0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Красавище и Чудовица » Отрывок из книги «Красавище и Чудовица»

Отрывок из книги «Красавище и Чудовица»

Автор: Котянова Наталия

Исключительными правами на произведение «Красавище и Чудовица» обладает автор — Котянова Наталия Copyright © Котянова Наталия

Глава 1

 В некотором царстве, в некотором государстве жила-была... я. Ну да, а что? Я, конечно, девушка скромная, и даже очень, но надо же как-то начинать! Тем более, для достоверного описания всех моих достоинств никто другой бы и не сгодился. И не потому, что их, достоинств, у меня так уж много. Ну, покладистая, добрая, люблю цветы и вкусно готовить, пою неплохо... Наверное, даже умная, во всяком случае книг прочитала куда больше, чем другие девушки моего возраста. Причём не любовные романы (у меня на них аллергия), а исторические и научные, в том числе и из университетской программы. Это потому, что библиотекарь наш, старый и бесконечно уважаемый мной гоблин Парасельс, долгое время там преподавал, пока на пенсию не вышел. Когда мне было что-то непонятно (поначалу частенько), он терпеливо и едва ли не с удовольствием объяснял и просвещал. Именно он и сделал как-то комплимент насчёт ума. «Редкая ты девка, Синтирелла, редкая! Умница и не зазнайка, не то, что мои бывшие ученики. Я б тебя сразу на второй курс записал. Да только кто ж тебя примет... Ээх!» Невозможно передать, как приятны мне были его слова. Потому что за все мои восемнадцать лет это была чуть ли не первая похвала, которой я удостоилась. Точнее, первая – от мужчины. Правда, очень пожилого и сильно подслеповатого... Откровенно говоря, я была почти уверена, что он отнёсся ко мне так благосклонно именно поэтому. У тех, чьё зрение было в порядке, я популярностью не пользовалась. Совсем. А если быть до конца честной, то начинать следовало бы именно с этого.

Итак, жила-была на свете на редкость некрасивая девушка. Да что там некрасивая – просто чудо какая страшная. Звали её (очень и очень редко) – Синтия или Сина. Но почти всегда прямо так и кричали: в детстве - «пошла вон, маленькое чудовище!!», а в юности, когда окружающие привыкли и уже не шарахались от меня в ужасе – «привет-привет, Чудовица!» По сравнению с другими прозвищами звучало почти ласково. Можно даже подумать, что это означало «чудесная красавица». Да только вот беда – на зрение я сама никогда не жаловалась и в зеркало смотрелась исправно. Не потому, что обольщалась или надеялась разглядеть хоть одну привлекательную чёрточку, а просто потому, что с детства привыкла выглядеть опрятно. А кто, как не зеркало, подскажет, не оторвалась ли ненароком пуговица, не выбился ли из-под чепца локон? Пусть я «ужас-ужас», зато никто и никогда не упрекнёт меня за неподобающий внешний вид.

Всё остальное от меня не зависело. «Природа - это страшная штука!» - говорил, глядя на меня, выпивоха дядька Гантц с соседней улицы. «Если она вздумает мстить – то всё! Ик!» - и он красноречиво чертил себе ладонью по горлу и закатывал глаза. Может, это был такой тонкий намёк, что монстрам вроде меня и жить-то на свете незачем? Не совестно, дескать, одним своим существованием честных людей пугать?!»

Мне было не совестно. Я ещё в детстве прочитала одну мудрёную книгу по философии; многого не поняла, но наткнулась на мысль, которая привела меня в восторг. «Любое проявление жизни достойно жизни, и судить о том не есть людской удел, а только лишь промысел Света. Другими словами – всякая тварь важна и для чего-то пригодна. Абсолютно бесполезного не существует и существовать не может, да не всякий то уразумеет. Ибо человек обладает ограниченным умом, а мировой Свет – бесконечным, и не нам, грешным, оспаривать его великие задумки.» Вот оно!! Я – такая же задумка высшей силы! Может, не слишком удачная, но точно для чего-то нужная! Узнать бы ещё, для чего...

После смерти моей дорогой тётушки Беруши я одна продолжила наше общее дело. Громко сказано, конечно – мы зарабатывали тем, что каждое утро пекли и продавали горячие булочки. С маком, с шоколадом, с сыром и пряными травами – ассортимент у нас был почти такой же, как и в других маленьких пекарнях на соседних улицах. Такой же – да не совсем такой. Не смотря на явную «антирекламу» в моём лице, наши булочки любили и покупали охотнее, чем у иных миловидных продавщиц. Почему? Как ни странно, именно из-за меня, а точнее, моей тяги к чтению. В одной старинной книжке по ботанике, рассохшейся и никому не нужной, я случайно обнаружила упоминание о травах, которые в те времена повсеместно использовали в качестве приправ. Сейчас о них благополучно забыли, и мне стало любопытно – будет ли с ними выпечка вкуснее, или наоборот, получится жуткая гадость? Эксперимент неожиданно удался и даже принёс нам с тётей определённую славу среди нашего круга. Кстати, вру, не только нашего, была среди постоянных клиентов и пара богатых купцов. Уж как они прознали про наши булочки, неведомо, но их слуги каждое утро исправно забегали за ними. За прилавком обычно стояла тётя, она и общалась с покупателями. Когда же её не стало, я всерьёз испугалась, что пойду по миру: люди-то предпочитали думать, что печёт тоже она, а не я, а теперь... По счастью, обошлось. Неделю после похорон я ничего не пекла и не продавала, закрылась дома и плакала. А потом со мной через дверь вежливо поговорили давешние купеческие слуги. Хозяева-де беспокоятся, соскучились по вкусненькому! Я воспряла духом и вновь приступила к работе. Правда, пришлось нанять в продавщицы соседскую девочку, соответственно, доходы несколько уменьшились, но много ли мне одной надо? На муку да продукты, по чуть-чуть откладывать на ремонт дома и покупку дров на зиму, одежда при моей аккуратности всегда служила долго... А книжками бесплатно (верней, за те же булочки) снабжал всё тот же господин Парасельс. Жить можно!

Жаль только, что моя главная заветная мечта так и не осуществится. Как ни странно, грезила я вовсе не о красивой (или хотя бы самой заурядной) внешности, а об учёбе в Королевском Университете. Ведь от родимого лица при всём желании никуда не деться, а поступить в принципе было возможно. Моих знаний, по заверению старого гоблина, для этого хватило бы с лихвой. Существовало лишь одно препятствие, но зато совершенно непреодолимое – вступительный взнос. Такой, что я со своими булочками накопила бы на него лет через пятьдесят. Смешно. В этом возрасте, чувствую, меня будут волновать совсем другие проблемы... От уплаты взноса освобождались лишь самые родовитые дворяне, а также героические личности (за какие-то свои особые, неназываемые народу заслуги), так что и с этой стороны меня ждал полный и безоговорочный облом. Интересное слово, старинное, правда, смысл от этого не меняется. Так что мечтать о Королевском Университете было делом ещё более безнадёжным, чем о хорошенькой внешности. Со своей страхолюдностью я уже давно как-то примирилась. А вот учиться хотелось по-настоящему. В нашей библиотеке непрочитанными остались две маленькие полки, их мне надолго не хватит. А что потом?!

В День Желаний я загадала, чтобы господину Парасельсу его бывшие ученики прислали в дар целую телегу новых (или старых, неважно) университетских учебников и интересных, познавательных книг. Лучше, конечно, не одну телегу, а сразу десять... Но моя вера в чудеса всё же имела свои границы.

Как вскоре выяснилось, совершенно напрасно. Ибо... В общем, своеобразное чувство юмора не чуждо даже самому всемогущему Свету.

 

За каким делом они вздумали проезжать именно через наш город, никто толком не знал. Это и понятно – не обязан король народу про все свои планы докладывать. И так сплетен и слухов хватает с избытком.

Я как раз закончила свои дела в лавке, отпустила помощницу и направилась, как обычно, в библиотеку. Она располагалась неподалёку от главной площади, в такое время всегда пустынной. Но не сегодня. Люди возбуждённо переговаривались и чуть не бегом стремились попасть на площадь и прилегающие к ней улицы. Что случилось?!

Нельзя сказать, что я была начисто лишена любопытства, поэтому, увидев неподалёку знакомого мальчишку, догнала его и поинтересовалась, куда и зачем все так целенаправленно спешат.

- Ты не знаешь?! Говорят, к нам сам король с принцем приехали!

- А зачем?

- Ха, пойди и спроси у бургомистра!

- Наверное, принцу невесту ищут, самую-самую, чтоб достойна была нашего Дэлечки, - встряла пожилая булочница Зоза. Нетрудно догадаться, как она была ко мне «расположена». – Ты смотри, не зевай, как поедут, в первом ряду вставай. Чтоб разглядел наш принц красоту твою ненаглядную. Глядишь, влюбится и увезёт в столицу. Ты тогда нас не забывай, чудовищное высочество, мы ж за тебя всей душой радеем!

Народ вокруг так и покатился со смеху, а я лишь плечами пожала. А что, вот возьму и встану! В конце концов, мне тоже хочется на живого принца посмотреть. Говорят, он у нас жутко красивый. Как-то в газете его портрет напечатали, так теперь вырезка у всех наших дам на стене над кроватью висит. Сама-то картинка качеством так себе, темноватая, лица толком и не разглядеть. Вот я и решила убедиться, насколько оригинал лучше портрета окажется. Прикинула, что ежели кортеж королевский направится к дому бургомистра, то поедет только по самым широким улицам. Таких у нас всего ничего. На площадь идти нет смысла, там уже и так не протолкнуться. А, значит, самое козырное место - перед Солнечной аркой. Она, хоть и огромная, но каретам всё равно придётся замедлить ход. Вот тут-то я и увижу короля с принцем во всех подробностях!

Я даже умудрилась занять себе место в первом ряду, хотя при моём росте это было вовсе не обязательно. Хорошо, что погода сейчас прохладная. Снующие вдоль улицы королевские стражники не обратили внимания на замотанную по самые уши девушку, а то бы, чего доброго, велели отойти подальше и не пугать светлейших особ. Заикают ещё от неожиданности, узрев мою «ненаглядную красу»... Чтоб ты, Зоза, сама обыкалась.

- Едут, едут!!

Я вслед за остальными вытянула шею и распахнула глаза пошире. Вот в конце улицы показался рослый белый конь в драгоценной сбруе, а на нём, видимо, какой-то важный военачальник – в парадном мундире и при роскошных усах. Ну чисто жук! За ним ехали несколько офицеров попроще и, наконец, показалась королевская карета. Ради такого случая – открытая, о шести прекрасных лошадях и... Тут все посторонние мысли бесследно исчезли, уступив место одной-единственной. «Вот это да!!» Краем глаза я успела заметить, что на его высочество мечтательно пялятся абсолютно все окружающие меня женщины, начиная с трёхлетней дочки кузнеца и заканчивая дряхлой беззубой бабушкой Устиной. Неужели и у меня самой такой глупый вид?? Я не без труда перевела взгляд с принца на короля. Тоже мужчина ничего себе, не выглядит старым и вообще представительный, как ему и положено... Но своему сыну проигрывает бесповоротно.

Когда карета приблизилась вплотную, я, как и остальные женщины, присела в реверансе; мужчины заранее обнажили головы. Король с принцем милостиво улыбались и махали руками, отчего самые впечатлительные девушки то тут, то там падали в обморок. Ну и дуры, столько интересного пропустят.

 

Я сама чуть не пропустила. Карета медленно приблизилась к арке, народ продолжал преданно пялиться в монаршие спины, и я в том числе. От созерцания роскошной шевелюры принца меня отвлёк чувствительный тычок в бок. Кости у меня на редкость крепкие, так что я только чуть слышно зашипела сквозь зубы. А у обычной девушки ребро бы треснуло, как пить дать! Я развернулась к соседу-невеже, намереваясь сказать ему пару ласковых... И сначала не поверила глазам. У него арбалет!! Маленький, наручный, который легко пронести под плащом, не вызывая подозрений. Болт уже заряжен, и... Я испугалась. Не этого высоченного бородатого мужика, а того, что он задумал. Целиться в спину принца! Ну или короля, что немногим лучше. Почему же никто ничего не делает, никто его не остановит?! Все разом ослепли?!

Дальнейшее происходило для меня словно во сне. Вот я изо всех сил вцепляюсь в руку преступника, дёргаю её на себя так резко, что пружина разжимается. Болт вылетает из паза и втыкается в землю совсем рядом с моей ногой. Но я не смотрю вниз, я по-прежнему вишу на руке мужчины, пыхтя от напряжения, и наконец встречаюсь с ним глазами. Как же я зла, ррр!! В ответ меня наградили недоумённым взглядом, который плавно перетёк в панический. Привидение, что ли, увидел? Истина дошла до меня с некоторым опозданием. А бедняга бородач закатил глаза и грузно шлёпнулся на мостовую. Наклонилась к нему – и невольно отпрянула. Фу, так он ещё и...

- Что здесь происходит?!!

Расталкивая зевак, к нам на всех парах мчались солдаты из сопровождения и местная стража во главе с десятником.

- Вот он хотел выстрелить в принца!

- Тише ты!! – громогласным шёпотом заорал десятник. – Ребята, вяжите его и тащите поскорее отсюда! Если бургомистр узнает, что мы допустили, вовек не отмоемся! А ты...

- Что здесь происходит?

На этот раз вопрос был задан таким тоном, что все, за исключением бесчувственного преступника, вытянулись в струнку и застыли на месте. Даже я. Скосила глаза и вот теперь испугалась по-настоящему.

Король! Живой и, кажется, крайне недовольный. Его охрана мгновенно оттеснила толпу в сторону, и сейчас на освободившемся пятачке остались лишь бородач и я. Упасть, что ли, тоже в обморок? Главное, юбкой в лужу не угодить...

Первым отмер десятник. Скрыть происшествие не удалось, значит, придётся отвечать за недосмотр.

- Ваше величество, эта девица утверждает, что на принца готовилось покушение!

- Что??

Мамочки, можно я пойду домой...

- Это правда? Смотри в глаза и отвечай внятно!

По жуткой гримасе сотника я догадалась, что на этот раз изволят обращаться именно ко мне. Одно это могло бы прославить меня на всю улицу... Да только что-то не хочется мне такой славы. И вообще ничего. Аа, хочу домой!

Я собралась с духом и подняла взгляд на своего монарха. Он оказался гораздо ближе, чем я думала. Это было очень плохо. Если и он сейчас свалится от ужаса, то мне точно конец! Скажут, что я заодно с преступником, и казнят без суда и следствия!

К чести короля, ни в какой обморок он не упал. И даже не поморщился, когда как следует разглядел моё лицо. А вот двое его солдат оказались послабее и невольно отступили на шаг назад. Правда, тут же вернулись. Так, спокойно, Сина, берём пример с короля и держим лицо!

- Да, ваше величество. Я не знаю, кто точно был целью, вы или принц, но я видела, как этот человек...

Монарх недоверчиво сощурился и, когда я замолчала, задал тот же вопрос, который задавала себе и я:

- Почему же больше никто не заметил, что он достал арбалет и собирается стрелять?

- Не знаю.

- Ясно. Мужчину в острог, обыскать, связать, глаз не спускать. Да, и переодеть... Я сам хочу присутствовать на допросе. А вас, леди, - меня удостоили едва заметной ироничной улыбки, - я настоятельно прошу также последовать с моими солдатами. Необходимо как можно точнее записать ваш рассказ. Моё почтение.

Король резко развернулся и в сопровождении охраны прошествовал обратно к карете. Я успела заметить, что прекрасные голубые глаза его сына остановились на мне с явным интересом. Наверное, ему любопытно, что же тут происходит. Карета находилась довольно далеко от этого места, под самой аркой. Оттуда плохо видно... И это лично для меня только к лучшему. Не хотела бы я, чтобы его высочество так же позорно намочил штаны и грохнулся в обморок. Хотя нет, он же – сын своего отца, значит, его так же трудно напугать. Особенно какой-то не совсем обычной девчонкой...

 

Долго размышлять мне не дали. Вежливо, но непреклонно подхватили под руки и сопроводили в стоявшую в ближайшем проулке карету с закрытыми окнами. Двое солдат сели со мной, хорошо хоть, напротив, а не рядом, и всю дорогу старательно пялились куда угодно, только не на меня. Ехали мы недолго и ожидаемо остановились у городской тюрьмы. Слава Свету, меня не потащили сразу в подвальные казематы, а проводили в комнату секретаря. В присутствии охранников я ещё раз в подробностях рассказала о попытке покушения и расписалась под своими показаниями. Секретарь не стал ничего выдумывать и всё записал точно, разве что допустил целых три ошибки. Думаю, это не страшно.

После этого меня, конечно же, и не подумали отпустить. Даже поесть не предложили, так и оставили в этой комнате под надзором. Интересно, неужели король и вправду собирается присутствовать на допросе? Меня всё ещё считают возможной соучастницей и потому не отпускают? Эх, а могла бы в это время с соседками принца обсуждать и булочки трескать...

 

Два часа спустя в коридоре поднялась суета, захлопали двери – не иначе, и в самом деле приехал король. Совершенно логично он решил начать с основного подозреваемого, поэтому меня вызвали к нему ещё через полчаса. К этому времени я уже настолько устала сидеть на одном месте, что чувствовала не страх за собственную судьбу, а лишь глухое раздражение.

У дверей кабинета начальника тюрьмы меня попросили остановиться. Один из солдат шепнул, что мне необходимо сразу, как войду, подойти к задержанному и посмотреть на него примерно с тем же выражением лица, как тогда на улице. Зачем? На этот вопрос мне ожидаемо не ответили, но догадаться было нетрудно. Очная ставка. Что ж, хорошо, хоть будет на ком сорвать свою злость.

Дверь тихонько приоткрыли и сделали знак войти. Я усмехнулась и до конца размотала накидку, открывая взглядам не только своё выдающееся лицо, но и сероватую кожистую шею. Бородач сидел, прикованный к стулу, ко мне спиной, король с начальником тюрьмы и прочими господами в мундирах – лицом. Все они едва удержали на этих самых лицах прежнее деловое выражение, когда я, бесшумно ступая по ковру, приблизилась и встала за плечом допрашиваемого.

- Стало быть, ты утверждаешь, что на самом деле это ты пытался спасти принца от страхолюдной преступницы с ручным арбалетом? Ты хотел помешать ей выстрелить, и тебя схватили исключительно по ошибке? Правда ли это, господин... ээ...

-Утюгг, ваша милость, - нервно улыбаясь, напомнил мужчина. – Истинная правда, клянусь Светом...

Он ещё и клятвопреступник! Тут уж я не утерпела: метнулась вперёд и угрожающе нависла над подлецом, забыв о присутствующей здесь высокой публике. Меня душил самый настоящий гнев.

- Значит, ты клянёшшься?! И не боишься того, что Свет тебя покарает? Что ты прямо сейчас вспыхнешь как свечка и сгоришь, заживо, в страшных мучениях?! Отвечай, ты, бессовестный...

К сожалению, тут я вынуждена была замолчать, ибо давешний сценарий в точности повторился. При виде моей оскаленной мо... лица, мужик сдавленно захрипел и, закатив глаза, обвис в своих путах. И – мда, всё остальное также имело место быть.

- Знаете, уважаемые, мне это надоело! – заявила я, поворачиваясь к начальнику тюрьмы. Между прочим, он сам время от времени не брезговал моей выпечкой. – Господин Клаус, может, хотя бы вы выскажетесь в мою защиту?! Неужели только тот факт, что мне немного не повезло с внешностью, заставляет всех думать, что я способна на преступление?!

- Немного?? Хм...

Я стремительно развернулась к одному из приезжих офицеров. Нервы были на пределе: ещё одно такое замечание, и я, тихая скромная девушка, точно вцеплюсь кому-нибудь в брезгливо наморщенную физиономию.

- Если ваше воспитание позволяет вам в таком тоне отзываться о незнакомой женщине в её присутствии... Что ж. Наверное, здесь только я одна испытываю сейчас неловкость и стыд. Но, как ни странно, не за себя. За вас.

Офицер побагровел и открыл рот, явно намереваясь сказать какую-нибудь гадость, но внезапно передумал. Опустил глаза в пол и даже пробормотал извинения. Или мне послышалось?

Шаги за спиной были тихими, но всё же не бесшумными – куда кованым сапогам против моих удобных туфель. Я заставила себя успокоиться и повернулась, одновременно приседая в неуклюжем реверансе.

- Вставайте, леди Синтирелла. Прошу простить этих и в самом деле невоспитанных господ за тот балаган, что они устроили. И прошу простить меня лично. Мы вели себя с вами непозволительно грубо.

Тут я не сдержалась и вытаращилась на своего короля с неприкрытым изумлением. Он извиняется... передо мной??

- Не соблаговолите ли перейти в соседнее помещение? Здесь несколько... дурно пахнет.

 

Как во сне я последовала за ним.

Соседнее помещение оказалось чем-то вроде комнаты отдыха. Совершенно неофициальное: узорчатая шёлковая обивка на стенах, удобные кресла и диваны, повсюду цветы. Король подождал, пока я сяду, и устроился неподалёку, значительно ближе ко мне, чем его свита. Выражение его лица при этом было ничуть не брезгливое, а наоборот, самое что ни на есть доброжелательное. Он не поверил обвинениям?

- Итак, уважаемая госпожа Голдари, не волнуйтесь больше ни о чём. На самом деле в очной ставке не было никакой особой нужды. Я не сразу понял, что некоторые должностные лица просто решили таким образом... развлечься. Уверяю вас, больше подобного не повторится, я сам об этом позабочусь. Если хотите знать, присутствующий здесь мэтр Дукакис с самой первой минуты допроса определил, что преступник беззастенчиво лжёт.

Я невольно стрельнула глазами в тщедушного пожилого мужчину в широкой мантии – известного всей стране придворного мага. Я только сейчас его узнала! Он слегка поклонился в мою сторону, и я, покраснев, ответила ему тем же. Уфф... Просто гора с плеч! Слово королевского мага – истина в предпоследней инстанции. Если он считает, что я не виновата, то никто не станет оспаривать его мнение.

- Мэтр Дукакис применил особую технику и в результате досконально выяснил, для чего этот человек собирался стрелять в принца.

- Всё-таки в него?? Но зачем?!

- Всё просто и где-то даже смешно. Слава Свету, его целью не было именно убийство, он скорее собирался напугать нас, выстрелив, скажем, в лошадь или саму карету, но по воле случая он мог и промахнуться. Не будь на Дэллисе надёжной защиты, стрела в принципе могла бы его достать. И всё из-за того, что у вашего уважаемого господина бургомистра имеется некий завистник, который хочет очернить его в моих глазах и в конце концов занять его место. Казалось бы, какое отношение к этому имеет мой сын? Но, тем не менее, по иронии судьбы он мог бы стать этой самой случайной жертвой заурядного конфликта в маленьком провинциальном городке... Вы не находите это...

- Ужасным?

- Нелепым. Как в детской сказке про двух крыс, которые в пылу драки кусают медведя, и тот от неожиданности падает в глубокую яму и в результате погибает.

При этих словах бедный бургомистр окончательно посерел лицом. Но король даже не посмотрел на него, всё своё внимание сосредоточив на моей скромной персоне.

- И что же теперь?

- С преступниками? Тот, кто заплатил стрелку, нам уже известен и вот-вот будет схвачен. Завтра их обоих казнят.

Я машинально кивнула. Это хоть и жестоко, но правильно. Не стоит монаршей семье прощать такие «шутки» в свой адрес...

- Если вас интересует, то господин Зай останется на своей должности, - продолжал между тем король. – Надеюсь, он извлечёт из произошедшего урок и в дальнейшем будет выполнять свои обязанности с ещё большим рвением.

Бургомистр низко склонился перед монаршей спиной.

- А теперь наконец-то перейдём непосредственно к вам, дорогая госпожа Голдари!

Неожиданная улыбка заставила меня машинально напрячься.

- То есть с меня снимут все подозрения, и я смогу уйти домой?

- Безусловно. Но сначала я задам вам последний вопрос. Какую награду вы хотите получить за спасение наследника престола?

Каюсь, тут я снова позволила себе ошарашенный взгляд в сторону своего короля. А он явно наслаждался моим замешательством.

- Ну же, смелее, я вас внимательно слушаю!

- Но ведь... вы сами говорили про защиту, значит, по-настоящему его высочеству ничего не угрожало, и я вовсе...

Король жестом прервал мой невразумительный лепет. Лицо спокойное, а вот глаза – могу поклясться – откровенно смеются.

- Я очень рад, что среди наших подданных есть люди, которые способны не задумываясь броситься на нашу защиту. Не потому, что им за это платят, не потому, что лично они получили от власти какие-то блага... Ещё мой отец говорил, что государство держится на простых, но преданных людях. Таких, как вы, госпожа Синтирелла. Сегодня я в полной мере убедился в правоте этих слов. И намерен, да, твёрдо намерен выполнить любую вашу просьбу. Кхм... Практически любую.

Я невольно улыбнулась, на миг вообразив такую картину: я заявляю о том, что хочу, к примеру, замуж за принца, и... Вот тут его величество точно грохнется в обморок. Правда, к тому времени, когда он очнётся, я уже должна быть очень, очень далеко отсюда...

А потом я улыбаться перестала и даже побледнела от осознания собственной наглости. Но... ведь это же он, тот самый единственный в жизни шанс осуществить свою заветную недостижимую мечту!! Больше не раздумывая, я прижала руки к груди и выпалила:

- Хочу учиться в Королевском Университете!

Кто-то из офицеров поражённо присвистнул. Брови короля поползли вверх, но быстро вернулись в первоначальное состояние.

- Что ж, это весьма похвальное желание. Вы меня приятно удивили, госпожа Синтирелла. Только, видите ли, есть некоторое препятствие, хм...

- Если вы о необходимых базовых знаниях, то они у меня есть! – рискнула перебить я. – Уверяю вас, я неплохо подготовилась! Просто... просто у меня нет столько денег...

Конечно, мне никто не поверил – я видела это совершенно ясно. Но, тем не менее, король решительно хлопнул себя по коленям и встал. Вслед за ним вскочила и я.

- Хорошо. Договоримся так. Вам выдадут бумагу с моим личным разрешением учиться совершенно бесплатно. В случае хорошей успеваемости вы также будете иметь право на получение именной стипендии. Но только при условии, если уровень ваших знаний сочтут приемлемым для учёбы в Университете. Я лично попрошу вас, мэтр Дукакис, войти в состав приёмной комиссии и проследить, чтобы ничьё предвзятое мнение не помешало объективной оценке знаний этой достойной девушки. (Маг с готовностью кивнул.) Однако, если выяснится, что их недостаточно, то – увы, не обессудьте. Можете через мэтра передать новое прошение, и вас примут в учебное заведение попроще. А подводить уважаемого мной господина ректора я просто не имею права. Все, кто учится в стенах Университета, заслужили это по праву.

- Я знаю это, ваше величество, - кивнула я. – Поэтому считаю такое условие полностью справедливым. Благодарю вас... от всего сердца.

Ещё один не слишком грациозный реверанс – и король с улыбкой кивает сначала мне, потом, уже без улыбки, одному из охранников.

- Вас проводят до дома, бумагу принесут по этому адресу чуть позже. Вижу, вы устали, отдыхайте. И всего доброго.

- До свиданья, ваше величество.

- Свиданье? С этим?! – весело фыркнул мне в спину кто-то из офицеров. – Мой король, вы неописуемо демократичны!

- И бесстрашны!!

Что прозвучало в ответ, я уже не услышала. Да это было и неважно. Ведь только что произошло самое удивительное чудо в моей жизни. Главное, случайно не обнаружить, что всё это мне приснилось... Не переживу ведь!

 

Не приснилось. Окончательно я поняла это несколько часов спустя, когда важный посыльный принёс мне большую запечатанную шкатулку. Открыв её, я нашла внутри подписанный королём именной указ и вдобавок к нему послание от мэтра Дукакиса с просьбой перед вступительным экзаменом найти его в столице по такому-то адресу. Из неожиданного в шкатулке обнаружилась ещё небольшая по столичным понятиям сумма денег. И – самое удивительное – маленький, дивно пахнущий букетик белых фиалок. С короткой, всего в несколько слов, запиской, от которой меня мгновенно бросило в жар. «Синтирелле, с благодарностью, Дэлль.» Нет, всё-таки я сплю...

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям