0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Крылья для ведьмы » Отрывок из книги «Крылья для ведьмы»

Отрывок из книги «Крылья для ведьмы»

Автор: Малиновская Елена

Исключительными правами на произведение «Крылья для ведьмы» обладает автор — Малиновская Елена Copyright © Малиновская Елена

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

КОРОЛЕВСКИЙ БАЛ

 

Глава первая

 

— Здравствуйте! Могу я получить каталог книг по изучению магии? — выпалила я на одном дыхании заготовленную фразу, опершись о библиотечную стойку.

Пожилой степенный господин в поношенном старом, но безукоризненно отглаженном и чистом сюртуке, отложил в сторону газету и посмотрел на меня поверх забавных круглых очков, которые каким-то чудом держались на самом кончике его крючковатого носа.

— Простите? — проскрипел он, как будто не расслышав моей просьбы.

— Мне нужны книги по изучению магии, — повторила я чуть громче.

— Уважаемая, вы, вообще-то, в городской публичной библиотеке, — проговорил мужчина с плохо скрытой иронией.

— Вот именно, — подтвердила я. — Поэтому я и прошу у вас каталог.

— Нет, вы не поняли. — Библиотекарь укоризненно покачал головой. Отчеканил, делая остановку после каждого слова: — Вы. В городской. Публичной. Библиотеке!

Я с недоумением нахмурилась. На что он намекает, хотелось бы знать? По-моему, библиотеки для того и созданы, чтобы брать там книги. Не шоколадных конфет ведь я у него требую, в самом деле.

— И что, у вас нет книг? — осторожно поинтересовалась я, не понимая, почему моя простая просьба вызвало такое раздражение у мужчины.

Библиотекарь выразительно закатил глаза к потолку, как будто утомленный моей недогадливостью. Закачал головой, всем своим видом показывая, что его утомила моя настойчивость.

— Конечно, у нас полно книг! — воскликнул он, опять посмотрев на меня. — Вы же в библиотеке!

— Ну и отлично! Тогда дайте мне, пожалуйста…

— Но вы в городской публичной библиотеке! — в третий раз провозгласил господин, не дав мне договорить.

Я быстро-быстро заморгала. Вдруг промелькнула мысль — а может быть, мне не повезло нарваться на какого-нибудь сумасшедшего? Иначе как объяснить все происходящее?

Видимо, недоумение слишком явственно отразилось на моем лице, потому что библиотекарь вздохнул и все-таки снизошел до объяснений.

— Уважаемая, здесь огромное множество литературы на любой вкус, — проговорил он сухо. — Любовные романы, учебники по истории, географические атласы и всякое прочее. Но книг по изучению магии вы тут не найдете при всем желании.

— Почему?

— А как вы думаете? — невежливо вопросом на вопрос ответил библиотекарь, явно утомившись от моей недогадливости. Тут же продолжил: — В таком случае они стали бы общедоступны, что совершенно недопустимо! Представить страшно, какой бардак тогда воцарится. Любой обиженный горожанин, обладающий хоть малой толикой колдовского дара, пусть и недостаточного для поступления в академию, способен натворить множество бед, если ему в руки попадет книга с заклинаниями или проклятьями. Поэтому властями было принято решение, что подобную литературу могут брать только студенты высшего магического заведения.

— Отлично! — обрадовалась я. — А я как раз выпускница академии!

Библиотекарь скептически вздернул кустистую бровь, и я торопливо добавила:

— Могу показать диплом. Между прочим, с отличием.

— Я безмерно рад за вас, — с легкой ноткой недоверия ответил пожилой господин. — Но в таком случае вам надлежит обратиться в библиотеку, находящуюся на территории Рочерской Академии Магических Наук. Предъявите там ваш диплом. И я не сомневаюсь, что вам без проблем подберут книги по интересующей вас тематике.

— Ясно, — протянула я и невольно пригорюнилась.

— Что-то не так? — участливо осведомился библиотекарь, даже не пытаясь скрыть саркастическую ухмылку.

Явно ведь не поверил, что я на самом деле являюсь выпускницей магической академии. Наверное, думает, что имеет дело с какой-нибудь экзальтированной девицей, вздумавшей при помощи магии самостоятельно решить любовные проблемы.

— Нет, спасибо, все так, — холодно отчеканила я. — Благодарю за помощь.

После чего круто развернулась на каблуках и выскочила прочь из библиотеки.

И только за порогом позволила себе полный отчаяния вздох.

Нет, я не сомневалась, что в студенческой библиотеке без проблем и лишних вопросов выдадут нужные мне книги. Но по вполне очевидной причине я совершенно не хотела туда идти. И причина эта имела имя — Артен Войс.

А вдруг там я случайно столкнусь с ректором? Вполне реальная возможность, учитывая то обстоятельство, что библиотека располагается в главном административном здании, где, к тому же, находится и кабинет ректора. Правда, на несколько этажей выше. Что скрывать очевидное, вот совсем не хочется мне встречаться с Артеном Войсом. В памяти как-то разом всплыли его слова о том, что он со мной церемониться не собирается.

«Если ты попадешься ему во дворце, — шепнул внутренний голос. — Про территорию академии речь не шла».

Да, но все равно. Артен в курсе, что мой жених — глава секретной службы соседнего государства, с которым у Герстана испокон веков были весьма напряженные отношения. К тому же он отец Дэниеля. Поэтому, думаю, лучше мне ему на глаза не показываться.

«Почему? — не унимался глас рассудка. — Что, ну что может тебе сделать Артен? Он ведь не псих какой-нибудь, а взрослый и адекватный мужчина. Вряд ли он накинется на тебя с кулаками, едва только увидит».

Так-то оно так, но… Все равно мороз по коже от мысли, что я случайно столкнусь с Артеном.

Хорошее настроение, с которым я сегодня проснулась, окончательно померкло. Меня уже не радовала теплая солнечная погода. Не грела даже мысль о скорой встрече с Элденом. Он обещал заехать за мной к шести вечера.

Прошло уже две недели с той поры, как я получила от него сделанное по всем правилам предложение руки и сердца. И, увы, виделись с того момента мы всего пару раз. Хоть Элден и грозился, что наш брак будет заключен в кратчайшие сроки, но реальность оказалась иной. Нет, конечно, мои родители с превеликой радостью занялись подготовкой к свадьбе. Однако не торопились объявить окончательную дату торжества. Оно и понятно. Мой отец твердо вознамерился устроить пышную церемонию, о которой потом еще долго судачил бы весь Рочер. Как он сказал — ради единственной дочери ничего не жалко. К тому же я призналась в том, что не беременна. Слишком устала от назойливого внимания и заботы от матушки, которая и шага ступить мне не позволяла без ее разрешения. А следовательно, и повода для спешки больше не было.

Понятия не имею, как к этому отнесся сам Элден. Как я уже сказала, после знаменательных событий во дворце, в результате которых мой контракт с его величеством королем Раулем Первым из рода Ашберов оказался досрочно расторгнут, мы с ним больше толком не разговаривали. Слишком много дел и хлопот навалилось на Элдена в связи с подготовкой к скорому подписанию торгового договора с Терстоном, до которого оставались считанные дни. И потом, по слухам в составе зарубежной делегации должна была прибыть и принцесса Маргарет, чтобы познакомиться с Раулем и заключить помолвку. В общем, последний раз, когда я видела Элдена, он был на редкость уставшим и в буквальном смысле слова дремал на ходу с открытыми глазами.

Совесть не позволяла мне требовать от него частых встреч. Я мудро решила не надоедать Элдену в столь напряженное время, а заняться, так сказать, самообразованием. А что мне еще оставалось делать? Лезть к родителям со своими советами? Да они меня даже до выбора фасона свадебного платья не допустили! Точнее сказать, милостиво позволили мне пролистать пару альбомов. Но когда я указала на скромный симпатичный наряд, единственным украшением которого было кружево ручной работы, то тут же заявили, что не позволят единственной дочери позориться в такой дешевке. Мол, без многослойной пышной шелковой юбки и корсажа, вышитого драгоценными камнями, ну никак не обойтись.

Я давно уяснила, что спорить с родителями — себе дороже. Только нервы зря потрачу, потому что в итоге все равно они сделают по-своему. И полностью устранилась от столь неблагодарного дела. Если честно, я бы и в рубище на свадьбу отправилась. Лишь бы все это как можно скорее закончилось.

В родительском доме теперь было не протолкнуться. В гостиной громоздились всевозможные каталоги, мать окружала целая толпа подружек, отец день-деньской разъезжал по Рочеру, с кем-то договариваясь, что-то закупая, кого-то приглашая лично. Не буду скрывать, я чувствовала себя лишней на этом празднике жизни. Поэтому при малейшей удобной возможности старалась улизнуть куда-нибудь подальше. А то опять заставят что-нибудь выбирать, а потом раскритикуют в пух и прах мое решение, благо еще, если на смех не поднимут.

В душе у меня давно зрело недовольство тем, что все окружающие воспринимают мой магический дар с таким нескрываемым пренебрежением. И это еще мягко говоря. Дэниель, Рауль и Артен откровенно смеялись над моим дипломом с отличием. Сам Элден, правда, себе такого не позволял. Но я не сомневалась, что это лишь вопрос времени. Рано или поздно, но мой жених тоже позволит себе подтрунивать над моими способностями. Сам-то он отличный маг. А я… Я так — недоразумение ходячее. Поэтому после недолгих сомнений я вспомнила о существовании библиотек. Пусть в академии мне шесть лет просто морочили голову. Но теперь самое время все исправить. Недаром Дэниель собирался взять меня в личные ученицы. Да и Рауль признавал, что магический дар у меня все-таки имеется.

И вот теперь я уныло стояла около дверей библиотеки. Неприятно осознавать, но моя затея провалилась в самом начале. И что теперь? Вернуться домой? Украдкой проскользнуть в свою комнату, стараясь не попасться на глаза матери? Уверена, если она увидит меня, то вцепится клещом. Наверняка всучит очередные альбомы и потребует высказать мнение о чем-нибудь. Но в любом случае сделает по-своему.

Я поморщилась, зримо представив себе эту картину. А потом взяла — и решительно зашагала по направлению к академии.

И действительно, чего я боюсь? В самом худшем случае Артен просто выгонит меня прочь. Но я сильно сомневаюсь, что вообще попадусь ему на глаза. Сейчас лето, пора каникул. Тем более Артен сам участвует в организации приема терстонской церемонии. Поэтому риск столкнуться с ним минимален.

Достаточно скоро я стояла около высокого каменного крыльца главного административного здания. Сердце невольно сжалось от нахлынувших на меня воспоминаний. Именно здесь меня встречали родители с огромным букетом цветов, когда я благополучно сдала вступительные экзамены. Именно по этим ступеням я радостно сбегала, прижимая к груди диплом. Правда, последующее распределение происходило уже на факультете иллюзий. А впрочем — все это уже давно в прошлом.

После шумных улиц Рочера показалось, будто я угодила в какую-то безлюдную глухомань. С того самого момента, как я пересекла широко открытые ворота, за которыми начиналась территория академии, мне еще не встретилось ни одного человека. Над головой негромко шелестели кронами раскидистые старые липы. Где-то вдалеке тоненько пересвистывались пичуги.

Такое чувство, будто все вокруг вымерло. А впрочем, студенты давно разъехались по домам. Преподаватели тоже вряд ли часто здесь появляются. Надеюсь, что хоть библиотека не закрыта.

Внутри здания мне стало особенно не по себе. Огромный и непривычно пустынный холл я преодолела чуть ли не на цыпочках — так неприлично громко звучал сейчас цокот моих каблуков, отражающийся от стен гулким и многократно усиленным эхом. Под потолком плавало несколько магических шаров, переведенных на самый минимум. Из-за этого в помещении царил сумрак, поскольку солнечный свет почти не проникал через окна из-за густой листвы деревьев. То и дело я с опаской оглядывалась, потому как чудилось, будто кто-то следит за мной недобрым тяжелым взором.

На лестнице я с невольным облегчением перевела дыхание. Надо же. Никогда бы не подумала, что в здании академии может быть так неуютно. А я ведь знаю, что здесь установлена магическая защита от любых проявлений потусторонней активности. Но все равно на какой-то миг задумалась, а не водятся ли тут привидения.

Под библиотеку был отдан весь второй этаж здания. Приблизившись к двери, на которой не было никаких опознавательных табличек, я почему-то задержала дыхание. Вот совершенно не удивлюсь, если она заперта на все летнее время!

Однако стоило мне постучаться, как сразу же послышался громкий выкрик:

— Входите, не заперто!

Я толкнула дверь, но безуспешно. Демоны, совсем забыла, какая она тугая! Повторила свою попытку, но с тем же результатом. Затем налегла на нее всей тяжестью своего тела, и послышался протяжный неприятный скрежет давно не смазанных петель. После чего я с превеликим трудом протиснулась с крохотную щель, едва не порвав о косяк платье. И тут же замерла, изумленно вытаращив глаза.

Потому как вокруг царила полнейшая темнота. Тяжелые бархатные гардины были задернуты, не пропуская внутрь ни единого лучика. Лишь над стойкой библиотекаря теплилась крошечная магическая искорка.

— Ох, простите, — раздался тот же голос, который чуть ранее предложил мне войти. — Одну секундочку.

В тот же миг искорка поднялась выше, заметно набрав свечение. И выхватила из мрака симпатичную темноволосую девушку лет двадцати, не более, которая смотрела на меня с приветливой улыбкой.

— Добрый день, — поздоровалась я и сделала нерешительный шаг вперед.

— Добрый, — отозвалась девушка. Тут же затараторила с отчетливыми извиняющимися нотками: — Вы уж простите за темноту. Но старинные книги не любят яркого света. Чернила выцветают быстрее, пергамент трескается.

— Странно, — проговорила я, подойдя еще ближе. — В прежние мои визиты тут было светло.

— Так вы, наверное, приходили в течение учебного года. Тогда в библиотеке функционирует специальное заклинание, которое защищает книги от негативных воздействий окружающей среды. Но такие чары слишком энергозатратны, поэтому на лето их убирают. Все равно посетителей почти нет.

— Зато тут есть вы. — Я оперлась на библиотечную стойку. — Не страшно в темноте?

— Я уже привыкла, — с кроткой улыбкой ответила девушка. — Утешаю себя мыслью, что по слухам от солнечного света стареешь быстрее. Так что дольше останусь молодой и красивой.

Я скептически хмыкнула. Возможно, это и так. Но выглядела девушка настолько бледной, что напоминала восставшее из склепа умертвие. Однако стоит признать — это придавало ей определенный шарм.

— Чем я могу быть вам полезной? — спросила тем временем девушка.

— Скажите, у вас есть книги по истинной магии? — выпалила я на одном дыхании.

— Истинной магии? Простите, не понимаю, о чем вы.

Ну вот, как и следовало ожидать. Конечно, с моей стороны было безумием предполагать, что подобная литература находится в свободном доступе. Скорее всего, даже студенты магической академии не могут получить такие книги для самостоятельного изучения. Но все равно. Неприятно разочаровываться.

— Возможно, я смогу вам помочь, если вы уточните ваш запрос, — мягко проговорила девушка, видимо, заметив, как от разочарования вытянулось мое лицо. — У нас есть огромная подборка книг по стихийной магии, пособия по созданию всевозможных артефактов, анатомические атласы с методическими указаниями по применению целебной магии.

— А по иллюзиям есть что-нибудь? — буркнула я, вспомнив слова Дэниеля о том, что истинная магия является высшей ступенью иллюзорной. Когда настолько меняешь восприятие мира, что преображается сама реальность.

— По иллюзиям… — Девушка глубоко задумалась. Затем обескураженно всплеснула руками и сказала: — Простите. Если честно, у нас очень редко спрашивают подобную литературу. Студенты этого факультета предпочитают обходиться собственными силами.

В последней фразе скользнула едва уловимая ирония. Естественно. Наверное, в глубине души она тоже потешается над этим видом магии, считая ее не искусством невидимого, а разновидностью балаганных фокусов.

Но вообще, я ее не виню. Если честно, за все время обучения я ни разу не брала в библиотеке дополнительную литературу по своей специальности. Мне вполне хватало лекций и методичек, которые выдавали на занятиях. Наведывалась сюда лишь за учебниками по истории, когда готовила очередной реферат о жизни и деяниях известных деятелей прошлого.

— Ясно, — протянула я, даже не пытаясь скрыть своего разочарования.

Девушка виновато улыбнулась. И вдруг встрепенулась, как будто осененная какой-то мыслью.

— Но знаете, вы можете посмотреть сами, — предложила она. — Обычно мы не допускаем посетителей в хранилище. Просто потому, что невозможно проследить за всеми. Всегда есть риск, что кто-нибудь попробует протащить мимо библиотекаря неучтенную книгу. Но вы первая посетительница с начала лета. И не выглядите как человек, способный на подобное. Поэтому я могу провести вас к полкам, где рассортированы книги по всевозможным видам магии. Хотите?

— О, это было бы просто замечательно! — воскликнула я. — Большое спасибо!

— К сожалению, я вам в поисках помочь не смогу, — добавила девушка и кивком указала на кипу бумаг, которая лежала перед ней. — Вот, пытаюсь навести порядок в картотеке. Но если вам вдруг понадобится моя помощь — то просто позовите. Я тут же приду.

После чего открыла дверцу, отгораживающую рабочее место библиотекаря от посетителей.

— Кстати, меня зовут Шенна, — запоздало представилась она и посторонилась, пропуская меня. — Шенна Триор.

— Очень приятно, а я Оливия Ройс, — проговорила я.

Девушка кивнула и поманила меня пальцем, предлагая проследовать за ней.

Я никогда не думала, что студенческая библиотека настолько большая. Передо мной простирался настоящий лабиринт, в котором Шенна ориентировалась с потрясающей легкостью. Над ее плечом плыла искорка, но света было явно недостаточно для того, чтобы осветить огромное помещение. Из мрака выхватывались отдельные книжные шкафы, до самого потолка уставленные всевозможными фолиантами.

Ох, пожалуй, обратно я в одиночку точно не выберусь. Заблужусь в этом хитросплетении тупиковых закутков и узких проходов.

Наконец, Шенна завернула в очередной коридорчик и остановилась.

— Вот, — проговорила она, повернувшись ко мне. Широко взмахнула рукой, обведя стройные ряды шкафов. — Если здесь нет того, что вам надо, значит, этого вообще нет в библиотеке.

Ого!

Я мысленно присвистнула, оценив масштаб предстоящей работы. Читать мне не перечитать.

— В общем, не буду вам мешать, — с любезной улыбкой проговорила Шенна. — Напоминаю, что по правилам одновременно можно взять не больше пяти книг на срок не более чем месяц.

После чего круто развернулась и отправилась обратно.

Искорка послушно поплыла вслед за ней, и я торопливо прищелкнула пальцами, создав собственную. Тяжело вздохнула и подошла к ближайшему шкафу. Ну что же, займемся делом.

От замысловатых названий в голове немного зашумело. Ох, и в самом деле, как будто в академию вернулась и сейчас готовлюсь к какому-нибудь сложному экзамену. Ну-с, посмотрим, насколько я бестолочь.

И я наугад вытянула первую попавшуюся книгу в тяжелом кожаном переплете с позеленевшими от времени медными заклепками. Прищурилась, силясь разобрать замысловатое название, украшенное многочисленными завитками и причудливыми росчерками. «Магические таблицы и основные элементы», — гласило оно.

Эх, сдается, это что-то из теории заклинаний. Я пролистнула несколько страниц и кивнула, убедившись в собственной правоте. Конечно, было бы полезно восполнить мои пробелы в данной области. Но без посторонней помощи я это точно сделать не смогу. Слишком сложная тема для самостоятельного изучения.

Я поставила книгу на прежнее место и провела пальцем по стройному ряду корешков, беззвучно шевеля губами. Затем перешла к соседнему шкафу, но и тут не нашла нужного. Ладно, я упрямая, посмотрим еще. Не то, не то, опять не то. Ой, а это что такое? И я с трудом вытянула из плотного ряда очередную книгу.

«Все виды драконов и особенности их магии», — гласило название в обычной черной рамке.

Любопытно. Насколько я понимаю, Дэниель способен обращаться в дракона. Как и Рауль, и Артен, возможно, и Элден. Вдруг найду здесь что-нибудь интересное?

Искорка подлетела ближе и вспыхнула ярче. Я открыла оглавление и совсем было собралась погрузиться в чтение, как неожиданно услышала громкий голос Шенны, которая поприветствовала нового визитера.

— Добрый день, господин Войс, — поздоровалась девушка.

От испуга я вытаращила глаза. Ну вот, что и следовало ожидать. Пожалуй, более невезучую особу, чем я, просто невозможно найти!

— Добрый день, Шенна.

От этого знакомого чуть хрипловатого голоса мне окончательно поплохело. Точно Артен. И чего он тут забыл, спрашивается?

— Как вижу, скучаешь? — полюбопытствовал Артен и тут же продолжил, не дожидаясь ответа: — Мне нужно несколько книг. Вот список. Подберешь?

— Конечно, — с готовностью отозвалась девушка. — Подождите пять минут — и я все сделаю.

Я позволила себе украдкой перевести дыхание. Возможно, все обойдется. Просто буду вести себя тихо, пока Артен не уйдет. И он даже не узнает, что я тут была.

— Шенна, посетителей сегодня опять не было? — внезапно спросил Артен, и я беззвучно выругалась.

Демоны! Похоже, мне все-таки придется с ним поздороваться.

— Сегодня у меня настоящий праздник, — со смешком отозвалась Шенна. — Вы уже второй мой гость.

— И кто же был первым?

Ладно. Надо показаться ему на глаза. А то он подумает, что я его боюсь, и специально спряталась.

«Как будто это не так», — скептически пробурчал внутренний голос.

Но все равно если я останусь здесь, то Артен решит… Ай, да неважно, что он там решит! Важно, что по правилам приличия стоит его приветствовать. Иначе опять попаду в какую-нибудь неловкую ситуацию и выставлю себя в смешном свете.

Я невольно тронула помолвочное кольцо, подаренное Элденом. Что скрывать очевидное, мне было как-то спокойнее на душе от осознания того, что в случае опасности оно сумеет защитить меня.

— Прямо перед вами сюда приходила девушка, — ответила в этот момент Шенна. Помолчала немного и вдруг добавила: — Но она уже ушла.

Я замерла, так и не успев сделать первого шага. Интересно, почему Шенна солгала?

— Понятно, — обронил Артен.

Некоторое время в библиотеке было тихо. Я стояла на том же месте, стараясь дышать как можно тише — а то вдруг Артен услышит. Но затем раздался какой-то приглушенный звук, как будто кто-то бухнул на стол что-то тяжелое. И Шенна сказала:

— Ваши книги, господин Войс.

— Спасибо, Шенна, — прохладно ответил ректор. — Ты меня очень выручила.

Еще несколько секунд томительной тишины. И до моего напряженного донельзя от волнения слуха донесся скрип двери.

Ага. Стало быть, Артен ушел.

Почти сразу после этого я услышала быструю дробь каблуков, и вскоре ко мне подбежала запыхавшаяся Шенна.

— Вы уже выбрали книги? — спросила она.

— Пока еще нет, — честно ответила я.

— Вы, наверное, удивились, что я сказала господину Войсу, будто вы уже ушли, — продолжила Шенна, едва мазнув взглядом по томику, который я прижимала к себе. — Понимаете, я очень испугалась, что он накажет меня. Все-таки я нарушила правила, когда позволила вам самой здесь хозяйничать. А у господина Войса по слухам ну очень суровый нрав. Он бы выгнал меня, а мне сейчас так нужна работа!

— Да ничего страшного, — поторопилась я успокоить разволновавшуюся девушку. Усмехнулась и добавила: — Напротив, я даже рада. Если честно, мне самой ну очень не хотелось, чтобы Артен Войс меня здесь увидел.

— А вы его знаете? — спросила Шенна.

— Встречалась пару раз, — уклончиво проговорила я.

— Понятно. — Шенна неожиданно понизила голос и доверительно призналась: — У меня от него мороз по коже! Такой вежливый и обходительный, а иногда так глянет, что душа в пятки падает.

— О, я прекрасно вас понимаю, — проговорила я.

Шенна улыбнулась и уже внимательнее посмотрела на книгу, которую я держала в руках.

— Вас интересуют драконы? — спросила она, видимо, прочитав название. — Что же вы сразу не сказали! Знаете, совсем недавно мы получили книгу, которая прежде находилась в закрытом хранилище. Но по каким-то причинам ее решили исключить из числа литературы, доступ к которой можно получить лишь по личному разрешению ректора. Думаю, вы захотите ее увидеть.

— Звучит любопытно, — согласилась я.

— Идемте. — Шенна поманила меня пальцем. — Она у меня в столе. Я пока не успела внести ее в каталог.

Спустя несколько минут я с нескрываемым разочарованием разглядывала тоненькую брошюрку, которая Шенна положила передо мной на библиотечную стойку. После ее слов я ожидала увидеть какой-нибудь старинный талмуд с вычурной обложкой и пожелтевшими от времени страницами, к которым страшно прикоснуться. А тут… Даже на книгу не особо тянет. Скорее, это какая-то тетрадка.

Я осторожно открыла первую страницу и невольно кивнула, подтверждая свои выводы. Да, и написана она, по всей видимости, от руки. И вдруг замерла, неверяще уставившись на выведенную жирным фразу, которую сразу же выхватил мой взгляд.

«Драконья магия настолько могущественна, что изменяет саму ткань мироздания».

Ого! Сдается, я и впрямь отыскала то, что мне так было нужно.

— И я могу ее взять? — полюбопытствовала я, недоверчиво посмотрев на девушку.

— Конечно. — Шенна пожала плечами. — Как я уже говорила, раньше для этого вам понадобилась бы бумага за подписью Артена Войса. Но сейчас ее позволено давать любому желающему. К тому же состояние у нее хорошее, от старости она развалиться не рискует, поэтому не входит в список литературы, которую можно изучать лишь в библиотеке. Просто распишитесь здесь. И не забудьте вернуть через месяц.

Шенна не успела завершить фразу, как моя размашистая подпись уже стояла на формуляре выдачи.

— Спасибо! — искренне поблагодарила я, тут же схватив книгу в руки. — Огромнейшее спасибо!

— Да не за что. — Шенна негромко рассмеялась, позабавленная моей экспрессией. — Кстати, штраф за каждый день просрочки — две медные монеты. Пятого августа — крайний срок возврата.

— Я запомню, — заверила я милую девушку и тут же выскочила прочь из библиотеки, не забыв напоследок крикнуть: — Всего хорошего!

Со знакомым протяжным скрежетом дверь за мной захлопнулась. Я чуть ли не вприпрыжку отправилась к лестнице, мысленно напевая от радости. Надо же, как все удачно получилось! А я еще идти боялась в библиотеку. В итоге и нужную книгу получила, и встречи с Артеном Войсом удалось избежать.

— Оливия Ройс?

Вкрадчивый вопрос прозвучал прямо на мое ухо. От неожиданности я оступилась, споткнулась и чуть не полетела на пол. Но мгновением раньше чья-то рука подхватила меня под локоть, уберегая от падения.

А впрочем, почему — чья-то? Увы, я прекрасно знала, кто именно меня окликнул. И кровь привычно заледенела у меня в жилах, когда я с покорностью мышки уставилась в холодные темные глаза Артена Войса.

— Вот так приятный сюрприз, — проговорил он, и едва заметная усмешка тронула уголки его рта. — Стало быть, мое чутье меня все-таки не обмануло.

— Здравствуйте, — буркнула я себе под нос. Попыталась было отстраниться, но Артен лишь крепче сжал пальцы, и не думая выпускать мой многострадальный локоть из своей хватки.

— Вот, книжку пришла взять, — почему-то начала я оправдываться и тут же замерла, осознав, что невольно выдала Шенну.

— Вижу. — Артен скользнул взглядом по тетради, которую я упорно прижимала к себе. С плохо скрытым сарказмом сказал: — Шенна совершенно не умеет врать. — Помолчал немного и добавил: — Ну а тебе, Оливия, я бы рекомендовал сменить духи. Я знал, что ты в библиотеке, еще до того, как вошел туда.

Я недоверчиво хмыкнула. Ну да, конечно, логичное объяснение, только я ему не верю. Потому что я не пользуюсь духами в повседневной жизни. Позволяю себе капельку на запястья лишь при торжественных выходах.

— Тем не менее, я рад, что встретил тебя, — мягко произнес Артен. — Оливия, могу я угостить тебя чашечкой чая?

— Спасибо, но я тороплюсь, — хмуро сказала я, даже не попытавшись сделать вид, будто рада этому предложению.

— О, я не отниму у тебя много времени, Оливия. — Артен укоризненно покачал головой. Усмехнулся и добавил: — К тому же сейчас день, а твое свидание с господином Аддерли назначено на шесть вечера, не так ли?

Я застыла с приоткрытым от удивления ртом. Откуда он знает, что сегодня я должна встретиться с Элденом? Да еще так точно назвал час!

— Ну надо же! — Мой голос зазвенел от негодования. — Вы даже не пытаетесь скрыть, что следите за мной!

Артена лишь позабавила моя претензия. Лукавые искорки так и запрыгали на дне его зрачков.

— Оливия, и все-таки, я настаиваю, — почти без нажима проговорил он, только вот я почему-то поежилась. — Поверь, я не отниму у тебя много времени.

Я немного посомневалась, но затем все-таки с величайшей неохотой кивнула.

И в самом деле, а что еще мне оставалось? Не драться ведь с Артеном, пытаясь освободиться.

— Отлично! — Артен кивнул и наконец-то разжал свои пальцы, отпустив мою руку. — Пройдем в мой кабинет. Там нам никто не помешает.

В последней фразе ректора прозвучала смутная угроза. Я на всякий случай огляделась, но коридор по-прежнему оставался удручающе пустым, а следовательно, никто не мог прийти ко мне на помощь.

Ничего не поделаешь, Оливия. Как говорится, сама виновата. Лично сунулась в логово опасного дракона. Теперь тебе отвечать за это придется.

И я медленно поплелась вслед за Артеном.

 

Глава вторая

 

— Как продвигается подготовка к вашей свадьбе?

Я послушно приняла из рук Артена бокал с вином, который он любезно налил мне. Тут же поставила его на пол около своего кресла, даже не попытавшись из вежливости пригубить.

Чай, не совсем еще дурная — пить в компании врага. В моей памяти слишком жива была сцена того, как Элден в свое время подмешал мне в напиток какое-то снадобье, развязывающее язык. Пытался таким образом вызнать, что происходит во дворце. Вдруг Артен решит последовать его примеру?

Хотя… Если ректор рочерской магической академии вздумает так поступить — то его ждет величайшее разочарование. Потому как я при всем желании не смогу ему рассказать о планах Элдена. Так как сама о них не знаю ровным счетом ничего.

Артен кашлянул, утомившись от слишком долгой паузы, и я отвлеклась от своих безрадостных рассуждений.

— Зачем вы спрашиваете? — невежливо ответила вопросом на вопрос. Артен выразительно приподнял бровь, и я неохотно добавила: — Ну, то есть…  — Замялась, после чего твердо отчеканила: — Прошу простить меня за откровенность, но я не понимаю, с какой стати вам интересны мои отношения с Элденом.

— Прошу простить меня за откровенность, но меня интересует все, что так или иначе относится к Элдену Аддерли, — той же монетой вернул мне Артен. — Оливия, давай начистоту. Ты прекрасно знаешь, что твой жених — глава секретной службы Терстона. А с этой страной у нас давнее и очень напряженное соперничество. Или напомнить тебе, сколько войн мы пережили?

Я опустила голову под гнетом тяжелого испытующего взора Артена. Другими словами, он намекает мне, что я связалась с врагом своей страны.

— В настоящий момент между Терстоном и Герстаном действует мирный договор, — негромко сказала я, и голос сам собою дрогнул.

Я тут же замолчала, злясь на себя. Почему я оправдываюсь? Как вообще моя свадьба связана с отношениями между двумя странами? Если уж на то пошло, то и Рауль, вообще-то, собирается взять в жены дочь короля Терстона.

Кресло чуть слышно скрипнуло, когда Артен в него опустился. Я позволила себе бросить быстрый взгляд на ректора академии через полуопущенные ресницы и заметила, как на его губах промелькнула быстрая насмешливая улыбка.

— Оливия, ты так напряглась, как будто я тебя в предательстве обвинил, — с мягкой укоризной проговорил Артен. — Почему бы тебе не ответить на простой, в сущности, вопрос?

— Вы с таким же успехом можете задать его самому Элдену, — излишне резко сказала я и встала. — И вообще, я не понимаю…

— Сядь.

Артен произнес это без малейшего нажима. Но мои колени привычно подогнулись, и я с размаха бухнулась обратно.

Как, ну как у него это получается? Обычное слово — а меня словно хлестнуло наотмашь.

— В общем-то, ты можешь мне ничего не говорить, — продолжил тем временем Артен, коротким кивком поблагодарив меня за исполнение своего приказа. — Я и без того вижу, что в последнее время твой жених не балует тебя общением.

— Видите? — с невольным удивлением вырвалось у меня.

— Твоя аура, — пояснил Артен. — Самого обычного цвета. Именно такая, какой и должна быть у девушки с очень посредственным магическим даром.

Я скрипнула зубами в немом гневе, уловив в тоне Артена снисходительные нотки. Когда же эта троица прекратит зубоскалить о моих способностях? Надоели, право слово! Как капризные избалованные мальчишки, которые отыскали обидное прозвище и упорно употребляют его по поводу и без оного.

— Не злись, Оливия, — с мягкой усмешкой попросил меня Артен, видимо, заметив, как я насупилась. — Разве я не прав?

— Если вы пригласили меня для того, чтобы в очередной раз посетовать на качество обучения в академии, то мне нечего сказать вам, — холодно процедила я. — Только позвольте напомнить, что именно вы возглавляете академию. И, полагаю, будет справедливым все ваши претензии адресовать в первую очередь себе.

Выпалила на одном дыхании — и сама обмерла от собственной дерзости.

Ой, неужели я и впрямь все это высказала вслух? Причем не просто так, а прямо в лицо самому великому и ужасному ректору академии?

Вопреки моим ожиданиям, Артен не рассердился. Напротив, фыркнул от сдерживаемого с трудом смеха, затем откинулся на спинку кресла, разглядывая меня с нескрываемым любопытством.

— Туше, Оливия, не в бровь, а в глаз, — проговорил он. — Приятно видеть, что маленькая серенькая мышка научилась показывать зубки. Молодец, девочка.

Я промолчала, не зная, как реагировать на столь сомнительный комплимент.

— И еще приятнее, что ты осознаешь пробелы в своем образовании и, по всей видимости, решила заняться их устранением, — продолжил Артен и кивком указал на книгу, которую я по-прежнему прижимала к себе. — Как говорится, учиться никогда не поздно. Тебе придется непросто, если ты выйдешь замуж за господина Аддерли. Ведь жена должна соответствовать мужу.

Интересно, куда это он клонит?

— «Если я выйду замуж»? — с подозрением переспросила я. — По-моему, вы ошиблись в формулировке. «Когда я выйду замуж». Так будет вернее.

Неприятная усмешка завибрировала в уголках рта Артена, и я насторожилась еще сильнее. Наверняка сейчас скажет какую-нибудь гадость.

— Оливия, ты поверишь мне, если я скажу, что хорошо к тебе отношусь? — неожиданно спросил он после короткой паузы.

— Да неужели? — фыркнула я. — Простите, но нет.

— Но я действительно хорошо к тебе отношусь, — вкрадчиво продолжил Артен. — Лучше, чем должен был бы. Мне тебя… жалко. Я испытываю определенные угрызения совести за то, в какой переплет ты угодила. Дэниель все-таки мой сын. Я обязан был разгадать его планы и урезонить. Глупо спорить, что все твои беды начались с так называемого распределения. Не сошли Дэниель тебя в деревню — ничего бы не случилось.

— Но я бы все равно познакомилась с Элденом, — возразила я.

Артен как-то странно ухмыльнулся, и сердце сжалось от тревоги.

На что он хочет намекнуть, хотелось бы знать? Что Элден не обратил бы на меня внимания, если бы наше знакомство произошло при иных обстоятельствах?

— Если вы желаете зародить во мне сомнения в женихе, то стараетесь зря, — выдохнула я с негодованием. — Элден… Он замечательный! Ваш сын ему и в подметки не годится!

— Разве я утверждаю обратное? — Артен примирительно вскинул руки вверх. — Помилуй, Оливия. Я с искренним уважением отношусь к Элдену Аддерли и считаю его воистину незаурядной личностью.

Так, что-то я совсем потеряла нить разговора. Куда Артен клонит?

— Знаете, что? — Я с вызовом вскинула подбородок, уставившись в темные непроницаемые глаза Артена. — Я плохо понимаю намеки. Поэтому говорите прямо, что вам от меня надо. А то я совершенно запуталась.

— Изволь. — Артен пожал плечами и несколько раз беззвучно стукнул подушечками пальцев об стол. Тут же продолжил: — Оливия, еще раз повторю, что ты мне нравишься. Ты забавная. Милая, добрая, правда, неприятности к себе как магнит притягиваешь. Но в последнем, к слову, мы с тобой даже похожи. Мне действительно жаль, что из-за моего сына на тебя обрушилось столько испытаний и невеселых, а подчас и опасных приключений. Поэтому я хочу помочь тебе.

— Помочь мне? — Я высоко вздернула брови, не поверив ни слову Артена.

Ага, как же. Нашел дурочку. Помочь он мне хочет. Куда скорее он хочет через меня подобраться к Элдену и каким-нибудь образом навредить ему.

— Оливия, ты очень много знаешь про истинную магию, — проникновенно продолжил Артен. — Так много, что мне это не нравится. Конечно, я бы мог заставить тебя все забыть.

На этом моменте я широко распахнула глаза. Как это? Разве подобное возможно?

А впрочем, почему я удивляюсь? Мой отец ведь забыл все любовные признания Дэниеля в мой адрес. Не сомневаюсь, что и жителей Адвертауна постигла та же участь. Даже Верина вряд ли вспомнит теперь все так называемые подвиги Дэниеля. И без участия Артена в этом точно не обошлось.

— Но в настоящих обстоятельствах это невозможно, — все тем же вкрадчивым мягким голосом проговорил Артен. — Боюсь, Элден Аддерли вряд ли оценит такой мой поступок. Портить с ним отношения мне совсем не с руки. Более того, я искренне и от всей души хочу наладить их. Безусловно, друзьями мы вряд ли когда-нибудь станем. Но в настоящий момент Элден Аддерли настроен ко мне откровенно враждебно. И я бы очень хотел исправить это.

— И причем здесь я? — Я пожала плечами. — Разговаривайте в таком случае с ним.

— Увы, он вряд ли согласится меня выслушать. А если и сделает это, то не поверит в чистоту моих помыслов. Скорее всего, заподозрит, будто я намерен усыпить его бдительность и затем завлеку в ловушку.

— Надо же. — Я криво ухмыльнулась. — Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что тоже не верю вам. И никакой помощи от вас принимать не собираюсь. Ровно по той же причине.

После чего вновь встала, на сей раз твердо вознамерившись уйти. И никакой окрик меня не остановит. Не думаю, что Артен посмеет применить силу.

Я успела сделать шаг по направлению к двери, как он вдруг негромко обронил:

— Я дам тебе крылья, Оливия.

— Что? — Я круто развернулась на каблуках и недоверчиво посмотрела на ректора. Уж не ослышалась ли я? — Что вы имеете в виду?

— Ты прекрасно поняла, о чем я. — Артен лениво усмехнулся. — Оливия, ты видела второй облик Дэниеля. Наверняка понимаешь, что у меня и у Элдена он тоже имеется. Неужели ты не хочешь стать истинной половиной для своего мужа? — Подался вперед и тихо завершил: — Я покажу тебя, как подняться в небо. Научу летать. И ты избавишься от извечных сомнений, подходишь ли Элдену. Увлечься дракон может любой девушкой. Но полюбить — только драконицу.

— Разве это возможно?

Артен улыбнулся шире. И внезапно солнечный свет, падающий из окна, померк. Было такое чувство, будто в неурочный час наступил вечер. В углах просторного кабинета сгустился лиловые сумерки. Затрепетали, с едва слышным шелестом сплетаясь в единое целое. Тень за спиной Артена вдруг ожила. Зашевелилась, неуклонно разрастаясь в размерах. И стремительно распахнулась двумя огромными призрачными крыльями.

Я невольно попятилась от такого зрелища. Сердце испуганно зачастило, в животе тугим плотным комом сконцентрировался липкий страх, готовый в любой момент затопить мое сознание неконтролируемой паникой.

Тьма скрывала сейчас лицо ректора магической академии. И в этом черном непроглядном мраке кроваво-алым зажегся его взор.

Я оцепенела от ужаса. Коленки постыдно затряслись. Наверное, я бы рванула бежать, но в этот момент все закончилось так же неожиданно, как и началось.

Стоило мне только моргнуть, как в кабинете вновь стало светло. Тьма схлынула бесследно. И Артен все так же сидел за столом, глядя на меня с мягкой рассеянной улыбкой.

— Ну как? — спросил он. — Мое предложение заинтересовало тебя?

— Я не понимаю, — осторожно проговорила я, не торопясь вернуться в кресло, а, напротив, медленно пятясь по направлению к двери. — Вы сами назвали меня девицей с весьма посредственным магическим даром. Разве я смогу когда-нибудь стать… — Замялась, не в силах сформулировать верное определение. Затем махнула рукой и сдавленно протянула: — Ну… этой самой… Драконицей.

— Ты думаешь, что только великие маги способны на подобное преображение? — Артен фыркнул, позабавленный моими словами. — О нет, моя дорогая Оливия. В таком случае в небе было бы не протолкнуться. Магия, изменяющая реальность, не имеет никакого отношения к силе дара. Это… — Артен запнулся, затем осторожно продолжил, тщательно подбирая каждое слово: — Это, так сказать, иной способ воспринимать окружающий наш мир и кроить его по собственному разумению.

— И вы готовы научить меня этому?

Я как раз достигла двери. Я по-прежнему стояла лицом к Артену, но моя рука нащупала ручку. Однако я не торопилась нажать на нее и выскочить в коридор. Слишком любопытно было, что скажет Артен в ответ.

— А почему бы и нет? — Артен меланхолически пожал плечами. — Пусть это будет моим свадебным подарком. Для тебя и господина Аддерли.

— Но тогда и сам Элден может меня этому научить, — осторожно сказала я. — Не так ли?

— Безусловно, так. — Артен кивнул, подтвердив мои слова. — Однако он не будет этого делать.

— Почему? — настороженно спросила я.

— Скажем так, интуиция говорит мне об этом. — Артен издал приглушенный смешок. — Впрочем, ты сама можешь попросить его об этом. Если он согласится — то что же. Значит, я ошибался. Такое пусть и нечасто, но все-таки происходит. Но я готов поклясться, что глубокоуважаемый господин Аддерли и слушать об этом не захочет.

Я крепко сжала дверную ручку, однако что-то мешало мне уйти.

Ох, темнит все-таки Артен! Селезенкой чувствую, что далеко не все так просто. И почему он так уверен в том, что Элден не научит меня этому виду магии?

— Я не настаиваю, чтобы ты дала мне ответ прямо сейчас, — продолжил тем временем Артен. — Сначала поговори с женихом. А после его отказа приходи. Но учти, Оливия: если ты расскажешь господину Аддерли о моем предложении, то он сделает все мыслимое и немыслимое, лишь бы мы больше никогда не встретились.

— Знаете, после этого мне тем более не хочется соглашаться с тем, чтобы вы меня учили, — скептически произнесла я.

— Воля твоя. — Артен выразительно всплеснул руками. — Я не собираюсь каким-либо образом настаивать. Но я готов дать тебе слово чести, что мое предложение абсолютно бескорыстно для тебя. Никогда в жизни я не потребую взамен ничего — ни услуги, ни даже смягчения твоего отношения ко мне. Еще раз повторю, что это просто подарок. — Затем его взгляд скользнул по книге, которую я по-прежнему прижимала к себе, и Артен мягко добавил: — Я вижу, что ты и сама хочешь постигнуть тайну этой магии. Книгу ты выбрала хорошую. Точнее сказать, лучшую из всех, которые могла бы найти в библиотеке. Но после ее прочтения у тебя возникнет больше вопросов, чем ответов.

И замолчал, доброжелательно глядя на меня.

— Всего доброго, — сдавленно попрощалась я, осознав, что разговор на этом закончен.

— До скорой встречи, Оливия, — прозвучало мне вслед.

 

Глава третья

 

— Какая-то ты сегодня непривычно молчаливая.

Я вздрогнула и подняла глаза на Элдена.

Мой жених сидел напротив меня со своей обычной, чуть рассеянной улыбкой. Для нашего свидания он выбрал тот же ресторан, где не так давно сделал мне предложение. Ну, если верить его словам. Потому что данное событие начисто стерлось из моей памяти по вполне понятной причине.

В душе заворочалось привычное приглушенное раздражение. Все-таки очень неприятно было осознавать, что Элден прибегнул к столь недостойному методу, чтобы разговорить меня. И пусть за это он уже не раз извинился, но все-таки.

— Что-то случилось? — с искренним беспокойством спросил Элден, и его рука накрыла мою.

— Да нет, все в порядке, — быстро ответила я. Элден недоверчиво вздернул бровь, и я торопливо добавила: — Матушка меня совершенно замучила подготовкой к свадьбе. Каждый день ругаемся из-за этих проклятых каталогов.

— Ясно. — Элден помрачнел. Проговорил, глядя куда-то поверх моей головы: — Честное слово, Оливия, если бы не эти переговоры и не предстоящий визит терстонской делегации — мы бы уже обменялись клятвами верности, стоя перед алтарем. Ты себе представить не можешь, как меня раздражает эта задержка.

— Ничего страшного. — Я слабо улыбнулась. — Напротив, мои родители даже рады, что у них появилось время на подготовку свадебной церемонии.

Вопреки моим ожиданиям, Элден нахмурился еще сильнее. Подвинул к себе ближе бокал вина, но пить не стал. Лишь задумчиво провел подушечкой большого пальца по кромке хрустального фужера.

— Возможно, оно и к лучшему, — осторожно сказала я, вспомнив слова Артена, которыми он завершил наш разговор. — Знаешь, мне тоже не помешало бы подготовиться к столь торжественному событию.

— Тебе? — Элден недоверчиво хмыкнул и покрепче сжал мою руку. — Оливия, боги с тобой. Как тебе готовиться? Честное слово, для меня ты самая прекрасная девушка в мире. И плевать я хотел на все каталоги твоей матушки. Будь моя воля — я бы повел тебя под венец прямо сегодня, сейчас! А вся эта мишура в виде платья, прически, украшений и гостей — пустое. То, без чего великолепно можно обойтись. Главное, чтобы ты стала моей. — Подался вперед, перегнувшись через стол, и негромко завершил, глядя мне прямо в глаза: — Потому что я люблю тебя.

Я растроганно улыбнулась. Ох, умеет все-таки Элден подбирать слова! Так и тянет растечься влюбленной лужицей подле его ног.

«Увлечься дракон может любой девушкой. Но полюбить — только драконицу».

Я невольно поморщилась — так отчетливо в моей голове прозвучал суховатый насмешливый голос Артена.

— Тебя еще что-то беспокоит? — спросил Элден.

Ишь какой. Ничто мимо его внимания пройти не может.

— Ну… в общем-то… — промямлила я, силясь понять, как бы вернее сформулировать свою просьбу. Затем набрала полную грудь воздуха и выпалила: — Я тут подумала. Почему бы тебе не научить меня магии?

И замерла, умоляюще уставившись на Элдена.

Его прозрачные серые глаза на мгновение потемнели. Но почти сразу он растянул губы в нарочито беспечной улыбке.

— То есть? — мягко переспросил он. — Я немного не понял. Ты ведь уже закончила магическую академию, разве не так? И закончила более чем успешно.

— Только не говори мне про мой диплом с отличием, — мрачно попросила я. — На помойке ему самое место. И ты прекрасно об этом знаешь.

— По-моему, ты слишком самокритична. — Элден недовольно покачал головой. — Ты училась шесть лет. Неужели в самом деле хочешь выкинуть на помойку все это время? Как бы то ни было, но без магического дара ты не смогла бы поступить в академию. Не говорю уж про ее окончание.

— А по-моему, ты слишком снисходителен к моему колдовскому таланту, — парировала я. — За прошедшие месяцы я слишком часто убеждалась в том, что иллюзорная магия для абсолютного большинства является синонимом балаганным фокусам.

Элден не стал продолжать спор. Он лишь усмехнулся и поднял наконец-таки бокал, готовясь сделать глоток.

— Я хочу, чтобы ты научил меня летать, — прямо и четко произнесла я.

Элден поперхнулся. Торопливо прижал к губам салфетку, уберегая меня от брызг вина, и неверяще уставился на меня.

— Прости, — сдавленно прошелестел он. — Что ты сказала?

— Я хочу овладеть магией изменения реальности, — негромко, но с нажимом проговорила я. — Мне надоело быть посмешищем в глазах окружающих. Я хочу, чтобы на меня наконец-то посмотрели с уважением!

— Очень любопытно, и кто же смеет смотреть на тебя с неуважением? — ласково поинтересовался Элден. — Поведай мне, пожалуйста.

И было в его тоне что-то такое, от чего ледяные мурашки испуганным табуном промчались по моему позвоночнику.

— Не уводи разговор в сторону, — попросила я, передернув плечами. — Элден, ты великолепно понял, о чем я толкую. Сейчас меня никто не воспринимает всерьез, а если и воспринимает — то лишь из-за того, что ты мой жених. А мне это не нравится! Я хочу доказать и Дэниелю, и Раулю, и Артену — всем, кто потешался над моим даром, — что тоже чего-то стою!

Последнюю фразу в запале эмоций я произнесла слишком громко. Официант, который как раз обслуживал соседний столик, недовольно покосился на нас и покачал головой.

— Тише, — укоризненно цыкнул Элден. Виновато улыбнулся официанту, дождался, когда тот вновь повернется к посетителям, после чего сказал: — Оливия, да какая разница, кто и что там о тебе думает! Нашла, о чем переживать. Уж поверь, я приложу все мыслимые усилия, чтобы ты с этими личностями больше не встречалась.

Я обиженно засопела. Неужели Артен был прав? Элден пусть и не отказал мне прямо, но по всему очевидно, что мое предложение его в восторг не привело.

— Не сердись. — Элден слабо усмехнулся и опять сжал мою руку. — Я ни в коей мере не собираюсь ограничивать твою свободу. Но, полагаю, ты согласна со мной в том, что от этих людей тебе лучше держаться подальше. И не переживай о том, что они думают о тебе. Не хватало еще всякими мелочами себе голову забивать.

Как он, все-таки, ловко пытается увильнуть от прямого ответа на мой вопрос! Неужели не понимает, что для меня это действительно важно? И важно не из-за мнения окружающих, а прежде всего потому, что я сама о себе думаю!

— Значит, ты мне отказываешь? — хмуро поинтересовалась, твердо вознамерившись расставить все точки над «ё». — Но почему? Разве это плохо — узнать больше о такого рода магии?

Элден с усталым вздохом откинулся на спинку тяжелого дубового стула. Потер виски. Мягкие отблески свечей, горящих на столе, заиграли на его лице, подчеркивая остроту скул и тени, залегшие под его глазами.

Бедняга! Меня невольно кольнуло сочувствие к нему. Да, сегодня Элден выглядит лучше, чем при нашей последней встрече. Хотя бы не клюет носом. Но и без того очевидно, что последние дни у него выдались очень и очень непростыми.

— Конечно, я не прошу этим заняться немедленно, — торопливо добавила я. — Я понимаю, что ты сейчас очень занят. Но если бы ты пообещал мне вернуться к этому вопросу чуть позже, когда все хлопоты с принятием терстонской делегации будут позади…

— Не пообещаю, — внезапно оборвал меня Элден.

Удивительно, он не повысил голоса ни на крошечную толику. Но я отчетливо осознала, что его терпение иссякло.

— Оливия, не обижайся, — попросил он, заметив, как я насупилась. — Однако давай закроем эту тему. Поверь, тебе не нужно изучать магию изменения реальности.

— Но я хочу, — почти не разжимая губ, упрямо буркнула я.

— К сожалению, а возможно, и к счастью, далеко не всем нашим желаниям суждено исполниться. — Элден покачал головой. Заметил, как я вскинулась было возразить, и тяжело обронил: — И довольно об этом.

Я недовольно засопела. Потянулась было к бокалу, но в последний момент передумала.

Наверное, во мне говорила досада на столь бескомпромиссное решение Элдена, но опять вспомнилось, как он однажды добавил мне в вино так называемое снадобье правды. Конечно, сейчас ему вроде как незачем так поступать, но мало ли. Не хотелось бы, чтобы Элден узнал о моей встрече с Артеном.

«Появились секреты от любимого? — с ядовитым смешком осведомился внутренний голос. — Ну-ну, Оливия. Смотри, чтобы это не завело тебя слишком далеко».

Некоторое время за нашим столиком царило гнетущее молчание. Подали десерт, и я без малейшего аппетита принялась размазывать вилкой чудесное воздушное пирожное по тарелке. Элден вместо сладкого заказал себе чашку любимого орехового чая, но пить его не торопился. Вместо этого он опять устремил отсутствующий взгляд поверх моей головы и о чем-то глубоко задумался.

Я тихонечко вздохнула. Да уж, стоило признать, что долгожданное свидание как-то не удалось. Видимо, у Элдена действительно много проблем, раз он не обращает на меня особого внимания.

— Добрый вечер.

Приветствие раздалось так внезапно, что я едва не выронила десертную вилку из рук. Вскинула голову — и с величайшим изумлением увидела Фредерика Рейна.

Глава личной службы безопасности его величества короля Рауля Первого приветливо улыбнулся мне. Затем перевел взгляд на Элдена — и посуровел.

— Добрый вечер, господин Рейн, — сухо произнес Элден.

В отличие от меня, он не повел и бровью, как будто предвидел появление Фредерика.

К слову сказать, за то время, пока я не видела Фредерика, он тоже осунулся и словно похудел, хотя и до того не отличался лишним весом. Но теперь мешковатый камзол висел на нем словно на вешалке.

Пробегающий мимо нашего столика официант покосился на Фредерика с неодобрением. Ну да, вполне догадываюсь, о чем он подумал в этот момент. Этот ресторан является одним из самых дорогих в нашем городе. Тут любят проводить время так называемые сливки общества. И Фредерик с его явным неумением одеваться сильно отличался от привычной публики. Удивительно, что его вообще пропустили внутрь, а не завернули с порога. А хотя… Вряд ли для господина Рейна есть закрытые двери в Рочере.

— Милостиво прошу меня простить за столь наглое вторжение, — продолжил Фредерик. — Но я не отниму у вас много времени.

— Хотелось бы верить, — невежливо буркнул Элден. — Господин Рейн, при всем моем уважении к вам, но мы сегодня и без того провели несколько часов вместе. Позвольте мне хотя бы вечером отдохнуть от вашего общества.

— И еще раз приношу свои искренние извинения. — Фредерик виновато всплеснул руками. — Но я решил, что мое поручение будет легче исполнить, если я застану вас в компании с госпожой Ройс.

— Поручение? — Элден вопросительно вздернул бровь. — Какое еще поручение?

— Сегодня, насколько вам известно, была согласована окончательная дата приветственного бала, который его величество король Рауль Первый даст в честь прибытия терстонской делегации. — Фредерик с важным видом отодвинул свободный стул и сел, видимо, осознав, что приглашения он так и не дождется.

— Естественно, мне это известно, — кисло проговорил Элден, даже не пытаясь сделать вид, будто ему понравился поступок Фредерика. — Потому как я при этом присутствовал.

— Присутствовали, но приглашение так и не получили, — сказал Фредерик. Торопливо продолжил, заметив, как уголки рта Элдена раздраженно дернулись вниз: — Все мы прекрасно понимаем, что оно и без того предполагается. Но его величество решил, что вам будет приятно, если все сделать с подобающей вашему положению официальностью. Поэтому я уполномочен пригласить на торжественный прием вас и вашу очаровательную невесту.

Последнюю фразу Фредерик выпалил на одном дыхании, после чего выложил на столик свиток, туго перевитый красной шелковой лентой. Подвинул его в сторону Элдена.

— Его величество чрезвычайно любезен, — пробурчал Элден, глядя на свиток так, будто Фредерик предложил ему погладить ядовитую змею. — Я обязательно поблагодарю его за эту милость лично. А сегодня можете передать ему, что волноваться не о чем. Мне в любом случае придется присутствовать на этом балу, хочется того или нет.

— Его величество просил особенно подчеркнуть, что приглашение касается не только вас, но и вашей невесты, — прошелестел Фредерик и как-то испуганно втянул голову в плечи.

В этот момент я как раз смотрела на Элдена, поэтому заметила, как его глаза вспыхнули ярким стальным светом. Но почти сразу он торопливо опустил голову, пряча выражение лица в тени.

Интересно, что это значит? Неужели Элден собирался пойти на бал без меня? Я, кстати, даже не обиделась бы на него за это. Что скрывать очевидное, меня холодная дрожь пробирает при мысли о том, что там мне неминуемо придется общаться с Раулем или Дэниелем. Причем встреча с первым страшит меня даже больше. Поневоле вспомнишь слова Элдена о том, что он обещал вырвать королю сердце, если тот когда-нибудь посмеет прикоснуться ко мне еще раз.

— Рауль Первый из рода Ашберов может не волноваться по этому поводу, — процедил Элден. — Я непременно буду на балу вместе с Оливией. Это даже не обсуждается.

— Спасибо, — вежливо произнес Фредерик. — Я обязательно передам его величеству ваши слова.

Встал и на мгновение задержался, внимательно посмотрев на меня. Но ничего более не сказал. Лишь кивнул на прощание и неторопливо отправился прочь.

Элден провожал его тяжелым взглядом до тех пор, пока глава личной службы безопасности короля Герстана не скрылся за дверьми ресторана. Лицо при этом у него было такое, что я мудро помалкивала, не задавая никаких вопросов.

Наконец, Элден медленно моргнул и посмотрел на меня.

— Значит, я иду с тобой на бал? — несмело осведомилась я, не зная, радоваться этому обстоятельству или нет.

— По всей видимости, да, — хмуро обронил Элден.

Да уж. Он-то точно не блещет радостью по этому поводу.

— И когда же состоится сие мероприятие? — осторожно спросила я.

— Через неделю, — еще более мрачно буркнул Элден.

— Неделю? — Я аж подскочила на месте. — Это же… Это же кошмар настоящий! Почему ты не предупредил меня раньше? Так мало времени, чтобы приготовиться. Надо немедленно заказать пошив платья. А прическа? А…

— Успокойся, Оливия. — Элден улыбнулся, и недовольные морщины, избороздившие его лоб, немного рагладились. — Ты все успеешь сделать. И, говоря откровенно, даже если ты придешь на бал в рваном рубище, то все равно будешь для меня самой прекрасной и желанной девушкой в мире.

Я нервно хихикнула, польщенная словами Элдена. Но тут же нахмурилась.

Хорошо ему говорить! Мужчинам, вообще, гораздо проще в этом плане. Делов-то: заказать у портного камзол какого-нибудь популярного в этом сезоне цвета. А многие так вообще не заморачиваются и предпочитают черный, который, как известно, никогда не выходит из моды. Тогда как девушкам приходится намного сложнее. Самый ужасный кошмар любой дамы из высшего общества: обнаружить на приеме кого-нибудь еще в платье такого же фасона или цвета. Или услышать, что выбрала слишком старомодный наряд. Даже не знаешь, какой из этих двух вариантов страшнее.

А ведь я наверняка окажусь в самом центре внимания. Во-первых, слишком мало времени прошло с тех пор, как по двору ходили слухи о том, что меня и короля связывают любовные отношения. Кто знает, улеглись ли они к этому моменту. Ведь Каролина покинула столицу, что недвусмысленно свидетельствует об опале правителя. А во-вторых, Элден — новый терстонский посол. Слишком многие захотят засвидетельствовать перед ним свое почтение.

Хороша я буду, если в такой ситуации ударю лицом в грязь. Да меня собственный отец с потрохами съест, если я выберу неудачное платье для королевского бала. После такого промаха все столичные модницы позабудут дорогу в его ателье.

— Вижу, мыслями ты уже вся в подготовке, — с легкой ноткой неудовольствия проговорил Элден, и я тут же с раскаянием улыбнулась ему.

— Прости, — виновато проговорила, — но… Я просто никогда не была на таких крупных приемах! И очень волнуюсь по этому поводу.

— Честно говоря, я тоже волнуюсь, — неожиданно признался Элден. Хмыкнул и добавил: — Но не из-за тебя, конечно. Я твердо уверен, что ты будешь настоящим украшением этого вечера. — Запнулся и вдруг протянул с сомнением: — А хотя… Пожалуй, за это я тоже волнуюсь.

Я широко распахнула глаза от удивления. Прозвучало это как-то двусмысленно. Как будто Элден переживает о том, что я опозорю его каким-нибудь образом.

— Вообще-то, я обучена хорошим манерам, — с досадой проговорила я. — Не бойся. Сморкаться в скатерти и неприлично ругаться я не буду.

Настал черед Элдену в изумлении таращиться на меня. Но почти сразу он фыркнул от смеха.

— О, ты меня неправильно поняла, — сказал он, широко улыбаясь. — Мне, безусловно, не придется краснеть за твои манеры. Я в этом совершенно не сомневаюсь. Скорее, наоборот. Абсолютно убежден в том, что лучше и красивее тебя на этом балу не будет. Но тут-то и кроется причина моей нервозности. Потому что… э-э… некоторые личности при дворе могут не совсем адекватно отреагировать на твое появление.

— Намекаешь на его величество? — спросила я.

— Ага, намекаю, — спокойно подтвердил Элден.

— Тебе не о чем беспокоиться, — сказала я. — Я буду держаться как можно дальше от Рауля.

— Ты-то будешь, в этом я и не сомневаюсь. — Улыбка медленно сползла с губ Элдена, и уголки его рта раздраженно дернулись вниз. — А вот будет ли держаться Рауль — тот еще вопрос. Знаешь ли, мне бы все-таки не хотелось исполнять свою клятву. Вряд ли отношения между нашими странами, которые и без того близки к откровенной вражде, улучшатся, если посол Терстона вырвет сердце законному королю Герстана. Причем сделает это при большом собрании народа. — Тут же без паузы и будничным тоном поинтересовался: — Кстати, как тебе десерт?

Я растерянно взглянула на тарелку с пирожным, которое даже не попробовала. Отодвинула ее подальше, слишком зримо представив сцену кровавой расправы и почувствовав, как к горлу подкатил ком тошноты. Что-то мне совершенно расхотелось есть.

Пожалуй, более неудачного и невеселого свидания у меня еще не было. Ну, если не считать того вечера, когда я получила непристойное предложение от Дэниеля.

Элден не торопился нарушить затянувшуюся паузу. Он поднял чашку, отхлебнул совершенно остывший за время разговора чай. Затем посмотрел на меня.

Я невольно насторожилась. В выражении глаз Элдена на какой-то миг промелькнуло загадочное чувство. Что-то вроде лукавого ожидания. Но почти сразу оно растаяло без следа, как будто лишь привиделось мне.

Хм-м… Уж не пытается ли Элден исподволь отговорить меня от посещения бала? Наговорил мне всяких ужасов, а теперь ждет, что я откажусь от приглашения короля.

А может быть, мне так и поступить? Заверить его в том, что не о чем тревожиться? Мол, я, безусловно, искренне и горячо благодарна его величеству за приглашение, но пусть Элден передаст ему, что я не сумею прийти? Ведь я сама не так давно размышляла о том, что без особого сожаления пропустила бы столь знаменательное событие.

«Ну-ну, — вредно шепнул внутренний голос. — Как тебя назвал Рауль? Маленький перепуганный мышонок? Отличная ты пара для дракона, ничего не скажешь. Скоро собственной тени бояться будешь. Да и манипулировать тобой ой как легко. Верной дорогой идешь, Оливия. Ведь каждый мужчина мечтает о супруге, которая целиком и полностью будет покорна его воли».

— Я уверена, что все будет хорошо, — проговорила я, усилием воли отогнав вихрь неприятных мыслей. — Рауль разумный человек. Вряд ли ему нужен скандал. Тем более что на бал должна прибыть его будущая супруга. Так что не о чем тревожиться.

И опять на дне зрачков Элдена отразилась странная тень. Но на сей раз — разочарования. Однако он ничего не сказал. Лишь склонил голову, показывая, что услышал меня.

 

Глава четвертая

 

— Королевский бал!

Матушка ахнула и выронила толстую стопку каталогов, которую как раз пыталась всучить мне для просмотра. Благо еще, что они упали не на пол, а на кресло.

— Ты приглашена на королевский бал! — еще громче воскликнула она. — И он будет всего через неделю! Я правильно поняла?

— Да, — робко подтвердила я.

— Это же… Это же катастрофа! — Мать с немым мучением заломила руки. — Мало нам хлопот, теперь еще это свалилось на голову. — После чего обернулась к Элдену, который любезно проводил меня до дома и на свою беду решил зайти, чтобы поздороваться с моими родителями, а сейчас внимательно разглядывал гостиную, заваленную отрезами тканей, всевозможными рекламными буклетами и прочей ерундой. Гневно спросила: — А раньше вы об этом не могли сообщить, молодой человек?

Элден растерянно моргнул и посмотрел на мою матушку.

— Раньше? — переспросил он. Криво ухмыльнулся и покачал головой. — Прошу прощения, госпожа Адрия, но дата сего мероприятия была окончательно утверждена только сегодня.

— Но вы же все равно знали, что бал будет! — Матушка притопнула ногой. — Неужели не могли шепнуть по секрету?

Элден вытаращился на нее с таким изумлением, как будто впервые увидел перед собой единорога. Ну, или любое другое мифическое существо.

— Шепнуть вам по секрету? — переспросил он, и мне почему-то стало зябко. — Госпожа Адрия, вы это серьезно?

— А что в этом такого? — Мать немного стушевалась, но все-таки продолжила говорить резко и уверенно. — Я, конечно, понимаю, что это дело государственной важности. Но мы бы никогда и никому ничего не сказали бы…

Элден не оборвал ее, не переменил позу, словом, не сделал ровным словом ничего. Но воздух в комнате внезапно словно зазвенел от скрытого напряжения, и матушка, окончательно растерявшись, замолчала, не завершив фразу.

— Я уверен, что вы обязательно справитесь с этой сложностью, — мягко проговорил Элден. Хотел было добавить что-то еще, но передумал. В последний раз посмотрел на меня, ласково кивнул и вежливо попрощался: — И на этом позвольте мне откланяться. Оливия, еще раз спасибо за приятный вечер.

Приятный вечер? Я бы его таковым не назвала. Но я послушно улыбнулась Элдену в ответ. Дождалась, когда он выйдет из гостиной, после чего позволила себе с размаха бухнуться в кресло и устало откинулась на спинку.

— Завтра встаешь в шесть утра, — строго отчеканила мать.

— В шесть? — Вся расслабленность мгновенно слетела с меня, и я аж подскочила. — Как в шесть?

— Ну хорошо, в полседьмого, — смилостивилась матушка. — Но не минутой позже!

— Но зачем в такую рань? — Я во все глаза уставилась на матушку, надеясь, что сейчас она рассмеется и скажет, что пошутила.

— Потому что у нас слишком много дел! — отрезала матушка. — Про королевский бал еще не сообщили, иначе тут была бы толпа моих подружек, жаждущих лучших нарядов для своих дочерей. Однако завтра весь Рочер будет бурлить от этой новости. Ателье Лукаса и без того работают без выходных. Конечно, твой наряд будут шить лучшие портнихи, это даже не обсуждается. Но придется постараться, чтобы втиснуть тебя без очереди.

Я тяжело вздохнула. Ну вот, начинается. Пожалуй, мне все больше и больше нравится идея вообще отказаться от бала. Элден ясно дал понять, что возражать против этого не будет. Но… Честно говоря, именно его явное нежелание видеть меня на балу теперь стало самым сильным стимулом там показаться. Если я уступлю сейчас, то после замужества, неровен час, вообще окажусь затворницей в собственном доме. Эдакой птичкой в золотой клетке.

— Надо предупредить Розалию, — бормотала тем временем матушка, видимо, мысленно уже полностью погрузившись в будущие приготовления. — Быть может, получится использовать наброски для твоего свадебного платья. А на свадьбу что-нибудь другое приготовим, благо, время терпит. А еще…

Я тихонечко поднялась на ноги и крадучись двинулась прочь. Благо, что матушка не заметила этого, принявшись лихорадочно перелистывать каталоги. Если не улизну сейчас, то зуб даю — мать очнется и начнет прямо сейчас готовить меня к балу. А мне надо побыть в одиночестве и немного подумать.

Мой маневр увенчался полным успехом. Я благополучно покинула комнату и стремглав ринулась к лестнице. В пару гигантских шагов преодолела ее, ворвалась в свою комнату, захлопнула дверь и лишь после этого позволила себе перевести дыхание.

Скинув с ног туфли, от высоких каблуков которых уже начали ныть ноги, я босиком прошлепала к кровати и рухнула на нее. Блаженно потянулась, заложив руки за голову. И в этот момент внезапно мягко засветился амулет связи, висящий на моей груди.

Я нахмурилась, положив на камень ладонь, но не торопясь замыкать связующее заклинание. Любопытно, кому это я понадобилась в столь поздний час? Неужели матушка уже сообщила отцу новость о скором празднике, и он торопится вывалить на мою несчастную голову все свои соображения по этому поводу? Ох, как же не хочется в таком случае отвечать! Я и без того знаю все то, что он собирается мне сказать. Мол, времени мало, надо готовить платье прямо сейчас и всякое такое прочее.

Свет амулета становился все ярче, пробиваясь между моими плотно сомкнутыми пальцами, отражаясь голубоватыми отблесками на стене. Кто бы ни пытался связаться со мной, он явно не желал униматься.

Точно отец. Упрямства ему не занимать. И с тяжелым вздохом я замкнула заклинание.

Воздух перед моей кроватью задрожал, медленно сгущаясь на глазах. А затем внезапно переродился провалом между пространствами. И мгновенно я слетела с кровати, запутавшись от поспешности в покрывале и лишь каким-то чудом не загремев носом об пол. Присела в неловком реверансе. Потому что обстановка комнаты по ту сторону портала была мне слишком хорошо знакома.

— Добрый вечер, Оливия. — Высокий светловолосый мужчина, сидевший за столом, улыбнулся при виде моего неуклюжего маневра. Склонил голову, приветствуя меня.

— Здравствуйте, ваше величество, — глухо отозвалась я, как никогда жалея, что все-таки ответила на зов.

Надо было этот проклятый амулет вообще в окно выкинуть! Авось какой-нибудь бродяга бы подобрал и ответил. А заодно припечатал бы короля парочкой непечатных выражений, дабы не тревожил людей почем зря.

— По-моему, я уже говорил тебе, что не особо жалую излишнюю официозность, — сказал Рауль, когда пауза слишком затянулась.

Я озадаченно промолчала. И что бы это значило, хотелось знать?

— Выпрямись, Оливия, — с усталым вздохом попросил король. — Мне намного приятнее смотреть тебе в лицо, чем любоваться твоим затылком.

Я неохотно подчинилась. Бросила на Рауля быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц и опять скромно потупилась, уставившись в пол.

— Полагаю, Фредерик уже передал приглашение на бал? — с легкой вопросительной интонацией продолжил Рауль.

— Да, — подтвердила я. Замялась и через силу поблагодарила: — Спасибо, ваше величество. Это было очень неожиданно.

— Радостью по этому поводу ты почему-то не блещешь, — прозорливо заметил Рауль.

Я осмелилась еще на один взгляд в сторону короля. Увидела, как он поставил на стол локти, удобно переплел пальцы и устроил на них свой подбородок, с легкой насмешкой глядя на меня.

— Ну почему же? — робко возразила я. — Просто… Просто я никогда не присутствовала на столь крупных приемах, поэтому немного волнуюсь.

— Другими словами, ты все-таки будешь? — уточнил Рауль.

Почему он спрашивает? Какая ему, в сущности, разница, буду ли я на балу или нет?

— Наверное, — осторожно ответила я, не понимая, куда клонит король.

— Я очень на это надеюсь, — проникновенно сказал Рауль, и я окончательно растерялась.

Ох, как бы Элдену и в самом деле не пришлось исполнить клятву!

Воцарилась пауза. Рауль не торопился обрывать нить связующего заклинания, а я не смела сделать это первой. Все-таки, как-никак, со мной разговаривает правитель нашей страны.

— Оливия, я бы хотел перед тобой извиниться, — внезапно проговорил Рауль.

Я изумленно вскинула на него глаза. Увидела, что рассеянная улыбка, блуждающая по губам короля, исчезла. Сейчас он сосредоточенно хмурил лоб.

— Извиниться? — с недоумением переспросила я. — За что?

— А ты думаешь, мне не за что перед тобой извиняться? — невежливо вопросом на вопрос ответил Рауль. Впрочем, тут же продолжил: — Оливия, ты, конечно, прелесть как хороша в своей наивности и невинности. Но не перегибай палку. По моей вине тебе пришлось пережить немало неприятных минут. Начиная с твоего пусть и недолгого, но и заточения в темнице и заканчивая…

На этом месте Рауль осекся. Лукаво вздернул бровь, и я почувствовала, как мои щеки медленно, но верно заливает румянец смущения.

И так понятно, что Рауль говорит о нашем поцелуе.

— Конечно, я бы мог сказать, что так поступить меня вынудили обстоятельства, — негромко произнес король, вдосталь насладившись моим замешательством. — Но и ты знаешь, а я уж тем более в курсе, что это не так. Вина Каролины к тому моменту была неоспоримо доказана. Не было нужды провоцировать ее еще сильнее.

Моя рука сама дернулась к амулету. Да плевать на правила этикета! Не нравится мне то, к чему клонит Рауль. Поэтому самым лучшим для меня будет просто оборвать разговор, не попрощавшись.

— Не надо, Оливия, — мягко попросил Рауль, и я так и не сумела сжать пальцы на амулете. Чужая воля перехватила власть над моим сознанием, и рука сама собой опустилась.

— Не боитесь? — глухо поинтересовалась я. С вызовом уставилась в непроницаемые глаза Рауля, которые сейчас имели цвет низкого пасмурного неба.

— Элдена? — без особых проблем расшифровал мою затаенную угрозу Рауль. Покачал головой. — Если честно — то нет. Однако ты неправильно меня поняла. За наш поцелуй я тоже хочу извиниться. Хотя и не считаю его ошибкой.

Оригинальный, однако, у Рауля способ просить прощения. Но лучше мне не спрашивать, что это значит.

— Как бы то ни было, я очень рад, что ты придешь на бал, — добавил Рауль. — Подумал, что будет неплохо пригласить тебя лично. Потому что я… соскучился, Оливия.

Последние два слова Рауль выдохнул так тихо, что я скорее прочитала их по губам, чем услышала. Но ничего в ответ сказать не успела. Потому что внезапно нить связующего заклятья исчезла, как будто Рауль сам резко оборвал ее, испугавшись своих слов.

Провал между пространствами тут же затянулся, как будто его и не было. А я осталась стоять посреди комнаты, невольно приоткрыв от изумления рот.

Вот так дела! И что мне теперь делать?

«Откажись от приглашения, — навязчиво забубнил внутренний голос. — Так будет вернее всего. Родители, конечно, придут в шок, но придумаешь что-нибудь. Например, скажись больной. А вот Элден только обрадуется».

Да, но… Это ведь королевский бал! И Элден приглашен туда как терстонский посол. Зуб даю, женским вниманием он обделен точно не будет. Молодой, красивый… Да все придворные дамы на него охоту начнут.

«Они и так начнут на него охоту, — скептически произнес глас рассудка. — Ты этому помешать при всем желании не в силах. Лучше подумай, какой скандал разразится, если Рауль проявит к тебе неуместное внимание. И дело даже не в Элдене и его обещание. Ведь на балу будет и принцесса Маргарет, которую прочат Раулю в жены. Тот был явно не в восторге от необходимости династического брака. И вполне может показать характер, начав прилюдные ухаживания за другой девушкой. Просто так. Вредности ради».

Я приглушенно застонала. Ох, как я не люблю все эти мудреные размышления, от которых так и начинает ломить в висках! Я думала, что все мои неприятности позади. Мало мне было проблем в прошлом, когда меня чуть не убили, заподозрив в любовной связи с королем. Если Рауль и в самом деле приготовил для меня какую-нибудь гадость на балу, то предыдущие проблемы покажутся мне так. Детским лепетом на фоне грозного драконьего рыка.

Кстати, о драконах.

Я мотнула головой, отогнав вихрь встревоженных мыслей. Посмотрела на стол, где лежала принесенная из библиотеки книга. Я почти забыла о любезном предложении Артена Войса обучать меня магии изменения реальности. Интересно, зачем ему это понадобилось? Все-таки, как ни крути, но наши отношения нельзя назвать дружескими.

Однако вот от его совета я бы сейчас не отказалась. Естественно, честного и прямого, пусть и неприятного в своей откровенности. Если кто и разбирается в придворных интригах, то только Артен. Ну, и Фредерик Рейн.

При имени последнего я радостно встрепенулась. А может быть, и в самом деле попросить у него совета? Вот как раз Фредерик мне ничего дурного не сделал. Да и вообще, как мне кажется, настроен благожелательно по отношению ко мне.

«Ты с ума сошла, Оливия? — скептически пробурчал внутренний голос. — То у Артена Войса собираешься просить совета, то про Фредерика вспомнила. Или забыла, что твой жених является их злейшим врагом? Не в буквальном, конечно, смысле, потому что ничего дурного он им не сделал. Но стоят они точно по разные стороны баррикад. Представь, что подумает Элден, если узнает, что ты за его спиной общаешься с этими людьми. В лучшем случае он решит, что ты совсем на голову слаба, а в худшем обвинит в предательстве».

Демоны!

Я приглушенно ругнулась. Сморщилась, когда в висках особенно сильно стрельнула пробудившаяся мигрень. Ненавижу все эти интриги, слухи, сплетни! Очевидно, что лучше держаться от всего этого подальше. Но и от бала отказываться ой как не хочется. В самом деле, не могу же я всю жизнь прятаться за спиной Элдена.

Тяжело вздохнув, я села за стол. Мечтательно подперла кулаком подбородок. Ах, если бы я стала настоящей магичкой! Если бы научилась превращаться в драконицу! Тогда надо мной перестали бы потешаться как тайно, так и явно. Разве я не заслуживаю уважение окружающих?

Решительно кивнув, я открыла книгу на первой странице и погрузилась в чтение.

Правда, почти сразу я заметно погрустнела. Как я уже говорила, книга была написана от руки. Причем настолько причудливым почерком, что смысл некоторых фраз можно было угадать лишь после долгих раздумий.

Задача явно сложнее, чем мне представлялось. Ну да ладно. Ройсы так просто не сдаются!

Я подтянула к себе лист бумаги, вооружилась графитной палочкой и погрузилась в работу, на время запретив себе думать о предстоящем бале, короле, Элдене и прочих личностях.

 

Глава пятая

 

— Нет, зеленый цвет ей совершенно не идет.

— Да-да, госпожа Ройс, вы абсолютно правы. Он слишком бледнит вашу дочь. Я бы даже сказала, придает ее коже какой-то болезненный оттенок.

— А что, если попробовать красный шелк?

Я безучастно стояла около зеркала, пока матушка с портнихой прикладывала ко мне один отрез ткани за другим.

Если честно, я зверски хотела спать. Процесс расшифровки книги продвигался удручающе медленно. Спать я сегодня легла только на рассвете, с грехом пополам закончив разбор только первой главы. А самое обидное заключалось в том, что ничего нового я из нее не узнала. Автор долго и пространно распространялся о роли драконов в мировой истории, о самых известных рептилиях, прославившихся как добрыми деяниями, так и преступлениями. К слову, последних было намного меньше, что не могло не радовать.

Матушке пришлось чуть ли не насильно стаскивать меня с кровати. И сейчас я мечтала лишь об одном — поскорее вернуться в свою комнату и продолжить изучение книги. Ну и немного вздремнуть не помешает.

Однако всем моим чаяниям не суждено было сбыться. День прошел абсолютно бессмысленно для меня. Матушка строго следила, чтобы я никуда не улизнула из комнаты, пока идет процесс обсуждения предстоящего наряда. Лишь поздним вечером, когда я совершенно отупела от шелеста каталогов, мельтешения разноцветных тканей перед глазами и жарких споров о фасоне будущего платья, мне позволили удалиться к себе.

Я уныло покосилась на кровать. Подушка выглядела так заманчиво мягко и удобно, что глаза сами собой начали слипаться. Но, упрямо мотнув головой, я твердо прошествовала к столу и продолжила работу.

Унылой однообразной чередой потянулись дни. С раннего утра начиналась работа по подготовке к балу, поэтому на изучение книги оставались лишь часы, которые я безжалостно крала у собственного сна.

Тем временем город кипел от ожидания скорого прибытия терстонской делегации. Газетчики уже пронюхали, что в ее состав войдет принцесса Маргарет. О причинах этого гадать не приходилось, хотя дворец еще воздерживался от официальных заявлений. Тем не менее, отец каждый вечер приносил ворох газет, где на все лады смаковалась предстоящая помолвка, в реальности которой, по всей видимости, больше никто не сомневался.

Чем меньше времени оставалось до даты приема, тем больше я волновалась. Я по-прежнему разрывалась в сомнениях. Идти или не идти — вот в чем вопрос. На всякий случай я сняла и запрятала амулет связи подальше. Если Рауль и пытался со мной еще раз переговорить — то я была не в курсе этого.

И вот, наконец, наступил вечер накануне бала. Я привычно замерла напротив зеркала, ожидая последней примерки. Госпожа Розалия, лучшая портниха в ателье моего отца, вовсю суетилась вокруг меня, бережно расправляя складки ткани.

— Ну что ты молчишь, Оливия! — Матушка укоризненно всплеснула руками, видимо, отчаявшись дождаться от меня какой-нибудь реакции. — Как тебе наряд? Нравится?

Я посмотрела в зеркало, которое послушно отразило очень бледную встрепанную девицу в поистине роскошном платье. Светло-голубое, шелковое, оно невесомо обнимало меня, перехваченное широким поясом, щедро расшитым мелким речным жемчугом. Матушка настояла, чтобы спина была открытой, мол, таковы последние веяния моды. И я зябко ежилась при каждом дуновении ветерка.

Могло быть и хуже. Помнится, вначале мать намеревалась сделать из меня настоящую звезду бала, выбрав ярко-алую ткань. Тогда бы мне точно не удалось затеряться в толпе. Будем надеяться, что Рауль и не заметит меня среди придворных. В этот вечер ему точно будет не до меня.

Если ему вообще есть до меня дело. Вполне может статься, что разговор, так встревоживший меня, — просто шутка. Тонкая издевка, своего рода месть за расторгнутый раньше времени контракт. Что ни говори, а чувство юмора у короля Герстана все-таки ну очень своеобразное.

— Спасибо, все хорошо, — проговорила я, заметив, как матушка насупилась, недовольная затянувшейся паузы.

— А я все-таки не понимаю, почему вы отказались от первоначальной задумки, — внезапно подала голос Розалия. — Алый — это цвет сезона. К вашей дочери были бы прикованы взгляды всех присутствующих. Это платье, безусловно, симпатичное. Миленькое, так сказать. Но при этом совершенно обычное. Вы ведь говорили, что Оливия должна всех затмить на балу. Однако в этом наряде она куда скорее сольется с окружающей обстановкой.

— Не говори глупостей, Розалия! — раздраженно отмахнулась от замечания портнихи мать. — Оливия и так всех затмит. Я в этом совершенно не сомневаюсь.

Розалия скептически заломила бровь. А я в свою очередь нахмурилась.

А ведь и в самом деле. Погрузившись в свои проблемы с головой, я почти не обращала внимания на процесс выбора платья. Однако вначале матушка и впрямь была настроена более решительно в плане фасона и цвета. Почему она так резко передумала и сама предложила куда более скромный вариант? Как-то непохоже на нее.

— Мама, а ты, случайно, Элдена недавно не встречала? — вкрадчиво поинтересовалась я, поймав за хвост ускользнувшую было мысль.

— Встречала, — с готовностью подтвердила матушка. — Где это видано — чтобы жених так равнодушно относился к первому выходу своей невесты в свет? Да, пусть он очень занят сейчас, но несколько минут-то может уделить столь серьезному и ответственному делу! Поэтому дней пять назад я заявилась к нему с каталогами и пригрозила, что никуда не уйду, пока он не выскажет свое мнение. Однако Элден полностью одобрил мой выбор.

— Смею напомнить, что именно пять дней назад вы целиком и полностью отвергли первоначальный замысел, —  с сарказмом проговорила Розалия. — А ведь я уже принялась за выкройку.

— Разве? — Матушка недоверчиво хмыкнула. — Что-то я такого не припоминаю. Я с самого начала твердила тебе, что надо подобрать для Оливии что-нибудь скромное, но со вкусом. Нечего ей наряжаться подобно этим светским вертихвосткам, у которых одно только на уме.

Розалия мученически закатила глаза к потолку, но мудро не стала продолжать спор. А я сделала мысленную заметку. Ага. Стало быть, без Элдена тут все-таки не обошлось. Потому как изначально моя матушка именно что намеревалась выставить меня в самом ярком и броском наряде.

Все-таки, очень обидно, что некоторые люди имеют столь потрясающую власть над чужими мыслями, чувствами и желаниями. Еще один довод к тому, что я обязана овладеть этим видом магии! Иначе сама не замечу, как обращусь в блеклую тень своего могущественного супруга, не имеющую права на собственное мнение.

— Теперь я могу отдохнуть? — спросила я, когда Розалия вогнала мне в подол последнюю булавку.

— Да, моя хорошая, на сегодня все, — милостиво разрешила мне матушка. — Завтра с утра наряд будет полностью готов. Я пригласила Инесс, она работает в салоне красоты. Утром сделает тебе прическу, а я распотрошу свою шкатулку с драгоценностями. Благо, что твой отец в свое время завалил меня всякими безделушками. Но пока можешь быть свободной.

Я внутренне возликовала и принялась стаскивать с себя платье. Ну наконец-то!

— Шла бы ты прогулялась, — добавила матушка, окинув меня суровым взглядом. — Вид у тебя какой-то бледненький и уставший. После свежего воздуха и спать крепче будешь. Завтра тебе необходимо быть во всей красе!

Я кивнула и отправилась прочь.

У себя в комнате я первым делом подошла к столу и опять открыла книгу. С ненавистью уставилась на мелкие строчки, от одного вида которых начали слезиться глаза — слишком много времени я провела, пытаясь разобраться во всех этих завиточках. Похоже, прав был Артен. За прошедшие дни я прочитала больше половины книги. Но так ничего толком и не узнала про магию, изменяющую реальность. Кое-где встречались осторожные намеки, что она действительно существует. Но это я знала и так. А больше ничего полезного отсюда я не почерпнула. Ну, если не считать кое-каких фактов об анатомии и физиологии драконов. Но я очень сомневаюсь, что когда-нибудь в жизни мне пригодятся знания о химическом составе секрета огненных желез, посредством которых эти гигантские рептилии продуцируют пламя.

Эх, неужели все-таки придется просить Артена о помощи? Как не хочется идти на поклон к ректору академии! Все-таки не верю я в его бескорыстность. Какую-то выгоду от этого он наверняка хочет получить.

В этот момент я заметила слабый голубоватый свет, который шел от верхнего ящика письменного стола. Амулет связи! Интересно, кто пытается со мной поговорить?

Первым моим порывом было выбежать прочь из комнаты. А затем сделать так, как посоветовала мне мать. Я действительно давненько не гуляла по улицам Рочера. А амулет… Подумаешь. В конце концов, я не обязана постоянно носить его на шее.

Я даже попятилась от стола, не отрывая напряженного взгляда от ящика, как будто там скрывалась какая-нибудь смертельно опасная ядовитая гадость. Свет между тем набирал интенсивность, просачиваясь сквозь щели в дереве. Я сделала еще шаг назад, а затем остановилась. Упрямо вздернула подбородок. Нет, я никуда не сбегу! Вот возьму — и отвечу! Будущей супруге терстонского посла негоже бояться всяких надоедливых личностей.

Но не буду скрывать, мои пальцы все-таки предательски тряслись, пока я вытаскивала амулет из ящика. Воздух напротив меня знакомо задрожал, и я заранее придала своему лицу как можно более раздраженный и грозный вид, свирепо сдвинув брови.

— Оливия, что с тобой? — раздался встревоженный голос Элдена.

Я с невольным облегчением перевела дыхание. Ну вот, хорошо, все-таки, что я ответила. А то пришлось бы объяснять Элдену, чем мне не угодил амулет.

— Тебя кто-то обидел? — спросил Элден, появляясь в провале между пространствами.

— Нет, все хорошо, — ответила я и старательно улыбнулась.

— Тогда почему у тебя был такой вид, как будто ты вот-вот заплачешь? — недоверчиво поинтересовался Элден.

Заплачу? А я-то думала, что скорчила угрожающую физиономию.

— Просто… — Я замялась, по вполне очевидным причинам не желая говорить правду. И совершенно искренне пожаловалась: — Устала очень. Только что закончилась очередная примерка платья.

— А-а, — протянул Элден и сразу же как-то помрачнел.

Хоть бы попытался сделать вид, будто рад тому, что я иду с ним на бал.

— Кстати, а я и не знала, что матушка успела и тебя достать, — проговорила я, внимательно следя за реакцией Элдена на свои слова. — Оказывается, это ты выбрал фасон платья.

— Я? — изумился Элден. — Ты ошибаешься, Оливия. Твоя матушка приходила ко мне с каталогами, но я был слишком занят. Сказал, что целиком и полностью полагаюсь на ее вкус и здравомыслие.

Надо же. Никогда бы не подумала, что Элден настолько искусный обманщик. Он смотрел на меня так честно и прямо, что я невольно усомнилась, не поторопилась ли в своих выводах.

А с другой стороны, было бы глупо ждать от него иного. Мол, моя дорогая, я немного порылся в голове твоей матери, и в итоге она сделала выбор в сторону более скромного платья. Побудешь на балу серой мышкой. Так мне будет спокойнее.

Даже не представляю, что бы я сделала, услышав подобное из уст Элдена. И он это прекрасно осознает.

Но неужели он все-таки врет мне? Пусть его поступок был из наилучших побуждений, но все равно. Как говорится, из маленьких разочарований в человеке складывается огромная обида на него.

— Все в порядке? — опять спросил Элден, нахмурившись. — Оливия, тебя точно никто не расстроил?

— Я же сказала, что все хорошо, — пожалуй, слишком резко ответила я. В серых глазах Элдена промелькнуло недоумение, и я торопливо добавила: — Прости. Вся эта подготовка к балу слишком вымотала меня. Нервы напряжены до предела.

— Прекрасно тебя понимаю. — Элден измучено улыбнулся, и я только сейчас заметила, что с момента нашей последней встречи он еще сильнее осунулся, хотя это было практически невозможно.

Теперь кожа так туго обтягивала лицо несчастного, что от приветливых ямочек на щеках не осталось и следа, а скулы заострились настолько, что казалось: только тронь их пальцем — и обязательно порежешься. Темные глубокие круги под глазами усугубляли нездоровый вид Элдена.

Сердце сжалось от сочувствия к нему. Любопытно, когда он в последний раз высыпался?

— Ты тоже выглядишь не очень, — осторожно заметила я.

— А, пустое! — Элден лишь пожал плечами. — Мне не привыкать. Главное, что завтра все будет позади.

— Или все только начнется, — скептически проговорила я. Элден внимательно посмотрел на меня, и я пояснила: — Тебе ведь наверняка придется постоянно быть при принцессе Маргарет.

— Ее высочество очень разумная и спокойная девушка, — проговорил Элден. — Вряд ли она будет досаждать мне капризами. К тому же уверен, что она захочет поближе познакомиться с будущим женихом, поэтому развлекать ее придется уже Раулю.

Наверное, при имени короля выражение моего лица неосознанно изменилось, потому что Элден вдруг осекся и вопросительно вздернул бровь.

— Ну что же, оно и к лучшему! — с излишней, наверное, бравадой воскликнула я. — Значит, от Рауля не стоит ждать никаких гадостей. И уже совсем скоро мы начнем проводить много времени вместе.

— Да, начнем, — рассеянно подтвердил Элден таким тоном, как будто сам очень сомневался в этом. Кашлянул и сухо добавил: — Собственно, Оливия, я лишь хотел узнать, все ли у тебя в порядке. Уже завтра мы увидимся. Я заеду за тобой, и мы вместе отправимся на бал. Скажем, часов в пять вечера.

— Я буду готова к этому времени, — с чувством выпалила я.

Губы Элдена дрогнули. Но он ничего более не сказал. Лишь склонил голову, прощаясь. После чего края проема пошли радужными всполохами. Мгновение, другое — и заклинание оборвалось.

Я глубоко вздохнула, успокаиваясь. Как, все-таки, неприятно, когда появляются какие-нибудь тайны от близкого человека! Постоянно приходится следить за собой, чтобы ненароком не сболтнуть лишнего. Казалось бы, что такого: ну побеседовала я с Раулем. Причем даже не по своей воле. Однако если я расскажу об этом Элдену, то наверняка грянет скандал.

В этот момент амулет внезапно опять засветился. Это еще что такое? Неужели Элден забыл мне что-нибудь сказать?

Я привычным жестом замкнула связующие чары. Устало спросила:

— Да, Элден?

— О, вижу, что ты часто общаешься с женихом.

При звуках этого голоса я неверяще распахнула глаза. Дэниель? О небо, а ему-то я зачем потребовалась? Я считала, что он уже и думать про меня забыл. Еще бы! После всех-то происшествий.

Заклинание стабилизировалось, и я увидела Дэниеля Горьена. С трудом подавила удивленное восклицание, так и рвущееся с губ. Потому что обычно холеный мужчина выглядел сейчас как какой-то бродяга с улиц Рочера. Ворот некогда белоснежной рубашки, выглядывающий из-под на редкость пыльного бархатного камзола, был засален и покрыт непонятными жирными пятнами. Темные волосы встрепаны. На его щеке я заметила свежую царапину, запекшуюся крупными каплями крови.

Неужели он умудрился с кем-то подраться? Иначе как объяснить его вид?

— Не спрашивай, — предупредил мой вопрос Дэниель, стоило мне только открыть рот. — Это долго объяснять, Оливия. Лучше скажи: ты собираешься ехать завтра на королевский бал?

— Да, — осторожно подтвердила я. — А что?

— Откажись! — не попросил, а беспрекословно приказал Дэниель.

— Почему это? — удивилась я.

— Просто сделай, как я сказал. — Дэниель криво ухмыльнулся одной половинкой рта. Помолчал немного и отрывисто продолжил, словно вколачивая каждую фразу между нами: — Оливия, я знаю, что ты относишься ко мне с опаской. И в этом исключительно моя вина. Ошибок я наделал немало. У тебя есть все причины не доверять мне. Но, честное слово, я никогда не желал тебе зла. И очень жалею, что наши отношения в итоге так завершились. — После чего сделал паузу и добавил совсем тихо: — Оливия, пожалуйста, не ходи на бал. Поверь мне, это слишком опасно для тебя.

Ничего себе! Я вскинулась было задать вопрос, что все это значит, но в этот момент заклинание неожиданно исчезло, и проем между пространствами резко схлопнулся.

Немного дрожащей рукой я потерла лоб. И что все это значит? На розыгрыш все это непохоже. Дэниель говорил более чем серьезно. Да и вряд ли он стал бы наряжаться в грязную одежду и расцарапывать себе лицо, чтобы создать более убедительный образ.

Но что же тогда получается? Почему я не должна идти на бал? Какая опасность меня может там ожидать?

И стоит ли вообще верить Дэниелю? Как он верно сказал, напакостил он мне в свое время изрядно. Расстались мы с ним тоже далеко не на дружеской ноте. Но… Если быть откровенной, то я не думала, что Дэниель способен на какую-нибудь глобальную месть мне. Безусловно, он негодяй, использующий свое высокое положение в недостойных целях. Но как бы так выразиться… Негодяй, скажем так, мелкого пошиба. Всерьез я его не боялась.

«Вот видишь, как все складывается против тебя, — привязчиво забубнил внутренний голос. — Ты сама не особо блещешь желанием идти на бал. Элден так вообще обрадуется твоему отказу. Если Рауль и задумал что-нибудь — то останется с носом. Словом, все доводы за то, чтобы завтра ты осталась дома».

Я кивнула, в кои-то веки согласившись с доводами рассудка. И впрямь, сдался мне этот бал. Прекрасно обойдусь и без него.

Осталось дело за малым: каким-либо образом объяснить моим родителям, что все было зря. Мать наверняка расстроится. Она столько сил положила на подготовку.

Едва я потянулась за амулетом, желая убрать его обратно в стол, как он вновь засветился приятным голубоватым светом. Я на всякий случай зажмурилась и как следует потрясла головой, надеясь, что наваждение развеется. Затем осторожно приоткрыла один глаз и разочарованно вздохнула. Свет амулета продолжал набирать интенсивность. О небо! Кому я понадобилась на сей раз? Честное слово, как-то очень подозрительно все это.

Я нехотя замкнула чары. Теперь я не торопилась ничего говорить или спрашивать, терпеливо дожидаясь, когда связь окончательно установится.

И вот, наконец, передо мной раззявил черную пасть сформировавшийся провал. Однако я все равно ничего не видела — по его другую сторону царил совершенно всеобъемлющий мрак. Как будто человек, который хотел со мной поговорить, находился в темной комнате. Хотя нет, даже не так — в глубоком наглухо запечатанном подвале, куда не проникало ни лучика света.

— Кто это? — не выдержав, спросила я.

Поневоле мой голос дрогнул, выдавая мой испуг и замешательство.

В ответ мне была тишина.

— Ну и что это за шуточки? — фыркнула я, стараясь говорить как можно увереннее. — У меня нет времени на игру «угадай, кто»!

Опять тишина. Лишь на самой грани восприятия я услышала какой-то мерный повторяющий звук, как будто где-то вдалеке редко капала вода.

— Все, мне надоело! — сурово заявила я. — Абсолютно не смешно.

После чего потянулась накрыть амулет ладонью.

— Скоро времени у тебя будет с избытком.

Тихий вкрадчивый шепот напоминал шипение змеи. Совершенно нельзя было понять, сказал эту фразу мужчина или женщина.

— И абсолютно не страшно, — солгала я. Резким взмахом руки оборвала чары.

Провал, однако, не торопился затягиваться. Он по-прежнему мерцал передо мной, и я с недоумением покосилась на амулет.

Разве такое возможно?

— До скорой встречи, Оливия, — донеслось до меня насмешливое. — Тебе понравится у меня… в гостях.

Стыдно признаваться, но мои нервы сдали. Я схватила амулет, готовая выбросить его в окно. И тут же откинула его в сторону, вскрикнув от боли. Неверяще уставилась на ладонь, на которой, однако, не было ни следа.

Ого! А мне почудилось, будто я к раскаленному металлу прикоснулась.

Из тьмы раздался издевательский смешок. Что-то неприятно проскрежетало, как будто рядом кто-то предвкушающе провел когтем по металлу. И все закончилось. Портал пошел радужными всполохами и схлопнулся.

Первым же делом после этого я подскочила к амулету, который отлетел после моего броска на середину комнаты. Присела перед ним и осторожно тронула кончиком пальца, готовая в любой момент одернуть руку. Но камень был совершенно обычным на ощупь. Даже не теплым и уж точно не обжигающим.

Хватит с меня на сегодня!

С этой мыслью я подняла амулет. В один прыжок вернулась к столу и кинула его обратно в ящик. Немного подумав, заперла его на ключ, который, в свою очередь, засунула под стопку книг.

Больше никаких разговоров при помощи магии! Сыта этим всем по горло!

Но что все это значило?

Не буду скрывать, последняя беседа, если, конечно, ее можно было назвать таковой, напугала меня до дрожи в коленях. Все это очень впечатляло. Мрак, недобрый свистящий шепот, непонятные угрозы и будоражащие воображение звуки… Да тут и самый смелый человек почувствует себя не в своей тарелке.

Что же мне делать?

Первым моим порывом было связаться с Элденом. Я даже протянула руку к ящику, но тут же одернула ее. У бедняги сейчас и без того проблем хватает. Не стоит его тревожить. По крайней мере, до завтра точно. Я обязательно расскажу ему все, но после бала.

«После бала? — скептически вопросил внутренний голос. — Ты же вроде как не хотела туда идти после предупреждения Дэниеля».

Да, но теперь я была почти уверена в том, что последний разговор — его рук дело. Наверняка он решил как следует напугать меня. Дабы, так сказать, я точно осталась дома. Вот как раз подобная угроза — вполне в его духе. Видимо, сомневался, что я серьезно отнесусь к предостережению и захотел закрепить успех.

Но, в свою очередь, добился прямо противоположного эффекта. Я не считала Дэниеля врагом. Но и другом он мне не был. Скорее, даже наоборот. Совершенно точно, что при первом же удобном случае он захочет поквитаться со мной за прошлые обиды. И будет просто счастлив, если я поругаюсь с Элденом. А как легче всего этого добиться? Например, в последний момент убедить меня остаться дома. Все при дворе знают, что новый терстонский жених прибудет на бал вместе со своей невестой. Если я в последний момент откажусь, то наверняка поползут слухи о черной кошке, пробежавшей между нами. Вот такая мелкая подленькая месть.

Все это звучало логично, даже очень. Но сердце продолжало терзать дурное предчувствие. Все это странно, даже очень.

Ладно. Утро вечера мудреннее. И я усилием воли отвлеклась от этих размышлений, осознав, что иначе примусь переливать из пустого в порожнее. Завтра я обязательно обо всем расскажу Элдену! Не сомневаюсь, что мой могущественный жених без особых проблем вычислит этого горе-шутника. И тогда ему мало точно не покажется.

 

Глава шестая

 

— Госпожа Оливия, вы сегодня просто очаровательны!

Я с подозрением прищурилась, уставившись на высокого сутулого мужчину, который с нескрываемым восхищением глазел на меня от порога гостиной. Дурные предчувствия всколыхнулись с новой силой. Потому как визита Фредерика Рейна сегодня я ну никак не ожидала.

— Спасибо, господин Рейн, — подчеркнуто вежливо поблагодарила я. Кашлянула и поинтересовалась: — Собственно, а каким ветром вас занесло сюда?

— Оливия! — укоризненно пробасил Лукас, торопливо поднявшись из своего кресла. Подскочил к Фредерику и принялся трясти его руку, подобострастно выдохнув: — Господин Рейн! Очень рад вас видеть. Такая приятная неожиданность для меня.

Я украдкой фыркнула. О, стало быть, мой отец в курсе, что перед ним глава личной службы безопасности его величества короля Рауля. Впрочем, оно и неудивительно. Помнится, сам Фредерик без излишней скромности назвал себя тенью за престолом. А еще безмерно обиделся, когда выяснилось, что я понятия не имею о том, кто он.

Судя по всему, Фредерику польстила реакция моего отца на его столь внезапное появление. Вон как безуспешно пытается скрыть довольную ухмылку.

— Господин Ройс, прежде мы не были представлены друг другу, — проговорил Фредерик. — Но вижу, что вы меня знаете.

— Еще бы! — Отец всплеснул руками. Елейно добавил: — Разве есть при дворе человек, который бы хоть раз не слышал вашего имени?

Фредерик улыбнулся шире. Многозначительно посмотрел на меня.

Я выразительно пожала плечами и повернулась к высокому зеркалу, которое слуги водрузили посреди гостиной ради последних приготовлений к балу. Хмуро уставилась на свое отражение.

Стоило признать, что усилия моей матушки и госпожи Розалии увенчались полным успехом. Пожалуй, никогда прежде я не выглядела настолько красивой. Серо-голубое платье выгодно подчеркивало цвет моих глаз. От высокой сложной прически мать решила отказаться. Вместо этого мои русые волосы, расчесанные до блеска, накрутили крупными локонами и оставили свободно струиться по спине, лишь слегка скрепив спереди заколками с крупными жемчужинами. Жемчугом был вышит и лиф платья, и широкий пояс, и кончики атласных туфелек.

А вот от макияжа я отказалась, быстро осознав, что матушка настроена чуть ли не нарисовать мне новое лицо. Позволила использовать лишь немного пудры и светло-розовую помаду, на все возражения заявив, что иначе Элден меня вовсе не узнает.

Да, выглядела я очень хорошо. Но почему-то меня это совершенно не радовало. Из головы никак не шли вчерашние два разговора по амулету связи. Особенно последний.

— Но чем я обязан такой чести? — отец между тем продолжил заливаться соловьем перед Фредериком.

— На самом деле я тут для того, чтобы отвезти вашу дочь на бал, — спокойно проговорил Фредерик.

В отражении я видела, как внимательно он следит за моей реакцией на его слова. Торопливо опустила голову, скрывая разочарование и удивление.

Почему Элден сам не приехал? Я так хотела переговорить с ним в карете! Рассказать про вчерашние события.

— Неужели? — изумленно воскликнул отец. — А как же господин Аддерли?

— Он просил передать свои самые искренние извинения, — сказал Фредерик. — Но с самого раннего утра он при принцессе Маргарет. Она прибыла в Рочер поздно ночью. Как вы понимаете, у господина Аддерли сейчас много хлопот. Необходимо проверить, все ли в порядке с размещением ее высочества. Позаботиться об ее свите. И многое, многое другое. Поэтому он очень попросил меня об этом одолжении.

— О, ясно, — с легкой ноткой неудовольствия проговорил отец. — Да, безусловно, я понимаю. Хлопот у Элдена сейчас выше крыши.

— Вот именно. — Фредерик сочувственно развел руками. — Ему не позавидуешь. И это еще мягко сказано.

— Ну что же, в таком случае… — Отец перевел взгляд на меня. Спросил: — Оливия, ты готова?

Я с такой силой сжала губы, что они превратились в две бескровные линии. Если честно, хочется все послать к демонам и остаться дома. С этим балом слишком много проблем.

— Госпожа Оливия, — мягко проговорил Фредерик, без особых проблем угадав мои мысли по хмурому выражению лица. — Честное слово, господину Аддерли очень неловко, что все так получилось. Но при всем своем горячем желании надвое он разорваться не может. Полагаю, при личной встрече он все вам объяснит и принесет уже личные извинения.

— Ладно, Оливия, не дуйся, — поторопился добавить отец. — Сразу было понятно, что Элден — птица высокого полета. У таких занятых людей частенько случаются подобные неприятности.

Я ничего не ответила. Молча взяла с кресла сумочку и нехотя подошла к Фредерику, который с легким полупоклоном предложил мне руку.

— Хорошо тебе повеселиться, — донеслось вслед дружное пожелание родителей, когда мы уже выходили из гостиной.

Фредерик любезно помог мне забраться в карету с королевским гербом, которая дожидалась нас около крыльца дома. Сам в свою очередь опустился на сидение напротив, и тотчас же повозка неторопливо тронулась.

— Я рад, что вы все-таки решили ехать на бал, — внезапно сказал Фредерик, глядя куда-то поверх моей головы.

— То есть? — Я недоуменно нахмурилась. — Вы думали, что я не поеду?

— Предполагал, — мягко поправил меня Фредерик. — Были у меня такие сомнения. И не только у меня, говоря откровенно. У его величества тоже были такого рода опасения. — Сделал паузу и словно невзначай добавил, опять уставившись куда-то в сторону: — Собственно, потому Рауль и отправил меня за вами. Чтобы быть уверенным в том, что вы прибудете на бал.

— Что?

Я неверяще распахнула глаза, когда до меня дошел весь смысл сказанного Фредериком.

Прозвучало все это очень странно. Как некая скрытая угроза. Мол, дорогуша, ты бы в любом случае поехала на бал. По своему желанию или без оного.

— Вы же сказали, что вас об этом попросил Элден, — напомнила я.

— Одно другому не мешает, — снисходительно проговорил Фредерик. — Собственно, господин Аддерли попросил меня об этом одолжении уже после того, как я получил приказ короля. Не буду скрывать, я безмерно этому обрадовался. Не хотелось бы… — Замялся на мгновение и осторожно добавил: — Скандал был бы сейчас крайне неуместен.

— А если бы я все-таки отказалась? — медленно наливаясь злобой, процедила я. — Если бы передумала в последний момент?

Фредерик на какой-то миг сконцентрировал на мне взгляд своих блеклых невыразительных глаз. Пожал плечами и тихо проговорил:

— Простите, Оливия, я не силен в сослагательном наклонении. Но мне был дан четкий приказ. А я привык их выполнять беспрекословно.

Я аж запыхтела, покраснев от бешенства. Ничего себе, какие откровения!

— Другими словами, вы бы запихнули меня в карету насильно? — прошипела подобно растревоженной змее. — А вы в курсе, что на подобное мои родители вполне могли бы вызвать полицию?

Фредерик слабо усмехнулся, как будто его чем-то позабавили мои слова. И опять отрешенно уставился поверх моей головы.

Ну а я в свою очередь кинула взгляд на дверцу кареты. А вот как возьму и распахну ее сейчас, как…

На этом моменте мое воображение спасовало. Собственно, а что я буду делать дальше? Заору не своим голосом, умоляя о спасении? Или вообще выпрыгну на полном ходу, рискуя переломать руки и ноги, повезет, если не сверну себе шею? Что в первом случае, что во втором это будет выглядеть донельзя глупо. Настоящая истерика на пустом месте.

Фредерик перехватил мой взгляд. Едва заметно покачал головой.

— Госпожа Оливия, ваш жених действительно ждет вас на балу, — проговорил он с мягкой укоризной. — И он в курсе, что именно я привезу вас.

— Интересно, как Элден отреагирует, когда я передам ему ваши слова о приказе короля, — буркнула я.

Фредерик опять меланхолически пожал плечами. По всему было видно, что он не настроен вести беседу. А жаль. От него можно было бы узнать много нового о жизни королевского двора.

Дом моих родителей располагался недалеко от Дворцовой площади, поэтому путь не занял много времени. Через несколько минут карета мягко заскрипела и остановилась. Фредерик выбрался из нее первой. Любезно протянул мне руку.

Я нехотя приняла его помощь. Ступила на землю и принялась с любопытством озираться.

Ого, сколько тут народа!

И в самом деле, около ступеней, ведущих на широкое каменное крыльцо дворца, по случаю торжественного приема украшенное государственными флагами Герстана и Терстона, сгрудилась настоящая толпа. Глаза аж заслезились от блеска бриллиантов, алмазов, изумрудов и прочих драгоценных камней, которые сверкали не только в массивных ожерельях, кольцах и браслетах придворных, но и в их вычурных высоких прическах.

На фоне разряженных дам в пышных кринолиновых нарядах я сразу же почувствовала себя какой-то нищенкой, по неведомой милости небес или по чьему-то недосмотру получившей приглашение на королевский бал.

Стоявшая рядом платиновая блондинка в ярко-алом шелковом платье, украшенном россыпью крупных рубинов, одарила меня презрительно-недоуменным взглядом, видимо, тоже задавшись вопросом, каким ветром в блистательное во всех смыслах общество занесло незнакомую девицу в столь скромном на фоне остальных наряде. Затем с треском раскрыла веер и нарочито громко пожаловалась своему спутнику — высокому пожилому брюнету с благородной сединой на висках:

— Дорогой, ну сколько можно ждать? Распорядители сегодня совсем не торопятся. Пропускают приглашенных по чайной ложке в час.

— Потерпи, милая, — извиняющимся тоном произнес мужчина. — Сама видишь, сколько народа. Наверняка тут множество проходимцев, которые постараются просочиться на бал без приглашений или с какими-нибудь подделками. Поэтому распорядителям приходится тщательно сверять списки.

При упоминании о приглашении я сразу же заволновалась. Демоны, а ведь у меня его тоже нет, потому что оно осталось у Элдена! А вдруг меня попросят предъявить доказательство того, что я в числе гостей? Вряд ли мне поверят на слово, что меня пригласил лично король.

— Пойдемте. — Фредерик, о присутствии которого я совершенно забыла, растерявшись от толкучки и суеты, внезапно решительно подхватил меня под локоть. — Не будем терять времени.

Я скептически хмыкнула. Боюсь, если мы попытаемся просочиться без очереди, то нас просто разорвут на тысячи кусочков. Люди слишком раздражены долгим ожиданием.

Но Фредерик не стал проталкиваться сквозь толпу к ступеням крыльца. Вместо этого он решительным шагом направился прямо в противоположную сторону.

Куда это он?

Я открыла рот, желая задать вопрос, но Фредерик, не глядя на меня, выразительно покачал головой и приложил указательный палец к губам, призывая к молчанию.

Достаточно скоро мы выбрались из толпы. Фредерик, все так же не говоря ни слова, повел меня к дальнему входу в один из боковых флигелей, около которого скучал один-единственный стражник.

— Куда вы меня тащите? — все-таки не выдержала и задала я вопрос.

— На бал, — лаконично ответил Фредерик.

— Но…

Я бросила растерянный взгляд через плечо на плотную толпу придворных, которая с момента нашего ухода ничуть не убавилась, напоминая огромный растревоженный рой насекомых.

— Вы всерьез решили, что я начну распихивать всех локтями, пробиваясь во дворец? — скептически вопросил Фредерик. — Или, тем более, буду смиренно переминаться с ноги на ногу, терпеливо дожидаясь своей очереди как все остальные? Нет, Оливия. Не забывайте, кто я.

В последней его фразе прозвучало нескрываемое бахвальство, и Фредерик высокомерно задрал нос.

— И куда же мы идем? — полюбопытствовала я.

— Я уже говорил вам, что знаю все потайные лазейки во дворце как свои пять пальцев, — горделиво обронил Фредерик. — Поэтому мы попадем внутрь в числе первых.

— Кстати, а давно вы видели Дэниеля? — вдруг неожиданно даже для себя поинтересовалась я.

Фредерик от столь внезапного вопроса едва не споткнулся. Резко остановился и обернулся ко мне, вопросительно вздернув бровь.

— Почему вы о нем вспомнили? — отрывисто спросил, глядя на меня во все глаза.

Я неопределенно пожала плечами. Рассказывать Фредерику про загадочный разговор с Дэниелем не хотелось. Но чем меньше оставалось времени до бала — тем сильнее тревога глодала мое сердце.

По сути, это последняя возможность для меня развернуться и уйти. Что бы там ни говорил Фредерик, но вряд ли он примется преследовать меня и силком тащить во дворец. Особенно на глазах многочисленных свидетелей. А магией он не владеет, как сам не раз говорил, стало быть, никакое внушение ко мне применить не сумеет.

— Просто… — неопределенно протянула я. Через пару секунд все-таки пустилась в неуклюжие объяснения, потому что Фредерик продолжал внимательно смотреть на меня: — Видите ли, я рассталась с Дэниелем не на дружеской ноте. И немного волнуюсь. Вдруг он захочет переговорить со мной на балу? Или, тем паче, сделает какую-нибудь пакость.

Фредерик скептически заломил бровь, вряд ли поверив мне. Но все-таки снизошел до ответа.

— По этому поводу можете не переживать, — обронил он. — Я давно не видел господина Горьена. Даже имел сегодня утром разговор с Артеном по этому поводу. Господин Войс, как мне показалось, был несколько встревожен из-за столь долгого отсутствия сына. Он расспрашивал меня, не обмолвился ли Дэниель о своих планах при нашей последней встрече. Но, увы, я ничем не смог ему помочь.

Вот как.

После слов Фредерика под ложечкой неприятно засосало. Ничего не понимаю! Неужели Дэниель попал в какую-то беду? Но почему в таком случае он не попросил помощи у своего отца? Амулет связи-то был при нем.

— А вы давно видели господина Горьена? — спросил Фредерик, с подозрением прищурившись.

— Последний раз я видела его в тот вечер, когда Каролина в спешке покинула Рочер, — медленно проговорила я, тщательно подбирая слова.

К слову, даже не особо покривила при этом душой. Потому как вряд ли разговоры при помощи амулета связи можно назвать личными встречами.

Было очевидно, что Фредерика не успокоили мои слова. На дне его зрачков еще ярче вспыхнул огонек подозрений. Но он ничего более не сказал, возобновив свой путь. Ну а я поплелась сзади, судорожно пытаясь сообразить, что же мне делать.

Стражник, который в расслабленной позе снисходительно наблюдал за бурлением толпы поодаль, при виде нас встрепенулся. Грозно взял на караул, строго выпрямившись. Но затем вгляделся в лицо Фредерика, и опустил алебарду.

— Добрый вечер, Вильям, — поздоровался с ним Фредерик. Стражник чуть заметно кивнул, ответив на приветствие. Затем посмотрел на меня, и глава личной службы безопасности торопливо добавил: — Она со мной.

Не задавая никаких дополнительных вопросов, стражник посторонился, пропуская нас внутрь.

— Ну наконец-то, — раздалось недовольное, едва только мы оказались в пустынном темном холле. — Фредерик, я уж испугался, что ты вздумал украсть мою невесту.

От ближайшей стены отлепилась какая-то фигура. Подошла ближе — и я радостно улыбнулась, узнав Элдена. Покачнулась было к нему, желая обнять, но тут же остановилась, почему-то застеснявшись этого порыва чувств.

— Оливия. — Элден ласково посмотрел на меня. — Как я по тебе соскучился!

— Я тоже, — робко призналась я.

К слову, выглядел сегодня Элден просто потрясающе! Угольно черный камзол с мелкой алмазной россыпью по лацканам и отворотам очень шел ему, подчеркивая цвет светлых волос. Впервые за все время знакомства я увидела на его пальцах массивную печатку из какого-то белого металла с крупным черным камнем. А вот тени под глазами стали еще глубже, хотя взгляд сохранял ясность и остроту.

— Ты просто восхитительна! — Элден восхищенно прищелкнул языком, медленно и с видимым удовольствием осмотрев меня с ног до головы. — Я даже не предполагал, что у моей невесты настолько хороший вкус.

Я невольно смутилась, вспомнив, что единственной моей заслугой в создании этого платья было лишь умение стоять неподвижно и не капризничать при бесконечных примерках.

— Спасибо, — раскрасневшись от удовольствия, поблагодарила его я. Вспомнила про странное предостережение, полученное накануне, и спросила, прежде кинув на Фредерика опасливый взгляд: — Кстати, Элден, не могли бы мы поговорить наедине?

Фредерик обиженно хмыкнул, одарив меня укоризненным взглядом.

— Обязательно поговорим, — заверил меня Элден. — После бала я буду в полном твоем распоряжении. — Мечтательно прищурился и протянул: — О, как я жду этого момента! Слишком напряженными выдались у меня последние дни.

— Но… — слабо пискнула я.

— Идем, Оливия, — не дал договорить мне Элден. — Гости начинают собираться. Я бы хотел представить тебе ее высочеству Маргарет до появления Рауля. А то потом до нее будет не пробиться.

— Но…

Однако Элден, не слушая, торопливо подхватил меня под локоть и увлек за собой.

Фредерик последовал за нами.

Да уж. По всей видимости, все-таки придется отложить разговор. Я с самого начала собиралась побеседовать с Элденом после бала. Но тревога по непонятной причине нарастала. Особенно невыносимой она стала после того, как я услышала от Фредерика о загадочном исчезновении Дэниеля.

Ладно, не буду нервничать заранее. Постараюсь урвать удобную минутку во время бала и переговорить с Элденом.

 

Глава седьмая

 

Я восхищенно разглядывала огромный холл, в многочисленных зеркалах которого отражалась шумно переговаривающаяся толпа придворных.

Розалия была права. Красный действительно цвет сезона. Пожалуй, больше половины присутствующих дам предпочли платья из насыщенно-яркого алого шелка, напоминающего всполохи пламени. Менее смелые ограничились нарядами нежного персикового оттенка. Ну а подавляющее меньшинство, и я в том числе, выбрали себе другие цвета в одежде.

— Пойдем. — Элден, почувствовав, как я замедлила шаг, настойчиво потянул меня за руку. Добавил с усмешкой: — Только не говори, что ты испугалась и собираешься бежать.

— Но я действительно испугалась.

Увы, Элден вряд ли услышал мое тихое признание. Как раз в этот момент раздался дружный взрыв смеха, заглушивший мои слова.

Я думала, что нам придется потолкаться, чтобы добраться до церемонийместера, который во всеуслышание объявлял прибывших на бал. Но удивительным образом плотная толпа расступалась перед Элденом словно по мановению волшебной палочки. Он шел совершенно спокойно, как будто гулял по пустынной улице, а не пробирался через зал, битком набитый народом.

Не прошло и минуты, как мы очутились около высокого сутулого мужчины в роскошном ослепительно белом бархатном камзоле и с золоченым посохом в руках. Правда, парик несчастного съехал набок, лоб блестел крупными каплями пота, а длинное лицо осунулось от усталости.

Бедняга только глянул на нас и тут же повернулся к залу. Громогласно выкрикнул:

— Чрезвычайный и полномочный посол суверенного государства Терстон, Элден Аддерли со своей невестой, Оливией Ройс!

Ого!

Нет, я понимала, что при королевском дворе теперь каждый знает, кем является Элден. Правда, не думала, что должность моего жениха звучит настолько внушительно. Для меня неожиданностью оказалось то, что церемониймейстер знает мое имя.

Почудилось, будто на какой-то миг шум в праздничном зале стих вовсе. Но, наверное, мне показалось. Просто оркестр в этот момент как раз взял паузу, и в огромное помещение, залитое ярким светом магических огней, мы с Элденом зашли в относительной тишине.

Удивительно было и то, что после нас церемониймейстер не стал объявлять прибытие на бал Фредерика Рейна. Оглянувшись, я заметила, что глава личной службы безопасности его величества короля Рауля Первого и впрямь не вошел вслед за нами в зал. Он словно растворился среди толпы, не удосужившись попрощаться.

Как и сказал Элден, пока придворных было не столь много. Слуги ловко маневрировали между людьми, разнося игристое вино и закуски в виде крошечных канапе.

Интересно, а где же принцесса?

Я с любопытством принялась озираться. Мой взгляд упал на группу женщин, которая стояла обособленно около самой дальней стены зала. Особенно выделялась среди них высокая статная брюнетка с черной бархоткой, украшенной крупной изумрудной звездой, и в зеленом шелковом платье. В ее волосы, свободно струящиеся по плечам, были вплетены множество бриллиантовых нитей. Пухлые губы, аккуратно накрашенные алым кармином, то и дело раздвигались в лукавой белозубой улыбке.

Настоящая красавица! Неужели это и есть Маргарет? В таком случае мне точно не о чем волноваться. Да Рауль и думать про меня забудет, как только увидит свою невесту.

Элден мягко тронул меня под локоть, и мы неторопливо двинулись именно в эту сторону. Ага. Ну вот, как и следовало ожидать. Сейчас он представит меня этой брюнетке.

Но я ошибалась. Когда мы подошли ближе, Элден внезапно отвесил глубокий поклон совсем другой девушке, которая скромно держалась чуть позади остальных.

— Ваше высочество, — проговорил он. — Позвольте познакомить вас с моей невестой, Оливией Ройс.

Я растерянно моргнула и перевела взгляд на ту, к которой он обращался.

Ох, сдается, я поторопилась с радостью. Нет, Маргарет, безусловно, не была уродиной. Но и красавицей ее назвать можно было с трудом. Она была… обычной. Передо мной стояла невысокая девушка в жемчужно-сером просторном платье, чей фасон не мог скрыть нескольких явно лишних килограммов на ее фигуре. Круглое миловидное лицо выглядело растерянным и испуганным. Блеклые мышиного цвета волосы жидкими прядями спускались по плечам.

В этот момент Маргарет взглянула на меня и робко улыбнулась. И я вдруг залюбовалась ею. Голубые огромные глаза словно вспыхнули внутренним светом, а на щеках заиграли премилые ямочки.

Да, она симпатичная. Боюсь только, этого слишком мало, чтобы понравиться Раулю. Он-то привык к роковым красавицам. Вспомнить хотя бы Каролину.

«Себя ты тоже, стало быть, к этой когорте причисляешь? — насмешливо спросил внутренний голос. — На тебя-то Рауль обратил внимание. А тебе до Каролины тоже ой как далеко. Поэтому не торопись с выводами, Оливия. Вполне может быть, что Рауль влюбится без памяти в терстонскую принцессу».

Элден негромко кашлянул, незаметно двинул меня локтем в бок, и я опомнилась, осознав, что самым неприличным образом застыла истуканом перед принцессой. Торопливо присела в реверансе, проговорив:

— Безмерно счастлива знакомству с вами, ваше высочество.

— А я рада наконец-то увидеть ту, которой удалось завоевать сердце нашего неприступного Элдена.

В голосе Маргарет слышался мягкий певучий южный акцент. Девушка опять улыбнулась, и я поняла, что улыбаюсь ей в ответ.

— Честное слово, мы все были очень удивлены, когда пришла весть о помолвке Элдена, — томно вступила в разговор брюнетка. — Оливия, вы себе не представляете, как много красавиц потерпели сокрушительное поражение в битве за его расположение.

Элден продолжал держать меня за руку, поэтому я почувствовала, как он неосознанно стиснул пальцы на моем запястье. Удивленно покосилась на него и заметила, как в его глазах промелькнуло нескрываемое раздражение.

— Не преувеличивай, Шарлотта, — сказал он. — Ловеласом меня назвать точно нельзя. Я всегда был слишком занят работой.

— О да. — Шарлотта мелодично рассмеялась. — Так занят, что не замечал, какие страсти вокруг тебя кипят. — Сделала паузу и с намеком добавила: — Или не хотел замечать. Ведь ничто не способно укрыться от твоего внимания.

В последней фразе брюнетки прозвучала горькая досада, и я мысленно хмыкнула. Уж не была ли эта красотка в числе отвергнутых Элденом?

Элден еще крепче сжал мою руку. Открыл было рот, явно желая что-то сказать, но в этот момент церемониймейстер провозгласил:

— Встречайте его величество короля Герстана Рауля Первого из рода Ашберов!

Грянул торжественный марш, и в зал неторопливо вошел Рауль.

С согласным шорохом дамы присели в дружных реверансах, а мужчины согнулись в поклоне. Я чуть замешкалась, поэтому успела заметить, что Элден в отличие от остальных ограничился лишь тем, что вежливо наклонил голову.

А затем взгляд Рауля, которым он медленно обводил присутствующих, остановился на мне, и я торопливо носом чуть не уткнулась себе в грудь.

Музыка смолкла так же резко, как и началась, видимо, повинуясь знаку короля. И над головами собравшихся негромко прозвучало:

— Спасибо, друзья, что откликнулись на мое приглашение. Надеюсь, нам всем понравится этот вечер. Ну а теперь — развлекайтесь!

Я покосилась на ближайшую женщину из свиты Маргарет, которая после этих слов короля выпрямилась. И в свою очередь встала прямо. Посмотрела на Рауля и мгновенно заволновалась, увидев, что после своей импровизированной мини-речи он целенаправленно отправился в нашу сторону, по пути улыбками и кивками отвечая на приветствия придворных.

Так, Оливия, не сходи с ума раньше времени! Конечно, Рауль идет сюда. Потому что мы стоим рядом с терстонской принцессой, брак с которой дело уже решенное. Неважно, нравится ему Маргарет или нет, но по правилам этикета он должен лично засвидетельствовать почтение своей невесте.

И все-таки я бы не отказалась от возможности нырнуть куда-нибудь в толпу. Пусть Рауль беседует с Маргарет, кто же ему мешает. Однако мне было бы спокойнее, если во время этого разговора я находилась бы подальше.

Однако Элден и не думал никуда отходить от свиты терстонской принцессы. Он с едва заметной улыбкой наблюдал за неторопливым приближением Рауля, и я разочарованно вздохнула.

Эх, мое торопливое бегство в такой ситуации будет выглядеть донельзя странно. Ну да ладно. Остается верить, что все пройдет без сучка и задоринки.

— А он симпатичный, — внезапно проговорила Шарлотта, доверительно склонившись к уху Маргарет.

Ее слова, должно быть, предназначались только принцессе, но при этом девушка говорила так громко, что ее услышали все окружающие.

— Шарли! — тихо возмутилась Маргарет, вся вспыхнув от смущения.

— Да ладно, ваше высочество, — с удивительной развязностью протянула Шарлотта. — Я ведь говорю не обидные вещи, а чистую правду. Вам очень повезло с женихом. Настоящий красавчик!

— Шарлотта.

А это подал голос уже Элден. Он произнес имя брюнетки без малейшего нажима, но именно таким тоном он пообещал Раулю вырвать его сердце. Поэтому я совершенно не удивилась, когда Шарлотта резко переменилась в лице и несколько побледнела.

— Простите, блондины всегда были моей слабостью, — все-таки прощебетала она и через силу улыбнулась.

Ага. Стало быть, мое чутье меня не обмануло. У этой девицы точно были какие-то виды на Элдена.

На лице последнего, к слову, не дрогнул и мускул после столь смелого заявления. Но на дне зрачков промелькнули алые искры злости. Которые, впрочем, тут же погасли.

В этот момент Рауль как раз остановился около нас, и я поторопилась опять присесть в реверансе. Моему примеру последовали и остальные. Ну, естественно, кроме Элдена, который на сей раз ограничился вообще кивком.

— Спасибо, достаточно, — ровно проговорил Рауль. Тут же обратился к Маргарет, щеки которой еще предательски пламенели после реплики Шарлоты: — Ваше высочество! Я уже говорил с вами утром, но готов повторить вновь: я безмерно счастлив вашему визиту в Герстан и нашему личному знакомству.

— Премного благодарна, — чуть слышно выдохнула Маргарет, низко наклонив голову и безуспешно пытаясь скрыть смущение.

Рауль несколько секунд молча смотрел на девушку, и по выражению его лица было совершенно непонятно, о чем же он думает в этот момент. Затем он заговорил снова.

— Ваше высочество, — мило проворковал он. — Я даже не прошу, а настаиваю: сегодня вы и только вы должны быть хозяйкой этого бала. Надеюсь, вы согласитесь на эту роль. А со своей стороны обещаю, что и на миг не покину вас.

Я невольно перевела дыхание от облегчения. Ну вот, а я боялась. Все складывается наилучшим образом. Рауль ведет себя как паинька. По всему видно, что он уже смирился со своей участью и теперь примется очаровывать будущую жену.

К слову, вряд ли ему это составит какой-либо труд. Все-таки нельзя не признать очевидные факты: Рауль и в самом деле хорош собой, к тому же при желании может быть донельзя обаятельным.

Наверное, наш разговор по амулету связи был все-таки шуткой. Эдаким своеобразным способом немного насолить мне и заставить тревожиться. Как я уже говорила, у Рауля все-таки сомнительное чувство юмора.

Маргарет тем временем совсем растерялась. Потупилась и почти прошептала, явно желая провалиться сквозь пол:

— Ваше величество, ваша милость не знает границ.

На губах Рауля затрепетала легкая усмешка. А затем он вдруг прямо и твердо посмотрел на меня.

Я тут же насторожилась. Ох, не поторопилась ли я с выводом? Сдается, сейчас меня ожидает какая-то гадость со стороны его величества.

И, увы, я не ошиблась в предположениях.

Улыбка Рауля стала шире и словно пакостливее. Затем он перевел взгляд на Элдена, который отстраненно внимал этой сцене, и на дне его зрачков запрыгали озорные смешинки.

— Ваше высочество, а еще позвольте мне в вашем присутствии восхититься талантами вашего посла, — почти пропел Рауль, продолжая с каким-то нехорошим интересом разглядывать Элдена. — Честное слово, я впервые встречаю человека, настолько преданного своей стране и своим идеалам. Я полагаю, вы не будете спорить со мной, что без господина Аддерли эта встреча просто не состоялась бы.

Элден в ответ на льстивые дифирамбы с чуть уловимым раздражением нахмурился, но ничего не сказал.

— О да. — Маргарет тепло посмотрела на Элдена. Мягко проговорила: — Я целиком и полностью с вами согласна, ваше величество. Господин Аддерли — это настоящее благословение для всех нас. Тяжело переоценить все то, что он делает для нашей страны.

Рауль помедлил. Затем неожиданно взял Маргарет за руки.

Девушка, едва успокоившаяся, вновь раскраснелась и быстро-быстро заморгала, глядя на Рауля с такой беспомощностью, как зачарованная птичка смотрит на голодную змею, готовую к смертоносному броску.

— Я бы очень хотел выразить господину Аддерли свою признательность за его участие в подготовке нашего знакомства, — промурлыкал Рауль, и его большие пальцы словно невзначай ласково погладили Маргарет по запястьям. — Поэтому могу я попросить вас об одном одолжении, ваше высочество? Надеюсь, вы не сочтете мою просьбу за наглость. Еще раз повторюсь, что так я всего лишь выказываю вашему послу свое уважение и искреннюю благодарность.

— Да-да, я вас слушаю, — растерянно отозвалась Маргарет.

По-моему, бедняжка уже совершенно не понимала, о чем идет речь. Оно и неудивительно. По себе помню, каким напористым может быть Рауль для достижения своих целей. А сейчас он обратил всю мощь своего очарования на явно неискушенную в любовных делах и взволнованную происходящим робкую наивную девушку.

А в следующее мгновение Рауль вскинул голову и без эмоций заявил:

— Ваше высочество, я бы хотел, чтобы вы разрешили мне открыть бал вместе с невестой господина Аддерли.

Я чуть не вскрикнула от боли — с такой силой Элден в этот момент сдавил мою руку. Но, опомнившись, он тут же расслабил пальцы. Взглянул на безмятежно улыбающегося Рауля с мрачным гневом.

Воздух между мужчинами сгустился от напряжения, чуть ли не потрескивая искрами ярости.

— Конечно, вы вправе отказаться, — торопливо добавил Рауль. — И я ни в коем случае не обижусь. Но мне показалось, что это будет отличным, пусть и несколько своеобразным способом отблагодарить господина Аддерли за все то, что он делал, делает и наверняка продолжит делать на своей должности для развития и укрепления отношений между нашими двумя странами.

Последнюю фразу Рауль выпалил на одном дыхании и замолчал, вновь легонько погладив Маргарет по запястьям.

Мысленно я восхитилась Раулем. Ну и плут! Как все ловко провернул. А как соловьем пел, расхваливая достоинства Элдена. Теперь Маргарет наверняка не посмеет ему отказать. Ведь Рауль все выставил в таком свете, что Элден еще и гордиться оказанной честью должен. И скандал тут не устроишь, потому что никто не поймет, с чего вдруг весь сыр-бор. Не говорю уж о том, что вряд ли в такой ситуации Элден вдруг начнет вырывать сердце из груди Рауля. Потому как все сделано с соблюдением приличий.

— Не думаю, что это хорошая идея, — почти не разжимая губ, тяжело обронил Элден, впервые за все время разговора нарушив молчание.

— А я, напротив, считаю, что просто замечательная! — как и следовало ожидать, воскликнула Маргарет. — Элден, я знаю, какой ты скромный и как любишь держаться в тени. Но его величество прав. Ты очень много делаешь для развития отношений между нашими странами. И танец с твоей невестой станет неоспоримой демонстрацией твоей значимости при королевском дворе.

— Ваше высочество, благодарю покорно, но мне это не нужно, — хмуро буркнул Элден и с настоящий ненавистью уставился на спокойно улыбающегося Рауля, который даже не пытался скрыть удовольствия от всей этой сцены.

— Да ладно тебе, Элден, — внезапно вмешалась в разговор Шарлотта, которая с нескрываемым интересом слушала эту беседу. Шутливо пригрозила ему пальчиком, заявив: — Или ты боишься, что его величество за один танец влюбит в себя твою невесту?

— Шарли! — возмущенно ахнула Маргарет, густо побагровев от такой вопиющей развязности своей фрейлины. Посмотрела на Рауля и виновато проговорила: — Простите, ваше величество. Шарлотта, она… Она, наверное, еще не отошла после долгой утомительной дороги, поэтому не следит за словами.

— Ничего страшного, — сухо отозвался Рауль и с любопытством посмотрел на Шарлотту. Его светлые глаза странно блеснули, но почти сразу он перевел выжидающий взгляд на терстонскую принцессу.

— Элден, — умоляющим тоном протянула Маргарет. — Ну пожалуйста. По-моему, это будет очень мило, если ты согласишься.

Элден отчетливо скрипнул зубами.

— Если Оливия не против, — наконец, нехотя проговорил он.

И мгновенно уже я оказалась в перекрестии множества взглядов. С досадой ощутила, как мои щеки потеплели от смущения.

Ох, как же я зла на Рауля! Так и знала, что он приготовил какую-то гадость. Взял — и прилюдно потоптался по самолюбию Элдена. Но сделал это с таким изяществом, что только мы втроем поняли, в чем, собственно, дело.

— Госпожа Ройс, — проворковал между тем Рауль. — Ваш жених, как вы слышали, не возражает против нашего танца. Что насчет вас?

«Идите вы ко всем демонам, ваше величество».

Естественно, вслух я этого не сказала. Чай, не совсем дурная. Вместо этого, плюнув на все правила приличия, придала лицу как можно более кислое выражение. И еще более кислым голосом протянула:

— Почту за честь, ваше величество.

Правда, прозвучало это максимально безрадостно.

Рауль, однако, не обиделся. В уголках его рта затрепетала хулиганская усмешка. Он склонил голову и промурлыкал:

— В таком случае, госпожа Ройс, прошу.

После чего отыскал взглядом распорядителя оркестра, который напряженно следил за королем издали, кивнул ему и протянул мне руку.

— Дамы и господа, — раздалось торжественное: — Позвольте начать наш бал вальсом.

Я без малейшего желания вложила руку в длинную прохладную ладонь короля. Придворные с легким удивленным шепотком расступились перед нами, и он вывел меня на середину зала.

Левая рука Рауля легла на мою спину, и я мысленно зашипела от досады, только сейчас вспомнив, что у моего наряда, согласно веяниям последней моды, была открытая спина. Из-за этого прикосновение короля выглядело настолько интимным, что кожа мгновенно покрылась мурашками.

— Ты выглядишь очень взволнованной, — прошептал Рауль мне на ухо, склонившись ко мне чуть ближе, чем того требовал этикет.

И его большой палец легонько провел по моему позвоночнику.

— Не боитесь, что я оттопчу вам все ноги? — так же тихо спросила я, безуспешно пытаясь отстраниться.

— Не боюсь, — ответил Рауль, как будто не замечая моих попыток.

И вальс начался.

Стоило признать очевидный, хоть и неприятный для меня факт: вальсировал Рауль прекрасно. И очень скоро я поняла, что получаю удовольствие от того, как мягко, но в то же время властно он вел меня в танце. Его ладонь, лежащая на моей обнаженной коже, словно обжигала. Голова немного кружилась от осознания, что ко мне сейчас прикованы взгляды всех присутствующих на балу. От этого чувства даже между лопаток начало зудеть. И вдруг я осознала, что улыбаюсь.

— Я действительно скучал по тебе, Оливия.

От вкрадчивого шепотка я вздрогнула и перепутала шаги. Но Рауль ловко выправил положение, резко крутанув меня вокруг оси и вновь прижав к себе.

— Ваше величество, по-моему, вы забываетесь, — прошипела я.

— Отнюдь. — Рауль покачал головой. — Или хочешь устроить скандал международного масштаба? Это будет очень… э-э… смело с твоей стороны. Смело и безрассудно.

Я промолчала. Удовольствие от танца растаяло, и сейчас меня беспокоило только одно: сколько еще продлится этот проклятый вальс.

— Не переживай, Оливия. — В голосе Рауля вдруг послышалось сочувствие. — Сегодня вечером тебе больше не стоит ждать от меня никаких неприятных сюрпризов. Считай, что это было моей маленькой местью Элдену. Остаток бала я проведу как самый заботливый в мире жених, ни шага не сделав прочь от Маргарет.

— Хотелось бы верить, — процедила я. Замялась, но все же после крошечной паузы спросила: — Вы сказали, что сюрпризов не стоит ждать сегодня вечером. А что насчет будущего?

Рауль фыркнул от смеха. Привлек меня к себе еще плотнее, так, что его губы почти коснулись моих волос. И негромко ответил:

— Знать все наперед очень скучно, моя дорогая Оливия.

Еще несколько кругов по залу, и Рауль мягко подвел меня к Элдену, который хмурил брови, издали наблюдая за нами. Оркестр взял особенно высокую ноту и в тот же миг замолчал.

— Господин Аддерли, еще раз благодарю вас за оказанную мне честь, — проговорил Рауль, не торопясь, однако, отойти от меня. Посмотрел на меня и добавил: — А вам, госпожа Ройс, огромное спасибо за доставленное удовольствие.

— Взаимно, ваше величество, — прошелестела я.

Тут же отпрыгнула поближе к Элдену. Так, на всякий случай. Хоть Рауль и обещал, что больше никаких неприятностей сегодня от него ждать не стоит. Но все равно.

— Ваше высочество, а теперь я с превеликой радостью предлагаю вам стать моей спутницей на все время бала. — Рауль поклонился и протянул руку Маргарет.

Та привычно покраснела. Как-то умоляюще покосилась на Элдена. Тот благосклонно улыбнулся и кивнул ей, даруя молчаливое разрешение. И принцесса послушно отправилась с Раулем.

Опять заиграла музыка. Я неполную минуту понаблюдала за тем, как Рауль кружит по залу Маргарет. И внезапно ощутила что-то наподобие укола зависти. Если честно, я бы не отказалась от еще одного вальса с Раулем. Больно хорошим партнером он оказался.

Правда, сразу же прогнала крамольную мысль и испуганно покосилась на Элдена, который отстраненно наблюдал за парами, скользящими в танце.

— Господин Аддерли, что же вы не приглашаете свою невесту? — вдруг спросила Шарлотта, которая с язвительной ухмылкой переводила взгляд с меня на Элдена и обратно. — Сдается, бедняжка начинает скучать.

— О, прости, Оливия. — Элден словно очнулся и виновато посмотрел на меня. Замялся, но все-таки проговорил как будто через силу: — Если честно, я не очень люблю танцы.

— Ах да. — Шарлотта с лживым сочувствием цокнула языком. — Как я могла об этом забыть? Помнится, при терстонском дворе ни одной прелестнице так и не удалось соблазнить вас на танец.

Элден досадливо поморщился. Однако не успел ничего сказать, потому что в этот момент рядом раздалось негромкое:

— Добрый вечер, господин Аддерли.

Я чуть не подпрыгнула от неожиданности — так бесшумно рядом с нами оказался Артен Войс.

Ректор рочерской магической академии лишь слегка мазнул по мне взглядом. Странно, но обычно невозмутимый и вальяжный мужчина сегодня выглядел непривычно взволнованным. Даже волосы как-то растрепались, как будто он, забывшись, несколько раз провел рукой по голове, взъерошивая их.

Артен вежливо склонил голову, приветствуя всех собравшихся, и посмотрел на Элдена.

— Здравствуйте, — хмуро обронил тот, даже не пытаясь сделать вид, будто рад этой встрече.

— Прошу у милых дам прощения, но я бы хотел переговорить с вами, — сказал Артен. Добавил с нажимом: — Наедине.

Элден удивленно хмыкнул. Вопросительно глянул на меня.

— Конечно, иди, — дала я разрешение. — Я буду ждать тебя здесь.

Было видно, как Артену не терпится поскорее обсудить что-то с Элденом. Он порывисто рванул прочь, но потом остановился и заставил себя подождать моего жениха, чуть ли не приплясывая на месте.

Все страньше и страньше, как говорится. Что так взбудоражило Артена, который обычно демонстрировал отстраненное равнодушие?

Интересно, это как-нибудь связано с Дэниелем?

Я внимательно обвела взглядом зал, пытаясь отыскать своего бывшего куратора. Но тщетно. К этому моменту помещение наполнилось людьми до предела. Если Дэниель тут и был, то я при всем своем желании не смогла бы его разглядеть.

— Вы очень красивая пара с Элденом, — вдруг произнесла Шарлотта, о присутствии которой я совсем забыла, занятая своими мыслями.

— Спасибо, — сухо поблагодарила я.

— Кстати, нас так и не представили официально. — Девушка обезоруживающе мило улыбнулась мне. — Я Шарлотта Грейн. Подруга детства Элдена.

Вот как?

Я с невольным интересом посмотрела на девушку. Элден крайне мало рассказывал мне о своем прошлом. Точнее, даже не так. Как ни прискорбно осознавать, но я вообще ничего не знала о нем. Ну, кроме того, что он возглавляет тайную службу Терстона и в настоящий момент выполняет функции посла в нашей стране. А еще, по всей видимости, является одним из последователей Тиарга.

Любопытно, а сама Шарлотта не относится ли к таковым? Раз уж она знает Элдена так давно.

— Вы, наверное, в курсе, что Элден воспитывался в приюте для сирот, — продолжила Шарлотта и замолчала, лукаво посмотрев на меня.

Естественно, я и понятия не имела о такой детали из биографии моего жениха. Но признаваться в этом было как-то неловко. Тогда Шарлотта наверняка поймет, как мало я на самом деле знаю об Элдене.

Поэтому я просто кивнула.

— Ему было десять, когда мой отец взял его оттуда, — проговорила Шарлотта. — Элден был слишком взрослый, поэтому в курсе своего происхождения. Да мой отец и не думал его усыновлять. — Помолчала немного и внезапно с нескрываемой досадой добавила: — Как не удочерил он и меня.

— То есть, вы тоже сирота? — спросила я.

— Полагаю, что да. — Шарлотта пожала плечами. — Оливия, я знать не знаю, кем были мои родители, потому что попала в приют еще грудным ребенком. А воспитателям было наистрожайше запрещено рассказывать детям об их происхождении. Как вы понимаете, очень часто в подобные места попадают не из-за трагедии, мигом лишившей всех родных. А из-за желания этих самых родных избавиться от ненужной обузы. Кто-то идет на это из-за крайней нищеты. А некоторые девушки пытаются таким образом забыть грехи прошлого и начать новую счастливую жизнь без хлопотного своеобразного наследства шальной юности.

Я мудро промолчала, потому что просто не знала, что сказать в ответ.

Впрочем, Шарлотта и не ожидала от меня никакой реакции. Она ловко подхватила с подноса пробегавшего мимо слуги бокал с шампанским, сделала глоток.

— В отличие от меня Элден попал в приют уже в сознательном возрасте, — глухо проговорила она. — Отец, точнее, тот мужчина, который воспитал нас, как-то обмолвился, что Элдену было девять, когда заботу о нем взяло на себя государство. Но сам Элден никогда ничего мне не рассказывал о своем прошлом до приюта. А вам?

И прямо взглянула на меня.

«Да он мне и про приют ни словом не обмолвился».

Я прикусила язык, не позволив этой фразе сорваться с моих губ.

— Я уже поняла, что Элден очень скрытный, — произнесла осторожно, прежде тщательно обдумав каждое слово.

— Да. — Шарлотта печально кивнула. — Он был таким даже в детстве. Когда он появился в нашем доме, мне было всего пять. И Элден стал мне старшим братом. Точнее говоря, это я всюду таскалась за ним хвостиком. Постоянно ныла, прося прочитать сказку или поиграть во что-нибудь. И поначалу он всегда выполнял мои просьбы. Я была по-настоящему счастлива. Что скрывать очевидное, мой так называемый отец никогда не проявлял ко мне особо теплых чувств. Нет, он не бил меня, почти никогда не наказывал, лишь за очень серьезные проступки. А голос так вообще ни разу не повысил. Но как бы вам объяснить, Оливия… В нем не было ни капли душевной теплоты. Он словно выполнял тяжкую, неприятную обязанность, которую на него кто-то взвалил. Да, я называла его отцом, но лишь в тщетной надежде, что он оценит это и начнет проявлять ко мне хоть немного участия. Однако все зря.

Я смущенно переступила с ноги на ногу. Почему Шарлотта мне все это рассказывает? Не привыкла я как-то быть жилеткой для почти незнакомых людей. Чудно, право слово. Мы познакомились-то меньше часа назад, а мне уже душу изливают и жалуются на трудное детство.

— Простите, что рассказываю вам все это, — произнесла Шарлотта, словно угадав мои мысли. — Просто вы скоро станете женой Элдена. И я очень рада за него. Подумала, что вы желаете узнать побольше о своем женихе. Ведь, как вы верно сказали, Элден очень замкнут и не любит болтать.

Конечно, я очень хотела узнать о прошлом Элдена. Но признаваться в этом Шарлотте почему-то не хотела. Интуиция не просто шептала, она кричала мне во весь голос — не верь этой девушке.

Шарлотта, однако, и не ждала от меня никакого ответа. По всей видимости, она твердо вознамерилась завершить свою своеобразную исповедь, воспользовавшись тем, что мы остались вдвоем.

— Я очень привязалась к Элдену, когда мы жили у Теодора, — сказала она, прежде вновь сделав глоток шампанского. — Правда, мое счастье продлилось не так долго, как мне хотелось бы. Мой отец достаточно скоро начал проводить с Элденом очень много времени. При этом в его отношении не прибавилось эмоций. Когда мы были вместе, Теодор общался с Элденом так же подчеркнуто вежливо и отстраненно, как и со мной. Но встречались мы только за приемами пищи. С раннего утра до позднего вечера Теодор запирался с Элденом в своем кабинете. Как мне объяснили — Элдена обучали всему, что он обязан знать. Времени на игры со мной у него уже не оставалось. Да и вообще, после этих занятий Элден стал другим. Конечно, он изменился далеко не сразу. Но через год я вдруг осознала, что больше нет того милого шаловливого мальчишки, который терпеливо заплетал мне бантики и рассказывал байки о всевозможных легендарных существах. — Сделала паузу и рассеянно добавила: — Кстати, интересный факт. Но Элден буквально бредил драконами. Они ему постоянно снились, он зачитывался книгами об этих древних ящерах.

— Ясно, — пробормотала я. Кашлянула и спросила: — А ваш отец, точнее, этот Теодор до сих пор жив?

— Вроде бы, да. — Шарлотта равнодушно пожала плечами. — Я видела его в последний раз, когда мне исполнилось восемнадцать. В этот день рождения я получила в подарок крупную сумму денег. И меня в буквальном смысле выставили прочь из дома, дав на сборы полчаса. Я едва успела побросать в сумку вещи, как меня вывели на улицу и крепко-накрепко заперли за мной двери.

— Ого! — не удержалась я от удивленного восклицания.

— Вообще-то, с Элденом поступили так же. — Шарлотта криво усмехнулась. — Я уже говорила, что мой отец был очень своеобразным человеком. Я думала, что он привязался к Элдену. Ведь несколько лет они были практически неразлучны. Однако после своего восемнадцатилетия Элден ни разу не пересек порога его дома. — Одним глотком осушила бокал, поставила его на поднос пробегавшего мимо слуги и подхватила новый.

— Нелегко вам, наверное, пришлось, — проговорила я.

— Вообще-то, легче, чем Элдену. — Шарлотта издала негромкий смешок. — Потому что за воротами имения Теодора меня ожидала его карета. Он привез меня в свой дом. Сказал, что считает меня сестрой, поэтому я могу полагаться на него во всем. И действительно, даже родной брат не мог бы сделать для меня больше, чем сделал он.

В голосе Шарлотты внезапно прорезалась непонятная досада.

Впрочем, почему непонятная? Зуб даю, что она была влюблена в Элдена. А он, по всей видимости, всегда общался с ней исключительно по-родственному. Очень обидно для столь привлекательной и яркой особы!

— Элден помог мне получить место при дворе, — добавила Шарлотта. — Я стала фрейлиной Маргарет. Небывалый головокружительный взлет для маленькой сиротки.

А вот теперь в ее тоне послышался такой яд, что я изумленно вскинула брови. Интересно, чем это она так недовольна? Вообще-то, ей действительно очень повезло. Или, по ее мнению, все воспитанники детских приютов добиваются таких успехов в жизни?

Шарлотта между тем подняла бокал выше. Взглянула на меня через веселые искрящиеся пузырьки. И вдруг спросила:

— Оливия, вы любите Элдена?

— Извините, но, по-моему, это совершенно не ваше дело, — скептически проговорила я.

И в самом деле, с какой стати я должна откровенничать с Шарлоттой? То, что я выслушала ее своеобразную исповедь, отнюдь не обязывает меня ответить тем же.

— Да, вы правы, не мое. — Шарлотта опустила бокал. А затем подалась вперед и по-змеиному прошипела: — Только знайте, Оливия. Я уже говорила это, но повторю еще раз: Элден мне как брат. И если вы разобьете его сердце — то вам не поздоровится. Уж будьте в этом уверены!

Я против воли сделала шаг назад, потому что не ожидала такого выплеска агрессии от девушки, которая только что совершенно спокойно со мной беседовала.

А ведь я не ошиблась. Вряд ли Шарлотта испытывает к Элдену исключительно родственные чувства.

Но я не успела ничего сказать или сделать. В следующую же секунду выражение злобы покинуло лицо Шарлотты, как будто просто привиделось мне. И девушка премило улыбнулась, глядя куда-то за мою спину.

— Госпожа Грейн, добрый вечер, — раздался позади знакомый голос. — Госпожа Ройс, ну а с вами мы уже встречались сегодня.

Я обернулась и приветливо кивнула Фредерику, который неслышно подошел к нам.

А ведь церемониймейстер не объявлял об его прибытии на бал. Неужели глава личной службы безопасности его величества проник в зал через какой-нибудь потайной ход, не желая по тем или иным причинам афишировать свое присутствие?

— Здравствуйте, господин Рейн, — томно проворковала Шарлотта. — Очень рада вас видеть.

Неужели она кокетничает с Фредериком?

Я невольно представила, что будет, если тот пригласит терстонскую красавицу на танец. И с трудом удержалась от улыбки. Фредерик не стал изменять своим привычкам даже ради пышного и шумного торжества, и не подумав принарядиться. Его камзол по-прежнему выглядел так, словно был с чужого плеча, а темные волосы непослушными прядями торчали в разные стороны. Презабавная парочка из них получится!

— Надеюсь, вы не откажете мне в милости? — продолжила Шарлотта, видимо, сразу же решив взять быка за рога. — Господин Рейн, с моей стороны будет очень нагло, если я приглашу вас на танец? Развейте мою скуку, прошу!

Фредерик воззрился на нее с таким нескрываемым удивлением, как будто Шарлотта внезапно заговорила на неведомом ему языке.

— Простите, госпожа Грейн, но вам придется найти кого-нибудь другого, — проговорил он. — Если честно, я бы хотел побеседовать с госпожой Ройс. Наедине.

Шарлотта с такой силой сжала хрустальный бокал, что я испугалась, не раздавит ли она его. Но почти сразу девушка опомнилась и ослабила хватку, ядовито посетовав:

— Ну надо же! Неужели вы заберете единственную мою собеседницу и оставите скучать в одиночестве? Не будьте так жестоки!

— Жизнь вообще несправедливая штука, — холодно обронил Фредерик. — Я уверен, госпожа Грейн, что вы как-нибудь справитесь со столь досадной неприятностью.

Шарлотта явно не ожидала подобного от Фредерика. Ее пухлые губы приоткрылись в немом удивленном «о», но мужчина не удостоил ее больше и взглядом. Поманил меня пальцем и сказал:

— Идемте, госпожа Ройс. Вас ждут.

Другими словами, при нашем разговоре будет еще кто-то присутствовать? Но кто?

И, сгорая от любопытства, я поторопилась за главой личной службы безопасности его величества.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям