Olie " /> Olie " /> Olie " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Любовь сквозь века » Отрывок из книги «Любовь сквозь века»

Отрывок из книги «Любовь сквозь века»

Автор: Olie

Исключительными правами на произведение «Любовь сквозь века» обладает автор — Olie . Copyright © Olie

Глава 1

 
328 год по Алларасскому летоисчислению
В замке вампиров, перед троном отца — грозного Князя — стоял молодой наследник, понурив голову. Но не потому он склонился, что проникся, а только для того, чтобы спрятать равнодушие и блеск глаз, показывающих полное отсутствие страха и подчинения главе клана.
— Дэрк!!! Ты соображаешь, что творишь? — рычал Повелитель вампиров на сына. — Где это видано крутить любовь с зелгерой (раса, имеющая две ипостаси: человеческую и боевую оборотническую. В боевой ипостаси у существ появляются крылья, большие, прочные и с острыми, словно бритва, краями, обычно представители данного вида имеют длинные волосы, заплетенные на висках в несколько косичек, закрепленных на концах металлическими заколками, которые могут служить неплохим оружием, тело покрывается толстой броней, которую ничем нельзя пробить. Но есть одно уязвимое место: с правой стороны, под ребрами, брони нет. Никто никогда не знал почему так, но… факт остается фактом. Только одно место у зелгеров было уязвимым, но об этом мало кто знал, потому они и считались непревзойденными и практически непобедимыми воинами, а в человеческой ипостаси ничем не отличались от обычных людей, только были внешностью красивы, да кожа их бледнее, чем у обычного человека, по цвету даже напоминала вампирскую). Ты понимаешь чем нам это грозит? — Князь распалялся все больше. Стены, казалось, дрожали от рыка разгневанного повелителя. Все, кто еще имели несчастье оказаться в зале, бочком-бочком, стараясь слиться с интерьером, быстро исчезали. Все прекрасно знали характер Князя. Не найдет, чем запустить в сына, использует подручный материал, а именно самих вампиров, кому не повезло оказаться в зале.
Юный наследник ничего не отвечал, только упрямо сжимал губы, всем своим видом показывая, что он от своего не отступится. Это же понял и Повелитель.
— И что я по-твоему должен ответить драконам, которые согласились подписать договор только в обмен на брак наследников? — на это парень только пожал плечами, ничего не говоря, а потом, гордо вздернув подбородок, сразу видно, истинный сын своего отца, сказал, как отрезал:
— Мне нужна только Аллия, больше никто, и никакая драконница не станет моей женой. Или ты смерти моей хочешь? Так тебе недолго ждать, всего лишь брачной ночи с нелюбимой ящеркой. Я ее выпью, она меня сожжет. Утром найдете два трупа.
— Ты понимаешь, что это — война? — устало спросил Повелитель.
— Я не думаю, что из-за такой мелочи, как отказ от наследницы драконов, они начнут войну, — сомневаясь в собственных словах, все же ответил наследник.
— Ну что ж, поживем — увидим, — взмахом руки отпуская сына, Повелитель о чем-то задумался.
Юный вампир поспешил воспользоваться полученным разрешением и убежал к себе, чтобы приготовиться ко встрече с той, по ком ныло сердце и томилась душа. Сейчас наследника было не узнать. Он стал мягче, рассудительнее, больше не лез в драку ради драки. Предпочитал решать конфликты относительно мирным путем. Иногда без членовредительства не обходилось, но убийств больше не было. На других некогда любвеобильный наследник тоже не смотрел больше. Он мечтал только об одном существе: его зелгере, Аллие, с которой они встретились несколько лет назад. И сперва очень ненавидели друг друга. А произошло это так…
На охоте, которую устраивал раз в месяц Повелитель, созывая всех подданных и верных людей, а так же друзей из других рас, Дэрк погнался за молодой вэглой (животное, похожее на косулю, только ноги немного короче, из их кожи делают колчаны, налокотники и наколенники, а мясо очень сочное и свежее). И вот, казалось бы, добыча уже близка, но… не успев вставить стрелу в лук, увидел, что его кто-то опередил. Вэгла упала, как подкошенная и не подавала больше признаков жизни. Дэрк рассвирепел. Он и так никогда не отличался дружелюбием, а сейчас находился в ярости, готовый рвать и метать, а заодно и сворачивать шеи направо и налево, в особенности тому, кто посмел посягнуть на его добычу.
— Что за маргалас бартан каралос? — выругался наследник, крутя головой в поисках виновника сорванной охоты. Клыки удлинились, глаза полыхали красным огнем. Обычно в такие моменты многие старались закопаться поглубже, непонаслышке зная, чем это чревато.
Из кустов показалась молодая и красивая девушка, длинные каштановые волосы трепал ветер, только на висках были заплетены по две косички с металлическим набалдашником на концах, вместо заколок. На девушке ничего, кроме набедренной повязки да кожанного лифа не было. Ее тело блестело от пота, переливаясь в лучах заходящего солнца, глаза горели от азарта охоты, придавая фиолетовым глазам какой-то необычный оттенок. Тело девушки было натренированным, длинные стройные ноги легко перепрыгивали через кочки и ветки. Казалось, она бежала, вообще не касаясь земли. За спиной болтался лук и колчан со стрелами, но свою ношу красавица явно не чувствовала, во всяком случае, со стороны могло показаться, что оружие ничего не весит, настолько легко прыгала девушка. Но вопреки легкости и азарту, было видно, как сверкали ее глаза. Она обшаривала местность.
Девушка была зла, нет, не так, она была очень зла и разъярена. Ее руки то и дело сжимались в кулаки. Как только она заметила вампира, зашипела, приготовившись к атаке.
— Ты чуть было не сорвал мне охоту! — набросилась она на наследника, от чего тот возмущенно засопел и зарычал.
— Я?! — заорал Дэрк. — Это ты мне ее сорвала, когда бессовестно подстрелила мою дичь. Не могла высмотреть кого-нибудь другого?
Несколько мгновений между ними словно искрило. Наверное, если бы кому-нибудь вздумалось поднести к ним факел, он бы вспыхнул ярким пламенем. Борьба взглядом. Две сильные и непримиримые личности, не желающие уступать друг другу. Глядя на взбешенного собеседника, девушка вдруг усмехнулась, хотя злость до конца не прошла. Но ее знатно покоробило высказывание клыкастого.
— Не могла, — возмутилась охотница, — я первая ее увидела, преследовала по лесу, а потом уже и ты за ней погнался, чуть было не лишив меня законной добычи. Я прекрасно заметила, в какой момент появился ты. Только из тебя неважный охотник, так и не увидел, что добыча уже занята.
— Это моя добыча, — не сдавался Дэрк.
— Нет, не твоя, — подойдя к убитой вэгле, девушка легко взвалила ее на плечо и под удивленным взглядом вампира скрылась в кустах. Она решила: спорить с самовлюбленным кровососом бесполезно, лучше сэкономить время и нервы. Пусть выпускает пар без нее. Если пожелает, побъется головой об дерево, авось мозгов прибавится.
Вампир наблюдал за уходом девушки со смешанными чувствами. Он пока и сам не мог понять, почему не догнал ее, не устроил показательный бой за добычу. Он стоял и наблюдал за грациозными движениями красавицы, которая даже такая ноша была нипочем. Будто воротник на шею надела и спешила прочь. Вздохнув, осмотревшись, Дэрк махнул рукой на охоту. Желание и азарт пропали. Он больше ничего не хотел. В данный момент он пытался понять, что с ним произошло. Даже гнев испарился. Пришлось Дэрку возвращаться ни с чем. Но ему никто ничего не сказал, отец только ободряюще похлопал по плечу и постарался убедить сына, что в следующий раз ему обязательно повезет. Дэрк кивал, соглашался со словами отца, а сам в это время витал в своих мыслях, которые были весьма далеки от охоты.
 А на ночь был назначен бал, на котором присутствовало очень много существ разных рас. Все блистали и сияли. Женщины нацепили на себя, наверное, весь арсенал драгоценностей, которые у них имелись, мужчины тоже недалеко от них ушли. Потому в зале все сияло и искрилось от такого обилия переливающихся камней в драгоценностях гостей. От этого блеска слепило глаза. Хотелось куда-нибудь убежать и спрятаться, но… Положение обязывало оставаться рядом с Повелителем вампиров. Дэрк хмурился, улыбался сквозь зубы, мечтая только об одном: побыстрее бы настало время, когда можно сбежать от этого разряженного общества. К тому же его напрягало еще и то, что многие семьи явились с дочерьми на выданье, которые постоянно крутились около наследника, хихикая и привлекая к себе внимание, бросая на вампира заинтересованные взгляды, жеманничая. Это еще больше раздражало Дэрка. Он смотрел, куда угодно, только не на девиц.
Изнывая от скуки, наследник осматривал зал, стараясь не натолкнуться на соискательниц его внимания, и тут… Вот это удача. Дэрк весь подобрался, скуку как рукой сняло. В теле прокатилась волна предвкушения, азарта и… охоты. Вот только дичью в этот разбудет совсем не животное. А все дело было в том, что взгляд наследника наткнулся на виновницу сегодняшней неудачи на охоте. Сейчас девушка была одета довольно прилично, никаких лифов, набедренных повязок. Но и в платье, как все дамы, она тоже не стала облачаться. На ней был белоснежный костюм, который прекрасно гармонировал с ее темными волосами, смуглой кожей и фиолетовыми глазами. Да уж, белый ей определенно очень шел, хотя… Она и с набедренной повязкой отлично смотрелась. Дэрк сглотнул набежавшую слюну. И что это на него нашло? С каких пор он вдруг стал обращать внимание, кто во что одет? Девушек он вообще привык видеть без одежд, да и то на непродолжительное время. Он до сих пор ни с кем еще не остался на ночь. Любимое выражение Дэрка было: «Сделал дело, гуляй смело. Никому надежду не давай и на ночь не оставляй». Этому правилу наследник следовал уже несколько столетий. А сейчас… Ему вдруг захотелось… кто бы мог подумать? Просто пообщаться с красавицей, узнать ее получше. Глядя на ее губы, чувственные, слегка пухлые, перед глазами вампира встал ее образ, где она извивается под ее ласками. Мотнув головой, отгоняя наваждение, из-за которого наметилось шевеление в штанах, вампир постарался отвлечься. Он наблюдал за девушкой. Ее поведение импонировало наследнику. Гордая посадка головы, открытый взгляд, неприступность. Глядя на красавицу, каждый наверняка думал: «Не подходи — убьет. Не убьет, так покалечит». Дэрк усмехнулся.
 Тем интереснее обещала быть охота. На этот раз в крови бурлил адреналин. Наследник в полной мере осознал, насколько достойная сейчас ему попалась добыча. Хотя ее еще нужно завоевать и покорить. Это не те пустоголовые красотки, которых помани пальцем, они тут же запрыгнут в постель, а потом еще и предъявы будут кидать, на женитьбу напрашиваться. Нет уж, легкие победы еще никогда и никого не прельщали. Мало кто ценит то, что достается легко. Как пришло — так и ушло. Чистая физиология, ничего больше. Хотя многие девицы считали иначе. Даже опускались до обмана и лжи, приходили к Князю с требованием женить наследника на залетевшей от него красавице. Повелитель на это усмехался, сообщая авантюристкам, что не все так просто с беременностью от его сына. Только искренняя любовь способна сотворить чудеса. А так как Дэрк всего лишь развлекался, то ни о каких детях не может быть и речи. Девицы уходили ни с чем, раздраженные, в слезах, а самое главное, с чужим ребенком в чреве. Они наказали сами себя. Дэрку их даже жалко не было. Они сами решили свою судьбу.
Дождавшись разрешения отца идти развлекаться, Дэрк, взяв с подноса слуги, проходящего мимо, стакан с напитком, медленно пошел обходить знакомых и приятелей. Он пока намеренно игнорировал красавицу, чтобы раньше времени не показать свой интерес. Присоединившись к одной из групп, Дэрк стал слушать шутки приятелей, изредка откликаясь на того, кто к нему обращался. Но вскоре ему это наскучило, потому, резко развернувшись, он собрался уже было пойти поискать место потише, как вдруг на кого-то наткнувшись, заметил, что стакан девушки, врезавшейся в него, летит на пол. Отменная и быстрая реакция помогла поймать злосчастный стакан, не дав ему разбиться. Только после этого подняв взгляд на обладательницу кривых рук, собираясь отчитать ее за примитивный способ знакомства, Дэрк столкнулся с фиолетовым, горящим огнем злости, взглядом. Причем наигранности в этом взгляде не было. Искренняя ярость, жажда убийства, желание растерзать на месте — такой коктейль только усилил желание вампира ближе познакомиться с красавицей.
— Опять ты? — зло прошипела девушка, оглядываясь вокруг, словно оценивая ситуацию и прикидывая место для драки.
— Не опять, а снова, — ухмыльнулся наследник, — а ты, я смотрю, криворукостью страдаешь? Или так торопилась со мной познакомиться, что оригинальнее способа не придумала? — решил немного покуражиться вампир.
— Что? — в свою очередь возмутилась девушка. — Во-первых, это ты виноват, выбил стакан у меня из рук. Во-вторых, ты кем себя считаешь? С какой радости я должна желать знакомства с самовлюбленным болваном, который дальше собственного вздернутого носа ничего не видит?
— Ну-ну, конечно, — на лице вампира появился хищный оскал, — расскажи это кому-нибудь другому. Если уж страдаешь криворукостью, то имей совесть это признать.
— Ничего подобного, — не согласилась красавица, — я останусь при своем мнении: это ты виноват, а теперь пытаешься обвинить меня. К тому же… — тут глаза девушки хитро сверкнули, она прищурилась, демонстративно разглядывая юношу с головы до ног. — Не стоит приписывать мне свои желания. Это не я наблюдала за тобой весь вечер, а вот мне все время ощущать твой взгляд было неприятно. Что тебе нужно? — резко поинтересовалась девушка, сменив тон.
 — Тебя, — нимало не смущаясь, ухмыляясь и разглядывая собеседницу, как товар, честно ответил клыкастый.
Стараясь сохранять внешнее хладнокровие, гостья старалась не наброситься на наглого вампира прямо здесь, в зале. И только многолетняя выдержка (она была самой младшей дочерью в семье и старшие братья и сестры, а их было четверо, вечно задирали ее, но она старалась не обращать никакого внимания на подколки и придирки, а, став постарше, научилась отлично давать отпор) помогла сохранить ей хладнокровие. Она еще раз окинула взглядом собеседника, ни слова не сказала в ответ, а просто развернулась и пошла прочь. Вампиру захотелось ее вернуть, чтобы постараться еще раз разозлить, ему понравился тот огонек, который сиял в глазах, наполненных бешенством и злостью. Хотелось злить ее снова и снова. Хотя умом Дэрк понимал, насколько это может быть чревато, но поделать ничего не мог. У него появилась навязчивая идея.
Но потом, довольный, хоть и небольшой, но местью, что последнее слово осталось за ним, Дэрк нашел себе тихий, спокойный уголок и молча потягивал напиток в стакане, который так и остался у него в руке. Но долго насладиться тишиной ему не дали. Невдалеке послышались голоса. Один был возмущенный, а другой угрожающий:
— …тебе уже сказала, отвали от меня, ты не в моем вкусе и я не стану с тобой спать.
— Так я тебе и не предлагаю спать, мы найдем чем заняться, — ответил на возмущение первого второй голос.
— У меня нет желания с тобой ничем заниматься, — снова возмутилась девушка, — я тебе говорила раньше, скажу и теперь. Я. Тебя. Ненавижу, — выделяя каждое слово произнесла собеседница. На этот раз ее голос звучал холодно и отстраненно.
— Ты все равно будешь моей, хочешь ты этого или нет, — угрожающе ответил парень.
Дэрк, не выдержав, поднялся с насиженного места и направился в сторону этих двоих. Каково же было его изумление, когда одним из этих двоих оказалась… Красавица, которую он уже почти считал своей, в белом костюме. Только сейчас ей приходилось отбиваться от похотливых рук оборотня, который числился в товарищах у вампира. И вампир, сам того не осознавая, решил защитить красавицу, хотя что на него нашло в тот момент, он бы и сам не мог признаться себе. К тому же, девушка прекрасно справлялась и без его помощи. Но Дэрк решил ускорить этот процесс, на него вдруг накатила ярость, глаза снова заполыхали.
— Крэг, что здесь происходит? — не удержался наследник, так как ему почему-то очень не понравилось, что друг пристает к той, на кого нацелился сам Дэрк.
— Оу, это ты? Я не думал, что здесь кто-то есть, — ответил оборотень, но, заметив взгляд наследника, обращенный на девушку, вдруг переменился в лице. — Ты что? Ты…
— Пошел вон, — процедил Дэрк, осматривая девушку на предмет повреждений, так как оборотень никогда не рассчитывал силу и мог, сам того не желая, навредить. Но, к счастью, повреждений обнаружено не было, поэтому, грозно глянув на Крэга, мотнул головой, приказывая убираться с глаз долой, что тот, хотя и с сожалением, но сделал, бросив последний взгляд на предмет вожделения. Крэг прекрасно понял: спорить с наследником себе дороже, а пытаться забрать из-под носа добычу вампира — вообще чревато. Хорошо если просто покалечат, а то ведь и убить могут.
Только после того, как оборотень ушел, девушка перевела дух, быстро пришла в себя, и, как бы ей этого не хотелось, но… поблагодарила вампира.
— Спасибо, он меня достал уже своими приставаниями, — но все же вредность взяла верх над благодарностью и она спросила: — А с чего вдруг такой акт благотворительности? Что ты потребуешь взамен?
— Всего лишь твое имя, — улыбнулся вампир, чем очень сильно удивил и поразил девушку. Она прекрасно помнила, что перед этим хотел клыкастый.
— Аллия, — представилась она, — а твое имя я и так знаю, можешь не утруждаться, представляясь.
— Хорошо, не буду, Аллия, — словно пробуя на вкус имя, несколько раз произнес его Дэрк, а потом просто предложил выйти на улицу и пройтись по свежему воздуху, с чем девушка охотно согласилась, хотя подозрительность никуда не пропала, она по-прежнему с опаской относилась к Дэрку.
 Постепенно Алия успокаивалась, даже стала получать удовольствие от беседы. Клыкастый не предпринимал никаких попыток к соблазнению, он всего лишь вел с ней беседу. Они говорили обо всем и ни о чем. Шутили, развлекались, даже пробовали считать звезды. Оказалось, что оба довольно интересные собеседники. Так Дэрк узнал, что Аллия принадлежит к расе зельгеров, что очень удивило и поразило вампира. Так как эта раса считалась самой обособленной и скрытной. Вот только легенды об их силе и выносливости подтвердились, вампир своими глазами видел, как она тогда легко взвалила на плечи довольно тяжелое животное. Они проговорили всю ночь напролет, наслаждаясь обществом друг друга. Никому из них не хотелось окончания такой чудесной ночи, наполненной, казалось, атмосферой сказки и чувственности. Несмотря на то, что они всего лишь беседовали.
С того времени прошло два года. Оба сами не заметили как полюбили друг друга, но почему-то боялись в этом признаться. Они встречались каждый день, так как ни один, ни вторая не смогли обходиться ни дня друг без друга. Их влекло так, будто они были одним целым. Их обоих начала пугать такая зависимость, но прекращать отношения они не планировали. Так как теперь каждый и каждая из них оказались для другого, как глоток воздуха, без которого невозможно жить и дышать. Но однажды все изменилось.
На одной из тренировок Дэрк о чем-то замечтался и его соперник, которым оказался как раз оборотень, сильно ранил того в плечо. Но из-за того, что клинки оборотней были пропитаны каким-то составом, то регенерация не действовала.
— Ты почему дрался своим клинком? — возмутился вампир. — Мы же договаривались на спаррингах только обычным тренировочным оружием. Что сейчас изменилось?
— Захотелось, — мстительно глядя на наследника, пожал плечами Крэг. Для него эти два года были полным мучением. Он прекрасно видел, как развиваются отношения Алии и Дэрка. Именно сама эта ситуация и бесила оборотня. Зельгера была его наваждением слишком долгое время, он ею бредил днями и ночами, он следил за ними обоими, наблюдал за Алией. И медленно сходил с ума от безысходности. Понимая, что больше никогда не сможет коснуться предмета своей страсти.
— Отомстить захотелось? — усмехнулся Дэрк, на что оборотень, ничего не говоря, просто ушел, чтобы больше уже не возвращаться. Их дружбе пришел конец. Окончательный и бесповоротный. Но вампира такой расклад ничуть не расстроил, единственное, что печалило — это то, что ему не удастся с такой раной встретиться с Аллией. Если при Крэге Дэрк еще держался, то после его ухода сполз на землю. В голове шумело, рана горела огнем. Тело сводило судорогой. Да, клинки оборотней ядовиты. Об этом знал даже ребенок. И сейчас надо срочно вывести яд из организма. Но до лекарей надо было еще дойти, что оказалось самой большой проблемой. Благо вампира нашли быстро и отнесли его в замок. Последней мыслью, перед тем, как отключиться, были думы об Алии, об их так и не состоявшейся встрече.
Но девушка сама пришла, когда узнала, что с другом произошло. Зайдя в комнату к лежащему на кровати клыкастику, она села на край кровати, смотря на и без того бледное лицо парня. Подумав, что он спит, Аллия нежно провела рукой по лицу наследника, очертив его овал. Коснулась губ, которые ей так хотелось поцеловать, они стали ее наваждением, даже в своих снах она часто прикосалась к его губам своими, пробуя на вкус. Но сны не могли передать в полной мере полноты картины. Особенно, когда она ни разу наяву не ощущала их вкуса. Спустилась на шею, и, собравшись исследовать тело дальше… была прижата к вампиру его сильными и уверенными руками, и в ту же минуту вовлечена в поцелуй, от которого все мысли разом выветрились из головы, и о котором девушка столько мечтала.
Руки обоих жили собственной жизнью, забираясь под карлаги (подобие рубашек, только более длинные и с укороченными рукавами) и исследуя каждый сантиметр тела. Но вот одних поглаживаний им стало мало, поэтому, наспех раздевшись, в ход пошли губы и язык. Аллия целовала, лизала, покусывала такую желанную кожу, о которой давно уже мечтала, опускаясь все ниже, играя с сосками вампира, она прикусывала их и зализывала, а Дэрк не переставал стонать. Ему сносило голову напрочь от всего того, что вытворяла с ним Аллия.
Наигравшись с сосками, девушка опустилась ниже, несколько секунд рассматривая немаленькое достоинство вампира, после чего осторожно и неуверенно лизнула головку, пробуя на вкус. Проведя языком по всей длине члена, вобрала его в рот до половины, на большее Аллии не хватило. С непривычки, так как делала такое в первый раз, она не смогла заглотнуть полностью, рвотный рефлекс не позволил. Наследник наблюдал за девушкой. Полные страсти глаза, сбившееся дыхание, покрывшееся испариной тело. В этот момент она была великолепна. Чувственна и неподражаема. Никакой пошлости, несмотря на ее действия. Продолжая посасывать, она завела руку себе между ног и… вампир с удивлением увидел, что его любовница возбуждает сама себя. От этой картины он чуть не кончил, но Аллия, заметив это, пережала член наследника у основания, от чего тот разочарованно застонал. Но его разочарование длилось недолго.
Аллия села на бедра вампира и стала медленно насаживаться на его плоть, закусывая при этом губу от боли. Дэрк, видя мучения его девочки, стал гладить и ласкать ее тело, чтобы отвлечь Аллию от болезненных ощущений. Вроде получилось, так как, сев до самого конца, она блаженно застонала, прикрывая глаза, привыкая к размеру вампира. Через несколько секунд она начала двигаться. А вампир, придерживая ее за бедра, помогал, нежно оглаживая кожу. Но потом, не выдержав, приподнялся, оказавшись в нескольких сантиметрах от лица любовницы, и втянул ее в умопомрачительный поцелуй, от которого крышу снесло у обоих. Их скачка продолжилась недолго, так как оба уже давно и очень сильно хотели друг друга. Дождавшись пока Аллия с помощью наследника кончит, что ознаменовал ее крик и судорожное сокращение стенок влагалища, он и сам последовал за ней, изливаясь внутрь партнерши. О ране клыкастого ни один из них так и не вспомнил. Да и зажила она довольно быстро. Дэрк потом часто шутил:
 — Любовь способна творить чудеса и излечивать даже труднозаживаемые раны.
 — Но лучше их вообще не допускать, — обнимая любимого, каждый раз отвечала Аллия. Она слишком беспокоилась о своем вампире. Девушка, как никто другой, знала, насколько мстительны бывают оборотни. Оттого и волновалась. О своих сомнениях она не делилась с вампиром, чтобы лишний раз не видеть тревогу на его лице. И переживал он не за себя, а за свою зельгеру.
 Многие поражались их отношениям. Наследник разительно изменился в лучшую сторону. И хотя многие пророчили их недолговечную связь, но позже всем пришлось признать: эти двое созданы друг для друга. Они как дополнение один другой, несмотря на то, что такие разные. Только их чувства, их отношения, казалось, со временем становились сильнее и крепче. Единственное, что немного угнетало Аллию, Дэрк ни разу не заговорил о женитьбе, ведь за два года они прекрасно поняли, насколько нужны друг другу.
С того времени прошел еще год. И вот только теперь вампир узнал, что на него претендуют драконы, чему он был совсем не рад. О чем и поведал отцу. Дэрк рвал и метал.
 — Отец, о каком договоре может идти речь? Неужели ты не знал, что у меня есть моя единственная Аллия? Об этом уже наверняка все кланы знают. Мы столько лет вместе. Я как раз собирался сделать ей предложение, — зарычал наследник.
 — Знал, только не думал, что все настолько серьезно, — вздохнул Князь. — Хотя, каюсь, мое упущение. Я должен был сразу понять: с обычной игрушкой ты не был бы так долго. Но ведь наверняка и драконы об этом осведомлены, — вдруг задумался повелитель.
 — Думаешь, они специально предложили такой договор? Не захотели заключать с нами мира? — нахмурился наследник. Князь только кивнул на слова сына.
 — Что ж, посмотрим, что будет дальше, — махнул рукой Князь и отправился к себе в кабинет. Ему многое предстояло сделать.
Но во всей этой ситуации Князю ничего не оставалось, как, скрепя сердце, написать драконам отказ, но… Пригласить на свадьбу собственного сына. Он и сам понимал, что это довольно жестоко, необычно и эгоистично, но, попытавшись в письме объяснить, что его сын уже два года влюблен и вот теперь, наконец, будет сочетаться браком с той, кого любит, все же пригласил драконов на свадьбу сына. Ответ пришел незамедлительно, они согласились приехать, не высказывая при этом претензий по поводу отказа от свадьбы с наследницей драконов.
В знаменательный день Аллия впервые надела белое платье, которое не очень-то и любила, но… Правила обязывали. Она вообще не терпела ни платьев, ни юбок. Они мешали ей при беге, путались между ног. Но сейчас на собственном торжестве она должна была выглядеть как настоящая невеста. На вампире был черный сюртук и такие же черные брюки. Они смотрелись как день и ночь, причем, глядя на эту пару, у всех создавалось ощущение, что они созданы друг для друга. Их нежные улыбки, взгляды, с любовью обращенные один на другого — все это показывало их любовь.
 Аллия парила от счастья. Она уже и не чаяла дождаться от любимого предложения. Ее родители собирались отречься от опозорившей их дочери. И сделали бы это без зазрения совести, когда к ним нагрянул сам Князь. Беседа родителей жениха и невесты длилась не один час. Был опустошен погреб зельгеров. Но спустя почти сутки обе семьи уже клялись друг другу в преданности и верности. Аллия на это только посмеивалась. Н-да, сын недалеко ушел от отца. Оба дипломаты еще те. Но она любила своего иногда несносного вампира искренне и всепоглощающе. Никого другого на его месте она видеть не желала.
В храме собралось много народу. Таинство единства прошло для Аллии, как в тумане, священник их обвенчал, скрепляя узы браслетами, которые они одели на запястье. В ту же секунду произошло доселе немыслимое: их брачные браслеты вспыхнули и впитались в кожу, оставляя вместо себя только золотистую тату. Народ ахнул. Со всех сторон стали раздаваться восторженные возгласы:
 — Истинные…
 — Благословленные Богиней Любви…
 — Единая душа…
 Влюбленные, больше не сдерживаясь, прильнули друг к другу и начали целоваться, не обращая внимания на гостей. Сейчас в этом мире существовали только они, больше никого. Их счастью не было предела. Они вместе. Больше никому не под силу разлучить их. Только смерть может это сделать.
 С трудом отстранившись друг от друга, с помутневшими от страсти глазами, супруги, наконец, обратили свой взгляд на гостей. Аллия держала мужа за руку, он весь светился. Отойдя от алтаря и, взяв по бокалу красного вина, супруги стали принимать поздравления. Их лица сияли радостью и счастьем. Они обходили каждого, приветливо улыбались, слушали очередное пожелание, благодарили и отходили к следующему гостю. И тут…
Никто ничего так и не понял, что произошло. Улыбка Аллия вдруг стала меркнуть, а Дэрк с ужасом заметил кровь на белоснежном платье любимой. Стакан выпал из вдруг ослабевших рук девушки. Кровь. Крики ужаса. Вампир только успел подхватить тело супруги, которая, вмиг ослабев, стала заваливаться на мужа, закатывая глаза.
— Не-е-е-ет!!! — закричал он, его крик разнесся эхом под сводами храма. Оглядев всех гостей и подхватывая уже мертвую жену на руки, он грозно и надрывно зарычал раненым зверем: — Кто???!!! — но ответа так и не получил. Гости застыли, многие боялись даже дышать.
Похороны. Все гости разошлись. Около могилы остался только вампир, низко склонив голову и не пытаясь стереть кровавые слезы, потоком лившиеся из глаз, он нежно провел рукой по надгробию, поцеловал его и произнес:
— Я всегда буду любить только тебя. В моей душе будешь только ты. Больше никто. И мы обязательно встретимся. Я буду ждать тебя, любрвь моя. Столько, сколько потребуется. Возвращайся ко мне быстрее, — Развернувшись, он пошел обратно во дворец.
* * *
А в это время во дворце
— Ваше Величество, я предлагаю вам единственно правильное решение, — убеждал старик Повелителя вампиров, — только это поможет ему восстановиться, в противном случае, он погибнет от тоски.
— Хорошо, — нехотя согласился Повелитель, скрепя сердце, так как понимал, что слова мага действительно верны, — что для этого надо?
— Две капли вашей крови и две капли даргазии (растение, которое используют для забвения, может стирать память как частично, так и полностью, смотря какую дозу дать тому, для кого оно рассчитано), чтобы он смог забыть только свою любимую и больше никого и ничего.
— Действуйте, — отмахнулся вампир, подставляя свой палец, чтобы маг смог взять кровь, что тот и сделал. В подставленную склянку, он выдавил ровно две капли крови Повелителя, проткнув тонкой иглой палец, и ушел готовить настой для наследника.
Когда Дэрк вернулся, отец протянул ему стакан с какой-то жидкостью.
— Выпей, тебе это поможет.
— Что это? — подозрительно глядя на стакан, поинтересовался наследник. — И для чего мне нужна помощь? Я разве болен?
— Это успокаивающее, — охотно ответил Князь, — тебе это сейчас очень нужно.
— Да, ты прав, — согласился Дэрк, беря протянутый стакан и выпивая его залпом. От горя наследнику казалось, что его сердце разорвется на мелкие осколки. Хотя он бы с радостью последовал за своей Аллией. Ведь кто знает, что там за Гранью? Может именно там они бы и встретились, чтобы никогда больше не расставаться. А потом…
Несколько минут ничего не происходило, за это время наследник как раз и успел подумать о встрече с любимой за Гранью, но додумать свою мысль так и не успел. В голове зашумело, все вокруг стало расплываться. Аллия! Хотел крикнуть Дэрк, но голрс тоже его не слушался, и он стал медленно клониться назад, теряя сознание. Повелитель подхватил сына и отнес его к нему в комнату и уложил на кровать, с нетерпением ожидая его пробуждения. Он даже просидел с ним всю ночь, боясь, что сын проснется, а он даже не узнает результата. И вот утром…
— Доброе утро, отец, — радостная улыбка на лице наследника, — что-то произошло? Ты всю ночь просидел со мной? Я что, снова влез в драку и был слишком плох? — посыпались вопросы на Повелителя, тот только мотал головой и, в свою очередь, поинтересовался:
— Как ты себя чувствуешь? Ничего не болит? — Дэрк непонимающе глянул на отца, прислушался к чему-то внутри себя и ответил:
— Да нет, ничего не болит. А что со мной произошло? Из-за чего твое беспокойство? Вроде все в порядке. Если и болел, то уже нет, — а потом, задумавшись, — странно, я ничего не помню. Я куда-то влез?
— Ничего, — поспешно ответил вампир, — ты просто потерял сознание, вот я и заволновался, но раз с тобой все в порядке, то я пойду, пожалуй, не буду тебе мешать.
Уже у самой двери, обернулся и, не выдержав, поинтересовался:
— Какие планы на сегодня?
— Пока не знаю, — пожал плечами Дэрк, — свяжусь с друзьями, может пойдем куда, развлечемся.
— Хорошо, — согласился отец, поспешив, чтобы первым связаться с этими самыми друзьями сына. Ведь нужно их предупредить о том, чтоб никто не смел проговориться по поводу Аллии. Князь готов был даже пойти на стирание их памяти, если они не согласятся молчать.
Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям