0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любимая для монстра » Отрывок из книги «Любимая для монстра»

Отрывок из книги «Любимая для монстра»

Автор: Лаврентьева Оксана

Исключительными правами на произведение «Любимая для монстра» обладает автор — Лаврентьева Оксана Copyright © Лаврентьева Оксана

Нет боли сильнее, чем та, что причиняют друг другу влюбленные.

 

 Сирилл Коннолли

 

Пролог

Только не плакать, не показывать ему свою боль. Ведь как только он меня сломает, я стану ему безразлична. И тогда никакая магия не сумеет меня защитить…

Зачем я ему? Ведь у него и так хватает женщин. Причём тех, которые боготворят его, несмотря ни на что. Готовые вылизывать его как кошки, согласные терпеть все его извращения! И пускай он постоянно твердит, что любит меня, я ему не верю. Такие как он не умеют любить. Хотя… иногда мне кажется, что где-то там, в его очерствевшей душе живёт по-настоящему любящий меня мужчина. Я знаю это, чувствую сердцем. А то, что Сайлас превратился в монстра, виноваты многие, и я в том числе…

 

Глава 1

В прескверном настроении Шантал чуть ли не бежала по залитому солнцем парку.

Как всегда здесь гуляло много народу. И обычно ей это очень нравилось, она любила глазеть на людей, наблюдать за ними. Но сейчас ей не хотелось смотреть на чужое веселье. Ведь это означало, что у кого-то всё прекрасно и замечательно… в отличие от неё.

А ведь этот ясный солнечный денёк не предвещал ничего плохого. Шани возвращалась с курсов по ландшафтному дизайну, шагая по чудесному парку в самом замечательном городе на свете. Недаром же её Денвер называли американской Швейцарией.

Неожиданно, словно из-под земли, пред ней появилась та сумасшедшая. Старуха быстро протянула ей что-то в своей костлявой руке. Причём от неожиданности Шани настолько растерялась, что почувствовав её прикосновение, невольно раскрыла ладонь. И не успела она это сделать, как ощутила в своей руке что-то липкое и тёплое. Посмотрела — и буквально затряслась от ужаса.

— Какие мы нежные! Что глаза-то вылупила? Никогда кровь не видала? — Скрипучий голос старухи едва пробился сквозь пелену непрекращающегося кошмара.

— Что? — прошептала Шантал. И, будто бы очнувшись, с омерзением отбросила от себя ещё трепещущее окровавленное сердце какого-то, судя по всему, некрупного зверя.

— Идиотка! Да ты знаешь, как нужно постараться, чтобы оно так долго билось? — в бешенстве прошипела ей в лицо старуха. — А теперь мне начинать всё сначала!

Перепуганная насмерть, она не стала выслушивать бред этой старой и, судя по всему, психически нездоровой пенсионерки. Побежала от неё сломя голову, стараясь не испачкать окровавленной рукой своё любимое платье.

И почему в последнее время с ней случаются одни неприятности?! Сначала та ненормальная птица, которая замертво свалилась прямо перед её носом, размозжив себе голову об асфальт. Потом были мерзкие крысы, решившие почему-то одновременно сдохнуть именно на её кровати. А теперь ещё эта полоумная старуха!

И тут, словно в награду за все её мучения, в памяти опять всплыл тот самый загадочный сон. Причём его отголоски оказались настолько яркими, что от неожиданности она остановилась как вкопанная. И уже в который раз её охватило сладостное сексуальное томление, из-за которого она себя почти ненавидела.

Словно наяву прозвучал чуть хрипловатый, знакомый ей и такой обворожительный мужской голос:

— Шантал! Я не могу без тебя. Шанта-а-л…

Она терпеть не могла, когда её называли полным именем, а предпочитала короткое и воздушное Шани. И только этот упрямец из сна продолжал её звать так, как ему больше нравилось.

Боже, опять это со мной происходит! Конечно, это гораздо лучше дохлых крыс и птиц. Но всё же это ненормально…

Ей вспомнились жаркие объятия незнакомца из сновидения, его горящие страстью глаза, и она опять впала в ступор. А вспомнив, что её руки всё ещё испачканы в крови, тотчас вытащила из сумочки упаковку влажных салфеток. Ловко выудила одну из них и начала с остервенением вытирать ею свои ладони. Но только лишь повторив эту процедуру дважды, она немного успокоилась.

 

***

— Шантал Хемминг? — сухо спросил у неё полицейский и с любопытством посмотрел на неё.

— Она самая.

Коп — средних лет привлекательный мужчина с явным удовольствием задержал на ней свой взгляд. Поэтому она сразу же запахнула на груди огромный полицейский плащ, который ей дали в участке чисто из жалости.

Ещё бы! И пускай она совсем не обладала роковой красотой, видно, не каждый день этому копу приходилось задерживать девушек в ночных пижамах.

— Вы так гнали на своём велосипеде, словно на самолёт опаздывали, — хохотнул коп, явно довольный своей шуткой.

Шани втянула голову в плечи и промолчала. Не могла же она ему сказать, что и на самом деле направлялась в аэропорт. И когда её задержали без документов, на велике и в одной пижаме, она уже тогда решила держать рот на замке. А как бы она ещё объяснила своё непреодолимое желание оказаться около скульптуры бледного коня Апокалипсиса? Того самого, что стоял в паре километров от Денверского аэропорта.

Этого чудовищно огромного коня, с вздутыми венами и ужасающими кроваво-красными глазами, знали все без исключения. Ведь он наводил ужас не только на приезжих, но и на местных жителей. Этот мустанг был заказан администрацией Денвера знаменитому скульптору как символ города, но вскоре стал воплощением чего-то нехорошего. Возможно, это произошло из-за трагедии, случившейся в 2006 году. Именно тогда во время сборки туловище лошади упало, задавив своего создателя насмерть.

 Во всяком случае, Шани начала бояться этой скульптуры, едва увидела её ещё в детстве. Тогда она оказалась в аэропорту вместе со своей семьёй, они встречали там своего родственника. Возможно, этот страх и послужил причиной её транса. Ведь с вечера она преспокойно отправилась в свою спальню, а очнулась уже ранним утром на трассе, верхом на своём велосипеде!

То, что я направлялась именно к этой скульптуре, полицейским знать не следует, а то меня быстро упекут в психушку. А может, мне там самое место? Разве можно разъезжать на велосипеде в полной отключке?!

Домой её привезли в полицейском автомобиле. Определив, что в её крови отсутствуют алкоголь и наркотики, копы сразу же потеряли к ней интерес.

Хорошо ещё, что дома никого не оказалось. Теперь главное — чтобы сцену возвращения блудной дочери не увидели всевидящие соседи. Вопросов потом не оберёшься, а ей не хотелось никому и ничего объяснять.

С огромным облегчением Шани быстро прошла в душ.

Расслабленная после горячей воды она сразу же направилась в свою спальню. С тихим стоном упала в кровать и почти сразу же провалилась в полусон-полузабытьё…

 

***

— Шани, меня все зовут Шани, — выдохнула она в губы своему ошеломительному любовнику.

— Нет, забудь. Для меня ты была и осталась Шантал. Я люблю это имя, вы словно бы рождены друг для друга. Впрочем, как и мы с тобой. — Его губы с вопиющей нежностью и в то же время с удивительной настойчивостью начали обследовать её тело. И уже в который раз она задохнулась от непостижимой чувственности. Её вдруг с ужасом осенило, что ещё немного, и она сама будет умолять его не останавливаться! Хотя, совсем недавно горячо протестовала против их близости. — Вот так, моя сладкая. Не противься своему Господину. Я всего лишь люблю тебя… как хочу и когда захочу…

Она резко села в кровати с выпрыгивающим от волнения сердцем. Отзвуки восхитительных спазмов медленно затухали у неё в животе, оставляя после себя приятную истому.

Бог мой! Это опять произошло! Да что со мной не так?! Почему с нормальным, реально существующим мужчиной я так и не смогла ощутить и частички подобного наслаждения? А незнакомец из снов, у которого я и лица-то толком не видела, заставил пережить меня невообразимо потрясающий оргазм? Может, подобным образом протестовало моё неудовлетворённое женское естество?

Но, несмотря на все эти догадки, Шани знала точно: всё, что происходило с ней в последнее время наяву, каким-то непостижимым образом связывало её с незнакомцем из сна. И что именно он являлся причиной всех её бед и несчастий…

Глава 2

Три дня пролетели в относительном спокойствии. И когда она уже почти расслабилась, забывая свои злоключения, в её жизни вновь нарисовалась та полоумная старуха. Причём самым возмутительным образом!

Ведь до этого момента её ненормальности не мешали ей в учёбе. Но в этот раз… Ей никогда не забыть, как смотрели на неё слушатели курсов по ландшафтному дизайну, с которыми у неё сложились ровные дружеские отношения. Они глядели на неё и на эту старуху так, словно они были с ней заодно!

Когда эта ненормальная влетела в аудиторию, у Шани всё внутри похолодело. Она сразу поняла, что этот визит кроме моря стыда ей ничего не принесёт. И как, спрашивается, эта старая дура её нашла? Получается, она за ней проследила? Значит, и первая их встреча произошла неслучайно?

— Учишься?! Нашла время! Ты должна сейчас же пойти со мной, иначе я за себя не ручаюсь… — прошипела ей в лицо разгневанная ни на шутку старуха.

— Я? С вами? Это с какого перепугу? — робко проблеяла Шани, чувствуя как от волнения у неё перехватывает дыхание.

— Хочешь провести оставшуюся жизнь в психушке? Или же позволишь, чтобы из-за тебя пострадал целый город? Ты разве не видела, что произошло три дня назад?

Шани хлопала глазами, лихорадочно соображая.

— Вы о тех несчастных птицах? — недоумённо поинтересовалась она. — Вы меня в этом, что ли обвиняете? Уму непостижимо!

Ровно три дня назад Шани впервые повстречала эту сумасшедшую старуху, поэтому странное событие с погибшими пернатыми не особо затронуло её сердце (несмотря на то, что она всегда трепетно относилась к животным).

В тот день, причём почти сразу же после её встречи с этой старухой с неба сотнями начали падать птицы. Но она этого не увидела, так как к тому моменту была уже дома. Трупики несчастных птах она тоже не успела заметить, так как коммунальные службы оперативно их убрали. А подробности этого печального события Шани узнала на следующий день из новостей и особо не придала этому значения. И уж тем более, она не связала это трагическое событие с собой!

— А кто же ещё?! Это ты у нас здесь Избранная! С другими и половины не было таких хлопот, как с тобой, — ответила ей старуха и схватила её за руку.

Шани тотчас выдернула свою ладонь из её цепких пальцев, но всё-таки проследовала за старухой к выходу. Посчитала, что этот цирк не может и дальше здесь продолжаться. Ведь ещё немного, и её просто попрут с этих курсов…

Только сейчас до Шани дошло, что эта старуха, судя по внешнему виду, цыганка. И пускай до этого момента ей ещё не приходилось с ними сталкиваться, но репутация гадалок по картам Таро и прочей мистической ерунде перечеркнуло у Шани последнюю надежду на хороший исход. Судя по всему, она стала жертвой этой мошенницы. Но как тогда быть с её странными снами?..

— Что, не понимаешь, почему это с тобой происходит? Правильно, откуда же тебе это знать. Ведь современная молодёжь не верит в Магию. Вы только любите смотреть свои фильмы про чародеек и колдунов. Но в то, что это может случиться на самом деле, вам это и в голову не приходит! Безумцы!

Шани с опаской покосилась на свою странную спутницу, но промолчала.

Безумцы?! Она сейчас назвали их безумцами? Боже, кто бы говорил… Главное — подальше её увести. А там уж я поставлю её на место. И если эта ненормальная не оставит меня в покое, то придётся обратиться в полицию. Я не позволю сломать себе жизнь!

Но её решительность сдулась как воздушный шарик, едва они оказались в тихом уединённом месте около старого парка. И не успела Шани и рта открыть, как цыганка зыркнула на неё строгим взглядом. И в ту же секунду её скрученные костлявые пальцы потянулись к лицу Шани. Девушка только успела почувствовать, как цыганка прикоснулась к её потному от страха лбу. А дальше она провалилась в странное забытье…

— Шантал! Ты меня вынуждаешь прибегать к жёстким мерам. Почему ты не подчиняешься мне? Ведь это тело и душа в ней принадлежат только мне.

Голос знакомого незнакомца из её снов раздался совсем рядом, заставив её вздрогнуть от неожиданности. Шани затряслась от страха и… как это ни странно, от немыслимого сексуального возбуждения.

— Ты? Но как? Ведь я же не сплю!

— Для встречи со своей избранницей мне не нужно царство снов. Но… мне тоже понравилось в прошлый раз. Ведь в постели ты такая податливая, такая моя…

Шани затрепетала ещё сильнее. И это несмотря на то, что она всеми силами пыталась совладать с собственным телом. Но оно предавало её каждый раз, едва она слышала этот голос. Поэтому, по её венам тотчас побежал волнительный огонь, а жар между ног стал просто невыносимым.

И почти сразу её рассудок завопил в немом крике, пытаясь воззвать к благоразумию. Но сексуальный голод, который Шани впервые почувствовала только лишь с любовником из сновидений, и на этот раз одержал сокрушительную победу. Она выгнулась, устремляясь навстречу прекрасному мужскому телу. И когда его чуткие требовательные пальцы уже проникли в самое сокровенное… Её ладони, неожиданно для неё самой, упёрлись в твёрдую мускулистую грудь. И девушка со всей силы оттолкнула его от себя…

— Идиотка! И что в тебе такого ценного? Как по мне, так ты просто дура, — раздался скрипучий голос цыганки.

Шани открыла глаза и посмотрела на ненавистную ей старуху.

— Что ты со мной сделала? Чем ты меня одурманила, признавайся! А то я прямо сейчас пойду в полицию и всё расскажу.

Старушечье лицо расплылось в мерзкой ухмылке, от чего её глубокие морщины повело в разные стороны. Она согнула в локте руку и, деловито подбоченясь, прошипела:

— Вперёд! И не забудь рассказать им про свои сны. А ещё про то, как ты разъезжаешь полуголая на велосипеде. Хотя, они об этом и так узнают, едва посмотрят в свой чудо-компьютер.

Отчаяние и тупая безысходность накрыла Шани с головой. И она вдруг с потрясающей ясностью увидела своё будущее — какая-нибудь психиатрическая клиника, фальшивые улыбки мед. персонала и редкие визиты родителей.

А ведь в чём-то эта мерзкая старуха права. Пойди она сейчас в полицейский участок и расскажи им всё так, как и было на самом деле, её жизнь круто изменится. Причём не в лучшую сторону…

Шани попыталась подняться с земли, на которой она непонятно как очутилась. Но её подвели дрожащие от слабости ноги. Так что она сразу же упала туда, где, по всей видимости, и находилась во время отключки — в прохладную, атласную на ощупь траву. Свалилась как грузный мешок, после чего даже не попыталась подняться вновь. А завершающим штрихом её позора стали слёзы, которые полились из неё нескончаемым потоком.

— Ничего не понимаю. Какая же ты Избранная? Ведь ты просто слабая девчонка, которая и дня не протянет в том Мире!

Слова цыганки с трудом пробились через пелену непрекращающегося кошмара. И это ещё больше убедило её в том, что она окончательно сошла с ума.

— Что со мной? — всхлипнула Шани и сжалась вся в комок.

— Ты это уже спрашивала, — проскрипела старуха и уставилась на неё пронизывающим взглядом. — Ладно. Пошли, я провожу тебя до дома. Всё равно сегодня ты уже ни на что не сгодишься.

Шани даже не поняла, как оказалась дома. Кажется, цыганка посадила её на такси. Как ни странно, но та даже привела её в нормальный вид, заботливо стряхнув с её одежды мусор. Причём, при этом она обмолвилась, что её не погладят по головке, если с ней (то есть с Шани) что-нибудь случится…

 

***

Теперь он приходил к ней во снах почти каждую ночь.

Он её ломал, подчинял себе. Дрессировал как какого-нибудь пса, прибегая то к кнуту, то к прянику. Но этот ошеломительно сексуальный незнакомец хотел от неё не только её тело. Душу? И почему-то Шани казалось, что её душа нужна ему не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле.

А она отдавалась ему с несвойственной ей страстью. И это после того, что он с ней делал в постели! Да ни одна уважающая себя женщина не пошла б на такое! И она не исключение! Но только не с ним…

Похотливая и безвольная тварь! Да что со мной не так? Почему меня так возбуждает его властный голос? Почему я одновременно боюсь его до чёртиков и в то же время хочу его как ненормальная, изголодавшаяся по сексу нимфоманка?

Проснулась она от собственного крика. Страх вперемешку с восхитительным оргазмом сдавил её горло так, что даже не понятно, как она сумела так громко заорать. И, как и следовало ожидать, этим она переполошила весь дом. Поэтому к ней в спальню тут же прибежала испуганная мама и бросилась к её постели.

— Что случилось?

— Ничего страшного, просто приснился кошмарный сон, и всё.

Мать уставилась на неё обеспокоенным взглядом, а у Шани только и хватило сил на то, чтобы выдавить из себя подобие улыбки.

— Тебе не кажется, что ты слишком переутомляешься? Отсюда и твои кошмары. Может, сходишь куда-нибудь, отдохнёшь как все нормальные девушки? А ещё лучше в компании какого-нибудь приятного юноши…

Шани еле сдержалась, чтобы не поморщиться.

Ага! А ключевое слово здесь — нормальная. Вот только к ней это совсем не относится.

Почему-то сразу же вспомнилось, как радовалась мама, когда её непутёвая дочь начала встречаться со своим сослуживцем. Правда, Стенли и на самом деле оказался очень хорош. Причём во всех отношениях. Но уже тогда Шани поняла, что не может быть счастлива ни с ним, ни с любым другим. И всё потому, что она уже отдала своё сердце. Вот только она не знала кому именно.

Это понимание к ней пришло после её знакомства со Стенли Хардом. Ведь лучшего друга, любовника, а в дальнейшем и мужа, и придумать себе нельзя! Ведь он оказался намного порядочнее её прежних ухажёров. Тем не менее даже с ним она не нашла своего женского счастья. Только лишь разбила ему сердце и заимела у себя объёмный список фобий. Ну а апогеем её нескончаемых проблем стал непоколебимый комплекс неполноценности.

И вот когда у неё началось, вроде бы, всё складываться, появились эти сны! А ведь к этому времени она исполнила свою давнюю мечту — поступила учиться на ландшафтного дизайнера. И пускай для двадцатитрёхлетней девицы это нормальное явление — работать и учиться, но в кои-то веки она почувствовала себя успешной!

Шани выпорхнула из дома на залитую солнцем улицу и почти в приподнятом настроении направилась на автобусную остановку. Она подставила лицо под щадящие сентябрьские лучи и невольно улыбнулась. Но по закону подлости в памяти почему-то всплыли подробности этой ночи. А именно очередная воспитательная работа, которую провёл с ней её призрачный любовник.

— Шантал, почему ты отказываешься соединиться со мной?

— Соединиться? Да мы только этим и занимаемся… — пробурчала она себе под нос, уже в тысячный раз поражаясь его нескончаемой мужской силе.

— Ты поняла, что я имел в виду. Я хочу тебя всю. Но пока ты в том мире, я не могу полностью тобой обладать. А ты нужна мне не только в качестве любовницы, я хочу любящую и преданную супругу. Чтобы всё стало как прежде…

Ну надо же! Почему у меня всё ни как у нормальных людей? Естественно, как любая девушка я ждала своего принца, мечтала о предложении руки и сердца… И вот дождалась его от мужчины, который существует только в моём воспаленном сознании!

— Но ведь тебя на самом деле нет. Ты — плод моего больного воображения.

— Какая глупость! Неужели эта чёртова бабка тебе ещё ничего не рассказала? А ведь мы платим им немалую цену за то, чтобы они служили проводниками между нашими мирами. К сожалению, этими способностями обладают только цыгане, как вы их называете. К тому же вы их зачастую принимаете за плутов и мошенников. Наверное, поэтому ты всё ещё не нашла с ней общего языка.

Я хочу, чтобы как можно быстрее ты стала моей и чтобы любила меня, как и раньше! Нет, я этого требую! И учти, моё терпение кончается… — закончил он на совсем неоптимистической ноте.

Возмущение всколыхнулось в ней словно десятибалльная штормовая волна.

— Любить? Трупы не могут любить. А я умерла ещё тогда, когда заболела тобою…

Глава 3

На следующий день, стоило ей только появиться на улице, как с ней сразу же начали происходить необъяснимые и что самое главное — чертовски неприятные вещи.

Не успела она отойти от своего дома и нескольких метров, как на неё спикировала большая птица, чёрная как сама ночь. Причём она на неё не упала, а именно спикировала подобно самолёту-истребителю! В этом Шани перестала сомневаться, когда птица зашла уже на третий заход. Причём эта пернатая тварь, по всей видимости, опять прицелилась ей в голову! Ведь в прошлый раз у неё это почти получилось, но в самый последний момент Шани успела отскочить в сторону.

Пришлось припустить до остановки лёгкой трусцой: как-то не хотелось получить по голове далеко не мелким птичьим клювом. Так что она благополучно добежала до остановки, но тут же была атакована стайкой воробьёв. Большого урона они ей, конечно же, не нанесли — габариты не те, но разозлили здорово. И только лишь после того, как ей удалось сумкой сбить на землю парочку этих нахалов, они от неё отстали.

Добивать их Шани, понятное дело, не стала. С неё хватило и того, что многие прохожие останавливались и глазели на неё как на сумасшедшую. Видимо, они решили, что она здорово насолила этим птичкам, коли милые птахи выбрали её своей жертвой.

И как это понимать? Получается, угрозы её призрачного любовника оказались далеко не пустыми… Бред какой-то! Каким образом он воздействует на этих несчастных птиц? А может, это вовсе и не он, а та мерзкая старуха? Недаром же о цыганах ходят странные слухи.

Шани вышла из автобуса и непроизвольно подняла голову вверх. Не увидев там ни одной птицы, она заспешила на занятия. Но не успела сделать и нескольких шагов, как почувствовала резкую боль в левой лодыжке.

— Ой! — испуганно вскрикнула солидная дама, со всей силы дёрнув за поводок свою собачонку. Шани с недоумением опустила голову вниз и уставилась на алую струйку, стекающую с её укушенной ноги. А пожилая мадам тем временем начала оправдываться: — Извините, я очень сожалею! Не понимаю, что на него нашло, ведь он всегда такой ласковый и послушный мальчик!

Шани посмотрела на милого «мальчика» и у неё отпало всякое желание предъявлять к нему какие-либо претензии. Ведь этот перепуганный насмерть пёсик, видимо, и сам не понял, как это у него получилось. Но ей-то сразу стало всё ясно…

Решив, что не стоит больше испытывать судьбу, Шани остановила такси и благополучно вернулась домой. А увидев на скамейке неподалёку от своего дома ту самую цыганку, совсем не удивилась. Наоборот, Шани тотчас направилась к ней.

— Не повезло, — равнодушно заметила старуха, кивнув на её окровавленную ногу.

— Ага. Полоса невезений, знаете ли. — Шани присела рядом с цыганкой и, не глядя на неё, продолжила: — Может, просветите меня, что со мной происходит? А то я скоро стану в Денвере персоной нон грата!

— А там бы ты уже была влиятельной особой. Перед тобой бы все преклонялись, и тебе казалось, что ты попала в сказку.

— Да неужели? — с сарказмом отозвалась Шани. — А там, это где?

— В другом мире, где царят Магия и Колдовство.

— А разве это ни одно и то же? И, кажется, вы пропустили чародейство, — невинно заметила Шани.

Цыганка неодобрительно на неё зыркнула и продолжила:

— Маги и Чародеи — это одно и то же. Так что не заморачивайся.

— Не буду.

А потом старуха наговорила ей такое, что Шани долго ещё не могла это переварить. Получалось, что если даже половина из слов цыганки — правда, то обыкновенная и ни чем непримечательная девушка из Денвера (то есть она) стала вдруг очень значимой фигурой! Правда, не в этом, а в каком-то Магическом мире.

И пускай Шани не поняла и половины из сказанного старухой, в одном она убедилась окончательно: с того самого момента, как в её снах объявился этот потрясающий мужчина, её жизнь круто изменилась. Поделилась на до и после…

— Но почему именно я? Что во мне такого? — изумилась Шани, даже не зная, радоваться этому или же огорчаться.

— А это ты потом у своего муженька спросишь. Понятия не имею, как они вас выбирают, — недовольно пробурчала старуха, отводя от неё взгляд. И почему-то Шани это совсем не понравилось.

В том, что эта чёртова ведьма не говорит ей всей правды, даже нет сомнений. Вон как у неё бегают её маленькие крысиные глазки. Видно, не терпится получить за неё гонорар. Интересно, насколько сокрытая от неё правда ужасна? Может, просто она не хочет её расстраивать, что жизнь госпожи не такая уж и сладкая? Во всяком случае, это лучше, чем оказаться в Магическом мире в качестве служанки или кухарки, не говоря уже о других профессиях, более древних…

А стоит ли ей вообще соглашаться на это?

Ха! Можно подумать, у меня есть выбор. Уж чего-чего, а цыганка красочно расписала перспективы в случае, если я не соглашусь отправиться в Магический мир. Поэтому меня тоже постигнет печальная участь девушек, которые отвергли это предложение.

Так что психиатрическая клиника — это лучшее, на что она сможет рассчитывать. Ведь ещё ни одна из отказчиц не пережила этого события, сохранив трезвый рассудок. А всё потому, что в скором времени у неё должны проснуться магические способности! И в реальном мире они станут для неё не только помехой, но и непосильной ношей, настоящим проклятием.

 

***

Разве можно любить и быть при этом глубоко несчастной? Конечно, можно. Особенно, когда твои чувства не взаимны. Но у меня-то совсем другой случай! Ведь этот незнакомец из снов испытывает ко мне просто нереальное влечение. И, тем не менее, это не любовь, скорее, болезнь какая-то. Страшная, невероятно тяжёлая и, кажется, неизлечимая.

Этот Некто из снов (она даже не знала его имени!) очень непредсказуемый, невероятно притягательный и загадочный во всех отношениях мужчина. То он с трепетом ловил каждое её слово, вдыхал её запах с нескрываемым наслаждением, то брал её с изощрённой жестокостью. Словно он её за что-то наказывал, мстил за время, проведённое без неё…

Непонятно, что ему больше в ней нравилось — её тело, душа или же то, что она словно вещь, принадлежала только ему. Ясное дело, как любой мужчина он был собственником. Но одно дело, когда всё ограничивалось банальной ревностью. Но когда от неё требовали просто невозможного!.. Например, он не переносил, когда от неё пахло парфюмом. Даже запах мыла воспринимался им как непозволительная дерзость с её стороны. Видите ли, ему нравился её естественный запах, натуральный аромат женщины, принадлежащей только ему! Вернее, его привлекал запах рабства…

Это её и останавливало. Шани опасалась, что стоило ей только оказаться в его мире, как он сразу же подчинил бы её себе, и не только в постели. А она не принадлежала к тем женщинам, которые без остатка растворялись в своих мужчинах. Теряли собственное «я» и при этом чуть ли не наслаждались своим положением. Ей же нужна была свобода, личное пространство. И никакая любовь не заставила бы её поплатиться своими принципами.

Между прочим, Шани не скрывала от него своих взглядов на жизнь, всегда говорила ему то, что думала. Но он или же не воспринимал её всерьёз, или ему было глубоко наплевать на то, что она думала. Но в таких случаях её невероятный любовник её выслушивал, не пряча от неё снисходительной улыбки, а затем молча подминал её под себя…

На огромного чёрного ворона, который словно бы поджидал её на фонарном столбе, Шани сразу обратила внимание. Заметила его и напряглась: не хватало ещё, чтобы он на неё напал! А птица тем временем зыркнула на неё фиолетово-зелёным зрачком, который вспыхнул на свету каким-то дьявольским огнём, громко каркнула и исчезла. Но совсем скоро этот необычный ворон появился вновь. Мало того, он начал преследовать её везде и повсюду словно соглядатай!

Поначалу Шани это очень напрягало, но потом она к нему даже привыкла и перестала обращать на него внимания. Во всяком случае, с того самого момента как появился этот ворон на неё перестали нападать звери и птицы. И даже неподвластные никому кошки перестали на неё фырчать, когда она проходила мимо них.

А потом она случайно обратила внимание на большой чёрный внедорожник, припаркованный неподалёку от её дома. Потом этот джип сопроводил её до самого магазинчика, в котором она работала, и простоял на противоположной от него улице до окончания рабочего дня.

Сначала ворон, а теперь ещё и джип, и оба чёрные словно появились из преисподней! Неужели её теперь будут пасти как отбившуюся от стада овечку? До каких пор? Пока она не отправится в Магический мир? Пока «счастливую» невесту не сдадут в целости и сохранности тому, кто купил её с потрохами?

В эту ночь, прежде чем закрыть глаза и провалиться в мучительно сладкий полусон, Шани задумалась. Решила для себя, что сегодня она во чтобы то ни стало прольёт свет на своё столь странное положение…

— Как мне называть тебя? — прошептала она своему ошеломительному любовнику.

— Мой Господин, — не задумываясь, ответил мужчина и сильно прикусил её сморщённый от возбуждения сосок.

— Нет, так не пойдёт. Я тебе не рабыня! — возмутилась Шани и демонстративно отвернула от него голову.

— Это ещё что за капризы? Шантал, я тебя не узнаю. Неужели жизнь в другом мире настолько тебя испортила?

— Что значит, в другом? Для меня он мой. Я вообще не понимаю, о чём ты! И разве знать имя своего любовника ненормально? Ты же моё знаешь. Я тоже хочу звать тебя по имени, нежно шептать его тебе на ушко, когда ты во мне и…

Он не дал ей договорить, ворвался в неё словно изголодавшееся животное. И пока их огненное танго любви не подошло к логическому завершению, Шани не проронила ни слова. Вернее, слова-то прозвучали, но они вырвались у неё неосознанно в пылу сексуального безумия.

— Странно, раньше ты никогда не отличалась говорливостью, особенно в постели, — едва отдышавшись, заявил её обворожительный незнакомец. И после небольшой паузы добавил: — Сайлас.

— Что? — не поверила она своим ушам. Неужели сработало?

— Всё же это лучше, чем «солнышко» или «сладкий». Но мне так тоже нравится. Особенно, когда я сознательно делаю тебе больно, а ты мне в ответ шепчешь безумно ласковые словечки. Это так возбуждает! А ещё это лишний раз доказывает, что тебе это тоже безумно нравится, хоть ты и просишь у меня пощады.

— Извращенец! — беззлобно промурлыкала Шани и потёрлась о мужское плечо.

Извращенец в полном смысле этого слова! Сам такой и меня сделал подобной себе! Но если он сейчас позволяет со мной такое, что же ожидает меня в его мире? Ведь там я полностью буду зависеть от него, всецело стану его женщиной. А судя по случайно оброненным фразам, у них там что жена, что любимая собака и мягкое кресло — просто удобные и привычные вещи, не более того.

Глава 4

— Сайлас, — произнесла она вслух, будто смакуя его имя на языке. — Мне нравится.

Мужчина безразлично пожал плечами и небрежно добавил:

— Как будто это что-то меняет. Но ты не очень-то увлекайся, я не привык, чтобы меня так называли женщины в постели.

— Женщины? — удивлённо прошептала Шани. — И много их у тебя было?

— Почему же было. Они и сейчас есть.

— То есть? — Она не поверила своим ушам. Как ни странно, но ошеломление, замешанное на горечи и обиде, тотчас захлестнули её душу. — Ты хочешь сказать, что в твоём мире это в порядке вещей? Спать с женщиной, называть её своей невестой и в то же время иметь любовниц?

— Сама же и ответила на свой вопрос. Разницу улавливаешь: невеста и любовница? Ты для меня — супруга, мать моих будущих детей. Не удивляйся, но в моём мире мы уже были с тобой женаты, поэтому я не могу думать о тебе как о невесте.

В данный момент Шани мало интересовали нюансы между невестой и супругой. Её волновали его любовницы.

— И как к этому относятся женщины? Я имею в виду законные супруги?

— А как они должны относиться? Что-то я тебя не понимаю, в чём проблема-то? — небрежно заметил он, одной рукой наглаживая ей между ног.

— И ты считаешь это нормальным? — возмутилась Шани.

— А разве состоятельному мужчине из знатного древнего рода не положено иметь много наложниц? Этого требует не только наша природа, но и статус.

Мой Бог! Кажется, у них там царят законы средневековья. В общем, непролазная дикость. И он думает, что я соглашусь там жить? Да уж лучше психушка тут, чем полный дурдом там. Здесь Сайлас принадлежит только мне, а на меньшее я не согласна…

В то же время Шани сильно испугалась. Причём не его, а себя! Ужаснулась собственным мыслям, которые пришли на смену её праведному гневу. Ведь в них она решила остаться с ним несмотря ни на что. Да она поползла бы за ним на коленях, лишь бы видеть в ночи его сверкающие страстью глаза!

И понимая, что увязла в нём окончательно, влюбилась отчаянно, безнадёжно, Шани заплакала. Разрыдалась подобно ревнивой истеричке.

— Это ещё что такое? Шантал, я тебя не узнаю! — Мужчина приподнялся на локте и заглянул ей в лицо. А она даже сквозь слёзы заметила его правильные черты лица. Сайлас помолчал, после чего тряхнул головой и с разочарованием добавил: — У меня такое чувство, словно тебя подменили.

Шани не обратила внимания на его слова, так как в один миг желание рассмотреть его лицо стало просто непреодолимым. Поэтому её рука сама потянулась к ночнику в изголовье, и она дёрнула за шнурок выключателя. И в ту же секунду она увидела его глаза — чёрные, блестящие как две маслины или же, как две чёрные жемчужины. Крупный прямой нос и очень чувственные для мужчины губы.

Его длинные, иссиня-чёрные забранные в хвост волосы вспыхнули в электрическом свете словно драгоценные нити. И Шани как завороженная уставилась на них. Они её словно загипнотизировали своим потрясающим блеском.

Она и сама могла похвастаться ухоженными, не лишёнными привлекательности волосами, но его грива — это что-то… Они напоминали ей конский волос, только более гибкий и мягкий на ощупь. Ей так нравилась их гладить, пропускать через пальцы их упругий шёлк.

Конечно, не писаный красавчик как Сомерхолдер, но эта приторная слащавость ему ни к чему. Ей всегда нравились мужественные, слегка грубоватые мужчины с ярко выраженной брутальностью. А Сайлас был прямо-таки воплощением её идеала мужской красоты.

Вот только всё впечатление портил уродливый шрам, вероятно, от ожога. Он, словно глумливая насмешка над красотой, пролёгал через всё его лицо от левой скулы до правого уха. Но Шани и до этого момента догадывалась, что у её загадочного любовника есть на лице какой-то изъян. Даже в темноте она ощущала этот шрам кончиками пальцев. Но Шани и не предполагала, что при ярком освещении он её настолько напугает.

Понятно дело, что она сделала всё от себя зависящее, чтобы не подать и виду. В конце концов, в целом Сайлас произвёл на неё великолепное впечатление. И даже этот уродливый ожог оказался не помехой. Но…

Когда она вновь осмелилась посмотреть ему в глаза, её буквально затрясло от увиденного. Никаких сомнений: Сайлас прочитал её как книгу! И, по всей видимости, ему совсем не понравилась её реакция на его шрам.

— Что, уже отвыкла от моего милого личика? А ведь это ты, Шантал, постаралась! Сучка, никогда тебе этого не прощу! — процедил он сквозь зубы, а затем… ударил её по лицу! И пускай сделал он это тыльной стороной ладони, словно отмахнулся от неё как от надоедливой мухи, но её щека тотчас вспыхнула зудящим огнём.

Шани ахнула и тут же прикрыла лицо ладонями. А когда опустила руки — его уже не было. Пропал, испарился как по волшебству! Хотя, именно оно и позволило ему в мгновение ока вернуться в свой магический мир. Вот только раньше он исчезал под утро, когда небо над Денвером только-только начинало сереть.

Она дотронулась до подушки, которая всё ещё хранила его тепло и волнительный мужской запах, и горько расплакалась…

 

***

Как бы я его не любила, но это не может и дальше так продолжаться! Тем более что я не горю желанием воссоединяться с ним в его мире, особенно после этой пощёчины и ужасных обвинений.

Возможно, если не будет этих безумных ночей, то со временем я сумею вырвать его из сердца…

Шани прекрасно понимала, что занимается самообманом. Но попробовать всё же стоило. Поэтому она решительно шагала в ближайшую аптеку за Модафинилом. Она давно уже слышала об этом аналептике, причём только хорошие отзывы. Знала, что его принимают студенты во время сессий для борьбы со сном, офисные работники во время авралов и даже военные на заданиях.

Я не должна спать!

Пускай Сайлас и заявлял ей, что для встречи с ней ему не нужно царство снов, тем не менее, это далеко не так. Он приходил к ней только во сне, или же когда она пребывала в отключке. Ведь тогда около старого парка эта ведьма что-то с ней сделала, тем самым дав возможность Сайласу проникнуть в реальный мир.

Во что бы то ни стало, ради собственной безопасности она превратится из потенциальной жертвы в сильную женщину. И не позволит какому-то сексуальному мужику играть на её женских струнах, превращая её в безвольную рабыню!

А заметив знакомый чёрный внедорожник, в голову Шани пришла ещё одна идея. Поэтому, едва перешагнув порог своего дома, она сразу же бросилась к ноутбуку. Без труда нашла из списка денверских частных детективов самого приемлемого для неё по расценкам и взяла в руки сотовый…

Уже на следующий день у неё был адрес владельца этого джипа. Как и следовало ожидать, им оказался один из сынков той злополучной цыганки. Это Шани поняла сразу же, едва взглянула на его фото: те же колючие, карие бездонные глаза, мохнатые брови, как и у его мамаши, а ещё курчавые чёрные волосы.

В конце рабочего дня, сославшись на головную боль, и воспользовавшись добротой своей сослуживицы, Шантал выскользнула из магазина с чёрного хода. Так что от цыгана, сидевшего за рулём джипа, ей с лёгкостью удалось улизнуть. Но ещё оставался ворон, который тут же сверкнул на неё фиолетовым глазом и, как по команде, поднялся в воздух. Поэтому, не раздумывая, она сразу же направилась к метро. И пускай у неё прибавлялись лишние километры, но зато это позволило бы ей избавиться от своего пернатого надсмотрщика.

Вскоре она вышла на нужной станции. Остановила такси и с выпрыгивающим от волнения сердцем назвала водителю адрес.

Такое она видела только в фильмах. Как же это на неё не похоже! Словно вор, под покровом сгущающихся сумерек она пробралась к дому этого «милого» семейства. И провидение оказалось к ней благосклонно. Поэтому ей без труда удалось перелезть через невысокий забор и оказаться прямо под окнами нужного ей одноэтажного дома.

Дрожа от волнения, Шани заглянула в окно. Как она и надеялась, его створка оказалась приоткрытой, ведь погода стояла ещё летняя. К тому же ей крупно повезло: сквозь полупрозрачные занавеси она без труда рассмотрела свою новую знакомую — старуху.

Цыганка стояла около плиты. По всей видимости, она занималась какой-то немудреной готовкой. Из-за старушечьей спины Шани видела только стол и стоящую на нём корзину с фруктами. Во всяком случае, ничего колдовского, типа ведьминского котла или же засушенных летучих мышей Шани там не наблюдала.

И тут она услышала позади себя негромкое рычание! Девушка с ужасом обернулась и тотчас встретилась с пристальным собачьим взглядом. Крупный ротвейлер застыл перед ней и, судя по всему, ему совсем не понравилась незваная гостья.

— Если хоть раз тявкнешь, придушу вот этими вот руками, — чуть слышно прошипела она псу, понимая нелепость своего поступка. Мало того, что она сильно рисковала, заявившись сюда в надежде что-нибудь разнюхать, так ещё и заговорила с собакой!

Но едва Шани закончила свою эмоциональную речь, как произошло невиданное. Собака жалобно заскулила и легла перед ней на брюхо! Затем попятилась задом и через секунду исчезла, словно провалилась сквозь землю.

Шани с облегчением выдохнула, теряясь в догадках. Хотя, ответ напрашивался сам собой. Вероятно, в ней просыпались те самые магические способности, о которых предупреждала её ведьма. Во всяком случае, пока что ничего страшного она в этом для себя не видела. И уж точно не собиралась сходить из-за этого с ума.

— Я её упустил. Это дрянь вышла через чёрный ход, — раздался за окном мужской голос, и Шани вся превратилась в слух.

— Идиот, Януш тебе этого не простит. В этот раз всё по-другому. Ведь эту девчонку заказал кто-то из клана Дикой Луны. А ты сам знаешь, кто они такие. С ними даже в том мире мало кто осмеливается враждовать.

Конечно, нам только на руку, что они любят девочек из нашего мира. Но говорю же, с этой всё по-другому! — Старуха со злостью бросила нож на стол. — Этот вельможа её долго искал. Их клановый колдун выяснил, что душа его покойной супруги попала в тело этой упрямой девчонки. На наше счастье это часто случается между мирами. И в этот раз за неё дают действительно высокую цену. Мы не можем упустить такой шанс! К тому же с этим кланом лучше не портить отношения.

— А вдруг эта дура не согласится?

— Согласится. Куда она денется? Тем более, мужчины из того мира бывают очень убедительными. — Цыганка мерзко ухмыльнулась. — Знали бы эти дурочки, что их ждёт в том мире… Но с этой Шантал всё очень сложно, возникли непредвиденные обстоятельства. И с одной стороны я боюсь навлечь на себя их гнев, но и терять такой куш тоже не хочется.

Я как следует изучила её душу и поняла, что она не имеет почти никакого отношения к нашему делу. То есть в ней находится не та душа, которую искал наш заказчик. Их колдун слегка промахнулся: им нужна не Шантал, а её сестра-близнец. Именно в неё переселилась душа той женщины из магического мира, то есть умершая жена того вельможи. Мне это рассказали карты, а они меня ещё ни разу не подводили.

— Так в чём проблема? Вместо этой возьмём ту. А лунному мужику объясним, что вышла небольшая путаница. Насколько я их знаю, им всё равно с кем кувыркаться в постели. Лишь бы тёлка была из нашего мира.

— Если бы! Как назло сестры Шантал уже нет среди живых, причём очень давно. Прямо какая-то проклятая душа. Ни в том, ни в этом мире не прижилась. Вот я и думаю, как лучше нам поступить.

Из-за шока последнюю фразу Шантал почти не расслышала. Невидящими глазами она обвела тёмный двор и на негнущихся ногах медленно побрела к забору…

Глава 5

— Шантал, глупышка, зачем так себя изводить? Люди не могут не спать, и ты не исключение. Всё равно будет так, как я хочу, — прошептал ей на ухо её восхитительный любовник и зарылся лицом в её волосы.

— Сайлас, оставь меня в покое! Я не твоя жена! Тебе нужна не я, а… — Даже в этом состоянии у неё сработал инстинкт самосохранения. Поэтому Шани тут же осеклась, решив не открывать ему этой тайны.

Ещё неизвестно, как он отреагирует на эту новость. Возможно, его страсть к ней сразу же испарится. И он придушит её этими же руками, которыми её сейчас ласкает…

Какая же я наивная идиотка! Обманываю себя, не желая смотреть правде в глаза. Ведь он любит не меня, а свою жену во мне. А я — настоящая Шани, навсегда останусь для него всего лишь отголоском его чувств к другой женщине.

Устав бороться с собственным телом и перечеркнув воспоминание о пощёчине, она лишь сильнее прижалась к Сайласу. Нашла в темноте его губы и впилась в них чувственным поцелуем. Её руки сами по себе заскользили по его рельефному животу, опускаясь всё ниже…

— Любимая! Узнаю свою прежнюю Шантал. Всегда удивлялся твоему сексуальному голоду. Ведь ты так отличаешься от других женщин. — Сайлас прекратил терзать её невыносимо изощрёнными ласками, решив больше не мучить ни себя, ни её. Накрыл её своим телом, и они понеслись на американских горках к своей заветной цели.

Когда её насытившееся естество свернулась у неё в груди мягким комочком, Шани вновь начала трезво мыслить. И тотчас прокляла себя за свою слабость.

Хотя, разве не об этом мечтает каждая женщина? Ведь если бы рядом с ней находился понимающий её, любящий мужчина, у этого Сайласа не было бы ни малейшего шанса.

А так… нечего себя и винить понапрасну. Я всего лишь хотела немного женского счастья.

— Дорогая, запомни: не тебе решать, встречаться нам или нет. Ты же понимаешь, что своим необдуманным поступком причинила мне боль? И как твой Господин я не могу оставить всё, как есть. Я должен, я просто обязан тебя наказать! Мне этого совсем не хочется, но того требуют правила нашего клана.

У тебя должно навсегда отложиться в голове: малейшее неповиновение и ты получаешь наказание, которое тебе надолго запомнится…

Шани не поверила своим ушам. После той запредельной нежности, которую он ей только что подарил, он заговорил о каком-то там наказании! И она лишний раз убедилась, что идея с препаратом от сна оказалась верной, но, к сожалению, недостаточно эффективной. Ведь ей удалось не спать всего лишь трое суток. Причём она, как последняя дура дико обрадовалась их воссоединению. У неё даже закралась надежда, что эта ночь станет для них переломной (в хорошем смысле, конечно).

И вот теперь он заявляет ей о каком-то наказании!

— И в чём моя вина? В том, что люблю тебя как ненормальная? — выдохнула Шани дрожащим голосом.

— Шантал, прости меня. Но если я этого не сделаю, то мои подданные перестанут меня уважать. Поймут, что и у меня — Главы клана, есть слабые стороны. А я не могу этого допустить! Понимаешь?!

Нет, не понимаю! Даже представить себе не могу, как можно любить и в то же время причинять любимому боль!

Правда, то, что было между ними в постели — не в счёт. Ведь те утончённые муки только подчёркивали сексуальное наслаждение. Сайлас заставлял испытывать её сладостную боль на грани чувственного восторга. И она расценивала это как награду!

— Интересно знать, и в чём заключается моё наказание? На дыбу меня подвесишь, или же наденешь на меня «испанский сапожок»?

— Понятия не имею, о чём ты! — со злостью отозвался Сайлос, и в его руках, откуда не возьмись, появился широкий кожаный ремень.

Его вспышка гнева казалось ей неуместной, какой-то запоздалой реакцией на все её «прегрешения». Скорее, он злился сейчас на самого себя. И это лишний раз доказывало, что он её не обманывал. Ему действительно чертовски не хотелось её наказывать.

— Самый простой подход — самый эффективный? Как сказал наш президент. — Шани всё-таки надеялась, что он не осмелится, не пойдёт до конца. И это всего лишь его очередной вынос мозга, запугивание с целью её перевоспитания.

Всё произошло настолько быстро, что она сначала даже не поняла, что он задумал. Но те же самые мужские руки, которые могли ласкать её до потери пульса, неожиданно схватили её за волосы. Сайлас моментально намотал её хвост на свой огромный кулак и притянул её голову к постели. В результате чего она застыла в унизительной позе: стоя около кровати на коленях, с головой буквально пригвождённой к матрасу. А если ещё учесть, что она была обнажённой, то для Шани это показалось каким-то страшным, позорным для неё сном.

Она лишь успела схватить его за кулак, которым он удерживал её за волосы. И тут же ошеломляющая боль прошила её тело. Спина вспыхнула так, словно её обдали кипятком! Шани беззвучно ахнула, на полноценный крик у неё просто не хватило сил.

Отпустил он её сразу после одного единственного удара (зато какого!). Краем глаза Шани увидела его враз окаменевшее лицо. И, насколько предрассветный сумрак позволил ей рассмотреть его, на лице Сайласа застыло странное выражение. Неужели раскаяние?

Покинуть незаметно дом она бы не смогла, да и вряд ли от него скроешься подобным образом. Поэтому Шани отползла от любовника как можно дальше и, сжавшись в комок, застыла на ковре посреди своей спальни.

— Да пошло оно всё к чёрту! — тихо выругался Сайлас и со злостью отшвырнул от себя ремень. Массивная металлическая бляшка громко звякнула, ударившись о стену. И, несмотря на пульсирующую боль в спине, у неё вспыхнула неожиданная мысль.

Интересно, во что бы превратилась её многострадальная спина, если бы он ударил её этой бляшкой? Значит, он намеренно этого не сделал, стараясь избавить её от лишних мучений.

Вот дура! Даже сейчас я стараюсь найти для него оправдание! Что со мной? Стокгольмский синдром расшалился?! Ну уж нет, для сохранения собственной шкуры, в полном смысле этого слова, я должна взять себя в руки. Запрятать свою любовь к нему так глубоко… А ещё лучше послать Сайласа вместе с его грёбаным магическим миром в…

Как ни странно, но несмотря на своё плачевное состояние, одна только непозволительная мысль возродила в ней сексуальное томление. Это лишний раз доказало, насколько она безнадёжна и до какой степени в него влюблена. И что это чувство кроме страдания и боли им ничего не принесёт, ей-то уж точно.

От бессилия и невыносимого одиночества Шани заплакала, горько и безнадёжно. И как бы она не старалась скрыть от него эту слабость, это не осталось незамеченным. Потому что Сайлас тут же подскочил к ней и, с осторожностью приподняв с пола, отнёс её на кровать. Уложил аккуратно на живот, присев рядом с ней.

— Сумеешь ли ты меня простить? — Его голос прозвучал глухо и как-то безнадёжно. — Но ты, как любящая женщина, должна меня понять. Только тебе я могу в этом признаться… Я устал быть сильным, строгим, но справедливым Главой клана. Меня уже тошнит от того, что ради безопасности своих подданных я вынужден носить маску бездушного и жестокого лидера.

А всё потому, что мои предки здорово накуролесили в своё время. Именно поэтому клан Дикой Луны стал для всех олицетворением зла и насилия. В то же время, если бы не это, от нашего клана уже давно бы ничего не осталось. Ведь в любом мире, без разницы в каком, уважают только сильных. Слабаков или же стирают с лица земли, или же делают их своими рабами.

Шани прислушалась к его мерному дыханию.

Наверное, он ожидал от неё совсем другой реакции. Но его показная речь стала для неё лишь последней каплей. Ведь с его слов выходило, что её наказание было необходимостью! Поэтому она приподнялась на локтях и прорычала ему прямо в лицо:

— Так можно оправдать что угодно! А причина лишь в том, что ты — больной на всю голову ублюдок, которому нравится причинять другим боль. И как это по-мужски: бить беззащитную женщину! Вот только не понимаю, а причём здесь я? Да мне дела нет до тебя и твоего клана! И мне глубоко наплевать, что о тебе там подумают!

Даже без слов Шани поняла, насколько он взбешён. Ведь пространство вокруг них будто бы зазвенело от эмоционального напряжения. И на какой-то миг ей показалось, что её экзекуция сейчас продолжится. Непроизвольно она вжалась в постель, напряглась как взведённая пружина, готовая броситься на своего любимого обидчика.

Видимо, заметив это, Сайлас прошептал:

— Расслабься, я тебя больше не трону.

Затем резко встал с кровати и вышел из комнаты. И хорошо хоть в штанах, которые оказались на нём непонятным для неё образом.

В полном недоумении от его ухода Шани села в постели. Сердце забилось в тревожном ожидании: не хватало ещё, чтобы он столкнулся с кем-нибудь из домочадцев! Но, может, с его способностью исчезать и появляться совершенно неожиданно, ему это не особо-то и грозит?

Не успела она как следует переволноваться по этому поводу, как в дверях появился Сайлас. И уже в который раз она невольно поразилась его ошеломляющей красоте. Великолепная мужская фигура, словно бы высеченная из камня каким-нибудь древним скульптором, вмиг заставила её позабыть о боли в спине. Но, несмотря на это, она тут же демонстративно от него отвернулась, не желая восхищаться этим моральным уродом.

Неожиданный приятный холод, заставил Шани вздрогнуть всем телом. Невообразимое облегчение тотчас разлилось по её зудящей спине.

— Тише, любимая. Это всего лишь вода.

— Что? — поражённо воскликнула она и тотчас осеклась. Помолчала немного и тут же разразилась гневной речью. — Сначала изуродовал, а теперь стараешься зачем-то зализать мои раны?

— Зачем-то? Наверное, потому, что ты — моя любимая женщина, — ответил Сайлас, нежно промакивая влажным полотенцем её ссадину на спине. — Я не могу понять тебя, Шантал. Ведь ты прекрасно знаешь, что я никогда до этого момента не подымал на тебя руку! Да и зачем? В этом нет необходимости, когда твоя супруга — предел мечтаний любого мужчины. Умная, робкая и застенчивая на людях, и в то же время дикая, неукротимая словно огонь в постели. К тому же послушная, как верный пёс, и безропотная как лань.

Но сейчас… Не могла же твоя душа так изменится после смерти? Наш колдун заверил меня, что ты осталась моей прежней Шантал. Но что я вижу на деле? Тебя словно бы подменили! И я уже не знаю, какие ещё отговорки придумать, чтобы оправдать твоё отсутствие.

В клане и так уже замечают, что между нами происходит что-то неладное. А тут ещё эти слухи: якобы ты не желаешь возвращаться к собственному мужу! Хотя, это и происходит на самом деле.

Шани выслушала его, уткнувшись носом в подушку. Причём его душевные излияния не произвели на неё должного впечатления. Вот только, что её на самом деле поразило, так это выражения «послушная как пёс» и «безропотная как лань».

Видимо, это и есть его женский идеал. Печально, однако… Но я никогда в жизни такой не стану, даже для него. Даже если очень постараюсь.

Глава 6

От прикосновения его губ Шани вздрогнула, словно испуганное животное. По сути, она так себя и ощущала, ведь только что её наказали будто провинившегося пса.

— И долго ты будешь от меня шарахаться? Словно к ней отвратная змея прикоснулась! — со злостью заметил Сайлас. Но помимо этого в его голосе прозвучало едва скрываемое отчаяние.

Сразу же в её душе разлилось невообразимое злорадство и какое-то садистское удовлетворение. И она решила поизмываться над ним подольше, чтобы хоть как-то компенсировать свою боль. Поэтому Шани включила игнор на полную мощность. Решила выдержать свою самую эффектную паузу, чтобы показать ему всю степень своего презрения.

Возможно, так она сумеет дотянуть до рассвета…

Спустя какое-то время, прислушиваясь к малейшим шорохам, Шани заволновалась. Ведь она ожидала от него совсем другой реакции, а Сайлас почему-то подозрительно притих, словно бы уже давно её покинул.

От одной этой мысли она в панике вскинула голову и тотчас встретилась с его внимательным и чертовски спокойным взглядом.

— А я уж подумал, что у моей девочки непонятно откуда появилась выдержка и сильный характер, — усмехнулся её невыносимый любовник, окинув её насмешливым взглядом.

— Да пошёл ты к чёрту! — с откровенной ненавистью прошипела она, больше всего злясь на себя, чем на него.

— Совсем скоро пойду. Но не думай, что я этого тебе не припомню… Твоя злость должна быть направлена на наших врагов, а не на меня — своего мужа.

— А для меня единственный враг это ты! Недаром же говорится: от любви до ненависти один шаг. И как я могла любить тебя? — вырвалось у неё вгорячах.

Ну, наконец-то она сделала ему больно! Это Шани поняла сразу же, едва её взгляд скользнул по его окаменевшему лицу. И пускай Сайлас постарался выглядеть невозмутимо, у него это отвратительно получилось.

— Твоё наказание было ошибкой, признаю это. Не нужно было идти на поводу своего долга. Тем более, с моим положением я не должен никому и ничего доказывать. Я и так многим пожертвовал ради клана, тобой, например. Ведь если бы не моё положение, мои враги не отомстили бы мне таким способом!

И не успела Шани осмыслить сказанное Сайласом, как почувствовала на своём теле ласковые прикосновения. Он нежно прикусил мочку её уха, тем самым вызвав у неё прямо-таки нервный срыв. Ведь с одной стороны она безумно хотела ответить на его ласки, а с другой — остаться непреклонно холодной.

Собрав всю свою волю в кулак, Шани удалось-таки не ответить на его горячий призыв. Наверное, поэтому Сайлас тут же убрал руки, резко встал с постели и подошёл к окну.

— Ты же знаешь, я не прошу дважды. Просто беру и всё, тем более ты принадлежишь мне по праву. Но из-за твоего состояния… Шантал, поверь мне, я никому не позволю тебя обидеть. И даже себе. Пускай ты всего лишь женщина, но ты Моя Жена, и одно только это ставит тебя в особое положение. Но не думай, что я позволю тебе злоупотреблять этим…

Шани сразу же поняла, что осталась в спальне одна. Подняла голову, посмотрела туда, где только что стоял Сайлас, и испытала смешанные чувства. На неё вдруг накатило такое ощущение одиночества, словно у неё из сердца вырвали кусок.

А в голове раз за разом звучала его фраза «принадлежишь мне по праву». И как ни странно, её это даже возбуждало! Она вспоминала, с какой горячностью это было сказано, и по её телу разливался огонь желания.

И как это понимать? Ведь её никогда не привлекали властные чудаки на букву «м». Может, ей просто нравилось играть с огнём? Но Сайлас не тот мужчина, с которым можно играть. К тому же на кону стояла её жизнь!

Опять я занимаюсь самообманом. Какая тут к чёрту игра! Просто я люблю этого мужчину до такой степени, что готова ползти за ним как побитая собака на край света! Но, даже преданные псы иногда кусают своих Хозяев…

 

***

До звонка будильника оставалось ещё два часа. Поэтому Шани упала лицом в подушку и тут же забылась глубоким сном.

Как и следовало ожидать, просыпалась она тяжело, чувствуя себя совершенно разбитой. Хотя после жарких бессонных ночей с Сайласом она всегда ощущала небывалый подъём. Но только не в этот раз. Спина немного ныла, но не причиняла ей особых неудобств. Гораздо сильнее болела её душа, и как залечить эту рану она не знала.

Видимо, ночной инцидент послужил причиной для серьёзной взбучки всей цыганской семейки. Потому что не успела Шани выпорхнуть из дома, как её тут же подрезал знакомый ей чёрный джип. Открылась задняя дверь, и старуха со злостью показала ей на свободное место рядом с собой.

— Оставьте меня в покое. Я никогда не соглашусь стать сто первой любимой женой в гареме этого извращенца. Понятно? — без всякого вступления заявила Шани, едва старуха открыла рот.

— Дура, да сколько раз тебе говорить, что твоё мнение никого не интересует!

— Если бы так было на самом деле, вы бы со мной и разговаривать не стали. Значит, для перехода в тот мир моё желание имеет какое-то значение.

— Идиотка! Просто на тебя поступил очень выгодный, можно сказать, спец. заказ. Поэтому мы с тобой до сих пор возимся. Хотя мы всегда стараемся отправить туда товар в самом лучшем виде, — разоткровенничалась с ней старуха.

Шани посмотрела на её высокомерную улыбку, и ей враз захотелось стереть с этого ненавистного лица это выражение превосходства. Поэтому Шани тоже улыбнулась и небрежно заметила:

— Интересно, а как отреагирует ваш заказчик, когда узнает о вашем обмане? Я имею в виду то, что вы ему втюхиваете вместо души его жены какую-то левую, то есть мою?

Лицо старухи сразу же вытянулось и побледнело. Но, надо отдать ей должное, это продолжалось какие-то секунды. После чего цыганка взяла себя в руки и ответила:

— А я тебя недооценила. Но это ничего не меняет. Всё равно ты будешь держать язык за зубами.

— Вы в этом так уверены?

— Абсолютно. Ведь ты же дорожишь жизнями своих близких? А про полицию мы уже с тобой разговаривали. К тому же, за тобой постоянно следят. И если ты окажешься около полицейского участка, мои люди не станут колебаться ни секунды… — Шани посмотрела на старуху и поняла, что она не блефует. — Через меня прошло немало таких же гордых и независимых. И где они все сейчас? Правильно, там, где и должны быть — в магическом мире. Ну, а полные идиотки прозябают сейчас в дурдомах, где им и место.

К тому же не забывай, твой будущий Господин обладает в том мире огромной властью. Поэтому из-за тебя пострадают сотни людей, если ты не будешь послушной девочкой.

— Хватит! Ты уже обвиняла меня в гибели тех птиц!

— И это только начало. Колдуны того мира не привыкли церемониться. Как-то Ватикан тоже захотел помешать нам, посчитав это работорговлей, — хмуро изрекла старая ведьма.

Шани вскинула на неё голову, и у неё в душе забрезжила слабая надежда.

— И что? Ваш цыганский зад сильно пострадал? — с усмешкой обронила Шани.

— Не скалься. Всего-навсего пострадали ни в чём неповинные люди. Много, очень много людей.

— В смысле?

— Ты ещё тогда была соплячкой, но должна помнить. Об урагане Катрина слыхала?

— Вы хотите сказать, что самый страшный ураган в истории, унесший около двух тысяч жизней, был послан какими-то там колдунами?

— Можешь мне не верить. Но и проверять это не советую. Та идиотка из Нового Орлеана тоже не поверила угрозам моей сестры…

Что-то в голосе старухи заставило Шани не сомневаться в её словах. Поэтому она сразу же упала духом, но это не помешало ей напоследок заметить:

— А у вас, как я посмотрю, прямо семейный бизнес. Неплохо устроились.

На что цыганка самодовольно ухмыльнулась, а Шани невидящим взглядом уставилась в автомобильное окно…

Вечером, когда она вернулась с работы уставшая как никогда, Шани осмелилась задать матери тот самый вопрос. Ведь где-то в глубине души она надеялась, что это окажется неправдой. Что цыганка ошиблась, и у неё никогда в жизни не было сестры, и она не имеет ко всему этому магическому бреду никакого отношения.

Но лицо матери сразу же вытянулось и стало землисто-серым. И Шани поняла всё без слов. А уже на следующий день началось то, о чём её предупреждала цыганка. Причём события разворачивались настолько быстро, что Шани не успевала отойти от одного происшествия, как её сразу же накрывало другое.

Сначала она запустила в голову одному из покупателей тяжёлой монетницей. Вернее, эта чёртова тарелка для мелочи, сделанная из пластика и стекла каким-то непостижимым образом сама взвилась в воздух и угодила в голову тому парню. Стоило только этому придурку нахамить ей, как ей безумно захотелось проучить этого нахала…

Ну прямо как в той странной книге: «Будьте осторожны со своими желаниями – они имеют свойство сбываться». Честно говоря, это даже здорово, что она теперь обладает такой силой. Вот только ещё бы научиться управлять ею!

Наверное, это была её последняя разумная мысль. Так как после этого она враз превратилась в другого человека. У неё появились несвойственные ей желания, типа спрыгнуть с парашютом или же съехать с крутой горы на сноуборде. И так как экстрима ей захотелось прямо сейчас, то кроме как лихой езды на автомобиле она ничего не смогла придумать. Поэтому Шани взяла в гараже свой маленький Фиат и отправилась искать на нём приключений на свой девичий зад.

Она никогда не любила водить автомобиль, поэтому предпочитала общественный транспорт. И всё потому, что за рулём она не могла расслабиться, волновалась так, будто только вчера получила права. И вообще она любила глазеть по сторонам, ей нравилось восхищаться яркими денверскими красками. А сидя на водительском кресле, она не могла себе этого позволить.

На первом же перекрёстке она проскочила на красный свет, так как ей показалось, что светофор работает некорректно. На следующем перекрёстке произошло то же самое. А причиной всему оказалась дикая жажда скорости. Ей вдруг захотелось нестись вперед словно гонщику. Что, впрочем, она и сделала.

Ей враз стало наплевать на безопасность, на здравый смысл. Ведь она ощутила в себе небывалую силу, которую, как ей тогда казалось, она полностью контролирует…

Очнулась Шани ночью в больничной комнате. Пошевелилась, и тотчас всё её тело буквально взорвалось невыносимой болью. Поэтому она громко ахнула и невольно зажмурила глаза.

— Тише, моя девочка, тише. — Услышала она такой знакомый ей мужской голос. И тут же пальцы Сайласа нежно коснулись её щеки. — Ты совершила предостаточно глупостей. Хорошо хоть твоя же колдовская сила тебя не убила.

— Колдовская? — почти беззвучно удивилась она.

— Да. Ведь ты принадлежишь к древнейшему ведьмовскому роду. Но после всего, что тебе пришлось пережить, ты этого можешь не помнить. А сейчас, любовь моя, немного потерпи, — произнёс Сайлас и с осторожностью взял её на руки. Затем трепетно поцеловал в лоб и прошептал: — Мы возвращаемся домой, Шантал. Вместе, как и положено законным супругам. А там ты получишь от меня столько любви, сколько тебе и не снилось.

Она грустно улыбнулась.

Только любви? Начни меня хоть немного уважать — и сделаешь меня тогда по-настоящему счастливой…

Глава 7

И не успела она опомниться, как в голове у неё зашумело, и она провалилась в странное беспамятство.

Пробудилась Шани в неуютном помещении с каменными холодными стенами и очень высоким куполообразным потолком. Убранство этой комнаты не отличалось яркостью красок, скорее, она напоминала келью какого-нибудь монаха. Хорошо хоть кушетка, на которой она лежала, оказалась достаточно мягкой и удобной.

Приготовившись к боли, Шани пошевелилась. Но, как ни странно, она ничего не почувствовала. Слегка привстала со своего ложа и тут же услышала приближающиеся мужские голоса:

— И что из того, что она его жена? Мы её теперь с ложечки должны кормить?

— Идиот! Даже пальцем не смей её трогать! Нам только не хватало проблем с Дикой Луной!

— А я её не только пальцем хотел тронуть, — мерзко гоготнул один из мужчин. По-видимому, они остановились прямо около входной двери, так как Шани услышала даже его сопение. — Всё равно её настоящее тело его совершенно не интересует. А что добру-то пропадать? А мне она и такой нравится.

— Да они тебе все нравятся! Скажи, ты пропустил хоть одну девчонку оттуда?

— Нет. И что? Ты просто уже стар, поэтому и бесишься. Твой засохший стручок ни на что уже не годен. — Раздался громогласный хохот, который из-за акустики этого каменного мешка показался ей, чуть ли не мефистофельским.

— Заткнись! Ещё разбудишь нашу Заблудшую.

— Не разбужу. Они все после перехода дрыхнут без задних ног.

— Но ты не забывай, что она не такая как все. Колдун из клана Дикой Луны самолично о ней справлялся. Она из рода потомственных ведьмаков, а на них магия действует по-особому, — проскрипел второй голос.

— Ой, да все они одинаковые. Особенно между ног. — И каменные стены вновь задрожали от его мерзкого гогота. — Ведь они все ведьмы! Обычные сюда из того мира не попадают.

— В этом ты прав. Но ведьма ведьме рознь. А у этой к тому же муж — глава клана! Он её долго искал. А теперь ждёт не дождётся, когда привезут тело его жены… Нам нужно подготовить девчонку.

— Это я люблю.

— Только без глупостей. Смотри, если я только замечу, что ты…

— Да успокойся! Сделаем всё в лучшем виде. Она и не заметит, что покидала своё тело надолго. — Послышался металлический звон, а затем лязг открывающегося замка. — Мне вот интересно, что они потом делают с их телами? Скармливают псам или же где-то хранят? Некоторые из них прямо красотки, как эта, например.

— Ну уж точно не тебе отдадут!

— Нужна мне их дохлятина. Мне нравится, когда они сопротивляются. Люблю смотреть в их испуганные глазки и… — мечтательно протянул один из мужчин, вваливаясь к ней в комнату.

— Да заткнись ты! — перебил его напарник, закрывая за собой тяжёлую массивную дверь. — Меня сейчас стошнит от тебя.

Когда они к ней подошли, она уже лежала на кушетке, как и прежде, усиленно претворяясь спящей. По правде говоря, когда Шани подслушала их разговор, ей стало так дурно, что она буквально потеряла сознание. Так что изобразить беспамятство ей удалось без особого труда.

Вдруг ей в нос ударил сильный пряный запах. В голове сразу же зашумело, и последнее что она запомнила — это как грубые мужские руки снимают с неё одежду…

Очнулась она в постели. Осмотрелась и поразилась окружающему её шику. Такое впечатление, что она оказалась в королевских апартаментах отеля «Георг пятый». Как-то ей попался глянцевый журнал с фото его номеров.

Спальня, в которой она находилась, казалась даже круче той, с картинки, причём намного. Прямо супер королевский люкс со старинной позолочённой мебелью и прочими дорогущими наворотами в стиле рококо. Сама комната казалась ей размером с футбольное поле. А кровать, с изумительным бирюзовым покрывалом, на котором она возлежала словно какая-то принцесса, вызывала у Шани неописуемое восхищение. В приоткрытое окно виднелся кусочек зелёной лужайки с ослепительно белым фонтаном. Сказка, да и только!

Шани села в кровати, и тут её взгляд невольно остановился на собственной руке. И тотчас вся эта великолепная комната закружилась вокруг неё в безумном танце. К горлу подкатила тошнота, и она невольно зажмурила глаза. А когда их с опаской открыла и вновь посмотрела на свою руку… ничего не изменилось: эта женская кисть явно была не её, впрочем, как и ноги!

Шани припомнила разговор своих надсмотрщиков и похолодела от страшной догадки. Осмотрела внимательно всё тело, даже оттянула лиф своего потрясающего по красоте пеньюара. Сомнений не осталось, эта пышная грудь ни как не могла принадлежать ей. Вернее, теперь она стала неотъемлемой частью её нового тела! Всё произошло так, как хотел Сайлас. И она полностью превратилась в его бывшую жену!

Бесконечно долго Шани просидела на постели, обняв своими новыми руками эти стройные чужие ноги. Слёзы уже давно высохли, внутри осталось лишь тупое безразличие. Но когда её взгляд скользнул по стоящему неподалёку туалетному столику с зеркалом, у неё вспыхнуло любопытство. Она встала, на ходу сбросила с себя пеньюар и с выпрыгивающим от волнения сердцем подошла к зеркалу.

Как и следовало ожидать, с отражения на неё смотрела незнакомая ей женщина. Явно старше её, или же просто в этих глазах отражалась вся пережитая ею боль. Во всяком случае, поражало даже не это. Теперь она предельно ясно понимала, что такое колдовская красота. Ведь именно ею она и обладала!

Тонкие черты лица, красивые чёрные глаза с какой-то застывшей затравленностью, волнистые тёмно-каштановые волосы до плеч. Просто потрясающая фигура, по-девичьи очень стройная и в то же время не лишённая объёмных женских округлостей. Так что теперь она обладала пышными бёдрами и прямо-таки не мелким задом.

Да она теперь редкостная красотка, на мужской взгляд, конечно. Хотя ей вполне подходило её прежнее родное тело. Но, видимо, оно не устраивало его. А так как её мнение никого не интересовало, то новую избранницу просто засунули в его умершую жену, даже не спросив её согласия! И вообще, кому какое дело до её переживаний, если того хочет сам Господин!

Когда прошла первая волна шока, за ней сразу же последовала вторая. Ведь на своей новой длинной шее Шани увидела ошейник! Пускай не лишённый изящества и стилизованный под оригинальное колье, но это был именно ошейник, а не украшение. Ведь даже после нескольких попыток ей так и не удалось снять его с себя!

 

***

 — Госпожа, я пришла, чтобы подготовить вас к визиту Господина, — послышался робкий женский голос. — Ведь скоро зайдёт солнце, а значит… 

— Оставьте меня в покое! — в сердцах воскликнула Шани. Она тотчас сдёрнула с постели покрывало и обмотала его вокруг себя наподобие сари.

Ей не хотелось сейчас никого видеть, и только поэтому она повела себя как самая настоящая Госпожа. Но от этого ей стало ещё хуже, ведь эта бедная служанка ни в чём не виновата. Поэтому Шани взяла себя в руки и попыталась выудить из девушки максимум информации. Но, к сожалению, у неё ничего не получилось. И едва разговор зашёл о Господине, как у бедняжки в глазах появился панический страх, и она пулей выскочила из спальни. Тем не менее, Шани удалось выяснить, что это спальня её личная, и что у Сайласа есть своя в другом крыле замка.

Получалось, что общей супружеской постели у них не было. Это казалось странным, но обнадёживающим. Даже несмотря на то, что теперь она принадлежала ему безгранично, наличие отдельных спален её несказанно радовало.

Решив, что при любых обстоятельствах нужно выглядеть достойно, Шани сбросила с себя покрывало и подошла к приготовленному для неё платью. Но в этот самый момент раздались шаги, и в дверях появился Сайлас.

Увидев его, у неё аж потемнело в глазах от злости. И не помня себя, она как фурия бросилась на него:

— Да как ты посмел сотворить со мной такое! И после этого ты ещё будешь утверждать, что меня любишь?! — Шани даже не обратила внимания на то, что стоит перед ним обнажённой. Ведь до платья она так и не дотронулась. А пеньюар остался лежать на полу словно обычная тряпка, а не произведение искусства какой-нибудь местной белошвейки.

— И я рад тебя видеть, дорогая. Соскучилась?

Его потрясающая наглость не только возмутила её до глубины души, но и слегка отрезвила. И Шани сразу же поняла, что у этого мужчины не только железные нервы, но и полное отсутствие совести. Так что искать её в его чёрной душе — пустая трата времени.

— Да пошёл ты! — прошипела она ему в лицо и вновь накинула на себя покрывало.

Она сама не понимала, что с ней. Но ей безумно хотелось плюнуть в это красивое, несмотря на шрам, надменное лицо. И это притом, что она его безумно любила. Наверное, слово «безумие» подходило в этом случае больше всего. Ведь это же ненормально! Любить и ненавидеть одновременно!

И когда Шани уже готова была совершить этот опрометчивый поступок, он вдруг заговорил:

— Шантал, дорогая моя. То, что с тобой сейчас происходит, естественно для Заблудших. Так у нас называют ведьм, чьи души почему-то оказались в другом мире. Но не волнуйся. С каждым днём ты будешь вспоминать о своей прежней жизни всё больше и больше.

Единственное, что я не могу объяснить, так это твою агрессию по отношению ко мне. Я о таком раньше даже не слышал. И это притом, что ты меня любишь!

— Какая самоуверенность! — усмехнулась она.

— Конечно, любишь. Я это вижу в твоих глазах, когда ты мне отдаёшься. И даже сейчас это написано на твоём лице. Ведь я тебя насквозь вижу.

— Как интересно… — с издёвкой откликнулась Шани. — И что же ты ещё там видишь?

— Девочку. Испуганную потерянную девочку, которой нужна моя любовь и защита.

— Вот-вот! Защити меня… от самого себя! Верни мне моё тело, мой мир, а потом забудь обо мне.

Но я этого не вынесу! Не сумею выжить без него. Ведь всё в нём, начиная с его великолепного тела, его бездонных глаз, этих упрямо сжатых губ и кончая кошмарным шрамом, притягивает меня. Превращает в его марионетку. И даже сейчас, ненавидя Сайласа всей душой, я мечтаю оказаться в его объятиях…

— Забыть? О тебе?! Да ты даже себе не представляешь, сколько времени я тебя искал! Не находил себе места! В то время как ты жила себе припеваючи в другом мире и даже встречалась с мужчинами!

Представляешь, каково мне было узнать об этом?! То, что ты оказалась не девственницей! А ведь Заблудшие даже в том мире обязаны хранить верность!

Конечно, в чужих телах они мало что помнят о своей прежней настоящей жизни. Тем не менее, в сердцах они хранят свою истинную любовь. Поэтому все Заблудшие возвращаются оттуда нетронутыми. Но только не ты!

Шани заметила, как вздулась на его виске жилка. И будь у неё больше выдержки, она бы не стала так рисковать. Но она не сдержалась. И весь пережитый ею стресс вылился у неё в истерический хохот…

— Я тебя умоляю! — Еле выдавила она, всё ещё захлёбываясь от смеха. — Ты бы ещё дольше меня искал. А ты надеялся, что в двадцать три года я окажусь девственницей? Спешу тебя обрадовать, я её потеряла, когда мне не было и…

Звук пощёчины ошеломил её больше, чем сам удар. Ведь он сделал это нарочно несильно, лишь бы заткнуть ей рот. И не успела она опомниться, как на неё вылился поток возмутительных обвинений:

— Опять? Ведь я не хочу причинять тебе боль, но ты меня каждый раз вынуждаешь это делать! Да что с тобой не так? Почему ты не такая как прежде?!

Как ни странно, но она сумела не расплакаться, не показала ему свою слабость. Честно говоря, это оказалось не трудно — боль от пощёчины сразу же стихла. Больше пострадала её гордость, поэтому Шани вздёрнула подбородок и с независимым видом направилась в свою спальню.

Оказавшись уже в знакомой ей комнате, Шани подняла с пола свой пеньюар и сбросила с себя покрывало. Но не успела она надеть на себя это кружевное великолепие, как её буквально парализовало от шока.

В дверях стоял Сайлас и голодными глазами смотрел на неё…

— Что ты здесь делаешь? Неужели я не могу остаться одна в собственной спальне?

— Где, где? — протянул он, так и продолжая пожирать её глазами. Поэтому она тотчас нырнула в пеньюар, но спокойнее себя от этого не почувствовала. А Сайлас тем временем неторопливой походкой подошёл к кровати и завалился на неё с невозмутимым видом.

— И как это понимать? — ошарашено прошептала Шани. — Ведь мне же сказали, что это моя спальня!

— Да, твоя. Но ты не забывай, что всё в этом доме принадлежит мне. И слуги, и твоя спальня, и ты тоже. К тому же я чертовски соскучился по твоему прежнему телу…

Глава 8

Шани в ужасе застыла около постели. Его последняя фраза и то, как это было сказано, заставило её пережить сильнейшую душевную боль. Ведь он ясно дал ей понять, что она — Шани Хемминг, девушка из Детройта, для него всего лишь пустое место. И только это проклятое красивое тело, которое она уже почти ненавидела, представляло для Сайласа ценность.

— Как же ты занимался со мною сексом, если я тебя не устраивала как женщина? Ведь судя по этому телу, тебе нравится всё большое. Наверное, моё прежнее худосочное тельце вызывало у тебя чуть ли не отвращение. Бедненький, что тебе пришлось пережить! — с сарказмом произнесла Шани, всё ещё оставаясь неподвижной.

Сайлас долго смотрел на не неё, внимательно, изучающе, словно бы сканировал её этими чёрными, бездонными глазами. Потом закинул руки за голову и невозмутимо ответил:

— Я бы так не сказал. И тебе, как женщине с опытом, — на последнем слове он сделал ударение, и его желваки быстро задвигались, — непростительны подобные замечания. Шантал, ведь ты же не девочка, в конце-то концов. И если бы ты меня не возбуждала, то я бы не дарил тебе оргазм за оргазмом. Но я понимаю, о чём ты. По-твоему, я такое животное, для которого абсолютно безразлично кого иметь в постели. Не так ли?

— А разве это не так? — в сердцах выкрикнула она. — Я тебя ненавижу! И никогда тебя не прощу! Ведь ты убил меня, перечеркнул всю мою жизнь!

— Родная, да ведь я тебя, наоборот, вернул к жизни! Просто ты этого ещё не осознала. И поэтому я тебя очень прошу, доверься мне.

— Тебе? Тому, кто отнял у меня тело и засунул мою душу в эту чужую оболочку?! Я ненавижу тебя, и это проклятое тело и весь этот грёбаный магический мир!

Её вдруг затрясло. Шани полностью потеряла над собой контроль, и весь этот непрекращающийся кошмар вылился у неё в нервный припадок. Поэтому она даже не заметила, как оказалась у Сайласа на руках. После чего он аккуратно уложил её в постель, сам прилёг рядом.

— Любимая, доверься мне. Только со мной ты будешь счастлива…

И к её ужасу он не спеша освободил её от покрывала! Затем начал неторопливо ласкать так, словно бы вспоминал её. Сайлас обследовал каждый сантиметр её нового красивого тела, после чего его пальцы приступили к самому главному. И ей сразу же стало ясно, что одними только ласками он не ограничится…

Но её поразило даже не это. А то, как её новое тело среагировало на его прикосновения. Да ведь оно с готовностью откликнулось на его призыв, и это несмотря на её противоборство!

Хотя, чему тут удивляться? Да ведь я и в своём родном теле не могла отказать ему. Но неужели я так просто отдамся на милость победителя? И это после всех его унижений и пощёчин? Ну уж нет, я ему не безвольная подстилка!

В памяти всплыло, как один раз ей всё же удалось противостоять ему. Это случилось около старого парка. Там, в её реальном мире, когда та мерзкая цыганка ввела её в транс. Ведь тогда она сумела-таки оттолкнуть этого обольстителя от себя, несмотря на собственную похоть. Поэтому Шани собрала всю свою волю в кулак и со всей силы оттолкнула Сайласа от себя.

Правда, она ещё не придумала, как ей поступить дальше. Но если бы она сейчас не взбунтовалась, то её новое безотказное тело позволило бы Сайласу делать с ней всё что угодно!

Я это тело ненавижу! И не только за то, что мне его навязали. Но ещё и за то, что оно такое красивое. Во всяком случае, оно намного привлекательнее моего прежнего. И это меня приводит в бешенство, ведь он так его любит! Наверное, это и есть его слабое место…

Шани отбежала на середину спальни и остановилась там с выпрыгивающим от волнения сердцем. И вдруг, как это часто бывает в стрессовых ситуациях, мозг моментально нашёл правильное решение. Не задумываясь, она схватила с декоративного столика каменную статуэтку и швырнула её в зеркало.

— Твою горячность в нужное бы русло… — усмехнулся Сайлас, но в его глазах застыло неподдельное удивление. Это придало ей сил. Шани быстро подобрала с пола большой осколок зеркала и поднесла его к своему запястью. Ну наконец-то на его лице застыло выражение панического страха! Поэтому её новоявленный муж тут же вскочил с постели и тихо процедил сквозь зубы: — Даже не думай! Шантал, не бывает безвыходных ситуаций. Тебе, конечно же, кажется, что всё хуже некуда. Но это не так, уверяю тебя!

— А вот он и выход. Что, испугался за мою красивую шкурку? Обещаю, ещё один шаг, и я вскрою себе вены!

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — глухо поинтересовался Сайлас, шагнув ей навстречу.

— Стой, где стоишь! — выкрикнула Шани и при этом нечаянно надрезала себе кожу. Несколько алых капель упали на пол, заставив Сайласа замереть на месте. — Для начала ты покинешь мою спальню, а дальше видно будет.

— Шантал, успокойся. Я выполню твою просьбу, только ты не соверши глупость.

— Это не просьба! И на будущее: я не позволю тебе обращаться с собой как с рабыней. Ещё одно наказание, и будешь соскабливать моё ненаглядное тело внизу с булыжников, — на редкость спокойным голосом сообщила она ему, указывая пальцем на окно.

Шани и сама не знала, как у неё это получилось. Просто, в какой-то момент ей стало всё безразлично. Ей было уже наплевать на него, на шум за дверью, и в первую очередь на себя…

 

***

Проснулась она, как и следовало ожидать, в гордом одиночестве, зато накрепко привязанной к постели. Дёрнулась несколько раз, прокляла про себя Сайласа и затихла. А что ей ещё оставалось делать? Всё равно крепкая верёвка на её руках и ногах свела на нет все её усилия.

— Проснулась, моя непокорная девочка? Вот и славно. — В дверях стоял Сайлас и смотрел на неё обеспокоенным взглядом. — Прости, но мне пришлось это сделать. Ведь ты можешь навредить себе. Шантал, с тобой явно что-то не так, и это меня очень волнует. Так что пока тебя не осмотрит наш клановый колдун, тебе придётся немного потерпеть.

После его ухода к ней заявилась уже знакомая ей служанка, которая попыталась накормить её с ложечки. Но Шани только смерила её презрительным взглядом, и у той сразу же пропало всякое желание это делать. Девушка моментально покинула её спальню с таким видом, будто едва спаслась от смерти!

Видимо, ведьм здесь боялись и уважали. Но панический страх в глазах этой девушки наводил на мысль, что причина такого отношения не только в этом. Кажется, всё дело в Сайласе. Ведь она была его супругой, а значит, его второй половинкой (даже думать об этом дико!).

Да кто он такой, чёрт подери, если только одно его имя вселяло в людей такой ужас?!

Не успела она это обдумать, как в дверях появился высокий мужчина в чёрной уродливой хламиде, очень напоминающей мешок. Но её больше всего поразил не его внешний вид. Ведь у него под мышкой оказался самый настоящий ноутбук!

— Да, да, не удивляйтесь, Госпожа. Это то, о чём вы думаете. Местные смотрят на него с паническим ужасом, думая, что это один из моих колдовских атрибутов.

— А для чего вам на самом деле нужен ноутбук? — поинтересовалась Шани, испытывая к этому мужчине странную симпатию.

— Для чего? Странный вопрос для девушки из реального мира.

— То есть вы хотите сказать, что умеете им пользоваться, и в нём есть какая-то информация?

— Не какая-то, а та, которая нужна мне для работы. Раньше мне приходилось полдня искать нужное мне заклинание, шурша страницами. Зато теперь почти все необходимые мне сведения хранятся в нём, — пробасил он и положил ноутбук на столик. — Спешу представиться, я — Магнус, колдун клана «Дикой Луны».

Но Шани и сама уже догадалась, кто к ней пожаловал. Поэтому с любопытством рассмотрела своего визитёра. На вид лет сорок, высокий, стройный, с белыми прямыми волосами ниже плеч, с правильными чертами лица и красивыми серыми глазами. Неписаный красавец, но и не урод. Во всяком случае, благодаря своей необычной внешности, наверняка он разбил немало женских сердец.

— Магнус, я прекрасно знаю, для чего вас ко мне послали. Так что приступайте. А то мне уже надоело лежать здесь, словно овощ на грядке. Или же вы признаёте меня законной супругой вашего Хозяина, или же отправляете назад. Хотя, это вряд ли. Думаю, никто не удосужился сберечь моё тело в целости и сохранности.

— Во-первых, он мне не Хозяин, а мой Глава. Это, знаете ли, разные вещи. А во-вторых… — Он так и не закончил свою мысль. Вместо этого колдун не спеша подошёл к постели и взял её за руку.

И тут же в голове Шани всё смешалось. Показалось, будто бы кто-то залез в её мозг, вернее, в память. И начал беспардонно там хозяйничать, отбрасывая ненужные на его взгляд воспоминания, выбирая всё самое ценное.

— Человеческий мозг очень напоминает компьютер, — как-то отстранённо произнёс Магнус. Колдун уставился на неё задумчивым и, как ей показалось, сочувствующим взглядом. — Вы ведь не его погибшая жена, верно?

Шани ждала своего разоблачения, но не предполагала, что оно наступит так скоро. Но отрицать сей факт не имело никакого смысла, поэтому она тяжело вздохнула:

— Ты и сам это прекрасно знаешь. Так что не надо тянуть, зови своего Главу и расскажи ему всю правду. Единственное, что я прошу для себя, так это быструю смерть.

Колдун тотчас отпустил её руку. Повернул голову к окну и, кажется, ушёл в себя. Во всяком случае, он так просидел довольно долго, вглядываясь в небесную синь.

Неожиданно он завис над ней, пристально вглядываясь ей в лицо.

— Мы поступим по-другому. Думаю, стоит попытаться. Ведь я даже не представляю, что будет с Сайласом, когда он всё узнает. Да он этого не переживёт! А вы уж точно…

Шани нервно сглотнула. Его откровенность пугала, но в то же время вызывала уважение.

Она усмехнулась, стараясь выглядеть при этом невозмутимой:

— Попытаться что? Изобразить любящую его супругу?

— Шантал, не обманывайте, хотя бы, саму себя. Вам даже и притворяться не придётся. Вы и так его любите. Причём гораздо сильнее, чем это делала его настоящая жена.

И не успела она прийти в себя от его слов, как колдуна и след простыл. Ушёл, не прощаясь, глубоко задумавшись, враз позабыв об её существовании. И как это понимать? Расценивать как победу, или же он сейчас обрёк её на вечные страдания?

Как ни странно, но даже после этой проверки, которую она как бы прошла, никто не поспешил её освободить. Шани себе чуть горло не сорвала, пытаясь докричаться до слуг, но всё без толку. И это притом, что она отчётливо расслышала за дверью чей-то шёпот! И когда Шани уже и не надеялась на чью-либо помощь, дверь спальни неожиданно открылась и на пороге появилась шикарно одетая женщина.

— Шантал, как же я рада твоему возвращению! — возбуждённо воскликнула незнакомка, всплеснув руками.

Молодая, лет тридцати, а может, и моложе, но не настолько, чтобы назвать её девушкой. Довольно симпатичная, но не настолько, чтобы язык повернулся назвать её красавицей. Но что на самом деле поражало в её облике, так это роскошное платье и украшения. Да она была обвешана драгоценностями, как рождественская ёлка игрушками!

Шани скользнула взглядом по её холёному личику и похолодела.

Приветливая улыбка этой расфуфыренной особы абсолютно не сочеталась с выражением её глаз. Казалось, эта дама готова её убить, но по какой-то причине всё же строила из себя радушную подругу. Шани не могла ошибиться: из-за своей работы она имела опыт в общении с людьми. Поэтому могла почти безошибочно оценить человека, знала, что от него ожидать.

И то, что она увидела, ей совсем не понравилось…

Глава 9

— А вы кто? — отстранённо поинтересовалась Шани у своей новоявленной «подруги».

— Сайлас предупредил меня, что к тебе ещё не вернулась память. Но я почему-то надеялась, что меня ты сразу же вспомнишь. Ну да ладно, всему своё время. Я Кларисса — приёмная дочь ныне покойного Ульдрифа Грозного. Так что мы с твоим мужем вроде как брат и сестра.

Шани смотрела на свою визитёршу и терялась в догадках. И, несмотря на всю эту наигранную радость и слащавые улыбочки, исходивший от Клариссы негатив не давал ей расслабиться. И зачем, спрашивается, этой дамочке строить из себя её подругу?

Ну и семейка! Папаша со странным именем, да ещё с приставкой Грозный, и сынок ему под стать. Сайлас Психопат, или нет, лучше Сайлас Извращенец! И жена такая же — Шантал Ненормальная, а ещё точнее, Шантал Полная Дура. А кто же она ещё? Ведь зная все его недостатки (возможно, это ещё не полный список) она продолжала его любить!

— Я, конечно, очень рада, что обо мне хоть кто-то вспомнил, но не могла бы ты меня развязать?

На какой-то миг в глазах Клариссы промелькнул откровенный страх. Но она тут же метнулась к изящному комоду и выдвинула верхний ящик. Достала оттуда огромные ажурные ножницы, и уже через минуту Шани растирала свои онемевшие руки.

Тут же распахнулась дверь и на входе нарисовалась служанка с подносом в руках и с подхалимской улыбкой на лице. В нос тут же ударил аппетитный мясной запах, и Шани вдруг поняла, насколько она голодна.

— Я тебя покидаю. Солнце уже садится, и скоро к тебе пожалует твой супруг. Поэтому до завтра, — прощебетала Кларисса и сделала изящный прощальный жест, сверкнув при этом всеми своими массивными перстнями.

Шани посмотрела ей вслед, негодуя. И почему ей все об этом напоминают?! Как будто ей делать нечего, как только сидеть в спальне и ждать своего Господина!

Честно говоря, делать ей и на самом деле оказалось нечего. И после того как она съела всё до последней крошки, Шани с тоской осмотрела уже опостылевшую ей спальню и подошла к окну. И тотчас оцепенела от потрясающего зрелища. Ведь там внизу распростёрся изумительно красивый и таинственный мир, который при дневном свете показался ей просто необычным и не более того.

Ей враз захотелось очутиться там, внизу. Вздумалось прикоснуться к этим очаровательным деревьям, которые напоминали странные огромные кораллы, неподвижные и восхитительно красивые. Во всяком случае, она не заметила в них ни малейшего движения, и это несмотря на то, что из открытого окна в лицо дул довольно ощутимый ветерок.

Не раздумывая, Шани выпорхнула из спальни и тут же столкнулась нос к носу с двумя служанками. А те сразу же застыли в полном недоумении, открыв от удивления рты. И не трудно было догадаться, зачем их сюда поставили, вернее, к кому приставили. Поэтому Шани демонстративно прошла мимо них к лестнице, делая вид, что их не существует.

— Госпожа, госпожа, а как же ваш супруг?! Ведь он же с минуты на минуту будет здесь! — пролепетала испуганно ей вслед одна из служанок. — Он очень разгневается, не застав вас в спальне…

Для Шани это оказалось последней каплей. Поэтому она обернулась и со злостью им прошипела:

— Да какое вам дело до меня и моего мужа?! Заняться больше нечем?

— Но нам приказали… Господин будет очень зол… Разве можно покидать брачное ложе? Жена обязана терпеливо ждать своего Господина: а вдруг вы ему понадобитесь? А после вашего воскрешения Господин на наложниц даже и смотреть не хочет!

Шани невольно замерла, не зная, радоваться ей этой новости или же огорчаться.

По всей видимости, придётся ломать местные стереотипы, иначе они меня сломают. Не стану же я прогибаться под их средневековые обычаи! Может, прежняя Шантал воспринимала это спокойно (все они здесь какие-то чокнутые!), но я-то к этому не привыкла! Поэтому не собираюсь превращаться в безропотную рабыню, которая старается во всём угодить своему Господину. Не бывать этому!

И с мыслью прогулять в саду всю ночь напролёт (назло Сайласу), Шани заскользила по ступеням вниз.

Как она и предполагала, замок Главы клана выглядел более чем достойно. Высокие своды, каменные стены, хранящие тайны многих веков, всё заставляло трепетать её от невольного страха и восхищения. Шани рассматривала полотна, изящные напольные вазы и статуи в человеческий рост и поражалась их красоте и реалистичности. А на выходе она любовалась двумя белоснежными скульптурами жеребцов, с гордым видом застывших в стойке на дыбах. Они подобно двум стражникам охраняли этот замок. А их копыта, зависшие высоко над головой, вызывали невольную робость.

Но то, что она увидела в саду, превзошло все её ожидания. И пускай замок показался Шани великолепным, но такое ей уже не раз доводилось видеть в фильмах. Но сад поразил её своей неповторимой красотой и необычностью.

По большому счёту это и садом было трудно назвать, ведь деревья в нём оказались каменными! Именно поэтому ветер не раскачивал их тяжёлые кораллообразные ветви, сплошь покрытые игольчатыми наростами. Причём их полупрозрачные стволы как бы светились изнутри. И всё благодаря странным светильникам, развешанных прямо на отростках этих чудо-деревьев. Свет от них больше напоминал фосфорическое свечение. Он сливался с розоватым лунным сиянием, рождая при этом поистине потрясающие краски.

Шани только сейчас обратила внимание на необычное небо. И если днём оно показалось ей вполне привычным, то на луну это не распространялось. Розовая, а по краям и вовсе переходящая в ярко алый цвет, ночная красавица заставила её замереть от восхищения.

Вот уж, действительно, кровавая луна! А тут ещё припомнилось название клана — Дикая Луна, и её сердце почему-то сжалось от нехорошего предчувствия…

Но тут её внимание вновь привлекли странные деревья. Ведь их полупрозрачные мерцающие в темноте ветви напомнили ей игру света в опалах или же в лунных камнях из её мира. Такие же розовато-синие с перламутровым отливом они вспыхнули всеми цветами радуги, едва она пошевелилась.

Шани не выдержала и приблизилась к одному из них. Постучала по стволу одного такого коралла и услышала звонкий стеклянный звук.

— Да, ты не ошиблась, это камень, — раздался знакомый мужской голос.

От неожиданности Шани вздрогнула и с испугом посмотрела на Сайласа.

— Ты? — невольно вырвалось у неё.

— А ты ещё кого-то ждала? — невозмутимо откликнулся длинноволосый красавец. В свете алой луны он выглядел просто потрясающе. — Почему ты покинула спальню?

— А я даже на это должна спрашивать у тебя разрешения?

Сайлас подошёл к ней вплотную и окинул её пристальным взглядом, от которого у неё по коже побежал озноб.

— Запомни, после заката ты обязана находиться там, хочется тебе этого или нет. Я не должен рыскать по всему замку в поисках своей супруги!

— Супруги? Скорее, я тут пленница.

— Но ты сама вынуждаешь меня так с собой обращаться! А Кларисса не имела права тебя освобождать. Но с ней у меня будет отдельный разговор. — И в то время, когда Шани боролась с огромным желанием влепить ему звонкую пощёчину, он продолжил: — Я хотел сам тебя развязать, целуя и вымаливая у тебя прощение. Мечтал подарить тебе незабываемую ночь. Такую, которая раз и навсегда перечеркнула бы наши с тобой разногласия. Ведь я тебя люблю, Шантал, и безумно хочу…

Сайлас протянул к ней руки, а она, вместо того чтобы бежать от него со всех ног, с готовностью бросилась в его объятия. Прижалась к нему всем телом, с восторгом ощущая всю степень его желания. И не успела она насладиться этим моментом, как тут же оказалась у него на руках. Сайлас быстро понёс её по направлению к замку.

— Но если ты меня так любишь, то зачем надел на меня этот ошейник? — прошептала она ему на ухо, и её зубы сами по себе сомкнулись на его мочке. Она нежно её прикусила, тем самым вызвав у него взрыв эмоций. Из горла Сайласа вырвался хриплый стон и он, резко остановившись, впился в её губы чувственным поцелуем. После чего еле выдохнул:

— Что ты творишь? Ещё немного и я возьму тебя под ближайшим кустом как какой-нибудь простолюдин! А насчёт ошейника, то это для твоей же пользы. Он всего лишь не даёт тебе колдовать. Ведь ты сейчас не в лучшей форме, и твоя же магия может тебе навредить.

— Опять? — Несмотря на затуманенное сознание, Шани до глубины души возмутило его заявление. Поэтому она дёрнулась, пытаясь вырваться из его рук, и прошипела Сайласу в лицо: — Опять ты меня наказываешь с лучшими намерениями! Всё ради меня! И, между прочим, тебя сейчас хочет только это тело, а настоящая Шани Хемминг тебя ненавидит и презирает.

— Пока ненавидит. А от любви до ненависти… Но я думаю, тело здесь не причём. Ведь даже в том мире ты отдавалась мне со страстью и желанием, на которые способна только влюблённая женщина. Так что не обманывай себя. Ты меня любишь, и уже давно.

Вот чёрт, неужели это так очевидно? Сначала мне заявил это колдун, а теперь он… Да я и сама это прекрасно знаю, просто во мне кипит дух противоречия и нежелание быть чьей-то пешкой. Но если я не могу противостоять ему сама, значит, придётся прибегнуть к магии. В конце концов, ведьма я или нет!

Придя к такому решению, Шани не стала больше бороться сама с собой. Она обвила шею Сайласа руками и прильнула губами к его твёрдой груди. Сначала она её только поцеловала, а затем, не в силах сдерживать свою страсть, впилась зубами в это невыносимо соблазнительное тело.

— Да пошло оно всё к чёрту! — процедил сквозь зубы Сайлас и остановился как вкопанный.

Затем он осторожно уложил её на землю, покрытую чем-то мягким и душистым, после чего начал срывать с неё платье…

После того как они оторвались друг от друга, Шани с трудом перевела дыхание. Но усталость не сказалась на её партнёре, который опять завис над ней с явным желанием продлить их любовный поединок.

— Продолжим в постели, или тебе по душе такая романтика? — соблазнительно проворковал он ей на ухо.

Но Шани его почти не слышала. Она лежала, прислушиваясь к своим новым ощущениям, не в силах оценить своё счастье. Ведь она и не думала, что это тело окажется настолько восприимчивым к его ласкам! Да оно словно бы для него создано! И если раньше она просто наслаждалась хорошим сексом, то сейчас это казалось для неё какой-то магией. Необъяснимым волшебством, которое возникало, когда Сайлас врывался в неё с каким-то необузданным порывом.

— Это лунариус или камень кровавой луны, а ещё слёзы Магии, король-камень… У него много названий, но ни одно из них не отражает его истинную природу, — неожиданно произнёс Сайлас. И с каким-то благоговейным трепетом прикоснулся к стволу коралла, под которым они с ним оказались. — Когда-то мои предки принесли его с собой из другого мира. С тех пор он наш талисман, наша сила, позволяющая нам держать власть почти по всему Крамильору!

— А что это?

— А это, детка, магический мир, где ты сейчас находишься. И совсем скоро я положу его к твоим ногам…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям