0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Сапфирные грани. Лестница желаний (#2) » Отрывок из книги «Сапфирные грани. Лестница желаний (#2)»

Отрывок из книги «Сапфирные грани. Лестница желаний (#2)»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Сапфирные грани. Лестница желаний (#2)» обладает автор — Романовская Ольга . Copyright © Романовская Ольга

Глава 1

 

Первая дама королевства Зара Рэнальд Рандрин шла по коридору Высшей школы магического искусства столичного Айши и всеми силами старалась отвлечься от грядущего испытания. Даже двух испытаний – оценки за диплом должны были вывесить перед началом выпускного экзамена. Зара надеялась, что не зря потратила полгода, и получит если не высшую, то близкую к этому отметку, но всё равно боялась. Одно дело – рефераты и курсовые, совсем другое – диплом, венчавший самый длинный, шестой курс.

Подумать только, шесть с половиной лет обучения позади! И те самые полгода диплома, во время которых ученики корпели в библиотеках и ходили на выбранные спецкурсы. Могли и не ходить, если время поджимало, а работа не спорилась. Тут, в отличие от прежних лет, отметки не ставились, учёт посещаемости не вёлся, учеников всего лишь натаскивали к выпускному экзамену, коварно проводившемуся через семь месяцев после получения последней курсовой аттестации.

Зара занятия не пропускала, старалась поспеть и там, и там. Посещала ментальные дисциплины и левитацию, понимая, что именно эти две вещи, выпади на экзамене, могут существенно подпортить диплом. Позор для э-эрри, умеющей воздействовать на сознание силой взгляда, не владеть ментальной магией! Но, увы, она давалась Заре тяжело, хотя собственный дар девушка развивала на должном уровне.

Кто бы мог подумать, что через семь лет безродная дочь горничной Эгюль взберётся так высоко! Что не выйдет замуж за деревенского парня, не погрязнет в хозяйстве, а станет наследницей самого могущественного человека королевства. Сколько разбросано по Антории бастардов Рэнальда Рандрина, герцога С’Эте, Советника и верховного мага королевства, признал же он всего одного ребёнка. Недобровольно, под напором разыскавшей отца через столько лет дочери.

Зара пошла в Рандрина во всём: и внешностью, и повадками, и характером, даже редким даром, немудрено, что перед её напористостью не устояли ворота столицы. Девушка мечтала стать магиней – и стала. Хотела получить фамилию – и забрала самую лучшую. Жаждала иметь причитающиеся из-за могущественного родителя почести, которые бы достались законному ребёнку Рандрина – и это легло к её ногам. Да, не на блюдечке, ценой лишений и упорства, но Зара привыкла желать, делать и получать. Она ставила перед собой цель и упорно шла к ней, сметая все препятствия.

Девушка нервничала. Да, она написала связную и аргументированную защитную речь, которая, вроде бы, понравилась директору Школы, сеньору Граппу. Во всяком случае, тот, слушая, одобрительно кивал головой. Но кто знает, вдруг тема не понравилась? Зара опять выбрала вампиров, могли надоесть за столько лет. С другой стороны, о чём же ещё писать, когда столько лет знакома с одним из кровососов? Жаль, Эйдан далеко от столицы, прячется от властей, а то бы Зара значительно дополнила практическую часть работы. Вампир бы, конечно, не обрадовался, но стерпел. Кто ж его ещё от расправы защитит, только Зара. Она порой сама удивлялась, как могла в детстве подружиться с таким чудовищем. Но когда вынашиваешь план мести отцу (да, в те годы Зара порой мечтала его убить), вампир – лучший союзник.

Страшно-то как! И выглядит Зара, прямо скажем, не очень: бледная, с синяками под глазами. Она не спала две последних ночи, готовилась и теперь пожинала плоды.

Смилостивитесь, боги, оцените усердие!

Глубоко вздохнув, Зара протиснулась сквозь толпу сокурсников к заветному списку и отыскала своё имя. От сердца отлегло – максимум, двенадцать баллов. Отец будет доволен, если поинтересуется, конечно. Хорошо, если он вообще помнит, что сегодня самый ответственный день в жизни Зары. Обвинят Рандрина в чёрствости бесполезно, он такой, какой есть. Девушка это понимала, поэтому не сердилась. Глупо требовать внимания к своей скромной персоне от того, кто относительно недавно принял тебя в свою семью, взрослую, чужую, того, кто с утра до ночи занят государственными делами. Ведь именно Рандрин действительно правит Анторией, хотя формально существует Совет и принц Арилан, возведённый отцом Зары из небытия на самую вершину власти. Пусть последний из рода свергнутых королей лишь номинально стоит во главе государства, это тоже немало.

— Шестикурсники, поторапливайтесь! – раздался с лестницы скрипучий голос преподавателя теории магии, спустив с небес на землю.

Самое главное впереди, и лёгких вопросов никто не задаст.

Ученики притихли и ручейком потянулись к месту проведения экзамена. К ним примкнула и Зара, беспокойно ища глазами Бланш. Нет, значит, уже на месте, зубрит перед смертью.

Каждый шаг заставлял сердце подпрыгивать. Волна паники захлестнула разум, грозя погрести под собой все полученные знания.

Заре на миг показалось, будто время повернулось вспять, и она снова пятнадцатилетняя девушка, приехавшая из деревенской глубинки поступать в Школу. Только тогда Зара почему-то была больше уверена в собственных силах. Может, потому, что рядом стоял сеньор Огюст – маг из Терра, ставший её первым учителем? Нет, определённо, нет, дело в ней самой. А раз так, пора брать себя в руки. Сдала же вступительные экзамены, не зная половины ответов, и теперь справится. Главное – захотеть.

Девушка загнала страхи на дальние задворки сознания и улыбнулась Бланш, устроившись в укромном уголке между столбом и окном. Та ещё прошлой зимой вышла замуж за капитана гвардии Авеста Мавери, но по настоянию родителей согласилась закончить обучение. Сама Бланш не раз признавалась, что диплом ей не нужен, работать она не собирается, а магиня из неё никакая.

Приглядевшись, Зара заметила в руке подруги зелёный бутылёк.

— Бланш, это что?

Подруга вздрогнула и торопливо спрятала бутылочку в сумочку.

— Ничего, просто успокоительное.

— Дай сюда! – заподозрив подвох, Зара протянула руку.

Поколебавшись, Бланш отдала бутылочку. Судя по бегающим глазам, налила туда явно не успокоительное. Зара убедилась в этом, когда открыла пробку и почувствовала густой травяной аромат.

Укоризненно покачав головой, девушка вернула бутылочку Бланш.

 — Ты в какой концентрации это развела? Мне ли тебе объяснять, какие могут быть последствия? Что, если заснёшь прямо на экзамене?

— Я не засну, я всю ночь глаз не сомкнула.

— Тем более! Давай лучше магию попробуем.

— Не помогает, — вздохнула Бланш. – Я уже пыталась.

— Сама на себе? – улыбнулась Зара. – Из меня, конечно, никудышный ментальный маг, но из тебя, по-моему, ещё хуже. Но если мы объединим усилия, что-нибудь получится.

— У тебя точно получится, а у меня нет, — печально констатировала подруга. Она была невысокого мнения о собственных способностях и полагала, что поступить в Школу помог титул отца – графа Одели.

— Ну да, конечно! – хмыкнула Зара и взяла подругу за руку. В голове мелькнула ехидная мысль: «Успокаивать Бланш собралась – саму бы кто успокоил!». – Вспомни, как я мучилась на практических занятиях! Мне больше «семи» никогда не поставят, и то за красивые глаза!

Бланш хихикнула, оценив игру слов. Уж что-что, а глаза Зары могли заставить сделать всё, что угодно! Она ведь э-эрри, а те управляют жертвой с помощью прямого зрительного контакта.

Разумеется, никой ментальной магией Зара пользоваться не стала. Риск огромный, толку никакого, да ещё чревато неприятностями: не поощряет руководство школы эксперименты над людьми. Разумеется, можно прибегнуть к способностям э-эрри, но это слишком сильнодействующее средство с богатым спектром возможных последствий. Сознание – инструмент тонкий и хрупкий, вторгаться в него без серьёзной причины не стоит. Зара выбрала самый безобидный способ борьбы с нервозностью – смех. Спеша по переходу к экзаменационному залу, подруги вспоминали забавные моменты из школьной жизни.

Сквозь высокое окно на каменные плиты коридора лился мягкий солнечный свет.

Сосредоточенные шестикурсники устроились кто на полу, кто на широком подоконнике. Прикрыв глаза, они повторяли заклинания, пасы руками, классификацию трав и животных и прочие вещи, которые могли выпасть на экзамене. То здесь, то там вспыхивали голубые огоньки, летали и исчезали книги. Двое парней даже практиковали левитацию. С переменным успехом, но, в целом, неплохо.

Зара предпочла отойти подальше от зловещих дубовых дверей и, сев спиной к ним, перенесла из своей комнаты в отцовском доме потрёпанный фолиант с магическими картинками. У девушки по-прежнему «хромали» ментальная магия и внутреннее зрение, которое позволяло различать демонов и видеть цвет их ауры.  Выпади левитация, ещё один нелюбимый предмет, Зара надеялась жульничать, применив способности э-эрри: те умели летать.

Бланш же выводила в замкнутом пространстве коридора иллюзии. Те получались совсем, как живые.

Голоса смолкли – значит, появились члены комиссии.

Гробовая тишина разом накрыла коридор, ввергнув в пучину навязчивого беспокойства, когда не можешь не только повторять материал, но даже спокойно сидеть на месте. Сразу начинает казаться, будто ты ничего не знаешь и обязательно провалишь экзамен.

Хлопнула и закрылась дубовая дверь.

Комиссия не спешила. Сначала разложили на столе экзаменационные билеты и наложили на них заклинание против подглядывания. Потом каждый член комиссии выпил по чашечке чая или кофе, в зависимости от предпочтений, обсудил с соседом планы на лето, общих знакомых, последние законы, принятые Советом. Преподавателей, в отличие от учеников, ничего не мучило и не тревожило.

Наконец секретарь, не поднимаясь с места, отворил дверь и вызвал первого испытуемого.

Зал поглотил жертву, оставив остальных шестикурсников гадать о её судьбе при полном отсутствии информации: заклинание лишало их возможности заранее приобщиться к тайне выпускного экзамена.

Десять минут, четверть часа, полчаса… Напряжение нарастает, становится практически осязаемым.

Джойс, самая юная девушка курса, начла тихо поскуливать, а Себастьян д’Азан, некогда попортивший Заре кровь назойливыми ухаживаниями, тут же начал пугать бедняжку демонами, притаившимися за толстой дверью.

Чтение отложено. Никто не повторяет заклинаний, все просто ждут, когда же выйдет счастливчик, для которого уже всё позади. О том, что он может не сдать, старались не думать: подобное притягивает подобное.

После долгого мучительно ожидания дверь вновь бесшумно отворилась, выпустив обессиленного ученика. Товарищи тут же набросились на него с вопросами, но тот лишь устало отмахнулся и ограничился короткой ремаркой: «Кошмар!».

Зара оказалась четвертой в списке экзаменуемых: комиссия вызывала учащихся не в алфавитном порядке. Поймав взволнованный взгляд Бланш и скорее почувствовав, чем услышав её: «Удачи!», девушка толкнула дубовую дверь.

Экзаменационный зал помнил не одно столетие – об этом свидетельствовала толщина стен и тяжелые перекрытия свода. Половина комнаты погружена во тьму, другая освещена большим стрельчатым окном. Оно приоткрыто, и с улицы вместе с потоками золотистого воздуха льются запахи сада.

Жмурясь, Зара уставилась из темноты на стол, за которым восседала комиссия. Все в чёрных атласных мантиях, абсолютно бесстрастные. Или беспристрастные. Десять пар глаз направлены на неё.

— Подходите и тяните билет, — подал голос сеньор Групп и попросил секретаря сделать отметку в протоколе.

Зара подошла к столу, гадая, где на его девственно гладкой поверхности притаились заветные бумажки.

— Сеньора Оноре, прошу вас!

Улыбнувшись, секретарь поднялась с места и на миг накрыла стол бордовым палантином. Лёгкое движение – и ткань открыла двенадцать карточек. Подглядеть, что на обороте, невозможно: маги всё предусмотрели.

Зара в задумчивости провела рукой над столом, надеясь, что лёгкий билет сам заявит о себе. «Только не левитация и не ментальная магия!» — мысленно твердила она. Но подсознание молчало. Тогда девушка зашла с другого конца, попросив отозваться карточку с вопросом по травологии. Кажется, ладонь легонько кольнуло над третьим справа билетом. Решив не испытывать терпение комиссии, Зара взяла его, но прочитать не успела: карточка уплыла в руки директора.

— Итак, что тут у нас? – сеньор Грапп перевернул билет и проявил невидимые письмена. – Вам повезло, сеньорита Рандрин, вопросы лёгкие. Для начала расскажите и покажите нам, как можно остановить кровотечение.

Зара испуганно взглянула на него. Показать на ком?

— На себе, разумеется, — усмехнулась сеньора Оттонг. Она преподавала основы магии и не пользовалась любовью учеников за вздорный нрав. – Нет, конечно, если кто-то из преподавателей готов порезать руку, я не против, но разумнее, если это сделала сама экзаменуемая.

— А я, пожалуй, рискну, — вызвался добровольцем преподаватель высших ментальных практик. – Мне кажется, сеньорита Рандрин прекрасно справится с задачей.

Девушке стало не по себе, когда он материализовал нож для бумаг и с будничным выражением лица, будто чистил яблоко, сделал надрез на запястье. Преодолев волнение, Зара подошла к преподавателю, взяла за руку и заговорила кровь. Это оказалось сложно, ранка пустяшная, царапина. С серьёзной ничего бы не вышло: не хватило бы ни сил, ни умения.

Убедившись, что всё сделала правильно, Зара вернулась на место и подробно описала, как остановить кровотечение при помощи трав, и какой отвар следует давать раненому для быстрейшего восстановления жизненных сил.

Экзамен не обошёлся без каверзных заданий сеньоры Оттонг. Она попросила выбрать нужный ингредиент для зелья из двух практически одинаковых растений.

Зара улыбнулась. Уж что-что, а травологию она знала назубок, с закрытыми глазами смогла бы ответить. Никакими листиками не проведёшь.

Следующий вопрос касался классификации демонов и нечисти и способов борьбы с ними. Теоретическим он оказался тоже чисто умозрительно: магистр Маргут сотворил реалистичную иллюзию, с которой Заре предстояло расправиться. Девушка поначалу её не заметила. Стояла и монотонным голосом перечисляла характеристики высших демонов, когда вдруг ощутила шумное дыхание возле уха. Резко обернувшись, Зара взвизгнула и отскочила к окну. На неё смотрела гигантская уродливая трехголовая химера; слюна капала на блестящий пол. Пригнувшись, чудовище прыгнуло на девушку. Острые когти царапнули стену в нескольких дюймах от головы девушки, та едва успела увернуться. Выпущенная химерой струя огня подпалила портьеры.

Зара не могла понять, почему её оставили один на один с разъярённым чудовищем. Выставив все доступные уровни защиты, девушка хотела принять обличие э-эрри, но боковым зрением разглядела членов комиссии. Они хмурились, а сеньор Грапп уже что-то мысленно сказал секретарю. Зара поняла это по беззвучно шевельнувшимся губам.

Так это всего лишь иллюзия, часть экзамена! И Зара почти его завалила.

Никаких больше слабеньких оборонительных заклинаний, нужно убить эту тварь! Иначе как смотреть в глаза Меллону, потратившему столько сил на обучение Зары? Да и самой себе. Какая из Зары магиня, если она не способна справиться с нечистью? В знахарки, в деревню!

Девушка развернулась лицом к химере, заморозила кристаллами льда поток жаркого огня и сплела вязь тройного Атрена – одного из боевых заклинаний. Предельная концентрация, едва заметный пас рукой, произнесённый мысленно закрепитель – и иллюзия рассыпалась.

— Наконец-то, а то я решил, будто вы так до конца дней просидите под защитным колпаком! – пробурчал Маргут, убирая из воздуха остатки боевой магии. – Между прочим, задача решалась гораздо проще.

Кто спорит, только ничего простого Заре не вспомнилось.

Последний «лёгкий вопрос» вызвал на лице горькую усмешку. Перемещение в пространстве. Здравствуйте, любимые телепорты, и чашки чая из столовой леди Таст!

Решив немного схитрить, Зара начала с более-менее простых вещей. По просьбе одного из членов комиссии она перенесла на стол книгу из коридора, затем, уже менее охотно, переместилась из одного конца зала в другой. Вышло с первого раза. Наверное, помогла злость на саму себя за осечку с химерой. Обычно Зара не шагала так уверенно.

Девушка надеялась, что о телепортах не вспомнят – не судьба! Тяжело вздохнув, она постаралась вызвать перед собой чёрную прохладную пространственную дыру. Ничего. Видел бы отец, убил бы! Он столько времени потратил на обучение, а его тупоголовая дочь не в состоянии открыть даже простенький телепорт!

Но Зара всегда отличалась упорством и хотела получить диплом с хорошими отметками, поэтому, постаравшись абстрагироваться от комиссии, попробовала ещё раз. Есть! Долгожданный хлопок. Зара вопросительно посмотрела на сеньора Граппа – тот кивнул, и девушка смело шагнула в сгусток темноты. Интересно, он доставит, куда нужно? А нужно принести из трактира в Новом городе бутылку настойки, приготовленной по особому рецепту. Её подавали только в одном месте, сжульничать невозможно. Платить за выпивку не нужно: директор заранее попросил трактирщика записать бутылку на свой счёт.

Телепорт открылся прямо перед стойкой. Появившаяся из ниоткуда девушка напугала посетителей, Зара же, присев на краешек освободившегося высокого табурета, попросила «бутылку янтарной настойки для сеньора Граппа». Трактирщик, кивнул и с невозмутимым видом, будто в его заведение каждый день подобным образом попадали ученики магической школы, да ещё женского пола, отправился за настойкой.

— Скажите, у меня для него ещё штук пять припасено, — вернувшись, попросил он.

Зара кивнула и, немного помучившись, исчезла в чёрной дыре телепорта. Обратное перемещение прошло так же успешно, выбросив девушку в экзаменационном зале.

— Славная вещь! – протянул директор, любовно погладив матовое стекло, и, стушевавшись, поспешил добавить: — От ревматизма помогает.

— У вас – и ревматизм? – хихикнула сеньора Оттонг.

Сеньор Грапп промолчал, метнув на неё сердитый взгляд.

— Итак, коллеги, испытания окончены, пора определяться с аттестационной оценкой сеньориты Рандрин.

— Зара, — мягко попросил директор, — отойдите в противоположный конец зала, присядьте.

Девушка покорно шагнула из света в темноту и, озаряя дорогу слабеньким лучом света, прошла к одинокому стулу у украшенной шпалерой стены.

В голове промелькнула мысль: могло быть и хуже, ни левитация, ни внутреннее зрение не выпали. Хотя Зара и так умудрилась напортачить. Самое обидное, всё это получалось во время тренировок, а в самый ответственный момент… Волнение подвело? Значит, надо больше медитировать.

Комиссия активно совещалось за ярко освещённым солнцем столом. Поневоле стало интересно, что же вызвало такие бурные споры, но, как ни пыталась, Зара ничего не слышала. Наконец мысленный голос директора попросил её подойти.

— Честно говоря, мнения разделись. Половина из нас ратует за девять баллов, половина – за десять. Решающий голос мой, – сеньор Грапп выдержал эффектную паузу. – Итак, сеньорита Зара Рэнальд Рандрин, в качестве аттестационного выпускного балла вам выбрана «десятка». Поздравляю с успешным окончанием Высшей школы магического искусства!

И вполголоса добавил:

— Передавайте привет отцу.

Гора с плеч! Десять баллов – это очень хорошо, это выше среднего, Зара даже не надеялась. Честно говоря, её бы и «девятка» устроила, но не отказываться же!

Бланш искренне обрадовалась успеху подруги и засыпала вопросами. Зара предпочла отмолчаться, отделавшись несколькими общими ответами. Теперь она понимала, почему остальные сдавшие экзамен ученики оказались столь немногословны: не хотелось признаваться в постыдной тупости.

Для Бланш экзамен тоже окончился благополучно, хоть ей и не повезло с билетом. Зато, по её словам, сеньор Грапп помогал, задавал наводящие вопросы и вывел-таки на твёрдые восемь баллов.

— Если бы не мастерство иллюзий, получила бы «шесть», — утирая пот со лба, по секрету шепнула Бланш. – Я чуть не засыпалась на защите от тёмных сил.

Подруги решили отпраздновать успешную сдачу выпускного экзамена в одном из заведений Старого города. К новоиспеченным без пяти минут магиням третьей категории присоединился Авест Мавери. Недавно ему предложили должность в столичном судебном управлении, но капитан пока еще не решил, стоит ли менять место службы. Разумеется, согласись он, Бланш стало бы спокойнее, но Авест любил свою работу и не мыслил себя без старых друзей и привычных обязанностей.

— Здравствуйте, Авест! – сердечно приветствовала мужа подруги Зара.

После того, как она исполнила роль Соединительницы сердец на свадьбе Бланш, их отношения с капитаном заметно потеплели.

— Рад вас видеть, Зара, – Авест обнял жену и поцеловал в щёку. – Всё прошло удачно?

— Как видите, мы обе живы, и нас обеих с позором не выгнали с экзамена, — пошутила девушка, наблюдая за счастливой парочкой.

Интересно, додумается ли Меллон поинтересоваться итогами выпускных испытаний или забудет? Целых два дня не давал о себе знать, хотя обещал разговаривать с Зарой каждый день. Устроит она ему по приезде! Девушке с самого начала не нравилась командировка Меллона, и вот подозрения оправдались. Стоило бывшему наставнику признаться в любви, как тот сразу поспешил сбежать от Зары под видом рабочей надобности.

Все трое удобно расположились за столиками и сделали заказ. Потекла неспешная беседа о планах на будущее. Зара вскользь обронила, что после вручения диплома перейдет в штат департамента иностранных дел: «Если, разумеется, меня возьмут туда с такими баллами». Бланш же планировала посвятить себя семье. Зара её не одобряла, но вслух неудовольствия не высказывала. В конце концов, каждому свое. Бланш вот семейное гнёздышко, дети, муж…

На вопрос, не собирается ли Зара тоже выйти замуж, та рассмеялась. Нет, она ещё слишком молода и слишком многого не успела взять от жизни.

— Ты уж прости, Бланш, — доедая пирожное, резюмировала девушка, — но, став чьей-то женой, теряешь собственную индивидуальность, ставишь крест на карьере. Тебе это не нужно, а я хочу, чтобы меня уважали, чтобы со мной считались. А жена… Так, дополнение к мужу. Сеньора такая-то. И ни влияния, ни достижений, ни заслуг – один унылый быт, пока супруг получает награды и продвигается по карьерной лестнице. Стоило приезжать в Айши, с боем брать Школу, чтобы вышивать и рожать детей? Я это прекрасно бы в деревне смогла, для этого ума не надо.

— Значит, ты по-прежнему не веришь в любовь? – разочарованно вздохнула Бланш. Она мечтала видеть подругу счастливой, такой же, какой саму Бланш сделал Авест.

— Нет, отчего же? – пожала плечами Зара и промокнула губы. – Просто брак – это подрезанные крылья. Чтобы надеть кольцо, я должна быть абсолютно уверена в том, что муж никогда меня не разочарует, не заставить пожалеть об упущенных возможностях. Ну и предложит взамен нечто более интересное, чем домашнее хозяйство.

Бланш не стала спорить, но подумала, что подруга неправа.

Оставив супругов ворковать о семейном счастье, Зара отправилась домой. Никто не накажет, если вопреки правилам она проведет эту ночь вне стен пансиона. Что-то подсказывало, Бланш тоже предпочтет заночевать совсем в другом месте. Да и не придётся общаться с соседкой по комнате – второкурсницей, заселённой в своё время на место закончившей школу Ри. Та не даст выспаться, выспрашивая об экзамене.

 

 

ГЛАВА 1             

 

Зара сладко потянулась, выпростала руку из-под одеяла и попыталась поймать солнечного зайчика, пробившегося сквозь щель в неплотно задёрнутых портьерах. Затем перевернулась на спину и вытянула руки в стороны. Приятно поваляться с утра в большой кровати. Кстати, сколько сейчас времени? Вставать не хотелось, и девушка перенесла часы с каминной полки на одеяло. Положение стрелок вызвало приступ лёгкой паники: уже девять часов!

Вернув часы на прежнее место, Зара вскочила с постели и бросилась в ванную умываться. Отец её убьет! Ну, не убьёт, но морально покалечит. Или и вовсе оставит без завтрака. Странно, что он не прислал никого её разбудить или не пришёл сам: Рэнальд Рандрин неукоснительно придерживался заведённого распорядка дня и требовал того же от домашних.

Пытаясь одеваться и причесываться одновременно, понимая, что в школе тоже не погладят по головке за опоздание на организационное собрание выпускников, Зара пыталась придумать правдоподобное оправдание, но ничего не шло в голову.

Когда девушка влетела в столовую, она уже опустела, лишь на столе лежала придавленная блюдцем записка. Чашка предназначалась Заре, соответственно, и записка адресована ей же.

Позвонив в колокольчик, девушка развернула сложенный вчетверо лист. Почерк отца, читать боязно. Всего два предложения: «Когда выспишься и уладишь школьные дела, зайди ко мне во Дворец заседаний. Думаю, удобнее будет в пять».

Давясь горячим утреннем кофе, девушка кое-как запихнула в себя завтрак и поспешила открыть телепорт: когда так опаздываешь, не до любви к тем или иным вещам. Он выбросил Зару перед дверьми Серого зала.

Напустив на себя самый невинный вид, девушка проскользнула внутрь и тихонько устроилась рядом с Бланш. Директор недовольно покосился на опоздавшую, но промолчал.

— Где ты так задержалась? – шёпотом спросила подруга.

— Банально проспала, — смущённо ответила Зара.

Оказалось, ничего важного она не пропустила. Сеньор Грапп говорил о предстоящем вручении диплома, распределении и большой ответственности, которую накладывает звание волшебника.

Как и предполагала Зара, выпускникам бесплатного отделения с оценками выше «семи» за диплом и выпускной экзамен, никакое распределение не грозило, они сами распоряжались своей судьбой. Остальным предстояло знакомство с сеньоритой Апполиной Рандрин, определявшей наклонности каждого, и безрадостная перспектива лотереи, призом которой могли стать задворки королевства. Кто куда попадет, станет известно только после вручения диплома.

По окончании собрания Зара решила собрать вещи из пансиона и окончательно перебраться под родительский кров. Всё равно занятия и экзамены закончены, осталась лишь торжественная выпускная церемония.

В одном из коридоров девушка столкнулась с Себастьяном д’Азаном.

— Тебе опять неймётся, Себастик, решил взять меня измором?

На шестом курсе лорд возобновил попытки ухаживаний, хотя не позволял себе прежних вольностей, памятуя о встречи с вампиром. Она случилась ещё до признания Зары отцом, когда все считали её девушкой без роду, без племени. Себастьян тогда вообразил, будто деревенскую выскочку обрадует внимание лорда, даже если этот лорд проявит грубость и попытается изнасиловать. Зара же категорически не желала даже целоваться с Себастьяном и прибегла к помощи знакомого вампира.

— Зара, ты вечно меня тем случаем попрекать станешь? – насупился лорд. – Я же уже извинился.

— Ага, после того, как Эйдан тебя до смерти напугал, — усмехнулась Зара. – Три года сидел тихо – и вдруг взыграло! Себастьян, ты не в моём вкусе.

— Я же тебе не замуж выйти предлагаю, — обиженно буркнул Себастьян и тут же мечтательно добавил: — Хотя, может, я бы и согласился на тебе жениться.

— Как же, на мне! На положении моего отца. В общем, спасибо за комплименты, цветы и конфеты…

— Зара, я тебе не нравлюсь?

Себастьян с тоской заглянул ей в глаза.

Догадливый! Не нравился, не нравишься и никогда по сердцу не придёшься, хватит уже заваливать корзинами роз. Их Зара дарила соседке. Та радовалась, а девушка гадала, как избавиться от навязчивого поклонника.

— Себастьян, — как можно серьёзнее ответила Зара, — это, безусловно, вас обидит, но вы для меня не существуете. И так, чтобы не обольщались, все ваши подарки я отдала соседке по комнате. Ей понравилось.

— Зара, может, я как-то могу…— упавшим голосом начал лорд, но не закончил, заметив на лице собеседницы признаки гнева.

— Загладить свою вину? – глаза Зары разом потемнели на полтона. – Раньше надо было думать, а не руками меня лапать! В общем, до свидания, лорд д’Азан, надеюсь, после вручения дипломов мы с вами никогда не увидимся.

Не нравился ей этот повеса, даже не просто не нравился, а вызывал чувство брезгливости, когда даже просто рядом крутился. Если для Себастьяна то происшествие на званом вечере Одели и подёрнулось дымкой прошлого, то Зара его не забыла.

Картинно вздохнув, лорд посторонился. Он боялся трогать Зару, а на словесные уловки она не поддавалась.

В комнате девушка обнаружила доставленное голубиной почтой письмо. Глянув на имя отправителя, Зара просияла. Меллон, он таки вспомнил о ней!

Девушка прочитала письмо за считанные минуты. Оно оставило после себя приятный остаток радостного нетерпения.

Меллон возвращается, сегодня же будет в Айши!

Уняв волнение, Зара открыла гардероб и начала складывать вещи. И чего она так разволновалась? Подумаешь, приезжает какой-то маг! Мог бы и лично ей сообщить, а не написать. Зато теперь девушка знала, что ей непременно нужно быть сегодня во Дворце заседаний. Только где подкараулить Меллона? В коридоре у двери, в холле, в одном из тёмных переходов старой части дворца? В темноте, конечно, лучше – можно позволить себе чуть больше, чем дозволяется приличиями. Например, жарко поцеловать и тесно-тесно прижаться. И пусть только попробует оттолкнуть! Зная Меллона, он мог, слишком строго воспитали родители, чрезмерно чтил честь дамы, а, может, банально боялся страсти. Это Зара огонь, а Меллон из иного теста.

Мечты, мечты… Теперь смело можно придаваться грёзам: экзамены-то позади! И жутко хочется удариться во все тяжкие, благо, Рандрин ругать не станет. Еще бы, с его-то прошлым и настоящим! Зара даже боялась представить, сколько у отца любовниц, но никогда не интересовалась, с кем он проводит ночи.

С другой стороны, голову нужно иметь на плечах, а сердце держать в узде. Но как его удержишь при виде любимых глаз и непокорной чёлки? Сколько раз Зара давала себе слово не обращать на Меллона внимания и не могла сдержать. Он должен принадлежать ей весь, без остатка, пока же кампания увенчалась половинчатой победой.

Ладно, хватит витать в облаках и шагать из угла в угол. Нужно занять себя чем-то полезным, а то Зара с утра успела провиниться. В первый раз ведь с ней такое, никогда ни на занятия, ни на собрания не опаздывала. И почему отец не разбудил? Когда таскал на тренировки, со сном почему-то не считался, а тут – спи, дорогая доченька!

Книги благотворно действуют на ум и сердце, помогли и сейчас. Зара с головой погрузилась в мир заклинаний. Некоторые она даже осторожно опробовала в стенах библиотеки, надеясь, что это никак не отразится на получении диплома: такая магия в школьный минимум не входила.

Потом почему-то на память пришла Бланш. Девушка невольно сравнила себя с ней, вспомнила, как подруга тоже встречала будущего мужа после долгого отсутствия. Она вела себя иначе, более эмоционально, а у Зары всё как-то буднично. Ну, обрадовалась, ну, забилось чаще сердечко, а заклинания всё равно получаются, из библиотеки уходить не хочется. Девушке бы танцевать, бесцельно бродить по городу, караулить Меллона у дверей дома – а она сидит, магическую технику шлифует. Неправильная из неё возлюбленная!

Подумала – и всё, нахлынула горячая волна.

Зара попыталась снова сконцентрироваться на тексте. Куда там, буквы прыгают!

Он приедет сегодня… Он! И на этот раз ему никуда не деться.

Бросив взгляд на часы – два часа дня, девушка поставила книги на полку и вышла на свежий воздух. У ворот она столкнулась со слугами, прибывшим за вещами. Проследив, чтобы они ничего не забыли, Зара быстрым шагом направилась к храму Эйфейи. Идея с посиделками на ступенях дома Меллона уже не казалась такой безумной. Маг, конечно, станет ругаться, зато она увидит его одной из первых.

Интересно, как он отреагирует? Обрадуется ли, скажет, что скучал? Или ограничится формальным и холодным приветствием?

Ноги сами вынесли к храму Эйфейи. До дома Меллона рукой подать, он жил под покровительством богини.

Зара притаилась за одним из вазонов. Девушки за парнями не бегают и, тем более, не караулят их на улице, но её это не волновало. Наоборот, Заре даже нравилось сладостное чувство запретного, девушка никогда не считалась с общественным мнением и приличиями, только с собственными желаниями. Она не сводила взгляда с дома Меллона. Шестое чувство подсказывало, маг ещё не вернулся, а желание оказаться первой, кого он увидит в Айши (прохожие не в счёт), пересиливало увещевания здравого смысла о девичьей чести.

Девушка хихикнула. Может, подкрасться к Меллону сзади, встать на цыпочки и закрыть ладонями глаза? Пожалуй, не стоит, а то ещё за демона примет, заклинанием воспользуется. Положим, Элена, секретарь Рандрина, что угодно вылечит, только как объяснить, каким образом Зара получила магическое ранение ясным солнечным днем в самом центре Айши?

Сердце подскочило к горлу, когда девушка заметила знакомый силуэт.

Всадник неспешно ехал вверх по улице; его помятый дорожный костюм резко выделялся на фоне одежды прохожих.

Зара соскользнула вниз по ступеням храма, но не кинулась к лошади Меллона. Вот ещё, станет дочь Рэнальда Рандрина бегать за каким-то баронетом! Она постоит здесь: вдруг сам заметит? Не заметил, пришлось подойти.

Меллон привязал лошадь и возился с замком, когда Зара, неслышно подкравшись, обняла любимого за плечи и, наклонившись к самому уху, прошептала:

— С возвращением!

— Зара, разве можно так пугать?! – обернувшись, с облегчением выдохнул маг.

— А за кого вы меня приняли? Кстати, может, зайдём в дом или развлечём местных жителей? – лукаво подмигнула девушка, отстранилась и невинно отступила на пару шагов.

— Не хотел бы я знать, как вы собираетесь их развлекать, — покачал головой Меллон и посторонился, пропуская Зару в дом.

Стоило двери захлопнуться, как девушка заключила Меллона в объятия, пытаясь поймать губы. Маг отчаянно уворачивался, попутно читая лекцию о моральном облике порядочной девушки.

— Я очень даже порядочная, — насупилась Зара, — просто кое-кого не было девять месяцев. Или этот кое-кто пришел к выводу, что я ему не нужна? Ну же, Меллон, я не подросток, как-нибудь переживу. И не надо пускаться в долгие путаные объяснения, пытаться меня не обидеть – не обижусь.

Глаза её посветлели, до оттенка плачущего осеннего неба.

А вдруг действительно скажет? Раньше, до командировки, Меллон целовал Зару, когда они оставались вдвоём, не страстно, но целовал. Сейчас же не позволял прикоснуться к губам.

— Неправда, — Меллон взял руку девушки и крепко сжал пальцы.

— Что неправда? – уточнила Зара.

— Всё, что вы сказали. Я просто устал, а через час мне нужно быть во Дворце заседаний с докладом…

Наклонившись, Меллон поцеловал её ладонь и отпустил.

— Не оправдывайся! – поддавшись эмоциям, Зара впервые назвала его на «ты». Внутри клокотала обида. Не стоило так волноваться о неблагодарном! – Я тебе надоела, разонравилась. Спасибо, что не порвал со мной по пространственному зеркалу, но, может, скажешь это мне это в лицо? Или Сабине ты тоже написал записку?

Сабиной звали несостоявшуюся невесту Меллона, с которой он порвал ради Зары.

Девушка не ожидала, что маг встретит её так холодно, будто она по-прежнему практикантка, а не любимая женщина.

Блеснув вернувшейся синевой глаз, Зара шагнула к двери. Зачем она пришла, зачем унизилась? Осуждала и хихикала над Бланш, которой вертели поклонники, а теперь сама оказалась на её месте.

 Опомнившись, Меллон удержал девушку и крепко обнял. От него пахло пылью и лошадиным потом.

— Я не знаю, кто вас надоумил, кто сказал, будто мои чувства переменились… — жарко зашептал он, практически уткнувшись в её волосы.

— Если ты меня любишь, перестань выкать! – гневно прервала поток оправданий Зара. – Либо у нас будут нормальные отношения, либо вообще никаких!

— Хорошо, как скажешь, — приподняв подбородок девушки, Меллон поцеловал её.

Губы обветренные, но это неважно. Их касание прогнало злость и вернуло сладостное нетерпение.

Обвив шею Меллона, Зара ответила на поцелуй, видимо, немного более страстно, нежели полагалось, потому что маг поспешил ретироваться в спальню: «Мне надо переодеться». Но если он думал так отвязаться от возлюбленной, то просчитался: Зара последовала за ним.

— Зара, после! Обещаю провести с тобой весь вечер, но сейчас мне действительно нужно во Дворец заседаний, — маг захлопнул дверь перед самым её носом.

— Меллон Аидара, дверь для меня не преграда, — нахмурившись, предупредила девушка. – Я намерена получить всё, что мне причитается, прямо сейчас. Кто для тебя важнее: начальник или любимая девушка? Между прочим, я скучала!

В ответ – молчание. По крайней мере, это невежливо, и Зара не стала церемониться, толкнув дверь. Заперта. И заклинание поставил!

— Меллон, я всё равно её открою, — елейным голоском пропела в щёлку Зара. – Или ты опять меня боишься?

— Зная тебя, я предпочту поставить на дверь ещё с десяток заклинаний, — донеслось из спальни. – Ну, самой не стыдно?

— Нет. Ты меня даже не поцеловал толком.

— Я уж не знаю, как тебе надо.

— Знаешь, прекрасно знаешь, — пропела девушка, прислонившись к косяку. Её снедало желание прикоснуться к коже Меллона, ощутить его прикосновения и не только на талии. – Ну же, милый, я тебя не съем!

— А отвечать потом мне. – Маг прекрасно понимал, какие чувства снедали Зару, и не желал им потворствовать. – Зара, прошу, посиди тихонько в гостиной, чаю выпей.

— А я не хочу чаю.

Девушка специально повысила голос к концу предложения, чтобы Меллон решил, будто она не договорила. Покраснел, наверное: тут напрашивалось одно-единственное продолжение. Зара, безусловно, не это имела в виду, хотя от половины составляющих не отказалась бы. Заодно, разбудила бы чувства Меллона.

— Сеньорита Рандрин, прогуляйтесь! Заодно всякая дурь из головы выветрится, — дверь резко распахнулась, явив Меллона в форме служащего Департамента магической обороны, только без сюртука. Насупив брови, маг тяжело смотрел на провинившуюся. – Зара, вперёд!

— Меллон, я же пошутила, — пошла на попятную девушка и покраснела. – Я ни на что не намекала, честно!

— Вас проводить, или сами выход найдёте?

— Меллон, я не подумала…

— Я заметил. Но надо же когда-то начинать?

Зара кусала губы, сожалея о смелой шутке. И кто только за язык дёрнул? Сейчас бы сидели на диване, разговаривали. Девушка бы положила голову на плечо Меллону, тот бы обнимал, легонько целовал в волосы. С другой стороны, Зара соскучилась, её тоже можно понять. А Меллон, неужели любящему мужчине не хочется после долгой разлуки чего-то большего, чем поцелуй в щёчку? Маг же смотрел, как на чужого человека, холодно и сердито.

Пытаясь загладить оплошность, Зара потянулась к Меллону, чтобы обнять, но маг остановил порыв резким окриком:

— Зара!

Девушка вздрогнула и испуганно отшатнулась. В последний раз тихий и воспитанный Меллон кричал на неё во время нападения дракона в соотской степи, то есть очень давно.

— Меллон, я, конечно, уйду, но ничего аморального не хотела… Хочешь, я прощения попрошу?

— За спектакль под дверью? – губы Меллона скривились. – Хочу, потому что это было отвратительно и не достойно дочери Советника.

Зара смущённо потупилась и пробормотала:

— Прости, я не думала, что ты так болезненно отреагируешь на глупую шутку. Просто я обиделась, вот и решила проучить. Ты же меня встретил, будто простую знакомую.

— Простых знакомых я не целую, — голос Меллона потеплел, пропали металлические нотки.

Зара кивнула и, изображая раздавленное покорное существо, понуро поплелась к холлу. Как она и предполагала, образ произвёл впечатление на возлюбленного, пробив брешь в броне. Не успела девушка сделать и десяти шагов, как оказалась в объятиях Меллона. Ни говоря ни слова, он скользнул губами по шее Зары и после череды коротких, но нежных прикосновений страстно поцеловал. Девушка разомкнула губы, чем не преминул воспользоваться Меллон. Было непривычно, но так приятно. Верилось, что Меллон скучал.

— А теперь отпустишь меня во Дворец? – улыбнувшись, маг чмокнул Зару в нос. Та сияла от радости, тесно прижимаясь к Меллону, не желая, чтобы тот размыкал объятия. – Мне действительно нужно, и я уже опаздываю.

Девушка пожала плечами.

— Отпущу, но мы пойдём вместе. У меня тоже есть одно маленькое дельце.

— У тебя – и маленькое? – рассмеялся Меллон, одарив её лукавым взглядом. – И только одно?

— А что со мной не так? – подозрительно нахмурилась девушка.

— Зара, не ищи тайного смысла там, где его нет. Просто ты дочь Советника…

— Меллон Аидара, если бы я знала, что встречу вас, то выбрала бы в отцы соотского крестьянина. Вас бы это устроило? – Лазурь в глазах сменила глубокая синева.

— Так было бы спокойнее. Возможно. И дело не в титуле. Зара, пойми, иногда я не знаю, как себя с тобой вести.

— Трус, а ещё первый помощник главы департамента! – подколола девушка и осторожно высвободилась из объятий. Подумав, она при помощи заклинание перенеслась на крыльцо. Это Меллону за то, что заставил извиняться. Однако долго его нет, а утверждал, будто во Дворец заседаний торопится!

Наконец дверь отворилась, и на пороге появился Меллон. Заперев дом, он обернулся к Заре и, покачав головой, спокойно произнёс:

— Иногда мне кажется, будто тебе пятнадцать. Думай обо мне, что хочешь, но я не собираюсь давать пищу сплетням. Постарайся вести себя в рамках приличий. Ты упрекала меня в холодности, но даже не подумала, что я устал, всю ночь провел в дороге. Теперь сама посуди, как бы ты себя вела на моём месте?

— Обрадовалась бы. И ты тоже не поинтересовался результатами выпускного экзамена, — обиженно добавила девушка.

— Почему не поинтересовался, очень даже поинтересовался, только не у тебя и ещё вчера. Десять баллов – это великолепный результат, впрочем, я другого не ждал.

— Но мог бы и меня спросить…

— Мог. Прости, сегодня я только и делаю, что огорчаю тебя, — покаянно улыбнулся маг.

— Надеюсь, вечером исправишься, — улыбнулась в ответ Зара.

— Постараюсь, за ужином.

На улице они снова перешли на «вы». Девушка расспрашивала о поездке, с замиранием сердца внимая рассказам о тварях, с которыми приходилось сталкиваться Меллону.

— Да не переживайте вы так, это моя работа, — успокаивал маг и мысленно радовался таком искреннему волнению. Оно согревало душу, толкало на подвиги. – Я не самоубийца и не переоцениваю собственные силы.

— Вы, мужчины, всегда так говорите, а потом вас находят в бессознательном состоянии, израненных и обессиленных. И хорошо, если находят!

— Зара, не сгущайте краски! Не было там демонов.

— Хорошо, больше не стану за вас волноваться. Вообще никогда. Так лучше? – лукаво подмигнула Зара.

— Любите же вы крайности! Просто во всем нужно соблюдать меру. Как у вас с боевой магией, ещё занимаетесь или забросили?

— Отчего же, я собираюсь сдавать экзамен начального уровня.

— Представляю себе эту картину! – хмыкнул Меллон. – Уставитесь на членов комиссии взглядом э-эрри – и сразу третий получите.

— Меллон, — остановившись и всем корпусом развернувшись к спутнику, прошипела Зара, — если вы сейчас же не перестанете, то на собственной шкуре узнаете мой уровень владения боевой магией.

— Зара, смилостивитесь! – Меллон едва сдерживал смех. – Я не в том состоянии, чтобы отбивать удары, пусть даже и тренировочные.

Тренировочные, значит. Издевается? Сам напросился, она предупредила!

Глаза Зары угрожающе потемнели. Девушка сжала ладони и затеплила между ними огонек.

Меллон почувствовал опасность, сразу притих и поспешил перейти на другую сторону улицы. Нет, он мог бы легко урезонить Зару, но не хотел привлекать к ней внимания, а оно неизбежно, если начать хватать за руки или колдовать. Можно нечаянно кого-то поранить.

Задача усложнилась, но Зара не собиралась сдаваться, представила, будто это экзамен и просчитала варианты. Выходило, что нужно бить прицельно и несильно, чтобы не поранить.

Девушка сконцентрировалась на заклинании, и маг вдруг исчез. Она удивленно озиралась по сторонам, но не могла его найти.

— Зара, магия на улицах Айши под строжайшим запретом, — материализовавшись чуть позади нее, Меллон осторожно разжал пальцы Зары и, успокаивая, провёл ладонью по запястью. – Я верю, вы умеете, но не надо практиковаться на людях, хорошо?

Девушка сделала вид, будто задумалась, и развеяла остатки чар. В самом деле, Зара повела себя дурно. Нужно не сердиться, а пожалеть бедняжку, ему ведь пришлось не сладко. Хотя, сам виноват, добровольно в командировку напросился.

— Почему ты вечно на меня обижаешься, вечно сердишься? – дыхание Меллона щекотало ухо девушки. Он шептал чуть слышно, чтобы другие не поняли ни слова. Наплевав на собственные правила, стоял очень близко, фактически обнимая. – Ведь у меня и в мыслях не было смеяться на твоими способностями. Ну же, успокойся, не пугай людей грозовыми глазами.

Зара вздохнула, пробормотала очередное: «Прости!» и пообещала сдерживать мимолётные порывы.

Остаток пути до Дворца заседаний прошёл в мирной беседе, с сожалением прерванной во внутреннем дворе. Клятвенно обещав прийти в дворцовый садик к семи часам вечера, Меллон поспешил по делам, а Зара – в приёмную отца. Она и не заметила, как пролетело время – стрелки часов подбирались к пяти.

Элена сообщила, что Рандрин задержался на заседании комиссии, и предложила выпить чаю. Девушка поблагодарила, но вежливо отказалась. У секретаря и без неё работы хватает. Элена вернулась к составлению писем. Перо под её пальцами стремительно выводило строки, будто не ведая усталости. Периодически отвлекаясь, чтобы свериться с журналом для записей, секретарь делала какие-то пометки на полях и снова принималась за письма.

Зара с нетерпением посматривала на часы, опасаясь, что разговор с отцом затянется, и она не успеет на свидание.

— Нервничаете? – Элена обратила внимание на напряженную позу девушки.

— Просто мы условились встретиться в пять…

— Хотите, сообщу о вас Советнику?

— Спасибо, не стоит его отвлекать.

Осталось меньше двух часов, с каждой минутой всё меньше. Может, встать и уйти, притворившись, будто не находила записки? Смешно и по-детски. Разумнее ответить той же монетой и написать: «Заходила в пять, тебя не застала, ушла по срочному делу».

Зара как раз собиралась попросить у секретаря письменные принадлежности, когда в приёмной появился Рандрин. Заметив дочь, улыбнулся и кивнул на дверь кабинета.

Полтора часа…

— Извини, задержался. Судя по выражению твоего лица, тебя это огорчило. В школе всё в порядке? – Рандрин устроился в кресле, Зара, как обычно, на диванчике.

— После выпускного экзамена меня ничего там не держит, я даже вещи домой перевезла.

— Домой… — похоже, Рандрина обрадовало, что дочь назвала его дворец домом. – И правильно! Дипломы, как и прежде, вручают во время ежегодного бала?

— Да, ничего не изменилось.

— Высшая школа магического искусства славится неизменными традициями.

— Давно хотела тебя спросить, — девушка хихикнула, — ты её тоже окончил?

— А есть другие варианты? – рассмеялся в ответ Рандрин. – Разумеется, как и каждый добропорядочный маг в королевстве. Только очень давно, когда сеньор Грапп ещё не был директором, а юным учителем трансформации. Бедняге доставалось от нерадивых учеников, поднаторевших в магии больше него. Н-да, весёлое время!.. А теперь и моя дочь уже выпускница. Ещё раз мои поздравления. Мне показалось, вчера ты решила, будто я поскупился на похвалы. Нет, Зара, я действительно очень рад и горжусь тобой. Ты умница!

— Но у меня ведь не двенадцать баллов. У тебя-то наверняка было двенадцать, — картинно вздохнула Зара. Внутренне светиться от гордости. Рэнальд Хеброн Рандрин назвал её умницей – детская мечта сбылась.

— Зара, заканчивай самобичевания! Или на комплимент напрашиваешься? Хорошо, вот тебе комплимент: ты самая очаровательная и умная выпускница этого года. Не спорь, мне лучше знать!

— Конечно, конечно, Советник, даже не собиралась. — Глаза заискрились от еле сдерживаемого смеха.

— А теперь о серьёзном. После получения статуса магини третьей категории предлагаю тебе заступить на службу в Департамент иностранных дел. Сразу оговорюсь, должность невысокая, зато с перспективами. Бумаги за другими таскать не придётся, отчёты составлять – да. Также возможны частые поездки, помощь в организации дипломатических приёмов, составлении договоров… Тебя это устроит?

— Вполне, — кивнула Зара. – Многие мечтают о таком месте.

— Рад, что ты трезво оцениваешь собственные силы. В таком случае я пишу Эршу официальное письмо с просьбой зачислить тебя в штат департамента. С августа, я думаю. Согласна? – Девушка кивнула. – Что ж, этот вопрос мы обсудили. Теперь о более приятном. Платье на выпускной уже сшила?

— Заказала на прошлой неделе у лучшей портнихи. Тебе понравится.

— Да какая разница, понравится мне или нет, главное, чтобы тебе нравилось! – отмахнулся Рандрин. – Туфли подарит Апполина, с меня драгоценности. Ничего не имеешь против фамильных?

— Я надену драгоценности твоей матери? – удивленно выдохнула Зара.

Она и не мечтала о подобном. Бастарды не носят фамильных драгоценностей. По документам Зара не С’Эте, не графиня, то есть дочь герцога, а всего лишь леди Рандрин. То есть отец собирался изменить документы и официально удочерить её?

— Твоей бабушки, — поправил Рандрин. – Они подойдут к твоим глазам.

— А если я их нечаянно испорчу?

— Нестрашно. Они твои. И не на один вечер, а навсегда. Не завидую твоим одноклассникам, — улыбнулся Рэнальд, — ты сразишь их наповал. Да-да, вот этими самыми топазовыми глазками, которые сейчас смущённо прячешь.

— Но это драгоценности герцогини…

— А ты кто? Зара, ты моя наследница и обладаешь всей полнотой прав. Всё законно, ещё месяц назад я тебя удочерил. Да, не сказал: не видел смысла. Почему сейчас? Скажем так, с годами восприятие человека меняется, и сейчас ты для меня совсем не та, что три года назад.

— А ты придёшь на бал? – девушка поспешила сменить тему. Почему-то признание отца вызвало не радость, а смущение.

— И я, и Апполина. Неужели я пропущу самое важное событие жизни любого мага? Нет, Зара Рандрин, я тебя одну не оставлю, даже не надейся!

Девушка ушла. Отец проводил её задумчивым взглядом. Интересно, как воспримет грядущие события? Странно, что Зара ничего не заподозрила. Видимо, Рандрин исполнил её заветную мечту. Только за титул приходится платить. Бастард и законная дочь не одинаково весят, по-разному воспринимаются обществом. Пора и Заре вступить в игру. Если уж у Рандрина родилась такая дочь, её карту нужно разыграть.

 

 

ГЛАВА 2             

 

Выпускной бал – главное событие в жизни девушки. Разумеется, существует ещё свадебная церемония, но Зара категорически не планировала принимать в ней участие в качестве главного действующего лица.

Вертясь перед зеркалом, девушка придирчиво осматривала каждую складочку и в который раз спрашивала, не сшил ли кто себе похожее платье.

— Да кто же сошьет, сеньорита? – усмехалась портниха, делая пометки. – Такое может быть только у вас.

Платье стоило баснословных денег, поэтому Зара могла бы не беспокоиться, никто из выпускниц не появился бы в таком на балу. Виной всему особая ткань, сотканная вручную из нитей особых пауков. Рэнальд Рандрин не скупился, пожелай дочь платье из бриллиантов, она бы его получила.

Зара осталась довольна работой портнихи. Та обещала закончить работу через два дня и, смутившись, попросила не полнеть. Платье плотно облегало фигуру и подчеркнуло бы каждый лишний грамм.

Оплатив вторую часть задатка, девушка неохотно поплелась домой. После сдачи выпускных экзаменов отец снова взялся за её образование. Зара пробовала возражать, доказывать, что и без его помощи сумеет получить статус соискателя первой ступени боевой магии, но Рандрин ничего не желал слушать. Он раз за разом напоминал о постыдных ошибках на экзамене, повторяя: «Комиссия – не школа, поблажек не сделают». Значит, сеньор Грапп поделился деталями выпускного экзамена.

Против тренировок протестовал не только разум, но и тело, с изрядной регулярностью зарабатывавшее ушибы от «простеньких» ударов Рандрина. Периодически Зара не выдерживала и принимала обличие э-эрри, но если с Меллоном это помогало, то с отцом – безнадежный случай. Усмехаясь, тот тоже распускал крылья и донимал дочь в воздухе. Тогда Заре приходилось ещё хуже, казалось, воздух – родная стихия Рандрина.

— Отстань от меня! Тебе больше нечем заняться? – хмуро процедила сквозь зубы Зара, замазывая очередной синяк. – Хочешь доказать, что я ничтожество? Тут и доказывать нечего.

— Тебе самой не смешно? Советник хочет самоутвердиться за счет молоденькой дочери! – усмехнулся Рандрин, приземлившись рядом. – Я помочь тебе хочу, научить выживать. В комиссии ведь опытные маги сидят, они боевую ситуацию моделируют.

— Ты тоже придёшь?

— Ну уж нет! Я по мелким поводам не отвлекаюсь, вот получишь хотя бы второй уровень, тогда посмотрим. Правда, ты первая возразишь против моего присутствия, заявишь, будто уморить хочу, — Рандрин одним движением «стёр» с кожи синяки. – Ты же меня бездушным извергом считаешь. Не отпирайся, пять минут назад ты именно так подумала.

— Но как?..

— Как можно читать мысли, не глядя в глаза? Можно, если обладаешь даром или тесно связан с человеком. У нас второй случай, прямое родство, как-никак. И ты опять забыла об элементарных правилах ментальной защиты, — укорил Рандрин и тут же пошёл на попятную. – Ну, не сердись, я не хотел тебя обидеть или унизить. Сама же в будущем не раз меня с благодарностью помянешь. Объяснить, в чём твоя сегодняшняя ошибка?

— Неужели я допустила только одну? – удивилась девушка.

— Две. Сильно болит, посмотреть? – Рандрин участливо глянул на плечо дочери. Его по касательной задело заклинанием. – Вроде, я старался тебя не задеть.

Зара промолчала и в очередной раз потянулась к баночке с мазью. Отец залечил видимые синяки, но остались такие же на спине.

— Всего один месяц, и я от тебя отстану, — Рандрин положил руку на больное место. Раз – и ушиб рассосался.

После отец терпеливо объяснил все просчёты Зары. С его слов все так просто – а на деле девушка ощущала себя никудышной магиней.

Зара долго думала, говорить или нет о письме, которое она отослала весной, и в итоге решила: не стоит. Рэнальд Рандрин не обрадуется, если узнает о приезде Эгюль. Не могла Зара не пригласить её на выпускной бал, знала, мать скучает, поэтому пригласила погостить и выслала денег на дорогу. Разумеется, Эгюль будет жить на одном из постоялых дворов в Новом городе: Рандрин не допустит соседства с простолюдинкой. Побудет в Айши дней пять и уедет обратно в деревню. Без Зары. Девушка твёрдо решила, родная деревня – перевёрнутая страница.

С одной стороны мать, которая её вырастила, с другой стороны – мечта детства и отец, с которым у Зары, наконец, наладились отношения. Даже проблески родительской любви появились. Рандрин начал проявлять заботу, а не ограничивался финансовыми работами. До родства душ, конечно, ещё далеко, но появилось доверие. Кто знает, может, когда-то Рандрин станет полноценным отцом из фантазий маленькой Зары.

Девушка простила отца. Все долги Рэнальд Хеброн Рандрин отдал, а любовь… Теперь она понимала, насколько сложно это чувство, что оно не возникает из воздуха, и не требовала невозможного. Рандрин и так к ней очень хорошо относился, а ведь мог просто облагодетельствовать фамилией и выплачивать содержание.

Пока дочь радовалась обновкам, герцог разбирал генеалогические древа лучших семейств Антории. В голове зрела мысль, и он хотел найти ей подтверждение.

Дети порой становятся ступенькой к исполнению мечты. Он дал Заре не так уж мало, придёт время, и она вернёт долги.

Рандрин много размышлял об этом и решил не неволить дочь, пока та не наиграется с магией. Заодно общество привыкнет к её новому статусу, забудет, что Зара рождена вне брака. Да и Рандрин подготовит почту, укрепит свои позиции. Если всё сделать сейчас, второпях, ничего не выйдет. Глиняные ноги подломятся, Зара возненавидит его, а жених ударится в бега. Слишком мало времени прошло, чтобы делать второй шаг. Кто знает, может, всё выйдет естественно? Между молодыми людьми легко вспыхивают чувства, а Рандрин заметил симпатию юноши к дочери. Она красива, привлекательна, влюбит себя любого.

Интересовал герцога и второй вариант. Интересовал и пугал одновременно. Он видел соперника, знал, тому под силу разрушить его планы. Сильный маг с предками, которых стоило опасаться, и среди чьих потомков обязательно родится э-эрри. Может, даже в следующем поколении. Радовало одно: тот не желал жениться. Рандрин разделял его взгляды на жизнь, верил принесённой клятве, но знал, судьба иногда выкидывает коленца. Может объявиться незаконный ребёнок с даром, или верность перерастёт в свою игру. Он мог, единственный из всех мог закрутить свою интригу и в случае неудачи спокойно скрыться. Давал читать мысли, но никогда не позволял заглядывать глубже определённой черты. Сам же умел преодолевать все три уровня защиты. Даже Рандрин не мог ничего с этим поделать.

Тоже жених или соперник? Герцог пока не решил, но понимал, без этого человека ему не обойтись. Даже в собственных грандиозных планах, которые Рандрин пока никому не озвучивал.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям