0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Крылья Тени » Отрывок из книги «Крылья Тени»

Отрывок из книги «Крылья Тени»

Автор: Сокол Таль

Исключительными правами на произведение «Крылья Тени» обладает автор — Сокол Таль Copyright © Сокол Таль

 

ПРОЛОГ

Осколки Серебряных Теней

 

Нелегко выжить в большом городе, где правят маги и суровый Магистрат, который уничтожает любого, кто отмечен колдовским даром. Но, как говорила моя бабка незадолго до своей смерти, когда обнаружила у меня слабую, едва теплящуюся, родовую искру Таланта:

– Однажды придет время, когда воинское искусство и магия не остановят врага, который захочет отнять у нас все, что нам дорого. Тогда и наступит час таких, как мы, чтобы было искуплено зло, которое принесла Ночь Погребальных Костров.

Триста лет назад в живых оставили лишь тех, в ком не обнаружили «метки демонов».

Самая старшая в роду женщина тяжело вздохнула, прекрасно понимая, что талант внучки придется прятать с особым рвением. Слишком уж сильно могло разгореться во мне это пламя.

– Тебе придется покинуть родителей, чтобы передать сокровище, которое поет в твоей крови, если повезет, своим детям. Запомни, Айни Крылья Тени: ни в коем случае нельзя растревожить спящую доселе силу. Иначе Магистрат раздавит тебя, даже не посмотрев, что ты, всего лишь, сопливая десятилетняя девчонка. Завтра ты отправишься в город, домой же тебе вернуться уже вряд ли будет суждено. Прячь свою колдовскую суть, как и твоя мать. Только в этом случае, однажды, и на нашу улицу придет праздник. Наши роды снова смогут жить, не боясь, что в огне сгинет все, что нам дорого.

Меня зовут Айни Крылья Тени из Разбитых Зеркал. Не так давно, даже по человеческим меркам, в этих землях жил один из могущественных колдовских родов, почти уничтоженный магами в Ночь Погребальных Костров. Людям свойственно под корень выкорчевывать все, что они не понимают. Когда-то на месте богами забытой деревеньки стоял процветающий город Серебряные Тени.

С тех пор утекло много воды, и вихрастая пухленькая девчонка с волосами цвета лесного ореха и пытливыми серо-голубыми глазами превратилась из ученицы мастера-ювелира Гарта в подмастерье. Достигнув шестнадцатилетия, можно было продолжить обучение, чтобы попытаться выбиться в люди в шумной торговой Самоцветной Пади. Если, конечно, не приглянешься кому-то из холостых магов Магистрата. Тогда о чем-то, кроме домашней работы, придется позабыть навсегда. Впрочем, Норта – жена моего наставника, подготовила меня и к роли домашней хозяйки.

Я всегда подозревала, что второй исход она всегда и считала самым благоприятным для меня и выгодным для своей семьи. В этом случае льготы повалят такие, что в итоге можно будет вполне ощутимо разбогатеть. Спрашивать же девиц на выданье, с кем они сами хотят провести собственную жизнь, в здешних краях не считали необходимым условием для начала семейной жизни.

Наставления бабушки я не забывала ни на миг: «Всегда прислушивайся к собственным предчувствиям, Айни. Никогда не бери в руки серебряных зеркал, иначе твой дар может проснуться, чего надо избежать всеми возможными способами. Не пой, когда кто-то может увидеть или услышать, всегда проверяй то, что сама сделала на наличие новых свойств, которые могут выдать, что ты – колдунья по рождению».

Она умерла через неделю после того, как меня отправили в город Самоцветная Падь для учебы к дальнему родственнику мужа одной из моих сестер.  Ей несказанно повезло родиться обычной девушкой без тени колдовского таланта.

С того момента как я приехала в дом своего мастера, приходилось носить маску робкой деревенской девчонки, которая стесняется общаться с кем-то, кроме наставника и его семьи, никуда не ходит, безропотно выполняя самую грязную и тяжелую работу по дому, и не интересующейся ничем, кроме освоения тонкостей ювелирного дела.

Совершенно случайно поняла, почему мне нельзя петь на людях или когда что-то мастерю или вышиваю. Серебряный кулон с гранатом, над которым трудилась долгих две недели из-за тонкой чеканки на металле, оказался колдовским амулетом. Пришлось бросить его в пламя горна и сделать новый. Мои губы почти никогда не улыбались, а глаза равнодушно взирали на тесный мирок, который позволял мне оставаться живой столько лет, но не приносил и капли радости.

Мастер Гарт знал, что в мои руки не должно попасть ни одного серебряного зеркала, поэтому приобрел для меня маленькое медное, за что я была ему очень благодарна. Ничего особенного не происходило в моей жизни вплоть до дня моего шестнадцатилетия, когда все в одночасье переменилось.

Утром я с удивлением увидела платье из дорогого шелка цвета лепестков лесной фиалки с изящной золотой вышивкой по подолу, лифу и низу рукавов, аккуратно разложенное на сундуке для одежды. Служанка Тира, змейкой проскользнув в мою комнатку на чердаке, поделилась сногсшибательной, на ее взгляд, новостью:

– Магистр Дирк вар Ренар решил взять себе невесту из дома вашего наставника.  Это такая честь!

– А почему ты не прихорашиваешься? – я привычно «прикинулась дурочкой», ведь меня вполне устраивало, что окружающие считали меня симпатичной и недалекой деревенской клушей.

– Я всего лишь служанка, поэтому не ровня магистру, – рассмеялась веселая белокурая пышечка с дерзкими карими глазами, чей взгляд говорил, что она давно считает, что у меня явно не все дома.

– Ну, так и дальняя родственница ювелира – тоже птичка невысокого полета. Зачем тогда госпожа Норта позаботилась о такой роскоши для подмастерья собственного мужа?

– Так подозреваю, что на этом настоял сам магистр вар Ренар. По крайней мере, так судачат слуги, которые прислуживали сегодня во время их разговора в кабинете хозяина.

Острое предчувствие неотвратимой беды резануло меня по постоянно напряженным нервам точно кошачьи когти, но деваться все равно было некуда.

– Тира! – недовольный голос хозяйки свистнул плетью, служанка потупила глаза и погнала меня в купальню, где уже ждала своего часа дубовая бочка, исходящая ароматным парком.

Девица помогла мне быстро вымыться, вытереться и накинуть домашнее платье, а потом мы помчались обратно в мою комнату. У жарко растопленного камина длинные тяжелые волосы высохли довольно быстро, и ловкие пальчики прислуги тут же принялись укладывать непослушные пряди с бледно-золотым отливом в модную в этом сезоне высокую прическу.

– Моя госпожа, простите, я не понимаю, к чему столько суеты? У вас пять дочерей, неужели господину магистру так сложно остановиться на ком-то из них?

– Милочка, конечно, понимаю, что тебя повергает в ужас сама вероятность оказаться в доме мага, тем более боевого, но, с господами столь высокого полета спорить не позволено никому. Даже самые знатные аристократы вынуждены уступать в подобного рода вопросах, отдавая своих кровиночек за тех, кто может быть гораздо менее родовит, чем они.

Было видно, что Норта нервничает даже больше меня, только вот на моем лице так и осталась маска недалекой деревенской дурочки, которая не может блеснуть особым умом, но зато домовита и, определенно, очень мила.

Хозяйка сноровисто затянула мне шнуровку на спине, а потом велела служанке наложить на мои веки тени под цвет платья и перламутровый блеск на губы, и чуть тронуть ресницы тушью. Несколько минут критически рассматривая меня, велела сделать и без того огромные глаза еще больше с помощью темно-серых стрелок.

– Знаешь, девочка моя, – наконец протянула она, властно заставляя меня обернуться к огромному медному зеркалу, – это хорошо, что большую часть времени ты проводишь в мастерской или в своей комнате и чаще всего разгуливаешь в бесформенной куртке и штанах, пропадая за верстаком или у горна. Твоя красота не такая яркая, как у моих дочерей, но что-то в ней есть такое, что въедается в память подобно составу, которым мой муж вытравливает узор на серебряных и золотых рукоятях для мечей, шпаг и кинжалов знатных лордов и их приближенных. Опыта общения с мужчинами у тебя практически нет, но в таком тонком деле, как сватовство, это может стать решающим фактором для выбора.

Увидев собственное отражение в сияющей глади, я сразу почувствовала, как сердце пропустило удар, а душа и вовсе попыталась тут же зарыться в деревянный пол чердака. Конечно, дочери хозяйки постоянно смеялись надо мной за излишнюю, как они в унисон утверждали, худобу, но в этом платье фигура смотрелась вполне прилично, все положенные округлости были на месте, а корсет сделал и без того узкую талию еще рельефнее.

Только лицо не отражало и тени эмоций, во власти которых я оказалась. Годы тренировок перед тем же зеркалом не прошли даром: ни взгляд, ни нервное движение руки не смогли выдать моего страха или не согласия с принятым решением. Хотя прекрасно осознавала, что вполне могу угодить в дом к магистру на правах законной супруги. Естественно, такого несчастья хотелось бы избежать, но в Роннодаэ никто и никогда не спрашивал, а чего же на самом деле хочет сама будущая невеста.

Норта заставила меня повернуться к себе сначала одним боком, потом другим, и ненадолго нас покинула, строго-настрого велев служанке глаз с меня не спускать, и чтобы ноги моей не было за порогом собственной комнаты. Я сразу же поняла, что хозяйка боится моего побега больше, чем воров, наводнения и пожара вместе взятых.

Минут через десять она вернулась, держа в руках бархатную коробочку для драгоценностей с клеймом собственного мужа. В глазах женщины горел такой триумф, что я сразу поняла: земля у меня под ногами уже не просто горит, а жарко полыхает.

– Медальон на цепочке, перстень, гребни, и браслет на руку из красного золота с александритом тебе прекрасно подойдут!

Я, было, попятилась, не желая походить на гостиную, украшенную, всем, что только в голову придет, в канун Середины Зимы, когда праздновали начало года.

 Только вот служанка ворон не считала, а быстро пресекла мои слабые попытки к сопротивлению. Эта дуреха так и не поняла, как можно отказаться от шанса, который вряд ли когда-нибудь еще повторится. Всем было известно, что магистры, особенно боевые маги, очень ответственно относятся к выбору спутницы жизни. Простить измены жены они не имеют права: честь Магистрата пострадает, а дома в силу особенностей службы они бывают довольно редко.

– Не переживай так сильно, деточка! Как мать я чувствую, что ты хорохоришься и нервничаешь. Хотя по твоему лицу ничего прочитать нельзя, женское чутье не обманешь. Магистр побеседует с каждой из вас в кабинете мастера в нашем присутствии. Так что ничего не бойся. Что-то мне подсказывает, что мужу скоро придется брать в дом нового подмастерья или ученика.

К своему ужасу, я поняла, что мой дар говорит о том же, но никакой угрозы для собственной или чьей-либо еще жизни я не ощущала. Впрочем, замужество в столь молодом возрасте меня никогда не прельщало. Предпочла бы сначала доучиться, а потом решать столь скользкий вопрос с весьма непредсказуемыми для обеих сторон последствиями свадебного процесса.

Как я ни пыталась улизнуть, служанка была начеку и не дала мне и полшанса на то, чтобы избежать фатальной для меня встречи. Хозяйка же, сразу почуяв тщательно скрываемый бунт, и вовсе увела вместе с собой, решив не тянуть со знакомством слишком долго:

– Дальняя родственница моего мужа слишком нервничает. Айни моложе моих девочек, магистр вар Ренар. Не соблаговолите ли вы начать смотрины именно с нее? Иначе, боюсь, она чересчур переволнуется и не сможет ответить на вопросы, которые вы, несомненно, пожелаете ей задать.

Мужчина был на пару-тройку лет моложе старшего сына моего мастера, но в отличие от Вира не источал тщательно лелеемую спесь, подобающую наследнику самой крупной ювелирной династии в нашем королевстве.

Опустив глаза в пол, я украдкой рассмотрела потомка тех, кто практически под корень извел мой род и сравнял с землей изящные шпили и башенки Серебряных Теней.

Серые глаза, изменчивые как зимнее море, сразу же заметили, что их владельца осторожно рассматривают. Каштановые волосы были аккуратно подстрижены по последней придворной моде. Костюм из темно-синего бархата не стеснял движений. Из украшений заметила только золотую фибулу со знаком, который гласил, что ее владелец принадлежит к прославленной гильдии боевых магов, да массивный перстень явно с гербом его фамилии. Перчатки из тонко выделанной кожи сейчас были небрежно заткнуты за пояс. Сапоги на удобной подошве позволяли передвигаться совершенно бесшумно. Именно такую обувь предпочитала и я сама, когда не надо было строить из себя фарфоровую куклу в лавке с дорогими игрушками для знатных и состоятельных граждан Самоцветной Пади.

– Как пожелаете, арна Норта. Только спешу уведомить всех вас, что могу решить, что меня вполне устроит ваша дальняя родственница. С остальными арони из вашего дома я уже имел честь познакомиться во время светских приемов. Только вот почему эту девицу так и не удосужились вывести в свет? Позвольте представиться, Дирк вар Ренар – боевой маг.

– Мой господин, не уверена, что вам вообще стоит рассматривать в качестве кандидатуры в невесты мою персону. Меня зовут Айни из рода Крылья Тени из Разбитых Зеркал, – стараясь даже мельком не встречаться с мужчиной взглядом, пролепетала я, старательно изображая сильный приступ страха пополам со стеснительностью.

– Только потому, что в ваших жилах течет сильно разбавленная кровь некогда могущественного колдовского рода? Этот факт лишь повышает ваш социальный статус. Всем известно, что, если носитель такого таланта не пройдет определенной подготовки, способности так и проспят до конца его дней. Насчет того, что они передадутся потомкам, тоже особо переживать не стоит. В противном случае мы уже были бы по уши в чародеях. Если вы строго следуете предписаниям Магистрата и не держите в доме предметов и зеркал из серебра, то ваши доводы сильно притянуты за уши.

Глаза магистра тепло улыбнулись, когда он понял, что потенциальная невеста намеренно делает все, чтобы ему не удалось внимательно ее рассмотреть. Сердитые взгляды хозяйки дома никак не повлияли на мое весьма строптивое поведение. Мужчина осторожно приподнял мою голову за подбородок и пристально рассмотрел.

– Объясни мне, почему тебя так раздражает сама вероятность стать женой магистра? В прошлом было немало зверств и подлости с обеих сторон: не ошибается лишь тот, кто уже мертв, арони. Ты попросту наслушалась страшных сказок, далеко не все из которых – истинная правда! – видимо он остался доволен тем, что увидел, поэтому негромко сказал, обращаясь к моему мастеру Гарту. – Пожалуй, остановлю свой выбор именно на этой девушке. Насколько вижу: она хорошо воспитана, не болтлива, судя по мозолям на пальцах, трудолюбива, и по тому, как меня отбрила, не склонна вертеть хвостом направо и налево.

Я с ужасом почувствовала, как за моей спиной лязгнула железная дверца клетки, и сразу поняла, что ловушка, которой так хотела избежать, все же захлопнулась. 

– Как пожелаете, магистр, – Норта, бросила на мужа сердитый взгляд, когда он, судя по выражению его лица, хотел переубедить мага изменить свой выбор. – Когда вы собираетесь забрать Айни в свой дом?

– Желательно, прямо сейчас. Жреца скоро привезут.

– У меня нет приданного, совсем! – попыталась я с отчаянием смертницы вырваться из неожиданного капкана, в который с таким упоением меня пыталась загнать жена хозяина дома. – И я бы хотела доучиться до мастера! – несмотря на то, что в глубине души рвала, метала и посылала проклятия на головы тех, кто поставил меня в столь неловкую ситуацию, мой голос не дрогнул, а выражение лица оставалось такой же равнодушной ко всему маской.

– Это вам уже ни к чему, Айни, а заниматься любимым делом никто не помешает. Увы, правила – есть правила: выйдя замуж, женщина теряет статус мастера. Уверяю вас, что совсем не буду возражать, если вы продолжите самостоятельное изучение ювелирного дела. В моем доме есть несколько мастерских: выбирайте любую, какая по сердцу придется.  Только вот одно маленькое неудобство: слуг не держу, поэтому будете сами вести хозяйство. 

Потом магистр что-то прошептал, выпуская на волю магического вестника, чтобы жрец, которому будет принадлежать честь провести свадебную церемонию, поторопился. Сам же удобно расположился в кресле с высокой спинкой, оперев подбородок на кисть согнутой в локте  руки, и принялся чуть насмешливо поглядывать на меня из-под полуопущенных ресниц.

Говорить что-либо было уже бесполезно, поэтому я просто плюхнулась на гостевой диван и сделала вид, что происходящее никак не касается одной молодой девицы. Лицо застыло бесчувственной маской, глаза потухли. Правда, это была всего лишь видимость безразличия ко всему. На самом деле мой деятельный мозг искал выход из сложившейся ситуации. Иного выхода, кроме побега до того, как брачные узы свяжут колдунью с боевым магом, в голову не приходило.

Я встала с дивана и принялась рассматривать картины на стенах кабинета, осторожно подбираясь к выходу. Может быть, наставника и его супругу мне бы и удалось провести столь детским способом. Только вот Дирк ворон считать не привык, поэтому успел поймать меня за руку до того, как только еще попыталась переступить через порог.

Он задумчиво заглянул мне в глаза и выдохнул так, что услышать смогла только я одна:

– На моей памяти еще ни одному магистру не приходилось сталкиваться с подобного рода затруднениями. Здравый смысл выбранной невесты всегда одерживал верх над обычной в таких случаях паникой.

– А если я, и, правда, колдунья? Мне бы не хотелось прожить всю жизнь под крышей с тем, кто вполне может стать моим палачом. Приказ, поступивший из Магистрата, вы не посмеете не выполнить, даже если случится чудо, и на смену дискомфорту и взаимному недоверию придут если не чувства, то хотя бы взаимное уважение и приятие друг друга такими, какими мы уродились.

– Возьму вас на поруки и буду следить, чтобы вы не делали ничего, что может усугубить ситуацию и вызвать недовольство Верховного Магистра, только и всего! Уверяю вас, Айни, большая часть рассказов с обеих сторон о тех мрачных и кровавых временах – всего лишь жалкие потуги обелить себя и очернить противника. Не скрою, что роковых ошибок было сделано непростительно много, но, к моему глубочайшему сожалению, с этим уже ничего нельзя поделать.

Дирк осторожно отвел меня обратно и усадил рядом с собой на диван, обняв за талию. Выражение решимости на его лице дало мне понять, что второго шанса на побег мне никто давать не собирается.

Жрец появился в кабинете Гарта буквально через полчаса и торопливо провел церемонию, извинившись за поспешность:

– Простите, магистр, но в коридоре ждет посыльный. Уверен, что мы не имеем права заставлять его ждать слишком долго.

– Приступайте, артэ! – приказал маг жрецу и тот торопливо приступил к своим обязанностям.

Вся церемония прошла для меня как в тумане. Никто и внимания не обратил, что я так и не соизволила произнести заветное для многих девиц «Да!» … Вместо этого запоздало отвесила себе мысленный подзатыльник за то, что не улизнула из города до того, как ушлый магистр запер меня в золотой клетке.

Самое страшное, что уже ничего нельзя было исправить: изящный перстень с гербом рода вар Ренаров заставит любого воздыхателя вспомнить о приличиях и обойти меня за три версты. Решив не пугать меня магическим путешествием, новоиспеченный муж попросил слугу нанять экипаж.

За истекший час мы не обменялись и парой слов. Дирк быстро пробежал глазами по тексту послания, переданного ему посыльным, и помрачнел, но так и не удосужился посвятить меня в суть собственных затруднений. После чего он что-то неразборчиво пробормотал, и бумаги тут же осыпались пеплом.

Послав пару магических вестников, мужчина помог мне накинуть на плечи новенький плащ в тон платья, который по приказу своей строгой госпожи принесла Тира, украдкой бросавшая на меня завистливые взгляды.

– Идемте, Айни, нам пора домой. К сожалению, более близкое знакомство придется отложить до лучших времен: меня отзывают по делам службы. Во время моего отсутствия прошу вас не покидать нашего дома – это может быть опасно.

Прекрасно понимая, что ничего другого мне не остается, покорно пошла следом. Чутье же подтвердило мои самые безрадостные догадки: магистр не собирается давать мне и полшанса на то, чтобы избавиться от его опеки ни сейчас, ни в будущем.

Дом моего мужа оказался совсем не таким, как описывали в передаваемых от родителей к детям рассказах о быте и привычках наших заклятых врагов-магов: никто не заточил строптивую колдунью в черную башню, небо не рухнуло на мою бедовую голову, не разверзлась земля под ногами.

 Маленькая крупица дара, которую каждый из тех, кому посчастливилось получить капельку могущества, холил и лелеял до последнего вздоха, в надежде, что он проявится в ком-то из детей и внуков, не предрекала никаких неприятностей в ближайшем будущем.

Конечно же, я сразу почуяла сильные охранные чары и поняла, что вырваться отсюда без сопровождения Дирка ни в жизнь не смогу. Впрочем, показывать, что творится у меня на душе, не умела и не любила, поэтому сделала вид, что мне все до уличного фонаря.

У ворот нас ожидал седовласый старичок, который оказался специалистом по семейным делам. Супруг пригласил его внутрь и проводил нас в гостиную.

– Магистр Тариус, мне нужно составить завещание, чтобы, если я не вернусь из очередного рейда на нежить или еще какое лихо, Айни получила единоличные права, как моя наследница.

– Хорошо, магистр вар Ренар. Давайте поскорее закончим бумажные дела. Уже на рассвете вам следует явиться в Магистрат. Не хочу отнимать у вас много времени – его и так осталось слишком мало, – мужчина быстро вписал нужные слова в соответствующие строчки на пергаментных листах, Дирк все проверил и подписал.

– Доброй ночи! Пожалуй, не буду задерживаться. Меня тоже ждут домашние хлопоты, – вежливо раскланявшись, магистр Тариус попросту растаял в воздухе.

В ответ на мой слегка ошалевший взгляд муж совершенно спокойно проронил:

– Обычный телепортационный амулет, настроенный на возвращение, откуда угодно в определенное место.

 Убрав документы в сейф, Дирк протянул мне руку и предложил показать теперь уже наш дом. Впрочем, ничего необычного, кроме покалывания кожи от переизбытка магии и отсутствия слуг, как ни старалась, так и не нашла.

Читать я любила всегда, сколько себя помню, поэтому мне очень понравилось в библиотеке. Получила и обещанную мастерскую для дальнейшего самосовершенствования в ювелирном деле, что приятно удивило.

Проводив меня до двери спальни, магистр вежливо откланялся и пошел в другой конец не слишком длинного коридора, освещенного магическими лампами.

«Что ж, Дирк сдержал свое слово, что не станет торопить и слишком давить на меня. Только вот он вряд ли обрадуется тому, что женат на колдунье с сильным даром, хотя никто и не обучал меня с ним обращаться», – задвинув бронзовый засов, переоделась в длинную льняную ночнушку и залезла под одеяло.

День выдался настолько суматошный, что заснула еще до того счастливого мига, когда раскалывающаяся от головной боли голова соприкоснулась с подушкой, благоухающей мелиссой.

Кошмар, властно ворвавшийся в безмятежный до этого сон, заставил с криком проснуться и сесть на кровати. Я даже не сразу поняла, что нахожусь одна в собственной спальне и сейчас ни мне, ни близким людям ничего не угрожает.

За окном только-только разгорался рассвет. Начинался мой первый день в качестве жены магистра Дирка вар Ренара. Муж никогда не должен узнать, что взял в дом колдунью, в крови который дремлет самая сильная искра дара, какая только появлялась за последние триста лет среди представителей рода Крылья Тени. Спать уже не хотелось, поэтому стала прикидывать, что для меня под запретом, чтобы случайно не выдать свою страшную тайну.

От невеселых размышлений отвлек громкий стук в запертую дверь, а потом донесся встревоженный голос Дирка:

– Айни, что случилось? Будь добра, впусти меня.

Пришлось вставать, набрасывать поверх ночнушки теплую вязаную шаль и тащиться к двери. Серые глаза, казалось, заглянули на самое дно моей души, вот только мне совсем не хотелось знать, что же они там увидели.

К своему ужасу, я почувствовала, как вспыхнула и разгорелась в моей душе все продолжающая расти искорка таланта, но прорвалась наружу не колдовством, а подсказкой, что надо сделать, чтобы человек, который не отшатнулся только потому, что происходила из ныне преданного забвению некогда могущественного рода, спокойно отправился по делам службы.

– Кошмар приснился, а я привыкла верить в свои сны: они слишком часто оказываются в руку.

– Расскажешь? – было видно, что супруг воспринимает сказанное мной непривычно серьезно.

– Нечего особенно рассказывать. Только странные тени и почти животный ужас. Что-то должно случиться с тобой или с кем-то совсем рядом от тебя.

Строптивый дар снова беспокойно заворочался в душе, настойчиво требуя, чтобы магический амулет, который отец подарил, когда вблизи от Разбитых Зеркал стали бродить странные волки с по-человечески разумными глазами, перекочевал к Дирку. Никого они, слава богу, не тронули, но в наши неспокойные времена любая предосторожность может спасти, как минимум, жизнь.

– Вот, возьми, – произнесла я, робко протягивая мужу амулет отца, – ничего запрещенного в нем нет, кроме того, что он был создан из заговоренного магами огня и воды серебра.

– Откуда у тебя такая редкая и дорогая вещь, Айни? – спросил он, с интересом разглядывая мой подарок.

Рассказ занял всего несколько минут, а потом я снова вернулась к молчаливому ожиданию, какие еще неприятности свалятся на мою бедовую голову.

Дирк удивленно посмотрел на меня, но послушно надел на шею кулон в виде волчьей головы на крученой цепочке. Пристально взглянул в мои глаза, точно принимая лично для себя какое-то решение, а потом спрятал украшение за ворот рубахи и отдал мне один из своих оберегов. 

– Он принадлежал моей матери. Увы, прогоняет только простые кошмары, но, если это в тебе говорит твоя кровь, предсказания все равно найдут тебя, Айни. Надеюсь, ты понимаешь, что моя просьба оставаться в этих стенах имеет веские причины?

– Да. Есть еще места, куда мне не стоит наведываться?

– Нет, – отрицательно покачал головой мой супруг, – но будь осторожна в моем кабинете: там стоит старинное серебряное зеркало, которое мне подарили на совершеннолетие. Я не знаю, как оно может повлиять на тебя. Насчет того, что магические книги могут быть опасны, уверен, и сама в курсе. К слову, я одобряю то, что ты решила самостоятельно продолжить изучение ювелирного дела. Кто знает, как скоро нам понадобятся амулеты, и в каком количестве. Слишком уж часто в последнее время в приграничных землях происходит странная возня.

Подумав еще пару мгновений, он проказливо улыбнулся, порывисто поцеловал меня в губы и вышел вон, оставив в полном смятении.

Дирк вел себя совсем не так, как меня учили. Чтобы немного успокоиться и разобраться наконец-то во всем бардаке, в который в одночасье превратилась моя устоявшаяся жизнь подмастерья, открыла шкатулку с женским рукоделием и взяла в руки пяльцы.

Вышивать любила всегда, сколько себя помнила, поэтому хозяйка и обучила меня всему, что знала сама. Как оказалось, совсем не напрасно. Дар ворочался и властно нашептывал, что если не буду колдовать, а просто сделаю рубашку, вышив серебряной нитью обычные обережные узоры, то большой беды никому не будет, а одна польза.

Часа через два, когда почувствовала, что пальцы стали уставать, отложила работу и попыталась обдумать лихой переплет, в который угодила по странному капризу боевого мага. Все, чему учили с раннего детства, никак не стыковалось с тем, что видели мои глаза.

Решив, что и дальше буду скрывать от Дирка, что он взял в жены колдунью, и больше слушать, чем говорить, отправилась еще раз осмотреть дом. Пройдя по многочисленным комнатам, залам и коридорам, была вынуждена признать, что мое новое жилище вылизано, точно языком, и в чьем-либо присмотре хозяйство практически не нуждается.

Подумав пару минут, тенью проскользнула в библиотеку и надолго окунулась в океан старинных фолиантов и веющих седой древностью рукописей. Естественно, большая их часть была по магии огня и не магическим методам борьбы с разной жутью. Слишком углубляться в дебри этого предмета я не стала, справедливо опасаясь ночных кошмаров.

Тут искра таланта, точно рассердившись, что ее хозяйка настолько глупа и толстокожа, заставила меня подойти к одному из стеллажей. Мне на голову упал увесистый томик. Открыв его, с удивлением поняла, что это свод упражнений для тренировки воли и повышения концентрации для начинающих магов и колдунов, причем написан он был во времена уже после Ночи Погребальных Костров.

Уютно устроившись в кресле и решив, что большой беды не будет, если просто стану внимательней и научусь с помощью силы воли держать в узде не только собственные эмоции, но и родовые способности, сунула любопытный нос в интересную, на мой взгляд, книгу.

За этим увлекательным занятием и не заметила, как наступил вечер. Лишь голод и начинающие слипаться глаза заставили меня прервать упоительные исследования и прошлепать на кухню. Переодеться так и не удосужилась, запоздало спохватившись, что Дирк может свалиться мне на голову в любое мгновение, поэтому дала себе зарок, что домашнее платье станет обязательным вне стен моей спальни. Наскоро приготовив нехитрый ужин, быстро с ним расправилась и уползла отдыхать.

Следующие две недели прошли в мастерской и в библиотеке с кратковременными перерывами на отдых и сон. Дирка все не было, а недобрые предчувствия уже властно тревожили мои сны. И только дар, сверкающий в моей крови, тихо шептал, что беда еще не постучала в наши ворота.

Ночью я снова проснулась с диким воплем, почувствовав, что смерть ходит вокруг Осколков Зеркал и одного странного мага, который не побоялся связать собственную судьбу с необученной колдуньей из рода, который Магистрат три века назад почти полностью уничтожил и предал забвению.

Причем опасность была от силы, с которой совсем не была знакома, но в памяти почему-то всплыли пронзительные волчьи глаза. Много лет назад, когда собирали хворост в лесу, на лесной тропинке, почти засыпанной снегом, мы с отцом столкнулись с вожаком стаи.

Впрочем, дар шептал, что грядут совсем уж смутные времена. Они заставят всех забыть старые распри и вместе одолеть врага, который триста лет назад столкнул лбами Магистрат и колдовские роды, которым, по большому счету, и делить-то было нечего. Причем, беда придет не издалека. Недруг копил силы под самым носом, но его никто так и не сумел обнаружить.

Решив, что на этот раз все же стоит рискнуть и попытаться узнать, как можно больше с помощью серебряного зеркала и чисто магических методов, стремглав помчалась в кабинет мужа, прихватив книгу, которую до этого изучала. Пообещав самой себе разобраться в тех заклинаниях, среди которых была вынуждена теперь жить, и, сдержав слово, впоследствии ни разу об этом не пожалела.

Честно говоря, нырять в Серебряный Туман, который позволял колдуньям и их коллегам не только видеть прошлое, настоящее и будущее, но и вносить в них изменения, было страшновато. Ведь никто никогда не учил меня пользоваться даром, а только прикидываться обычным человеком и свято хранить свою тайну под страхом смерти.

Только собственная совесть и способности не позволили смалодушничать. Еще раз внимательно прочитав заклинание, которое в учебнике было рекомендовано для новичков, судорожно вдохнула и встала напротив зеркала в роскошной раме, отделанной янтарем с незнакомыми рунами на поверхности любовно отполированного камня.

Дар пел в моей крови и смеялся над глупой маленькой колдуньей, которая оказалась недостаточно смелой, чтобы пройти по единственной тропе, которая, хотя и была опасной, но хотя бы давала призрачный шанс уцелеть. Все же остальные дороги не обещали и такой малости.

Слова древнего языка, который изучали все дети в Разбитых Зеркалах, чтобы иметь возможность хранить те знания, которые были закрыты для большинства людей, срывались с моего языка и падали вниз точно тяжелые камни.

Внутри на совесть отполированной пластины заклубился серебристый туман, в котором через пару мгновений заскользили причудливые тени. Собрав в кулак жалкие остатки воли, сжала в ледяных от ужаса пальцах амулет Дирка и прошептала ритуальную фразу, произнеся его имя вслух.

Впрочем, даже этих слабых потуг оказалось достаточно, чтобы я увидела своего мага, который беседовал с одним из тех незнакомцев, что предпочитают шуму и гаму  деревенек и городов жизнь в лесной глуши.

Не знаю почему, но пожилой мужчина заставил мое сердце пропустить удар – такой опасностью от него вдруг повеяло. Вышедшая же из крепко сбитого домика женщина лет сорока и вовсе нагнала на меня почти животный ужас.

Я выронила книгу, но взгляда не отвела, боясь, что вызвать видение еще раз мне не удастся. Нашарив пропажу, снова водрузила ее на рабочий стол магистра и беспомощно смотрела, как чужак уводит куда-то моего супруга. Уже через мгновение видела только зеркальную поверхность, в которой отражалась до полусмерти перепуганная хозяйка дома с расширенными от ужаса глазами и перекошенным от муки лицом.

В панике стала листать сделанные на всякий пожарный закладки. К счастью, уже минут через десять нашла то, что смогла осилить даже с моими куцыми познаниями в колдовстве и магии, которых до этого буквально по верхам нахваталась в библиотеке.

Прочитав речитатив со странным ритмом, уколола палец с обручальной печаткой и прижала ранкой к серебру. В левой руке в это время с отчаянием утопающего сжимала подаренный Дирком амулет. Потом искра дара полыхнула так сильно, что почувствовала, как сначала накатила дурнота, а потом я мешком сена осела на пол и потеряла сознание.

На тропу, ведущую к деревеньке Разбитые Зеркала, из заснеженных зарослей выскочил волк с осмысленными, как у человека, зелеными глазами. Почуяв давних врагов, грозно зарычал, призывая стаю. Память принесла на своих крыльях образ маленькой девочки со способностями, которые появились как раз вовремя, чтобы заставить грядущие беды отступить. Давно, очень давно, самые сильные колдуны и колдуньи этих земель спасли его род от истребления, за что те пообещали охранять эти земли от всех, кто захочет причинить зло, и оберегать тех, в ком есть, хотя бы, тень таланта.

Увидеть на снегу мага для вожака лунных волков оказалось совсем уж неожиданно. На мужчину было навешано столько проклятий, что он должен был быть давно уже мертв. Но грудь незнакомца еще слабо вздымалась, доказывая, что бедолага все еще жив.

На шее магистра вожак стаи Влар увидел амулет, принадлежавший девочке, которую он опекал с самого рождения. Она обещала стать колдуньей, равной тем, кто сгинул в Ночь Погребальных Костров, позволив своему роду и его стае жить дальше, хотя весь остальной мир и отвернулся от них. Зверь сразу почувствовал, что Айни жива и здорова, а дорогая его сердцу вещица не украдена, а подарена. Собственная магия дала могучему зверю понять, что незнакомца завели подальше в лес и попытались избавиться от него с помощью самых страшных чар. Иногда человеческая подлость в нескончаемой гонке за власть и богатство приводила предводителя лунных волков в состояние холодной ярости.

Не зная, как поступить с раненым дальше, Влар не придумал ничего лучше, чем осторожно ухватиться зубами за рукав крепкой куртки и приволочь странную находку прямо к порогу дома родителей Айни, предоставив людям самим решать, что делать с бедовым боевым магом.

Мать девушки, переглянувшись с супругом, поблагодарила лесного гостя за помощь, и пострадавшего тут же быстро перенесли в дом. Чужаков здесь привыкли дичиться и бояться, но на шее этого был амулет их младшей дочери, которую они не видели уже много лет и не имели права навестить, чтобы не подвергать опасности их и без того совсем маленькую общину. От некогда многочисленного рода Крылья Тени осталось едва ли три сотни потомков, среди которых способности к колдовству встречались все реже и реже.

Зверь предупредил, что ведьма Тагра и ее наставник снова объявились в этих краях, а значит, о спокойных временах скоро придется позабыть надолго. Перемены вновь грозили захлестнуть их уютный мирок, а ожидать чего-то хорошего от жизни они уже давно отвыкли. Именно эта парочка и столкнула лбами Магистрат и колдовские роды, то противостояние увенчала зловещая Ночь Погребальных Костров.

Ларина обладала даром целителя и умела изгонять из тела проклятия. Именно поэтому к ней частенько и обращались с разнообразными хворями и недомоганиями. Когда Дирк открыл затуманенные кошмарами и болью глаза, то с удивлением увидел лицо незнакомой женщины. Так могла бы выглядеть его жена лет через тридцать. Незнакомка приветливо улыбнулась и негромко сказала:

– Теперь вы поправитесь. Все будет хорошо.

Как и его Айни, она оказалась на редкость немногословной и изо всех сил старалась не привлекать к себе внимания.

– Вы очень похожи лицом на мою жену, – озадаченно пробормотал Дирк, стараясь снова не провалиться в беспамятство.

– Так вот откуда у вас амулет моей дочери? Как же вы рискнули взять в супруги девушку из рода, который считается проклятым? – серо-голубые глаза женщины были полны такого изумления, что маг ответил то, что думал, почувствовав, что дальше этой комнаты его слова не выйдут.

– Понравилась очень, – признался мужчина. – В той истории слишком много темных моментов и ошибок с обеих сторон. К тому же проведенное позже расследование обнаружило, что всю эту кашу заварила ведьма Тагра и ее наставник Сорк. К сожалению, кто-то предупредил их об облаве, обнаружить же, где укрылась парочка авантюристов, так и не удалось.

– Они вернулись, – огорченно вздохнула женщина, печально глядя на раненого. – Это и есть те, кто повинен в том, что вы чуть не отдали богу душу. Скажите спасибо амулету Айни. Вожак лунных волков за рукав приволок вас до нашего порога. Еще бы пара часов, и помочь вам не смогла бы даже я.

– Долго еще буду так часто терять сознание? Мне нужно доложить в Магистрат о случившемся, – взволнованно спросил маг.

– Минимум неделю, – ответила мать Айни, с сочувствием глядя на зятя. – Если вы можете как-то дать знать, кому следует, что беда уже готова постучаться в каждые ворота, то советую не затягивать с этим. Амулетом же возврата даже не вздумайте пользоваться до того счастливого времени, как полностью поправитесь. Иначе вас может запросто разорвать на куски. Проклятия Тагры опасны именно тем, что, если вовремя не вмешаться, убивают наверняка и приносят несчастным бездну страданий, которые и питают ее ведьмину силу.

– Я не буду возражать, если вы приедете навестить Айни, – вдруг выдал Дирк, благодарный за помощь и сочувствие. – С той роковой ночи многое изменилось, хотя вы и разучились верить обещаниям магов.

– Благодарю за приглашение, магистр, – тут она замялась и вопросительно посмотрела на мужчину.

– Дирк вар Ренар, боевой маг, госпожа.

Увидеть ужас, промелькнувший в глазах, так похожих на глаза Айни, мужчина был совершенно не готов.

– Ларина. Вы еще и племянник магистра Орлата? – но дальше она говорить не стала, явно опасаясь его родственника, который считал, что все проблемы можно решить при помощи одной магии, а все остальное просто не существенно и не имеет права на существование.

– Не все разделяют его взгляды на мир, – слабым голосом обронил магистр, стараясь успокоить свою новую родственницу. – Особенно после того, как начались эти странные пропажи боевых магов в ваших краях и в приграничных землях нашего королевства, где темные делишки реже бросаются в глаза.

Когда новоиспеченный родственник снова отключился, Ларина прошептала мужу:

– Логар, надо предупредить совет колдовских родов. Тагра, похоже, снова пытается сесть на трон, столкнув нас и магов лбами.

– Тебя беспокоит что-то еще? Раз начала разговор, то договаривай до конца! – супруг был настроен решительно.

– Кто-то оттянул большую часть проклятий на себя, иначе наш зять уже был бы мертв как все, кого нашли до него, – женщина взволнованно посмотрела на мужа. – Я чувствую, что Айни жива, но ее колдовская сила начала стремительно расти. Мы пока не знаем, можно ли доверять ее новоявленному супругу, но будет безопаснее, если привезем дочь сюда под предлогом того, что Дирк требует ухода, а у меня слишком много пациентов этой зимой.

– Лучше подождать, пока его будет можно перевозить, и проследить, чтобы он добрался до дома, – отец Айни был осторожным человеком. – У нас не так много людей с сильным даром колдовства, и все они не обучены. Доверять же Дирку безоглядно глупо: пусть пока считает, что мы – обычные люди. Так будет лучше для всех. Надеюсь, наша дочь не позволит обстоятельствам показать всем, что она – Прирожденная Колдунья. Иначе Тагра попытается уничтожить ее, потому что магия не поможет против чар этой интриганки, а наши методы оставят от них лишь пепел и золу.

Я очнулась от неприятных ощущений. Все тело словно одеревенело – несколько часов без движения на жестком полу отзывались болью в каждой клеточке.

Осторожно поднявшись, перебралась в кресло и только тут с удивлением заметила, что от амулета мужа осталась лишь безобразная золотая клякса на дубовых досках. Никаких других повреждений вокруг мне не удалось найти даже с помощью своих способностей, которые что-то успокаивающе нашептывали мне на незнакомом наречии.

На этот раз я заглянула в Серебряный Туман всего лишь на мгновение: надо было убедиться, что Дирк уцелел после столкновения с Тагрой и ее чарами. Увидеть родителей спустя столько лет разлуки стало для меня очень приятной неожиданностью. Вести из родных краев слишком редко приходили в Самоцветную Падь, поэтому мне оставалось лишь надеяться, что с родными все в порядке.

Прихватив со стола фолиант, который помог мне выйти победительницей из битвы, которую не я начала, и, пошатываясь из стороны в сторону, точно пьяный матрос на палубе в сильный шторм, доползла до собственной спальни.

Аккуратно положив книгу на прикроватный столик, забралась под одеяло. Только соскальзывая в сон, поняла, насколько недавние события вымотали меня не только физически, но и душевно.

 Сны в эту ночь мой покой не потревожили, поэтому мне удалось прекрасно отдохнуть. Ведь проспала до самого полудня, с аппетитом позавтракала и заперлась в мастерской: нужно было сделать точно такой же амулет, как и тот, что пал смертью храбрых в первом в моей жизни колдовском поединке.

А самое чудное, что воевала я не за себя или родных, а спасала жизнь мага из тех, бояться и ненавидеть которых меня учили с самого раннего детства. К сожалению, подсказки моего дара оказались верны, нам пришлось снова бороться за собственное будущее, но на этот раз Магистрат был уже на нашей стороне.

 

Глава 1

 

Когда муж прислал мне с оказией письмо о том, что едва выжил, пришлось сделать вид, что новость таковой для меня и является. Молодой боевой маг с любопытством посмотрел на меня, а потом задумчиво обронил:

– Артэ вар Ренар, видать, и вправду родился под счастливой звездой. Арна, правда, что вы были в подмастерьях у вашего дальнего родственника и даже не посещали балы подобно его дочерям?

– Честно говоря, тайны мастерства работы с драгоценными металлами и огранки камней привлекают меня гораздо больше, чем подобные пустые развлечения.

Сразу почуяла непрошеный интерес к моей скромной персоне. Инстинкт властно заставил натянуть на себя маску раздраженной замужней дамы. Даже не пришлось прикидываться. Ведь мне так и не дали доучиться до мастера, спутав все карты нежданным браком.

– Что-то мне подсказывает, что амулет, висящий у вас на шее, вы сделали сами.

– Вы ошибаетесь, артэ вар Тагарон. Это подарок мужа, который принадлежал когда-то его матери. Обычный охранный амулет из тех, что принято дарить своим спутницам жизни. Благодарю вас за беспокойство, но слуг мы не держим, и у меня еще остался ворох домашних дел, – всем своим видом я показывала, что гостю пора покинуть мой гостеприимный дом, так как его присутствие уже начинает тяготить.

 

Оценивающий взгляд зеленых глаз, слишком уж сильно напомнивших мне волчий, заставил колдовское чутье проснуться и предупредить, что от этого мага мне лучше держаться подальше. Он вполне может стать лютым врагом нам с Дирком из-за банальной зависти к более удачливому коллеге по Цеху.

– Всегда рад услужить, арна вар Ренар. Через неделю я отправляюсь обратно, если хотите, могу передать ответное письмо вашему супругу. Он мне рассказал, что вы не доверяете магической почте, предпочитая старые добрые методы доставки.

– Благодарю за беспокойство, только вот за истекший месяц ничего из ряда вон выходящего не произошло. Не вижу причины беспокоить супруга, коль он еще не совсем здоров, – выудив из кармана небольшой блокнот и стило, сделала вид, что очень занята, набрасывая список покупок. – А теперь прошу меня извинить, артэ, но меня ждут дела.

Я накинула на плечи подбитый лисьим мехом плащ и попрощалась с незваным гостем, предчувствуя, что очень скоро неприятности постучат в мои двери именно по его милости.

Забрав сшитое на заказ праздничное платье, с раздражением поняла, что за мной кто-то весьма ненавязчиво следит. К сожалению, мои колдовские способности еще недостаточно окрепли. Они не могли позволить узнать, кто конкретно посмел сунуть не в меру длинный нос в мою личную жизнь. Сделав покупки, наняла извозчика и сразу же вернулась домой. С каждой минутой я все сильнее понимала, что покидать стены моего дома слишком рискованно.

Только по этой причине попросила извозчика за отдельную плату передать записку хозяйке трактира «Серебряный Кинжал» Берте Ральв. В ней я попросила поручить кому-нибудь из служанок каждый день приносить мне продукты. Дальняя родственница, тоже обладавшая зачатками дара, сразу поняла, что дело сильно нечисто и на следующее утро навестила меня лично.

Впустив посетительницу в дом, торопливо захлопнула дверь и задвинула тяжелый стальной засов в пазы, от греха подальше. Лишь после этого мы прошли в гостиную. Усадив гостью в кресло у камина в гостиной, отнесла продукты в кладовую и захлопотала на кухне. Всегда считала, что чашка кофе во время беседы, которая могла затянуться, будет совсем не лишней.

– Айни, я же вижу, что тебя что-то очень сильно беспокоит? Ты целый месяц спокойно сама ходила за покупками. Почему же теперь просишь меня помочь тебе в этом обычном для любой замужней женщины деле? Не понимаю, почему твой супруг не наймет парочку служанок тебе в помощь, милочка?

– Не хочет, чтобы его тайны и секреты безнаказанно покидали эти стены на радость многочисленным недоброжелателям. Не так уж и сладко быть близким родственником гранд магистра Орлата вар Ренара.

– Одного не понимаю, как тебя, обладающую таким сильным колдовским даром, угораздило угодить замуж за племянника самого главы Магистрата?

– Я пыталась переубедить господина вар Ренара, что ему следует остановить свой выбор на ком-нибудь другом. Только вот он со мной категорически не согласился. Ну а Норта, ты же ее знаешь, была готова что угодно сделать, лишь бы заполучить такую великолепную брачную партию. Она же не в курсе, что я – хотя и не обученная, но довольно сильная прирожденная ведьма.

– Хотела бы я посмотреть на этот балаган! – в каре-зеленых глазах берты заискрились смешинки. – Этот безобразник даже с магистром Орлатом не боится поспорить, если считает, что тот не прав. Так почему ты решила выполнить просьбу мужа и больше не выходить в город?

– Сегодня мне принесли письмо от Дирка. Тебе знаком магистр Ларн вар Тагарон? – судя по тому, как помрачнела арна Ральв, ответ был положительным и совсем не благоприятным для меня лично.

– Лучше бы тебе никогда не сталкиваться с этим хлыщом. У них давняя вражда с твоим мужем. Если ты ему приглянулась, то ситуация вскоре станет еще хуже. Два лучших студента на факультете боевой магии схлестнулись из-за девицы. Та училась на два курса младше. В итоге, она ловко натянула нос им обоим. Получив диплом, тут же выскочила замуж за придворного ювелира. Только вот эта парочка с тех самых времен ведет непрекращающийся ни на день спор. Выясняют, кто из них удачливее и имеет больший вес в Магистрате. Ты мне ничего больше не хочешь рассказать, Айни?

– Сегодня я забирала праздничный наряд у портнихи и ходила в лавки за покупками. Абсолютно точно, что за мной кто-то следил. Боюсь, что приглянулась артэ вар Тагарону.

– Даже носа до возвращения мужа за порог не высовывай! Я сама буду навещать тебя. Ты всегда была рассудительна. В твоем положении это позволит тебе избежать многих, если не всех бед. Надо дать знать твоим родителям, в какой переплет ты угодила. Твой муженек передал письмо через человека, который всегда завидовал ему. Он все еще не простил той давней истории с юной магичкой.

Навесив на меня старинный амулет из редчайшего сиреневого нефрита, доставшийся ей по наследству от дальней родственницы, Берта удалилась к себе. Я понимала, что угодила в очередной переплет. Это еще хорошо, что в Самоцветной Пади у меня были родственники, к которым можно было обратиться за помощью в случае крайней необходимости и рассчитывать на своевременную поддержку.

Естественно, больше никогда в жизни я не появлялась в доме своего бывшего учителя. Его жена так ловко спихнула меня замуж за племянника самого гранд магистра Орлата, что никто и придраться не смог. Ненависть к Магистрату дети из Разбитых Зеркал по капле впитывали вместе с молоком матери. Я была несказанно удивлена, поняв, что муж напоминает своим поведением и рассудительностью моего отца Логара. Вот чего не ожидала, так это оказаться запертой в стенах собственного дома вплоть до того счастливого мгновения, когда супруг вернется из неожиданно затянувшейся поездки.

В который раз я порадовалась, что привычный с детства образ жизни помогает не тяготиться временным затворничеством. Благо, что Берта всегда была в курсе всех последних событий и сплетен. Сложившаяся ситуация в самое ближайшее время грозила осложниться еще больше, если не соблюдать максимум осторожности.

Решив, раньше времени не паниковать, снова окопалась в библиотеке. На этот раз, с должным прилежанием я просматривала колдовские и магические книги, которые попали мне в руки. От такого количества манускриптов и фолиантов мои глаза начинали разбегаться, только сдаваться было ни в моих правилах.

Отвлеклась от изучения книг я только тогда, когда за окном наступила глухая ночь, а моя спина нестерпимо заныла от многочасового пребывания в согнутом точно лук состоянии.  Мысленно обозвав себя безголовой дурой, разыскала в взятой из дома дорожной сумке банку с обезболивающей мазью. Даже не поужинав, заснула прямо на неразобранной постели, положив под голову вместо подушки собственную руку.

Утро встретило меня настойчивым стуком в дверь. Мужской голос за порогом весьма нелюбезно обращался к неведомому собеседнику. Правда, слов разобрать из-за защитных заклинаний было невозможно. Дар нашептывал, что, если не потороплюсь, крупные проблемы будут не только у меня, но и супруга. Этого допустить было никак нельзя. Я зябко поежилась, прихватила талмуд по ювелирному делу для большей уверенности. Пришлось идти встречать незваных гостей. Слишком уж хорошо понимала, что чудом выживший после столкновения с Тагрой и ее наставником Сорком Дирк сейчас вряд ли способен дать достойный ответ бушующему во дворе незнакомцу.

Возмущенный голос Берты, которая что-то с жаром кому-то доказывала, заставил меня поторопиться:

– Магистр Орлат, Айни в отсутствие вашего племянника старается на улицу не выходить даже в моем сопровождении! Артэ Ларн вар Тагарон всего лишь принес послание от попавшего в передрягу мужа. Не ее вина, что не в меру языкастые кумушки тут же распустили по Самоцветной Пади отвратительные слухи!

– Я хочу выслушать жену моего племянника, арна Ральв. Неужели вы думаете, что маг такого высокого уровня не способен отличить правду от лжи?

Вежливо поздоровавшись со всеми присутствующими, приготовилась отвечать на неизбежные в подобных случаях расспросы.

 – Только в моем присутствии, господин мой! Я никому не позволю безнаказанно чернить мою внучатую племянницу только потому, что ее супруг добился большего собственным умом и умением сначала думать, а лишь потом что-то делать!

Берта собиралась вступиться за меня, прекрасно понимая, что к выяснению отношений я совершенно не готова.

– Итак, Айни, надеюсь, вы ничем не опорочили честное имя моего семейства?

Хозяйка трактира «Серебряный Кинжал» колдуньей, отродясь, не была, но переглядеть могла даже пьяного в доску наемника. Любой возмутитель спокойствия в итоге первым отводил взгляд и мирно уползал в снятую комнату отсыпаться. Магистру тоже не удалось урезонить бушующую тетушку, поэтому я поспешила вмешаться в разгорающийся конфликт.

– Пройдемте в гостиную. Не думаю, что публичный скандал хоть чем-то поможет нам с Дирком. Судя по письму, которое он передал, мы с ним не скоро увидимся. Сейчас за ним присматривают мои родители.

– Я в курсе, Айни, что ваша мать – искусная лекарка. К ней за советом и лечением приезжают даже из столицы, а не только отсюда.

Потом, замявшись и смущенно краснея, я спросила у главы рода вар Ренар:

– Не могли бы вы переговорить с магистром вар Тагароном вне стен моего дома? Мне очень неприятно видеть здесь именно этого человека. Слухи, конечно, вещь очень неприятная. Только вот не настолько, чтобы принимать в собственной гостиной того, кто бросил тень не только на мою репутацию.

Темноволосый с проседью маг пронзил меня проницательным взглядом и, обернувшись к главному виновнику происшествия, прорычал:

– Вернусь в свой кабинет через час. Если я не найду вас в приемной… – дальше он объяснять не стал, но судя по тому, как побледнел Ларн, ослушаться сурового начальства не посмеет.

Я провела гостей в дом, с комфортом разместила у жарко натопленного камина и приготовила кофе. Местные правила гостеприимства советовали поступить именно так. Скромно присоседившись рядом с тетушкой, стала терпеливо ожидать новых вопросов. На душе было спокойно. Я сразу же поняла, что магистр Орлат для меня представляет гораздо меньшую опасность, чем коллега Дирка вар Тагарон. Дар нашептывал, что колдунья Тагра и ее наставник – полубезумный некромант Сорк уже заинтересовались моей скромной персоной. Именно их мне и следовало опасаться больше всего.

– Я велел своим людям присматривать за вами, арна Айни. Как оказалось, чутье меня снова не подвело. Как я понял, вы не привечали ни магистра Ларна, ни какого иного мужчину в отсутствии Дирка в городе.

– Глупости обычно появляются в головах у тех, кто страдает от безделья, гранд магистр Орлат вар Ренар!

Красноречивый взгляд хозяйки трактира «Серебряный Кинжал» метал громы и молнии. Берта была готова голыми руками разорвать заподозрившего меня в недостойном поведении Главу Магистрата на мелкие кусочки.

– Чем же еще может заниматься совсем еще молоденькие женщины, когда супруг надолго покинул ее? Обычно они крутят романы или, хотя бы, флиртуют с более чем презирающими любые условности молодыми рыцарями и магами!

– Айни была подмастерьем ювелира, своего дальнего родственника, до того, как попала в дом к вашему племяннику, любезный! Она даже мне похвасталась роскошной мастерской, которую ей предоставил Дирк! Если бы не его странная прихоть, моя родственница смогла бы стать мастером-ювелиром! Именно об этом она мечтала с самого раннего детства! Заметьте, не о балах и замужестве, отнюдь! Чудо, что магистр вар Ренар не запретил супруге и дальше совершенствоваться в любимом мастерстве!

Я невольно напряглась, напоминая себе, что ничем не должна себя выдать. Врожденный дар день ото дня пел в моей крови все сильнее. Мои родственники не должны пострадать из-за моей неосмотрительности. Напустив на себя сильно смущенный вид, оперлась на руку не на шутку встревоженной тетушки и покорно пошла  показывать собственную мастерскую.

Гранд магистр Орлат застыл прямо посередине довольно просторной и светлой комнаты, которую Дирк надежно защитил от чужих ушей и глаз. На рабочем столе были аккуратно разложены золотая проволока и разнообразные слитки, драгоценные и полудрагоценные камни, цветное стекло и хрустальные бусины и даже несколько горстей морского и речного жемчуга. На специальной подставке лежал раскрытым довольно редкий фолиант по изготовлению ювелирных изделий. Также в книге были описаны методики украшения поверхности металлов с помощью не магических и магических способов. Мастера и подмастерья, освоившие первую группу умений, встречались довольно редко. Поэтому всегда были востребованы не только на местном рынке. Естественно, чтобы не нарушать постановлений Магистрата, серебра тут не было ни кусочка.

Увидев начатое ожерелье с большим количеством мелких деталей, мой грозный родственник сразу все понял правильно. У меня просто не было времени на обычные в моем возрасте глупости и развлечения.

– Дирк всегда был на редкость прозорливым молодым человеком. Где вы достали такой редкий учебник по ювелирному делу?

– Мастер-ювелир Гарт подарил. Из его дома Дирк меня и взял, почему-то проигнорировав сестер.

Искреннее удивление в моем голосе сразу дало понять магистру, что я не понимаю, за что на мою бедную голову свалилось счастье в лице его любимого племянника, которым он имел все основания гордиться.

– А тут никакого секрета и нет, Айни. Дирк знаком с твоими сестрами по балам. Они, на его взгляд, чересчур ветрены и легкомысленны для того, чтобы из них вышли толковые жены для боевых магов. Их же, временами, месяцами дома не бывает. Репутацию достаточно всего один раз запятнать, и потом уже ничем не восстановишь. Именно поэтому я так и отнесся к слухам, которые стали бродить среди кумушек, обрастая пикантными подробностями. Часто совершенно нелепыми.

– Я могу только не покидать эти стены до тех пор, пока Дирк не вернется. Надеюсь, вы поняли, что магистр Ларн вар Тагарон меня совершенно не интересует.

– Да. Ты оказалась достаточно благоразумна, чтобы не наделать глупостей. Кстати, моя супруга предложила тебе переехать в наш дом.

«О боги! – мысленно взвыла я и бросила полный тоски и отчаяния взгляд на тетушку Берту, которая тоже пришла практически в священный ужас от подобного поворота событий. – Чем я вас прогневила? Пошлите мне сон, что надо сделать, чтобы неприятности не привели к фатальным последствиям!»

– Это не очень хорошее решение, – притворно вздохнула моя старшая родственница по материнской линии. – Люди будут тыкать пальцами и шептаться за вашей спиной, мой господин, что: «Гранд магистр Орлат совсем с ума сошел на старости лет. Как и его племянник, пустил под свою крышу дочь проклятого колдовского рода. Вдруг она – прирожденная ведьма, решившая отомстить Магистрату за гибель своих предков с помощью черных чар и проклятий?»

Старший вар Ренар сердито посмотрел на женщину, а потом почти прорычал:

– Арна Ральв, замужняя женщина полностью переходит под ответственность главы рода собственного мужа, не так ли? Мне нет никакого дела до того, что будут болтать досужие кумушки и завистники! Я предложил единственный выход, который избавит Айни от происков хлыщей, охочих до чужих жен!

  Темные с проседью волосы мага от возмущения топорщились точно волчья шерсть на загривке, зеленые глаза веяли январской стужей.

– Лучше подождать, артэ Орлат. Нам ни к чему  лишние пересуды. Никто не сможет ничего возразить, если вы дадите мне какой-нибудь сложный ювелирный заказ. Например, основы для создания золотого охранного амулета. Вы получите простой повод хоть по несколько раз на дню бывать в нашем с Дирком доме.

– У моего племянника отменное чутье, коль скоро он не польстился ни на одну из вертихвосток в доме вашего родственника. Похоже на то, что вы – идеальная партия для Дирка. К тому же читать тоже обожаете, как и пропадать в собственной мастерской, оставив минимум времени на  еду и сон. Вы можете предложить мне варианты заказа?

Я на секунду задумалась, сразу поняв, что собеседник снова решил проверить меня, как говорится, на вшивость. В глазах Берты я прочла почти благоговейный ужас. Видеть его было поразительно! Хозяйка «Серебряного Кинжала» никому даже на рынке или темной улочке не давала спуску. Ее за глаза называли «Бубонная чума» и старались сделать все возможное и не очень, чтобы пореже попадаться на пути скандальной трактирщицы. Арне Ральв даже услуги вышибалы не требовались в лучшей в Самоцветной Пади таверне.

– Я знаю, что в последнее время участились нападения на боевых магов в провинциях и на границе. Лучше всего оснастить их золотыми браслетами с защитой от принуждения и проклятий. Если бы у Дирка был такой оберег, он пострадал бы гораздо меньше. Я могу нанести охранные руны. Какие конкретно, выберете сами.

– Хорошо, мы сегодня же подпишем договор на поставку пробной партии из пятисот штук. Если от этих безделок будет толк, то Магистрат сделает солидный заказ.

– Я поищу в библиотеке. Может, мне удастся найти наиболее эффективные комбинации рунной чеканки.

– Айни, мне доложили, что вы на редкость благоразумны. Только пообещайте мне, что, если буду проблемы личного характера, вы сразу же дадите мне знать, – поколебавшись несколько мгновений, мужчина вынул из кармана коробочку.

Золотая безделка только внешне была похожа на поле для игры в шарвас. Отсутствовали алые и зеленые фигуры. Обоим игрокам приходилось изрядно потрудиться, чтобы выйти победителем из многоходовой схватки. Внутри были начертаны незнакомые мне символы. Поймав мой недоуменный взгляд, Орлат снизошел до объяснений:

– Кариас помогает связаться с любым человеком с помощью мыслеречи. Даже если у вас нет и тени магического или чародейского дара. Возьмите ее в руки и попробуйте дозваться сначала меня, а потом Дирка. С помощью этой занятной вещицы вы сможете всегда пообщаться с родственниками. Совсем не важно, где они находятся в данный момент времени. Для этой разновидности магии расстояния не имеют значения.

– Пожалуй, я попытаюсь сначала узнать, как самочувствие Дирка. Возможно, ему удастся не усложнять мою жизнь еще больше необдуманными поступками. Не хватало еще, чтобы мои трудности стали еще больше. Что-то мне подсказывает, что магистр Ларн вар Тагарон еще не один раз появится на моем горизонте.

– Даже если тебе просто почудится, Айни, что этот хлыщ бродит где-то поблизости, ты немедленно переедешь в мой дом! Лишние неприятности не нужны ни тебе, ни, тем более, Дирку. Надеюсь, твоя мать как можно быстрее поднимет его на ноги.

– Мне бы тоже очень этого хотелось, – искренне поддержала я.

Разум прирожденной колдуньи рассудил здраво. Раз уж моя судьба выкинула такой крутой фортель, придется приноравливаться к появлению в моей до этого времени размеренной и спокойной жизни бедового боевого мага. Все равно изменить уже ничего нельзя. Придется жить, как выходит, и надеяться на лучшее. Не моя вина, что я настолько приглянулась  родному племяннику самого гранд магистра Орлата вар Ренара, что он на многое махнул рукой. Даже на тот факт, что я из проклятого магами рода Крылья Тени. Именно он и пострадал во время Ночи Погребальных Костров больше всего. Выжила лишь пара сотен наследников практически без колдовских способностей.

Угостив гостя только что сваренным бодрящим травяным отваром, проводила родственника до дверей. Я клятвенно пообещала, что без его личного сопровождения до возвращения Дирка за порог дома и нома не высуну.

Улыбнувшись на прощание мрачно посматривающей на него Берте, мужчина проронил:

– Арна Ральв, надеюсь, что вы и дальше будете присматривать за Айни. Я возмещу вам все расходы. Очень надеюсь, что мы сможем уберечь ее от домогательств этого ловеласа.

– Не волнуйтесь, надо будет, даже поселюсь тут на некоторое время. Надо как можно скорее отвадить этого поганца от дочери моей троюродной сестры.

Галантно раскланявшись с нами обеими, гранд магистр покинул мой дом. Он взял с нас обещание, что мы будем предельно осторожны. Снова все, чему меня учили чуть ли не с рождения, никак не соответствовало тому, что было на самом деле.

– Идем, Айни. На этот раз мы справились, но тебе придется быть очень осторожной. Ты буквально ходишь по лезвию меча.

– Увы, Берта. Ведь я, и правда, Прирожденная Колдунья. Если Тагра и Сорк почуют, что появилась ведьма с сильным даром, то приложат все силы, чтобы уничтожить меня. Так что единственно возможная тактика в данном случае – обвести всех вокруг пальца. Никому нельзя дать узнать мою самую страшную тайну.

– Чутье подсказывает, что тебе придется открыться, когда эта парочка безумцев снова пойдет в наступление. Они и так уже загубили чересчур много жизней в приграничных поселениях. Не только боевых магов, но и обычных людей в угоду собственным амбициям и гордыни. Если бы их триста лет назад вовремя остановили, Ночи Погребальных Костров могло бы и не быть!

Каштановые волосы женщины выбились из обычно аккуратной прически. Сейчас она не обратила на этот факт ровным счетом никакого внимания. В каре-зеленых глазах снова полыхала холодная ярость. От такого взгляда хозяйки трактира «Серебряный Кинжал» мгновенно трезвели даже самые пьяные и наглые наемники, предчувствуя знатную трепку. Вышибал в своем заведении арна Ральв не держала.  Она всегда предпочитала самостоятельно решать проблемы по мере их возникновения. За тяжелую руку и вспыльчивый нрав предсказательницу заслуженно побаивались и старались ничем не обидеть. В итоге себе всегда выходило дороже.

– Сейчас меня больше всего беспокоит, что задумал магистр Лар вар Тагарон. Учитывая ту давнюю историю с девицей, меня начинают терзать нехорошие предчувствия. Причем настолько сильно, что готова пойти к мужу в кабинет и сунуть нос в Серебряный Туман. Надеюсь, мои способности покажут мне все возможные варианты развития событий. Только вот лишний раз соваться туда чересчур неразумно. Помешав Тагре убить моего мужа, и так дала знать самому страшному и беспощадному из своих врагов, что существую на этом свете. Она обязательно попытается найти и уничтожить меня.

– Чтобы знать, как может дело повернуться, не нужно так сильно рисковать. Мой дар слаб, как и у твоей матери. И все же он позволяет мне вовремя узнать о готовящихся ловушках, грядущих проблемах и вовремя предотвратить их появление. Запри дверь, Айни, зашторь окна, активируй все защитные амулеты в гостиной и принеси мне стеклянную чашку с обычной водой.

Не тратя время на ненужные сейчас вопросы, я быстро принесла то, что просили. Удобно устроившись в кресле, с любопытством смотрела, как Берта зажигает свечи и кидает в жаровню горсть сушеных трав. Ароматный дымок сразу подсказал мне, что родственница на этот раз использован сбор, каким частенько мать пользовала не в меру разбуянившихся детишек. Он помогал им чуть успокоиться и не допекать родителей постоянными проказами.

– Смотри в воду, как в зеркало, и ты узнаешь, что хочешь. Это аналог Серебряных Туманов для предсказания. Только вот мои способности настолько слабенькие против Тагры. Она вряд ли обеспокоится проблемой сжить меня со свету, в отличие от тебя. Постарайся пока что не бежать вперед семимильными шагами. Развивать дар, конечно, придется. Только так, чтобы перемен не заметили не только простые люди, но даже маги и эта безумная парочка.

Я лишь молча кивнула, подтверждая, что поняла Берту и принялась пристально вглядываться в серебристое водное зеркало. Интересующие сейчас вопросы срывались с моего языка один за другим. В слишком уж в сложный переплет меня угораздило угодить. Самое страшное, что с каждым днем мое положение только ухудшалось. Даже переезд в дом гранд магистра Орлата больше не казался таким уж ужасным решением.

Перед моим взором заклубился туман, чем-то похожий на утренний. Увиденная картина напугала почти что до икоты. Ларн отсчитывал полновесные монеты каким-то весьма бандитского вида проходимцам. По его глазам было видно, что ему безумно жаль расставаться с честно нажитым на службе добром. Только вот иного выхода решить свои проблемы магистр так и не нашел.

– И что же вы хотите, господин? – предводитель небольшой шайки осклабился, продемонстрировав челюсть, утратившую в уличных драках больше половины зубов.

– Всего лишь взломать дверь в доме арны вар Ренар и постоять на стреме, пока я буду беседовать с его хозяйкой. Пары часов, уверен, нам вполне хватит.

– Ларн, она – жена любимца Орлата! Эта женщина стоит того, чтобы так рисковать собственной шкурой?

–  С меня довольно и того, что Дирку будет безумно больно. Еще бы: горячо любимая супруга не устояла перед чарами его соперника еще со времен Королевской Академии.

– А подловить где-то по дороге никак? В том доме очень сильные охранные чары. Наши туда сунулись всего один раз, потом еле ноги унесли.

–  Девчонка выросла в глуши. У нее, видать, чутье как у дикого зверя. Всего один раз попытался следить за ней. Никто до этого не замечал моего интереса, кроме нее. Айни, оказывается, родственница Бешеной Берты Ральв, хозяйки «Серебряного Кинжала». Эта ведьма теперь лично приносит в дом Дирка все, что надо для безбедного затворничества. Да и Орлат, насколько знаю, посоветовал ее и носа за порог не высовывать до возвращения мужа.

Потом картинка померкла, а мои ногти так сильно впились в ладони от ярости, что по запястьям побежали капельки крови. Берта охнула и, выудив из кармана передника заживляющие бинты, выдержанные в специальном травяном отваре и баночку с целебной мазью, захлопотала надо мной, недовольно ворча:

– Вот ведь, дуреха! Осторожнее надо быть!

Я молча стерпела неприятные ощущения, раздумывая, как мне теперь быть. По всему выходило, что мой дом не защитит меня от притязаний не в меру прыткого и наглого боевого мага. По здравому размышлению выходило, что придется с помощью мыслеречи предупредить гранд магистра Орлата о грозящих мне крупных неприятностях. Мне все же придется принять приглашение его супруги погостить в их доме до возвращения Дирка в Самоцветную Падь.

Подумав еще несколько томительных минут, при подсказке колдовских способностей поняла, что, чем раньше я переберусь под крылышко жены старшего родственника Дирка, тем лучше. Только вот придется быть предельно осторожной, чтобы ничем не выдать, кто я такая на самом деле. Наш род и так был обескровлен больше всех во время Ночи Погребальных Костров, рисковать жизнями чудом уцелевших родичей было бы слишком жестоко.

Достав из кармана выточенный из молочно-белого янтаря кариас, сообщила главе рода вар Ренар, что принимаю приглашение его супруги. Мне уже не казалась дикой идея погостить в их доме до того счастливого момента, когда Дирк вернется домой из затянувшегося путешествия.

– Рад, Айни, что вы способны рассуждать здраво. Не стоит позволять предрассудкам и застаревшей вражде между колдовскими семьями и Магистратом поставить под угрозу не только ваше собственное будущее. Собирайтесь, мы с женой приедем к вам через час. Уверяю вас, что ни одна живая душа не узнает, особенно ушлый вар Тагарон, что птичка уже упорхнула.

Копаться в мои привычки никогда не входило, как и брать с собой слишком много вещей. Хотя три редких фолианта и материалы для продолжения учебы прихватила до последнего камушка, как и безумно дорогие инструменты, которые на совершеннолетие подарил мой тогдашний мастер.

Магианна Меганн вар Ренар оказалась доброжелательной и довольно интересной собеседницей.

– Меня зовут Меганн, Айни. Этому паршивцу Ларну давно уже пора прищемить павлиний хвост дверью. Слишком уж много в последнее время он стал себе позволять. С Дирком у них и вовсе застарелая вражда, которая никак не желает утихать.

– Рада знакомству, арна Меганн. Я уже в курсе той истории из-за молодой девушки еще во времена учебы обоих в Академии. Моя родственница Берта Ральв сразу просветила меня об этой довольно туманной и мерзкой истории. Она поиграла с ними обоими и нашла себе более выгодную партию для замужества. Только вот почему магистр вар Тагарон никак не хочет понять, что Дирк пострадал так же сильно, как и он сам?

– Всегда проще обвинить другого мужчину в собственных бедах, чем признать, что не являешься непререкаемым совершенством! – пронзительно-синие глаза доброжелательно посматривали на новую родственницу, но не торопились лезть девушке в душу.

– Честно говоря, такого напыщенного молодого человека я встречаю впервые. Тут он даже старшего сына моего бывшего наставника по ювелирному делу Гарта переплюнул в плане спеси и самовлюбленности.

– Ничему-то жизнь этого хлыща так и не научила! Каждый раз набивает одни и те же шишки, а вот ума в пустой голове прибавляться никак не желает! Никогда бы не подумала, что у Берты Ральв такая очаровательная родственница. Дирку повезло, что он не польстился на дочерей арны Норты. Больно уж они кокетливы и предпочитают балы и светские приемы слишком сильно, пренебрегая собственными домашними обязанностями.

Я тактично промолчала, прекрасно понимая, что девицы, о которых сейчас шла речь, так и норовили спихнуть львиную часть повседневной рутины на меня или служанок. Мне еще повезло, что большую часть дня мы с мастером Гартом пропадали в мастерской. Иначе была бы даже в выходные по самые уши в нудной, а то и заведомо грязной работе.

«Дом» четы вар Ренаров оказался довольно большим старинным замком, который, несмотря на внушительные размеры, выглядел почти что невесомым. Ничего подобного видеть моим глазам еще не доводилось. Конечно, стены были наполнены под завязку  охранной, очищающей и исцеляющей магией, а тонкое каменное кружево не позволяло проникнуть в тайны личной жизни своих хозяев даже ненароком. Невольно застыла на месте, отдав должное роскошному саду, который был хорош даже сейчас, поздней осенью. Долго рассматривала и причудливое сочетание завитушек, вензелей вар Ренаров, геральдических и цветочных мотивов.

На фамильном обручальном перстне моего мужа гордо красовалось изображение грифона. Тут две каменные статуи этих красавцев точно охраняли широкую лестницу из редкого сейчас фиалкового мрамора с ажурными перилами. Увидев, что я полностью подпала под очарование этого места, арна Меганн вежливо, но решительно потянула меня за рукав куртки, велев слугам отнести мои вещи в заранее подготовленную комнату.

– Понимаю, что ты привыкла делать все сама, но иногда можно немного и покапризничать, – пронзительно-синие глаза магианны озорно сверкнули, когда она увидела, как у мужа слегка скривилось обычно невозмутимое лицо.

Внутри дома тоже чувствовалась заботливая рука хозяйки. Чары чистоты были заботливо сплетены, слуги вежливы и обходительны. Три комнаты, в которых меня разместили, оказались просторными и уютными. Небольшая боковая дверца вела в мастерскую ниже этажом. Только вот никак не могла понять, что же меня смущает, пока не оказалась в ванной комнате. На стене висело старинное серебряное зеркало, явно парное тому, которое стояло у мужа в кабинете.

Бросив испуганный взгляд на арну Меганн, поняла, что та сразу поняла, чьи это происки. Гранд магистр Орлат наотрез отказался переселить меня в другие покои:

– Ванны тут две. Так что, если Айни не будет подходить к нему, то и большой беды не будет.

Я дала себе зарок без крайней нужды и носа туда не совать. Мне совсем не улыбалось выдать свою самую большую тайну. Совсем не хотела принести бед тому, кто связал со мной всю свою дальнейшую судьбу.

Решив, что с заказом на боевые браслеты долго тянуть неразумно, аккуратно разложила те немногие вещи и книги, которые прихватила с собой. Потом связалась с помощью кариаса с матерью, чтобы узнать, как дела у Дирка. При этом я с удивлением обнаружила, что меня искренне беспокоит его судьба. Хотя мы и были то вместе всего несколько часов.

Решив не заниматься разбором полетов прямо сейчас, сосредоточилась на мысленном разговоре. Я загнала ощущение того, что смеющееся лицо собственного мужа периодически появляется перед моим мысленным взором, подальше. Сердце начинало сладко замирать в груди только при одном упоминании о нем. Отмахнувшись от странных ощущений, выслушала подробный рассказ матери.

Ничего подобного мне до этого испытывать еще не приходилось. Когда она почувствовала, что что-то в моей жизни пошло совсем наперекосяк, нехотя рассказала про ушлого ловеласа. Слишком уж крупные и неожиданные неприятности вызвал мужчина, который привез письмо от Дирка. Настолько серьезные, что даже была вынуждена искать убежища под крылом у жены самого гранд магистра Орлата и его супруги Меганн.

Мысленный голос мамы был непривычно задумчив и до ужаса серьезен:

 

– Лучше подождать, чтобы выяснить, можешь ли ты доверять новым родственникам. Надеюсь, что да. Только не спеши открываться им, кто ты такая. Супруга главы Магистрата относится к подобным нам людям вполне лояльно. Она понимает, что Тагра, конечно, – ведьма, причем, весьма талантливая и сильная, а вот ее «наставник» Сорк когда-то сам был боевым магом и предшественником Орлата. Только вот ее муженек не спешит отказываться от въевшихся в его плоть и кровь старых взглядов за истекшие с Ночи Погребальных Костров столетья. Хотя сейчас обе стороны осознали, что их попросту ловко обвели вокруг пальца и столкнули лбами. Этой парочке всегда хотелось властвовать не только над умами, но и над душами людей. Объединив разные грани своих Талантов, они добились больших успехов. Правда, не учли, что правда, рано или поздно всплывет, поставив их вне закона. Айни, будь осторожна. На счет Дирка я абсолютно уверена, что он никогда не причинит тебе ни малейшего вреда. Любой, кто попытается это сделать, столкнется с его гневом. Как только твоего мужа можно будет без риска для жизни и здоровья перевезти, наши доставят его в Самоцветную Падь. Только вот пока он полностью не поправится, вам лучше оставаться в доме главы рода вар Ренар. Будь осторожна. Тагра уже почуяла, что не успела погубить тебя до того, как твой Дар проснулся. Она попытается сжить со свету, но с тобой наши шансы уцелеть не станут практически нулевыми. Магия не причинит ей никакого вреда, а искры колдовского Таланта достаточной силы встречаются сейчас непростительно редко. Сама же знаешь. К тому же, почти все мы не обучены боевым сторонам нашего мастерства.

– В библиотеке Дирка я нашла полезные книги. Поэтому и научилась лучше понимать свои способности и держать их в повиновении. Даже оказалось практическое руководство для магов, работающих на территории других царств. Там есть такие уловки, что будет очень сложно доказать, что я – Прирожденная Колдунья, а не обычная девушка и без отголоска такого типа Таланта.

– Знаешь, он ничего не вынюхивает и не пытается нас ни в чем  заподозрить. Зато с искренним интересом ловит каждое слово, которое поможет ему лучше узнать собственную супругу. К сожалению, твой мастер был бы ему более полезен в качестве источника информации такого рода. Когда мы отправили тебя к дальним родственникам в Самоцветную Падь, ты была еще совсем девчушкой. Ему же пришлось иметь дело с девушкой – подмастерьем ювелира.

–  Расскажи все, что посчитаешь нужным. Хорошо еще, что Берта Ральв вовремя предупредила меня о возникшей опасности. Только поэтому Ларн так и останется с носом. Не понимаю! Зачем портить Дирку жизнь из-за девицы, которая никогда не любила ни одного из них?

– Не знаю, девочка моя, – в голосе лекарки проскользнули нотки печали. – Жизнь в крупных городах течет совсем не так, как в нашей глуши. Будь осторожна, Айни. Это единственное, о чем я тебя попрошу. Очень уж сильные испытания грозят всем нам. Мне бы очень хотелось, чтобы вы с Дирком не пострадали в круговерти страданий и бед.

– Я буду осторожна, мама.

Мысленно потянулась и прикоснулась губами к щеке матери. Только сейчас к своему стыду поняла, как сильно тосковала вдали от родителей. Лишь из гордости всегда прятала переживания так глубоко внутри, что даже наставник не догадывался, как мне было плохо в первые три года ученичества вдали от дома.

– Как ты, Айни? Мне жаль, что возникшие сложности задержали меня по делам службы.

Голос мужа, звучащий в моей голове был безумно уставшим. Еще в нем плескалась такая искренняя тревога за мою судьбу, что я тут же смутилась. Даже почувствовала, что не только уши, но и шея стали пунцовыми. Они выдали с головой, насколько неожиданно было для меня подобное отношение боевого мага к жене-колдунье. Чутье сразу подсказало, что Дирк понял, почему уцелел там, где других сгубили черные чары. Только вот это неожиданное открытие не вызвало в нем отвращения или неприятия.

Пожав плечами, рассказала все, как есть.

– Ты правильно поступила, но будь осторожна. Я не знаю, как Орлат отреагирует, если правда откроется.

– Мне кажется, Меганн догадывается, но она меня никогда не выдаст.

Амулет для мысленной речи был уникален тем, что мог чуточку больше, чем просто позволить поговорить. Невзирая на разделяющее собеседников расстояние. Ощущение прикосновения губ к виску заставило мои глаза стать совсем круглым от удивления.

– Айни, мне жаль, что я втравил тебя в переделку, а сам не могу быть рядом, чтобы защитить.

– Снявши голову, по волосам плакать глупо, – грустно улыбнулась я, ошарашив супруга любимым бабушкиным присловьем. – Не думаю, что магистр Ларн вар Тагарон посмеет вредить мне в доме собственного высокого начальства. Гранд магистр Орлат ясно дал ему понять, что очень недоволен, что тот смеет подкатывать к жене его любимого родственника. Не знаю, каким было наказание за наглость. Только вот, чую, что должного влияния оно на этого проходимца так и не оказало. Не знаю, что задумал Ларн, но, вряд ли, что-то достойное.

– Не вздумай покидать дома моих родственников, если возникнут проблемы. Меганн можешь довериться. Больше ничего не могу тебе посоветовать. И тебе не удалось меня провести. Еще первый раз увидев тебя, сразу же понял, что ты – прирожденная ведьма. Гонения на колдунов остались в далеком прошлом, Айни. Теперь носителей Даров этого подтипа также обучают в Королевских Магических Академиях. Король в корне не согласен с мнением нашего главы рода. Поэтому запретил зазря пускать в расход тех, кто, возможно, может стать нашей последней надеждой в борьбе с Сорком и Тагрой. Теперь понятно, почему твои родители не доверяют мне. Да и ты тоже, любимая.

– Об этом мы поговорим позже, Дирк. Давай решать проблемы по мере их поступления. Я и так уже за голову хватаюсь, не зная, с какого края браться за ворох проблем, в которых совершенно неожиданно для себя увязла по самые уши.

– Договорились, оставим эту тяжелую и скользкую тему для семейного тет-а-тета без лишних ушей. Хочу, чтобы ты знала, что сильно скучаю без твоих глаз. Не прячься от меня. Я никогда не причиню тебе ни малейшего вреда, Айни.

Не желая врать, промолчала, наматывая на палец длинную прядь волос цвета лесного ореха. Мой муж правильно расценил отсутствие ответа. Тяжелый вздох чуть не разбил мне сердце, но рисковать без крайней нужды, определенно, не имела права. Слишком уж мало уцелело колдунов и ведьм из кланов, некогда процветавших в городе Серебряные Тени. От моего и вовсе почти никого не осталось на этом свете. Мне безумно хотелось быть полностью уверенной, что мой муж, и правда, достоин того, чтобы верить ему без всяких «если». Познать еще и горечь предательства совершенно не хотелось.

– Умом я понимаю, Айни, почему ты таишься даже от меня. Только вот, знаешь, очень больно осознавать, что так и не сумел добиться полного расположения собственной спутницы жизни. Я – боевой маг, но сделаю все, что в моих силах, чтобы с твоими родственниками и с тобой не случилось ничего худого.

– Дирк, дело даже не в том, что я тебе не верю. Как и гранд магистру Орлату мне очень тяжело признать, что все, что я впитывала с молоком матери, больше не отражает реального положения дел.

– Главное, возьми книги в библиотеке из тех, что помогают повысить концентрацию и силу воли. Потом перейдешь к дальнейшему обучению. Только читай и тренируйся именно там и никому не позволяй прознать, что тебя живо интересует колдовская наука. Спасибо тебе за амулет в виде волчьей головы. Именно вожак лунной стаи приволок меня за воротник куртки к порогу дома твоих родителей. Если бы ты не дала мне шанс и не сняла большую часть проклятий, то я был бы уже давно мертв. Как и многие до меня, кому не повезло иметь жену-колдунью. Когда вернусь домой, придется нам расставить все точки над «И». Я люблю тебя, Айни. Твой Дар, уверен, подскажет, что не говорю сейчас ничего, кроме правды.

–  Дирк, я в полной растерянности, если честно. Все, что мне надо –  это немного времени, чтобы колдовское чутье помогло разобраться в творящемся вокруг бардаке.

– Я обещал, что не буду давить на тебя. Не беспокойся, всегда держал данное слово. Не отступлюсь от обещания и на этот раз. Хотя это с каждым днем это становится для меня все более трудным заданием. Чем ты занята сейчас? Надеюсь, тебе комфортно в доме моих родственников?

– Вполне, даже заказ получила на боевые браслеты. Правда, накладывать на них магическую начинку будут амулетчики Магистрата.

– Удивительно! Видимо, дядя решил потом проверить, не останется ли на твоих изделиях остаточного колдовского фона. Будь осторожна, сердце мое. Вредить тебе он не станет, но может запереть в комнате и никуда не выпускать одну даже в пределах своего особняка.

– Спасибо, Дирк, обещаю, что постараюсь не наделать глупостей. Поверь, проблем и так гораздо больше, чем можно успеть решить за ближайшие два-три месяца.

– Твой отец обещал отправить меня в Самоцветную Падь под охраной сразу же, как твоя мать удостоверится, что моей жизни и здоровью больше ничего не угрожает. Только вот, как я понял, не скоро вернусь на службу, – в его голосе прозвучала легкая грусть, но к чему она относилась, разобраться с ходу мне не удалось.

– Возвращайся домой. Это слишком важный разговор, чтобы не смотреть во время него друг другу в глаза. Все это может подождать до того момента, когда сможем сесть у камина и спокойно обсудить тонкости нашей совместной жизни.

– Вынужден согласиться. Надеюсь, до скорой встречи, сердце мое.

Связь с родными прервалась, оставив меня в растрепанных чувствах. Я так и не смогла понять, чем выдала себя Дирку. Ведь он сразу же понял, что за лесная пичужка угодила к нему в силок.

В полной задумчивости отправилась в собственную мастерскую и до глубокой ночи провозилась с заказом. Мои пальцы заботливо полировали до зеркального блеска каждый браслет и молча наносили руны из книги. Фолиант передал мне сам магистр Орлат, когда заглянула к нему в кабинет. Сочла нужным предупредить, где меня искать, если понадоблюсь. При этом старалась, чтобы никакого постороннего воздействия строптивого Дара на моих изделиях не осталось. Я не могла подвести Дирка и мою семью. Поэтому буквально держала себя в ежовых рукавицах. Пришлось клятвенно пообещать, что займусь изготовлением действенных колдовских амулетов уже в собственной мастерской. Естественно, когда муж, наконец-то, вернется домой.

Никакой угрозы для себя и родных от собственного супруга я не ощутила. Даже слегка удивилась от того, как потеплело на душе от осознания простой истины. Все оказалось далеко не так страшно и безысходно, как показалось поначалу. Причудливый кульбит судьбы полностью изменил мою устоявшуюся за годы жизнь прилежного подмастерья ювелира. Слава богу, хуже от этого никому в итоге не стало. Правда, мне еще придется многому научиться. Хотя была вынуждена признать, что арна Норта должным образом подготовила и меня к будничным семейным хлопотам. Все знают, что от них не уйти даже при наличии прорвы расторопных слуг.

Когда добралась до собственных апартаментов, от усталости уже едва ноги передвигала. Собрав остатки сил, сообщила гранд магистру Орлату, что все пятьдесят браслетов полностью готовы. Увидеть уважение во взгляде того, кого как огня боялись многие представители колдовских родов, оказалось для меня сильным шоком. Вежливо попрощавшись и пожелав грозному и довольно опасному родственнику спокойной ночи, благоразумно сбежала к себе.

Что и говорить, что после наполненного событиями дня заснула еще до того, как бедовая голова опустилась на подушку. К моему величайшему ужасу сладкий сон вскоре прервал странный зов. Как позже поняла, это Дар попытался растормошить меня. Расслабляться полностью даже в этом доме под защитой главы Магистрата было чревато слишком уж крупными проблемами в совсем недалеком будущем.

Натянув чистые полотняные брюки и куртку пошла туда, куда звали меня колдовские таланты прирожденной колдуньи по праву крови. Очень скоро я оказалась перед серебряным зеркалом, которое показывало мне крыльцо нашего с Дирком дома. На пороге топтались трое весьма подозрительного вида мужчин. Сразу поняла, что это маги с весьма скромными способностями, которые встали на кривую дорожку грабежей и воровства. Четвертым в этой весьма сомнительной компании оказался сам артэ Ларн вар Тагарон. Увиденное наводило на весьма невеселые размышления по поводу того, что же сталось бы со мной, если бы не переборола почти инстинктивный страх перед главой Магистрата и не укрылась под защитой этих стен.

Кутающийся в черный шерстяной плащ, побитый молью, детина с помощью незнакомого мне магического плетения снял защиту с двери. После чего услужливо распахнул перед Ларном дверь и шепнул:

– Постарайся, чтобы дама сильно не шумела. Мы постоим на стреме, но не более того! Уговор – есть уговор, но попадаться из-за тебя на зубок к городской страже нам нет никакого резона! Мы предпочитаем обчищать дома, амбары и лавки обычных людей, не рискуя навлечь на себя гнев Магистрата.

– Ну, как повезет. Все мои подруги в один голос говорят, что равного мне в постели нет, – мужчина самодовольно усмехнулся. – Правда, есть один изъян у подобного рода талантов. Потом от девиц очень трудно избавиться, когда их общество перестанет приносить радость.

– А ты что хотел, Ларн? Ничего просто так не дается. Особенно удовольствия. За них всегда потом приходится платить по счетам. Это закон бытия!

Магистр, проверив с помощью поисковых заклятий, что никто не свалится им на голову как снег в июле. Потом он довольно шустро нырнул в полутемную прихожую, оставив сообщников во дворе. Зеркало прилежно показало мне весь путь наглеца, который, оказалось, оканчивался у порога моей спальни. Недоброе предчувствие шевельнулось в моей душе и затрепетало точно пойманная удачливым охотником в силок редкая пичужка.

Жадно облизнув приоткрывшиеся от ожидания знатного развлечения губы, Ларн старался двигаться совершенно бесшумно. Маг скользнул в темноту, которую сейчас разгонял лишь слабенький свет крошечного фаербола. Было видно, что ему очень не хочется разбудить хозяйку дома в моем лице. По версии этого бессовестного мота и ловеласа, я уже должна была видеть десятые сладкие сны в собственной постели.

Мы с Бертой Ральв хорошо подготовились на случай такого вот безобразного ночного визита, уложив вместо меня под одеяло восковую фигуру. С помощью такой помощницы местные портнихи подгоняли заказанные наряды. При этом они не рисковали вызвать гнев или недовольство утомленных долгим процессом заказчиц. Особенно, если дама была из благородных.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям