0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Космоунивер. Узнать тебя из сотен » Отрывок из книги «Космоунивер. Узнать тебя из сотен»

Отрывок из книги «Космоунивер. Узнать тебя из сотен»

Автор: Мамлеева Наташа

Исключительными правами на произведение «Космоунивер. Узнать тебя из сотен» обладает автор — Мамлеева Наташа Copyright © Мамлеева Наташа

 

Пролог

 

— Он мертв, — выдохнув, сказала я. — Его жизнь забрала чудовищная случайность.

— Случайность? Любите вы, люди, говорить о том, о чем не ведаете, — недовольно ответила Смерть и мотнула головой, будто отгоняя непрошеные мысли. — Но в одном ты права. Он умер. Тело уже не оживить, но душа… Душа — бессмертна. Она живет в прошлом, настоящем и будущем, каждый раз выбирая носителем новые тела. В прошлом вы всегда были счастливы, я радовалась, наблюдая за вами, а вот в будущем… Боюсь, что там ты совершишь непоправимую ошибку.

— Какую? — полюбопытствовала я.

— Неважно. Однажды в следующей жизни я тебя спасла, но, увы, я не всесильна. Мне не дано управлять человеческими мыслями. В моих возможностях лишь отправить тебя туда. Нужно лишь согласие, пусть даже робкое.

— Отправить куда? — недоуменно переспросила я, всеми силами пытаясь осмыслить слова Смерти. В голове что-то щелкнуло, и я недоверчиво просипела: — Вы хотите сказать, что я смогу увидеть Стаса вновь?

— Увидеть — не совсем верный глагол, — покачав головой, задумчиво проговорила женщина. — Почувствовать, пережить. Много подходящих слов. Что такое внешность? Лишь мгновение в вечности — оглянуться не успеешь, как уже и нет ничего, а вот душа… душа бессмертна. Стоит лишь сберечь тепло сердца, и оно подскажет тебе верный путь, направит тебя к тому, кому навеки отдано. Ты сможешь ощутить, помыслить, испытать. Стас будет твоим, таким знакомым незнакомцем. Он будет в другом теле, но с той же душой. Ты должна узнать его среди сотен других, выделить из толпы, отдать своё сердце и получить взамен его.

О чем она? Стас жив в другом мире? В другом теле? Но разве это будет мой муж?

Ответ пришел от сердца: да, это будет он. Разве я не узнавала его, когда он шел в толпе, еще незаметный? Ощущала его рядом. Тогда что же мне мешает его узнать среди сотен других?

— Стас… я смогу сделать его счастливым?

Теперь его счастье для меня — самое важное.

— Да, — задумчиво ответила Смерть. — Ты переместишься в другое тело со своими воспоминаниями. В тело девушки с той же душой, но дурными помыслами. В том времени ты решишься покончить жизнь самоубийством. Второй раз. В тот момент я тебя и отправлю, пока не случилось непоправимое. В этом мире тебя больше ничего не держит, ведь так? Он умер. Баланс нарушен, соединенные самим космосом души разорвались. В моих силах отправить тебя в будущее. На шестьсот лет вперед. Но ты должна будешь найти в том времени Стаса и признаться ему в любви в течение года. Если признаешься другому или не успеешь, — здесь она сделала театральную паузу, — ты умрешь в обеих жизнях.

— Как русалочка, — прошептала я и посмотрела на свои ладони. — Растаю пеной на воде…

Отказаться от собственного тела, начать другую жизнь, но жизнь, где будет Стас? А как же родители? Тяжелее всего терять дочь в возрасте двадцати одного года, когда практически выпустил её во взрослую жизнь. Как бы мне ни было их жаль, я буду эгоисткой: без Стаса моя жизнь не будет прежней.

— Умереть здесь? Мне кажется, я и так уже не живая. Я согласна на всё, только бы еще раз увидеть его глаза, — твердо ответила я.

С улыбкой она протянула мне руку. Я хотела закрыться от исходящего сияния, но под воздействием неведомой силы вложила свою ладонь и шагнула вперед, в зеркало.

Свет стал нестерпимо ярким, я зажмурилась, и последнее, что помнила перед потерей сознания, это слепящий водоворот.

Я будто заснула и пробудилась… на шестьсот лет позже.

 

Глава 1

 

— Быстрее! Бежим! — закричала я и, схватив подружек за руки, бросилась наутек от разъяренных ребят-ровесников со двора.

Девчонки были старше меня на год — им было восемь, но, в общем, ума не больше, чем у меня.

— Вита-а-а! Говорили тебе, не нужно было в драку лезть! — хныкала Лизка, потирая расцарапанную коленку и постоянно замедляя бег.

— Как не лезть?! — ужаснулась я, недовольно оглядываясь назад. — Так они же обзывались!

— Ну они же мальчишки! Пообзывались бы и отстали! — подтвердила Светка, и я нахмурилась, но шаг не сбавила, еще и подружек подгоняла.

Нет, это совершенно не в моем характере! Я боевая! Чуть что — сразу в нос! Только вот нос этот порой находится высоко, я дотягиваюсь только в прыжке, а потом больно падаю на пятую точку, да еще и тумаков получаю, а потом бегу. Так что бегала я еще лучше, чем дралась.

Вдруг Лизка резко остановилась, улыбнулась и крикнула, указывая куда-то вперед:

— Там Стасик! Он нам поможет!

— Точно поможет! — поддержала её Светка, тоже остановившись и утерев слезы.

Я промолчала, хотя встала рядом с подружками. Перед Стасом мне было стыдно за свою очередную выходку. Он был намного старше нас, ему было десять или около того, он был рослый и дрался хорошо, потому что занимался какой-то там борьбой.

В общем, был защитой, хоть и весьма ехидной. Потом ведь не отстанет со своими нравоучениями и подколками!

Мальчишки, бежавшие за нами, остановились и недовольного зыркнули на Стаса, за спину которого мы успели спрятаться. Они уже сделали шаг вперед, как подтянулись друзья нашего взрослого знакомого. Я разве что не рассмеялась, когда враги сверкали пятками.

— У-у, ну мы их и поколотили! — восторженно сказала я, сжимая поднятые кулаки и довольно улыбаясь. — Мы их палками, палками!

Светка с Лизкой, предательницы, смотрели на меня недовольно. А я ведь за них заступилась! Вот и Стас хмурился, собирался отчитывать.

— Виталия, — строго начал друг, смотря на меня сверху вниз грозным взглядом, — сколько раз я тебе говорил, что девочке не подобает драться?

— И мы ей говорили! — поддакнули подруженьки.

Я бы возразила, но под их взглядами скисла и насупилась. Вот и помогай людям после этого!

Сейчас Стас всё маме расскажет, а от той я непременно получу нагоняй. Хотя нет, Стас не такой. Он никогда не рассказывает о моих проделках взрослым. Он добрый и понимающий. А еще краси-ивый.

Тут я улыбнулась своим мыслям, очертив носком туфли на земле полумесяц. Пришлось признать его правоту.

— Много раз говорил, — подтвердила я, опустив голову и сложив руки в замок за спиной. Моя привычка, переданная от папы. — Но они же сами…!

— Даже если так, ты должна быть умнее и изворотливее, а еще хитрее. Кто ж тебя с такими разбитыми коленками замуж возьмет? — усмехнулся Стас, вызвав у меня волну смущения, которая, впрочем, быстро отхлынула.

Его светлые волосы падали на лоб, лица практически не было видно, так как я смотрела против солнца, но при этом я знала, что он самый совершенный.

— Ты и возьмешь! — уверенно заявила я, подставляя своё хорошенькое личико для лучшего рассмотрения.

Друзья Стаса рассмеялись, а он отчего-то смутился, что-то пробормотал и ушел. Надо мной еще долго хихикали девочки, а я продолжала глядеть вслед уходящему мальчишке. И чего они смеются?! Я же красивая! Вон какая красивая! Белые кудри, голубые глаза — вся в маму! А мама у меня лучшая!

И не успела я зайти домой, как моя самая лучшая мама вышла в коридор и всплеснула руками:

— Опять подралась!

Она вздохнула, оглядывая своё грязное белокурое чадо, которое по привычке сцепило руки в замок за спиной. Вслед за ней из кухни выплыла её лучшая подруга, с умилением осмотрев меня и успокоив родительницу:

— Не переживай, Марин, это пройдет.

— Здравствуйте, тетя Света, — улыбнулась я, удостоившись поцелуя в щеку.

С будущими родственниками нужно быть очень вежливой!

— Привет, Виталька, — кивнула женщина и обогнула меня, чтобы надеть обувь.

Она уже собиралась уходить?

— Твой Стас — мальчишка, и то не дерется! — констатировала мама и повторила вопрос моего знакомого: — И кто её такую замуж возьмет?

Мне хотелось сказать, что кандидата я уже выбрала, но вовремя захлопнула рот и решила под шумок смыться в свою комнату, всё равно ничего нового не услышу.

 

— Переход в старшую школу — это очень важное событие, — говорила мама, когда родители отвозили меня в пятый класс. — Как ты себя зарекомендуешь с первых минут, так тебя и будут воспринимать. Виталия, прошу тебя, оставь эти драки в прошлом. Ты же девочка! Олег, скажи что-нибудь!

— Что? — отвлекся от своих мыслей отец, и они с мамой обменялись долгими взглядами, после чего мужчина, нахмурившись, строго добавил: — Вита, ты должна больше думать об учебе и своем поведении....

— И главное, забыть о драках, — подтвердила родительница, удовлетворенная речью мужа.

— Пап, а сегодня «Крылья» играют во сколько? — спросила я про матч любимой футбольной команды, и отец оживился.

— В восемь. Я уже билеты купил для нас, да и Стас с отцом тоже пойдут, — ответил родитель, и мама недовольно запыхтела.

Мы с папой обменялись озорными взглядами, умоляюще посмотрев на маму. Если твоя дочь — пацанка, с этим приходится мириться. Она вздохнула, махнула рукой и решила не развивать ссору.

Верное решение.

Я достала свой фотоаппарат, подаренный родителями на десятилетие, и принялась щелкать пейзаж за окном. Обычно мама ворчит, что я много пленки расходую, но всё равно поощряет это моё увлечение. В «печати» её уже встречают с легкой понимающей улыбкой. Фотографии стали моим хобби!

Школа не принесла мне новых эмоций, и день прошел в ожидании матча. Вечером ко мне в комнату зашел отец, спросив о моей готовности.

— Дело пяти минут! Подожди только! — крикнула я вслед закрывающейся двери и заметалась по комнате в поисках одежды.

Надев широкие джинсы с белой футболкой, я натянула бейсболку и выскочила в коридор, где меня дожидался отец под недовольным взглядом мамы. И чего злится? Мне кажется, такой ребенок, как я, идеальный: и дочка для мамы, и «мальчик» для папы.

— Не сердись. Мы скоро, — пообещала я, чмокнула родительницу в щеку и убежала вместе с папой.

Простояв в пробках около тридцати минут, мы, наконец, остановились на парковке у стадиона. Как только я вышла из автомобиля, сразу же заприметила своего друга детства.

— Стас! — воскликнула я и бросилась к нему под насмехающимися взглядами наших отцов.

И пусть смеются!

— Привет, мелкая, — поздоровался парень, ухмыльнувшись и поцеловав в щеку. — А это тебе.

Он протянул мне белую розу. Мой первый подаренный цветок. Моргнув, я приняла его и недоверчиво спросила:

— Это мне?

— Ага, тебе.

Стасу было четырнадцать, но выглядел он старше своего возраста. Светлые пшеничные волосы выглядывали из-под краев бейсболки, голубые глаза щурились на заходящее солнце. Он улыбался.

— А ты мне всегда будешь их дарить? — проникновенно спросила я, вдыхая цветочный аромат.

— Эм… ну… — стушевался парень, сложив руки в карманы, а потом в его глазах заплясали чертики, и он тихо рассмеялся. — Буду! Но когда ты округлишься в нужных местах и станешь красивой девушкой.

И что это значит?

— Я и сейчас красивая! — возразила я, недовольно сдвинув брови.

— Да, но как девочка, — не стал спорить рассудительный Стас, оглядев мой мальчишечий наряд. — А мне нужна привлекательная девушка. Станешь ей — вот тогда и поговорим. Может, и соглашусь на тебе жениться, — припечатал он.

Я вспыхнула, и парень рассмеялся. Он теперь всегда ставит мне в упрек те слова! Издевается! Да я же тогда ребенком была, сейчас-то я взрослая и ни за что не скажу подобные слова!

 

— Женись на мне.

— Что? — ошарашенно спросил парень, смотря на шестнадцатилетнюю девушку с вьющимися светлыми волосами и яркими синими глазами, этакую маленькую эльфийку.

Мой образ портили только свитер, джинсы и кеды.

— Женись на мне, — вновь упрямо повторила я, слегка сдвинув от недовольства брови.

Ну что тут непонятного?

— Жениться? — переспросил высокий блондин, проведя пятерней по своим волосам.

Он был в смятении. Всё-таки не каждый день подруги детства ставят подобные ультиматумы.

— На тебе? — недоверчиво переспросил Стас, и я терпеливо кивнула. Друг сощурился и едко напомнил: — Ты же говорила, что никогда такого больше не скажешь?

Нечестно припоминать прошлые огрехи!

Пришлось признаваться:

— Я поспорила, что выйду замуж до восемнадцати лет. Так как ты уезжаешь на пять лет учиться в другую страну, то замуж выйти мне нужно сейчас. Я всё рассчитала, — добавила я прежде, чем он успел возразить, а судя по изумленному взгляду, он хотел это сделать. — Когда ты вернешься, то мне будет двадцать один, и мы разведемся, если ты, конечно, захочешь, ведь я стану еще красивее.

— Ну в тебе и самоуверенности, — рассмеялся молодой человек, потрепав меня по голове, как в детстве.

Только раньше я ластилась под это движение, как котенок, а сейчас выпускаю коготки и хохлюсь. В конце концов, я больше не ребенок и хочу более взрослых ласк!

Ой, о чем это я?..

— И на что ты поспорила, маленькое бедствие? — отсмеявшись, спросил Стас, и я вновь недовольно сдвинула брови на его обращение.

Хотя ладно, от Стаса я готова принимать любые эпитеты и знаки внимания!

— Тут такое дело, — смущенно пробормотала я и на выдохе призналась: — Проехаться на автобусе в час пик обнаженной.

Понурившись, я с интересом стала чертить на земле полумесяцы кедами. Вот была во мне эта искорка азарта, когда на спорах я не могла остановиться, меня будто подстегивало что-то изнутри. Интересно, а к тридцати это хотя бы пройдет?

Стас стоял с открытым ртом и молча взирал на меня. Я постаралась беззаботно улыбнуться, но не вышло. Парень взвыл, схватился за голову и присел на стоящую у подъезда лавку. Баба Зина с первого этажа, которая уже давно прислушивалась и выглядывала из окна, по второму кругу принялась поливать цветы.

— Виталия! — простонал Стас, с обреченностью глядя на меня. — Как ты могла на такое согласиться?

— Так я же выиграю! — уверенно воскликнула я, ни капли не смутившись, а Стас, смотря в мои глаза и ища там раскаяние, но не находя, внезапно расхохотался.

— Ну ты и…! Виталия, вот ничему тебя жизнь не учит! А в прошлый раз, когда тебе пришлось петь и исполнять «танец маленьких утят» на краю крыши, хотя ты до чертиков боишься высоты, ты зарекалась, помнишь? Я думал, ты еще после того раза со своими спорами завязала, — вздохнул Стас, и я жалостливо округлила глаза.

— Вот как можно так просто покончить с интереснейшим занятием?! Это же адреналин! Драйв! Так лучше чувствуется жизнь, — уговаривала я своего друга.

Тот лишь качал головой и снисходительно улыбался.

Он был другим. Он был моим якорем и в то же время парусами. Удерживал меня на плаву в пламенный шторм и давал мне свободу в легкую ветреную погоду. Бывают такие люди, при взгляде на которых ты понимаешь, что этот человек — твой, что он тебе необходим, как кораблю море.

— Виталия… — вновь вздохнул парень, смотря на меня сверху вниз.

Внутри него шла борьба между разумом и чувствами. Я продолжала щенячьими глазами гипнотизировать его, пока, наконец, результат не был достигнут.

— Хорошо! — воскликнул Стас, и я, взвизгнув от радости, села рядом с ним на скамейку и обняла.

— Спасибо!

В итоге он всегда принимает участие в моих авантюрах, но всегда со своими условиями, никогда не прогибается подо мной. И за это я уважала его еще больше. На радостях я чуть не поцеловала друга, когда он поднял руки, отодвигаясь, и оборвал все мои восторги следующими словами:

— Но с одним условием!

— Усло-овием? — Я сделала вид, что размышляла над его предложением.

Пусть думает, что у меня есть еще кандидатура для роли мужа. Хотя себе я могла признаться, что ни с одним бы человеком в мире не вступила в брак даже ради спора. Уж лучше голой проехаться, чем быть кому-то обязанной.

— С каким? — настороженно спросила я, внимательно глядя на Стаса.

— Мы распишемся в день твоего совершеннолетия, — твердо ответил он, не оставляя мне и надежды. — Я приеду в твой день рожденья, и это будет моим подарком.

Он собирается прилететь раньше срока? Да я и мечтать о таком условии не могла! Он будет рядом со мной, я увижу его, да еще и в такой важный для меня день!

— Так мой подарок — ты? — уточнила я, дотронувшись тоненькими пальчиками до его груди и изо всех сил стараясь скрыть свою безграничную радость.

Он прищурился и рассмеялся, чуть отстранившись, и сжал мои пальчики в своей руке.

— Подожди радоваться, — быстро раскусил он меня. — Это еще не то условие, о котором я говорил. До восемнадцати лет ты исправно носишь юбки и платья.

Платья?! Это же жутко неудобно!

— О, нет, Стас! Для меня это смерти подобно! Ты не можешь поступить со мной так жестоко! — взмолилась я, даже захныкав.

Раньше, в детстве, на него это срабатывало. Времена изменились.

— Жестоко? — ухмыльнувшись, произнес блондин. — Нет, в самый раз для такого сорванца, как ты. Я даже рад этому пари. Теперь у меня будет женственная женушка, а не маленькая раздолбайка в потертых джинсах и кедах.

— Но, безусловно, милая и красивая в любом образе, — заметила я, улыбнувшись, и парень вновь рассмеялся, запрокинув голову.

Он был безумно красив в такие моменты! Почувствовав, как сердце ускорило бег, я постаралась успокоиться, но когда он так рядом, да еще безумно привлекателен… это выше моих сил.

— Стас, а как ты будешь следить за тем, выполняю ли я условие? — спросила я, пытаясь отвлечься от любования парнем.

— Ты – и не выполнишь условие? Со всеми твоими противоречиями ты самая честная девушка во всем мире, и пари для тебя — дело чести, — уверенно заявил он, вызвав жгучий румянец на моих щеках. — Ты и так будешь выполнять все обязательства. Я доверяю тебе.

Вот опять. Сердце пустилось в пляс. Только он, если не считать родителей, поручался за меня и мои слова, не требуя доказательств. Как я могу так просто принять этот бесценный дар — доверие?

— Нет, — покачала я головой, и Стас нахмурился, — так не пойдет. Мне будет сложно выполнять твое требование изо дня в день без контроля. Ты должен его осуществлять. Давай так: каждый день я буду ждать твоего звонка по «скайпу», чтобы ты проверил, во что я одета.

— Или раздета…

— Что? — переспросила я.

Мне могло показаться или?..

— Нет, ничего, — отрицательно покачал головой Стас и взглянул на наручные часы. — Мне уже пора собираться. Завтра самолет в семь утра. Проводишь меня до дома?

По сердцу разлилась глухая тоска. Время так быстро летит, когда он рядом!

— Могу даже помочь собраться, — предложила я, не желая расставаться с другом.

— И на ночь останешься? — отчего-то хриплым голосом спросил Стас.

Я лишь пожала плечами, немного смутившись собственных мыслей.

— Почему бы и нет? Не в первый же раз.

Он мне ничего не ответил, лишь как-то странно улыбнулся. Конечно, не в первый раз.

Но почему так колотится сердце?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям