0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любовь на грани, или Фея на метле » Отрывок из книги «Любовь на грани, или Фея на метле»

Отрывок из книги «Любовь на грани, или Фея на метле»

Автор: Демидова Лидия

Исключительными правами на произведение «Любовь на грани, или Фея на метле» обладает автор — Демидова Лидия Copyright © Демидова Лидия

Пролог

Мир Санталия издавна делился пополам – на левую и правую часть. На территории первой проживали представители тех рас, в ком текла темная кровь - демоны, дроу, вампиры и все те, кому была близка магия огня, изначально считающаяся разрушительной. Во главе темного королевства уже много столетий стоял повелитель Велиар - грозный демон, который прославился своим могуществом и злобным характером, и был известен во всей Санталии. А на второй половине проживали остальные расы этого мира - эльфы, оборотни, гномы, люди, ну и все те, кому была близка светлая магия. Правитель светлой части, могущественный эльф Владыка Сариэль, считался сильнейшим магом разума в этом мире.

 Жители Санталии тысячелетиями жили в относительном мире. Но те, кому близка светлая магия, не любили темных, и наоборот. Поэтому во избежание конфликтов, между королевствами была создана магическая граница, пересечь которую можно было только с разрешения своего повелителя или короля, по крайней мере, многие так думали.

Темные и светлые старались не пересекаться без необходимости, поэтому из-за изоляции двух королевств рождалось множество всевозможных слухов, сплетен и страшных выдумок. Светлые искренне верили в то, что темные употребляют в пищу только сырое мясо, пьют теплую кровь и проводят жуткие ритуалы с жертвоприношением. Темные же были уверены в том, что светлые живут в диких девственных лесах, питаются только сырой растительной пищей,  и в своей магии используют энергию солнца.

Такая неосведомленность устраивала обоих правителей, потому что страх и неведение помогали держать народ в абсолютном повиновении.

Никто не мог точно сказать, откуда в светлом королевстве Санталии появились прекрасные, чарующие белокурые девушки, как и то, почему их назвали феями. Они обладали  необычной способностью дарить счастье и тепло, меняя мир в лучшую сторону.

Кто-то считал, что они пришли из другого мира, кто-то, что они посланники высших сил, а кто-то предполагал, что феи – это потомки эльфов и людей, потому что их магия всегда несла с собой свет и благодать. Да и длинные ушки, заостренные сверху, по форме напоминавшие лист, были уж очень похожими на эльфийские.

С их появлением этот мир стал намного добрее. Каждая фея была по-своему уникальна. И обладала редким даром: излечивать израненные души, дарить спокойствие, вызывать доверие, пробуждать доброту, радость, нежность. И многие были не прочь использовать их необычную, таинственную магию в своих корыстных целях.

Поэтому эти «волшебные создания» тщательно скрывали подробности своей жизни, и информации о них было очень мало. Феи всегда рождались только женского пола, и их природная красота магически завораживала окружающих. В каждой с рождения была заложена светлая магия, но лишь в семнадцать лет в них пробуждался дар, а вместе с ним за спиной появлялись прекрасные полупрозрачные крылья. Одного их взмаха было достаточно, чтобы фея взлетела, и когда пыльца с ее крыльев осыпалась на жителей светлого королевства, их жизнь озарялась радостью и счастьем. Хмурый человек, становился улыбчивым, больной - здоровым, одинокий - переставал чувствовать гнетущую пустоту внутри себя. Мальчики же рожденные феями, обычно были точной копией своих отцов, и даром матерей не обладали.

 Феи использовали свою магию на благо жителей светлого королевства. Они были прекрасны, поэтому могли вскружить голову любому мужчине, и многие, чтобы добиться их внимания и любви, совершали сумасшедшие поступки, иногда лишенные смысла. Но свое сердце фея могла подарить лишь однажды в жизни, тому единственному мужчине, которого полюбит всей душой. Если избранник не принимал ее любовь, душа феи чернела, и она теряла свои крылья. Ее дар перерождался и вместо доброты, она несла только разрушение. Фея превращалась в ведьму - обиженную женщину, способную причинить немало горя.

А если чувство было взаимным, и выбранный спутник жизни отвечал ей настоящей чистой любовью, то у них появлялась возможность стать родителями. Но если фея теряла возлюбленного, от пережитой боли свет ее в душе мерк, и девушка умирала.

 « Волшебные создания» редко кому дарили свою любовь, потому что в мире, где много жестокости и сердец, наполненных черной корыстью, было непросто встретить искреннего «человека».

Поэтому феи стали все реже рождаться в этом мире. Да и сила их с каждым годом слабела, так как мирская жестокость и равнодушие убивали их дар. Поэтому феечек старались оберегать с детства, ограждая от реальности этого мира, чтобы сохранить чистоту их души.

И однажды в семье потомственных фей, появилась очаровательная маленькая «ведьмочка», которой было суждено изменить темный мир…

Глава 1

Как и обычно, летний день начался с чудесного щебетания птиц, яркого безупречного лазурного неба и теплых ласковых солнечных лучей. Стояла духота, что для этого времени года было вполне естественно. К полудню солнце достигло зенита.  Жара стала невыносимой, и ничего не предвещало ненастья. Но к вечеру небо неожиданно заволокло темными, почти черными, тяжелыми тучами, которые угрожающе нависли над землей. Резко похолодало. Порывистый ветер беспощадно трепал одежду прохожих, подгоняя их быстрее укрыться в домах. С каждой секундой становилось темнее, и вскоре все было окутано мглой. Суеверные жители светлого королевства спешно запирали двери и наглухо закрывали ставни окон, веря в то, что в летнюю грозу невидимая магическая граница может рухнуть, а значит, у темных появится возможность проникнуть на их земли, чтобы творить свои злые дела. Ветер злобно завывал, беспощадно гремя флюгерами на крышах, скрипел плохо закрытыми калитками, то и дело, ударяя своими порывами в окна добропорядочных жителей, заставляя их испуганно вздрагивать. На какой-то миг все стихло, но только на мгновение. А потом ослепительная яркая молния вспорола темное небо, деля его на две части. И тут же, резко и пугающе, как выстрел, прогремел гром. На светлое королевство обрушилась лавина дождя. Он беспощадно хлестал по растениям, сбивая их, заставляя склоняться к земле, барабанил по крышам домов, оглушал, пугал, завораживал…

 Яркие молнии вспыхивали почти непрерывно одна за другой. И после каждой, в черных тучах гремела гулкая канонада. От этих звуков, сердца жителей трепетно сжимались в страхе, и никто в эту ночь не рискнул  бы выйти из дома… Кроме короля Сариэля, который в сопровождение дворцового лекаря бесшумно выскользнул через потайную калитку дворцового парка, и сел в ожидающий его экипаж. Кучер подобрал поводья, и карета медленно тронулась. Лошади, серебристо-черные скакуны, с шелковистой смоляной гривой, которая сейчас повисла мокрыми «сосульками», подгоняемые ударами хлыста, бодро неслись по каменным мостовым, не обращая внимания на бесконечную стену дождя. Въехав на тихую зеленую улочку, экипаж остановился перед старинным роскошным особняком светло – песочного цвета, стены которого были увиты плющом и белоснежными розами. На этой улице, среди однотипных серых каменных домов, он выглядел по-настоящему сказочно. Уже много лет здесь проживала семья маркиза Халлон. Глава семейства, почтенный господин Арден, был магом воды, и говорили, что в Санталии ему нет равных по силе. В свое время он вместе с Владыкой учился в академии Светлых, они жили в одной комнате и их многое связывало. После окончание учебы, Сариэль взошел на трон, а Арден его во всем поддерживал. Он был не только доверенным лицом Владыки, но и его близким другом.

Однажды судьба улыбнулась Ардену, и восхитительная фея подарила ему свое сердце. Не было пары прекрасней в светлом королевстве, ими восхищались, им завидовали, о них говорили…

Но несколько лет назад маркиз во время охоты неудачно упал с лошади, и даже магия Сариэля не смогла удержать мужчину в этом мире. Его супруга, прекрасная фея, через короткое время, ушла вслед за ним, оставив крошку дочь, белокурую голубоглазую Лилию, сиротой. Опекунство над девочкой взяла сестра маркиза, чопорная старая дева Аделаида Халлон, которая уговорила Владыку не отправлять девочку в академию. Женщина так слезно умоляла не разлучать её с племянницей, единственной кровной родственницей, что сердце эльфа дрогнуло, и тогда Сариэль совершил самую большую ошибку в своей жизни. Он позволил юной феечке остаться в особняке родителей и обучаться управлению магией на дому, а Аделаиде строго-настрого наказал, присматривать за малышкой и ограждать ее, как можно дольше, от реалий жестокого мира. Пожилая женщина рьяно взялась за воспитание племянницы, полностью ограничив свободу девочки, и это привело к тому, что в день своего семнадцатилетия Лилия, получив крылья, тщательно все продумав, сбежала. Ее искали лучшие королевские сыщики, но она будто сквозь землю провалилась. А через полтора года, Лилия сама вернулась в отчий дом…

Король Сариэль, едва получив сообщение о том, что дочь его друга спустя столько времени нашлась, поспешил с ней увидеться, чтобы лично узнать причину её бегства. Он заготовил много «громких» слов, но едва увидел Лилию, они все вылетели прочь из головы. В бледной, замученной молодой женщине, король с трудом узнал некогда веселую малышку, от которой исходила энергия тепла и радости. Лилия обладала даром лечить израненные души, но сейчас она сама была пуста…

Будучи магом, эльф почувствовал, что нить жизни девушки истончена, и он не мог понять, как это могло произойти. А когда узнал, что ей пришлось пережить - ужаснулся.

Как рассказала Лилия, когда она сбежала из-под тиранской опеки строгой тетки, судьба подарила ей встречу с тем, кого она полюбила всем сердцем. Избранник ответил взаимностью, и они связали свои судьбы нерушимыми узами брака. Казалось, впереди будет долгая счастливая жизнь… Но муж Лилии погиб, и от боли потери ее дар перегорел, а свет в душе погас. И только ребенок, плод их любви, живущий в ней, удержал девушку в этом мире. Внутри Лилия была опустошена, и прекрасно понимала, что как только малышка родится, она покинет этот мир вслед за любимым. Поэтому девушка вернулась в отчий дом, в надежде, что король Сариэль позаботится о её ребенке.

-Владыка Сариэль, прошу вас, в память об отце, позаботьтесь о моей малышке…- У фей первым ребенком всегда рождалась девочка, и Лилия понимала для того, чтобы выжить в этом жестоком мире, её дочери нужен могущественный покровитель, который укроет от всех невзгод, и сохранит свет в ее душе. – Умоляю вас… Я очень хочу, чтобы моя девочка не повторила мою судьбу…Прошу вас…

Девушка, понимая, что не переживет роды, умоляла Сариэля забрать малышку под свое покровительство, и не оставлять крошку под опекой тетки тирана. Каждое слово Лилии отдавалось болью в сердце Владыки. Он испытывал безумное чувство вины, понимая, какую ошибку совершил, позволив обучать девочку магии дома, да еще и под опекой тети, которая своими правилами и запретами довела ее до бегства.

После смерти друга, Сариэль редко заглядывал в этот дом, поэтому знал о жизни девочки только со слов Аделаиды Халлон, и был уверен, что с ней всё в порядке. И только теперь эльф осознал, что ни разу не удосужился поговорить с Лилией. Он и представить себе не мог, что фея живет практически в неволе…

А ведь чтобы дарить счастье окружающим, она должна быть сама счастлива. Но исправить прошлое Сариэль, увы, не мог, а вот будущее было в его руках, и поэтому он дал клятву на крови, что позаботится о новорожденной малышке, как о родной дочери.

Как только роды начались, экономка дома, и его доверенное лицо, отправила ему магического вестника, и вот он здесь…

- Льет как из ведра,- недовольно пробормотал лекарь, вглядываясь в стену дождя. Кучер, включив магический фонарь, услужливо открыл дверь экипажа.

-Нам надо поторопиться,- Сариэль накинул капюшон, и лекарь был вынужден первым шагнуть в темноту. Карета немного покачнулась, и через несколько секунд раздался громкий всплеск воды, а потом послышалась брань. Видимо неуклюжий полноватый мужчина в полумраке оступился, и попал ногой в яму с водой.

-Владыка, осторожно, справа огромная лужа,- раздалось предупреждение кучера, прежде чем Сариэль успел сделать шаг. Чтобы не повторить ошибку лекаря, он аккуратно обошел лужу, и в сопровождение своих людей дошел до каменного крыльца дома. Большие дубовые двери особняка распахнулись, и на пороге появилась служанка в сопровождение двух лакеев.

-Добрый вечер, Владыка,- девушка присела в реверансе, а мужчины низко опустили голову, приветствуя своего монарха.- Мы вас ждем.

Король сбросил с головы капюшон, и, скользнув взглядом по слугам, величественно вошел в просторный холл особняка. Лекарь поспешил за ним. Отдав приказ, проводить врача к роженице, Сариэль расположился в малой гостиной, в ожидание появления на свет новой феи. Магия, увы, в таком щепетильном деле, как деторождение, была практически беспомощна. Поэтому и был привезен дворцовый лекарь, который должен был с помощью своих знаний помочь появиться малышке на свет.

Владыка уселся перед камином, и огляделся. Здесь все осталось так же, как и при жизни Ардена. Тот же мебельный гарнитур из светлого ореха, темно-синие декоративные подушки на тахте, белоснежная шкура у камина на деревянном лакированном полу… Ничего не изменилось. И на секунду эльфу показалось, что сейчас двери распахнутся, и в комнату войдет улыбающийся хозяин дома, как всегда, в безукоризненно белоснежной рубашке, со словами: «Добр-ро пожаловать, мой др-руг». Маркиз немного картавил, и буква «р», всегда получалась у него рычащей, и многозначной. Перед глазами стали мелькать воспоминания о тех временах, когда они были юными и такими счастливыми, и сердце эльфа сжалось от боли потери…

Казалось, время замедлило свой ход. За окном все так же буянило ненастье, в камине трещали дрова, а тишину иногда нарушал звон часов, сообщающих, что прошел еще один час. Сариэль смотрел на пылающий огонь, и думал о том, как несправедлива порой бывает жизнь. «Лилия… мой белокурый ангел, как же страшно сложилась твоя судьба… Прости меня девочка, прости…Если бы много лет назад, я не поддался уговорам Аделаиды, возможно, твоя жизнь сложилась бы по-другому…Прости», - мысленно просил эльф прощения у той, которая вот-вот должна уйти за грань. Он был готов отдать многое, лишь бы повернуть время вспять и исправить свою ошибку, но это было, увы, невозможно. «Интересно, кто тот мужчина, что стал мужем Лилии? Почему она так упорно уходит от ответа…Возможно, у малышки есть родственники со стороны отца?»,- размышлял эльф, полностью погрузившись в свои мысли. Он и не заметил, как в комнату вошла служанка. Девушка замерла на пороге, с жадностью рассматривая своего правителя. По лицу Владыки Сариэля было не угадать число прожитых лет. Утонченные черты и прекрасные, безумно яркие изумрудного цвета глаза удивительно сочетались с сильными руками воина. Светлые волосы цвета утреннего тумана, заплетенные в сложную косу, украшенную драгоценными камнями, обхватывал легкий золотой обруч.

Невольно залюбовавшись мужчиной, девушка едва не уронила поднос с чайником и чашкой, и звоном посуды привлекла к себе его внимание. Владыка, очнувшись от своих мыслей, вскинул на служанку взор и спросил:

-Новости есть?

-Пока нет. Я принесла вам чаю,- она бесшумно подошла к небольшому деревянному резному столику и, поставив поднос, стала ловко наполнять чашку ароматным горячим напитком. Мужчина, вновь повернулся к камину, и стал смотреть на огонь, а девушка, украдкой бросая взгляды на эльфа, подумала о том, что Владыка Сариэль могущественный воин в самом расцвете сил.

Подвинув чашку мужчине, служанка замерла в ожидании указаний, но он просто не обращал на нее никакого внимания. Казалось, Владыка вообще забыл про нее. Немного постояв, девушка присела в реверансе и молча покинула комнату, но эльф этого даже не заметил…

Прошел еще час, нетронутый чай, почти остыл, а огонь в камине стал затухать, когда в гостиную вбежал запыхавшийся слуга с новостями, что госпожа родила. Сариэль мгновенно поднялся  в спальню роженицы. У дверей его ждал взволнованный уставший лекарь.

-Владыка, я сделал всё, что в моих силах. Девочка, хоть и родилась слабенькой, но выживет. А вот женщина…- не дослушав взмокшего мужчину, эльф вошел в спальню. Бледная Лилия, откинувшись на подушки, прижимала к себе кружевной сверток. Увидев Сариэля, она вымученно улыбнулась, и что-то еле слышно прошептала. Мужчина присев на край постели, взял в руки ее холодную ладонь, рассматривая болезненное лицо с синими губами и синяками под глазами, с тревогой в голосе, спросил:

- Как ты себя чувствуешь?

Но девушка не ответила, лишь попыталась протянуть ему младенца. Автоматически взяв ребенка на руки, он услышал тихое:

-Владыка, вы обещали…- а за тем женщина вздохнула, и закрыла глаза. Душа Лилии Халлон покинула этот бренный мир, последовав вслед за любимым. В этот момент комнату огласил громкий детский плач, заставивший Сариэля вздрогнуть. Он опустил взгляд на младенца, и замер… Из-под розового кружевного чепца выбивалась темная прядка волос. Автоматически покачав ребенка, эльф оглянулся, и посмотрел на притихшую экономку, застывшую у двери в ожидание указаний.

 -Распорядись на счет погребения. Сообщи Аделаиде, что Лилия покинула этот мир,- Сариэль поднялся, и, подойдя к женщине, поймал ее взгляд. Применив магию разума, он частично подправил ее воспоминания, и теперь для нее в эту ночь в доме маркиза Халлона родился белокурый зеленоглазый ангел, маленькая феечка, безумно похожая на покойную мать. А затем, накинув плащ, поспешил покинуть дом. И едва он вышел на крыльцо, гроза оборвалась, так же резко, как и началась. Эльф, прижимая к себе спящую девочку, поспешил к экипажу.

Уже в дороге, применив свою магию, Владыка Сариэль частично подправил воспоминания лекаря, и теперь был полностью уверен в том, что никто не узнает тайну рождения малышки. А когда карета остановилась перед роскошным дворцом, эльф вышел и с удивлением заметил, что тучи разбежались, и теперь над головой раскинулось чернильное небо с россыпью звезд, сияющих разноцветными огнями. Сариэль посмотрел вверх, а потом опустил голову, и столкнулся с внимательным малахитовым взглядом. Словно завороженный он смотрел в глаза этой необычной маленькой девочки, и понимал, что малышка особенная. Уже сейчас в ней чувствовались потоки другой магии.

-Я дам тебе имя Ираида,- прошептал мужчина, прижимаясь губами ко лбу малышки.- Оно означает «из рода богини», и тебе подходит, как никому другому. Ведь этот мир не видел таких, как ты. Надо же, темная фея,- эльф усмехнулся, и покачал головой.

 Он с нежностью посмотрел на девочку, которая нахмурила бровки и заворочалась на его руках, явно собираясь расплакаться. «Все будет хорошо»,- прошептал эльф, укачивая младенца, а в его голове уже появился план, как избежать ненужных разговоров. Но для начала ему надо было убедиться, что он не ошибся.

Во дворце для маленькой гостьи приготовили роскошную детскую комнату, украшенную кружевами и рюшами. Несмотря на то, что Сариэль прожил уже не одно столетие, он так и не встретил женщину, с которой бы захотел разделить жизнь. Поэтому эльф был одинок, и даже не имел постоянной фаворитки, предпочитая короткие, необременительные романы. Своих детей у Владыки не было, и что делать с младенцем, он не знал. Поэтому мужчина заранее распорядился подобрать нескольких женщин, которые смогут позаботиться о малышке. И сейчас, войдя в комнату, эльф отдал дворецкому приказ прислать кормилицу и няню, а сам, уложив девочку на постель, развернул пеленки. Нет, ему не показалось…Он еще в доме Ардена, едва взял малышку на руки почувствовал в ней темную силу… Перевернув её на живот, он увидел на спине витиеватую татуировку в виде бабочки - отличительный знак всех фей. Ведь каждая из них в день семнадцатилетия вместе с даром получала свои крылья. Но крошечная татуировка в виде змейки на бедре девочки, как и черные волосы, точно говорили о том, что в этой крохе течет темная кровь. Ее отцом был кто-то из темных. Как он попал на территорию светлых? Как встретился с феей? Наверное, это навсегда останется загадкой. Дочь Лилии и незнакомца была феей с темной кровью, и Сариэль явно чувствовал в ней переплетение двух сил. Какая сторона перевесит? Станет ли Ираида феей или кровь отца возьмет вверх, и она станет ведьмой? Он еще не знал этого, но уже точно понимал, что всеми силами постарается сберечь свет в душе ребенка и сделать все возможное для того, чтобы в девочке светлая сила оказалась сильней.

Зная, с каким ужасом жители его королевства относятся к темным, Сариэль решил сделать так, чтобы все, кто смотрел на Ираиду, видели в ней зеленоглазую блондинку. Так девочка будет расти в любви и обожании, да и ему будет спокойнее, что маленькую фею в его отсутствие никто не обидит. Закрыв глаза, эльф призвал свою магию, и как вязальщица на спицах вывязывает сложный многоцветный узор, стал плести иллюзию, используя свой дар и ауру малышки. Когда Владыка закончил, его лоб покрылся испариной, а сам он с трудом сидел. Заклинание отняло много сил. Но оно того стоило. Сариэль смог соткать такую иллюзию, которая будто энергетический кокон опеленала малышку, и теперь окружающие будут видеть в ней то, что желают увидеть. Жители светлого королевства уверены, что все феи блондинки, а значит, будут видеть в девочке белокурого ангела. А татуировку, знак темной крови он удалил, в надежде, что эта сила никогда не проснется в маленькой фее.

Няня и кормилица стали первыми на ком Сариэль проверил силу своей магии. Женщины, охая и ахая, восхищаясь красивой девочкой, воркуя с ней, переодели малышку и накормили. Эльф убедившись, что созданная им иллюзия действует, оставив Ираиду на попечение женщин, направился в свои покои. Заклинания такого уровня, требует много магических сил, и сейчас Сариэль чувствовал себя опустошенным и безумно уставшим.

Но мужчина точно знал, что как бы трудно не было, он обязательно выполнит клятву, данную Лилие. И сейчас эльф понимал, почему девушка вернулась и попросила его о помощи. Необычная малышка с темной кровью в королевстве светлых без защиты не выжить, потому что все неизвестное пугает, и от нее бы поспешили избавиться. Но теперь она будет в безопасности. Сариэль был уверен, что если периодически подпитывать иллюзию магией, она продержится очень долго, защищая девочку до ее семнадцатилетия, пока не проснется ее дар и не появятся крылья. А про темную кровь Владыка старался не думать, надеясь, что сможет сделать так, чтобы магия отца никогда не проснулась в малышке…

Прошло семь лет

Гроза сегодня бушевала долго, но оборвалась неожиданно, как и началась. Тучи разбежались и исчезли за горизонтом. Солнце засияло еще ярче, радужно переливаясь в каплях, повисших на листьях деревьев. Постепенно все вокруг успокаивалось, и вновь наступил обычный солнечный день, и ничего не напоминало об утреннем ненастье. Каждый год в день рождение Ираиды шел дождь. Он стал традиционным, и Сариэль уже сомневался: «А совпадение ли это?». Но маги воды светлого королевства, все как один, утверждали, что дожди самые обыкновенные, и это всего лишь капризы матушки природы и к магии никакого отношения не имеют. И Владыка вынужден был им поверить.

С самого утра во дворце царила суета. Служанки украшали столовую разноцветными шарами, живыми цветами и другими яркими атрибутами праздника. Главный повар королевской кухни с помощью своих поварят готовил огромный торт для маленькой госпожи, которой сегодня вечером исполнится семь лет. А Сариэль с нетерпением ожидал пробуждения своей маленькой принцессы.

Семь лет, семь долгих лет прошло с того дня, как Лилия перед смертью отдала ему в руки малышку. И за это время, эльф безумно привязался к маленькой девочке, и полюбил ее как дочь. Ираида росла очаровательным ребенком. С каждым годом она становилась все краше, и окружающие не скрывали своего восхищения, называя ее между собой - ангелом. Но только Сариэль видел ее истинную красоту. Смоляные волосы, пронзительно изумрудные глаза, очаровательное лицо - девочка была необычно красивой и яркой, даже для феи.

Владыка окружил малышку любовью и заботой, оградил от всего мира, оберегая ее и надеясь, что это сохранит в ней свет. Ираида росла милой, доброй, улыбчивой, и вызывала в сердцах жителей замка только самые теплые чувства, как настоящая фея. Темная кровь, кроме внешности, никак себя не проявляла, и Сариэль надеялся, что так и будет дальше. В этом возрасте фей обычно отправляли в академию Светлых сил, чтобы девочки научились пользоваться своей силой, и подготовились к своему совершеннолетию и принятию дара с крыльями. Сариэль все чаще склонялся к мысли, что боится отпускать Ираиду из дворца, и поэтому думал о том, что ему, наверно, придется обучать ее самому. Но получится у него или нет, он не знал, и поэтому временно отложил решение этого вопроса.

 Сегодня для своей малышки он приготовил большой сюрприз. Лучший ювелир королевства несколько месяцев трудился над заказом, и эльф уже представлял, какое радостное лицо будет у его девочки, когда она увидит его подарок.

Как только лакей сообщил, что Ираида проснулась, Сариэль поспешил к ней. Малышка в длинной белоснежной кружевной сорочке прыгала на постели, задорно смеясь и совсем не обращая внимания на слова няни о том, что уже пора спускаться к завтраку. Замерев на несколько секунд на пороге и полюбовавшись девочкой, эльф с улыбкой произнес:

-Доброе утро, моя принцесса,- служанка, обернувшись, присела в реверансе, а малышка со словами: «Сариэль пришел», бойко спрыгнула с кровати, и подбежала к Владыке, который тут же подхватил ее на руки и подбросил вверх, а потом, поймав, прижал к груди. Девочка заливалась от смеха, и на сердце эльфа от этого становилось тепло. Когда Ираида подросла, мужчина объяснил, что ее родители ушли в страну снов, и позволил называть себя по имени. Так Сариэль стал для девочки близким другом, и она была единственной, кому позволялось общаться с ним без этикета.

-Ты знаешь, какой сегодня день?- немного отстранившись, эльф взглянул в глаза малышки. Та усердно закивала головой и, состряпав смешную мордашку, наклонив голову на бок, вкрадчиво уточнила:

-День моего рождения?

-Да,- засмеялся Сариэль.- И я приготовил для тебя подарок. Но для начала, ты должна одеться и спуститься в столовую.

-Хорошо,- кивнула девочка, и эльф опустил ее на пол. Малышка подошла к няне и с самым серьезным видом произнесла:

-Меня ждут подарки, поэтому давай быстренько оденемся и пойдем вниз. Вот сколько можно тебя ждать!

Сариэль усмехаясь, направился  в столовую, проверить, как идет подготовка к празднику. Зал был украшен, стол накрыт, слуги выстроились в ряд, в ожидание указаний. Все было безукоризненно, не хватало только самой виновницы торжества.

Как только двери распахнулись, и вошла Ираида, на нее посыпалось разноцветное конфетти, в воздухе появились магические разноцветные стрекозы и иллюзорные маленькие розовые феечки. Глаза девочки заблестели от восторга, и она радостно захлопала в ладоши. А потом, протянув руку, попыталась поймать фею, но иллюзия ловко выскользнула из детских пальчиков, оставаясь неуловимой.

-С днем рождения, моя девочка,- Сариэль подошел к малышке и взял ее на руки. Сев вместе с ней в кресло, он взял со стола бонбоньерку и открыл ее. На белоснежной подушке лежал прекрасный гарнитур, сделанный из белого золота и изумрудов - цепочка с кулоном, браслет с камнями и сережки в виде маленьких бабочек. Девочка, прижав ручки к груди, с восхищением смотрела на гарнитур, а потом перевела сияющий взгляд на эльфа, и с замиранием спросила:

-Это мне?

-Тебе, моя дорогая. С днем рождения,- эльф поцеловал счастливую девочку в лоб и, взяв цепочку, аккуратно застегнул ее на шее малышки. Потом надел браслет и сережки. Он прекрасно знал, как маленькая фея любит драгоценные камни, поэтому и сделал такой подарок. Эти украшения были особенными. Сариэль вложил в них много магии, и они должны будут подпитывать иллюзию, созданную им.

-Спасибо,- маленькая Ираида погладила пальчиком браслет, и доверчиво прижалась к груди эльфа. - Спасибо…

А потом был праздничный завтрак, апофеозом которого стал огромный торт, украшенный кремовыми розами, бантиками из мастики и фигурками из карамели. На вершине стояли семь зажженных свечей.

-А теперь задуй их, и обязательно загадай желание, - Сариэль не отрываясь, смотрел на девочку, которая с ногами залезла на стул, и вплотную приблизилась к свечам. Она глубоко вздохнула, но вместо того, чтобы задуть огонь, внезапно протянула к нему руку.

-Нет,- испуганный Сариэль вскочил со стула, который с грохотом упал. Мужчина ошеломленно наблюдал, как огонь синими всполохами бежал по маленьким пальчикам, проникая в кожу и ни капли не обжигая. Он стал будто ручным, и ластился к девочке.

-Сариэль, смотри, как я умею,- восторженно прокричала Ираида, показывая, как на ее руке растет большой огненный шар.

-Брось его, брось,- испугался эльф, - брось, ты можешь обжечься!

От крика девочка испуганно вздрогнула, и опустила его прямо на торт…

Взрыв был внушительным. Слуги испуганно прижались к стене, вытирая с лиц ошметки кондитерского шедевра. Разноцветный крем медленно сползал со стен, оставляя на дорогой отделке некрасивые жирные разводы. Кусочки нежнейшего бисквита щедро усыпали пол. И среди всего этого безобразия, стояли маленькая испуганная плачущая девочка и ошеломленный эльф, с ног до головы в сладком липком креме. Протерев глаза от сливок, Сариэль оглядел «убитую» столовую, почесал голову, и, вытащив из волос бантик из мастики, тяжело вздохнул, и сделал шаг к девочке. Нога, попавшая в чудом сохранившуюся ярко-красную масленую розу, поехала. Взмах руками, и Владыка растянулся на мраморном полу. Сев, эльф, облизав палец с кремом, как-то грустно прокомментировал ситуацию:

-Видимо, без академии все-таки не обойтись…

Глава 2

Ираида нервно вздохнула, пытаясь успокоить, бешено стучавшее сердце, и как можно увереннее подошла к большому столу в центре зала, за которым сидели лучшие преподаватели академии Светлых сил. Возглавлял экзаменационную комиссию ректор, великий маг и чародей светлого королевства, профессор Риган Кроуз, который с легкостью повелевал магией воды, земли и воздуха. При приближении девушки, ученые мужи переглянулись, испуганно передернули плечами, и не осознанно отодвинулись, как можно дальше. Но Ираида даже не обратила на это внимания. Её взгляд был прикован к ректору Ригану. Мужчине было много лет, но, как и все маги, он был из рода долгожителей. Несмотря на то, что профессор разменял третье столетие, Кроуз прекрасно выглядел, и на вид ему было не более сорока лет. Постоянные упражнения и тренировки с оружием, сделали его тело совершенным - широкие плечи, развитая грудная клетка, кубики пресса, мощные сильные ноги. А если учесть, что профессор был еще и красив: аристократическое лицо с глазами цвета серебра, чувственные губы, светлые волосы, играющие на солнце золотом, бархатный голос, то становилось понятно, почему именно он, являлся мечтой девичьих грез всех адепток в академии, и Ираида не была исключением. Уже много лет она вздыхала по ректору Ригану, и в своих мечтах часто представляла, как этот великолепный мужчина опускается перед ней на колено, протягивает обручальное кольцо, и предлагает ей разделить с ним жизнь. Это была ее самая сокровенная мечта. Девушка надеялась, что в день, когда у нее за спиной распахнутся крылья и она обретет свой фейский дар, мужчина наконец-то обратит на нее внимание и падет к её ногам. А пока, Ираида, как и многие адептки, издалека наблюдала за объектом своих грез, тайно вздыхая по нему.

Профессор прекрасно знал, какие чувства вызывает у адепток, но его репутация была безукоризненной, и ни одной из своих студенток он не давал повода думать, что возможны другие отношения, кроме, как преподаватель-ученица. Узнав, что у девушек его академии появилась нехорошая привычка подсматривать за ним во время спортивных разминок, мужчина стал ставить магическую защиту на входную дверь и окна тренировочного зала. И теперь разминаясь, и оттачивая свое мастерство во владении оружием, он был уверен, что никто из адепток не сможет даже приблизиться к тренировочному залу.

И он был прав! Никто и не смог …кроме Ираиды. Потому что лишь у нее случайно получилось сплести сложное заклинание, и оживить метлу...

Хотя «случайно и нечаянно» было закономерностью Ираиды. Много лет назад, когда в свой день рождения, она смогла неосознанно создать свой первый огненный пульсар, в ней проснулась кровь отца. Смешение темной и светлой магии превратилось в бурлящий фееричный непредсказуемый коктейль. Сариэль попытался сам обучать девочку азам магии. Но любое, даже самое простое и безобидное заклинание превращалось в её руках в катастрофу вселенского масштаба - взрыв во дворце, пожар в одной из башен замка, наводнение в тронном зале. Ну и апофеозом стало искреннее желание малышки помочь няне, которая почему-то не поладила с дворецким, и периодически с ним ругалась из-за всяких мелочей. «Упертый, как лось!- пожаловалась как-то женщина экономке, довольно громко возмущаясь поведением мужчины.- И такой хороший актер, зараза. Ведь никто не знает, какой он на самом деле. Двуличное создание!». Подслушав беседу взрослых, Ираида неправильно истолковала слова гувернантки, и решила, что вредный дворецкий использует иллюзию, и чтобы всему замку показать его настоящее лицо, применила к нему простенькое заклинание истины, которое должно было разрушить несуществующие  чары. Но ее магия, сыграв злую шутку, наградила несчастного ветвистыми рогами оленя…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям