0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Лотерейка » Отрывок из книги «Лотерейка»

Отрывок из книги «Лотерейка»

Автор: Мусникова Наталья

Исключительными правами на произведение «Лотерейка» обладает автор — Мусникова Наталья . Copyright © Мусникова Наталья

Наталья Михайловна Зайльцберг, в девичестве Орлова, а по первому своему супругу Вайлс, в свои двадцать три года величалась "Чёрной вдовой". Наташеньке Орловой едва исполнилось шестнадцать, когда заботливая маменька нашла ей жениха. Все девочки мечтают о красивой свадьбе с богатым, молодым и пылко влюблённым юношей. У жениха Наташеньки было всё, кроме молодости. Господин Георг Вайлс пылко любил свою невесту, готов был осыпать её (и её родню) дождём из самоцветов, но вот годы... В день венчания с обожаемой Наташенькой Георгу исполнилось пятьдесят семь лет. Он был на сорок один год старше своей красавицы невесты. Стоит ли говорить, что юная жена не испытывала к своему мужу ничего, кроме уважения и безграничной признательности за то, что он вырвал её из серой безнадёжности, куда неумолимо скатывалась семья Орловых по причине хронического безденежья. Разумеется, уважение и признательность прекрасный фундамент, на котором стояли, стоят и будут стоять многие уважаемые семейства, но Натали мечтала о любви. В романах, которыми зачитывалась юная госпожа Вайлс, были описана страсти, которых так не хватало в её размеренной, обеспеченной и невыносимо скучной жизни!

Через три года супружества небеса, казалось, услышали тайные мечтания Натали. Георг увлёкся карточной игрой со своим соседом, господином Зайльцбергом. Единственное, что печалило Натали в сём увлечении мужа, было то, что ей категорически не нравился господин Зайльцберг. При встрече этот ещё молодой (сорок лет) мужчина окидывал Натали таким недвусмысленным взглядом, что ей хотелось убежать и спрятаться от него на самый край земли. Увы, предчувствия Натали оправдались. Студёной декабрьской ночью господин Вайлс оказался полностью разорён своим соседом. На мольбу об отсрочке уплаты долга чести господин Зайльцберг только рассмеялся. Несчастный господин Вайлс ушёл к себе в кабинет, и, спустя пару минут, до сидящих в гостиной долетел оглушительный гром выстрела. Натали метнулась было в кабинет мужа, но господин Зайльцберг успел перехватить её за руку.

- Вам нечего там делать, сударыня, - холодно произнёс мужчина. - Я прикажу лакею позвать доктора.

- Пустите меня! - вскинулась Натали. - Я сама решу, что и как мне делать!

- Тогда для начала, моя прекрасная Натали, - голос гостя (а гостя ли, ведь господин Вайлс проиграл даже дом!) сочился ядом. - Решите, как именно Вы будете оплачивать карточный долг Вашего мужа!

- Оплачивать карточный долг? - изумлённо повторила Натали, широко распахивая серые глаза. - Но у меня нет денег!

- Прискорбно, - без тени сожаления пожал плечами господин Зайльцберг, - в столь юном возрасте оказаться в тюрьме... Да ещё и за долги старика-мужа! Вашей участи воистину можно только посочувствовать!

Натали показалось, что пол резко дёрнулся у неё под ногами.

- Но что же мне делать? - стиснула руки Натали, чувствуя, как на глазах закипают слёзы.

Мысль о нищете пугала не меньше, чем мысли о тюремном заключении.

- Ну, у меня есть к Вам одно предложение, - господин Зайльцберг окинул молодую женщину оценивающим взглядом. - Но Вы такая гордая и независимая, что вряд ли его примете!

"Он хочет сделать меня своей содержанкой! - мелькнуло в голове Натали, а потом вспыхнула ещё одна догадка. - И Георга специально разорил!"

- Благодарю Вас, господин Зайльцберг, - чопорно выпрямилась Натали, - но я не нуждаюсь в Ваших предложениях!

- Как пожелаете, сударыня, - с нескрываемым презрением поклонился сосед. - Завтра с утра я буду ждать от Вас пятьдесят тысяч, Вашим мужем проигранные. Не сумеете заплатить, я буду волен делать с Вами всё, что мне пожелается!

Насмешливо поклонившись, господин Зайльцберг вышел. Натали упала в кресло и разразилась слезами.

- Слезами горю не поможешь, сударыня, - негромко прошелестел вышедший из кабинета доктор. - Ваш муж мёртв.

Натали не сомкнула глаз всю ночь. Она вспоминала жизнь со своим супругом, его неприкрытое обожание своей малышки Наташульки, как он её называл. Юная вдова прекрасно понимала, что господин Зайльцберг не оставит её в покое. А раз так, то лучше сделать вид, что она сама согласилась на его предложение. Хоть какая-то иллюзия свободы.

Утром, едва забрезжил рассвет, Натали отправилась к соседу. Невозмутимый лакей любезно попросил подождать господина Зайльцберга в уютной гостиной. Через сорок минут (правила приличия соблюдены, но гостье наглядно продемонстрировано, КТО в доме хозяин) свежий и приветливый хозяин стоял на пороге гостиной и просто лучился гостеприимством.

- Сударыня, - Зайльцберг почтительно поцеловал Натали руку, - как я рад Вас видеть! Отрадно, что в столь скорбный для Вас час Вы нашли время навестить соседа!

 Натали удивлённо вскинула и глаза и вдруг заметила молодого мужчину, вошедшего в комнату вместе с хозяином.

"Так вот откуда такое радушие!" - догадалась Натали, внимательно глядя на незнакомца.

Мужчина был молод и красив, хотя общее благостное впечатление несколько портил слишком пристальный и проницательный взгляд незнакомца.

- Позвольте представить, - Зайльцберг повернулся к мужчине, - мой гость князь Черкасский, Андриш Станиславич. А эта очаровательная молодая особа моя соседка, госпожа Вайлс.

- Приношу Вам глубокие соболезнования в связи с кончиной Вашего супруга, - низко поклонился Андриш, не сводя с Натали внимательного взгляда карих глаз.

Натали удивлённо приподняла брови, чувствуя, как на щеках начинает появляться предательский румянец. Что поделать, столь пристальное внимание привлекательного мужчины не могло не радовать молодую женщину, толком не познавшую радости супружества.

- Андриш Станиславич служит в полицейском министерстве, - с улыбкой, в которой Натали увидела волчий оскал, пояснил господин Зайльцберг.

- Гибель моего мужа вызвала интерес у полиции? - холодно спросила Натали.

Интерес мужчины из приятного стал угрожающим. Сердце Натали тревожно замерло, а потом забилось с удвоенной быстротой.

- Столь трагическая кончина не может не заслуживать внимания, - снова поклонился Черкасский. - Должны быть веские причины для того, чтобы спустить курок.

- Например? - вызывающе вскинула голову Натали.

В груди женщины стал разгораться маленький уголёк злобы.

«Ишь, какой, - сердито думала Натали. - Не успел появиться, а уже в душегубицы меня записал! Конечно, господина Зайльцберга трогать нельзя, он человек влиятельный. А нищую вдову можно во всех смертных грехах обвинить, она ничего сделать не сможет!'

- Неизлечимая и мучительная болезнь, карточный проигрыш, измена супруги, - ровным голосом послушно перечислил Андриш Станиславич, словно не замечая, как меняется отношение к нему у вдовы.

- О, уверяю Вас, Наталья Михайловна верная и преданная супруга! - поспешил вмешаться в разговор господин Зайльцберг.

Андриш перевёл взгляд с одетой в СВЕТЛОЕ платье Натали на занимающийся на улице рассвет, а затем на лучащуюся самодовольством физиономию хозяина и низко поклонился:

- Не сомневаюсь.

У Натали возникло такое нестерпимое желание вцепиться князю в лицо, что она судорожно стиснула пальцы рук и прерывисто вздохнула. Чёрная бровь князя выразительно изогнулась, чётко очерченные губы дрогнули в еле заметной усмешке.

- Благодарю за приём и приятное знакомство, - с тонкой иронией произнёс Черкасский и добавил, глядя в лицо Натали. - Пожалуй, мне стоит удалиться.

Единственное о чём жалела Натали в тот миг, что взглядом нельзя убить, а как хотелось!

Через год, едва сняв траур, Натали стала женой господина Зайльцберга, хотя вернее было бы назвать женщину просто наложницей. Единственное, что связывало Натали с её вторым супругом, были деньги. Господин Зайльцберг частенько подчёркивал, что он унаследовал всё состояние покойного соседа, включая супругу. Тот факт, что господин Вайлс погиб по вине господина Зайльцберга, последнего абсолютно не смущал. О князе Черкасском больше вестей не было, и Натали забыла этого красивого мужчину с проницательными карими глазами. Только иногда во сне видела она его смутный образ, но образ таял вместе со сном, стоило только солнцу показаться на горизонте.

Три года супружества показались Натали трем годами непрекращающейся каторги. Муж ревновал жену к любому, даже случайному собеседнику. Он часто говорил, что если бы не его милосердие, Натали уже давно стала бы продажной девицей (коей по сути своей она и является). Однажды Натали посмела возразить, и была жестоко избита. Потом господин Зайльцберг частенько срывал на жене своё плохое настроение, карточный проигрыш или неудачную сделку. Но его мечтание превратить жену в бессловесную запуганную рабыню терпело крах. Нет, открыто Натали своему мужу не возражала, но молчаливое сопротивление, "ненавязчивое забывание" приказов и распоряжений, кокетство и флирт с другими на балах появлялись всё чаще.

- Убью! - яростно рычал господин Зайльцберг, замахиваясь на жену, а она, паскуда, даже глаз не отводила!

Вся прислуга в доме понимала, что смерти не избежать. И однажды она вошла в дом. Господин Зайльцберг был отравлен. Его перекошенное посиневшее тело обнаружила горничная Прасковья, когда после обеда зашла в кабинет барина "взбить ему перину". На истошный крик горничной, лишённой привычных послеобеденных ласк, прибежали другие слуги и старенький доктор, врачевавший обваренную руку стряпухи Агафьи. Именно доктор осмотрел покойного, задумчиво потёр подбородок, а потом поднялся к Натали, приказав слугам языками не молоть и панику не наводить. Слуги привычно повиновались.

Натали отложила в сторону вышивку и с изумлением посмотрела на мнущегося у порога доктора.

- Что с Вами, Николай Валерьянович? - спросила Натали, а потом нахмурилась. - Агафья невозвратно покалечена?

- Нет, - покачал головой доктор, - Ваш муж...

- Мой муж покалечен? Хорошо бы, - усмехнулась Натали. - Уж не Парашкой ли?

- Ваш муж отравлен, сударыня! - выпалил доктор, не сводя с лица госпожи пристального взора.

На лице Натали не дрогнул ни один мускул, изящные руки, праздно лежащие поверх платья, тоже не задрожали. Натали прошла хорошую выучку у своего, теперь, хвала Господу, покойного мужа.

- Значит, я снова вдова, - Натали хладнокровно воткнула иголку в ткань и убрала пяльца в ящик. - Нужно приказать Парашке достать чёрное платье.

- Вы не огорчены, сударыня, - укоризненно заметил доктор, ожидавший в самом лучшем случае, просто слёз.

- А должна? - усмехнулась Натали, яростно сверкнув глазами. - Вам не хуже моего известно, господин доктор, как пылок в проявлениях чувств был мой муж!

- Следствие может решить, что это Вы, Наталья Михайловна, извели своего мужа! - Доктор в волнении широко зашагал по комнате. - Вы не представляете, что с Вами будет!

- Хуже, чем было, мне уже не будет. Да и не в силах я оплакивать его кончину даже ради спасения собственной жизни, - печально вздохнула Натали.

- Позвольте, - доктор задумчиво потёр лоб, - позвольте мне обратиться за помощью к одному очень достойному человеку. Он найдёт виновного и спасёт Вас!

- Поступайте, как сочтёте разумным, господин доктор, - через силу улыбнулась Натали.

После беседы с Натали, доктор бросился за помощью к человеку, которому привык доверять безоговорочно. На стук дверь открыл слуга, откровенно каторжного вида, но сейчас доктор был даже ему рад.

- Андриш Станиславич у себя? - чуть не подпрыгивая от волнения, выпалил Николай Валерьянович.

Слуга окинул посетителя сумрачным взглядом, но, тем не менее, проводил его в библиотеку, жестом указав на удобное кресло и буркнув:

- Ждите.

Через несколько минут тот же слуга проводил доктора в кабинет к хозяину дома. Навстречу гостю поднялся князь Черкасский.

- Николай Валерьянович, - Андриш окинул нежданного посетителя пристальным взглядом. - Вы так бледны. Вацлав, принеси гостю бокал вина!

Сумрачный слуга немедленно исчез за дверью.

- Присаживайтесь, господин доктор, - указал на кресло Андриш. - Судя по Вашему встревоженному виду произошло что-то просто невероятное!

- Наталья Михайловна овдовела! - выпалил доктор, позабыв обо всех правилах хорошего тона.

- Увы, жизнь человеческая кратка и полна скорбей, - пожал плечами князь Черкасский.

- Да Вы не понимаете, Андриш Станиславич, - доктор вскочил с кресла и забегал по кабинету. - Покойного Яна Зайльцберга отравили!

- А вот это уже интересно, - Андриш кивком поблагодарил слугу за принесённое вино и протянул бокал доктору. - Выпейте, Николай Валерьянович, вино поможет вам успокоится.

Доктор залпом осушил бокал, даже не почувствовав вкуса напитка, а потом принялся торопливо рассказывать князю о произошедшем в доме Зайльцбергов.

- А Вы уверены, что это не вдова своего мужа отравила? - спокойно спросил князь Черкасский, когда посетитель умолк.

- Да что Вы, - всплеснул руками доктор, - Наталья Михайловна добрейшей души женщина! Она муху на стекле убить не в силах, не говоря уж про мужа!

- Да, покойный комплекцией поболе мухи будет, - усмехнулся Андриш. - А скажите-ка, господин доктор, не была ли госпожа Зайльцберг ранее замужем за господином Вайлсом?

- Была! - охотно подтвердил доктор. - Господин Вайлс такой славный человек был, упокой Господь его душу! Одно плохо, своей жене ничегошеньки не оставил!

- Полагаю, - мягкий голос Черкасского резко контрастировал с острым взглядом карих глаз, - господин Зайльцберг исправил этот досадный промах своего предшественника?

- Господин Зайльцберг очень боялся быть убитым, - голос доктора перешёл на доверительный шёпот. - Из-за денег. А потому всё своё имущество отписал по монастырям. Родственники его ничего не получат, ничегошеньки!

- Снова вдова и опять без денег, - Андриш прикусил губу, скрывая насмешливую улыбку. - Как она это делает?

- Так Вы поможете, Андриш Станиславич? - доктор с надеждой посмотрел на князя Черкасского. - Вы же понимаете, обвинить Наталью Михайловну проще простого!

- Я найду отравителя, кем бы он ни был, - согласно кивнул князь Черкасский.

Андриш полагал, что дело не займёт у него много времени. Желающих убить господина Зайльцберга хватало, но, тем не менее, у покойного получилось и супружницу завести, и прожить с ней три года. А значит, скорее всего, уже дважды вдовица и правда, не причём. Если только любовника себе не завела, да и не подговорила его избавиться от опостылевшего супруга.

Натали долго смотрела на вышедшего из коляски вслед за доктором молодого мужчину, пытаясь понять, почему он кажется ей смутно знакомым.

- Госпожа Зайльцберг, - низко поклонился мужчина, - приношу Вам глубокие соболезнования в связи с кончиной Вашего супруга... Очередного.

- Князь Черкасский! - ахнула Натали, невольно прижимая руку к губам.

В голове женщины мелькнуло то злополучное утро после гибели господина Вайлса, когда она прибежала за помощью к господину Зайльцбергу и впервые увидела князя Черкасского. Красивые черты лица и пронзительные карие глаза, что являлись иногда во снах.

- Рад, безмерно рад, что Вы меня помните, сударыня! - искренне улыбнулся Андриш и проказливо добавил. - Как и тому, что Вы остались верны своим привычкам!

Натали поспешно опустила глаза вниз и невольно залилась краской. Она была в нежно-голубом платье, мысль о необходимости траура её посетила, но не задержалась, других дел хватало.

- Горничная готовит траурное одеяние, - пролепетала Натали и, прижав ладони к разгоревшимся щекам, добавила. - Всё произошло так внезапно!

- Да, судя по тому, что мне описал господин доктор, яд выбрали быстрого действия, - согласно кивнул Андриш.

- У Вас уже есть подозреваемые? - вскинула голову Натали, чувствуя, как в ней разгорается уголёк гнева.

Ну вот, опять этот князь считает её душегубицей! Ну неужели им не суждено встретиться просто так, без шлейфа смертей!

- Точнее, у меня есть крошечный список тех, кто НЕ мог убить господина Зайльцберга, - иронично ответил Андриш, не отводя от Натали своих внимательных глаз.

'Ах, до чего же хороша, чертовка! И гнев ей очень даже к лицу', - Андриш мотнул головой, избавляясь от ненужных мыслей.

- Полагаю, меня Вы в этот список не включили, - сухо предположила Натали, опуская очи долу под пристальным взглядом князя.

'И чего уставился? - с досадой подумала женщина. - Или надеется, что я его испугаюсь и в убийстве признаюсь? Так не дождётся! Не собираюсь я на себя чужой грех брать, своих достаточно!'

Андриш неопределённо пожал плечами. Ему очень нравилось поддразнивать эту очаровательную молодую вдовушку. Ещё очень хотелось заключить её в объятия и поцеловать, но с этим придётся подождать до конца следствия.

- Прошу Вас, Андриш Станиславич, - вспомнила о манерах хозяйки дома Натали, чувствуя себя немного неловко под пристальным взглядом насмешливых карих глаз. - Проходите!

- Мадам, - галантно протянул руку Натали Андриш.

Натали легко, почти невесомо коснулась тонкими пальчика предложенной руки и неожиданно даже для самой себя затрепетала. Очевидно, её трепет почувствовал и князь, так как он повернулся и устремил на Натали пристальный вопрошающий взор. Натали глубоко вздохнула, овладевая собой, и решительно повела Андриша Станиславича в дом.

Забытый молодыми людьми доктор неодобрительно покачал головой, сел в коляску и приказал отвезти его домой. На душе у доктора было на редкость пасмурно. С одной стороны, он поступил правильно, ведь твёрдо верил, что Наталья Михайловна не повинна. Но с другой... С другой стороны Николай Валерьянович чувствовал себя забытым и отверженным. Стоило только князю Черкасскому предстать пред ясные очи Натали, как она моментально забыла о своём верном и преданном друге. О, женщины! Вам имя вероломство!

Найти душегуба, отравившего господина Зайльцберга, оказалось, вопреки ожиданиям князя, делом довольно хитрым. Натали из списка подозреваемых Андриш вычеркнул практически сразу: хотела бы, уже давно отравила. Да и повода для столь скоропостижного убийства не находилось. Но самой вдове Черкасский ничего о своих предположениях сообщать не стал. Во-первых, ещё может открыться какая-нибудь пикантная история с любовником, а во-вторых, покидать Натали не хотелось. Андриш чувствовал, как с каждым днём его всё глубже запутывают сладкие тенёта любви. Состояние брата очень тонко (как всегда!) уловила и поняла Зося. Спрашивать Андриша она не стала, просто приехала с мужем навестить "ненаглядного братишку". Братишка тоже понял стратегический манёвр своей "любезной сестрицы", но спорить не стал. Пусть, сестринское око незамутнённое лучше разберётся, да и Натали подруга не во вред будет.

Зося быстро поняла и то, что брат влюбился (наконец-то!), и то, что выбор сердца его уже дважды вдовица (фу, неужто никого подостойней не нашлось?), и то, что мужья вдовицы этой умирают преждевременно и насильственно (а это и вовсе никуда не годится!). Встревожившись за участь брата (единственный, если мужа с детьми не считать, родич!), Зосенька решила призвать к благородству и уму Натали (или чем там она в поступках своих руководствуется?). Натали не спорила, она и сама прекрасно понимала, что "Чёрная вдова" князю Черкасскому не пара. Да и боязно было: а вдруг и Андриша, оборони, Господь, преждевременная кончина сыщет?! Вот эта готовность пожертвовать своим счастьем ради блага любимого человека и тронула сердце Зоси. Вспомнила она, как сама жизнью рисковала, чтобы брата непутёвого от расстрела спасти. Подумала Зосенька, поразмышляла, а потом решила влюблённых под своё крылышко взять.

Андриш пытался воспротивиться вторжению сестры в свои дела амурные, да поздно было. И, опять же, некогда, так как душегубец был, наконец, обнаружен и теперь оставалось изловить его. Душегубцем оказался брат покойного, давно на капиталы брата зарящийся. Не знал, болезный, что господин Зайльцберг всё своё состояние монастырям отписал. А как узнал, едва ума не лишился, так его от горя и ярости обезумевшего и повязали. Натали арест душегубца и радовал, и огорчал безмерно. Радовало то, что с неё самой все подозрения сняты, а огорчало... Повод для огорчений, признаться, перекрывал даже радость. Андриша душегубец ранил. Со всего маху кинжал в грудь воткнул, хорошо князь Черкасский увернуться успел, по касательной пришлось, а так потеряла бы Наташенька своего друга милого досрочно, до замужества, стало быть. Зося про ранение брата узнала, заволновалась и велела со свадьбой не мешкать. Женатые они, мол, осторожнее. Ни Андриш, ни Натали с ней спорить не стали (братец было попробовал, так сестрица любезная его своими стенания и плачем мало слуха не лишила). А после свадьбы поехали молодые князь и княгиня Черкасские в Ярославль, к молодой невесте на родину. Хотела Натали своего мужа с друзьями детства познакомить, да и спокойно в Ярославле, никаких лихоимцев и в помине нет. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям