0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Кривая дорога (#2) (эл.книга) » Отрывок из книги «Кривая дорога»

Отрывок из книги «Кривая дорога»

Автор: Тараторина Даха

Исключительными правами на произведение «Кривая дорога» обладает автор — Тараторина Даха Copyright © Тараторина Даха

Верста 1. Распутье

Рука была человеческая, но когти на ней – волчьи.

Мальчик недоумённо поднял глаза. Всё верно, тётя самая обыкновенная: худая, сердитая и намного менее красивая, чем мама. Но с когтями.

Ладонь нетерпеливо сжималась и разжималась, когти оставляли царапины на тонкой, удивительно бледной для конца лета коже. Маленькие порезы медленно аллели и так же неспешно бледнели, зарастая прежде, чем начинали кровоточить.

Взрослые этого не замечали.

Мама смиренно ждала очереди, прижимая сына к крутому бедру и сердечно улыбаясь коренастому харчевнику. Куда ей рассматривать странную, лохматую, сверкающую глазами женщину?

Владелец заведения тоже не обращал внимания ни на когти, ни на недовольство посетительницы, битый час объяснял, почему от его хмельного наутро не болит голова, и разливать пиво не спешил:

– Это вот из самой Морусии привезли, - увлечённо рассказывал рыжий хитроглазый мужичок, - оно погорчее будет, чем предыдущее. А вон то, тёмное, мы сами ставили. Хорошее пиво, жаль не дозрело пока...

- Давай хорошее, - согласилась обладательница странной руки.

- Дык это не всё! Ещё новьё привезли вчерась. Даже бочонок не раскупорили. Вы б хоть пригубили!

- Благодарствую, уже напробовалась. Налей мне… хоть какого-нибудь. Только поскорее.

- Э, нет, - возмутился собеседник, прищурившись, - так пиво не выбирают. Ты мне скажи, красавица, тебе послаще али покислее? Горькое-негорькое?

«Красавица» пнула стол и стала ещё неприятнее:

- Да плевала я в твоё пиво! Налей хоть чего и дело с концом! Всё одно бурда дешёвая!

- Это-то моё пиво — бурда? Это у меня-то дешёвая?! - лицо у мужика стало, что у дитёнка обиженного, глаза округлились, выпучились. - Да ко мне с соседних деревень ходят! За десять... нет, за двадцать вёрст! Лучшее пиво на весь Озёрный край! Бочками, слышь, бочками закупают, рецепты выпрашивают!

Младен крепче ухватился за материнский подол (чтоб не так страшно), изо всех сил зажмурился и отвернулся от спорящих. Но получилось ещё хуже. Мирная беседа становилась громче и напряжённее, и даже всегда спокойная неторопливая мама перестала лучезарно улыбаться и переминалась с ноги на ногу. Мальчику хотелось уйти, но родительница решила, что он проголодался, а поесть надо именно здесь и именно сейчас «пока Светолик торгует», и деваться было некуда.

- Фроська, ты чего буянишь?

Подошедший был высок и так же худ, как тётя с когтями. Но казался куда добрее и приятнее. Он, к радости Младена, влез в самую серёдку очереди и по-свойски обнял женщину за плечи:

- Далось тебе это пиво! Я бы лучше кваса выпил. Друже, плесни в кувшин сухарного с мёдом. Только пены поменьше, а то знаю я вас! – кивнул он рыжему знатоку хмеля.

Светолик, довольный, расплылся в улыбке:

- Обижаешь!

Подошедший мужчина, приметив полный любопытства взгляд, повернулся к Младену, сдул со лба прядь серых, как у старика, волос, и подмигнул. Мальчик тут же сделал вид, что не смотрит, но исподтишка наблюдал, как гость придирчиво заглядывает в кувшин, морщится, будто недовольный зверёк, и требует долить до краёв; как харчевник возмущённо сопит, но всё-таки лезет к бочонку второй раз; и как неприятная тётя с когтями перестаёт злиться и даже становится чуть менее неприятной оттого, что её обняли.

 

Серому в Озёрном краю нравилось. Солнце не пекло, дожди быстро проходили, хоть и начинались куда быстрее, людей мало, а места – вдосталь. Ягоды да грибы, манящие упругими бочками из-под всякого куста, кормили даже самых невдалых хозяев. А в бескрайних лесах, засеянных мелкими и ровными, словно чаши, озерцами, обреталось видимо-невидимо дичи. Чем не раздолье? Бегай себе, лови зайцев, живи в удовольствие. Но Фроську тянуло к людям. А куда молодому оборотню в деревню? Только детей пугать. Как вон того, что всё косится из-за мамкиной юбки.

- А под берёзками было б краше… - протянул он.

Фроська кинула на мужа недовольный взгляд:

- Тебе б всё к лесам. Чего ты там не видел?

- Много чего. Людей, например, не видел, которых ты пугаешь.

- Это потому что я их съесть раньше успеваю.

Серый прищурился, словно вправду прикидывал, успевает ли. Решил, что нет:

- Лопнула бы.

- Зато была бы сытая и довольная.

Ей всё время хотелось есть. Нет, они не голодали. Серый легко зарабатывал монетку-другую в каждой прохожей деревне. А в каком селении нет бабы, что устала упрашивать мужа подпереть забор и готова заплатить первому встречному, лишь бы дворовые псы не шныряли туда-сюда? Тем паче, если встречный ласково улыбается и весело сказывает о путешествиях. Такому не только денег, ему и сыру али пирогов с пылу с жару с собой положить не жалко. Ежели, конечно, его суровая супруга не стоит над душой и не зыркает так, что слово сказать боязно.

А ещё они охотились. Фроську даже не пришлось учить: только что обратившаяся, полная сил и жизни, она легко обгоняла мужа, ломая жирные кроличьи хребты со сноровкой бывалого вожака. Он вскоре перестал бегать рядом, коль больше мешал погоне. Да и советов волчица всё равно не слушала.

Но ей постоянно хотелось есть.

 

***

Пусто.

И холодно.

И голодная темнота воет в животе…

Я заполняю её - жру чужую, тёплую плоть.

Но голод всё равно не уходит.

Озёрный край был самым отвратительным местом на свете.

Мелкие и чуть более крупные, но такие же грязные деревеньки, с избытком рассыпанные богами между водоёмами, воняли рыбой и дождём. Морось не прекращалась, то усиливаясь, то чуть затихая, но продолжая бесцельно заглядывать под капюшоны плащей. Наглые облезлые коты лезли под ноги, испуганно вздывбливая шерсть и шныряя под забор, разве когда я ощеривалась. Знают, поганцы, что здесь от голода не подохнут, будь они хоть сто раз бездомными и простуженными: всё какая мелкая рыбёшка да перепадёт от возвращающихся к семьям рыбаков.

До чего же мерзкое лето!

Но хотелось к людям.

В волчьей шкуре хорошо. Заяц – быстрый-быстрый – сидит до последнего, не шелохнётся, ну точно кучка прелых листьев. И я крадусь. Медленно. Едва дыша. Чуя манящий запах…нет, уже вкус. Кровь. Кишки. И молоко. А потом срываюсь и бегу. И лес бежит навстречу. А пушистые лапы мелькают всё ближе. Ускользнуть от меня? ОТ МЕНЯ?! Я делаю лишь один укус. Меткий, уверенный, единственный. И шея…нет, позвоночник хрустит. И голова…морда безвольно откидывается.

И руки уже не могут удержать арбалет, безвольно, кукольно замирают…

А я прыгаю ко второму…

Мне нужно к людям. Они должны быть рядом: тёплые, настоящие. Живые.

Чтобы не видеть мёртвого лица человека, которого я знала другом.

А Серый хотел в лес. Хотел носиться со мной наперегонки, вместе охотиться, ступать мягкими лапами по волчьим тропам.

Но он не убивал своего друга. И не боялся пустоты, что требовала её заполнить, расползалась холодом по жилам, и выла в бессильной ярости.

Серый обнял меня и ярость ушла.

- Девица, а пойдём ночью во лесок? – игриво предложил он.

- И что ж это, добрый молодец, мы там станем делать? – я положила ладонь мужу на колено.

- Как что, - моргнул он, - крола загоним. А ты о чём подумала?

Ох уж эти мужчины! Что дети малые – дай только дурака повалять.

- А может, в деревне останемся? Сегодня, сказывают, праздник навроде наших спожинок[1], лето провожают. Народ станет плясать да петь.

Серый нахмурился. Он боялся. Да кабы за меня! За людей боялся, за рыбаков этих, сыростью провонявших. Ну как не сдержусь, кинусь, обращусь да… шею кому переломаю?

А вдруг?

Но в лесу – тьма. Заглатывающая, холодная и пустая. И я не хочу с ней встречаться вновь.

- Ну, праздник так праздник, - муж расплылся в улыбке и подлил мне кваса, - но тогда уж не обессудь: коль сама на танцы подрядилась, плясать станем до упаду.

Я кивнула. Всё лучше чем волчица.

 

- А вы меня не будете есть?

Устроиться за самым неудобным, тёмным, но зато дальним и неприметным столом оказалось недостаточно. Маленький любопытный щенок всё-таки набрался смелости подойти.

Я повернулась к мальчишке, но тот испуганно отпрянул, таращась, словно укусить могу. Хотя я могу, это да.

Серый накрыл мою ладонь своей и наклонился к гостю:

- А зачем нам тебя есть, малец? Разве ты такой вкусный?

Младен поскорее замотал головой: он как-то пробовал съесть отвалившуюся от ранки кровяную корочку и точно знал, что невкусный. Но вдруг взрослые иного мнения?

- Тогда не будем.

- Честно-честно?

- Честно-честно, - влезла я в разговор.

Мальчишка посмотрел на меня оценивающе и сдвинулся на шаг ближе к Серому. Ну и ладно. Вот даже не обидно. Он, между прочим, точно кусается - жена-оборотень тому доказательство. Вслух я этого говорить, конечно, не стала.

- Тогда можно я спрошу?

Голос сорвался на писк, и малыш смущённо ойкнул. Верно, всю храбрость потратил на то, чтобы отцепиться от мамкиной юбки и подойти к незнакомцам. Незнакомцы дозволили:

- Спрашивай.

- А тётя волкодлак, да?

Тётя поперхнулась квасом и чуть не разбила кувшин. Мальчик прыгнул к Серому на колени и, мелко подрагивая, обхватил за шею. Мужчина аккуратно расцепил сжавшиеся ручонки и посмотрел ему в глаза:

- Тётя не волкодлак. Честное слово! И она не будет никого есть. Веришь мне?

Малыш отрицательно мотнул головой, потом покосился на меня и усиленно закивал:

- А маму тоже есть не будет?

Я выцепила взглядом упитанную, пышущую здоровьем женщину, что заболталась с харчевником. Женщина радостно смеялась и всё невзначай наклонялась чуть вперёд, демонстрируя содержимое чуть ослабленного ворота рубахи.

Вон у неё какое богатство — на четверых хватит, а я мужа разве что узорной вышивкой порадовать могу…

- А она тоже невкусная? – хмуро поинтересовалась я, так и эдак прижимая локти к туловищу, пытаясь создать видимость соблазнительных холмиков под грубой тканью.

- Фрось, ты чего скукожилась? Может, кваску? - заинтриговать формами Серого не удалось, а вот заставить усомниться в нормальности жены - вполне.

- Невкусная... То есть, не знаю, - пискнул малыш. – Я не пробовал…

- Проверять не стану, - я шумно брякнула кружку на стол, так что вздрогнул не только доставучий щенок, но и его дородная мамка, хитроглазый харчевник, поддатые мужички, спорящие о том, как надо правильно колотить жену (ссадины, напоминающие формой скалку, пунцовели на физиономиях обоих) и бледная молчаливая девка у дверей.

- Ну и зачем ребёнка пугать? - с упрёком протянул Серый, взглядом провожая улепётывающего мальчишку.

- Ничего, не помрёт.

- Ага, только заикаться всю жизнь будет.

Я равнодушно пожала плечами.

 

Иван и Ивар припозднились. Они не то чтобы были пьяны, нет. Но уже казались чуть более смелыми, чем необходимо, и чуть менее сообразительными, чем стоило бы.

Приключений всё не было.

А ведь так хотелось!

Возлюбленная Иванова супруга (благослови Макошь её труды!) намедни запекла целого молочного порося летнего помёта. Большой как-никак праздник! Надо же родню собрать да попотчевать. Бабы, что с них взять?

Угощение удалось на славу: золотистая тушка, ароматное, мягонькое мяско... Да вот незадача: глядь, а порося-то понадкусывали. Кто бы?

Иван, знамо дело, отпирался. Шутка ли? Прибьёт ведь сварливая баба, коль поймает на горяченьком! Мужик и так и эдак, мол, кот мог вбежать или за псиной недоглядели (старая уставшая сука лишь укоризненно взирала на хозяина, что для вида, конечно, замахивался, но всё равно нипочём бы не вдарил). Жена не верила, но и доказать ничего не могла. И всё бы ничего, да сдал обоих Ивар. Брат сунул морду в неплотно затворённые ставни и поманил собутыльника обглоданной поросячьей ногой, не заметив хозяйку дома.

Схлополали и муж и деверь[2]. Ровненькие одинаковые (залюбуешься!) синяки вдоль физиономий шрамами темнели в сумерках.

- Всё зло от баб, - заявлял Иван.

Ивару для поддержания беседы полагалось бы спорить, но ссадины болели, а самолюбие страдало. Ивар соглашался:

- Большое ли, маленькое — всё от них!

- А я тебе о чём толкую? Житья не дают! Так бы в воду и... ух!

Иван неопределённо махнул в сторону маленького озерца, что они с братом огибали по пути домой. То ли сам бы утопился, то ли жену порешить хотел — не понять.

- Вот ты вернёшься, ты-то ей покажешь, кто в доме хозяин!

- Я-то ей покажу, - подтвердил Иван, но, взглянув на желтеющие бледным светом в какой-то версте окошки, пригорюнился.

- От же дура-баба!

- Как есть!

- Я тебе как на духу скажу: нет мне с ней житья!

- А кому ж оно будет?

- Ни выпить — это раз, - Иван загибал пальцы, путаясь, считая один за два или вовсе пропуская, - ни поспать в обед — это два...

- Кто ж хорошему человеку поспать не даёт?

- Крышей этой в сарае...

- Что течёт?

- Ну да, ею, родимой. Так всю голову ж мне забила той крышей! Это три. Да и разве жена у меня красавица?

Ивар пошевелил ладонью в воздухе. Он-то считал, что, вообще-то, да, хороша у Ивана жена — статная, высокая, большерукая. Но его раньше никто не спрашивал.

- Вот и я о том! Даже и не красавица! Так и пущай рта не разевает, что я, бывает, на молодую девку засмотрюсь. Всяка баба должна своё место знать!

Ивар возражать не думал. Себе дороже. Но тут бы и не успел.

Это был даже не смех. Лёгкое дуновение ветра, что долетает с озёрной глади в поздний час. Яркое воспоминание. Трепет последней тёплой летней ночи.

Дева танцевала. У воды? В воде? Прекрасная, юная, она словно вовсе не касалась ногами земли. Манила, тянула и смеялась, смеялась...

Как давно Иван не слышал такого счастливого беззаботного смеха! Как мечтал сам так же хохотать!

А дева кружилась.

Мужик глаз не мог отвести и шёл уже не по тропе, спотыкаясь, заплетаясь ногами, разрывая объятия разросшихся трав, что из последних сил держали, чаяли уберечь.

Дева звала. И Иван слушался.

Болотистый берег хватал, всхлипывал под сапогами, оплакивая мутной жижей глубокие следы.

- Стой! Куда?

Да разве обернёшься на брата, когда самое прекрасное существо на свете глядит нежно прямо на тебя, улыбается, смеётся, зовёт!

Ивар хотел было кинуться, поймать заворожённого за рукав... Да надо ли? Жене от него одно расстройство, мать так вообще перед смертью грозила отречься от запойного пьяницы, всё стерегла Ивара, наказывала не смотреть на старшего, а своей жизнью жить. А своей-то как не было, так и нет. Пили, оболтусы, оба. Но у Ивана хоть жена любящая. А ну как теперь не у него она будет? Ну как красавицу-вдову полюбит, под крыло возьмёт не старший, а младший?

Вот же плясунья-чаровница! Ивар и не заметил, как сам подошёл близёхонько к озерцу. А дева как была в косой сажени, так и есть. Ручки ломкие тянет, обнять, защитить так и просит и смеётся, смеётся, чертовка!

Да одна ли? Уже не две ли простоволосых, лёгоньких, словно прозрачных, красавицы манят, заманивают непутёвых мужиков? Три? Дюжина?

Да и далеко ли, али уже за спинами и хороводы вокруг водят?

Вода дошла до груди.

А девы смеются.

Пятно луны становится бледнее, тонет.

А девы пляшут.

Свет меркнет.

А девам весело: живое ли, мёртвое... Всё едино — добыча.

Вода сомкнулась над головами, заперла живое на ключ — не выпустит.

А девы всё поют. Для кого бы?

 

***

Люди! Живые, настоящие, тёплые!

Праздник удался на славу.

Ряженые, разукрашенные, раскрасневшиеся, одни пели, иные подхватывали давно заученные наизусть мелодии; одни сказывали сказки, другие, затаив дыхание, слушали, хоть и знал всякий, что молодец чудовище победит, солнце спасёт да вернёт на небо, а девица-красавица станет ему верной женой. Иные не слушали и не пели, а знай наворачивали угощение, щедро разложенное у костра. Кто посметливее, у того с утра маковой росинки во рту не было — место, стало быть, берёг. Кто не пузо набить, а повеселиться пришёл, тоже обиженным не остался.

Лето в Озёрном краю провожали шумно: знай, зима, не боимся твоих колючих объятий! Не забудем, что ясно солнышко вернётся на землю, не попустит, чтобы холода лютые людей добрых сгубили!

Праздник завели на окраине деревни — аккурат между харчевней и озерцом. Справили доброе кострище, чтобы уголья по двору не разбросать ненароком, принесли требу богам, как полагается. Дома бы сейчас последний сноп вязали, Велеса благодарили. А тут — север. Сплошь камни да леса с озёрами. Рожью поле не засеешь. Да и огородов особо не держали, коль земля родить не желала. Знай рыбу ловили круглый год, да дичь-шкуры заготавливали, чтобы по осени везти торговать — менять на муку да крупу.

Я держалась в круге света разошедшегося огня, опираясь плечом об одинокую сильную берёзу. Рядом беспомощно белел ствол второй: корни вывернула, ветви раскинула. Не хватило места обоим деревьям — шибко разрослись. Вот и сгинуло одно, дало родичу больше места. Костёр тянул пальцы к небу, облизывая жаром тела веселящихся, точно мать лоб дитяти, от всяких хворей, ночниц да крикс[3].

Серый обнял меня сзади и опустил щетинистый подбородок на плечо. И откуда появился?

- Что грустишь, душа моя?

Я с наслаждением втянула ноздрями воздух. Потный. И еловыми лапами пахнет.

- Да вот, думаю, не увела ли тебя какая ушлая баба, - вздохнула я.

- Ты что такое говоришь, женщина? Неужто думаешь, что с такой супругой, как у меня, ещё на кого-то силы найдутся?

Нет бы сказать, что любит меня безмерно. Оболтус.

- Ну, и ещё люблю я тебя безмерно, - добавил муж и увлёк меня в пляс.

Страх, голод, одиночество... было ли что въяве? Возлюбленный прижимал меня к себе, а я знай вдыхала родной запах. Как не умела танцевать, так и не умею. Да разве это важно? Запах обволакивал, обнимал, грел и завораживал. Я бессовестно оттаптывала мужу ноги, а он делал вид, что не замечает и кружил меня дальше. И я кружилась, отдавая всю себя без остатка, надеясь, что танец никогда не закончится, что костёр не потухнет, а этот запах, любимый, обволакивающий, проникающий, всегда будет рядом.

Танец закончился.

Я беспомощно прижалась к мужчине, силясь ухватить ускользающий миг счастья, уткнулась в нестираную, небелёную рубаху, пряча заблестевшие глаза.

- Давай сегодня останемся ночевать в деревне?

Серый кивнул.

- И завтра тоже. Мне непривычно в лесу.

Снова промолчал. Спорить, припоминая, что лес я всегда любила, не стал.

- Сейчас договоримся, - пообещал он и ушёл.

Ушёл, мерзавец! Нет, это, конечно, замечательно, что супруг такой расторопный и ради любимой жены готов искать ночлег в сутолоке праздника среди мало что соображающих, опьянённых весельем людей. Но я не думала, что он сделает это прямо сейчас! Беспомощно озираясь,  я не решалась ни продолжить танец в одиночку, ни отступить в тень. Молодёжь стирала башмаки под звон струн, уже не казавшийся таким мелодичным; старики баяли сказки, детишки, раскрыв рты, слушали; отбившийся от толпы любопытный мальчишка выбежал из круга света и стремглав нёсся в сторону озера. Озерцо-то немелкое, хоть и малюсенькое. А при нём — болотце. Ну как утопнет? Мать не доглядела, а я потом страдай?

Тяжело вздохнув, я направилась за щенком. Ну конечно! Мальчишка оказался тем самым, что донимал нас с Серым днём. Уж не дать ли нахальному хлебнуть воды? Вон, аж вприпрыжку к ней бежит, на костёр и не обернётся.

Да только не озёрная гладь манила Младена. У самой кромки стояла бледная, простоволосая, словно изломанная девка и жалостливо тянула руки. Уж не та ли, что в харчевне дрожала, глаза боялась от пола поднять? А мальчишка бежал, что есть мочи, и тянулся навстречу.

- Эй!

Неслух и не думал останавливаться.

- Куда?

Только быстрей помчался.

- Стой, паршивец!

Паршивец стал, как вкопанный в нескольких шагах от русалки. А та словно и не его ждала, посмотрела прямо на меня, оскалила маленькие остренькие зубки и нараспев произнесла:

- Маренушкой примечена, Смертушкой отмечена...

Что?

Русалки являлись одна за одной, тянули бледные пальцы, указывали за спину мальчишке — на меня — и всё повторяли страшные слова.

Темнота расползалась от озера, норовя ухватить, утащить к себе невинное дитя, что уже не под защитой благодатного огня, а русалки знай твердили своё. Ребёнок уже не бежал и не шёл, лишь стоял на месте, мелко подрагивая, вот-вот готовясь зарыдать. А чавкающая темнота подползала к его ногам.

Я осторожно, неспешно двинулась вперёд.

Русалки одновременно сделали шаг к Младену.

Я переместилась в сторону.

Поганые девки повернулись ко мне.

Маренушкой примечена, Смертушкой отмечена.

Маренушкой примечена, Смертушкой отмечена.

Маренушкой примечена...

Я последний раз ощутила плечами тёплый свет костра, тяжело вздохнула и кинулась в темноту.

- Пошли прочь!

Рык получился хорошим. Пугающим. Настоящим. Появившиеся клыки в кровь рвали ещё человеческие губы.

Русалки медленно уходили под воду. Они всё так же указывали на меня, но уже ничего не говорили.

Младен, забыв, что собирался плакать, смущённо прикрывал мокрое пятно на штанах.

 

- Забирайте вашего отпрыска, - я из рук в руки передала мальчишку матери.

Та, кажется, и не заметила пропажи сына — ворковала с харчевником, да покусывала пухлые губёшки. Ну отбежал мальчишка на полверсты от праздника, эка невидаль!

- Чтоб не шлялся, - коротко объяснила она подзатыльник сыну и вернулась к прерванной беседе.

Серый, встретивший нас почти у самого костра (явился, защитничек!), протянул мне кружку с брагой — равноценная замена потной детской ладошке.

Мы уже было отвернулись, но мальчишка снова кинулся ко мне, обхватил за колени (как дотягивался) и горячо зашептал:

- Я никому-никому не скажу, что ты волкодлак! А потом вырасту и на тебе женюсь!

Серый поперхнулся выпивкой. Не то взревновал, не то выразил соболезнования.

- Ты лучше за каждой тощей девкой не бегай, - ухмыльнулась я, - не ровен час, притопит.

- Не буду, - замотал головой Младен, - просто она так весело смеялась, я подумал, поиграть хочет...

И вот тут я обмерла. Потому что русалка не смеялась. Она горько плакала.

 

Верста 2. Привал

Ветер ткнулся холодным носом в шею. Месяц выглянул из-за тучек на часть[4] и тут же снова укутался темнотой — засмущался. Мы крались вдоль плетня, опасаясь потревожить ленивых, но чутких псов. Серый приложил палец к губам и потянул воротца на себя.

Дверца протяжно скрипнула. Куцехвостые псы-погодки выскочили из-под крыльца навстречу незваным гостям, но, поймав мой недовольный взгляд, поджали обрубочки и спрятались назад, не проронив ни звука.

Воришки из нас получились бы знатные!

- А ты точно избой не ошибся?

Серый легкомысленно хмыкнул — он не был уверен, что старая Весея не пошутила и не указала страждущему ночлега на первый попавшийся двор.

- Тогда несушку какую в сарае схватим и дёру.

- Ага, явились - не запылились!

Старушка выскочила на крыльцо, видать, стерегла гостей у двери заранее, предпочтя хлебосольство сну. Весея оказалась кругленькой, румяненькой и такой живенькой, словно готовилась покатиться колобком сражать окрестных лис прямо сейчас или, в крайнем случае, после плотного завтрака.

- Ждёшь их тут, ждёшь с самого вечера, маешься, калитки[5] в печи держишь, чтобы не поостыли, а они шляются!

- Извините, - ошалело протянули мы с мужем.

- Куда мне ваши извините?! Марш к столу, пока совсем холодное есть не пришлось!

- Да мы же только с праздника, - заикнулась я.

- И что мне ваш праздник? Нет, ты мне скажи, что мне ваш праздник? Я видела как вы на тех проводах ели? Нет, не видела. А тут вы сядете вечерять как положено, как мне надо. И неча на меня зыркать! На мужа свого вон зыркай, а на меня не надь! Я энтих ваших глазьев страшных повидала на своём веку!

- Что ты ей пообещал? - с суеверным ужасом вопросила я мужа.

- Да по хозяйству помочь... - испуганно протянул оборотень, - кто ж её знал, что она такая заботливая.

- Ага, заботливая. Небось завтра выяснится, что ей по хозяйству срочно нужен новый сарай. Или урожай собрать за день. Весь. Как расплачиваться будем?

- Ну так... Утро вечера мудренее? - Серый и сам уже начал опасаться бойкой старушки.

А старушка знай весёлым ёжиком каталась вокруг и заталкивала в избу:

- Чего это вы перешёптываетесь? Я вам перешепчусь! Шептунов на мороз! Вона тощие какие оба — кожа да кости, - цап меня за локоть, - откуда ж вы такие явились, глаза б мои не глядели!

И изба под стать хозяйке: маленькая, чистенькая, прибранная к празднику. А запах! Сияющая свежей побелкой печь отдавала тепло, выгоняя стылый ночной воздух из дому, дышала свежим хлебом и горячей глиной.

Весея вихрем носилась по маленькой комнатке, сметала невидимую пылинку со стола, переставляла крынку с молоком с места на место и всё, заботливая, не могла присесть сама.

- Да вы кушайте, детки, кушайте! Дайте вас попотчевать вдоволь!

Серый знай наворачивал угощение. От радушного приёма он тоже ошалел, но упускать возможность из-за такой ерунды не собирался. Он — не я. Не ждал от всякого подвоха, ножа в спину. Ещё верил людям. Почему-то.

Уложили нас на широкой скамье близ горячего печного бока. Весея бойко запрыгнула на полати, завесившись занавесочкой и постоянно посмеивалась, приговаривая, что за молодыми следить не намерена, но, вообще-то, будь она помоложе, она бы тут времени не теряла. Как бы именно она не теряла времени на короткой, жёсткой, хоть и заботливо прикрытой одеяльцем, скамье, старушка скромно умолчала.

- Кажется, я её боюсь, - с ужасом осознала я.

- Кажется, я тоже, - согласился злобный кровожадный оборотень.

 

К утру я со скамейки всё-таки упала. Чтобы не так обидно, одеяло утащила с собой. В итоге Серый так плотно прижался к остывающей печи, что рядом с ним могло бы поместиться ещё две Фроськи. Я же устроилась ровненько под лежбищем, завернувшись, как в кокон, и высунув наружу правую ногу, об которую и споткнулась Весея, вставшая лишь немногим позже вторых петухов[6].

- А чего это мы спим? - радостно поинтересовалась старушка у моей помятой физиономии. - Уж и петухи пропели, день белый на дворе, а они всё почивать изволят! Ну-ка, лодыри, подъём, подъём!

Серый тут же подорвался с места, забыв даже проснуться. Пепельные волосы сбились на сторону, как трава в ведьминых кругах, а тёплые со сна щёки горели смущением — неужто правда проспал? Ехидная старушка потирала ручки, довольная шуткой.

- Проснулись, детоньки? Ну, коль проснулись, чего ж разлёживаться?

Я было приготовилась к заданиям. Тоже верно: поели, поспали, пора и честь знать. А прежде отплатить добром за добро, с хозяйством помочь, дров наколоть перед близящимися холодами, воды натаскать — колодец вон как далеко, аж через четыре дома, старушка одна набегается.

А Весея между тем продолжала:

- Чего ж разлёживаться, правда, когда можно вкусненького отведать. У меня и творожок с вечера припасен...

 

Нет, по хозяйству мы всё-таки помогли. Негоже пользоваться гостеприимством, а благодетельницу не уважить. Хоть бабулька и убеждала, что ерунда это всё, что ей деточек покормить да обогреть в радость, дел набралось. Да и куда старушке править прохудившийся плетень, обрубать запаршивевшие яблоневые ветви и носиться по чердаку за летучими мышами?

Серому, знамо дело, досталось что потяжелее. А мне забава детская — мелких вредителей из-под крыши метлой погнать. Они, к тому ж, в край распоясались: шебуршат, пищат, ночью норовят в волосы вцепиться, днём в тёмные сени слетаются — проходу не дают, под ноги лезут. Давеча Весея полный чугунок овсяного киселя из-за них обернула. Да уберегла Макошь, что не на себя. А я поганцев метлой, чтоб неповадно! Плюнуть и растереть.

Я ощупью нашла в сенях лесенку, поднялась до лаза и откинула крохотную (и как пухлощёкая Весея пролезала?) дверцу.

Апчхи!

Видать, старушка никогда сюда и не поднималась. Противу всего дома, на чердаке царил беспорядок: подвешенные когда-то на балках для сушки веники осыпались на ворох тряпья, невесть чем заполненные мешки подпирали друг друга, укутавшись слоем пыли, поломанная утварь, что пользовать уже нельзя, а выкинуть пока жалко, черепки битой посуды, суховатка[7] с торчащими ветками, колыбелька, видавшая, наверное, ещё бабку нынешней хозяйки — что только не упокоилось здесь!

Я бесстыдно задрала юбку и перекинула ногу через последнюю ступеньку; самым лицом влезла в огромную паутину и брезгливо отплёвывалась, всё чувствуя на щеках липкую гадость и пытаясь понять, не заползает ли за шиворот хитрый паук. И нос к носу столкнулась с огромной летучей мышью.

Нет, когда я говорю, что мышь была огромной, я имею в виду, что она оказалась громадной! Нет, не как летучая крыса. Не как кот или даже откормленный годовалый щенок.

Летучая мышь была размером с телёнка!

К тому же развернула крылья, оскалилась и совсем уж неприличным образом продемонстрировала мне... кхм... свой зад. Не мышиный совершенно зад, между прочим.

Я кубарем скатилась по лестнице и выскочила на свет. Посмотрела вокруг. Мелкая морось неустанно щекотала ноздри; маленький аккуратный домик пыхал трубой: видать Весея снова затеяла угощение; обновлённый плетень прятал любопытную соседку, четвёртый раз пытающуюся заглянуть во двор или хотя бы проковырять новую дырку для подглядывания.

Заглянула в сени. Огромная летучая мышь вниз головой свисала из лаза в потолке и ехидно ухмылялась.

Я вооружилась метлой. Хорошенько подумала, взвесила её в руке и заменила топором. Снова вернулась в сени.

Мышь показала мне неприличный жест и юркнула обратно на чердак. Что ж, кажется, теперь моя очередь наступать.

Голова мне ещё дорога, поэтому первым в чердачное окошко я сунула топор, помахала им туда-сюда и, не заметив препятствий, поднялась сама. Никого. Не любит нечисть железа. И звезданутых[8] баб, вооружённых топорами, по-моему, тоже недолюбливает.

Хитрая тварь спикировала сверху. Я её даже не задела, лишь взмахнула оружием и отпугнула. Но та всё равно обиженно завизжала, рухнула и, неуклюже шлёпая, уменьшаясь в размерах на ходу и оставляя в пыли беспятые следы, сховалась в груде хлама. Рукой шуровать побоялась — оттяпает ведь и спасибо не скажет. Я тюкнула разок-другой по выглядывающей из кучи треснутой ступке без песта.

- По лбу себе постучи! - раздалось в ответ.

- Вылазь, - нерешительно потребовала я.

- ….......! - обругали меня из кучи.

Эх, надо было соли прихватить! Хотя чего уж там? Чтоб от этих гадёнышей избавиться, по-хорошему, дом надо сжечь, а солью уже пепелище посыпать. Да и то - как знать: анчутки[9] могут и к соседям перебежать.

Я уселась рядом, переводя дух и раздумывая, выслеживаю ли врага или в очередной раз подставляю свою буйную головушку под неприятности. Из укрытия горестно вопросили:

- Ну и долго ты там будешь сидеть?

- Пока не надоест, - огрызнулась я.

Донёсшееся шебуршание возвестило, что нечистик устраивается поудобнее, вьёт гнездо и что ему надоест намного, намного позже. Он вообще тут живёт и, судя по всему, уже давненько. Странно, что шкодит только на чердаке да в сенях, а не донимает старую Весею целыми днями. Не извёл же до сих пор. Ну шумит по ночам, скребётся. Большое дело! Может, пусть ему?

Сказывают, анчутки — не домовые; с ними не договоришься, блюдечком молока не задобришь. А кто пытался разве?

- Пирога хочешь?

В груде хлама недоверчиво засопели.

- С грибами, - добавила я и смачно причмокнула.

Из-под тележного колеса высунулась сморщенная розовая мордочка, меньше всего походящая на давешнюю мышь. Беспятый[10] скривился, но всё равно заинтересованно уточнил:

- С лисичками?

Я кивнула:

- С лисичками.

- Неси свою гадость, - дозволил бесёнок.

Делать нечего: обещала — иди. Даже если слово дала зловредному духу. Я, хоть и ждала какой пакости и топор из рук не выпускала, полезла вниз за угощением.

Весея, знамо дело, занималась тестом. Часть пирогов уже источала сладостные ароматы со стола, часть румянилась в печи. Старушка долепливала последние и, судя по мечтательному виду, уже представляла как два приблудных недокормыша уплетают их за обе щёки.

- Бабушка Весея, пирожком не угостишь?

Хозяюшка всплеснула руками, словно у неё глупость малый ребёнок спросил:

- Что ж стоишь, милая? Притомилась? Ну конечно! До энтого чердака пока долезешь... Там же лесенка ух какая! Крутая, шаткая. Что ж это я не подумала, загнала дитятку? Отдохни, хорошая, отдохни!

- Да нет, что вы, - «да, я хочу отсидеться здесь, в тепле и уюте, а не играть в догонялки с нечистью!», - хороший у вас чердак. Только проголодалась, пока за этой тва... мышью гонялась.

- Вот так и знала, так и ведала! Завелись, поганцы? То-то всё чутно, носится кто-то вихрем, на стенки натыкается.

Носится. Натыкается... Странно, что не душит ночами, как проказник-домовой, да кипяток не опрокидывает по науке вредного банника. Анчутки и здорового мужика со свету сжить могут, что уж об одинокой доброй старушке говорить. Богиня Весею бережёт али нечистик игру растянуть хочет? Может, и правда миром разойдёмся?

- Детонька, ты б поосторожней с ними! Не ровен час, упадёшь, расшибёшься. Пусть им. Живут и живут. То ж мыши, а не страховидло какое.

- А ежели страховидло?

Весея захохотала:

- Ох, выдумщица! Наслушалась, небось, бабкиных сказок, - старушка потрепала меня по голове мучной рукой, оставив белёсые следы на волосах.

Правду молвит, наслушалась. В детстве наслушалась, а позже ещё и насмотрелась всяких чудес. Да никто ж не верил. Только Серый, сначала самый близкий друг на белом свете, а потом и верный муж, ни словом, ни взглядом не упрекнул, не обозвал лгуньей. Шёл со мной рука об руку, крепкое плечо подставлял, когда оступалась. Видел то, что видела я. Но не знал, не желал понять главного: мы с ним вдвоём только и остались. Ни в Яви, ни в Нави[11] для нас места нет. Боги? Да чтил ли кто тех богов? Так, поминают всуе, по привычке больше. Леших да домовых не разглядели бы, даже станцуй они ручеёк под самым носом. Один только страх заставлял людей верить. Где он — там и о защите пращуров просят, из старых легенд выуживают, дают восстать из памяти родным ликам. Может, только страх и остался. Только им они... мы выжить сможем, чтобы не забыли, не похоронили их... нас люди в памяти раньше срока.

- Доченька, что взгрустнула?

- Да так, ничего. Старую сказку вспомнила. Невесёлую. Страшную.

- Не печалься, детонька, сказки они на то и сказки: тьфу и забыл.

Тьфу и забыл. И меня так же забудут.

- Пойду я. Там... мыши. Летучие. На чердаке.

И почему же горло так сжимает и даже грязного нечистика жалко?

 

На чердаке ничего не изменилось. Анчутка недоверчиво сопел, пыхтел, ворчал, но всё-таки высунул розовую сморщенную лапку и втащил пирог в укрытие. Я не мешала. Присела рядом и задумчиво жевала второй:

- Гадишь?

- Помаленьку.

- Шкодишь?

- Бывает.

- Старушке жить не даёшь?

- Ну так...

- Как?

Бесёнок замялся.

- Отвечай, когда спрашиваю. Донимаешь старушку? Перед глазами маячишь?

- Маячу, - покаялся бесёнок.

- В ушах звенишь?

- Звеню...

- В ногах путаешься?

- Путаюсь...

- По окнам стучишь?

- Стучу...

Вообще-то, не так уж и страшно.

- А мирно жить сможешь?

Анчутка не поленился выглянуть из своего укрытия, чтобы посмотреть на меня, как на полную дуру. Убедился, что не шучу, и заключил:

- И не подумаю!

Ну, на нет и суда нет. Я цепко схватила его прямо за мокрый приплюснутый нос. Беспятый так и не понял, откуда в простой деревенской бабе столько силы и ловкости. Испуганный, уменьшившийся до пяди[12], он упирался и возмущался, пробовал кусаться, но, кажется, становился тем слабее, чем меньше я его боялась. А не боялась я уже совсем.

Анчутка верещал и рвался. Я победно ухмылялась, чувствуя, как изменяются в челюсти зубы, как требуют крови врага.

Пленник извернулся чудом. Как выскочил из ладони, сама не уразумела. Тут же расправил крылышки и метнулся под самую крышу, попутно скинув мне на голову веник чего-то кривого и вонючего, похожего на полынь.

- Куда тебе, неуклюжая!

Ах, это я неуклюжая?!

Подпрыгнула, цапнула пальцами пустоту, запустила в поганца пустым ведёрком, мало не проломив крышу.

- Не достанешь, не достанешь!

Бесь летал из угла в угол, роняя с балок сухие пучки, засыпая мусором глаза.

А я злилась.

Раз удар: анчутка подобрался со спины.

Два удар: треснул по темечку.

Три: дёрнул за долгую косу, зацепил её концом за гвоздик.

Я взвыла.

Дыши!

 

- Ты же не хочешь никому навредить? - Серый с такой надеждой заглядывал в глаза, что пришлось подтвердить: не хочу. - Значит, надо себя держать в руках до поры. Обращаться будем в лесу. Вместе. А на людях — дыши.

Наука не давалась. Серого учили быть оборотнем с рождения, мне же и дня на подготовку не дали. Люди... злили. И манили. Нутром знала: волчица хочет охотиться. Ей мало тех жизней, что она забрала, когда впервые стала мной. Когда я стала ею.

Я боялась.

Дыши.

Она сильнее.

Дыши.

Она не слушается.

Дыши!

Она снова и снова побеждала.

 

Анчутка цеплял, кусал, больно щипал, оставлял синяки и глубокие порезы. Мелькали полуруки-полулапы. Мои? Клацали зубы. Волчьи?

Бесь, почуяв победу, снова начал расти. И росли раны, оставляемые им.

Я не хочу обращаться.

 

Месяц. Месяц нам пришлось провести в лесах, в зверином обличии, чтобы ослабить волчицу, чтобы я хоть на день стала человеком.

И я до сих пор не уверена, стала ли им.

Научусь ли снова?

Я стараюсь.

Я дышу.

А волчица рычит.

И снова берёт верх.

 

- Не признааааал!

Беспятый камнем рухнул вниз. Замер, дрожа, боясь поднять сморщенную розовую мордочку.

- Не признал... Маренушкой... Смертушкой... - лепетал он еле слышно.

- Смотри на меня, - приказал чужой холодный голос. Мой?

Бесёнок поднял влажные глазки и чётко произнёс:

- Маренушкой примечена. Смертушкой отмечена. Приказывай — всё исполню.

«Сгинь» вертелось на языке. «Сгинь, пропади, не трогай старушку, не возвращайся в дом».

А потом чужим холодным голосом я произнесла:

- Запомни, кто главный.

 

Верста 3. Колдобина

Серый сидел в тени раскидистой берёзы, любуясь на рыжеющее к вечеру солнце, и с наслаждением потягивал квасок. Устроился перевести дух неподалёку от дома старой Весеи: притомился за день.

Хорош. Мечтательный, с затуманившимися, мерцающими одной мне видимым золотом глазами, он, кажется, совсем расслабился. Немногие знали: этот худой мужчина с совершенно невинным детским лицом в миг[13] подорвётся с земли, напряжёт до предела подтянутое тело и собьёт с ног врага прежде, чем тот успеет помыслить о нападении. И сила в этих нежных руках недюжая: троих свалит сразу, четвёртого - чуть погодя. Я невольно загордилась. Мой ведь.

Мужчина тряхнул лохматой головой (вот постригу, когда-нибудь точно постригу: так и лезут волосы в глиняную кружку да в рот) и улыбнулся. Принесшая напиток фигуристая девка зарделась, продолжая теребить кончик светлой косы. Единственной. Значит, не замужем пока. То-то стреляет глазёнками бесстыжими! Даже у сестрицы Любавы такой копны не было: в кулаке не сразу сожмёшь, вкруг локтя трижды обмотаешь. Я девку запомнила. Волосья-то ей при случае повыдергаю, чтобы чужим мужьям лакомства носить неповадно было. Небось, не я одна в Озёрном краю зуб на красавицу Всемилу точу.

Девица застенчиво хихикнула, отвечая на белозубый оскал Серого. Шутят. Тошно.

Я уже близко подошла и голоса различала:

- Неужто никто не зовёт красавицу такую? - смеялся Серый.

- Звать зовут, да всё не те, всё не любые сердцу... - будто бы смущалась Всемила, то и дело хлопая длинными ресницами: понял ли намёк пришлый молодец?

Мне ли не знать, что Серому в лоб что скажи — не сразу сообразит, что уж про намёки.

- Так не торопись, поищи. Найдётся и по сердцу кто.

- А ежели нашёлся уже, да не знаю, мила ли сама? - а щёчки так и алеют, так и горят! Отхлестать бы охальницу[14] по ним! Что ж мой волчара скажет? Я обмерла.

- Так спросила б. Что ж молчать? Ты девка видная! Что за дурак такой откажет? Небось, и сам давно на тебя заглядывается, да всё не решится слова молвить.

Я крепко сжала руки. Что мне та девка? Ну красивая. Видали мы красивых. Волос долог - ум короток.

- А коли он с другой об руку ходит? - не уступала Всемила.

Ну-ка, ну-ка.

- Это ежели он, к примеру, женат? - начало доходить до тугодума.

- Вот не знаю, - вспылила красавица, - женат али нет, но с бабой живёт. Может, сестра она ему! Или мачеха злая!

Вот бессоромна[15] девка! Ну на мачеху-то я никак не тяну! Не так уж плохо выгляжу. Кажется...

Мужчина тоже, видать, смутился:

- Ну так... С сёстрами взрослые мужики не живут обычно... Видать, жена всё ж. А с жёнами шутки плохи, - вот тут он прав. - Ты б, может, кого ещё присмотрела? Мало ли орлов в округе?

Всемила топнула ножкой в новом красном (видно, дорогой — нарядилась для беседы) башмачке, мотнула упрямой головой, злые слёзы проглотила, обидой закусив:

- Никто ещё мне от ворот поворот не давал. Что просила — всё делали. Небось, и этот покорится, - и ушла, резко развернувшись, грозно буравя землю каблуками.

Серый так и смотрел ошалело вслед. Понял ли, дурачок, что первую красавицу края отверг? Мой. И ничей боле. Доиграется девка, ой доиграется!

- А что, - говорю, - одной суженой тебе уже мало? Новых подбираешь?

Муж и не вздрогнул. Почуял, видать, что подхожу. Давно ли? Уж не это ли причиной, что не ответил пышнокосой взаимностью?

- Да мне и одной с лихвой!

Серый радостно засмеялся и дёрнул меня за руку, заставляя сесть рядом. Пощекотал носом ухо, прижался шершавыми губами к щеке.

- Смотри, - кивнул он за закат, - давно мы с тобой просто так не отдыхали. Чтоб без погони да боязни. Лепота!

Без боязни. Да... Давно. Сначала Гриньки с его охотниками страшились, убегали да прятались годами. После собственная душа кошмарами по ночам являлась, волчьей становясь. Не слишком ли много ужасов на мою долю выпало? Не пора ли самой стать тем, о ком помыслить по темну страшно?

Я выпутала из серых волос еловую веточку. Берёзовые листья над нами шептались о своём, перекидывая друг дружке последние закатные лучи.

- Пойдём в лес?

Серый обнял меня, прижал к груди:

- Надо ли? Ты глянь, красота какая.

- В лесу тоже красота. Тебе же не хотелось к людям?

- А тебе не хотелось от них.

- Я передумала.

- А я согласился с любимой супругой.

- Ты же требовал, чтобы я научилась сдерживаться!

- Ты, вроде, и научилась. Со вчера ведь ни разу не разозлилась, не обратилась.

Ни разу. Ни с русалками. Ни с анчуткой. И дотошного харчевника я тоже не хотела приложить об стену. Но Серый же не знал. И не узнает, надеюсь. Вслух я лишь сказала:

- Тебе нужно, чтобы я была человеком?

- Ты всегда им была. И останешься. Я обещаю.

«Ты слишком поздно пообещал».

- А если я не хочу?

Его сердце обеспокоенно забилось, затрепыхалось. Теперь я знаю, когда он волнуется. Теперь я слышу.

- Эй, кто тут за мужа? Я решаю, чего ты хочешь! - отшутился Серый и тут же получил оплеуху за нахальство. - Каюсь. Я боялся, что ты загрызёшь кого ненароком. Но ты ж не загрызла? Значит, всё хорошо. Не надо тебе обращаться. Никогда больше не надо. Хватит одного оборотня на семью.

- А тебе, стало быть, можно волком становиться, - я недобро сощурила глаза, но муж этого не видел.

- Фрось, мне выбора-то не давали. Каким родили — так и жил. А за тобой выбор есть. Ты должна оставаться тем, кем была всегда.

- Должна? Разве? А ты?

- А что я?

- Ты будешь бегать по лесам, охотиться на зайцев и людей... лихих людей, а я сидеть дома прясть?

Муж мало не заурчал от представленной картинки, начал поглаживать любимую пальцами по плечу, видать, дорисовывая идеальное будущее.

- Почему бы и нет.

- То есть, ты можешь пользоваться своей силой, а мне надо сдерживаться?

Серый промолчал, предчувствуя бурю.

- Где ты был днём? - внезапно сообразила я.

От него разило лесом. Как же сразу не поняла?

Серый не желал признавать вину:

- Ты сама вчера в деревню просилась. Что ж я, силком тебя потащу?

- А спросить?

- Ты занята была. Старушке помогала, а я рано управился...

- Подождать?

- Угомонись ты. Злишься постоянно, всем недовольна. Потому и пошёл один.

Муж примирительно протянул чашку с остатками кваса. Ту самую, что получил из рук другой женщины. Это я-то всё время злюсь?! Я?!!

Я взвизгнула и выбила сосуд из его ладони. Тот уцелел, но угодил в самые густые заросли терновника.

Серый молча поднялся и пошёл к дому. А я ещё долго вертела в пальцах еловую веточку.

 

- Милая, что ж ты сидишь на холодном? Простынешь!

Никак задремала? Ну точно! Уж и солнца совсем не видать, и первые бледные звёздочки из-за тучек робко выглядывают, и огоньки в окошках засветились: кто победнее, лучины жжёт, кто живёт на широкую ногу, - свечи. А в доме или двух даже дивные лампы можно разглядеть, что чада не дают, а светят долго-долго, знай подливай тягучую жижу.

Весея заботливо подпихивала под меня край принесённого одеяльца:

- А я думаю, что ж это, почти ночь на дворе, а моих жильцов не видать. Куда запропастились? Сети по деревне ещё рано носить, а сама ты не местная, чтобы первой девок собирать – не пойдут. Глянь-ка, - старушка сквозь сгущающиеся сумерки всмотрелась в лицо собеседницы, - да у тебя ж глаза на мокром месте!

Заботушка всплеснула руками, присела рядом, прямо на холодную землю и скомканную попону, и обняла так, как умела обнимать только мама. Кабы и не плакала до того, сейчас бы разревелась. И не удержались, снова потекли слёзы по щекам. Я уткнулась в цветастый платок, каким наша хозяюшка всегда покрывала покатые плечи, и взвыла. И чего? Неужто в первый раз муж лишнее слово молвил? Неужто никогда не становилось одиноко да тоскливо?

Слёзы всё катились и катились по щекам. Надо бы сказать что, объясниться. Ну как добрая женщина решит, что помер кто? Но воздуха не хватало: вдыхала – и по новой реветь. Разорвать бы рубаху на груди, бежать и выть, выть, выть, выплёскивая всю боль и обиду, что скопилась в сердце. За то, что наивный дурак не понял, когда пожалеть надо, за то, что ушёл, когда стоило извиниться, за то, что забрал из отчего дома, за то, что сделал жену существом, что изнутри разрывается. Не волчица и не человек. Что мне теперь делать, когда горе пережимает шею? Отпускать слёзы? Или отпускать на волю зверя?

- Поплачь, доченька, поплачь. Авось, легче станет. Мужики они ж такие: что в лоб, что по лбу. Не держи горюшко, поплачь.

Я тайком вытерла нос рукавом, подняла отёкшие несчастные глаза:

- Он хороший. Правда, хороший. Дурак просто…

- Все они дураки, милая. Говорила ли я тебе про мужа свого? Нет, не говорила. А тоже ведь знатный дурак! Иной раз как попадёт шлея какая – не удержишь. Возмечталось ему по молодости перевезти меня в Морусию. Дескать, теплее там да жизнь лучше. Хорошо там, где нас нет, правду люди балакают[16]. Мы ж и жили-то неплохо. Вот в этом самом домишке. Тёплый, уютный. Чисто всегда, каша в печи. Он с утра за рыбой, добытчик мой, а я по дому, стало быть. Когда паутину смести, когда грибков засушить… Мало ли дел найдётся? Да всё ему, дурню, чего-то ещё хотелось. Чтобы не жизнь, а сказка. Пойду, говорит, на заработки. Деньжат накоплю да жизнь тебе обустрою счастливую. А она и была счастливая! Детей боги не дали, так кошка радовала заместо ребёнка. Серая. Красавица. И хвост пушистый-пушистый!
Да разве объяснишь… И ушёл, болезный. Иной раз весточку-другую передавал, ежели кто через нас ехал. А бывало, что и ничего от него не слышно по месяцу-по два. Да…

- И что же? Вернулся? – голос так и дрожал. Знала ведь ответ: он в одинокой старенькой ложке, тщательно вымытой и прибранной, чтобы нечистая сила не приняла её за приглашение, в одной паре онучей[17], что сохла в сенях, в единственной в доме подушечке, куда хозяйка заботливо складывала каждый выпавший волосок[18] – подложить под голову, когда Мара-смерть явится на порог. Знала, а всё равно спрашивала.

- Да вот, жду, - усмехнулась Весея, - полвека уже, как жду. Всё думаю, нагуляется мой милый по белу свету, да вернётся в родной край. Дождусь. Обязательно дождусь.

Старушка улыбнулась так искренне и доверчиво, что я не выдержала и снова разревелась. Тихо-тихо и отвернувшись в сторону, чтобы она не видела.

- Не грусти, доченька. Развеялась бы лучше, чем слёзы проливать. Явится ведь с повинной муженёк твой, и думать забудешь, что зло держала. Так и нечего сейчас себе душу рвать. Шла бы вон с девками сети по деревне носить. Скоро сбираются уже.

Опять эти сети. Что ж за обряд такой?

- Зачем их носить-то? Пусть бы себе лежали.

- Да ты ж не нашенская, откуда бы тебе знать? – догадалась старушка. – Носим, да. В конце лета кажный год девки сбираются, по домам ходят да достатка желают. Мы им угощение в ответ, а они берут, кланяются и дальше. По всей деревне пройдут, приметят, у кого сети зимовать оставить. Да внимательно смотреть надо! Чтобы и дом – полная чаша, и в семье никакого раздора. Лучше, чтоб и детишек один-два, как Рожаницы пошлют. Три – вообще хорошо. И в том доме, значит, пируют. Благодарят богов, за то, что в этом году перепало, просят, чтоб и в следующем не обделили.

Чуден мир. У нас ровно так же сноп по деревне носили[19]. При мне уже не бывало, но бабушка Матрёна сказывала, что сама по молодости ходила. Песни распевали, веселились. А потом однажды как-то не собрались. В одну избу глядь, в другую. Ни снопа, ни толпы веселящихся девок. Потерялись. В первом дворе пятеро, во втором семеро, а все разом так и не нашлись. Сноп и вовсе в поле остался: не забрал никто. Так его снегом и замело. Как и сам обычай холодным забвением. На будущий год тоже не собрались. И после него. А потом и не вспомнили, что надо.

А здесь вот носили. Пусть и не сноп. Да какое зерно, когда копни разок землю – на булыжник с корову наткнёшься. Тут всё на озёрах промышляли да в лесах. С тем и ходили, что кормило. Добро.

- Не возьмут меня. Девки же ходят, а я мужняя.

Весея только рукой махнула:

- Возьмут, не боись. Мужняя даже лучше: на кого ещё боги взглянут, как не на берегиню дома родного! - лучше бы не глядели на меня те боги. Ни дома нормального ни семьи. – А вон, погляди: не за тобой ли идут?

И правда шли. В цветастых сарафанах, ярких платках, радостные! А я чем хуже?

- Вот так, милая. Молодец. Погуляй, развейся. А я тебе вкусненького на столе оставлю. Блинцы сегодня затеяла.

Я сделала нерешительный шаг к стайке девушек. Радостный смех слыхать издали. Правда что, пора и мне повеселиться.

Пока я нагнала ходящих, успела и щёки пощипать, чтобы зарумянились, и глаза зарёванные росой протереть. Обернулась помахать на прощание, но старушку не увидела. Ушла, наверное. Блины же.

- Кого это к нам Лихо принесло?

А я только этот звонкий уверенный голосок забывать начала. Ой, Всемила, не трогай Лихо, пока оно тихо!

- Да вот, - наигранно равнодушно пожала я плечами, - дай, думаю, гляну, как в Озёрном Краю обряды справляют. Возьмёте ли, девицы?

Всемила бы, конечно, нашла повод отказать. Да и мне не в радость с ней вечер коротать. Но, раз уж пришла, поворачивать негоже. Я преградила красавице путь, глядя поверх неё на остальных гуляющих и искренне улыбаясь.

- Возьмём!

- Вместе веселее!

- Больше – лучше! – послышалось с разных сторон.

Всемила уступила, хоть и кинула грозный взгляд. А мне вдруг так смешно стало! Девка. Молодая да глупая. Глаз на мужа чужого положила. На оборотня! Да ты ни в жизнь с волчицей не сдюжишь!

Я развернулась, мотнув косами прямо у соперницы перед глазами: две косы-то! Знай, против кого идёшь – против жены законной!

- А пойдёмте теперь к Стояне, - послышалось в толпе, - она харчевнику сегодня сказывала, что пряники напечёт, авось и нам что перепадёт!

- Так самые ж румяные она наверняка для Светолика и отложила! – развеселились в ответ.

- Лопнет тот Светолик! Не в харчевне же он их раздавать будет, а в самого столько не влезет!

Девки захохотали и двинулись дальше, пропустив нашу гостеприимную избушку.

- А в дом Весеи что ж не зайти? – возмутилась я.

- Придумаешь тоже, - махнула рукой румяная коза, подхватила под локоть и потащила с толпой. Мало ли, какие у них правила? Я тогда старушке тех же пряников прихвачу. Порадую.

На пороге дома Стояны нас встретил знакомый ребёнок. Младен что-то выстругивал в тусклом свете окошек, видимо, отказываясь спать из чистого упрямства. Гостей не испугался, а когда признал среди них меня, и вовсе бросился обниматься. Я неловко похлопала по вихрам обхватившего мои колени мальчишку. Но тот так просто не отставал, цапнул тётю-волкодлака за руку и потащил сразу в дом.

- Мама! Мама! Сети принесли!

Сегодня я никак бы не узнала в Стояне бойко кокетничавшую с харчевником бабу. Навстречу вышла степенная женщина, мать да хозяйка. Ворот туго зашнурован. И то: не перед девками же хвастать тем, что Доля подарила. А парней среди нас и не было. А и верно, мужчинам заведено у Земли и Воды брать, а женщинам просить да благодарить. Одни рыбу весь год добывают, другие тёплый кров для орудия к зиме присматривают.

Вперёд вышла Всемила. Да не просто вышла, а сделала круг, чтобы врагиню ненароком плечом задеть, дескать, гляди, я тут главная. На меня любуются. Задела и зашипела от боли: балованная красавица нежная да мягкая. Куда ей до моих острых плеч? Ну, может, дело ещё в том было, что я намеренно напряглась и выставила локоть. Но не пойман – не вор, а она первая начала.

- Здравствуй лето, здравствуй и зиму, хозяюшка, - пропела Всемила. Не в первый раз речь вела, сразу видно.

- И ты здравствуй, красавица! С чем пожаловала? – ритуально поклонилась женщина в ответ.

Низенькая конопатая девка торжественно передала Всемиле сети: на огромном плоском блюде, увешанные лентами, бусами, обложенные ветками клюквы да брусники; вкруг лежали открытые пирожки, что в Озёрном Краю звались калитками.

Ведущая перекинула толстую косу через плечо, приняла поднос и заговорила так строго, словно отчитывала девку неразумную. Так бы и вдарила.

- Дома обходим, ищем, где потеплей да посытней. Хорошо ли у тебя живётся?

- В добре и здравии, благодарствую, - нехотя отвечала принимавшая нас женщина, как заведено. – Боги миловали.

- А будет ли чем лишний рот прокормить?

- Боги дадут, хватит и на гостей.

- А перезимует ли у тебя сеть?

Всемила пытала хозяйку вопросами, та смиренно отвечала, хоть оставить святыню у себя и не мечтала. Какой бы складной вдова не была, а всё ж вдова. Второго мужа она в дом так и не заманила, но, видно, знала, что только пока. Уж на будущий год девки придут к ней не просто сытости пожелать, а и самой достойной в Краю назовут. Она позаботится.

Младен всё вертелся под ногами, то хватая мать за юбку, чувствуя, что разговор становится всё неприятнее, то перебегая ко мне, мало не в рот заглядывая (покажу ли зубы?).

- А чем потчевать станешь?

О пряничках замечтались. Не тут-то было! Хозяйский сынок покраснел, как самый настоящий рак, заозирался да бегом побежал на печь, будто бы дела у него там срочные. Из кармана предательски выпал огрызок, в котором угощение узнавалось с трудом: сладкую верхушку обкусали сразу, корочки пообламывали, сушёные ягоды повыковыривали. Вот неслух! Стояна лишь вздохнула и украдкой погрозила мальчишке кулаком. Вредитель юркнул в укрытие и носа больше не казал.

- Чем богаты.

На и так ломившееся от яств блюдо перекочевали лепёшки с ароматными травами, луком да яйцом. Хоть главное угощение маленький воришка урвал, а мать всё равно выкрутилась. На скорую руку, а какую красоту сготовила. Я невольно потянулась подчерпнуть вытекающую сочную начинку – и зашипела от боли. Всемила хлопнула меня по ладони и теперь стояла довольная, показывая, что она тут решает, когда можно пировать. Низкое утробное урчание вышло само собой – убью! Ногти удлинились, прорезали пальцы болью… И быть бы беде, да Младен с грохотом свалился с печи и как давай кричать! Случайно ли неуклюжий мальчишка неловко повернулся или подглядывал да выручил спасшую его от русалок волчицу? А и знать не хочу. Выскочила на улицу, вдохнула летнего ночного холода – полегчало.

А Всемила хитра. Поняла, что лишку хватила, так после и близко ко мне не подошла. Хотела заглянуть в её бесстыжие зенки[20], спросить, мол, на кого руку подняла, визгопряха[21]? Но теперь она всё больше за спины подруг пряталась. А мне и веселье больше не в радость. Ни дом живеньких старичков, что пели нам неприличные, но такие смешные частушки, не порадовал; ни хоромы, где каждую обошли и угостили густым сладким киселём, настроения не улучшили; даже огромный рыбный пирог, на который мы в итоге и сменяли сеть, не вызывал аппетита. Кто бы сомневался, что пировать довелось в доме моей супротивницы. А угощение в горло не лезло, песни не пелись, благодарственные речи и подавно не говорились. Всё думала, как бы с наглой девкой с глазу на глаз побеседовать да объяснить, что негоже она себя ведёт.

Не вечно ж прятаться. До задка Всемила, постоянно озираясь, всё ж таки выскочила. А я вслед за ней. Ох грядёт веселье!

Я прислонилось к стене в тени стрехи, сложила руки на груди и стала ждать. Вот уж перепугается дурёха, когда меня приметит.

- А что ж это ты, девица, ручки распускаешь? – протянула я, выныривая из темноты.

Всемила сбилась с шага, но спесивость взяла своё. Задрала маленький курносый носик, уперла руки в бока:

- А ты что же, решила, что пришлой бабе всё позволено? Не тяни свои, куда не надо, так и я свои распускать не стану!

Я недобро засмеялась:

- Лепёшки лепёшками, а вот к чужим мужьям, я смотрю, ты и сама лапки протянуть горазда. Может, тут уже мне стоит показать, чья власть?

- Это твоя-то? – соперница нахально выпятила грудь, притопнула ножкой. – Ты на рожу свою глянь наперво, а потом уже со мной спорить приходи.

Гадина хотела развернуться да уйти к дому, решила, я опешу от обидных слов или испугаюсь острого языка. Может, это и действовало на забитых деревенских девчушек, но я-то давно выросла. Я схватила словоохотливую за плечо и с силой развернула к себе, чуть наклонилась, чтобы смотреть ей прямо в лицо, и зашипела:

- На чужой каравай, дура, рта не разевай. Не знаешь, с кем связалась, так и не лезь. Сказано тебе, отступись. Не суйся к мужу. Серый – мой, ясно тебе?

Всемила пищала и дёргалась, пытаясь вырваться. Но волчица брала своё и сила в моих пальцах была уже нечеловеческая. Вот-вот прорежут острые когти нарядный сарафан, вопьются в нежную тонкую кожу и побежит кровь. Сладкая, горячая, пьянящая. Я усилила хватку.

- Ты мне не матушка, чтобы я тебя слушала! – вот же упрямая девка! – Пусти, плеха[22]!

- Умей вовремя спрятаться, - я грозно насупила брови, - в эту сказочку тебе лучше не соваться. На этого мужа даже не смотреть. Ясно?

А дурёха всё громче голосила. Часть-другая и народ сбежится, забыв про веселье и песни:

- Я здесь решаю, на какого мужа кто смотрит! Я! Одно слово моё и все на вас окрысятся, вилами из деревни погонят, мужа твоего и вовсе к забору пригвоздят!

Дальше стало тихо. Рот крикливой девки открывался, но ни звука я не слышала. Или слышать не хотела? Кажется, кто-то на визг прибежал да бросился защищать всеобщую любимицу. А я… Да что я? Я достала из-за голенища привычный маленький ножичек, которым обыкновенно срезала грибы, и… Нет, ну кто станет убивать девку за то, что ума не нажила покамест? Я схватила Всемилу за пышную косу, да и отмахнула её у самого затылка. Хороший нож. Острый. Серый только на днях подтачивал. Угодил.

Красавица затихла, подняла дрожащие руки к голове: хвать! А коса уж валяется у ног мёртвой змеёй.

Я глубоко спокойно вздохнула и пошла со двора. Довольны остались обе: и я и волчица. Впервые с той злополучной ночи, когда впервые обратилась, я чувствовала, что зверь защищает, утешает и бережёт. Мы словно рука об руку ступали. Не враги, разрывающие надвое одно тело, быть может, ещё даже не друзья. Но союзники. Единые, слившиеся, понимающие и принимающие то, кем каждая являлась. И становящиеся кем-то новым. Уверенным, сильным и опасным.

Всемила всё продолжала голосить. Напуганные девки обступили её, утешали, озирались в поисках обидчицы.

А Всемила ревела в голос.

Музыка.

 

Верста 4. Направо пойдёшь - битым будешь

Волк принюхивался к густому лесному воздуху. Пряная прелая листва, сырая земля, подъеденные червями, слегка порченые грибы, склизкое болото и звенящие чистотой маленькие озерца. И много-много добычи. Но ничего из этого его не интересовало. Он лишь отметил, что, окажись рядом его волчица, она обязательно бы не выдержала: обернулась человеком, наскоро натянула рубаху и порты и прихватила с собой пару самых аппетитных грибков. Ну или пару узелков с ними. Кто ж остановится, перешагнёт через нагло переливающуюся шляпку маслёнка или не найдёт доли[23] поклониться рыжему подосиновику? Даже если потом, снова перекинувшись зверем, она будет донельзя глупо выглядеть, таская в пасти куль из одежды и лешьего мяса[24].

Серый махнул хвостом и заставил себя отвернуться от налитого боровика. Пробежал чуть вперёд, не выдержал, вернулся и, тяжело вздохнув, начал меняться. Шерсть слезала, обнажая нежную бледную кожу, лапы выворачивались под немыслимыми углами, утолщаясь, меняя форму, делаясь человечьими.

Высокий худой мужчина потянулся, слегка поморщившись от остатков привычной, но никуда не девшейся боли, убрал за уши лезущие в глаза лохматые серые, как у старика, волосы, никак не вязавшиеся с нежным, почти детским лицом. И аккуратно выкрутил найдёныша из грибницы: Фроське на радость.

Нос стал менее чувствительным, но теперь мужчина точно знал, что напал на нужный след и не боялся его потерять. Столько дней он высматривал, принюхивался, ловил малейший намёк на присутствие другого оборотня и, наконец, появился шанс. Уж теперь он его не упустит!

Сероволосый, стараясь не сломать ровную ножку, уложил подберёзовик в поясную суму и ещё раз поправил рукава простенькой льняной рубахи: негоже предстать в непотребном виде перед тем, кого он так долго искал.

 

- А я волком перекинусь и рррррр! Поррррву! – звонкий мальчишеский голос не становился устрашающим, как ни пытался его обладатель принять грозный вид. Растрёпанные волосы придавали ему схожесть с воробушком, а не с опасным воином, коим он так хотел казаться. Да и какой воин из щенка, если ему едва минула седьмая зима?

- А ежели, пока ты будешь зубы на клыки менять, кто худой подкрадётся и – ать! – хватит тебя дубиной по хребту?

Старичок шутливо пихнул мальчишку посохом в живот. Серый извернулся, показывая ловкость, но тут же получил тычок в спину: дедка лишь казался дряхлым и неповоротливым. Кто поумнее, быстро примечал живой взгляд и недобрый блеск из-под густых бровей да на рожон не лез.

Гость жил у родителей давненько. Аж с лета. Каждый в стае с радостью принимал его у себя в доме, потчевал лучшим мёдом и не жалел выставить на стол ни дорогого сыра, ни дичи. Имени старика не знали. Сказывают, он бывал ещё у прадедов, позже у дедов. Теперь вот к отцу заявился. И всегда звался просто – Белогость, гость священный.

- А я извернусь!

Сорванец прыгнул в сторону и снова поймал лёгкий, но чувствительный удар. Поди пойми, когда хитрый старик поднимает палку. Борода хоть и будь здоров, а резвости поболе, чем у румяного молодца.

- А коли двое нападут?

Укол в бок.

- Или трое?

Тычок в плечо.

- Четверо?

Скользящее движение поперёк живота.

- Пятеро?

Посох замер в вершке от упрямого лба.

- А коли пятеро, - высокомерно бросил пострел, - мы всей стаей их загрызём!

Белогость горько засмеялся, вспомнив, видать, о грустном:

- Не всегда стая окажется рядом. Иногда ты становишься настолько стар, что переживаешь каждого из них. А иногда, и это намного хуже, ты даже не успеваешь состариться к этому времени.

 

Серый был последним из стаи. Он не успел превратиться в дряхлый мухомор. Ему не довелось увидеть, как появляются морщины на лицах друзей, как, улыбаясь, любуясь на входящих в лета внуков, уходят деды, как воины превращаются в степенных старцев и дают больше воли мужам, ещё вчера бывшим растрёпанными, похожими на воробьёв, птенцами.

Он видел лишь кровь, слышал крики, заглушаемые рычанием и обрывающийся, отчаянный вой. Он рыдал от страха и никак не мог заставить себя стать таким же храбрым и сильным, как отец.

И остался один. Даже чудом выжившая, прорвавшаяся через обезумевших, напуганных и жаждущих нести смерть людей мать оставила его, едва сбыв с рук. Ушла не то умирать, не то жить, вычеркнув из памяти всё, что напоминало об утраченном доме.

И некому теперь учить новую, юную и неопытную волчицу.

Серый не знал жажды крови, ведь не ведал её недостатка. Он не чувствовал ноющего желания сменить облик, ведь изначально родился цельным. Ему неведомо было желание пропускать чужую жизнь через пальцы, владеть ею, пить её, ведь ему не пришлось умирать.

А Фроське пришлось. Испуская дух, она обратилась впервые. И теперь всякий раз ей приходилось рождаться заново. А рождаться – ещё больнее.

Но Серый всего этого не знал. Он лишь чувствовал, что единственная женщина, ради которой он готов сделать всё на свете, страдает. Что ей нужна помощь, нужен кто-то, кто научит её становиться волком и оставаться человеком, а не рваться напополам.

Поэтому Серый искал Белогостя. Настолько старого и мудрого, что он мог помочь. Настолько умного и хитрого, что он мог выжить в любой бойне. Настолько древнего и живучего, что он мог всё ещё ходить по этому свету.

 

- Деда, почему ты уходишь?

Белогость неспешно укладывал пожитки в старенькую, с аккуратными заплатами, суму. Погладил морщинистыми пальцами грубо вытесанную из вишнёвого корня ложку, больше похожую на лопату для уборки снега, – подарок Серого за науку. Уроки опытного волка давались тяжело: щенок заработал синяков, натерпелся оплеух и не раз ходил с расквашенным носом. Но худо-бедно научился себя защищать. Теперь и у отца – занятого вожака – не стыдно время отнять, попросить показать, в какой руке меч держат.

- Зима уж скоро, - протянул жилец, - старого волка к дому тянет. Спрятаться в логово, закрыться сугробами да носа не казать до поры.

- Но у нас теплее! И кормят вкусно. А по праздникам вдоволь дают пряников, - заявил мальчишка. По его мнению, это было самым главным. Да и вообще ему больше нравилось в городе, чем в лесах. Людей много разных – интересно. Дом богатый – сыто. Стая тут же, рядом, всегда вступится – спокойно. – Пересидел бы у нас. Хоть самые холода…

Белогость погладил юнца по голове:

- Не первый раз на моей памяти выпадет снег. И, надеюсь, не последний раз он сойдёт. Но холод на дворе не так страшен, как холод в людских сердцах.

Серый заморгал. Неужто старик начнёт сказывать сказки? Разве он похож на няньку? Да нисколечко! Белогость - хитрый, вредный, бойкий старикашка. Он никак не походил на баюна, от которого ждёшь историй перед сном. Он, скорее, ударит грозно узловатой палкой по земле да бросит скрипучим, как несмазанное тележное колесо, голосом: «чего ж тебе бояться? Как придут криксы да полуночницы[25], ты им дай в лоб али по лбу, чтоб знали, как к тебе соваться!». Впрочем, отец всегда оказывался слишком занят даже для такого краткого наставления, так что, и его Серому хватало.

- Уйти бы из Городища стае, - продолжил старик, аккуратно складывая вышитое ведаманом[26] полотенце. – Чую недоброе. Злобой пахнет ваша столица. Схорониться бы в лесах. Авось, когда час придёт, вылезем из-под коряг да войдём в силу наново. А так только умираем медленно у всех на виду.

- Мы не трусы, чтобы прятаться, - волчонок вскинул голову, глазёнки переливались обидой, - что бы злое ты не чуял, мы для того и сидим в Городище, чтобы его не впускать!

- Точно как отец. И слова те же. Вот что, сорванец. Папка твой – болван. И не гляди на меня. Чего насупился? Болван он и есть. Не слушает, что ему светлый ум говорит. А ты, авось, запомнишь. Настанет час, когда вы станете слабы. Не сумеете защитить не только людей, но и самих себя. Когда вам понадобится сбежать и спрятаться. Не знаю, многие ли доживут до того дня, когда жизнь станет ценнее гордости. Но некоторые, как и я, сумеют. И тогда вы придёте ко мне. И я укажу вам единственный путь к спасению. И вы послушаете, потому что больше не останется никого, кого можно было бы слушать. Вы придёте к старому жрецу и попросите о помощи. Явитесь в Озёрный Край.

 

Старый волк умел хорошо прятаться. Если бы он не хотел, чтобы его нашли, след не разглядел бы никто. Но Белогость оставлял знаки. Запах. Сломанная ветка. Лист берёзы под елью. И перед каждым следующим знаком – вёрсты. Человек бы не отыскал. Хорошо, что Серый не человек.

Логово у него всё-таки было. Оборотни не разделяли свои сущности. Они едины всегда и везде – человек и волк. Вместе и равнозначны. Целое, а не половинное. Потому и дом получился чем-то средним: вросшая в землю, больше напоминающая нору, но всё ещё изба. Молодая поросль, кусты и травы, захватили низкую крышу, приняв её за продолжение поляны. Дверь, хоть и держалась на одной привычке, всё ещё стояла на своём месте, готовая защитить вверенное ей добро, пусть и придётся для этого развалиться до единой трухлявой щепочки.

Белогость стоял у входа, опираясь на верный узловатый посох и выжидательно смотрел на Серого, щуря подслеповатые глаза.

- Мои мухоморные пятнышки! Сами себе ищите! – завизжал он диким голосом и замахал исхудавшими тёмными руками.

Серый ошалело смотрел, как сумасшедший старик скрывается за дверью и как делает вид, что его свалявшейся грязной бороды не видно в щели между её досками.

- Деда Белогость? – нерешительно позвал мужчина. – Это я… Это… Ратувог.

Серый не произносил своего настоящего имени очень давно. С тех пор, как перестал быть достойным имени отца. Как не сумел защитить дом, стаю, семью. Как не нашёл сил умереть с честью, а трусливо позволил себя спасти, поверил, что он всего лишь ребёнок. Слабый и беззащитный. И что он не должен больше играть в воина. Что ж, значит, и имя воина не для него.

 - Старик никого не знает! – донёсся истеричный голос из землянки. – Старик одинок, брошен! Отстаньте от старика! Он умер, он давно забыт и похоронен!

Серый подошёл к двери и потянул её на себя. Совсем слабо, прилагая лишь малую толику усилий. Белогость старался, кряхтел, держался и тянул с той стороны, но так и повис на открывшейся дверце, не сумев удержать последнюю защиту на месте.

Серый крепко обнял старика и пообещал сделать всё, чтобы никогда и никому из дорогих ему людей больше не пришлось стареть в одиночестве.

 

- Как, говоришь, звать тебя?

В землянке старого волка нашёлся и котелок и ключевая вода. Серый заварил травок, как Фроська учила, - ромашки да барвинка, что голову облегчают да разум проясняют. Но Белогостю они и не понадобились. Старик всё ещё не узнавал (или делал вид?) Серого, но больше не кричал и не кидался, выглядел вполне нормально, насколько может выглядеть одичавший оборотень, давно потерявший веру и в людей и сородичей.

- Ратувог, - процедил мужчина сквозь зубы, - ты помнишь меня ещё ребёнком. В Городище. Ты гостил в нашей стае почти год.

- Не гостил, - дедок помотал головой, чуть не выронив отвар в кружке, - старик Белогость никуда не ходит. Сидит тут, пережидает.

Серый насторожился:

- Что пережидает?

- Худые времена, - старик поднял палец кверху. – Худые времена настали. Корней своих не помним, теряем самую суть. А я вот спрятался, чтобы и меня не потеряли. Нельзя потерять то, что спрятано. Потому как ежели потерял, то с концами, а спрятанное потом отыщут, от пыли отряхнут и наново на свет достанут.

- Ерунду ты несёшь, - грустно проговорил Серый. – Я искал старого мудреца, а нашёл только с глузду двинувшегося старика.

- А это не одно и то же? – ехидно уточнил Белогость и снова запускал пузыри в кружку.

- Вот что, - Серый хлопнул ладонью по кривому пню, что служил столом, но продолжал сидеть в земле, не желая умирать. – Пойдёшь со мной. Пристроим тебя в деревне или с собой возьмём. Там видно будет. Но без людей ты вконец одичаешь.

- Люди? – оборотень в ужасе расширил глаза. – Белогость не пойдёт к людям!

- А лучше здесь развалиться, как твоя избушка, и сгнить заживо? – разозлился Серый. - Себя не жалеешь, так меня пожалей! Ты – моя последняя надежда. И ты научишь Фроську быть правильным волком, даже если уже и сам не помнишь, как это!

- Маленький вислоухий щенок! – внезапно окрепшим голосом гаркнул старый жрец. - Ты додумался кого-то обратить?!

Серый опешил и испуганно заморгал. Рассеянный, улыбающийся безумием смешной дедко на глазах превратился в опасного древнего оборотня. И он очень-очень разозлился.

Первый удар палкой пришёлся по ногам.

Серый рухнул на земляной пол, лишь слегка ушибившись.

Второй удар - по боку и куда более ощутимый.

От третьего он увернулся, хоть и довольно неуклюже.

Старик поигрывал посохом, ставшим куда более грозным оружием, чем нож или меч.

Удар слева – и Серый едва успел откатиться вправо.

Удар справа – и Серый обернул чугунок с отваром, отклоняясь. Тот загрохотал, расплёскивая остатки кипятка. Мужчина даже не поморщился от горячих капель.

- Глупый! Дурной! Самолюбивый мальчишка!

Белогость превратился в карающего бога, что бил именно теми словами, которые когда-то Серый говорил себе сам.

Да, глупый.

Да, молодой и наивный.

Самовлюблённый… Нет, влюблённый мальчишка.

Он всего лишь не хотел потерять любимую. Не мог дать ей умереть. И поэтому сделал её – несущей смерть. Не уберёг, а теперь не знал, как остановить.

Заслужил.

Мужчина перестал изворачиваться и покорно стал на колени перед стариком:

- Заслужил. Бей, деда.

В правильной сказке мудрец остановил бы удар в тот же миг. Но Белогость был не совсем правильным старцем и с явным удовольствием ещё не раз опустил палку на покорные плечи. Затем, вытирая испарину со лба, сел рядом с измученным виноватым оборотнем, отложил костыль и дозволил:

- Сказывай.

- Это случилось четыре лета назад. Она умирала. У меня не было выбора, - пожал он плечами. О своей трусости и нежелании отпустить суженую умолчал. И так ясно.

- Тогда почему ты пришёл только сейчас?

- Она не знала, - просто ответил мужчина. – Я не давал ей обратиться, стерёг. Она впервые перекинулась месяц назад.

Белогость снова потянулся к посоху. Плечи зазудели в ожидании удара, но, видать, старик на сегодня уже исчерпал отмеренную долю злости. Он лишь бессильно ткнул собеседника в плечо. Серый и не дёрнулся.

- Она защищала меня. Нас. И не сдержалась.

- От кого защищала? – насторожился старик.

- От людей.

- Хоть кто-то выжил?

Конечно нет.

Серый покачал головой.

- Сколько?

- Дюжина. Или около того.

- Сколько из них – её?

- Шесть, - Серый запомнил каждого.

- Достаточно было и одного, чтобы превратиться в чудовище, - горько заметил старик, - ты учил её?

- Всему, что знаю.

- Но этого недостаточно, - Серый кивнул, – потому что ты не понимаешь её.

- Но ты понимаешь. Помоги ей!

 

- Сделаешь ещё шаг, и я убью тебя.

Высокий, очень сильный и очень уверенный в себе мужчина смотрел в спину старику, почти скрывшемуся в тени деревьев.

- А мне ведь почти удалось уйти, - усмехнулся Белогость и повернулся. Бледный звёздный свет выхватил лицо крепко спящего сероволосого мальчишки, которого старик легко нёс на плече. – Долго догонял.

Ратувог не напрягся, не двинулся с места, даже не шевельнул руками. Но, находись рядом кто угодно, кроме старого оборотня, он бы предпочёл делать всё, что скажет ему вожак.

- Оставь моего сына, - очень спокойно проговорил он.

- На что тебе? – Белогость стоял спокойно и, казалось, ничуть не смущался тем, что опоил и пытался украсть чужого ребёнка. – Ты не смотришь на него, даже когда он щенком носится вокруг. Ты рискуешь его жизнью из-за строптивости. И не только его, верно?

Ратувог ненавидел, когда ему указывали, что делать. Он сам прекрасно знал, когда поступал правильно. И остаться защищать вверенных людей - правильно. Стая испокон веков обитала в Городище и жила в мире с его жителями. Худые времена пройдут, и волки помогут им пройти скорее.

- Бежать, поджав хвост, - удел собак. Таких, как ты, - выплюнул он.

Жрец обидно засмеялся:

- Ты считаешь себя лучше только потому, что родился волком? Ты надеешься меня оскорбить? Я слишком стар для этого, малыш. Попробуй сначала протянуть столько же, а там суди.

- Убирайся. Ты боле не желанный гость в моей стае.

- В твоей стае? – удивился волк, - а мне казалось, что будущее за ним, - руки мальчика безвольно закачались от движения. – Быть может, если я правильно воспитаю наследника, стая сможет выжить? Затаиться до поры и приспособиться к новому миру?

- Это мир приспособится к нам.

- Ты обрекаешь себя на смерть, вожак. Себя и всех своих волков. Я показал тебе путь к спасению. Я показал его очень многим…

Вожак растянул губы, показав клыки:

- И многие последовали по нему?

- Никто, - жрец скучающе взглянул на небо, - пока что. Но ещё не всё потеряно. Я правда не собирался брать мальчишку с собой. Но он всё не хотел меня отпускать, уговаривал остаться. Добрый он у тебя. Я давно не видел добрых. Правильных, как ты, – да. Почти все вы правильные. А доброта нынче редкость. Быть может, только такие, как я, на неё и способны: доброта по выбору, а не по рождению. Как тебе это?

Ратувог молча перекинулся, отряхнулся от остатков порванной одежды. Но старик не собирался с ним драться. Он бережно уложил спящего ребёнка на траву и ушёл, не побоявшись повернуться спиной.

Вожак обнюхал сына. От того разило душицей и овсом. Всего лишь сильное снотворное. Только на пользу пойдёт.

Был ли старик прав? Возможно.

Последует ли он его совету? Точно нет.

Но одно волк теперь знал точно: лучше уж он сам отныне будет учить сына ратному делу.

 

- Ты и представить не можешь, как её рвёт на части.

Серый мог. По крайней мере, ему так казалось.

- Я знаю.

- Двоедушница, - Белогость барабанил сухими пальцами по пню-столу, давно забыв о чашке с отваром. – Это ты родился с одной душой на два тела. А к ней подселили вторую. Вот и воюют, делятся да никак не совладают друг с другом.

- Так как им помочь поладить? – Серый в отчаянии смотрел на неторопливого старика. Что же он медлит? Ведь он – спасение. Решение всех проблем. Они уже должны бежать к Фроське, чтобы, наконец, избавить её от мучений.

- Поладить? – ужаснулся старик. – Глупый щенок! Если они поладят, на свет родится такая убийца, каковой он давно не видывал! Помоги ей выбрать. Направь к свету. Поделись тем светом, что есть в тебе.

- А если его во мне недостаточно?

- Тогда вас обоих сожрёт её тьма, - просто закончил старик.

Белогость не пошёл с Серым. Стоило ступить за порог и пройти сажень, как дедок снова начинал нести околесицу, рассказывать про скачущих по веткам и строящих коварные планы белок, предостерегать от лягушек («они слушают!»).

Серый ругался. Умолял. Просил и даже угрожал побить хитреца. Хотя неизвестно ещё, кто бы победил.

- Не пойду! У меня туточки редька зреет, - уверенно указывал он на стоптанные лапти и хватался за низенькую притолоку[27], повисая на ней словно шишка.

- Да что ж мне с тобой делать? – Серый безнадёжно пнул развалюху-дверь. Та визгливо заскрипела, но устояла. Видать, была крепче, чем казалась.

- Ничего со мной не делай, - подсказал старик, - вот суженую свою иди спасай. А как спасёшь, иди всем остальным верный путь указывай.

Что?

- Кому – остальным? – опешил Серый.

- Как – кому? Последним волкам. Всем, кто по городам и весям собрался да в леса ушёл. Недалеко отсюда. Ежели идти так, чтобы солнце всегда садилось по левую руку, то можно их найти. А можно и не найти, - закончил старик, улюлюкая и качаясь на притолоке туда-сюда.

- Есть другие волки? Кто-то выжил?

Но Белогость больше не желал отвечать, целиком увлёкшись новым занятием.

Он был последней надеждой. Последним достаточно умным и живучим волком. Но… Если есть другие… Среди них ведь наверняка найдётся тот, что поможет Фроське! Быть может, даже покажет, как ей навсегда остаться человеком.

Серый, не обращая внимания на мудреца, наскоро разделся, сложил пожитки в суму и перекинулся в лохматого волка, чтоб быстрее домчать до деревни, обрадовать жену.

- Направо пойдёшь – битым будешь; налево пойдёшь – жену потеряешь; прямо пойдёшь – голову сложишь, - хихикал старик вслед убегающему зверю, всё больше становясь похожим на сумасшедшего.

 

Верста 5. Яма

Солнце ленилось даже хмуриться, не то что выглянуть из-за низких туч. Лёгкая морось осторожно перебирала желтеющие листочки на берёзе, выискивая хоть один, что ещё не почуял приближение осени. Толстый полосатый кот с бандитской рожей прятался под кроной, недовольно чихая всякий раз, когда на нос капала вода. Вода капала часто, зверь распушил изрядно намокшую шерсть, но не уходил: уж очень интересное представление предстало его взору.

Вокруг маленькой аккуратной избушки носился высокий худой мужчина. За ним, периодически останавливаясь, чтобы перевести дух и кинуть в спину смачное ругательство, гналась круглая разрумянившаяся старушка, замахиваясь кухонным полотенцем, как плетью на непослушную лошадь. Всякий раз, когда старушке становилось тяжело бежать, сероволосый вежливо дожидался продолжения погони в косой сажени[28] и внимательно выслушивал всё, что думала о нём воительница.

- Неслух! Околотень[29]! Дубина!

- Бабушка Весея, - виновато бубнел Серый, - ну что ты прям так сразу? Неужто так плох?

- Плох, ещё как плох, ащеул[30]!

- Да я что? – разводил он руками, - дров наколол, воды натаскал, плетень обновил. Где урезина нашлась?

- Я тебе сейчас расскажу, где урезина! – старушка гневно замахнулась, хоть и достала бы молодцу, в лучшем случае, чуть выше пояса, - ты почто жену обижаешь, нелюдь?

- Я? – опешил Серый.

- А то я, что ли?!

- Я не обижаю…

- Ах, не обижает он! А из-за кого она слёзы лила только вчера ввечеру? Ты, стало быть, гордость свою показал, ушёл, болван, аж на всю ночь и думаешь, что она тебе это так спустит? А ежели она и спустит, я – точно нет!

- Я ж без задней мысли…

- Так и она тебе без задней все уши пообрывает. А я подмогну!

Серый прикрыл уши ладонями, подумал, что они бы ему, наверное, ещё пригодились, и счёл за лучшее состроить виноватую мину. Но опытную женщину так просто не проведёшь:

- Ты кому тут гримасничаешь? Мне? Нет, милой, передо мной ты можешь не виниться. Наперво, ты перед женой виноват, вот к ей и иди глазки строить. Я за свои лета уже много перевидала виноватых. Раскаяния в вас, мужиках, нет ни на медьку!

Серый виновато понурился, показывая, что, вообще-то, действительно нет, но при необходимости он успешно его изобразит.

- Бабушка Весея, я честное-честное слово хороший муж!

Та шумно выдохнула и таки хлестнула дурня полотенцем для острастки. Серый сделал вид, что очень испугался и больше так не будет – мастерство, коим он в совершенстве овладел ещё в далёком детстве, когда тётка Глаша ловила на краже мёда или сала, засоленного к зиме.

- Хороший муж уразумел бы, когда супруга мается, когда ей ласки да тёплого слова хочется. А ты – горе луковое! Иди уж, винись.

- За что виниться-то? – щёки вспыхнули, - за то, что о ней же и забочусь? Я же как лучше…

Весея возвела очи к небу, попросила у богов терпения и, убедившись, что они не вняли её просьбе, скрутила полотенце в тугой жгут.

 

Фроське полагалось бы топить горе в харчевне. Впрочем, именно в ней она и сидела с той только разницей, что не рыдала из-за загулявшего невесть где мужа, а праздновала собственную безнаказанность. Всемила заслужила отрезанной косы, а её обидчица радовалась, что впервые ничуть не жалеет об опрометчивом глупом поступке.

- Правду баешь? – восхищался плюгавенький мужичок, - самой Всемиле?

Фроська неспешно перехватила кружку с медовухой (весьма неплохой, надо признать) другой рукой и резанула ладонью воздух:

- Раз – и нету!

Плюгавенький только что не захлопал в ладоши, аж расцвёл. Видать, не раз ему красавица отказала, раз заслужила подобное отношение.

Мужики, рассевшиеся вокруг и всё ближе придвигавшие стулья к героине вечера, довольно загалдели: бабья ссора – то ещё веселье, когда изо дня в день не видишь ничего, кроме вонючей рыбы да надоедливой мороси. К тому же, оказалось, что Всемила слыла любимицей края лишь потому, что никто не смел бросить ей вызов. Фроська же, как новая заметная фигура, упивалась вниманием и одобрительными возгласами.

- Давно вертихвостка просилась, чтоб на место поставили!

- Да что коса? Пояс бы срезала!

- Так и надо ей, недотроге!

- Вот за меня бы жёнка так вступалась!

Рыжий харчевник всё больше помалкивал, протирая столы достаточно чистой, в отличие от других подобных заведений, тряпицей. Он предпочитал мнение держать при себе и, возможно, именно поэтому не слыл дураком. Однако глумливое веселье Светолику приходилось не по вкусу: если хорошо приглядеться, можно было разок, а то и два, заметить, как он качает головой. Но было ли это из-за несогласия с действиями ревнивой бабы или попросту харчевник посчитал, что в шумной обстановке никто не оценит переливов вкуса только вчера дозревшего пива, никто не знал. Да и не размышлял на этот счёт.

К тому времени, как Серый, промокший до нитки, уставший и невероятно злой, вломился в харчевню, ликование достигло того размаха, когда срочно требуется покачать кого-то на руках или хотя бы устроить драку. Весея таки доступно объяснила ему, как неприятно гадать, куда и с какой целью пропал любимый человек, хоть и пришлось для этого прибегнуть к самому прямолинейному способу – погонять балбеса по деревне туда-сюда.

Успевший изрядно перехореть от нарастающего беспокойства муж обегал ближайшее прилесье, заглянул в каждый двор и обнюхал едва ли не всю избушку Весеи (исключив разве что задок), уверенный, что паршивые бабы сговорились и решили сжить его со свету, а жена попросту заперлась где-нибудь в сенях и злорадствует. Старушка не перечила и лишь подсказывала, куда бы ещё могла запропаститься суженая, пряча язвительную улыбку за узорным платком.

 

Оказывается, так тоже можно! Свободная, довольная, радостная. Когда мне в последний раз доставалось подобное счастье? Я отвоевала своё, показала зубы, да к тому же осталась со всех сторон правой. Милое дело!

Ещё чуть, и мужики, что расселись поблизости и с упоением уже в третий раз выслушивали историю позора первой девки на деревне, начали бы петь мне заздравную. Я аж две кружки пива опрокинула на радостях, благополучно забыв о его мерзком вкусе.

Праздник, как водится, испортил муж. Серый вломился в харчевню, открыв дверь с ноги. Та шумно стукнула о стену, привлекая всеобщее внимание к вошедшему. Он был зол, мокр и несчастен. И одно другому никак не противоречило.

- Фроська!

Мои собутыльники многозначительно переглянулись, оценив вид тощего взволнованного мужчины с виноватым лицом и дружно захохотали:

- Да, великая ценность!

- На такого, чуть не доглядишь, все девки вешаться станут!

- Что ж косу? Голову сопернице открутить за такого богатыря мало!

Муж понял, что смеются над ним. Не удержалась от ухмылки и я: сейчас на него не позарилась бы и хромая векша[31]. Но Серому выдержки не занимать. Углядев, что я жива-здорова, он тут же успокоился, отряхнул голову, разбрасывая серебристые капли, и степенно подошёл к быстро ставшему общим столу.

- Куда же ты запропастилась, душа моя? Всё утро тебя ищу.

Я фыркнула и отвернулась:

- Да вот, с друзьями засиделись с вечера, - последнее особо выделила, не стала ждать, пока ты с прогулки вернёшься, пошла отдохнуть. Ты, видать, ночью так и не явился?

Серый смутился и ответил кратко:

- Дела были. Пойдём, что ли?

- С чего бы? Я не мешала отдыхать тебе, а ты уж, будь так добр, меня не дёргай.

Мужики окрест замерли в ожидании разворачивающегося скандала. Как куры на насесте, честное слово! Но Серый и тут удивил. Зрители, может, и надеялись на то, что он обидится, силой уволочет супругу домой да поучит уму-разуму (если повезёт, то и не сходя с места поколотит), но не дождались. Уж что-что, а мнение зевак никогда оборотня не беспокоило. Хотя без представления никто не остался: Серый картинно рухнул на колени и обхватил меня за ноги.

- Прости горемычного!

Я опешила:

- Вставай, оболтус!

- Не встану, любимая! Хочешь, бей, а не встану! – Серый то ли лил слёзы, то ли хохотал, пряча лицо в моих коленях, - Прости бездаря! Виноват, как есть виноват!

- Уймись, ненормальный! – не выдержала я.

А Серый всё подвывал, иногда замолкая и прикладываясь к кувшину с брагой, чтобы промочить горло. Или чтобы ещё лучше отыграть сцену:

- Только не бей меня больше сковородкой, пожалуйста! Хотя бы не по голове, а то только-только в глазах темнеть по утрам перестало!

- Ты что несёшь?!

- Молчу, молчу, любимая! Я понял, сплю сегодня у крыльца на коврике! Можно хоть дерюжку подстелить?

Я уж и сама гоготала. Ну как на такого зло держать? Дитё малое, право слово! Подумаешь, чуть поцапались. Эка невидаль? Может, устал человек за день, а я на него налетела сразу.

Зрители всё пытались подлить масла в огонь:

- Баба!

- Сразу видать, кто в семье голова!

- Что ж ты спину гнёшь?

- Всех мужиков опозорил!

Вот мерзавцы! Им лишь бы сплетен подсобрать, а кто прав, кто виноват - знать не знают да и всё равно. Так бы языки злые и повырывала!

- Позор мне, позор, - безропотно согласился Серый.

- Значит так, - включилась я в игру, - теперь носить меня повсюду будешь на руках…

Серый, не мешкая, подхватил меня и с лёгкостью закинул на плечо. Мужики завистливо ахнули: я хоть и некрупная, но всё ж силы тощий пришелец, видно, немалой. Запомнили.

- Ещё, - спокойно продолжила я, слегка покряхтев, - букет васильков у подушки каждое утро.

- И зимой?

- Зимой в первую очередь!

- Чай из свежесобранной липы и…

- Тумака? – без особой надежды подсказал супруг.

- Только что испечённый крендель из белой муки, - мстительно закончила я.

Серый скалил зубы и кивал, мол, всё сделаю, только не злись. А я, в совершенно глупом положении, неудобно упираясь животом в острое плечо, чувствовала, что обижаюсь всё меньше. Кажется, и нету на свете ничего, что могло разлучить нас. Я бы обняла мужа от избытка чувств, но дотянулась только куснуть за бок.

Многострадальная дверь харчевни снова шумно распахнулась. Внутрь ввалился плечистый волосатый мужик с вилами наперевес. Светолик удивлённо воззрился на чумазого, явно только оторванного от работы посетителя: зачем пожаловал?

- Нашлись, голубчики! – мужик наставил перст[32] на Серого (ну и на мой зад заодно, коль скоро я на его плече висела). - Сейчас мы вас!

Не успели мы сообразить, что к чему, как волосатый выскочил на улицу и убежал. Странный какой-то.

Откуда ж могла беда прийти? Знамо дело, следующей в харчевню вплыла Всемила. С опухшими красными глазами, но аккуратно прибравшая остатки волос под праздничный расшитый кокошник с убрусом[33]. На вытянутых руках, словно безвременно погибшего героя, она несла срезанную косу. Странно, что траур не надела, показушница.

За Всемилой шла толпа.

В толпе выделялись парни помоложе, мужики погрознее и бабы поскандальнее. В руках почти каждый нёс хоть дрын или лопату, а у одного даже мелькнул топор.

Я задрыгала ногами, пытаясь рассмотреть, что к чему, и Серый аккуратно опустил меня на пол.

- Вот они, злыдни! – завопила девка, - добрым людям гадят, жизни не дают! Поглядите, что наделали!

Бывшая красавица противно заголосила и подняла косу вверх, чтобы все разглядели. Серый округлил глаза:

- Девица, это ж кто тебя по головке так стукнул, что ты на добрых людей напраслину возводишь?

- На добрых?! – завопила она пуще прежнего. - Да разве добрые люди опозорят невинную на весь край?!

Толпа возмущённо загалдела. Мои бывшие собутыльники придвинулись, чтоб не упустить чего интересного, но встать с мест против пришедших и не подумали.

- Да кто ж тебя тронул? – не понял мой наивный супруг.

- Да вот ты, ты и тронул! – так возмутилась Всемила, что даже я ей на миг поверила. - Ты, похабник, соблазнил, а баба твоя ревнивая выследила меня да косу срезала-а-а-а!

В толпе сердито переговаривались.

- Что за ерунду несёшь? – вылупился Серый.

Я смущённо кашлянула. Муж с ужасом воззрился на меня:

- Я её и пальцем не тронул!

- А я тронула…

- Фроська?!

- Что «Фроська»?! Она чужого мужика со двора свести пыталась, кто ж такое стерпит? А вы, - я обратилась к защитникам девичьей чести, - постыдились бы в бабьи разборки лезть! Чего дубинами размахиваете? Чай только напугать ими и можете. Ну, подходи! Кто готов один на один?!

Серый в ужасе оттащил меня назад: чуть первой в драку не кинулась. А что? Я бы всем желающим не волосы, так руки повыдёргивала б!

- Фрось, посмотри на меня! Фрося! Ефросинья!

Муж схватил моё лицо ладонями и с силой развернул к себе, не давая натворить дел. Зубы, уже начавшие меняться, снова стали человеческими.

- Фросенька, ты что, правда этой гульне[34] косу срезала?

- Это кто гульня? Это я гульня? – встряла Всемила.

- Помолчи, когда тебе слова не давали! – рявкнул Серый. Девка аж заткнулась от неожиданности. Повышал ли на неё хоть кто голос прежде? – Милая, ты зачем это сделала?

- А что она… - я смущённо отвела взгляд. Нет, не стыдилась ни капельки. Но Серый, кажется, серьёзно расстроился, - я своё защищала!

- Неужто взревновала? – муж испытующе склонил голову на бок.

- А если и так?

- Душа моя, разве с тобой кто сравнится? Да ни одна девка в мире не сможет каждый новый день удивлять меня так, как ты!

И вот тут Всемила серьёзно разозлилась. Быть может, на что-то ещё надеялась?

- Он, он меня обесчестил! – закричала она. - Силой взял!

Я настороженно посмотрела на Серого.

- Да ни в жизнь! – искренне ответил муж, - она ж глупа, как корова!

И тут я была с ним полностью согласна.

Но толпа уже завелась. Люди галдели, переговаривались, накручивая себя и окружающих, набирали злость, как дворовые псы. И честь деревни защитить от наглых чужаков хотелось, и в драку бросаться боязно – рыбаки ж все, не охотники и уж точно не воины. А пришлый молодец двигается странно, ходит уверенно и топор держит так, будто не раз его метал.

Решила всё, конечно, обиженная девка. Всемила кинулась на меня, растопырив пальцы и напрочь позабыв, кто из нас сильнее. Защитники одобряюще загудели, засверкали жадными до зрелищ глазами, сжали потные ладошки на дубинах.

Я с готовностью приняла врагиню в объятия, подставила ножку и с удовольствием наблюдала, как она, звонко стукнувшись лбом о пол, проскользила до ближайшей стеночки. Подлетела к ней, взгромоздилась сверху и, позвав волчицу в помощницы, опустила кулак чуть пониже налитой девичьей груди. Всемила задохнулась от боли и засучила ногами по полу.

Мои вечерние знакомцы сразу попрятались под столы. Тоже мне, друзья. А с какой радостью они о позоре пышнокосой слушали, как поддакивали! Теперь, небось, станут медовуху опрокидывать с тем, кто здоровее из драки выйдет.

Огромный волосатый мужик пошёл на Серого. Другие сжимали кольцо, теснили нас внутрь харчевни, но сами пока не лезли – оценивали, как сильно самому смелому достанется. А то, может, он и один справится, а они и вовсе не при делах. Так, за компанию пришли. Пива взять.

Плечистый перехватил вилы и наставил их на тощего. Серый показал ровные белые зубы и не двинулся с места. А от улыбки нападающему уже стало не по себе. Мужик пугнул вилами, неловко дёрнулся и тут же лишился оружия. Оборотень покрутил добычу в руках, оценил металл и покачал головой:

- Хорошие вилы. Им на огороде место. Как и тебе, - и аккуратно приставил их к стеночке, - как проспишься, заберёшь.

Мужик удивился:

- Просплюсь?

Серый сверкнул глазами и ударил неповоротливого бугая по колену прежде, чем тот подумал, почему у противника такой недобрый взгляд. Упал, заскулил и тут же получил мягкий удар ладонью в шею. Мой волк брезгливо отёр испачканную вонючим мужицким потом руку о штаны провалившегося в небытие быка.

Попытавшихся зайти с двух сторон одинаковых рослых детин Серый просто столкнул лбами.

От кинутого наугад топора легко увернулся, но тот угодил прямиком в бочку с только вчера вызревшим пивом, чем вызвал ярость харчевника:

- Так, уважаемые! Валите-ка вы! Мы здесь пивом торгуем, а не на драки любуемся, - прогневался Светолик, но его возглас потонул в криках баб, подначивающих нападать всем скопом.

Драгоценная брага лилась из трещины. Светолик негодовал. Всемила выла. Я колотила её куда придётся руками и ногами. Мужики ругались, не решаясь напасть ни поодиночке, ни вместе. Серый недоумевал, как он вообще оказался посреди всего этого безумия и очень боялся кого-то серьёзно покалечить.

- А ну всем стоять! – гаркнул окрепшим голосом харчевник. В руках он многозначительно покачивал взведённый самострел. Держал хорошо, правильно и со знанием дела. Не так прост оказался Светолик, как о нём думали, - что ж вы, нелюди, творите? Глупой девке на слово поверили и людей чуть на тот свет не отправили? Да я с ночи слушаю, как эта вот Всемиле косу срезала и могу подтвердить, - я возликовала, - что дуры обе! Две дурные бабы! Одна – глупая, вторая – ревнивая. И сами бы разобрались. А вы? Эх! Ещё мужиками себя зовёте! Куда лезете, а? Кулаки почесать охота? Ну, давайте, кто смелый, вперёд! Давненько я стрел не спускал! А ведь не пожалею, коли не образумитесь!

Желающих вступаться за честь обиженной девки резко поуменьшилось. Всех Светолик, конечно, не зашибёт, но первым, даже если единственным, становиться не хотелось никому. А харчевник продолжал стыдить:

- Вы хоть разобрались, что к чему, прежде чем дров наломать? Девку-то кто хоть попытал, али, ежели красивая, так обязательно честная? Повитуха её поглядела?

Защитники удивлённо переглянулись. Проверить, не врёт ли Всемила, никому в голову не пришло.

- Пойдёшь к повитухе? – я тряхнула дурочку. Лицо некрасиво сморщилось, светлые очи превратились в узкие щёлочки, кокошник давно сбился набок.

- Не пойду… - прохныкала Всемила.

- Пойдёшь, спрашиваю, доказывать, кто тебя соблазнил, али правду признаешь?

- Не пойду, не признаю! – кричала упрямица, заливаясь слезами.

- Да не мучай ты девку, - послышались неуверенные просьбы из толпы, - набрехала, с кем не бывает…

- Вы за клевету этой девки нас только что чуть насмерть не забили, - возмутилась я, - я её теперь живьём сожрать могу!

Серый искоса глянул на меня: правда собираюсь или только угрожаю? Но меня и не тянуло обратиться. Волчица и так держалась рядом, вкладывала силу в ладони, но теперь уж прекрасно понимала, когда не надо вздыбливать шерсть.

- Ну-ка разошлись! – снова вступил Светолик.

- Вот-вот, разошлись, - поддакнула я.

- Ты тоже, - обратился харчевник ко мне, - пусти Всемилу.

Самострел многозначительно указал на меня. Серый сдвинулся, закрывая харчевнику обзор:

- Фрось, правда, пусти. Не трогал я её. И она это знает.

Всемила уже и не пищала, только неуклюже отползала, а Серый ухватил меня за плечи и поднял с пола, на котором я так и осталась сидеть без сил, прижал к груди и повёл к выходу:

- Ну его, болото это. Как можно скорее уйдём, - шепнул он мне на ухо.

 

Я сидела на скамье и безразлично глядела в стену. Весея уже залезла на полати, отгородившись от молодых занавеской: даже тихого дыхания не слыхать. Серый заключил меня в объятия такие крепкие, что ещё чуть и затрещали бы рёбра, упёрся подбородком в макушку, поглаживал по спине и молчал.

Молчание затягивалось.

- Фросенька, я боюсь за тебя.

- Я вполне могу за себя постоять. Сам видел.

Серый обнял меня ещё крепче и горько вздохнул:

- К сожалению, видел…

Помолчали.

- Тебе тяжело?

Я передёрнула плечами:

- Ну ты б чуть руки расслабил, а то придушишь ненароком.

Муж засопел: отпускать не хотелось. Будто завтра расстаёмся.

- Тебе тяжело ладить с волчицей?

«Уже нет».

- Немного.

- Прости меня.

- Ты дурак, - сделала я вывод.

- Это точно. Я снова всё запутал. В Озёрном Краю я искал человека… волка, который бы помог тебе привыкнуть. И вчера ночью напал на его след.

- Нашёл? – равнодушно поинтересовалась я.

- Лучше бы не находил…

- Он не поможет?

- Он сумасшедший.

- А я – нет? – я и сама уже сомневалась, в своём ли мы уме. Два неприкаянных оборотня. Без дома и семьи. Без родного угла и давно забывшие обо всём на свете, кроме спасения собственных шкур. Разве это – жизнь?

- Все мы немножечко, - многозначительно протянул любимый, - он дал мне несколько советов. И я хочу верить, что они правильные. Поэтому знай: я всегда рядом. Не уйду, не оставлю и никому тебя не отдам. Даже если попросишь.

Я не попрошу.

Надеюсь, что не придётся.

 

Верста 6. Поворот

Манящая, пряная, щекочущая моросью ноздри.

Она подкрадывается сзади и закрывает глаза мокрыми ладонями.
Грустно улыбается и накидывает тьму на плечи, но никак не может согреться.
Она не видит звёзд. Прячется от солнца, заворачивая землю в кокон туманов.
Она обещает сказку. Но сама боится в неё поверить.

Осень наступила так внезапно, что никто и слова молвить не успел.

Сегодня я бегала в лесу одна. Отпустила волчицу, дала ей волю, отбросив страхи, и вместе с ней вдыхала мокрую землю и влажный листопад. Я не перечила. Она не злилась. Поладить оказалось не так сложно.

Перекинулась недалеко от деревни. Женщины привыкли к боли. Испокон веков каждый месяц Мать-Земля напоминала, что мы – матери: дающие, дарящие, создающие жизнь. И мы привыкли принимать послание с гордостью, хоть и через боль. Превращаться… неприятно. Но сливаться воедино с силой, ломающей кости, чтобы родить тебя заново - иной, свирепой, живой, совершенной – стоит того.

Напрягая мышцы, почувствовала, что волчица никуда не делась. Сейчас я, может, и человек, но зверь бежит по жилам, отзывается с биением сердца, принюхивается при каждом вздохе.

Натягивать грубые жёсткие порты не хотелось, но так уж заведено у смешных людей, что наготу должно прятать. Даже по главным дням вроде Посева или Купалы девки боле не ходят простоволосыми, скинув рубаху, - ушло безвозвратно. Я подхватила опустевшую суму, где припрятала одёжу, пока носилась по чащобе, гоняя ленивого барсука, и направилась к деревне.

Серый собрал наши нехитрые пожитки и прощался с прячущей заблестевшие глаза Весеёй:

- Детоньки, милые, ну куда ж вы к самым холодам? Оголодаете, и так вон какие тощие!

Оборотень безропотно укладывал в суму пироги с рыбой, сыр, сало:

- Чай не безрукие. И осенью не помёрзнем и зиму переживём.

Старушка, заприметив меня, попыталась воззвать к голосу разума:

- Ты погляди, чего твой мужик удумал? Вам тут, никак, холодно-голодно? Неужто где-то лучше привечают?

- Загостились мы у тебя, бабушка, - ласково отстранила маленькие руки, - и так только переночевать просились, а сами которую седмицу тебя объедаем. Пора и честь знать.

Хозяюшка обиделась, но быстро отошла, заметалась по избе, поднесла ещё вяленой плотвы в дорогу. И не откажешься, чтоб не оскорбить.

 Глядя на наши уменьшающиеся фигурки, старушка не раскисала, не лила пустые слёзы, только недовольно качала головой одной ей ведомым мыслям. Но мы этого, конечно, уже не видели.

 

Серый уверенно тащил меня между деревьев. Не то чтобы я жаждала познакомиться с сумасшедшим оборотнем, жившем в глуши, но муж считал это очень важным. Раз уж он привёл нас сюда аж от Городища, пусть развлекается. Волчица ничего не имела против. Да и мне всё равно.

- Ранняя в этом году осень, - буркнул муж. А о чём ещё говорить?

- Угу.

- И холодная…

- Угу.

- Давно такой не было.

Я смолчала.

- Фрось?

- М?

- Ты в порядке?

- Угу, - ну кто это придумал, что тишину обязательно надо прорезать голосом? Звери вон переговариваются только по делу. Запахов им хватает да жестов.

- Хорошая бабка Весея.

- Хорошая, - согласилась я, - добрая, заботливая.

- Только странная, - закончил Серый.

Я оскорбилась за старушку:

- Почему это?

- Она не пахнет. Ты заметила?

В маленьком гостеприимном домишке всегда витал дух свежего хлеба. Весея? Ну… Она тоже пахла хлебом. Но не человеком, это правда.

- Интересно.

- А спросишь, - напугаешь болезную, - усмехнулся муж, - видать, так никогда и не узнаем.

- Скажи, свет очей моих, а домик твоего Белогостя – он больше на берлогу похож?

- Ну а ты как хотела? Человек, тьфу, волк, в лесу живёт. Тут резные наличники ни к чему.

- М-м-м, понятно. А дверь у него на одной петле держится?

- Я не виноват, - тут же оправдался муж, - он меня впускать не хотел.

- Ага, а стены по брёвнышку раскатаны? – я наконец указала на сиротливый остов. Странно, что Серый не рассмотрел первым. Не ожидал, видать, вместо старенького, но ладного домика наткнуться на развалины.

Жилью нелюдимого старика досталось. Не сразу и поймёшь, что дом стоял – одна дверь упрямо держится на своём месте, хоть и покосилась. Но где же сам оборотень?

- Кровью не пахнет, - задумчиво протянул Серый, - а добром он бы не дался.

- Ой ли? Мало ли что в голову взбредёт. Сам же говорил, что дедок с глузду двинулся.

- Здесь было несколько человек, - муж напряжённо вглядывался в следы побоища, втягивал ноздрями воздух, - и… два волка?

- Может, твой оборотень перекинулся?

- Но кто тогда второй?

Неужели?

- Есть другие оборотни?

- Есть другие оборотни, - одновременно подтвердил Серый, - и нам даже не придётся их искать. Можно всего лишь пойти по следу.

- Вот только надо ли? – я не против познакомиться ещё с кем-то из волков. По крайней мере, уже попадавшиеся на пути не оказывались мерзавцами. Но связываться с теми, кто похищает старика, предварительно протаранив стену его дома? Увольте.

- Но Белогость ещё жив! Мы должны его спасти. Хотя бы попытаться.

- Кто он тебе? – не всё ли равно, умрёт дряхлый чуть раньше или чуть позже. Нашей вины в том нет.

- Он… друг, - немного помедлив ответил муж, - Фроська, мы не бросаем друзей! Ты не бросаешь!

Я крепко задумалась. Пожалуй, за другом я бы метнулась. А Белогостя знать не знаю.

Муж в ужасе воззрился на меня:

- Ты ещё думаешь?!

Я прислушалась к волчице. Ей затея не нравилась.

- Мне затея не нравится.

- Но это ведь тебя не остановит?

Я вздохнула:

- Это никогда меня не останавливало.

 

Похитители не скрывались и явно не ждали погони. Следы находились не так часто: кем бы ни были гости старого оборотня, шли они осторожно, не тревожа лишнюю ветку. Но Серый не зря годами уводил нас от охотников: точно знал, куда смотреть, чтобы увидеть. Вскоре наглецов стало слышно.

- Так и скажу, да-да! – немолодой ворчливый голос.

- Ты, дед, из ума давно выжил, чтоб тебя слушали, - молодой и задорный.

- Наше дело маленькое: привести приведём, а дальше сами разбирайтесь, кто правый, а кто виноватый, - третий, совсем юный.

- Четверо с Белогостем, - прошептал Серый, - один – оборотень.

Я принюхалась. Да, волк. Дремал у маленького костерка, на котором варили похлёбку. Кабы не дым, давно нас учуял бы.

- Всего лишь люди, - бросила я свысока, - нападём?

- Или волки в человечьем обличии. А теперь тсс! - муж приложил палец к губам и показал, что слушает.

Непохоже, чтобы Белогость боялся или терпел боль. Ругался он, как обычный сварливый старикашка:

- Птенцы желторотые! Вот в наше время дедов никто не обижал. Хоть бы пальцем тронул, как сразу тот палец и оттяпали б!

- Деда, так и мы ж тебя не тронули! – удивился обладатель задорного голоса – крепкий приземистый парнишка с аккуратной бородкой.

- Как – не тронули? А это что? – Белогость торжественно продемонстрировал костлявый зад собеседнику, - этот вот синячище откель? Не от вас, скажете?

Парни заухмылялись. Дать пинка вредному старику хотели оба. Свезло только старшему.

Я тронула Серого за плечо:

- Ты уверен, что его надо спасать?

- Уже не очень, - протянул муж.

Не успела я предложить убраться восвояси, раз такое дело, как оборотень, не таясь, вышел к костру.

- Доброго дня добрым людям, - радушно поприветствовал он сидящих.

Бородатый, не выказав ни малейшего беспокойства, поздоровался в ответ:

- И вам такого же, коль сами не худые.

Приличия соблюли. Дальше либо один должен спросить, куда путник держит путь, либо другой попроситься к огоньку. Молчали оба. Я не выдержала и тоже вышла из укрытия. Ежели мужик с бабой странничает, значит, точно плохого не задумал. А уж что та баба может горло каждому перегрызть, знать присутствующим необязательно.

- Пригласите ли к похлёбке, други? – задорно подмигнула, - мы в долгу не останемся: пирогами да рыбой запаслись – сама готовила, - бессовестно солгала я.

Волк у костра заинтересованно поднял голову и повёл носом в мою сторону. Волчица подалась вперёд, поприветствовала собрата, обнюхались.

- А то, - обладатель аккуратной бородки деловито пригладил волосы и указал на место рядом с собой, - вместе и веселее будет. Чем гости с пирогами плохи?

Белогость вытаращился на Серого лишь на миг, а после равнодушно подкинул веточку в костёр, словно и не знакомца увидел. Хитёр или глуп?

- Кто сами такие? – грубее, чем нужно, чтобы подчеркнуть свою важность, спросил самый младший.

- Да вот, - Серый подстелил дерюгу, по-свойски уселся на землю, притянул меня к себе, обнял и понёс околесицу, - с супругой путь держим к родне через лес. Сын у брата родился, идём поглядеть. А вы, я смотрю, тоже с дедушкой путешествуете?

Бородач ухмыльнулся, погрозил старику пальцем и честно ответил:

- Не дед он нам. Совсем старик ополоумел, с семьёй жить не желает. Схоронился в чаще, как сыч, и носа не кажет. Вот мы ему и подмогли перебраться к любящим да заботливым.

- Во где я всех вас видел! – прокряхтел Белогость, указывая себе между ног, - вот там вы мне все и нужны! Век без вас жил и столько же протянул бы, коли не трогали!

- По-моему, дедушка не сильно рвётся с вами, - заметил Серый.

- Да что с него взять? Дряхлый совсем, вот и бранится. Нашёлся бы повод, - отмахнулся бородатый.

Муж не сменил позу, не напрягся и даже не стал иначе пахнуть. Но я знала, что он подобрался:

- А ежели я, к примеру, у дедушки спрошу, хочет ли он пойти с вами или с нами, что он ответит?

Волк у костра уставился на нас немигающим взглядом. Не будь со мной моей волчицы, я бы, может, и испугалась. Серый же и бровью не повёл. Мальчишка, старавшийся казаться взрослым, положил руку на поясной нож:

- А твоего ли это ума дело?

- Успокойся, Яромир, - велел приземистый крепыш. Волк сел на место, - и ты, Могута, тоже. Юнец обиженно насупился, но руку с ножа убрал.

- Дедушка ответит, что он прекрасно знает, что с нами ему безопаснее. И что рано или поздно, он всё равно бы пришёл. А ещё дедушка ответит, что вы с женой тоже пойдёте с нами.

Серый поднял бровь и насмешливо уставился на парня: уж не ты ли заставишь? Но тот поднял руки, показывая, что и не думает драться:

- И сделаете вы это по доброй воле, - закончил он.

- С чего бы? - волчица так и просила драки, ждала, когда можно размять кости.

- С того, - ответил главный, - что оборотней в Озёрном Краю осталось не так много.

 

Бородатый носил красивое имя Данко. И тоже был оборотнем. Как и Могута и, разумеется, Яромир. Последний так и не пожелал принять человеческий облик. Да, разумеется, выдала нас я. Волчица и не думала скрываться от собратьев, показывая, что метит в вожаки. Возможно, оказалась умнее всех, что дала себя унюхать с самого начала. В конце концов, разрешилось всё мирно и более чем удачно.

С кем преломил один хлеб, на того уже зло держать не моги. Ели мы все вместе, по очереди черпая густую наваристую похлёбку из котелка и заедая выпечкой от заботливой Весеи. Яромиру поставили мису отдельно, но тот и не перечил. Только Белогость подозрительно повертел пирог в пальцах, обнюхал, осмотрел так и эдак и не решился надкусить. Я без обиняков съела и его порцию. 

Путь предстоял неблизкий. Шли весь день, бросая друг на друга косые взгляды, ожидая подвоха и всё не понимая, друзья с нами идут или враги. И, если для странного отряда хватало и того, что перед ними тоже волки, и даже Серый расслабился, перестал беспокойно оборачиваться на ковыляющего сзади, но не пытающегося сбежать старика, то я, отвыкнув доверять людям, ждала беды.

Данко оживлённо рассказывал про волчью общину, которую, кажется, считал лучшим местом на земле, и даже мысли не допускал, что мы можем оказаться супостатами, её выискивающими. Волк Яромир и воркун[35] Могута ликования не выказывали и вообще делали вид, что попутчиков не прибавилось.

- А вот здесь заночуем, - решил Данко, когда начало смеркаться. Серый невольно скривил губы: привык, что он в пути за главного. А вот. Побудет в моей шкуре.

В условленном месте путников поджидали кострище и шалаш, сплетённый из живого молодняка, чтобы сухие ветки не выдавали стороннему глазу укрытие, да и не обижать лешего без надобности. Могута собрал костерок, приладил котёл, занялся ужином, многозначительно посматривая на меня: мол, твоё, бабье дело стряпать. Я и не подумала: и не умела особо и спину гнуть перед нахалом не собиралась.

Сторожить нас особо не от кого, Но Серый настоял – привычка – и вызвался первым. Данко для вида поспорил, но уступил, решив заменить охранника в середине ночи.

Зевая до хруста челюсти, я выползла из шалаша, как только освободившийся супруг уснул, свернувшись у моего бока. Глаза слипались, но, хоть убей, сон не шёл. Данко устроился поверх ещё тёплого кострища, накидав на него веток, и любовался на редко видимые в этом краю звёзды. Те перемигивались, прыгая по макушкам деревьев, и сверкая холодным осенним светом.

- Чего, не спится? – спросил оборотень, не поворачивая головы.

- Ни в одном глазу, - кратко ответила я, снова зевнув.

Данко усмехнулся и подвинулся, предлагая прилечь рядом в тепле. Закинул руки за голову и поиграл мышцами на широкой груди. Никак рисуется? Я обернулась на тощий серый хвост, торчащий из палатки, и покачала головой:

- Постою.

- Вы шли за стариком? – поинтересовался волк.

- За ним, - а есть ли смысл врать?

- Мы не причиним ему вреда. Он старый, сумасшедший и больной оборотень. Ему нужна… семья. Свою он потерял слишком давно и никак не может завести новую.

Я честно и легко ответила:

- Мне всё равно. Он мне не брат и не сват. Просто одинокий старик. Почему-то он дорог Серому, но это его проблема.

- Не очень-то ты похожа на любящую жену, - удивился мужчина.

- А разве любящая жена не имеет права на собственное мнение?

- Волчица, - догадался оборотень, - ты только недавно вошла в силу, да?

Я промолчала. Не его дело.

- Ты станешь добрее. Потом, позже, - смягчился Данко, - если сама захочешь.

Я хмыкнула. Куда уж добрее?

Тут оборотень подорвался с места, навострил уши:

- Слышишь?

Я покачала головой: деревья трещали как и прежде, новые знакомцы мирно посапывали, деловитый ёж топотал в канавке за две сажени от нас. Данко беспокойно оглядывался в поисках источника звука. Какого?

- Стой здесь, - велел он и уверенно зашагал в чащу. Разумеется, я пошла следом: ну как что интересное и без меня?

- Кричат же?

Я снова прислушалась – тишина.

- На помощь зовут. Женщина.

Да нет же!

Данко носился из стороны в сторону, словно и правда слышал несуществующий голос. Я невольно задумалась, может, это я – глухая тетеря?

Ели зловеще кланялись невидимому божеству, ожидая, пока лес соберёт свой осенний урожай. Ели хотели крови. Волчица во мне чуяла это и понимала, отзывалась на голодный холод деревьев тоскливым воем. Захотелось скинуть одежду и отдаться этой силе без возврата, стать частью Матери-Земли, умереть и родиться с ней заново.

Ветер нёс Силу. Забытую и обиженную. И Сила отзывалась в голове глупого волка криками о помощи, заманивала, тащила в сети. Теперь и я слышала, как завывает, плачет женщина, которой нет.

- Стой, дурень! – оборотень только отмахнулся. Герой, тоже мне!

Ох, не угнаться за крепким мужиком на слабых человеческих ногах! Как же лап не хватает, а перекидываться уже поздно. Ветви хлестали по щекам, не пуская, уговаривая оставить добычу, не мешать. Хотела ли я спасти глупого волка? Да я его даже не знала! Вот ежели поутру его не окажется на месте, проблем не оберёшься. Это да. Но вело меня другое. Лес чаял отобрать моё. Я – главная здесь. И это со мной надо считаться. Кто посмел перечить?

Деревья смыкались за спиной Данко, не давая рассмотреть, куда мчит, где сворачивает. Чёрная пасть глотала его, не желая делиться с пришлой волчицей.

- А-а-а-а! – на сей раз крик был настоящим.

Данко лежал у чёрной коряги с вывернутой ногой и подвывал от ужаса, как ребёнок.

Коряга разинула пасть.

Ветви-щупальца опутывали тело, душили, тянули, хотели сожрать. Здоровенный взрослый мужик не мог и шелохнуться.

Я запрыгнула на корягу верхом, повыше пасти, и ломанула на себя ближайшую ветвь. Та надломилась, издав булькающий хрип, но вторая тут же попыталась зайти со спины. Не на ту напали! Перекатилась, не забыв пнуть махину каблуком в нарост на коре, поднырнула под ствол и голыми руками рванула кусок коры-кожи.

Монстр закричал. Ага! Я дёрнула ещё кусок коры, но вёрткая ветка обвилась вокруг ноги, оттащила.

Данко без дела не сидел, но и помощи от него никакой не предвиделось: бестолково испуганно молотил по путам, стараясь хоть вздохнуть.

- Ух-х-ходи! – прорычал монстр, - ух-х-ходи!

- Не! Смей! Мне! Указывать! – я царапала ветви когтями, волчица ликовала и упивалась боем.

- Не бросай меня! – запаниковал Данко. Я бы презрительно сплюнула, да времени не хватало.

- М-м-моё! – проскрипел монстр.

- Моё! – зарычала я в ответ, - всё здесь – моё!

Ветер взвыл сильнее, прокатился по земле, клоня деревья перед новой хозяйкой. Моё! Я так решила.

- Маренушкой примечена, - медленно и чётко проговорила я, - Смертушкой отмечена. Не перечь!

Существо съёжилось, сжалось, расслабило и втянуло ветви. Данко рухнул на землю, гулко стукнувшись задом.

Передо мной стоял леший и низёхонько кланялся, сверкая злобными глазками из-под покрытой мхом шапочки.

- Слушаю, хозяюшка. Приказывай.

Я весело пнула маленького сморщенного старичка. Стерпел, слова не сказал. Только зубами скрежетнул. Волчица осталась победительницей. Теперь стало неинтересно.

Я засмеялась:

- Не шали, старикан! Моё – не трожь.

- Как прикажешь, хозяюшка, - леший склонился ещё ниже, показав россыпь поганок, растущих прямо из спины, - прощения просим.

- Сгинь.

Бывший монстр недоверчиво поднял на меня глаза (правда ли спущу?) и превратился в вонючую лужицу, тут же впитавшуюся в землю.

- Пошли что ли, герой, - скривилась я Данко. Оборотень усиленно закивал. И куда делись широкие плечи да дерзкий взгляд?

 

Мы прибыли к вечеру следующего дня. Лес расступился, открывая вид на идеально ровное озеро с каменистым дном и такой прозрачной водой, что, казалось, её и вовсе нету. У озера нас встретил внушительный частокол, огромные деревянные накрепко запертые ворота, чистая дощатая мостовая и огромный общинный дом.

Высокая, красивая, как богиня, с прямой спиной и уверенным взглядом женщина вышла навстречу. Черты её нечеловечески идеального лица не смягчились даже когда Серый, задрожав и едва не рухнув на колени, выдохнул:

- Мама?

 

Верста 7. За поворотом

- Мама?

Женщина степенно кивнула и проследовала мимо нас к Белогостю. Обвила старика своими точёными бледными руками и промолвила:

- Добро пожаловать домой, старый друг. Надеюсь, мои сыновья были не слишком грубы с тобой?

Старик недовольно вывернулся из объятий:

- Свой дом уберечь не смогли, так в моём хозяевами себя не чувствуйте, - вздёрнул подбородок и вприпрыжку, улюлюкая и крича что-то про пятна для мухоморов припустил по мостовой.

Женщина покачала головой и медленно развернулась к нам. Серый едва не плакал, не понимая и не веря, схватил меня за руку, сжал сильно-сильно.

- И тебя приветствую, юный волк. Ты найдёшь здесь кров и еду. Мы все – твоя семья и рады принять нового оборотня.

Самая прекрасная из всех женщин, кого мне когда-либо доводилось видеть, даже не прикоснулась к собственному сыну и, величаво развернувшись, скрылась за резными дубовыми дверьми.

По-детски наивное лицо Серого горело, как от пощёчины. Он с трудом разомкнул губы и прошептал в закрытую дверь:

- Я соскучился…

 

- Нет уж, я пройду!

Неуклюжий, больше похожий на медведя, чем на волка, оборотень мягко отстранил меня от прохода.

- Нет, не пройдёшь.

Я сделала очередную попытку:

- Нет уж позволь, друг мой.

Мужик устало перегородил ручищей-бревном коридор:

- Нет, не получится.

- Мне, знаешь ли, очень надо, - я попыталась поднырнуть, но снова наткнулась на преграду.

- Ежели надо, - гоготнул охранник, - так тебе до общего задка, а не сюда.

Общинный дом оказался огромным. Целый терем на два этажа! Как водится, мужам был заказан путь на женскую сторону, бабы же не совались на мужскую. Целый ряд комнатушек у самого входа выделили парам семейным, чтоб молодёжь не тревожили и к расспросам не побуждали.

И везде-то нам радовались, каждый норовил поприветствовать, развлечь беседой али угостить чем боги послали.

Плевать я хотела!

Где эта чёрствая гадюка? Уж я ей выскажу! Уж она у меня попляшет!

- Хозяйка почивать изволят, - зевая, сообщил медведеподобный, - будить не велено.

- А я ей колыбельную спою, - я пошла на таран, но только упруго отскочила от широченной груди (или всё-таки набитого брюха?).

- Не велено, - упрямо повторил мужик.

Я бессильно лягнула его. Охранник, не меняя скучающего выражения хари, опустил взгляд на сапог, медленно отряхнул его от пыли и ласково, но непреклонно, как заигравшегося щенка, развернул меня носом от двери. Ещё и шлёпнул пониже спины, дабы не мешкала.

Волчица непреклонно отстранила меня, взяла дело в свои лапы, заговорила моими устами:

- Брысь с дороги.

В ответ – гадкий оскал.

- Дважды повторю. На третий – ударю. Брысь.

Мужик похрустел кулаками и остался на месте. Я выпустила когти и приготовилась к драке.

- Радим, пропусти волчицу.

Самая прекрасная женщина на земле подошла тихо, незаметно и пугающе быстро. Охранник подпрыгнул от неожиданности, но тут же спохватился, слегка склонил голову и, резво освобождая дорогу, пробормотал:

- Как прикажешь, Агния. Я ничего плохого не делал. Ты велела не беспокоить – я выполнял.

Мать Серого вскинула искрящиеся глаза и улыбнулась так, что мне захотелось провалиться под землю. Бедному Радиму, видно, тоже.

- Всё хорошо, милый, - глаза женщины переливались серебром, а рука, которой она ласково провела по щеке напуганного охранника, наверняка отдавала льдом. – Можешь немного расслабиться. А ты, дитя, - это уже мне, - пройди. Скажи, что накипело.

Я послушно двинулась по коридору. Волчица испуганно поджала хвост.

- Радим, разве я разрешала тебе садиться? – не оборачиваясь, бросила Агния. Мужик вытянулся прямо и изобразил безграничную любовь к своей нелёгкой работе.

Захотелось заскулить.

Дверь стукнула, как может стукнуть только крышка подвала, отрезающая от солнечного света и обдающая пронизывающим холодом земли. В комнате хозяйки волчьего селения было светло и тепло: огромный резной стол, заваленный свитками и бумагами, исписанными столь мелким и неразборчивым почерком, что я бы запуталась, даже умей читать так же хорошо, как муж; маленький светильник, сейчас, по случаю светлого утра, погашенный, но закопчённый и явно часто зажигаемый ночами; обитый тканью невероятной красоты и почти наверняка такой же дороговизны стул. Такой стул больше подошёл бы городничему или, по меньшей мере, богатею-купцу. Увидеть его в глуши, посреди леса, в отгороженном от внешнего мира частоколом дворе, никак не ожидалось. Ни пылинки, ни паутинки, ни пятнышка. Даже кровать, куда более широкая и мягкая, чем требуется вдове, застелена алым одеялом столь ровно, что ни складочка не мешала созерцать его идеальную гладкость. Совершенное место, в котором жила такая же совершенная женщина.

Куда мне с ней тягаться?

Агния устроилась в своём троне, положила гладкие белые ладони на подлокотники. Мне сесть не предложила. Ну, да мы не гордые. Постоим.

Моя… страшно сказать… свекровь молчала. Я тоже. Время шло.

- Твоё имя? – мягко, но неотвратимо прорезал тишину волшебный бархатный голос.

Пришлось прокашляться:

- Фроська.

Женщина вздёрнула брови совсем так же, как это делал её сын. Я стиснула зубы, напоминая себе, за чем пришла.

- Ефросинья… - протянула Агния, пробуя имя на зуб.

Мне вдруг стало невероятно стыдно. За нечёсаные волосы, за старый, только по большому случаю надеваемый сарафан, что уже совсем не так, как подобает приличному платью, теснил грудь, за незвучное имя и незнатный род, за то, что я – простая деревенская девка, а пришла пенять Ей: прекрасной, величественной, страшной.

- Ну, - насмешливо проговорила она, прекрасно понимая мои мысли, - сказывай. Слушаю.

Развернуться и бежать. Бежать до тех пор, пока не наткнусь на Серого, схватить его за руку и бежать вместе. До вечера. До самого края леса. Пока силы не закончатся. А потом прильнуть к груди суженого и реветь, пока он будет гладить меня по волосам и говорить, что никого и никогда не полюбит больше, чем меня.

Я отогнала наваждение, разбудила волчицу, поставила на своё место.

- Это я слушаю, - ага! Таки заставила смешаться эту совершенную суку! – Я – законная супруга твоего сына. И я имею право знать, как имеет право знать и он, почему ты его бросила. И… помнишь ли ты, что совершила самую большую ошибку в своей жизни.

На миг мне почудилось, что она захохочет. Что скажет, мол, глупый обиженный волчонок обознался и спутал её с кем-то, что видеть не видела Серого никогда. Она спрятала лицо в ладони, а когда отняла их, снова взирала невозмутимо и свысока.

- Ты хочешь знать очень много. Не думаю, что отвечу на все вопросы, но прогонять я тебя не стану. Но и ты мне кое-что расскажешь.

Старая уловка. Неужто кто-то ещё попадается на эту удочку?

- Хорошо. Но я первая.

Агния откинулась на спинку стула, показывая, что слушает. Я переминалась с ноги на ногу.

- Ты скучала по нему? – ну почему я спросила именно это?!

- Я его мать.

- Это не ответ.

- Я его мать и знаю, как лучше.

- И это тоже.

- Да.

Но, конечно, она полностью себя оправдывала. Интересно, чем?

- Мой черёд, - Агния задумалась, - какой он?

- Ты ведь даже не знаешь, верно? – теперь я смотрела свысока. Я – главная женщина её сына. Она может делать и говорить, что вздумается, быть сколь угодно идеальной, но, когда Серый метался в бреду, подхватив простуду, я вытирала ему пот со лба; когда медвежий капкан переломил ему лапу и нужно было заново выправить кость прежде, чем он перекинется в человека, его боль делила я; когда он шёл по тёмным коридорам старого дома, сражаясь с воспоминаниями, заново переживая каждую встреченную смерть и словно наяву чуя запах крови, его ладонь сжимала я. И этого ей уже не отнять. – Он лучший, - просто ответила я.

Агния усмехнулась. Её муж тоже был лучшим.

 - Как ты выжила? – Серый говорил, что в жуткой бойне, заставившей их бросить дом в Городище, никого не осталось. Но она спаслась и вытащила сына. Как?

- Я просто очень хотела жить, - Агния пожала плечами, на которых теперь лежала не одна смерть. Она хотела жить. Те, через кого она прорывалась, - тоже. Её воля оказалась сильнее. Только и всего.

- Он вспоминал обо мне?

Я задумалась. Супруг не любил говорить о семье. Не ронял слёзы по ночам и не ждал у ворот в надежде, что мать вернётся за ним. Но иногда, совсем-совсем редко, он смотрел на убегающую в небо дорогу. И в этот миг он думал не обо мне.

- Он никогда не забывал. Почему ты бросила его?

Женщина встала. Только сейчас стало заметно, что она не молода, хоть и прекрасна. Её лицо – лицо очень старой, очень мудрой и очень несчастной женщины, потерявшей всё, что когда-либо любила, и не желавшей снова испытать эту боль.

Она подошла к окну, выходящему во внутренний двор. Внизу сновали щенки-мальчишки. Они носились друг за другом, неистово вопя и бросая вызов собрату, объявляли друг друга смертельными врагами и тут же снова бросались защищать. Там, внизу, кипела жизнь. Та, от которой Агния отгородилась много лет назад.

- Я дала ему возможность жить. Посмотри, волчица. Что ты видишь?

Я нехотя, бочком, подошла к окну, стараясь не поворачиваться к женщине спиной. Мальчишки играли. Поодаль стояли усатые мужи, зорко следя за юнцами, изредка поправляя или одёргивая особо рьяных бойцов, бросая одну-две похвалы самым ловким.

- Они играют.

- Они играют в войну, - поправила Агния, - а когда они станут старше, они перестанут играть. Они начнут ею жить.

- Как ты?

- Как я.

Одинокая несчастная волчица, потерявшая больше, чем имела. Ты сама выбрала путь мести, верно? Ты ведь могла воспитать сына, выплеснуть на него всю нерастраченную за годы нежность, могла быть счастливой. Но не захотела.

Женщина, не сумевшая стать матерью, смотрела на чужих детей и видела в них воинов, маленькие кинжалы, которыми она воспользуется, когда придёт час.

- К чему вы готовитесь? – с ужасом спросила я.

- Мы готовимся к будущему.

Я тряхнула головой. Нет уж, ты не запутаешь меня высокими словами и грустным взглядом. Ты – обыкновенная жестокая убийца, обрекающая всех вокруг на собственную судьбу!

- Ты ведь собираешь их не для того, чтобы защитить?

- Я собираю их для того, чтобы забрать наше. И я оставила сына потому, что он – единственная дорогая мне вещь в этом мире.

Я развернулась, громко стукнув каблуками, пядь оставалась между нашими лицами:

- Серый – не вещь! – зашипела я. – Может быть, ты так считаешь. Может быть, ты так относишься к каждому в своей грязной норе. Но Серый – мой, слышишь! Он. Мой. Любимый. Муж. И я не позволю втянуть его в твою бойню!

- Дурочка, - Агния улыбнулась. Лучше б она этого не делала. Колени задрожали, а вспыхнувшая было волчица снова заскулила от ужаса. – Если бы я хотела, чтобы он оказался рядом со мной, он бы уже был здесь. Нет, он должен прожить ещё несколько лет в неведении, в спокойствии. Возможно, даже воспитывая своих волчат. А потом я приду за ним и его детьми и заберу их туда, где им место. Он станет править изгнавшим нас городом. И я подарю ему этих униженных, напуганных и слабых людей. А до тех пор… ты можешь оставаться рядом с ним. Возможно, если хорошо попросишь и не станешь меня злить, даже чуть дольше.

Сначала я услышала хлопок и лишь потом по ошарашенному лицу Агнии поняла, что это отозвалась пощёчина. Я испуганно уставилась на собственную ладонь. Женщина даже не прикоснулась к алеющей на глазах щеке. Она насмешливо смотрела на меня – глупую маленькую волчицу, осмелившуюся бросить ей вызов. На подписавшую свой смертный приговор.

- Ну-ну, милая! Не пугайся так, - лучше бы она кинулась в драку, - ты всё ещё гость в моём доме. Всякий может разозлиться сильнее, чем следует. Надеюсь, теперь я ответила на все твои вопросы? – я молчала, ожидая, что вот-вот явится пара крепких мужиков, огреют меня по головушке да прикопают у отхожей ямы. – Тогда иди, малышка.

Она повернулась ко мне спиной, принялась наблюдать за щенятами во дворе. Матерь Макошь! Пусть она никогда так не посмотрит на моих детей!

- Как только я позову, Ратувог безропотно присоединится ко мне. Не совершай больше ошибок, - бросила она через плечо.

 

Шаги гулко отдавались в пустом коридоре и казались невероятно медленными. Нужно быстрее. Бежать отсюда, пока нас не связали по рукам-ногам и не бросили в погреб. Но сил хватало едва переставлять ноги. Вот сейчас отдохну долечку. Прислонюсь к стенке совсем на чуть-чуть…

- Доченька, ты, никак, уснула? – Белогость смотрел на меня с таким искренним беспокойством, что хоть кусайся. Сама о себе позабочусь!

- Нет, просто задумалась.

Старик протянул морщинистую тёплую ладонь, помогая подняться. Я помедлила, но на руку оперлась. Сам, глядишь, развалится, пенёк, а всё за молодками ухаживает.

- Ты Агнию не слушай, - брови нахмурились, - очерствела она, вконец от горя ополоумела. Себя уже сгубила, так хоть бы других не трогала. Мы ей так просто не дадимся, ты не думай.

- Она… - голос дрогнул, где не надо, выдав испуг, - она сделает то, что обещала?

- Агния давала очень много обещаний, - многозначительно протянул оборотень, - большинство из них не самые… добрые. А слово она привыкла держать.

- Я боюсь её, - признала волчица, - и ненавижу, - добавила женщина.

- Её или за неё? - уточнил Белогость.

Я аж опешила:

- За неё? С чего бы мне за неё бояться? Чать не ребёнок, сама себе бед нажила. Но меня с мужем пусть не трогает. Столько лет её не знали, и лучше б не знакомились!

Собеседник погрустнел, едва загоревшиеся глаза потухли. Чего хотел – непонятно. Я заблудших спасать не нанималась. И совестью мучиться не стану.

- Тогда уж скатертью дорога, - вздохнул старик, – здесь пришлых не держат. Не любо – уходи. Но все больше остаются. Особливо те, кому податься некуда.

- А ты что ж? Так не хотел из глуши выбираться и вдруг прижился за какой-то день?

Дедок вдруг осерчал, словно даже выше ростом стал, да как закричит:

- А ты мне не пеняй! Не доросла покамест! Ежели старый Белогость стаю бросит, кто Агнию побережёт? Кто уму-разуму волков научит? Кто молодого и глупого щенка домой отправит? Так беги, беги, трусиха, в свои леса! Куда зверь зовёт, туда и беги! Нет тебе спасения, коль любви в душе не осталось! Беги! Беги!

Шутка ли? Только что стоял дедок как дедок и вдруг вконец ополоумел: волосы на себе рвёт, руки заламывает, обратиться норовит, да никак не возьмётся. Только зубы щёлкают: то волчьи, то человеческие. Страшно. Зашибёт ещё, али сам об стену голову проломит, а я виноватой останусь. Ну его! Я подхватила юбку и припустила к выходу – туда, где ещё виднелось светлое, хоть и холодающее, солнце. К мужу.

Серый, поганец, как сквозь землю провалился. Казалось бы, не деревню обегала – всего-то дом общинный, пусть и немаленький, ан нет нигде. Куда ни брошусь, - ушёл; пробегал, не остановился; был, да давненько. Найду – к подолу пришью накрепко, чтоб неповадно.

- Мужа? А зачем тебе муж, лебёдушка? Хочешь, меня бери. Меня даже искать не надо!

Рослый детина, не хуже охранника Агнии, радостно засмеялся и хлопнул себя по колену, предлагая присесть и забыть о поисках суженого. Я полюбовалась на крепкую мускулистую грудь (в такой холод рубаху не иначе специально скинул – девок в краску вгонять), погрозила шалопаю кулаком, завернула за угол. Чуть подумала, воротилась и ещё часть поглазела, как красавец дрова колет, как перекатываются мышцы под кожей: вот-вот выпрыгнут.

Пялилась не одна. Знамо дело, бабы, - кто, скромно пряча глазёнки, кто нагло, одобрительно посматривая, - тоже не спешили по делам. Да и дорога у каждой пролегала аккурат мимо дровен. Вот уж неслучайно.

Кругленькая ладная девка всё норовила поближе пройти, плечом задеть. А то и ещё чем.

- Зашибу! Осторожней! – предупреждал детина.

Девица хихикала, млела – столько внимания разом! – и делала ещё один круг.

Ещё две не умолкая перешёптывались и даже не краснели, недвусмысленно жестикулируя и показывая пальцами на предмет всеобщего внимания. Предмет, впрочем, ненавязчиво поворачивался то одним, то другим боком, чтобы разглядели его во всей красе.

Самая скромная только мяла в пальцах кончик одинокой косы и всё не решалась предложить работяге воды, что явно нарочно принесла с собой. Мужик бы и не прочь напиться, да попросить – обидеть соперниц, которые тоже с собой квасу и мёду не случайно набрали. Девушка же побаивалась лезть вперёд: ну как кто разобидится на её прыткость?

- Эх, мне бы пяток годков скинуть! – шепнула старушка, на вид которой и все сто зим дать можно. – Ух, я бы ему!

- Что, бабуль? – влезла совсем мелкая девчушка. – Щей бы наварила?

Бабка окинула малютку хитрым взглядом:

- Можно бы и щей. И даже ухи. А ежели б хорошо дело пошло, то, ить, и пирогов напечь не жалко, - старушка подбоченилась, закинула клюку на плечо, - эй, удалец! Как ты к пирожкам-то? Не желаешь отведать угощеньица?

- Как не желать! – мужик отложил топор и деловито обтёр испачканные руки об ещё более грязные штаны, ухватил рубаху и с готовностью зашагал первым.

- Хе! – бабка окинула оставшихся взглядом победительницы. - Несмышлёныши. Эй, орёл, меня-то обожди!

Нет, здесь ловить нечего. Серый, может, в аршине[36] проходил, да кто ж его упомнит, когда эдакое зрелище, да к тому же полуголое.

Проискала я супруга до вечера. Не нашёлся ни во дворе, ни в погребах, ни на мужской половине дома, куда я с боем прорвалась, распугав мальчишек. Те, словно потревоженные цыплята, разбегались. Ну точно ушат холодной воды в баню плеснули!

- Куда лезешь?

- Бабам ходу нет!

- Ни стыда ни совести!

- Бесстыжая!

Мужики грозно ругались, а сами прятали постыдные секреты: медведеподобный охранник Радим едва успел сунуть под подушку вышивание; красавец со светлыми кудрями делал вид, что это не он только что завивал волосы горячими щипцами, и шипел, пряча их за спиной; длинноногий ушастый едва успел выхватить из-под стопы неуёмной бабы любовно составленный букетик (наверняка для той рыжей, что словно летает по двору от счастья, - не раз голубков вместе видела). Моего оборотня среди толпы недовольных не нашлось, хоть я и заглянула во все углы, больше наслаждаясь тем, как злятся и фыркают пойманные на горячем оболтусы.

Ни один не рискнул выгнать из комнаты невестку самой Агнии. А может, вовсе не принято тут бабам перечить. Ежели так, то не на такое уж плохое место мы набрели в Озёрном Краю.

Не выдержала: заглянула на женскую половину, хоть и до дрожи боялась снова столкнуться с хозяйкой дома. Её обитательницы понимающе переглядывались: эка невидаль – мужа потеряла. Небось, сыщется к следующему утру и таких сказок нарассказывает, что только уши готовь. И хорошо, если брагой вонять будет. Хуже, если сыщется чистым и довольным, да не выспавшимся.

- Так может, далеко и искать не надо? Ты погляди под кроватями, сунься в сундуки, - советовала немолодая носатая клуша, - вдруг он у меня прячется?

- Доброгнева, не пугай девочку, - возмутилась серьёзная хорошуля, угнездившаяся прямо на полу между стопками книг. Обложку каждой она аккуратно протирала влажной тряпочкой, проверяла, не рассохлись ли где хрупкие страницы, любовно складывала в только ей ведомом порядке.

- Василисушка у нас всех защищает. Василисушка у нас – умничка! – встряла маленькая и вертлявая.

- А то как же? – подтвердила та, - за вами денёк не приглядишь, так устроите переполох!

Близняшки с одинаково оттопыренными ушами одновременно вскинулись:

- Устроим, устроим! Уже можно?

Василиса их тут же охолонила:

- Держим себя достойно, не буяним, гостей не пугаем!

- Да, премудрая! – девчушки почтительно склонили головки, не прекращая при этом хитро переглядываться и планировать очередную пакость.

- Не обижайся, сестричка, - обратилась Василиса ко мне, - сама понимаешь, глаз да глаз нужен за этими хвостиками. Что случилось у тебя?

 Я как можно равнодушнее пожала плечами:

- Да вот, муж куда-то запропастился. С утра ищу, а он как сквозь землю…

- Что-о-о-о?! – девки разом переменились в лицах. – Так это не просто мужик какой? Муж законный?!

- Как так-то?

- А я говорила!

- Веры им нету!

- Ещё один?

- Точно найдут у Зазули!

- Тьфу, не поминай волочайку[37], ещё явится!

- Тихо! – прервала гомон Василиса. Вот уж точно Премудрая. – Бабсовет. Всех зовите.

- Да пока соберутся, ужо и первый снег ляжет, - справедливо возразила Доброгнева.

- Тогда собираем всех, кто поблизости.

Не прошло и часа[38], как в комнатке негде стало ступить. Девки, бабы и молодухи ругали мужиков почём зря, голосили, злились и произносили такие слова, что не всякий сапожник знает. Сходились в малом, но важном: все мужики одинаковы; огурцы лучше солить в дубовых бочках; Серого надо искать у полюбовницы. Послушав гомон и проникшись идеями, я начала верить. По крайней мере, в то, что касается овощей.

Судя по всему, заниматься в волчьем селении было решительно нечем. Дури в головах женщин скопилось столько, что с лихвой хватило бы на всю нашу деревню, а дать себе волю удавалось редко.

Бабы посходили с ума: вооружились мётлами, повязали платки на манер шеломов, нахватали провианта – сладких леденцов – и пошли в бой.

Сунувшегося узнать, что да как, сторожа снесли единым махом, обвиняя сразу в блуде и мужеложестве. Вывалили в огромную обеденную залу на первом этаже, соединяющую мужскую и женскую половины дома, и слегка притихли. Что делать-то? За кого и где воюем? Я украдкой выдохнула, надеясь, что шум не привлечёт внимание Агнии и прятаться за спинами товарок не придётся.

Навстречу вышел немолодой оборотень с посеребрёнными висками:

- Что за гомон?

- А сил наших терпеть больше нету! – подбоченилась Доброгнева.

- Управы на вас никакой! – пискнули близняшки.

- Творите, что вздумается! – подтвердила Василиса.

Волк тяжело вздохнул:

- Опять тряпок надо новых? Только ж в прошлом месяце привозили…

- Да нужны нам твои платки… - заикнулись было из толпы, но Премудрая встряла:

- Так и что же, нам теперь в одинаковом ходить? На вас, мужиков, никакой надежды! Привезли моток льна одного цвета – красуйтесь, девоньки! – и шёпотом: - Куйте железо, пока горячо!

- На ярмарку хотим!

- Торговцев пригласите!

- Вам, небось, и вовсе всё равно, в чём мы ходим!

Мужик подтвердил, мол, действительно всё равно, но тут же исправился:

- Красавицы, да разве платки да очелья сделают вас лучше? Вы же и так у нас самые-самые! Кого хотите спросите – согласятся! Что ж вы скандалите-то каждую седмицу, спасу от вас нет! – запнулся, исправился: - То есть, себя бы поберегли. Ноженьки ведь стопчете, голоса, словно реченька журчащие, сорвёте…

- И то правда, - донёсся противный писк из толпы.

- Вы же у нас самые ласковые…

Бабы довольно захмыкали.

- Самые нежные…

Согласно закивали.

- Самые разумные и добрые…

- Правду молвит, чего это мы?

- Ну так, может, повечерять бы чего лучше сготовили? – забросил наживку изворотливый мужик, - а я бы с Агнией поговорил. Может, и купцов каких заманим, сменяем вам безделушку-другую.

И закончился бабий бунт, так и не начавшись, продались заступницы за новые серьги.

Я с силой провела руками по лицу, втайне радуясь, что возмутительницы спокойствия разбежались доставать чугунки да топить печь, ловко увернулась от протянутой стопки тарелок – расставь, дескать, - и завернула оглобли[39], пока народ снова не разойдётся.

 

Серый, паскуда такая, мирно сопел, свернувшись калачиком, в единственной комнате, куда я не додумалась заглянуть, - в нашей.

Притворив дверь, я остро почувствовала, до чего же холодно там, снаружи, в темнеющем с каждым мигом вечере, без мужа. Подошла на цыпочках, прибрала спутавшиеся белёсые пряди со спокойного светлого лица. Серый улыбнулся, как ребёнок, поймал сквозь сон ладонь, прижал к губам да так и замер. Никому его не отдам.

- Ты спишь?

- Угу.

- Ты крепко спишь?

- Угу.

- Тогда просыпайся.

- М-м-м…

- Люба мой, вставай.

- Лучше ты ложись, - Серый цапнул меня за пояс, повалил на кровать и устроил подбородок на животе.

Я вдохнула терпкое тепло. Когда-то, очень давно, я оставила ради него дом и семью. Теперь его черёд платить тем же.

- Поднимайся. Нам пора.

- Неа. Ни за что, - суженый зарылся носом в мой старенький сарафан, спрятал хитрые глаза, - я сегодня уже набегался. Теперь только спать.

- Это ж где ты, интересно, набегался? Весь день тебя ищу!

- С Данко, - пробормотал муж. И не поймёшь, то ли вина в голосе, то ли просто сонный, - охотились. Хороший мужик оказался.

Ну конечно! Не так уж далеки оказались сплетницы от истины: не полюбовницу себе сокол мой нашёл, а друга закадычного. С женой-то зайцев гонять, небось, не так весело. Я грубо скинула Серого и встала сама.

- Мы уходим.

- Куда это? – опешил он.

- Мы совсем уходим. Хватай пожитки.

Ну теперь-то проснулся!

- Фрось, шутишь, никак?

- Вот ещё!

Я зацепила дорожную суму, закинула в неё разбросанные по комнате вещи. Чуть подумав, добавила местное добротное одеяло – нам оно куда как нужнее.

- Ладушка, что случилось? Кто тебя обидел?

- Меня? Меня поди обидь! Порву ж!

- Порвёшь, - грустно кивнул муж.

Я отложила сборы, присела рядом. Будем считать, что на дорожку:

- Ты мне доверяешь?

Серый помедлил чуть дольше, чем следовало бы:

- Конечно.

- Тогда идём. Это место отберёт тебя у меня. Мне не нужна стая. Ты у меня есть, и этого достаточно.

Серый вскинул обиженные глаза:

- А мне?

- Что?

- Ты не подумала, что стая может быть нужна мне? Я был воспитан так, рождён в семье. Я не могу оставить их, как только нашёл! Здесь моя мать!

Я холодно оттолкнула порывавшегося обнять мужа:

- Когда я ради тебя бросила свою семью, не сказала и слова.

- Это другое…

- Почему же?

- Я думал, они мертвы!

- А я не знаю, живы ли мои сейчас!

Серый презрительно фыркнул:

- Чего им сделается? Живут как жили.

Как же сладко звучала пощёчина, что я отвесила утром Агнии! Повторить бы.

- Когда-то очень давно я выбрала мужа вместо родных. Теперь решать придётся тебе.

Серый подскочил, скидывая сумку на пол, зло пнул её, отправляя в угол.

- Я не собираюсь выбирать! У меня есть жена, а теперь я ещё и семью обрёл. И я не отпущу ни то, ни другое!

Я медленно встала, изо всех сил жалея, что не окажусь с ним одного роста, даже если привстану на цыпочки, уверенно смотрела в напуганные глаза, пока муж не отвернулся, и тогда спросила:

- А ты уверен, что у тебя всё ещё есть жена?

Серый вышел из комнаты первым, впервые не придержав для меня дверь.

Утром землю окончательно сковало льдом.

 

Верста 8. Налево пойдёшь – жену потеряешь

Холодное рассветное солнце, как раздувшийся утопленник, плавало в слоистых облаках. Я смотрела на хвост петляющей между лесистыми холмами дорожки и всё не решалась сделать первый шаг. За плечами – приоткрытые ворота ставшего ненавистным селения; впереди… А что впереди? Страшно.

Час-другой я вчера посидела в комнате с возмущённым видом: ну как Серый одумается, поостынет и придёт извиняться? Не пришёл. Поплакала, как заведено, поругалась, на него и на себя, сумку разобрала и сложила наново. К утру твёрдо решила, что уйду. Хочет муж - пусть догоняет, ищет, винится; нет - нехай катится на все четыре стороны. Я снова всхлипнула. Оглянулась. Серого рядом не было.

Время шло. Холмы светлели, тени ползали, причудливо изгибались между валунов: вот-вот обретут форму, сдвинутся с места да накроют спрятанный среди деревьев дом несметным войском. Я всё не трогалась с места.

Одна из теней и правда колыхалась всё быстрее, рвалась на лоскуты, впитывала цвет, оживала. Уже не клочья мрака, а люди двигались вдоль огромных мшистых камней.

Накаркала!

Я скользнула обратно во двор, затворила ворота; достало бы сил задвинуть засов… нет, не осилю. По надобности его поднимали трое дюжих оборотней, одной бабе не справиться. Я бросила глупую затею и мигом помчалась… к кому? Встретиться лицом к лицу с Агнией меня не заставил бы и сам Перун, спустившийся с небес.

- Егоза, - буркнул мужчина с посеребрёнными висками, что так ловко вчера охолонил возмущённых баб.

- Там, - я, задыхаясь от бега и возбуждения, не могла и двух слов связать, тыкала пальцем в сторону леса.

- Там? – подсказал волк.

- Люди там… Едут!

И нет бы перепугаться да поднять шум. Он обрадовался!

- Добрались? Молодцы какие! Даже раньше, чем обещались. Пошли скорее встречать.

Седовласый бесстрашно шагнул навстречу пришельцам; поравнявшись, радушно поздоровался, даже обнял одного, и повёл в дом.

Я запоздало поняла, что побег придётся отложить. Любопытство оказалось сильнее.

 

Выяснилось, что почтили нас своим присутствием торговцы. Да не какие-нибудь, а направляющиеся прямиком в Городище. Я передёрнулась, вспомнив не так давно случившееся в столице. Неужто слухи ещё не разлетелись?

Хитрый Пересвет – так звали оборотня – не зря вчера прочил волчицам купцов с полными возами товаров. Сам их седмицу назад видел в одной из деревенек да и пригласил, а тут к слову пришлось. К тому же, знатный ужин выторговал себе и друзьям.

Гостей прибыло пятеро: три главных да два крупных зыркающих недобро провожатых. Явно охранники. Зато телеги везли набитыми под завязку – на десятерых хватит!

Двое, словно из одного теста слепленные, да неровно поделенные: толстый и тонкий. Всё деловито выхаживали, дерюжку поправляли, не желали раньше срока показывать любопытным девкам, что привезли. Третий – рыжий и конопатый – знай себе веселился, жал руки, обнимал до хруста в костях знакомцев: сразу видать, не в первый раз приехал. Знал ли, куда?

Лошадки обеспокоенно косились: кто лихой? От кого ждать недоброго? Но волки держали себя в руках и животных не пугали, а совсем щенят, что могли расшалиться, не подпускали к ним близко.

Пересвет наблюдал, довольно подкручивая усы. Подозвал меня:

- Смотри только, не обращайся. Купцы, конечно, свои. Сора из избы не вынесут. Но стращать людей нечего.

- Они что же, думают, что тут обычная деревня? – открыла рот я.

Оборотень кивнул:

- Маловато нас для целой деревни. Но зачем и почему в лесу спрятались, никто не пытает. И пусть так остаётся.

- А если кто-нибудь…

- Никто, - оборвал мужчина, - все правила знают. Вы с мужем, вроде, тоже не дети неразумные. А завтра гости уедут и увезут выменянные на товары шкуры, довольные собой и нами. И не станут задумываться, почему мы не кажем носа из чащи.

Высыпавшие на крыльцо бабы, как пёстрогрудые птички, трещали и хихикали, не решаясь приблизиться к заветным товарам. Мужики тоже нет-нет да посматривали на возы: наверняка ж не только бусы там припрятаны. Есть ведь и резные ножи, и хитрые пояса, и плотно оплетённые бечевой стеклянные фляги, что так непросто разбить, даже если стараться, - самое то для опытного охотника, пусть он и нападает на зверя с клыками, а не со стрелой.

Конечно, хозяйке доложили. Агния не спешила, заставила подождать себя ещё немного. Вышла степенно, широким уверенным шагом, понимая, что, пока не кивнёт своей идеальной головушкой, никто не посмеет начать ярмарку.

Она спустилась по ступенькам.

Я как можно дальше отступила в толпу. Где же Серый? Не задумываясь, простила бы глупую выходку, только бы стоял рядом…

Волчица благосклонно приняла три глубоких поклона, лишь лёгким движением подбородка обозначив ответ, и украшенный сверкающими каменьями гребень. Сказала что-то тихо; не удивлюсь, если и купцов, как меня, запугивала и только тогда дозволила принять гостей как подобает.

Вот тут-то и началось веселье!

Забегали, заметались истосковавшиеся оборотни и торопливые купцы: скоро раскладывали на ярких тканях товары одни, таскали туда-сюда воду и угощения другие, носились без дела, не зная, куда приткнуться, но не умея стоять спокойно, третьи. Я всё мешалась и пыталась высмотреть мужа, чтобы, наконец разглядев, гордо отвернуться.

А Серый, казалось, и не знал своей вины: широко улыбался, вместе с Данко тащил крепкий стол на улицу, где уже переминались с ноги на ногу хозяюшки с киселём, пирогами, мёдом да яблоками. Всё угощение тащили, какое в доме нашлось, чтоб приезжих уважить, не показаться жадными. В середине двора оставили пустой утоптанный пятачок. На него с особым одобрением посматривали парни помоложе. Ох, затевается что-то!

Я ещё раз поймала взгляд мужа и, презрительно сощурившись, снова повернулась спиной. А ему хоть бы хны!

Купцы развлекались вовсю: знали прекрасно, торгуйся-не торгуйся, а сметут сегодня с возков все товары. Кого ещё заманишь в глухой лес, где от деревни до деревеньки не меньше дня пути? Вот и делали суровые лица, божились, давали руку на отсечение, что себе в убыток продают и ну ни медьки больше скинуть не могут.

- Помилуй, куда ж дешевле? У меня дома детушки малые, голодные! Супруга не пустит, ежели снова порожним приеду! – моргая влажными честными глазами, клялся Тонкий.

- Не нравится – не бери, - кратко отнекивался Толстый.

Но кто ж откажется от новых браслетов, когда вот они, родимые, уже на запястьях красуются?

- Тятенька, - клянчила маленькая светленькая волчица больше из вредности, чем из жадности, - ну две серебрушки! Ну грабёж! Вы сами гляньте: цепочка же махонькая, только на мне и сойдётся!

Купец молча переодел намотанный в два оборота на крошечную ручку браслет и показал, что в него ещё одна такая же влезет.

- Да ему медька цена! – возмущалась девка.

- Две серебрушки.

- Хоть серьги в довесок дай!

- А серьги – три.

- Вот их и дай!

- Пять серебрушек.

С Толстым спорить оказалось бесполезно и девушка, обиженно насупившись, ушла к соседу. Но и Тонкий оказался непреклонен:

- Детонька, ты на меня-то глянь! С кем торговаться-то взялась? Росинки во рту седмицу не было, страх, до чего исхудал!

Опытная девка с готовностью вынула из кошеля пирог и протянула доходяге:

- Кушай, тятенька, а браслетик подешевле продай. Я ж и сама едва перебиваюсь, а прихорошиться хочется.

Тонкий пирог с готовностью уплетал, благодарил и нахваливал. Но цену скидывать не желал, уверяя, что точно знает, у Агнии под боком живётся лучше некуда и недостатка ни в тканях, ни в украшениях бабы не знают, а сам он ни жив, ни мёртв от усталости и голода. Толстый натягивал сползший ремень на жирное пузо и поддакивал. Девка не верила ни одному, ни второму.

- Что грустишь, голубка? – рыжий купец придирчиво расправлял очелья и височные кольца, не забывая грозно зыркать на Толстого и Тонкого, чтоб не ленились. В сочетании с огромными яркими веснушками, теснящимися на узком лице, получалось, скорее, смешно.

Я пожала плечами, ничего не ответив. Не до него.

- Спорим, развеселю? - засмеялся рыжий. – Что очи опустила? Неужто ничего не любо? Выбирай – любую безделушку подарю!

Купец небрежно обвёл рукой украшения, некоторые из которых выглядели дороже, чем сам голова в нашей деревне мог бы позволить себе купить. Подаришь? Так уж?

Я хмыкнула и пытливо посмотрела в глаза наглецу. Вот как выберу сейчас самую блестящую!

…и дышать перестала. Повеяло знакомым смертельным холодом, стала перед глазами укрывшаяся вьюгой страшная Богиня смерти, непроходимый лес, глубокие сугробы и…разбитая фляжка весёлого рыжего парня из Пограничья.

- Фроська?

- Радомир?

Мужик резво перепрыгнул через только что казавшиеся такими ценными уборы, заключил меня в объятия и закружил. Вот так и бывает: вроде с новым знакомцем и пары дней рядом не провёл, а коль встретишь его спустя годы в чужом месте, так словно лучшие друзья сразу. Ажноть на сердце потеплело.

Радомир всё крутил моё лицо так и эдак, рассматривал:

- До чего ж хороша! Выросла-то как, вымахала! Сколько зим не виделись? Пять? Шесть? Откуда взялась-то тут, в глуши?

Я бы, может, и ответила, что думать не думала о нём все эти годы, да слова вставить не успевала. Хотела объяснить нахалу, что трогать чужую жену негоже, но тут краем глаза усмотрела Серого. Он шёл к нам неторопливо, но уверенно, и я сразу приметила, что некогда сломанный нос Радомира так и сросся неправильно.

Гм…

Я обняла приятеля в ответ:

- А ты, стало быть, торговцем заделался…

- А то как же! Мир повидать, себя показать, - рыжий провёл ладонью вниз-вверх по туловищу, дескать, есть, что показывать, - а такие поездки нынче звонкой монеты стоят. Кручусь вот, как могу. А ты как? Почему не дома? Одна ли тут? Замужем али мне ещё повезёт?

- А она и не одна вовсе, - конечно, я слышала шаги мужа, но сделала вид, что очень удивилась и поспешно убрала руки с плеч рыжего охальника, - она здесь со мной.

Серый приобнял меня за пояс, но я холодно вывернулась, грубее, чем следует, стряхнув мужнину десницу[40].

Радомир потёр кривую переносицу, узнав того, кто некогда её переломал:

- Ты?

- Я, - спокойно кивнул Серый.

- Рад видеть.

- Взаимно.

- Как жизнь?

- Ты ведь даже не помнишь, как меня звать, верно? – муж по-доброму рассмеялся.

Радомир обезоруживающе улыбнулся и покачал головой:

- Помню, что удар хороший. Во, - он ещё раз коснулся носа. Серый зарделся, будто ему мёду предложили.

- Серым зовут, - поприветствовал первым.

- Радомиром величают. 

Мужчины настороженно изучали друг друга, не зная, враждовать или посмеяться над детскими проделками. Склонялись ко второму. Мальчишки…

- Ты иди, своими делами занимайся, - я легонько оттолкнула мужа, - у меня всё хорошо. Всё замечательно. Тебя вон Данко заждался. Вы, я смотрю, сильно сдружились.

Серый обернулся на волка, махнул ему, мол, сейчас подойду и чмокнул меня в щёку:

- Зови, если что, душа моя.

И ушёл. Глупый, твердолобый, бесчувственный чурбан! Он ушёл к этому своему побратиму! Навернулись злые слёзы, но я тут же их проглотила, с готовностью поддержала беседу с разошедшимся Радомиром:

- Эх, ну как так-то? Не успел, не увёз тебя сразу! Вот так и знал, что найдёшь себе мужа прежде, чем я, богатый да красивый, за тобой ворочусь!

- А ты будто собирался?

- А то как же! Я бы такой на тройке лошадей да с колокольчиками в деревню въехал, все бы рты поразевали!

- А я?

- И ты, конечно. И вот я бы такой – тпрррру! – коней останавливаю…

- Только что были лошади…

- Ну, коней и лошадей…

- И как бы это они у тебя в одной упряжке ужились? Особливо, когда охота?

- Не мешай мечтать, - возмутился рыжий, - я такой – тпррррру! Они бы такие резко остановились, копытами землю взбили…

- И наш голова тут же тебе уши оборвал, потому как он дорогу каждую весну подновляет и зорко следит, чтобы ям не было, а то ж купцы в объезд ходить начнут.

- А я бы ему – бах! – мешок монет прямо наземь, - выкрутился словоохотливый мужик, - и все бы сразу: «ах, к кому это такой молодец приехал?!».

- Ага, к кому это такой показушник на тройке там, где одного коня вдосталь…

- А у меня же полная телега добра с собой!

- И зачем это ты её с собой привёз?

- Ну как? – удивился Радомир, - тебя приманивать. Девки – они ж на добро падкие.

Купец кивнул в сторону лотков с украшениями, вкруг которых и правда женщины столпились так, что не ступить.

- Неужто всем бабам только одно и нужно? – обиделась я.

- И бабам и мужикам, - подтвердил Радомир, - только на том и сходимся, а то б вовсе друг друга не понимали. Так, не перебивай!

Я приложила руки к груди и чуть склонилась, показывая, до чего же мне стыдно прерывать дурные фантазии зазнавшегося охломона.

- И вот я, - продолжал болтун, - каблуками – щёлк! – с облучка сошёл бы, всё девки сразу кинулись: «Меня! Нет, меня замуж бери!», - передразнил пискляво, - а я бы: нет уж, не надо мне никого! Только за Ефросиньей приехал! И все бы расступились в сторону эдак, а там ты стоишь: щёчки румянятся, ресницы трепещут…

- А ты бы издали прям даже и ресницы разглядел? – засмеялась я.

- И ресницы, и сердце колотящееся и пальцы дрожащие, - с готовностью подтвердил приятель. – И ты ко мне бежишь…

- Я?!

- Ну ладно, я к тебе бегу, на руки хватаю, - Радомир подхватил меня, - а ты бы мне тихо-тихо сказала…

Я пригладила рыжие кудри, почти прикоснулась губами к уху и нежно прошептала:

- Я замужем.

- И я бы тогда пошёл пить, гулять и заедать горе, - с готовностью закончил несостоявшийся жених.

Я выцепила взглядом Серого: видел ли представление? Супруг смотрел, улыбаясь, и, явно довольный, переговаривался с Данко. Вконец обозлившись, я цапнула Радомира за руку:

- А что ж это мы всё стоим и стоим на месте? Глядишь, угощения вовсе не останется скоро, - и потащила к разносолам специально мимо Серого, заливисто смеясь и повисая на крепком плече.

Пока потчевала приятеля, хорошенько прислушивалась: что муж балакает? А говорил он подозрительно благодушно:

- Ты погляди, до чего хороша! Весёлая, счастливая! Совсем уж было опечалилась, а стоило в стаю привести, так и ожила.

- Ой, не знаю, - сомневался Данко, - она там на чужое плечо опирается, пока ты лясы точишь. Не примет тебя Агния, даже не спрашивай. Шёл бы к жене лучше…

- Успеется. Она друга вон встретила. Чего мешать?

- Мало ли, чего тот друг учудит. Как смотрит-то на неё: я б порвал.

- А я – нет, - уверенно заявил Серый. – Это зовётся доверием.

Данко хмыкнул:

- Доверие? К бабе? Не совершай моих ошибок, друг.

- Ну всё, устыдил, - согласился муж. Я возликовала! Неужто хоть один умный нашёлся? – Вот уложу всех сегодня врукопашную, переговорю с Агнией, а там и к жене можно.

Так, значит? Мать ему дороже, стало быть? Я теперь только на втором месте? Я потянулась за переспелым, аж зачервивевшим яблочком, так, чтобы Радомир хочет - не хочет, а оценил вид со спины. Довольная, вгрызлась в добычу и спросила:

- А о какой-такой рукопашной все речи ведут? Уж не для того ли пятачок в центре оставили?

- А то! Каждый год силушку молодецкую показываем, кулаками машем, - подтвердил Радомир.

- И ты машешь?

- И я, - рыжий подбоченился, чтобы сразу стало ясно, кто здесь богатырь, - а награду сама Агния вручает победителю. Лично. 

- Так не пора ли уже? Я бы поглядела. Уверена, ты всех положишь. Ну, может, почти всех…

- Как это почти? – досадливо поморщился приятель, - я тут, между прочим, в прошлом году самым сильным был.

Я хмыкнула. Ну да, если Агния запретила волкам обращаться, он и вправду многим мог бока намять.

- Ну, не знаю… В прошлом году нас с Серым тут не было…

- Хитришь, - погрозил пальцем Радомир, - но, что уж, сработало!

Рыжий купец зашагал к хозяйке дома, видать, дозволения просить. Агния стояла у крыльца, отрешённо слушая Пересвета. Рукопашную разрешила, конечно. Не для того ж тут готовили игрища, чтоб после передумывать. Радомир вышел в самый центр чистого пятачка и задорно крикнул:

- А что это мы обленились вконец? Неужто нету больше молодца, что бросит мне вызов?

Парни дружно захохотали. Шутка ли: каждый с лёгкостью мог порвать гордеца, да нельзя себя выдать. Если Агния не осерчает, так другие бабы на части поделят, что последних купцов отвадили от селения. Отшучивались, понимая своё превосходство:

- Да куда нам?! Всех же победил! У нас ещё молоко на губах не обсохло с тобой меряться!

Конечно, выступил Серый. Знамо дело, мать так и не приняла родного сына, словом не перемолвилась. А тут бы никуда не делась, раз уж победителя лично одарить должна.

Сошлись. Два гордеца. Два дурня. За двух разных женщин. И каждый не за ту, за которую следовало бы.

 

На этот раз Радомир ударил первым. Серый ловко увернулся, но тут же бросил взгляд на многозначительно кашлянувшего Пересвета: понял намёк держать силу в узде. Что, привык быть первым? А вот поборись честно хоть раз! Удар в челюсть оборотень пропустил, чем несказанно порадовал противника. Шутка ли? Столько лет ждал, чтоб сдачи дать! Но тут же перебежал, пригнулся от летящего в нос кулака и сам поприветствовал врага раскрытой ладонью по шее. Радомир осоловело завертел головой, пропустив ещё один удар в плечо, но тут же собрался, увернулся, перекатился и поднялся уже за спиной Серого.

Погнались друг за другом, как мальчишки в жаркий летний полдень, полушутя, но уже серьёзно раззадорившись, пытавшиеся достать врага пуком колючей крапивы. Один остановился и пропустил не успевшего вовремя уняться товарища; второй пролетел мимо, будучи ухваченным за шиворот, провернулся под рукой, как девица в танце, и получил смачного пинка. Серый с насмешкой поклонился заходящимся гулом зрителям, пропустив при этом подсечку, и шумно, с ругательствами, рухнув на землю.

Радомир уже счёл, что одержал верх, и поднял ногу – победоносно поставить на грудь поверженному. Оборотень ногу с готовностью принял и дёрнул на себя – и вот уже двое валяются в пыли, песоча и молотя друг друга по чему придётся.

- Сдаёшься? – кричал один.

- Сам сдавайся! – вторил другой. И кто где - не поймёшь.

Один – сильный, крепкий, ладный, словно наливное яблочко; второй – тощий взлохмаченный вертлявый воробей. Первый как ударит - знай косточки собирай, но, пока замахнётся, второй уже успеет трижды ущипнуть и убежать с того места, где только что стоял.

- Бей, бей! Ну куда дёргаешься? Нападать надо! – советовали вне круга. Но разве услышат два сцепившихся петуха, что им делать велено? Да и советчики тоже: свои-то руки-ноги берегут.

- Хорош, - тихо, но внятно проговорил Пересвет. Чудом услыхала. - Сын своей матери.

Не удержалась: глянула на Агнию. Волчица не отрывала взор от сына, и лицо её не изменилось ни на миг, ни тени беспокойства, ни испуга на нём не промелькнуло. Оценивала. И только кончики пальцев белели.

Схватить бы мужа да дать дёру. Вот прямо сейчас, среди людей и не мешкая. Прямиком к воротам и в лес. Ищи потом. Но и Серый приметил испытующий взгляд. Сама Агния? Как же не порисоваться?!

И исчезло видение двух шаловливых детей. Теперь уже настоящий воин не желал давать спуску зазнавшемуся торгашу. Прилетело Радомиру знатно: и в лоб, и по лбу, и под дых и даже пониже спины. Вот уже первая кровь проступила, рыжий утирал щёку рукавом и всё больше защищался, не умея нападать, когда действительно больно. А Серый не унимался. Холодная ярость сверкала в глазах; ещё миг – и не выдержит, обернётся волком, вгрызётся в шею купцу у всех на глазах…

- Разошлись, - скомандовал Пересвет. На краткое, почти незаметное мгновение, на лице Агнии мелькнула сожаление. Уж не ждала ли продолжения представления?

Радомир тяжело дышал, часто моргал, заливался потом. Серый с надеждой смотрел на мать.

Я пересилила себя, пробежала мимо Агнии к мужу:

- Милый, пойдём. Хватит, наигрался.

Серый только щерился, и улыбка эта стала страшнее волчьего оскала.

- Ещё кто войдёт в круг? Кто вызов бросит?

Никто не шёл.

- Серый?

Муж смотрел сквозь меня – на Агнию.

- Ратувог сегодня победил, - молвила она, - идём, сынок, ты заслужил свою награду.

Серый засиял.

А я окончательно ухнула в темноту.

 

Купцы выдвигались утром. На ночь их устроили на левой мужской половине дома, выделив отдельную комнату для пострадавшего Радомира, чтоб не держал зла и не забыл приехать через год.

Я всё сидела в пустой горнице, надеясь дождаться мужа. Уже неугомонные молодые супруги устроились на ночлег; ответственная Василиса, прибрав все ложки и отмыв с подруженьками посуду, сладко потягиваясь, поднялись к себе; даже Пересвет обошёл двор, проверяя, заперты ли ворота, и позволил себе отдых.

- Не ждала бы, егоза, - ласково посоветовал он напоследок. – Он ведь сын ей. Небось, найдут, о чём проговорить до самого рассвета.

- Дождусь, - терпеливо молвила я, уставившись в стену.

Пересвет пожал плечами.

Серый так и не пришёл.

Я поднялась и замерла на часть ровно посередине между мужской и женской половиной дома.

Откинула косы за спину, повернула налево, к комнате Радомира, и вошла, не постучавшись.



[1]Спожинки — это праздник такой. Конец лета, срезание последнего снопа и вязание Велесовой бороды. Ничего не напоминает?

[2]Ну и так понятно, что деверь - это брат мужа.

[3] Ночницы и криксы - ночные демоны, которых хлебом не корми, дай напакостить человеку; а уж ежели ребёнок без оберега или материнского благословения попадётся, счастью их нет предела.

[4]Мы помним, что часть — это сорок секунд. Помните ли ли вы, - другой вопрос.

[5] Калитки – это такие открытые пирожки. Традиционное блюдо для северных районов. Вкусное!

[6]Вторые петухи поют до зари, около трёх часов ночи.

[7]Суховатка - борона, сделанная из ствола дерева.

[8]Да, вы правильно поняли. Здесь должно быть другое слово, которое цензура всё равно бы не пропустила.

[9]Анчутки - маленькие зловредные духи. Способны принимать любую форму и обожают пакостить людям.

[10]У анчуток нету пяток. Общеизвестныый факт, вы разве не в курсе?

[11]Если вы читаете уже вторую книгу серии, но до сих пор не знаете, что Явь, Навь и Правь — это миры живых людей, нечисти с мёртвыми и богов соответственно, то вам и сейчас эта информация не поможет.

[12]Пядь — это расстояние между большим и указательным пальцем. Совершенно безобидный такой бесёнок.

[13]Нет, это не ошибка. В одной секунде 1888102,236 мигов. Так что, здесь «в миг» пишется раздельно.

[14]Охальница — наглая, пошло себя ведущая женщина.

[15]Бессоромная — бесстыжая. Несложно понять, легко интерпретировать.

[16] Балакать – то же, что болтать, говорить без цели.

[17] Онучи – почти то же самое, что портянки.

[18] Наши предки считали, что выпавшие волосы или неприбранные обрезки ногтей – страшное оружие в руках нечистой силы. Поэтому все «запчасти» собирали в специальную небольшую наволочку, которая зашивалась и клалась под голову владельцу после его смерти.

[19] А вот тут чистая правда. В Ельнинском районе носили сноп по деревне ровно так же. Его полагалось оставить зимовать у самой ответственной хозяйки, чтобы и на следующий год урожай был.

[20] Ну тут как бы должно было быть слово «очи». Но какие ж у Всемилы очи, когда откровенные зенки? Впрочем, и то и другое – глаза.

[21] Визгопряха – непоседливая девка.

[22] Плеха – женщина лёгкого поведения. И не надо обвинять Фроську в жестокости – она имела полное право оскорбиться!

[23] Доля – это 72 мгновения, каждое из которых – 760 мигов, которые, в свою очередь, - 160 сигов (1 сек = 229960581120 сигов). Короче, очень и очень небольшой промежуток времени. Да и вообще это метафора.

[24] Ага, правильно догадались. Лешье мясо – это грибы и есть.

[25] Криксы и полуночницы – злобные ночные духи, насылающие на детей кошмары и болезни.

[26] Эта вышивка здесь неспроста. Ведаман – символ жреца-хранителя. Того, кто оберегает мудрость и традиции рода, память предков.

[27] Притолока – верхний брус в дверях.

[28] А про косую сажень уже было. См. «Волчью тропу». Если вы помните, что такое косая сажень, всё равно см. «Волчью тропу». Хорошую книжку что ж не перечитать? А вообще это расстояние между кончиками пальцев вытянутой руки и противоположной ей ноги.

[29] Околотень – неслух, дурень.

[30] Ащеул – зубоскал.

[31] Значений у слова «векша» много, но здесь имеется в виду старая незамужняя женщина.

[32] Перст – палец.

[33] Убрус здесь – подобие платка, повязываемого поверх кокошника. Обычно носили его только замужние женщины. Но мы же понимаем, что Всемила сделала это специально и с намёком?

[34] Гульня – гулящая баба, женщина, ведущая себя непотребно.

[35] Воркун – недовольный, ворчливый человек.

[36] Аршин – расстояние от кончиков пальцев до плеча.

[37] Волочайка – распутная жена.

[38] Да, час у славян тоже был. Только равнялся полутора современным.

[39] Завернуть оглобли – ретироваться, спрятаться, отступить.

[40] Десница – рука. В основном, правая. Но учёные продолжают спорить и иногда драться.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям