи уже собраны и помещены в космический корабль; мы заранее переоделись, обыскали весь дом и даже похоронили труп старика на заднем дворе.

Не мешкая, я стал быстро двигаться и обновлять «Воробья-19», начиная с самого необходимо. Если бы Рэй так не протестовал изначально против того, чтобы сделать «Тигра» донором, то у меня была бы масса времени, чтобы перебрать оба корабля и сделать лучшее из имеющегося, но, к сожалению…

- Кстати, пацан, - внезапно обратился ко мне цварг, вальяжно опираюсь бедром на полусгнившую столешницу, и в очередной раз копаясь в коммуникаторе Шантара. – А откуда ты понимаешь что-либо в кораблях? Ты, вроде, говорил, что скряга-Шантар учил тебя на пилота, а не на бортмеханика.

- Да, так и есть, - неохотно ответил я. – В школе бесплатная еда подразумевалась лишь для младших классов. Для учащихся средних классов за обеды надо было платить, а у меня ни кредита в карманах не завалялось. Я как-то гулял в квартале богачей и увидел, как под капотом флаера мужчина просит подать ему гаечный ключ. Игорка, а мужчиной оказался отец моего одноклассника, фыркнул и решил, что ему интереснее кататься на аэросёрфе, чем помогать отцу. Ну, я и подал мужчине ключ, а потом ещё какой-то инструмент, и ещё… А когда тот вылез из-под капота флаера и увидел, кто ему помогал весь вечер, предложил мне помогать и дальше. Оказалась, что у Добрана был свой автосервис, обслуживающий лёгкий гражданский воздушный транспорт. Он предложил мне подрабатывать после школы за два кредита в день, и я, разумеется, согласился. В основном вся моя работа заключалась в принеси-подай, но никто не запрещал мне смотреть, как работают механики, и задавать им вопросы, общаться. Каждый день я видел десятки самых разнообразных флаеров, шаттлов и транспортных модулей, элитных и юрких, громоздких и мощных. Именно тогда ко мне в голову пришла идея стать первоклассным пилотом. Ко всему, нередко пришедшие за своими флаерами клиенты ругались на то, что в рабочем отсеке слишком грязно. Я начищал их туфли воском, и за это мне оставляли на чай ещё полкредита или даже целый кредит. На эти деньги я не только позволял себе обедать и ужинать, но и время от времени оплачивал старые голографические ролики в инфосети по пилотированию кораблей до-кесслеровского времени и кое-какую литературу.

Я замолчал, переводя дыхание после длинного рассказа, а цварг посмотрел мне прямо в глаза.

- Запомни, Ивар, - сказал он неожиданно серьёзно, - ты не должен мне врать. Никогда. Я не враг тебе. Понял?

Я насупился. И как он раскусил ложь в моих словах? Эту историю я репетировал и повторял столько раз, что уже сам в неё поверил. К тому же большая её часть – правда.

- А как ты узнал, что я вру? – спросил, пряча глаза.

К моему счастью мне как раз сейчас надо было залить масло в контейнер и промазывать кисточкой все шестерёнки стартера. Действительно сложный ремонт корабля, я бы, наверное, не осилил, но вот такое базовое техническое обслуживание и мелкий апгрейд – вполне по моим силам. Теперь осталось лазеры прикрутить, и минимально необходимые операции по «Воробью-19» будут сделаны.

- Голодный ребёнок «гуляет» по богатому району и просто так помогает первому встречному? Пацан, я тебя умоляю. Эта история изначально выглядит нелепо в твоих устах. Мне очевидно, что ты попытался украсть инструменты у этого… как его… Добрана, он, скорее всего, тебя поймал, отлупил, а в наказание заставил помогать. Так и было?

Я неохотно кивнул головой. В общем-то, так и было. Просто отчаянно стыдно признаваться, что впервые решился на воровство ради еды, и то не удалось.

- Ну, а потом, Добран оценил помощника в твоём лице и даже стал приплачивать за помощь, - удовлетворённо произнёс Рэй. – Кстати, в то, что ты сам вызвался чистить ботинки клиентам, и что вообще клиенты пачкали их в автосервисе, извини, но верится с трудом. Как правило, владельцы флаеров не заходят в отсек, где производится ТО транспорта, они ожидают в комфортабельных комнатах с проведённой инфосетью. Это возвращает нас к вопросу, откуда ты брал дополнительные кредиты на голоролики.

Я упорно молчал. А ведь Рэй не так прост, как кажется с первого взгляда. И эта его изворотливость, проявленная с кубком Шантара, а сейчас излишняя проницательность… Интересно, какое всё-таки звание у цварга? Офицерами называют всех, кто служит в Космическом Флоте, это собирательное название, а не конкретное звание.

Я открутил первый из четырнадцати лазеров от «Тигра» и стал прилаживать его с помощью металлических скоб к «Воробью». По моим внутренним ощущениям, время до приезда Планетарной Полиции у нас ещё оставалось. Хотя бы штук пять лазеров ещё переставить успею.

- Раз уж ты решил играть в молчанку, то я продолжу строить свои догадки, - «обрадовал» меня Рэй. – Владельцы флаеров – люди, априори, не бедные, а учитывая общее состояние Захрана, это - самый зажиточный слой населения. Было бы логичным предположить, что ты карманничал помаленьку, но не думаю, что это так. Если хоть один из клиентов сообразил бы, в какой момент лишился своего наручного коммуникатора или чипа с кредитами и пожаловался бы Добрану, то ты бы в одночасье лишился своего тёпленького местечка. Скорее всего, ты придумал более тонкую схему, вытаскивал эти самые ценные мелочи у клиентов, ключи от флаера, например, а потом подносил расстроенной женщине или нервному мужчине со словами, что нашёл это «в прихожей автосервиса», «посмотрите, пожалуйста, не Вы ли это обронили?» Осчастливленный клиент на радостях давал «честному» мальчику, нашедшему и предъявившему его утерянное имущество, несколько кредитов в качестве награды. Колись, всё было так?

Но как?! Как во имя глубокого космоса этот пронырливый тип вообще обо всём догадался?! А ведь он описал ситуацию точнее некуда, именно так, как всё было на самом деле!

- Всё так и было, - скрипнул я зубами. - Как ты догадался? – всё-таки спросил, параллельно проверяя надёжность установленного мною лазера. Вроде бы, конечно, не отвалится, хотя приварить не мешало бы. Жаль, времени совсем в обрез.

Цварг неожиданно хохотнул.

- Зря ты так злишься, пацан. Я просто спрогнозировал то, как поступил бы сам, будучи в твоей шкуре с твоими знаниями на этой вонючей дыре, вот и всё.

Я вытер руки о какую-то ветошь и прямо посмотрел на Рэя.

- И всё? Ты не будешь меня бить? Промывать мозги, что воровство – это плохо и недостойно честного человека? Ты же действующий офицер Космического Флота! Даже Шантар, которого, как оказалось, временно отстранили от службы, давал мне как минимум затрещину, если понимал, какие мысли бродят в моей голове.

Рэй нахмурился.

- Ты знаешь, во всех твоих словах мне не нравится лишь один пункт. То, что тебя бил твой наставник. Вот это мне совершенно не нравится. А что касается воровства… Ты был ребёнком и хотел есть, а государство поставило тебя в безвыходное положение. В мире нет ничего чёрного и белого, любая задача решается ситуативно. Об истинной нравственности наших поступков можно заключить лишь по направленности на исход и наличию в них добрых намерений. В данной ситуации ты совершал наименьшее из зол, добывая себе пропитание, а именно – брал немного денег у самого зажиточного слоя населения. Кто-то назовёт это «новой нравственностью», но я называю это жизнью. Вот скажи, хорошо врать или плохо? Разумеется, напрашивается ответ, что плохо. Но стоит ли говорить беременной женщине, что она кошмарно растолстела? Или смертельно больному человеку, что ему осталось жить считанные дни? Не уверен. Вот так же и с воровством в твоём случае.

Я стоял и молча смотрел на Рэя, в который раз за сегодня чувствуя себя невероятно глупо. Именно в этот момент коммуникатор Шантара, что находился в руках цварга, громко пиликнул.

- Что это значит? – с тех пор, как я узнал, что коммуникатор наставника заражён каким-то вирусом и фактически стал причиной его смерти, этой штуки я стал побаиваться.

- А это значит, пацан, что Планетарная Полиция всё-таки засекла наши телодвижения и через пять минут нагрянет в этот ангар. Так что хватай всё, что можно и прыгай за штурвал.

- Что? Пять минут?! – панике, охватившей меня, просто не было границ.

Я же не успел доставить остальные лазеры, да я вообще ещё думал, что у меня в запасе, по крайней мере, час! Что же делать?!

Тем временем Рэй умелым чётким движением впихнул опешившего меня внутрь «Воробья-19» и пристегнул к одному из двух рядом стоящих кресел.

- Надеюсь, у тебя есть взвешенный и продуманный стратегический план наших дальнейших действий? –  мой голос прозвучал как-то неуверенно и пискляво.

- Да, конечно, - не моргнув и глазом ответил цварг, - называется импровизация.

Без паники, только без паники. Надо успокоиться. К сожалению, слова Рэя спокойствия мне не добавили. Где-то вдалеке послышался характерный сигнал планетарной полиции.

- Ну что, пацан, к взлёту готов? – спросил меня цварг.

Я столько раз представлял себя за штурвалом настоящего корабля, а сейчас вдруг оказавшись за ним по-настоящему, вдруг сильно разволновался. Не потому, что боялся, что мы не прорвёмся в открытый космос через мусорный слой планеты, нет, не поэтому. И даже не потому, что в своих мечтах я был капитаном какого-нибудь новейшего гигантского «Альбатроса», восседал в удобном кожаном кресле за до блеска начищенной панелью управления с множеством разных кнопочек, а справа от меня сидел второй пилот и подобострастно спрашивал: «Стартуем?» Я боялся до дрожи в коленях потому, что это был мой первый раз, когда я сел за штурвал настоящего воздушного транспортного средства. Да, в мастерской Добрана я помог обслужить не одну сотню флаеров, но никто из механиков никогда не подпускал чумазого мальчишку к штурвалу! Шварх, да я даже за рулём примитивного автомобиля никогда не сидел!

Сигнал полиции раздавался всё громче и громче, у меня закладывало уши.

- Согласно моему плану, мы уже должны взлетать. Давай, пацан, соберись с духом, и подними эту птичку в воздух, - более серьёзным тоном сообщил Рэй.

Дрожащими пальцами я переключил тумблеры на самой обычной, не виртуальной клавиатуре, как можно более плавно потянул на себя штурвал, и «Воробей-19» взлетел. Некстати ворвавшиеся в ангар сотрудники Планетарной Полиции меня порядком напугали, наш корабль тряхануло, и если бы не своевременная помощь Рэя, не уверен, что я вписался бы в дырку в крыше ангара.

- Фу-у-ух, взлетели, полиция осталась с носом, всё чудесно, - обрадовался цварг. – Самое сложное уже позади.

- Они вообще-то садятся нам на хвост, - нервно оборвал я Рэя, выводя на виртуальный экран то, что творится пока что ещё на земле.

Множество людей, которые сейчас выглядели как муравьи, быстро ринулись к припаркованным за домом Шантара флаерам синего цвета с узнаваемыми серебристыми полосами. Первые два летальных средства уже оторвались от грунта и стремительно набирали скорость.

- Ты хорошо ведёшь, но нас немного потряхивает. Переключайся на автоматический режим, и мы оторвёмся от них в стратосфере.

- Здесь нет автоматического режима! – нервничая, я почти рявкнул на Рэя, но тот не моргнул и глазом.

- Как нет? А зачем все эти кнопочки…? – он выразительно указал на клавиатуру.

- Это «Воробей-19», которому уже лет тридцать, а не «Тигр» последнего поколения, здесь нет автоматики. Возможно, ты привык, что всё за тебя делает бортовой компьютер, но здесь даже двигатели надо переключать через аналоговое сцепление. Это как если сравнить раритетный автомобиль с механической коробкой передач и современный аэрокар с роботизированным водителем! – я действительно уже кричал, так как видел, что полиция уверенными темпами сокращает расстояние между нами.

- Ладно, ладно, не кипятись так, поддай газку и в стратосфере…

- Да мы уже в мезосфере, и они не отстают! Рэй, что делать-то будем? Я думал в другую точку Захрана перегнать корабль для начала, но у нас полиция на хвосте, нас тут же арестуют, как только мы сядем.

- Значит, надо прорываться через слой космического мусора, - обрубил Рэй мои стенания на корню. – Бери левее, да-да, теперь держи курс прямо.

- Что ты задумал? – я видел, как с ужасающей скоростью мы приближались к нашей бесславной смерти. – У нас даже защитной сетки нет! Я не успел её снять с «Тигра»!

- Помнишь, я говорил, что у Шантара был свой канал инфосети от космофлота? – крикнул мне Рэй.

Реактивный двигатель натужно шумел, из сопел с неистовой яростью вырывался огонь, вентиляционная система гудела, с трудом справляясь с жарой в крошечном шаттле, где-то в соседнем отсеке дребезжала плохо затянутая гайка. Корабль жил своей полноценной жизнью.

- Ну, канал и что с того? – не понял я.

- А то, что Космический Флот постоянно поддерживает прокол в слое космического мусора планеты, прожигая его, чтобы не забивался выделенный канал связи. Именно им я и воспользовался для приземления на Захран. У нас маленький корабль, я уверен, у тебя получится пройти по коридору.

Я лишь плотнее сжал челюсти, так как меня уже нещадно вдавливало в кресло и становилось тяжело дышать. Перед глазами совершенно чётко возникли многочисленные обломки искусственных спутников, запускаемых глупыми обитателями Захрана в течение нескольких сотен лет. Ирония судьбы! Люди так сильно хотели выбраться в космос, что сами себя отрезали от него.

- Смотри! Вон там коридор, видишь? – заорал мне прямо на ухо Рэй, но я уже и сам потянул штурвал, увидев расчищенное пространство.

Что ж, теперь остаётся только молиться, чтобы с того момента, как космофлот прочищал канал, какой-нибудь винт или трубка не оказались на нашем пути.

Голова раскалывалась от перегрузки, пот стекал со лба и капал крупными каплями, пальцы дрожали от напряжения, но я вцепился в штурвал до побелевших костяшек и ни на терцию не разрешал себе отвлечься. Было ли мне страшно именно в этот момент? О, да, я безумно сильно боялся. Чихнуть, моргнуть или просто отвлечься. Неправильной формы металлические обломки и полимерные куски искусственных спутников мелькали в иллюминаторах. Цварг вцепился в подлокотники кресла также сильно, как и я в штурвал. Планетарная Полиция, как и предрекал Рэй, отстала от нас, видимо посчитав самоубийцами, но мне уже было плевать на них.

Именно в тот момент, когда замаячил «свет в конце туннеля», то есть открытый космос, мы оба одновременно заметили огромную серебристую тарелку, некогда явно бывшую радаром у зонда.

- Осторожнее!!! – заорал Рэй.

Что я мог сделать? Тарелка плавала прямо по центру коридора. Если бы она была ближе хоть к какому-нибудь краю, то я мог бы попытаться её обойти, но с учётом габаритов корабля, это маловероятно.

- Бери ниже, облетай её!

Да я бы с радостью! Вот только где гарантии, что мы впишемся?! Здесь бы точный математический расчёт не помешал, спланированный маршрут, но нет времени! Да кого я обманываю, даже если бы время и было, эту часть теории от Шантара я всегда пропускал мимо ушей, считая, что она мне никогда не понадобится. Решение пришло неожиданно. Молниеносным движением я щёлкнул тумблером и скорректировал курс на тарелку, от всей души желая, чтобы моя затея удалась.

Я действовал скорее интуитивно, чем подчиняясь какой-то логике. Мой замысел был прост. Не успел Рэй начать возмущаться, как тот единственный лазер, что я успел перетащить с «Тигра», сработал и сжёг обломок тарелки. Единственное, о чём я молился заранее, так это о том, чтобы драгоценных секунд хватило сжечь обломок целиком. Так оно и случилось!

Секунда, другая – и мы вышли в космос, двигатель резко смолк, спало и ощущение, будто тебя с силой вдавливают в кресло.

- Фу-у-у-ух, ну ты, пацан, даёшь! – похлопал меня по плечу, отстёгивающийся Рэй. – В какой-то момент я, грешным делом, подумал, что ты решил нас угробить, лишь бы не сдаваться в руки Планетарной Полиции. 

Только в этот момент я понял, что всё ещё от напряжения крепко сжимаю штурвал корабля и всё никак не могу ослабить хватку.

- Да, - признался я честно. – Я тоже думал, что мы умрём.

- Ну, - глубокомысленно заметил Рэй, - по большому счёту, вся наша жизнь – одна большая импровизация! Ты молодец, хорошо придумал с лазером.

Я кивнул, не отрицая. Повезло, что хотя бы один лазер я всё-таки успел установить, и он спас нашу жизнь.

- Куда теперь летим? – спросил, выставляя координаты для конечной цели. – Станция космофлота? Марктхол? Рэй, только учти, топлива у нас не так много, чтобы…

- На Тортугу, - перебил меня цварг.

Глава 6. Тортуга

 

- Рэй, а что такого находится на Тортуге, что мы летим туда? Ты, кажется, что-то упоминал про Марктхол… - поинтересовался я осторожно у цварга спустя минут десять или двадцать после отлёта от Захрана.

В принципе меня устраивала Тортуга как планета по её местоположению. Лететь было ближе, чем до станции космофлота и примерно столько же, как до Марктхолла. Разумеется, что именно находится на Тортуге, и чем она так неожиданно привлекла внимание моего попутчика, я не знал, так как в школе космографию преподавал какой-то старый пень, предпочитающий спать за столом, пуская слюни на планшет с оценками учеников. Большинство учеников такой расклад устраивал, так как из-за обильного слюноотделения старика планшет сбоил, и особо ушлые ребята исправляли себе оценки, делая себя отличниками.

- Видишь ли, Ивар, из-за какого-то сукина сына мой «Тигр» умер, и не просто умер, а погребён на Захране без надежды на воскрешение. Даже полная переборка или замена двигателя моего космического корабля теперь невозможна по причине того, что его не вытащить с планеты с синдромом Кесслера, я уже молчу о том, что «Тигру» пришлось стать донором для «Воробья». Как бы то ни было, у меня есть зацепка в виде этого коммуникатора, и я намерен выяснить, кто же был той сволочью, установившей вирус на устройство твоего наставника.

- Ты взял этот коммуникатор с собой?! – ужасу, написанному на моём лице при виде знакомого устройства, вытащенного из кармана комбинезона цварга, могли бы позавидовать даже жертвы Фрэнси Крюппера, известнейшего потрошителя на Захране. – Там же вирус, запустивший нанобомбу! А вдруг он убил бы и «Воробья»?!

- Ну, не убил же, - флегматично пожал плечами Рэй. – Я вообще не люблю решать задачи из разряда «а если бы да ка бы». История не терпит сослагательного наклонения.

На это мне возразить было нечего. Маршрут до Тортуги представлялся мне смутно понятным, расчёты я делать не стал, всё равно им не стоило бы доверять, да и других предложений, куда лететь, у меня, в общем-то, не было.

- Так вот, отвечая на твой вопрос, хочу сообщить, что на Тортуге, в отличие от Марктхола, есть всё, хотя и цены несколько выше. То есть, если бы нам надо было заправиться и докупить пару запасных деталей, то, конечно же, я бы сказал гнать на Марктхол. Шикарный климат, развитая инфраструктура, можно сделать предварительный заказ по инфосети, а к твоему приезду его уже соберут и упакуют в погрузочные контейнеры и даже счёт выставят. Тебе потребуется лишь приложить чип или коммуникатор для оплаты – и всё, товар твой.

- Та-а-а-к, а что не так с Тортугой? – спросил я, заподозрив в словах Рэя подвох.

- Тортуга… - цварг задумчиво почесал свой подбородок, - понимаешь, пацан, это сложно объяснить. Это такое место, где есть всё, и одновременно нет ничего. Нет, конечно, кое-какие магазинчики с вполне приличным товаром там есть, но даже при его покупке чеков никто тебе не даст. Почти всё, что продается на Тортуге, доставлено туда контрабандой, но даже не это - изюминка планеты. То, ради чего мы туда летим, - это информация. Никто в здравом уме и твёрдой памяти не укажет Тортугу своим постоянным местом жительства, но фактически там круглогодично пришвартовываются все криминальные личности космоса: контрабандисты и нелегалы, пираты и чёрные звездопроходцы, мелкие жулики и торговцы с истёкшей лицензией…

- Но если Космический Флот знает об этом, то почему же не прикроет лавочку? – перебил я Рэя, немало удивлённый существованием такого рода планеты.

- Ну, тут много причин, на самом деле. Во-первых, космофлот не всесилен, и у них просто руки не дотягиваются всерьёз заняться Тортугой, а во-вторых, как я уже сказал, постоянно там никто не проживает. То есть, если накрыть всю планету, оцепив её кораблями по орбите, одномоментно можно поймать лишь десять или двадцать процентов всех космических пиратов. Остальные же в отсутствие такого места, как Тортуга, где можно сбыть весь незаконно приобретённый товар или найти подработку, разбегутся по всему космосу, и отловить их станет нереально. А так, пока существует Тортуга, существует и некое подобие контроля всех криминальных личностей. Пока совсем уж на разбой в виде убийств и организованных нападений на гражданские корабли они не идут, Космический Флот предпочитает закрывать глаза на мелкие проступки.

-Поня-я-ятно, - задумчиво протянул я, немало удивлённый объяснением Рэя.

До сих пор мне казалось, что если Космический Флот узнаёт о местонахождении какого-либо пирата, то он тут же отряжает военный шаттл на его поимку. Не могу сказать, обрадовало меня или огорчило сообщение Рэя. С одной стороны, надо было радоваться, ведь до сих пор я сам планировал податься в пираты, а тут узнал, что даже существует место, где можно реализовать награбленный товар почти что легально. С другой стороны, если существует целая планета, которая служит перевалочным пунктом для пиратов, и она постоянно заселена лишь малым процентом оных, это говорит о том, что у меня будет масса конкурентов в этом нелёгком деле.

- Так зачем мы летим на Тортугу? – повторил я свой более ранний вопрос.

- Как зачем? Пацан, ты меня не слушал что ли?! – возмутился цварг.

- Почему же слушал… Тортуга – место, где торгуют контрабандным товаром. Но ты ведь сказал, что не собираешься докупать запчасти для корабля! А если ты не собираешься ничего покупать, то я ничего не понимаю.

- И информацией, пацан, мы летим именно за ней, - выдыхая и прикрыв глаза рукой, совершенно бесцветным голосом произнёс цварг.

Он считал, что объясняет мне непреложную истину по нескольку раз в день. Возможно, так оно и было на самом деле. Вот только для меня, как для жителя Захрана, отрезанного от всего космоса, многие очевидные вещи были совершенно неочевидны. А потому, набравшись храбрости, я переспросил:

- За информацией? А это как?

Рэй закатил глаза и с шумом откинулся на спинку своего кресла.

- Пацан, ты меня когда-нибудь в могилу сведёшь со своими вопросами. У нас есть коммуникатор Шантара. На Тортуге у меня есть знакомый спец по… - он на миг запнулся, подбирая слова - в общем, талантливый программист.

- О! – вот теперь план Рэя мне стал понятен. – То есть ты взял с собой заражённый вирусом коммуникатор, чтобы показать его своему знакомому на Тортуге, а тот уже объяснит тебе, откуда он там взялся?

- Точно, пацан. Десять баллов за смекалку. А теперь, давай ты немножко помолчишь и дашь мне отдохнуть. Честное слово, я бешено устал за последние сутки. Одна беготня от Планетарной Полиции чего стоила, я уже молчу о том, что ты заставил меня поверить, будто это мой последний день в жизни, когда взял курс на ту швархову тарелку.

Я раскрыл рот от возмущения. Нет, это что, я, оказывается, во всём виноват? Разве это моя идея была нести пиритовый кубок в ломбард? Нет, конечно, поначалу я так и собирался поступить, но до того, как узнал, что это фальшивка. А полёт на «Воробье-19» по узкому коридору, сделанному космофлотом для передачи сигнала своим людям на Захране?! Да я вообще не планировал покидать пределы планеты вот так, с одним лазером на борту!

Я повернулся к Рэю, чтобы высказать всё, что думаю по этому поводу, но он уже крепко спал, откинув кресло до лежачего состояния. Его крупные рога чуть шевелились во сне, дыхание было ровным и спокойным, а кончиком хвоста он инстинктивно обвил подлокотник кресла, чтобы не упасть с него, ненароком вспоров ткань.

Я тихо хмыкнул про себя. Ещё вчера я понятия не имел, кто такие цварги, свято верил в то, что мне сказочно повезло с наставником, который наверняка не простой офицер Космического Флота, проводящий свою тихую пенсию на Захране, а всё ещё действующий член космофлота, работающий под прикрытием или собирающий ценную информацию. По крайней мере, Шантар всячески намекал мне на это. До сегодняшнего утра я искренне верил, что когда-нибудь наступит день, и Космический Флот пришлёт за мной огромный корабль. Сам капитан выйдет и пожмёт мне руку, сказав, что им как раз не хватает вот таких вот виртуозных пилотов как я. Ведь техника собирается на конвейерах тысячами, если не десятками тысяч единиц в день, а на то, чтобы обучить человека пилотированию, требуется как минимум несколько лет. Да, я здорово разбирался в космических кораблях, после работы в автосервисе Добрана с лёгкостью мог бы подлатать практический любой транспорт от лёгкого флаера до грузового крейсера, следил за модельными рядами популярных производителей, восхищаясь железной красотой обтекаемых скоростных шаттлов. Но за всем этим я совершенно не принимал во внимание то, что электроника тоже не стояла на месте, а развивалась и совершенствовалась. Удивительно, но Рэй, из которого получился бы отвратительный пилот, чему я уже успел убедиться за наш недолгий полёт, смог вполне сносно долететь на «Тигре» от станции космофлота до Захрана, и если бы не электромагнитная нанобомба, то, скорее всего, и приземлиться. Практически всё за него сделала умная электроника.

Я бросил взгляд на спящего цварга. Интересно, удобно ли ему в этом кресле? Там в соседнем отсеке есть откидывающаяся койка, надо было сообщить ему до того, как он уснул. В животе заурчало. Эх, есть-то как хочется! А впрочем, почему бы и не перекусить? Я немного слукавил, сказав Рэю, что здесь совсем нет автоматики. Одно дело – экстренная ситуация, другое – размеренный полёт в открытом космосе без перегрузок. Хм… Почему бы и не скушать чего-нибудь?

Я скорректировал курс на Тортугу, которая к счастью, находилась в соседней системе, на это моих скромных знаний хватало, и пошёл перекусить в соседний отсек. Еда в контейнерах, перенесённая мною с «Тигра» оказалось божественной на вкус. Не знаю, что это было странного розового цвета в тюбике, но пюре оказалось одновременно и сытным, и с каким-то кисло-сладким послевкусием. Давно я так плотно не кушал! Впервые наверно за всё время полёта порадовался, что потратил драгоценные минуты не на прикручивание дополнительных лазеров к «Воробью-19», а на пополнение запасов продовольствия. На радостях умял целых три тюбика и вернулся обратно в рубку. Рэй всё ещё спал, а я, откинувшись в кресле, открыл карту систему Тортуги и стал внимательно её изучать.

Через восемь астрономических часов проснулся Рэй и потянулся в кресле.

- У-у-уф! Давно я так шикарно не высыпался, - заявил он мне. – Ну что? Как идём? С какой скоростью?

- Идём ровно, всё чудесно. Четверть световой, - отрапортовал я.

- Ско-о-олько? – лицо цварга разочарованно вытянулось. – Это ж.. фи-и-и… это ж сколько нам так лететь?

- Согласно расчётам, - а у меня было целых восемь астрономических часов, чтобы таки построить маршрут и всё тщательно рассчитать, - нам лететь пять дней.

- Пять дней?! Да я ж тут помру со скуки! Да я на «Тигре»…

- Слушай, ну я и так переключился на маршевый ионный двигатель. Воробушков тридцать лет назад оснащали только такими, да стандартными ядерными реакторами, вот и всё, - я развёл руками, показывая, что не могу сотворить чудо из ничего.

Цварг печально вздохнул, но уже через мгновение довольно потёр ладони:

- Ладно, зато у нас есть время заполнить пропуски в твоём образовании.

Глава 7. Горячая сосиска, слизень кашито и ржавый автомобиль

Моя голова взрывалась от полученной информации. Рэй так рьяно ухватился за меня и так сильно стремился поделиться собственными знаниями, что я уже был готов взмолиться о пощаде.

- Рэ-э-э-эй, ну пожаа-а-алуйста, я больше уже не могу! Дай мне отдохнуть!

- Нам осталось лететь всего ничего, вот прилетим на Тортугу, я пойду искать нужного мне человека, а ты – отдыхать. Итак, на чём я остановился?

- На мосте Эйштейна-Розена… - вздохнул я, никогда раньше не слышавший такого названия.

- Ивар, как же ты собираешься быть пилотом, если даже не слышал о таких вещах?

Как-как? Школу на Захране я чаще прогуливал, чем посещал, так что знания от неё у меня скорее обрывочные. В автосервисе Добрана я просто смотрел, как чинили двигатели механики, впитывал в себя информацию, что как называется, как часто надо менять свечи, куда залить масло и тому подобные вещи. Лишь добродушный Григор время от времени объяснил маленькому пятикласснику интересные факты, такие как: «ионный двигатель работает с очень-очень маленькими атомами, срывая с них электроны и оставляя лишь положительно заряженные частицы, которые разгоняет электромагнитным полем до невиданных скоростей». Примерно из всего этого и складывалось моё образование: частичное посещение обязательной планетарной школы для всех детей, пояснения от механиков в автосервисе Добрана, да рассказы дяди Григора, когда у него было на меня время.

В целом, я никогда не стремился узнать больше об устройстве двигателей или о том, какой образ жизни ведут другие планеты, да информации в планетарной инфосети Захрана, положа руку на сердце, об этом было мало. Я всегда считал, что для пирата самое главное – это молниеносная скорость реакции, умение пилотировать флаер в зоне турбулентности, грамотная маскировка под астероид или же тонкое управление кораблём при попадании под метеоритный дождь.

Однажды, классе в восьмом, Добран дал Игорке покататься на своём личном флаере, том самом, который я когда-то помог починить мужчине. И Игорка, сев за штурвал, достаточно быстро освоился. Это лишний раз меня убедило, что практика вождения кораблём гораздо важнее каких-то сомнительных знаний.

- Ау, пацан, ты меня слышишь? – выдернул меня из собственных размышлений о детстве Рэй.

- Ой, прости, Рэй, задумался, - покаялся я.

- Так вот, если говорить простым языком, мост Эйнштейна-Розена - это туннель в космосе, появившийся из-за деформирования пространства-времени. Массивные объекты, такие как гиганты, сверхгиганты и чёрные дыры, искривляют пространство-время.

- Искривляют время и пространство? – повторил я недоверчиво. – А это как?

- Пацан, представь себе тяжеленный шар для боулинга. Представил?

- Ну… да.

- А теперь возьми этот шар и положи, скажем, на мягкий матрас для сна или батут.

- Шар, очевидно, промнёт матрас.

- Да, верно. А ещё если ты положишь что-то маленькое рядом, например, карандаш или ручку, то оно скатится по матрасу прямо к шару. Так действует сила притяжения на космические корабли. Именно поэтому многие корабли оснащены двумя двигателями: реактивным, чтобы преодолеть притяжение планеты, и ионным – чтобы перемещаться в космосе на скоростях, близких к световым. Но сейчас не об этом. Достаточно массивный объект может настолько изогнуть пространство-время, как в случае с шаром для боулинга и матрасом, что это создаст связь между двумя удаленными в обычном понимании точками.

- В смысле?

- Представь на матрасе две точки. Матрас – это космос, а тебе надо добраться из одной точки в другую. Если ты будешь передвигаться по матрасу пешком, - Рэй смешно зашевелил указательным и средним пальцем, имитируя шаги, - то это займёт о-о-о-очень много времени. Но вот если взять и сложить матрас пополам, чтобы точки совпали, и проткнуть его в этом месте копьём, воспользовавшись им, как туннелем или мостом, ты значительно сократишь расстояние между точками. Это и есть мост Эйштейна-Розена или червоточина. Ещё его иногда называют кротовой норой.

- О-о-о-о, - я был потрясён объяснениями Рэя.

- Так это получается, что можно добраться из одной точки космоса в любую другую, практически не потратив топлива и время на путешествие?! – внезапно осенило меня. – Почему же все тогда не перемещаются исключительно за счёт этих... мостов?

- Мостов Эйнштейна-Розена. Называй их просто кротовыми норами или туннелями, - вздохнул Рэй. – Дело в том, что ни одна из рас, входящих в Объединение Миров, не может самостоятельно построить такой туннель. Для этого надо жить в четырёхмерном пространстве. Возможно, существует какая-то раса, которая строит эти норы, но с нами на контакт они не выходят. Всё, что нам остаётся, - просто пользоваться плодами их работы.

- То есть туннелей ограниченное количество? – быстро сник я.

- Да, и более того, Космический Флот тщательно охраняет и фиксирует перемещения по тем туннелям, которые соединяют стратегические важные галактики.

- У-у-у-у… - приуныл я.

- Кстати, пацан, мы тут уже приближаемся к Тортуге, я её вижу из иллюминатора. Совсем забыл тебе сказать, что надо придумать, что сделать с кораблём, чтобы нас приняли за деловых партнёров или, на худой конец, платёжеспособных клиентов.

- Э-э-э? – не понял я скачка мыслей Рэя.

- Пацан, у всех криминальных личностей есть один такой ма-а-аленький пунктик. Как сам понимаешь, измерить успешность того или иного пирата очень сложно, ведь не станет же каждый бахвалиться: «я а обворовал гражданский транспортник», «а у меня лучшая платина из закрытого мира» и так далее. Если бы торговец контрабандой стал неожиданно хвастаться таким образом, то быстро бы нашлись завистливые конкуренты, которые скинулись бы на голокамеру и невзначай записали «признание» хвастунишки, после чего отправили бы его в Межгалактическую Полицию или сразу в Космический Флот. В любом случае, проигнорировать такую запись соответствующие службы просто не смогли бы.

- Так, это понятно, но причём здесь мы? – я подозревал, что Рэй к чему-то клонит, не говоря об этом напрямик.

- А при том, что у абсолютно всех подозрительных личностей есть что-то, что характеризует их материальный статус, то есть успешность в криминальном мире. Ведь никому не надо сотрудничать с неудачником, из-за которого в ответственный момент погорит всё дело. Чаще всего показателем благополучия и успешности бизнеса является космический корабль, - и Рэй затих, давая мне время переварить информацию.

Информация хотя и была для меня нова, какого-то особенного удивления не вызвала. На Захране многие зажиточные граждане тоже покупали флаеры пафосных производителей не потому, что те быстрее летали или имели принципиально лучший двигатель, а потому, что просто дороже стоили, и всем это было известно. Таким образом, владельцы новомодных флаеров повышали свой уровень престижа в обществе. Я всегда мечтал в детстве, что когда вырасту, угоню себе какой-нибудь гламурный флаер от «Марведеса», «БНВ» или «Аури».

Так или иначе, Рэй пытался донести до меня, что появление на стареньком «Воробье-19» с одним несчастным кое-как прикреплённым железными скобами лазером – затея малоперспективная. Скорее всего, нас просто никто не воспримет даже как платёжеспособного заказчика.

- И что ты предлагаешь? – нахмурился я, так как мы пролетали мимо Таурина – крайней планеты в этой звёздной системе. Ещё каких-то два-три астрономических часа – и мы будем у Тортуги.

- Да вот я думаю, а как на счёт того, чтобы остановиться на спутнике Тортуги, там тоже есть кое-какие магазинчики, купить пару вёдер красной краски и выкрасить «Воробья-19»?

- Зачем?!

- Ну, сочиним историю, что мы отбились от целой роты… кто там у нас пострашнее внешне… о придумал! Мы отбились от целой роты горилломов в системе Альфа Центавра! Это не просто «Воробей-19», а корабль-счастливчик, единственный, кто смог выбраться из горячей точки и увести ценный груз. Вот так мы и скажем! – Рэй посмотрел на меня, дико довольный своей историей.

Я понятия не имел, кто такие горилломы, но отчего-то идея цварга особого вдохновения у меня вызвала. В тоже время после его предложения я тут же вспомнил о голографическом проекционном щите, который некогда Шантар самолично установил на свой корабль.

- Рэ-э-эй...

- Да, пацан, это же вообще какая удача, что мы именно на шантаровском «Воробье-19»! Ведь когда-то, до его изгнания на Захран, шаттл действительно был оснащён оружием. Воробьи всегда комплектуются лазерными пушками или бластерами, ведь…

- Рэй! – я хотел рассказать ему о маскирующем программном обеспечении «Воробья», но цварг был настолько увлечён своей идеей, что заставить его выслушать меня оказалась не таким уж и лёгким делом.

- Да ты не понимаешь! Это же действительно здоровская идея получается…

- Рэй!!!

- Да, пацан?

- Шантар установил на свой корабль проекционный щит, который может маскировать «Воробья» подо всё, что захочешь. Главное, чтобы голография была заложена в программу корабля. Все два года, что я жил у Шантара, я даже не подозревал о том, что в ангаре стоит настоящий космический шаттл. На нём находилась проекция снегоуборочной машины. Мы могли бы просто посмотреть, какие варианты голограмм были в распоряжении у Шантара.

Моё признание вызвало целую гамму чувств на фиолетовом лице цварга.

- Да что ж ты раньше молчал?! – неподдельному возмущению Рэя не было предела.

Он тут же потянулся к коммуникатору и без лишних слов погрузился в него, вызывая прямо над наручным коммуникатором маленькие 3D-модельки из доступной нам библиотеки голограмм. Однако с каждым взмахом руки Рэя моё воодушевление постепенно угасало.

Первой моделью, что показал коммуникатор, была та самая знакомая мне снегоуборочная машина. Следующим вариантом проекции оказался стандартный для Захрана ларёк на колёсах по продаже хот-догов с характерной гигантской пластиковой сосиской в маленьком куске хлеба на крыше.

- Что это? – с явным скепсисом в голосе спросил цварг.

- Ну… у нас это называется «горячей сосиской», - пожал я плечами. Не сосчитать, сколько раз я в школьные перемены разыскивал именно такие ларьки, чтобы перекусить на честно заработанные в автосервисе кредиты.

- Горячей сосиской?

- Ага, это еда такая на Захране. Перемалывают мясо в фарш, формируют длинные котлеты и кладут их на хлеб. Очень вкусно, между прочим.

- А чьё мясо?

- Ой, Рэй, вот только не начинай!

- И зачем Шантару был магазинчик с «горячей сосиской» на крыше?

- А почём знаю? – я пожал плечами. - Наверно, прятал свой корабль на общественной парковке. Корабль высокий, и силуэт «горячей сосиски» на крыше проекции показался ему хорошим маскировочным вариантом. Но видимо, через какое-то время школьники достали его просьбой продать «горячую сосиску», и он задумался над другой голограммой.

- О, - ухмыльнулся Рэй во все свои белоснежные клыки, - так себе и представляю, как какая-нибудь хорошенькая школьница просит у Шантара попробовать его соси…  агх-м-м-м, впрочем, чего это я, -  и он смахнул рукой изображение на коммуникаторе.

Проекция ларька с пластиковым недоразумением на крыше потухла, и на её месте оказался огромный, просто-таки отвратительный зелёный слизень.

- Э-э-э-э… - теперь уже настала моя очередь удивляться и кривиться одновременно. – Что это?!

- О, а это слизни кашито. Они огромные, безобидные и малоподвижные. Теперь, зная о том, что Шантар использовал эту проекцию, я догадываюсь, на какой из планет он сделал себе операцию на сердце.

- А причём здесь маскировка корабля под слизня?!

- Дело в том, что слизни кашито обитают всего на трёх планетах, и их слюна считается очень ценной. Они долго перерабатывают съеденный грунт или листья растений, иногда неделями оставаясь на своём месте, но когда перемещаются, на том месте, где они сидели, остаётся потрясающая по своему составу почва, которую невозможно воссоздать в лабораторных условиях. В этой почве произрастают любые растения, даже гибнущие или поражённые заразой сорта, так как она обогащена слюной слизней кашито. Плоды с таких растений не надо обрабатывать пестицидами, они всегда очень крупные и вкусные. Но размножаются слизни крайне редко и медленно, количество их особей исчисляется всего лишь несколькими сотнями. Сам понимаешь, на слизней кашито запрещена охота, они слишком ценные животные, хотя порой и находятся недоумки, которые собирают со слизня его слюну для чёрного рынка, тем самым убивая несчастного моллюска. Сделав проекцию для своего корабля в виде слизня кашито, Шантар гарантировал полную неприкосновенность своей «птички».

- М-да… - я ещё раз окинул бесценного моллюска неприязненным взглядом и передёрнул плечами от отвращения. – Давай следующую проекцию.

Рэй смахнул голографическую модель. Следующей проекцией перед нами стал примитивный, очень старый, местами сгнивший, а местами проржавевший автомобиль без двух баллонов и с оторванной водительской дверцей.

- О, а это он что ли на нашу помойку решил пристроить свой корабль? – хохотнул я, а потом взглянул на Рэя.

Однако цварг моего веселья не разделял. Его ноздри широко раздувались, глаза налились алым.

- Рэй, ты что? Это же просто гнилой автомобиль, - тихо произнёс я, не понимая столь резкую реакцию своего попутчика.

- Это не просто гнилой автомобиль, пацан, - невероятно сухим тоном ответил мне цварг. – Это автомобиль из нашей с Шантаром юности. Помнишь, я говорил, что какое-то время мы учились вместе? Так вот, мы и ККФОМ-цы из других систем отрабатывали практику на планете под названием Зиккула. Рядом с учебным корпусом располагалось огромное озеро, в которое впадала шумная река. Видимо когда-то очень давно над рекой проходил мост, но из-за аварии, вследствие которой один из автомобилей вынесло за забор и утянуло водой на дно озера, мост закрыли, посчитав его небезопасным. Как бы то ни было, ржавый автомобиль, оказавшийся на самом дне водоёма, был легендой среди ККФОМ-цев. Не было ни одного кадета, кто хотя бы однократно не попытался вытащить бесполезную грузу железа из воды. Но, разумеется, ни у кого не получалось это сделать. И вот тогда Шантар объявил тотализатор на то, что в одиночку поднимет автомобиль на поверхность. Я, помнится, тогда прилюдно посмеялся, уж не считает ли себя человек, еле-еле дотягивающий до минимальной планки по физическим нагрузкам в Академии Комического Флота, сильнее цварга. Я на тот момент уже трижды пытался достать ржавое корыто из озера, но всё было без толку. Практически вся Академия поставила против Шантара. Представь моё удивление, когда на утро мокрый и совершенно грязный Шантар стоял рядом… с этим! – Рэй обвиняюще ткнул пальцев голограмму.

- Ты отдал тогда ему все свои сбережения? – участливо спросил я.

- Хуже, - вздохнул цварг. – Моя девушка, с которой я на тот момент встречался, заявила, что не станет и дальше общаться со столь слабым цваргом, ведь даже обычный человек оказался сильнее меня.

Рэй отвернулся и замолчал, а я понял, что тема для моего нового фиолетового приятеля всё ещё очень болезненная, несмотря на прошедшие годы.

- М-м-м… Но ведь до сих пор ни один цварг не смог поднять автомобиль со дна озера?

- Да, это так, на что это меняет? Шантар честно поднял ту треклятую консервную банку, продемонстрировав свою силу и ловкость. Ну как… мы все думали на тот момент, что он выиграл спор честно, а потому все, кто участвовал в тотализаторе, отдали ему свои деньги.

- И что, никто не нырнул на дно, чтобы проверить, не осталось ли там автомобиля? – не поверил я своим ушам.

- О, Шантар и тут не прогадал, - усмехнулся Рэй. – Этот прохиндей подсуетился так, чтобы спор выпал на последний день с более-менее положительной температурой. Наутро подморозило, и озеро покрылось коркой льда. Ну, а через две недели наша смена закончилась, и мы убрались с Зиккулы.

Ещё битый час мы просматривали голограммы из библиотеки проекций корабля, но так ничего хотя бы мало-мальски отвечающего нашим запросам, не нашли, а потому Рэем было принято первоначальное решение по промежуточной остановке на спутнике Тортуги – Ооло – для покупки пары вёдер красной краски.

Глава 8. Космопорт

 

- Пацан, понимаешь, тут такое дело… - Рэй то синевел, то становился более лиловым. – В общем, мои банковские счета сейчас временно заблокированы на снятие кредитов. Ты не мог бы одолжить мне парочку на покупку самой дешёвой краски?

- Не могу.

- Ты же сам понимаешь, что в нашей ситуации это необходимые траты! Я тебе уже объяснял, если мы приземлимся на Тортугу как есть…

- Рэй, у меня нет кредитов.

- Что, совсем?!

- Совсем, - развёл я руками. – Если бы они у меня были, то мне не пришлось бы питаться остывающим томасским тунцом.

- Гм. Тогда поступим по-другому. Сиди в корабле и жди меня здесь, а я попробую достать краску для корабля. Учти! Вполне вероятно, взлетать придётся быстро, так что заведи двигатель заранее и будь готов к перелёту. Договорились?

- Договорились, - кивнул я. А что мне ещё оставалось делать?

Уже когда цварг ушёл, я случайно нащупал в собственных карманах две серебряные медали Шантана. Шварх, а я ведь совершенно про них забыл! Надо было сообщить Рэю о них, но где именно он сейчас на Ооло неизвестно, а у меня даже собственного коммуникатора нет…

Мы пришвартовались на маленькой и аккуратной станции Ооло. Ещё на подлёте по местной инфосети к нам подсоединился робот, и вежливый электронный голос спросил бортовой номер корабля, с какой целью мы швартуемся, хотим ли мы только заправиться или же планируем высадку на спутник. Рэй чётко сообщил данные корабля и ответил, что один гуманоид планирует посетить Ооло. Уже тогда я понял, что мне придётся сторожить шаттл.

Время тянулось, как старая жвачка. Я успел подремать, перекусить очередным  тюбиком чего-то ароматного и розового, поиграть в компьютерную игру, установленную на борту «Воробья-19» и основательно заскучать без Рэя. Как он там один? А вдруг ему нужна моя помощь, а я этого не знаю? Вдруг он попал в беду?!

Я уже основательно накрутил себя к тому моменту, когда дверь в шаттл распахнулась, и на пороге показался скалящийся цварг с немного топорщащимися в разные стороны жёсткими чёрными волосами и дико вращающимися фиолетовыми глазами. Лицо цварга, как и его одежда, была испачкано чем-то подозрительно напоминающим кровь. Увидев острые, как бритва клыки, с которых тоже капало что-то красное, я резко отпрянул, и только потом сообразил, что Рэй улыбается и даже практически хохочет, держа в каждой руке по характерному медицинскому пакету с бордово-красным содержимым.

- Всё прошло удачно? – опасливо поинтересовался я, сглатывая слюну.

Мы конечно хотели реалистичности, и чтобы все подумали, что «Воробей-19» буквально искупался в крови, но почему-то мне вдруг вспомнилось, что мой попутчик вампир, да и весь полёт он практически ничего не ел.

- О, - отсмеялся цварг, - ты даже не представляешь, насколько! Заводи двигатели, надо убраться с Ооло раньше, чем они придут в себя.

- А-а-а-а… краска? Надо же покрасить корабль? И кто такие они? Там точно никто не пострадал?

- Слишком много вопросов. Всё потом, давай заводи корабль, уносим ноги и хвосты!

Цварг клыком прокусил один из пакетов, резко сжал его и за несколько секунд облил нашего «Воробья» со всех сторон кровью. Затем повторил этот же приём со вторым пакетом в руках, и впрыгнул на своё кресло. К этому моменту я уже запустил стартер и был готов. Отшвартовались мы от Ооло в спешке.

- Рэй, скажи мне, что это была просто краска, - умоляюще протянул я, когда мы отлетели от Ооло.

- Нет, это была самая настоящая кровь! Теперь ни один нюхач не подкопается к нам! – оскалился цварг, а я испуганно покосился на него.

А так ли хорошо я его знаю? Почему вообще согласился на это предприятие?

- Я изобразил из себя умирающего от жажды вампира. Эти нелюди с удовольствием снабдили меня двумя пакетами и тряслись от страха, когда я их забирал. О-о-о-о, как же здорово я перекусил! С Захрана так брюхо себе не набивал!

- Ты их убил? – с ужасом переспросил я.

- Да нет же! – возмутился цварг. - Просто попугал немного, будто по-настоящему кровь собираюсь пить, и смаковал эмоции.

- Э-э-э…

- Сладенький, ты что, боишься? Я же говорил тебе, что я энергетический вампир! Неужели ты всё забыл? – укоризненно посмотрел на меня Рэй.

Я вспомнил его урок, в результате которого он показал, что может убить меня одной левой и, вопреки всякой логике, успокоился.

- Слушай, Рэй, а почему они так испугались? И поверили в то, что ты пьёшь кровь?

- Ну-у-у…. – цварг почесал свои рога. – Ты же поверил, что я пью кровь. Почему бы и им не поверить в это? А испугались… видишь ли, у цваргов репутация такая.

- Какая? – я понимал, что цварг уже устал от моих многочисленных вопросов, но ничего не мог с собой поделать.

- Э-м-м-м, видишь ли. Мы, жители Цварга, не очень любим иномирных туристов, норовящих посягнуть на недра нашей планеты, да и вообще на всю её целиком. Цварг - очень красивое место с потрясающей природой и климатом. Представь себе сине-фиолетовое небо, бирюзовые облака, реки, озера и океаны от розового до лиловых оттенков, верхушки гор, усыпанные муассанитами, в результате чего они постоянно переливаются то серебром, то золотом. Какое-то время цварги были не против туристов, ведь очень многие из них испытывают невероятные по своей остроте эмоции, которыми мы питаемся. Но некоторые особо ушлые иномирные предприниматели решили построить гостиницы для туристов со всего космоса, а заодно параллельно вывезти под видом сувениров наши муассаниты. Их наглость постепенно прогрессировала, и в тот момент, когда на таможне выяснилось, что один из туристов везёт целый чемодан драгоценных камней, заявив, что ему нечего декларировать, цваргам надоело терпеть. Наш основной рацион всегда до этого момента составляли эмоции, но они были разные. После этого случая цварги стали концентрироваться на страхе и ужасе других существ. Мы создали вокруг своей расы репутацию очень жестоких нелюдей, до смерти запугивающих других гуманоидов космоса. Кроме того, пустили байки о том, что энергетические вампиры могут одной силой мысли воздействовать на мозг любого существа, подчинив его волю себе раз и навсегда.

Я поёжился, вспомнив, как легко оценщик ломбарда поверил в то, что я – школьник. В тот момент я так сильно волновался, что всё списал на везение. Да и вообще, во всё то, что говорил Рэй, оценщик верил достаточно быстро, не задавая вопросов, откуда у нас этот кубок, почему гравировка стёрта, и как у школьника может быть медаль за марш-бросок на другой планете.

- И это всё правда? – волоски на моём теле уже давно встали от ужаса.

Всё-таки мне повезло, что цварг питается не кровью, а именно эмоциями.

- Нет, конечно, не всё. Но правды в этих байках достаточно, чтобы поддерживать репутацию самых неприятных существ в Федерации Объединённых Миров, и больше никто не горел желанием соваться в наш мир.

Я мудро промолчал. В иллюминаторе под нами появилась болотистая местность планеты, сплошь усыпанная постройками в форме гигантских светящихся грибов с прозрачными куполообразными шляпками. Они были то там, то сям соединены мостами, чтобы гуманоиды могли перемещаться с комфортом, не ступая на почву самой планеты.

- Мы подлетаем к Тортуге, - прокомментировал Рэй. – Все эти «грибы», что ты видишь – различные сектора. В одном секторе, пример, может находиться космопорт, в другом – рестораны, в третьем – торговые ряды, в четвертом – салоны со специфическими услугами, в пятом – отели, и так далее.

- Специфическими услугами? – слух резануло непонятное словосочетание.

- Неважно, - резко оборвал меня цварг. - Нам во-о-он туда. В тот гриб, у которого отсутствует крыша на шляпке. Только сажай нашего «Воробья» не по центру площадки, а где-нибудь сбоку. Не хочу привлекать лишнего внимания.

Я послушно потянул штурвал на себя, переключил тумблеры, открыл закрылки для того, чтобы быстрее сбросить скорость и шустрее маневрировать. «Гриб» без верхнего прозрачного купола, на который указал мне цварг, был воистину гигантским. Наверно, это был самый большой «гриб» из всех, что попадали в поле моих глаз. Приближаясь к посадочной площадке, я смог разглядеть тонкие световые дорожки, вмонтированные в пол. Очевидно, именно из-за них издалека у меня создалось впечатление, что шляпки «грибов» светятся.

Я сощурился, выбирая место, где можно посадить шаттл. Как назло именно по центру площадки свободного места было больше всего, а с краёв, как просил Рэй, всё уже было заставлено всевозможными летательными средствами. И тут мой глаз выхватил место между элитным надёжным флаером на четверых и скоростным катером, явно собранным вручную из запасных деталей различных кораблей.

Места между этими двумя кораблями для нашего шаттла было предостаточно, вот только как запарковаться туда было непонятно. Дело в том, что расстояние до соседней полосы запаркованных летательных средств, когда я подлетел ближе, оказалось чересчур маленьким для нашего неповоротливого «Воробья-19». Так как я уже порядком устал сидеть за штурвалом, да и места лучшего всё равно не предвиделось, я решил поступить так, как многократно поступал, занимаясь на симуляторе в доме Шатрана. Я щёлкнул тумблерами, потянул штурвал на себя, чуть прибавил газу…

- Эй, полегче, пацан, ты же не хочешь разбить корабль! – донеслось мне в ухо, но я уже ничего не слышал.

Вывернув штурвал на полный оборот, я вывел шаттл в управляемый занос и боком въехал в свободное место, в последний момент, развернув закрылки и резко затормозив, включив в двигателе обратную тягу. Этот приём я когда-то подсмотрел в головидео, купленном мной за кровно заработанные кредиты в автомастерской Добрана. Он произвёл на меня настолько неизгладимое впечатление, что за пару лет обучения у Шантара парковку боком я оттренировал так, что мог повторить с закрытыми глазами, как в космосе, так и в атмосфере.

- ИВАР! Что это было?! – рявкнул на меня Рэй, вцепившись обеими руками в подлокотники своего кресла, когда корабль остановился в метре от края платформы, идеально посередине между флаером на четверых и скоростным катером.

- А что не так?

- Что не так! Что не так?!! – цварг больше ничего не говорил, просто возмущённо смотрел на меня.

Я пожал плечами и выбрался из кресла. Пора уже, наконец, и ноги размять, а то почти неделю в космосе. Именно в тот момент, когда я ступил на платформу, до моего слуха донеслись громкие хлопки.

- Браво, браво! Виртуозная парковка! Какой стиль! Юноша, браво! – хлопал в ладоши какой-то низкорослый пухлый гуманоид с зелёной кожей.

Я уже более-менее привык к хвосту и рогам Рэя, но маленькие гибкие антенны на голове гуманоида, венчающиеся дополнительной парой глаз, меня всё же смутили. Ко всему у этого пухлика росла шерсть на щеках и шее, что виднелась из-под ворота комбинезона.

Я так и замер с высоко занесённой ногой, не смея дальше ступить и шагу.

- А я ведь просил не привлекать лишнего внимания, - недовольно проворчал себе под нос Рэй, затем хлопнул меня по плечу и жизнерадостно осклабился.

Я с мелким злорадством отметил, что забавный зеленокожий пухлик испуганно отшатнулся от Рэя. Приятно было знать, что не я один так реагирую на клыкастую улыбка цварга.

– Доброго времени суток! – Рэй шумно прочистил горло. - Прошу прощения, мы с моим напарником слегка увлеклись, паркуя шаттл, так как только что, можно сказать, с поля боя…

- Простите? – глаза у зелёного человечка, без преувеличения, при виде цварга существенно расширились, а после упоминания боевого сражения стали и вовсе занимать пол-лица.

- Да, мы отбились от целой роты горилломов в системе Альфы Центавра! Наш корабль – стреляный воробей, если Вы понимаете, о чём я, - Рэй подмигнул незнакомцу, а я краем глаза отметил, как ещё трое таких же зеленокожих низкоросликов с антеннами на голове, делающие вид, что помогают парковаться другим кораблям, стали прислушиваться к нашему разговору.

- Конечно-конечно, - подобострастно закивал наш собеседник и натянуто улыбнулся, делая вид, что оценил юмор моего напарника. После этого он выучил из нагрудного кармана плоский планшет и спросил, – Вы к нам из Альфы Центавра напрямую? Без транзитных остановок?

- Без транзитов, - не моргнув и глазом, сорвал Рэй.

Зелёный четырехглазик что-то отметил у себя в планшете, при этом та пара глаз, что была у него на тонких стебельках, не сводила взгляда с меня и Рэя.

- Цель прилёта? – так же деловито и сухо поинтересовался пухлик.

- Прилетели сюда в поисках клиента, способного оценить наш груз. Надеемся, что сможем найти здесь тонких ценителей, - продолжал вдохновенно врать Рэй.

Я стоял молча, рассматривая вмонтированную в пол подсветку, и стараясь не выдать того, что понятия не имею, как бы выпутывался из всей этой истории, не будь у меня Рэя. Цварг говорил настолько уверенно и беззаботно, что даже у меня закралась мысль, а что за ценный груз мы везём? Может, я о чём-то запамятовал?

- Груз, разумеется, Вы показывать не хотите? Вынужден сообщить, что без предъявления товара сотрудникам космопорта каждый день пребывания на Тортуге обойдётся Вам в полтора дополнительных кредита,  – уточнил зелёный гуманоид с антеннами.

Он произнёс это настолько заученным и дежурным тоном, на одном дыхании, что мне сразу же стало ясно, что большинство контрабандистов отказываются это делать. Похоже, и тут Рэй знал действительно правильный ответ на данный вопрос.

- Мы, конечно же, хотим показать Вам наш товар. Но Вы уверены, что хотите смотреть на наш товар? О себе-то я не волнуюсь, но вот Ваша раса обладает не настолько хорошей пищеварительной системой и считается более эмоционально-уязвимой, а я не ел с самой Альфы Центавра… – Рэй многозначительно посмотрел на пухлика, картинно-печально вздохнул и снова улыбнулся во все клыки.

Гуманоид громко сглотнул.

- Да, конечно, - заторопился он, что-то помечая в планшете, а я заметил, как его пальцы мелко задрожали. - Я отмечу, что Вы не возражали показать груз.

- Вот и ладненько, нам пора двигаться. Как я уже сказал, я очень голоден, - видимо для закрепления эффекта цварг ещё раз продемонстрировал зелёному гуманоиду все свои клыки в широком оскале.

- П-п-прошу прощения, у меня ещё несколько вопросов. Вы к нам надолго? – похоже, несчастный пухлик уже и сам был не рад своей профессии.

- На несколько дней, пока не определились точно. Как пойдёт, - расплывчато ответил цварг.

- С какой планеты Ваш пилот?

- С Захрана.

- С Захрана? – на этот раз все четыре глаза уставились на меня в недоумении.

- Он вытащил меня с Захрана, - зачем-то прокомментировал я, мотнув головой в сторону цварга.

- Сладенький, а тебя никто ни о чём не спрашивает, - хвост Рэя предупредительно шлёпнул меня по мягкому месту.

Мне стало до глубины души обидно, хотя умом я понимал, что у Рэя гораздо больше опыта в таких делах, и я принял решение молчать. Взгляд гуманоида метнулся от меня к цваргу, потом снова ко мне, в оранжевых радужках отразилось неподдельное сочувствие и даже жалость. Впервые за всё время мне в голову закралась мысль, что в рассказе Рэя гораздо больше процент правды, чем он хотел представить мне.

- Итак, - оттарабанил гуманоид. – Один цварг, один захухря прибыли на корабле класса «Воробей-19» из системы Альфа Центавра. Цель прибытия - сбыт ценного груза. Ориентировочное время препровождения на Тортуге - неделя. Всё верно?

- Это он вообще кого захухрей назвал?! – возмущённо вновь влез я в разговор, позабыв о собственном обещании молчать.

Зелёный гуманоид оторвался от планшета и посмотрел на нас с Рэем, антенны на его голове вновь заколыхались, один глаз вопросительно уставился на меня, второй - на моего попутчика. На этот раз цварг предупредительно положил свою огромную ладонь на моё плечо.

- Не сейчас, пацан, не сейчас, пожалуйста. Я потом тебе всё подробно объясню, обещаю, - прорычал он мне сквозь плотно сжатые зубы, а уже потом добавил громче, обращаясь к сотруднику космического порта:

- Всё верно, любезный.  Прошу простить моего э-э-э-э… пилота, всё-таки прямой рейс с Альфы Центавра, сами понимаете. Он немного мнэ-э-э… не в себе. Да я был голоден… ну, Вы же понимаете… - Рэй мотнул головой на залитый кровью корабль.

- О! Да-да, конечно, понимаю, - послушно закивал пухляш, стремительно принимая светло оливковый цвет из насыщенного зелёного. Он явно желал избавиться от нашей компании как можно быстрее и старался не смотреть лишний раз на наше транспортное средство. Похоже, вид крови его совершенно не вдохновлял. Гуманоид проворно убрал планшет обратно в нагрудный карман и, видимо, как предписывали служебные распорядки, громко продекламировал, – Добро пожаловать на Тортугу, планету, где можно приобрести всё что угодно!

Однако именно в этот момент один из подслушивающих пухляшей не выдержал, и решил вмешаться в наш разговор. Видимо, в отличие от своего собрата, он не так сильно брезговал видом крови, и любопытство пересилило страх к цваргу.

– Простите, а почему на Вашем корабле там много крови?

– Так мы же с Альфы Центавра! Там все горриломы взбесились, какой-то вирус их поразил. Рвут голыми руками и зубами! Отбивались до последнего! Еле ноги и хвосты оттуда унесли, - Рэй картинно взмахнул хвостом, показывая, как он ему дорог, но в тоже время, не забыв продемонстрировать дотошному пухлику смертельно опасный шип.

Гуманоид почесал своими пальцами шерстяную шею и благоразумно сделал шаг назад.

– Странно, мы ничего не слышали о вспышке вируса на Альфе Центавра…

– Так я же уже говорил, - раздражённо перебил его Рэй. - Это не просто «Воробей-19», а корабль-счастливчик! Единственный, кто смог выбраться из горячей точки и увести ценный груз! Именно поэтому мы прилетели на Тортугу, так как такого как у нас, больше нет ни у кого. Все, кто хотел перевести это остались там

Я уже сам запутался, что такое «это» и где это таинственное «там», но почему-то эти слова убедили нашего второго собеседника.

– А ну тогда, конечно, понятно. На Тортуге только самый лучший и редкий товар и только платёжеспособные клиенты! Добро пожаловать на Тортугу, планету, где можно приобрести всё что угодно!

Рэй торжественно кивнул, соглашаясь с пухликом. Все уже собирались разойтись, как подслушивающий наш разговор третий низкорослый зеленокожий гуманоид, сотрудник космопорта Тортуги, еле слышно пробормотал себе под нос:

- Хм-м-м… странно, я думал кровь у горилломов голубого цвета.

Вся наша четвёрка резко обернулась к говорившему.

- Ой, это я так. Сам с собой. Извините. Просто у Вас корабль в красной крови...

Все синхронно повернулись к Рэю. Я готов был взвыть в голос. Опять из-за слишком буйной фантазии этого цварга мы практически попались на удочку. И куда теперь бежать? Корабль заводить-то долго…

- Конечно, у горилломов голубая кровь! Это знает каждый мало-мальски образованный гражданин Федерации Объединённых Миров! – Рэй сказал это настолько пренебрежительным тоном, что мгновенно я и двое пухликов почувствовали себя полнейшими неучами.

Весь его вид был полон хладнокровия, невозмутимости и лёгкого высокомерия.

- Так почему корабль в красной... крови? – рискнул повторить свой вопрос третий сотрудник космопорта. – И почему Ваш пилот постоянно молчит? Вы что-то с ним сделали? Он может ответить на этот вопрос?

Семь пар глаз с нетерпением уставились на меня. Я почувствовал, как начинаю покрываться испариной.

- Э-э-э-э…. м-н-э-э-э…. – проблеял, совершенно не представляя, как выкрутиться из сложившейся ситуации.

Шварх! А я же даже не знаю, чья кровь на шаттле! Надеюсь, у сотрудников космического порта Тортуги нет сканирующих приборов криминалистов. С другой стороны, если я сейчас же что-то не придумаю, то они вполне могут вызвать настоящую Межгалактическую Полицию. Что там Рэй говорил про горилломов? Что они рвут голыми руками? Страшные, наверно… И почему я не спросил, как они выглядят?

- Да, Ивар, какого шварха лишь я отвечаю на вопросы достопочтенных сотрудников космопорта? – Рей повернулся всем телом ко мне, а я чуть не поперхнулся от его наглости. Это же он приказал мне перед посадкой молчать в тряпочку, а он со всем сам разберётся!

Однако резкий тон и недовольство в голосе цварга обернулись непредсказуемым образом. Пухлики переглянулись, и теперь во взглядах всех троих чётко угадывалась сочувствие по отношению ко мне.

- Кто-нибудь кроме Вас смог покинуть планету? – решил помочь мне один из них, задав наводящий вопрос.

- Нет, только я и Рэй, - честно ответил, так как Захран действительно покинули лишь мы вдвоём.

- Сильно испугался? – сочувственно спросил второй, неверно истолковав моё замешательство.

Я вспомнил тарелку в коридоре из комического мусора, то чувство паники, которое обуяло меня в тот момент, и активно закивал головой:

- Безумно страшно. Так сильно я ещё ни разу не пугался. Но мы прорвались и смогли выбраться.

Рэй дёрнулся, чтобы что-то вставить в разговор, но увидел, как глаза на стебельках троих гуманоидов возбуждённо заколыхались. Видимо, моё признание пришлось им по душе. Цварг одобрительно сжал моё плечо.

- Продолжай в том же духе, ещё слезу пустить можешь, и они нам точно поверят, - шепнул он мне на ухо.

- Ты говоришь «мы». Много кораблей было?

- О, да, - я вспомнил Планетарную Полицию, которая гналась за нами до самой мезосферы, и даже слегка передёрнул плечами. – Но никто не смог покинуть орбиту планеты.

- Какой ужас, - воскликнул первый встретивший нас гуманоид, слегка подрагивая от волнения. - Они тоже заразились вирусом? Или он действует только на горилломов?

- Не знаю. Но мой наставник Шантар, человек, тоже умер от вируса, - сказал я абсолютную правду.

Трое сотрудников космопорта Тортуги резко закивали головами и куда-то отошли, чтобы посовещаться.

- А хорошо у тебя получилось задурить им головы, - похвалил меня цварг. – Хотя, конечно, над некоторыми моментами надо бы поработать. Но в целом, хвалю.

Гуманоиды вернулись к нам, низко поклонились и один из них произнёс:

- Мы принимаем во внимание пережитое Вами потрясение и стресс, а также благодарим за новую информацию. На Тортуге информация – это самый ценный товар, и о том, что в Альфе Центавра началась страшная эпидемия вируса неизвестной природы, мы узнали лишь благодаря Вам. Если бы маршруты наших постоянных клиентов и впредь пролегали бы через эту систему, то Тортуга понесла бы колоссальные убытки. Мы посовещались и решили, что в знак благодарности за предоставленную информацию разрешаем Вам поселиться в любом отеле пятого сектора на три дня совершенно бесплатно.

- О-о-о-о, - выдал я, глубоко потрясённый щедростью этой расы.

- И пожизненный беспошлинный влёт на территорию Тортуги, - подсуетился Рэй.

Шесть пар оранжевых глаз с недовольством покосились на наглого цварга.

- Сами посмотрите на наш корабль! – воскликнул Рэй, указывая на жуткие кровавые пятна на «Воробье-19». - Вы хотя бы можете представить, сколько соратников моего пилота было растерзано голыми руками! Да если бы не виртуозное пилотирование моего коллеги, чему Вы сами стали свидетелями, то Вы никогда бы не знали о вирусе в Альфе Центавра, я уже молчу о том, сколько бы кораблей с ценным грузом пропало бы, прежде чем кто-либо разобрался, что к чему!

- Ладно, - произнёс один из них, скривившись, - и пожизненный беспошлинный влёт на территорию Тортуги.

Когда Рэй скрылся в нашем шаттле, чтобы взять вещи, один из зелёных гуманоидов просеменил на коротких ножках ко мне и шепнул доверительно:

- Цварги! – на его лице было написана смесь омерзения и опаски. – Из любого горя умудряются извлечь прибыль. Соболезную твоей утрате, и тому, что пришлось тебе пережить, не говоря о том, что один только перелёт с Альфы Центавра на Тортугу вдвоём с вампиром не каждому под силу. Должно быть, ты действительно силён духом, раз кровосос не сломил и не выпил тебя до сих пор. Ну, ничего, захухря, не вешай нос! Я видел, как ты паркуешься. Ты опытный пилот и с лёгкостью за эти три дня найдёшь себе подработку на Тортуге подальше от этого упыря. Желаю тебе удачи! – и с этими словами он низко поклонился и ушёл к другому, подлетающему на остановку шаттлу.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям