0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Мечтать не вредно » Отрывок из книги «Мечтать не вредно»

Отрывок из книги «Мечтать не вредно»

Автор: Рубцова Марина

Исключительными правами на произведение «Мечтать не вредно» обладает автор — Рубцова Марина Copyright © Рубцова Марина

ПРОЛОГ

Здравствуй, Даниэль! Меня зовут Анна Гаранина, можно просто Аня. Я выросла в далекой России, в прекрасной столице под названием Москва. Думаю, ты слышал о ней, а, возможно, даже бывал там. Теперь я учусь в Нью-Йорке, мечтаю стать спортивным обозревателем. Почему именно эта профессия? Все примитивно. Мой папа болельщик футбола со стажем, я просто не могла не увлечься этим видом спорта. А потом увидела тебя, и мой мир перевернулся. Ты милый и очень симпатичный. Хочется узнать тебя. Иногда я думаю, а какой ты на самом деле, Даниэль Крейн? Ты для меня загадка, которую хочется разгадать. Возможно, я слишком наивная, но уж какая есть. И хотела бы я сказать, что влюблена в тебя по уши, но не могу, потому что это будет не правдой. А начинать наше знакомство со лжи, по крайней мере, не правильно, ведь так? Уверена, мы с тобой найдем общий язык, когда ты пригласишь меня в ресторан. И тогда я смогу разобраться в своих чувствах.

На этом все.

Целую, Анна.

 

Настоящая любовь все терпит,

все прощает и поэтому побеждает.

 

ЧАСТЬ 1

Заветное желание

Глава первая

 Ричард с мячом! Бросает странные взгляды на Даниэля. Почему же не идет в нападение? Почему медлит? Ворота открыты. Что мешает пробить и насладиться заслуженной победой? Последняя минута матча, последняя попытка подтвердить статус лучшего клуба мира.

«Черт! Рич, чего же ты ждешь?» — запаниковал Даниэль, спеша перехватить мяч, который, по всей видимости, брат решил слить ему.

Но почему? Что же он делает?!

Дани не понимал его тактики и изо всех сил старался помочь команде выйти в финал, а для этого ему нужно было пробить. Получив пас от Ричарда, проскочил защитника «Лиона» и ударил в правый угол ворот. Напряжение нарастало. Стадион все сильнее ликовал.

Го-о-ол!

Эмоциональный взрыв счастья взбудоражил изнутри, заглушая пронзительный свисток судьи. Истошные вопли болельщиков разорвали воздух. Даниэль издал победный клич и растянулся на газоне, принимая поздравления команды.

«Реал» в финале!

Это пятый гол Дани в Лиге Чемпионов. Он был счастлив не меньше команды, но его не отпускало гнетущее чувство несправедливости. Победный гол должен был принадлежать Ричарду, ведь он мог вывести его на первое место в рейтинге. Одно из очередных «не люблю» Даниэля — быть в долгу, а данный презент брата означал именно это. Дани эта ситуация выводила из себя. Внутри кипела злость, грозящая вырваться наружу и хлынуть ядовитым потоком слов на Рича. Поэтому сейчас он сторонился брата. Однако долго «бегать» от него не получилось.

В раздевалке, когда шумиха и поздравления поутихли, Ричард подошел поздравить брата. С гордо поднятой головой похлопал его по плечу и восторженно воскликнул:

— Красивый гол, братишка!

— Зачем ты это сделал? — зло прошипел Дани сквозь зубы. Он до сих пор не мог понять поступок брата. — Этот гол был нужен тебе! Ты рисковал выходом в финал, черт возьми! Ты спятил! А если бы я не забил?

— В том то и дело, — разочарованно хмыкнул Ричард. — Ты не веришь в себя. Кто-то должен был поверить.

— Ты затеял это для того, чтобы повысить мне самооценку? — возмутился Даниэль, скрестив руки на груди. — Ты понимаешь, чем это могло нам грозить? Выходом в финал, мать твою! В следующий раз сначала подумай…

Даниэль был на взводе. Любое последующее слово могло спровоцировать всплеск негатива, поэтому, чтобы не сорваться, он просто ушел.

— Дани! Подожди! Дани! — бросил вдогонку Рич. — Пока ты не научишься верить в собственные силы, у тебя ничего не получится в жизни.

— Не нужно меня поучать, у меня уже есть один отец, — рявкнул он, развернувшись; в голосе сквозило отвращение.

Злость, копившаяся уже долгое время, обрушалась на брата ледяной волной:

— Оставь меня в покое, Рич! Твои советы мне не нужны, понятно?!

Даниэль терпеть не мог, когда брат читал ему нотации, словно папочка, говорил, как нужно жить. Дани вообще считал себя полным предрассудков и недостатков, но это не давало Ричу права наставлять его на путь истинный и пытаться изменить то, что заложено в его характере.

— Да пойми ты! — Ричард толкнул Дани кулаком в грудь. — Я хочу видеть тебя в основном составе. Ты нужен команде на поле, а не на скамье запасных. Поверь в себя, наконец, а иначе…

— А иначе что? — завелся Даниэль. — Уговоришь тренера не выпускать меня на поле? Или отстранить от матчей? Давай! — он оттолкнул брата и поджал губы.

Ноздри раздувались, грудь вздымалась и опускалась. Хотелось долбануть кулаком о стену, но Дани сдержался.

— Не воспринимай мои слова в штыки, — продолжил Ричард. — Я просто хочу помочь. Ты заслуживаешь лучшего.

— Лучшего? — Даниэль вопросительно вздернул бровь. — А что в твоем понимании лучшее? Миллионы? Слава? Девочки? Или, может, особняк в Монако? — с укором произнес, вспомнив дом в Монте-Карло, где вырос. — Нет уж, уволь. Мне это не нужно. Я играю не ради всего этого. Футбол — это мой воздух, моя жизнь. А все то, что я перечислил — мелочи, без которых я прекрасно обхожусь, — сказал и, раздевшись, отправился в душ.

Холодная вода немного остудила пыл Даниэля. Он взял мочалку, выдавил на нее гель и принялся судорожно тереть тело, словно больше недели не мылся.

Разногласия с братом не приносили удовлетворения. Наоборот, угнетали. Дани не любил конфликты и пытался всячески уходить от них, но иногда просто сдавали нервы. Ричард, будучи на шесть лет старше, не разделял его взгляды на жизнь, постоянно критиковал, пытаясь учить уму разуму. У них с отцом сложился замечательный тандем, и, в конце концов, Даниэлю надоела эта травля. Последней каплей стала серьезная ссора с отцом, после которой он перебрался из семейного особняка Монте-Карло в холостяцкую квартиру на Манхэттене, где проживал уже два месяца. Теперь никто не указывал, как жить, и эта свобода Дани нравилась. Его все устраивает. Что еще нужно?

Выйдя из душа, он вытерся и оделся. Собирался глотнуть воды, когда к нему снова подошел брат.

— Слушай, — шепнул Ричард, приобняв Дани за плечи, и отвел в сторону, подальше от шума, который создавали товарищи по команде, — до начала пресс-конференции еще есть время. Скажи мне, что происходит? Почему ты отдалился от семьи? Может, вернешься домой? Отец спрашивал о тебе, говорит, ты на звонки не отвечаешь.

— Отец? — зарычал Дани. — Да пошел он…

Мощнейшая лавина злости с новой силой обрушилась на него. Боясь сорваться на людях, поспешил на воздух. Преодолев несколько длинных коридоров, вышел на улицу и вобрал в себя полные легкие кислорода. Постепенно дыхание стало приходить в норму, и ярость отступила.

— Дани, все нормально? — раздался над ухом голос Луиса, партнера по команде и по совместительству лучшего друга. — Проблемы с Ричем?

— Вот только ты не лезь! — огрызнулся на него.

— Хорошо. Не буду, — отступил Луис. — Но, если что, я всегда готов выслушать.

С Луисом Даниэль познакомился здесь, в клубе, когда только пришел в «Реал» — пять лет назад. С тех пор они были неразлучны. Вместе отдыхали, путешествовали, иногда выпивали, когда позволял регламент. Единственное, что не любил Даниэль — светские мероприятия. Они выматывали, опустошали. Иногда с них он возвращался в объятиях какой-нибудь красотки — охотницей за роскошью. И каждый раз с новой пассией. Наутро Дани выпроваживал девушек, чувствуя их гнилую натуру. И все время обещал себе больше не связываться с подобными экземплярами. Однако каждый раз все повторялось: вечеринка — новая девушка — мимолетный секс — расставание. В его жизни никто не задерживался, пока однажды Даниэль не познакомился с моделью Мишель Роуч…

Воспоминания прервал голос Луиса:

— Ну что, готов исповедаться перед стервятниками? — он хлопнул Даниэля по плечу и хохотнул.

— Готов, — усмехнулся он и выдохнул.

***

Наглая журналистка с пухлыми губами потирала руки, пожирая Даниэля испепеляющим взглядом хищной лисицы, видимо, желая задать мучающий многих поклонниц вопрос: «Когда же женится младший Крейн?» И не прогадал. Она улыбнулась и почти слово в слово повторила мысль Дани.

Подобные вопросы редко обсуждались на после матчевых пресс-конференциях. Видимо, бедные журналисты уже потеряли всякую надежду на то, что когда-нибудь Даниэль откроет им свое сердце. Ведь он не часто соглашался на интервью. Но они не дремлют. Постоянно что-то выдумывают, приписывают Дани все новые романы с длинноногими моделями, а на самом деле, с тех пор, как расстался с Мишель, он обходит их стороной. Сейчас Дани готов закрутить роман с кем угодно, только не с моделями и им подобными профурсетками, ведущимися на «зелень» в карманах своего избранника. Куда больше его привлекают обычные девчонки, которые не гонятся за роскошью и не спят с успешными людьми ради хорошей жизни. Наверное, Даниэль не открыл вселенную, и каждый известный человек, повидавший на своей жизни немало корыстных красоток, мечтает встретить свою принцессу. Единственную и неповторимую. Не похожую на других. Такую, которая не будет встречаться с ним лишь потому, что он знаменит. Что ж, мечтать не вредно. Скорее всего, таких уже не осталось, и ходить ему вечно в холостяках.

— Мое сердце пока свободно, но… — Даниэль выдержал интригующую паузу, обводя взглядом сидящих напротив репортеров.

В голову пришла безумная идея. Почему бы не подразнить журналюг, да и самому не развлечься? Редакция журнала «Sport Life» уже несколько раз приглашала Даниэля принять участие в конкурсе «В ресторан с кумиром», но он отказывался. Однако сейчас готов пойти на компромисс и согласиться. Будет весело. Когда он в последний раз развлекался? Пару месяцев назад, будучи безумно влюбленным в Мишель?

Дани почувствовал приток злости и попытался выбросить ее образ из головы. Всякий раз при мысли о ней кровь вскипала в венах, и хотелось кого-нибудь ударить. Слишком сильно он любил Мишель, строил планы на совместное будущее, как идиот, а ей нужны были лишь его деньги и известность. А как только Роуч подвернулся кто-то покруче, она тут же слиняла. И пусть катится ко всем чертям!

 Даниэль со звуком выдохнул и, приняв, наконец, решение, пояснил:

— …В скором времени я подумываю принять участие в конкурсе одного известного спортивного издания. Надеюсь, среди моих поклонниц надеется достойная девушка, которая не откажется провести со мной день. И… кто знает, к чему это может привести, — напустил тумана Даниэль, чем еще больше заинтриговал «стервятников», готовых глотать все, что им дают на протянутой руке.

***

Накануне днем Аня прогуливалась по Тайм Сквер, восторженно наблюдая за модными дамочками с фирменными серыми пакетами с брендом Луи Виттон, веселыми детишками с мороженым и трогательными пожилыми парами, нежно держащимися за руки. Внезапно замерла у одной из витрин. Платье! Точно о таком она мечтала уже несколько лет! Нежно-фиалковое, шелковое, с красивой отделкой в области декольте. Если бы Аня надела его на свидание с Даниэлем, он точно бы не устоял. Да что там, все мужчины в ресторане смотрели бы только на нее, а он даже приревновал бы немного.

Даниэль... Везде он, всегда он! Как трудно выбросить его из головы...

Мысли в который раз вернулись к конкурсу «В ресторан с кумиром», в котором участвовала и Аня. На днях должен определиться победитель. Ожидание несло некое предвкушение, сладкое чувство победы. Чем дольше ждала результатов, тем сильнее становилось предчувствие чего-то фееричного и невыносимо желанного. Впрочем, не удивительно, ведь Нью-Йорк, по ее мнению — город, где сбываются любые мечты.

Легендарный и неповторимый Нью-Йорк Анна полюбила еще три года назад, когда впервые шагнула на его широкие улицы. Она не упускала возможности встретиться с городом снова, поэтому, как только отец собирался туда по работе, Аня умело убеждала его взять ее с собой. Мегаполис изумил своим величием, гостеприимством и небоскребами. Чтобы увидеть их целиком, приходилось задирать голову так, что она кружилась от одного только взгляда на эти восхитительные гиганты. На их фоне люди выглядели если не песчинками, то муравьями точно — это так пленяло и будоражило. Но самое незабываемое — вид с Бруклинского моста, который заставлял сердце замирать. Каждый раз, приезжая в Нью-Йорк, Ане хотелось возвращаться на это место снова и снова. Но больше всего она мечтала окинуть взглядом ночной мегаполис.

В этот раз в Нью-Йорк Анну привезли родители с единственной целью — обучение. Для отца не было проблемой оставить дочь в городе-миллионере без присмотра, он считал, что девочка должна научиться быть самостоятельной и пора прекратить излишне опекать ее. Некоторые девчонки из Аниного класса после окончания школы уходили из-под опеки родителей и начинали личную жизнь в новом для себя звании — невесты. А Анна в свои восемнадцать толком и не встречалась ни с кем. Потому что мама не позволяла ей свободно дышать. Держала на коротком поводке от себя, боясь, что дочка собьется с правильного пути: влюбится в какого-нибудь бездельника и укатит с ним на край света, наплевав на учебу и свое будущее.

Мама видела Аню женой какого-нибудь банкира с увесистой зарплатой и большим домом. На крайний случай — предпринимателя. Но Анна никогда не гналась за роскошью. Естественно, если ее муж будет хорошо зарабатывать, она в порядке вещей станет покупать дорогие вещи в бутиках, возможно даже приобретет автомобиль, но на данном этапе жизни ей это не нужно. Когда-то в детстве мама рассказывала о сказочном государстве Монако, и в тот момент Аня мечтала стать его принцессой — управлять малюсеньким княжеством, которое населяют монегаски[1]. Но она выросла, повзрослела и мечты остались в прошлом вместе с детством. Теперь она смотрит на мир иначе. И все равно продолжает мечтать, но уже не о том, как станет принцессой Монако. В ее мыслях лишь он — Даниэль Крейн.

***

В Бронксе у отца Анны жили друзья. Билл Невилл учился вместе с ним в Гарварде, они были и остаются лучшими приятелями. Нэвиллы любезно согласились предоставить Ане жилье, зная о ее великих планах стать телеведущей. Жена Билла, Тереза, говорила, что за мечтой нужно следовать куда угодно. Хоть на край света. Вот и Аня сорвалась с нагретого местечка под названием «дом» и теперь собирается стать настоящей ньюйоркчанкой. А для того, чтобы остаться в городе миллионере, ей предстоит сдать два теста. За тест на проверку английского она даже не волновалась, ибо владела языком, как родным, а вот критическое мышление — уже совсем другой вопрос. Здесь нужно хорошо подготовиться. Помимо тестов, нужно будет написать эссе. Анна уже придумала, что именно возьмет за основу сочинения — ее мечту о собственном ток-шоу о футболе. Говорят, чем интересней будет эссе, тем больше вероятность поступить в колледж, и она намеревалась показать американцам, какой богатой фантазией обладают русские девушки.

Анна с нетерпением перебирала гардероб, выбирая подходящий наряд для прогулки по ночному Нью-Йорку. Родители согласились свозить ее и сестру Ольгу на Бруклинский мост ночью, чтобы увидеть всю прелесть не спящего города, где все сверкает, движется и кипит, точно в муравейнике. Надев обтягивающие джинсы-дудочки и толстовку, Анна рассматривала себя в зеркало и удивлялась неплохой фигуре, которую сумела сохранить, несмотря на свою всеядность и поглощение сладостей на ночь. В себе ей не нравились три вещи: широкие бедра, худые ноги и почти полное отсутствие груди, но с этим смирилась. Такова ее природа. Не совсем плоский живот, конечно, тоже не устраивал Анну, но она давно перестала считать его недостатком фигуры. Уж лучше иметь округлый животик, чем кости да кожу. В данный момент раздражал только огромный прыщ на подбородке, который вскочил как всегда не вовремя по «закону подлости», что срабатывал как часы в то время, когда ну никак его не ждешь! Хотя… разве есть девушки, полностью довольные внешностью?

В который раз Аня смотрела на свое отражение и пыталась понять, что может нравиться парням в ее веснушчатом лице? Обычные темно-карие глаза; густые волосы средней длины в цвет глаз; узкая переносица и широкие ноздри. Ух, как же хотелось что-то сделать с этими недостатками, но лечь под нож пластического хирурга и мысли не было. Даже если бы мама каким-то чудом оказалась не против. Аню прельщала естественная красота во всем. Будь то внешность или манера одеваться.

Вот Даниэль — он идеален. Такой непосредственный и милый. Одевается скромно, но довольно неплохо. Никогда не красуется перед камерами, как некоторые «звезды» футбола или эстрады. Да его вообще редко по телевизору показывают, потому что он предпочитает не распространяться о личной жизни! Не любит, когда наглые журналюги суют свои длинные носы в его дела! Так и заявил однажды: «Если вы хотите взять у меня интервью, ждите пресс-конференции». И они ждут. А потом заваливают беднягу дурацкими вопросами, от которых порой уши в трубочку сворачиваются.

Конечно же, Аня следила за новостями из жизни любимого футболиста, брала те крохи, которые он давал фанаткам. В отличие от знаменитого брата — лучшего футболиста планеты, Ричарда Крейна, Даниэль был «темной лошадкой». Рич частенько мелькал на обложках глянцевых журналов, иногда вместе с женой и маленьким сыном Антонио. О его жизни Аня знала много, а о Дани практически ничего. Чтобы узнать о Даниэле что-нибудь новенькое, приходилось следить за интервью, которые охотно давал Ричард. Он говорил, что брат не любит, когда его личную жизнь выставляют напоказ. Что свободное время предпочитает проводить в компании лучшего друга Луиса или в одиночку в своей нью-йоркской квартире на Манхэттене. Что он обожает младшего братика и боготворит мать. А вот об отце, знаменитом футбольном тренере Манчестера, Дани никогда не упоминает.

Впервые Анна увидела Даниэля Крейна в одном из футбольных матчей, которые отец, истинный болельщик футбола, смотрел без устали. С тех пор не пропускала ни одной трансляции с участием нападающего мадридского «Реала». Со временем поняла, что обычная симпатия переросла во что-то более значимое, в то, что вызывало в груди дикий трепет и огромное желание непременно встретиться с парнем мечты, узнать его.

В понимании Анны, мужчина должен обладать твердым характером, быть уверенным в себе, без пафоса, но романтичным, должен держать слово и быть загадкой, которую хотелось бы разгадать. Таким ей казался Даниэль, несмотря на то, что она никогда не встречалась с ним и не знала, какой он на самом деле. Сама придумала его образ и начала влюбляться.

Глава вторая

Иногда Анна ненавидела Нью-Йорк, потому что он не принимал ее, давил и в то же время зазывал в пленительные сети, магнитом затягивал в омут своего сердца. Иногда огорчал и выжимал из нее последние соки, а иногда принимал с такой любовью, что глаза невольно слезились от счастья. Мегаполис закалял характер Анны — она это чувствовала и была ему благодарна. Чтобы выжить здесь, нужно иметь как минимум крепкие нервы и чуточку терпения. Второго у Анны хоть отбавляй, но сейчас оно в любой момент могло лопнуть, как воздушный шар, напоровшийся на ветку дерева. Ведь настал тот самый день, когда не нужно что-то делать, чтобы получить желаемое. Нужно просто терпеливо ждать.

В новом долгожданном выпуске журнала «Sport Life» должны объявить победителя конкурса «В ресторан с кумиром». Аня с нетерпением и трепетом ждала, когда издание появится в продаже. Она мечтала о победе и как никогда верила в собственные силы. Знала, что если будет верить, то все будет так, как ей хочется. Ведь мысли материальны. Если Аня получит малюсенький шансик, чтобы покорить сердце Дани, не упустит его. Главное быть естественной. И побольше улыбаться. Ее природному обаянию всегда завидовали подруги — это ее главный козырь.

Не зная, чем себя занять, Аня легла на кровать и взяла с прикроватной тумбочки сборник афоризмов. Открыла на случайной странице и ткнула пальцем в первую попавшуюся строчку:

«Несчастье ускользнуло от тебя; наслаждайся же этим, как счастьем своим!»

Она всегда так делала, когда хотела узнать, что ее ожидает в ближайшее время. Это предсказание зародило в душе еще большую надежду.

Чтобы не сидеть дома в ожидании, Аня отправилась в газетный киоск, находящийся в квартале от дома Нэвиллов. Она часто покупала печатные издания в киоске у мистера Грэйди. Иногда он оставлял для нее свежие номера спортивных газет всего-то за пожелание хорошего дня и благодарных покупателей.

— Доброе утро, мистер Грэйди, — улыбнулась Аня седовласому мужчине с кофе в руках за прилавком небольшого газетного лотка. — Как успехи?

— Доброе утро, — отозвался мужской голос с хрипотцой. — Вот, пытаюсь согреться, — указал на стаканчик с горячим напитком. — Не слишком-то это утро балует нас теплотой.

— Да уж, — поежилась Аня, — и правда как-то зябко. Есть свежий номер «Sport Life»?

— Пока нет, но я отложу его для тебя. Ты милая девочка. Я больше чем уверен, что тебе повезет в этой жизни. Нужно лишь только поверить в себя. Мечтать ведь не вредно, так?

— Что? — не совсем поняла она — мужчина будто побывал в ее голове. — А… Да!

Мистер Грейди прищурился, отчего морщинки рассыпались веером под глазами.

— Знаешь, когда-то мне сказали важные слова, что каждый человек — кузнец своего счастья. И это действительно так. Если ты не торопишься, я могу рассказать тебе одну историю любви…

— Конечно, рассказывайте.

Аня подошла ближе и с любопытством взглянула на мужчину. Ей нравились рассказы о любви.

— Я знал одного парня, который никогда не прислушивался к своему сердцу. Он был влюблен в начальницу, но ничего не делал для того, чтобы добиться ее, — в серых усталых глазах проскользнула искорка печали. — Он не верил в свои силы, не пытался завоевать любимую женщину, считал, что она никогда не посмотрит на такого, как он. И парень выбрал легкий путь — выбросился из окна офиса, оставив начальнице прощальное письмо, где признался в своих чувствах. Он погиб, а она до сих пор приходит на его могилу и плачет, сжимая в руках то самое письмо.

— Печальная история. Неужели такое бывает?

— Этот парень был моим сыном. Та женщина частенько навещает меня и до сих пор любит моего мальчика.

— Как печально. Сожалею, мистер Грэйди, — сказала Аня и поджала губы.

— Я смирился с потерей, — вздохнул он. А вот она, кажется, нет.

Его слова заставили задуматься, теперь Анна ни за что не отступится от желаемого. Сделает все, что от нее зависит, но пойдет на свидание с Даниэлем.

 Впервые прочитав о конкурсе, Аня решила, что это и есть та самая ниточка, дернув за которую, на нее обрушится счастье. Счастье — узнать Дани. Удача с небес, подарок Вселенной… Она ведь столько раз представляла себе встречу с Даниэлем! Так часто, что казалось, знает его как облупленного.

«Елки зеленые, да когда же выйдет журнал? Ждать больше невозможно!»

Когда дело касается любви — терпение иссякает так быстро, что можно взорваться от напряжения. Ну сколько еще ждать? День? Два? Вечность? Нет у нее этой вечности!

Нетерпение превращалось в раздражение. С каждой секундой все внутри закипало, подобно лаве, готовой вырваться на свободу из кратера вулкана.

Пожелав хорошего дня мистеру Грэйди, Аня отправилась домой.

Переступив порог, заметила в гостиной Терезу, которая держала у уха телефонную трубку. Та поманила пальцем, и Аня тут же подошла.

— Ты писала в журнал на конкурс? — прошептала она с легким недоумением на лице, прикрывая ладонью трубку.

— Да, — обрадовалась Анна; сердце подпрыгнуло к горлу, дышать стало трудно. — Кто звонит?

Она смотрела на девушку с предвкушением, а тело било мелкой дрожью.

— Это из журнала «Sport life». Но спрашивают какую-то Кендис Ричардс.

Волна разочарования накрыла с головой. Но не может все закончиться вот так. Даже не начавшись. Нельзя так просто сдаваться, ведь намеревалась идти до конца. Анна буквально вырвала трубку из рук Терезы и, прочистив горло, сказала:

— Здравствуйте! Я Кендис Ричардс!

Тереза взглянула на нее с недоумением, на что та лишь подмигнула ей. Прижалась спиной к холодной стене гостиной и в этот момент забыла обо всем на свете. Ничто не имело значения. Есть мечта, есть цель и нужно следовать им. Аня верила, что судьба к ней благосклонна и тому подтверждение — звонок. Это шанс, который упускать, по меньшей мере, глупо, поэтому она подавила в себе голос совести и ждала, что скажет девушка на другом конце провода.

— Вас беспокоит Андреа Вардэс. Я организатор конкурса «В ресторан с кумиром» от журнала «Sport Life». Ваше письмо заняло почетное первое место в сердце Даниэля Крейна. И уже сегодня вечером вы едете с ним на ужин. Поздравляю!

— Сегодня? — прошептала Аня себе под нос.

Остолбенела, но тут же пришла в себя и собиралась уже съехать вниз по стене, прежде чем сумела вымолвить: «Вау!» Она еще не совсем понимала, где находится: в реальности или в очередном сне. Но внезапно эйфория сменилась пустой ревностью. Значит, ее писанина нисколько не тронула Даниэля? Да как такое возможно? Аня вложила туда частичку души, поэтому должна была победить! А выиграла какая-то Кендис Ричардс…

— Да, сегодня, — подтвердила девушка. — Простите, что вот так внезапно. Непредвиденные обстоятельства. Вы готовы сегодня встретиться с Даниэлем или перенести встречу?

— Не нужно ничего переносить! — едва не выкрикнула Аня.

Она так долго ждала этого свидания, что не могла больше терпеть. Да и подлог мог вскрыться. Нет, она поедет сегодня!

— Хорошо. Тогда в девять за вами заедет белый лимузин, — сообщила Вардэс.

Я все поняла. Спасибо!

— Всего хорошего.

— До свидания!

Положив трубку, Анна ликующе запрыгала на месте, совсем как маленькая. Невероятно! Восторг заполнил каждую клеточку тела. Хотелось кричать и делиться со всеми своим счастьем.

— Мамочки мои, я увижу Даниэля! — не верила она. — Тереза, я увижу его, увижу!

Аня еще никогда не была так близка к мечте, никогда не чувствовала себя столь счастливой. Блаженные волны радости окутали сознание, забрались в душу и затаились на некоторое время, даруя наслаждение.

— Поздравляю, — хмыкнула Тереза. — Я бы на твоем месте поступила точно так же. За свою мечту нужно бороться.

— Что там у вас происходит?! — с кухни послышался встревоженный голос мамы.

Аня на радостях бросилась к ней, спеша поделиться радостью.

— Я увижу Дани, мам! Сегодня! Вечером за мной приедет лимузин. Водитель отвезет меня к Дани!

Все знали о влюбленности Анны. Она никогда не скрывала, что мечтает о встрече с Даниэлем, но маме ее увлечение почему-то не разделяла. «Нужно жить настоящим, — говорила она, — а не витать в облаках».

— Водитель? — повторила мама, нарезая овощи для салата. — Как-то странно. Почему бы самому Даниэлю не приехать за тобой?

«Ну вот, как всегда нужно испортить все. Что за глупые подозрения...»

— Ну, мам! Ты же не знаешь, как бывает в таких случаях. Что здесь странного? Дани что, делать нечего, ехать самому? — попыталась отстоять позицию Анна. — Он будет ждать меня в ресторане.

— Вот именно, — она обернулась, держа в руке нож, — ему делать нечего, кроме как ужинать с какой-то русской девчонкой. Может, это розыгрыш?

— Мама, не говори ерунды. Кому надо так меня разыгрывать? Папе или Ольге, которая почти никого здесь не знает? Еще скажи, что меня похитят по дороге, — в шутку сказала Анна, но мама, кажется, восприняла слова всерьез.

— Хм… — задумалась родительница и через мгновение выдала: — Нет, я тебя одну не отпущу.

— Что? — настроение Анны резко упало. Вмиг из пылающей счастьем девушки она превратилась в обиженную, словно обделенную сладкой конфеткой, девчушку. — Я поеду! И это не обсуждается! Это мечта моя, мам, как ты не понимаешь... Ну, ма-а-ам!

— Анютка, не упрямься! Подумай сама. Журнал организовывает конкурс, обещая победительнице романтический ужин с футболистом. Присылает за тобой машину, чтобы отвести в ресторан. Но что, если всего этого не было и быть не может? Где гарантии, что тебя там будет ждать Даниэль? Нет, я не отпущу тебя. Поедешь с отцом. Не иначе!

Вот что за предрассудки? Что за привычка вечно все портить?!

— Мама! Ну ты чего? Послушай себя! Как я буду выглядеть, заявившись на свидание с папой? Что ты вообще несешь? — раздражение сквозило уже чуть ли не в каждом слове.

— Не разговаривай со мной в таком тоне, поняла? Я сказала не поедешь, значит, не поедешь!

Анна знала, что спорить с мамой бесполезно. Если уж она сказала «нет», то и пытаться переубедить не стоит — просто потеряет время. Аня не понимала, почему мама не хочет встать на ее место и просто начать доверять. Ей проще разрушить иллюзии дочери, погасить огонек в ее сердце, который не затухает с момента «знакомства» с Даниэлем. Но Анна не собиралась сдаваться, твердо решила добиться цели… чего бы ей это не стоило. Хочет попасть в ресторан — попадет. Любым способом. И первый шаг уже сделан — она пошла на обман, выдала себя за Кендис Ричардс, а все ради него, любимого Даниэля.

***

Невзирая на протесты матери, Анна решила идти на ужин. Войдя в комнату, бросила взгляд на сестру, которая лежала на кровати с книгой, и подошла к зеркальной дверце шкафа. Оглядев себя с ног до головы, полезла за вещами. Поняв, что надеть совершенно нечего, приложила кулак к подбородку и задумалась. Кто сказал, что девушка женственна только в платье? Брюки вполне подойдут!

Облачившись в белые брюки-стрейч, Аня с трудом подобрала подходящую тунику. Решив, что белое плюс белое — равняется ангелочек. Накинула на плечи серый кардиган из тонкой пряжи с карманами и на этом остановилась. Немного удлинив ресницы тушью, слегка припудрила лицо, нанесла на щеки капельку персиковых румян, на губы — бежевый блеск. Совсем чуть-чуть сладковатых духов, и образ готов. Чувствовала себя ангелочком на все сто. Разве Дани устоит?

В зеркале поймала язвительный взгляд сестры. Обернулась, вскинув руки в стороны:

— Что?

— Думаешь, это правда? Да больно ты нужна Крейну. У него таких, как ты, сотни, если не тысячи. Глупая ты.

— Не порти настроение! — бросила Аня, приняв неубедительные доводы за обычную девичью зависть.

— Вот по-любому, приедешь туда, а там какой-нибудь старичок, которого потянуло на молодняк. А иначе, почему Даниэль сам за тобой не приехал?

Ольга дословно повторила вопрос мамы. Они всегда были очень схожи во мнениях. Зато Анна больше походила на отца, даже увлечения у них совпадали.

— Опять подслушивала? — огрызнулась Анна. — Сколько можно?

— Да вы так громко орали, что и напрягаться не пришлось. Нет, ну ты посуди сама, — не унималась сестра, — зачем им просить вместе с письмом фотографию? Он что, выбирает спутницу по фотке? Я-то думала, что главное написать банальные или пафосные слова. Отсюда следует, что тебя выбрали за красивые глазки, а значит, вполне вероятно, что вместо Дани тебя будет ждать какой-нибудь урод или клон. Или даже сутенер.

— Ну и логика! Меня вообще никто не выбирал, — созналась Анна. — Они, похоже, номера телефонов перепутали. Позвонили мне, я прикинулась Кендис, как ее… Ричардс.

— Нифига-а-а! — протянула Олька и, отложив книгу, поудобнее устроилась на кровати.

— А то! Я на все готова, лишь бы встретиться с Даниэлем. Что мне стоит прийти в ресторан вместо этой Кендис?

— Ничего.

— Вот именно! Это шанс показать себя, открыться. Я должна его использовать. Понимаешь? А хотя, кого я спрашиваю? — Аня махнула на сестру рукой. — Плевать ты на все хотела. Тебе вообще пофиг на меня.

— Да не пофиг. Ты же моя сестра. Я буду рада, если ты встретишь своего Даниэля. Так что, решила сбежать?

Анна хмыкнула в ответ и, отключив мобильник, сунула в серую сумочку. Выглянула в коридор, посмотрела по сторонам, проверяя, свободен ли путь.

— Если хочешь, прикрою, — неожиданно предложила Ольга.

— С чего это вдруг? — прошептала Аня, удивляясь энтузиазму сестры.

Внезапный порыв родственницы насторожил ее. А не затеяла ли она подлянку?

— Просто самой интересно, чем закончится эта история, — она перевернулась на живот, достала из-под подушки журнал и уткнулась в него. — Золушка ты наша. Только смотри туфельку не оставь в ресторане, когда будешь убегать.

Анна проигнорировала слова сестры, но обида закралась в душу. От этого еще больше хотелось доказать взбалмошной девчонке, что значит идти против всех ради достижения своих целей. Поджав губы, Аня прислушалась к голосам, доносящимся из комнаты напротив — спальни родителей:

— Встречаться черт знает где, да еще с незнакомым парнем! — мама настойчиво пыталась вбить отцу свою точку зрения. — Ну уж нет, Игорь! Я не отпущу ее!

— Валерия, так ведь нельзя, — укорял ее папа. — Анечка так хотела этого. Ты же сама всей душой болела за нее. Она выиграла конкурс. Почему ты сейчас противишься поездке в ресторан? Она уже не маленькая, перестань беспокоиться по любому поводу. Отпусти ее. Позволь самой решать, делать выводы и накапливать опыт. И побереги свои нервы.

— Просто на сердце не хорошо, — созналась мама, в очередной раз ссылаясь на дурные предчувствия.

— Да брось ты!

— Пойми, Игорь, она же никого в этом городе не знает. А если случится что?

— Случится, случится… Сколько можно, Валерия? Анечка всегда была осторожна. Ничего с ней не случится. Не каркай.

Анна закрыла дверь и заметалась по комнате. Мама не отступится. Она такая же твердолобая, как и Аня. Спор родителей — прекрасная возможность сбежать. Времени оставалось не так много, да и лимузин она заметит не вооруженным глазом, живенько прыгнет на кожаное сиденье и умчится подальше от этого дома.

Анна взяла сумочку, кинула туда телефон и обратилась к сестре:

— Оль, если хочешь помочь, последи за родителями, пока я буду спускаться, — тут же ухватила босоножки за ремешки и вышла из комнаты.

На цыпочках зашагала вдоль коридора, крадясь, словно вор. Волнение нарастало, поджилки тряслись, но она упорно шла к намеченной цели.

У выхода Аня нацепила босоножки и выскочила на улицу с единственной мыслью: «Он приедет!» И Вселенная не заставила ждать, услужливо предоставив роскошный белый лимузин. Аня ринулась к водителю, пока родители не увидели в окно машину, представилась Кендис Ричардс и прыгнула на заднее сиденье роскошного авто.

Прям чудеса какие-то. Лишь бы эта «карета» в полночь не превратилась в тыкву!

Сердце билось в груди все сильнее, с каждым новым впечатлением, вырываясь на свободу.

«Скоро я увижу Дани. Как себя вести? Скромно улыбаться и опускать глаза или нагло пожирать его взглядом? — смаковала Аня предстоящую встречу. — А как я представлюсь? Ведь он уже в курсе, кто победил. Он сам выбирал девушку. Видел фото. Елки-палки! Ладно, на месте соображу. Главное для начала понравиться ему. Возможно, эта встреча — единственный шанс завоевать симпатию Дани. Стоит воспользоваться возможностью. К тому же не раз представляла этот разговор. Так что, все будет хорошо!»

Подбодрила себя и даже немного легче стало. Страхи немного отступили. Но все равно с каждым новым километром, оставшимся позади, волнение накатывало лишь сильнее.

Лимузин проехал по кольцевой; повернул направо; вскоре Аня поняла, что он движется в сторону Манхэттена. Вот он счастливый момент — в ресторане ее ждет мужчина мечты. Аня только сейчас поняла, что никогда не была в настоящем дорогом ресторане. Но она и не стремилась туда попасть, потому что считала, что лучшее время препровождения — это все-таки компания любимого мужчины. А, значит, не важно, где и как провести совместный вечер. Главное — с ним.

Глава третья

В ресторане «Daniel» Анну встретил швейцар. Он любезно открыл ей дверь и проводил в огромный зал, больше похожий на роскошный театр, украшенный расписными арками и белоснежными глиняными колоннами. Тяжелой поступью, на негнущихся ногах Аня шла за провожатым, с любопытством разглядывая все вокруг. И вдруг почувствовала себя не уютно, поскольку ее одежда не совпадала с дорогим интерьером ресторана. И о чем только думала, надевая брюки?

На мгновение отчаянная решимость покинула Анну, она готова была развернуться и выбежать из ресторана. Но отбросила предрассудки, увидев напротив, в самом центре этого великолепия, единственный стол, за которым сидел мужчина. «Даниэль!» — тут же пронеслось в голове, и Анна сглотнула, ощущая непреодолимый трепет во всем теле. Казалось, чем ближе она к Дани, тем больше не хватало воздуха. Спокойные испанские мотивы только усиливали трепет.

Увидев Аню, Даниэль поднялся и поспешил встретить. Взял ее запястье и потянулся к нему для поцелуя. По телу пробежала волнующая дрожь, Анна крепче сжала клатч в левой руке.

Это, в самом деле, ее любимый футболист, такой красивый и настоящий. На нем темно-серые узкие брюки, дорогие туфли и шелковая рубашка, застегнутая на все пуговицы. На среднем пальце Анна заметила кольцо — серебряная печатка с черным камнем.

Даниэль усадил Анну на стул, а сам устроился напротив. Она положила сумочку на столик и мило ему улыбнулась.

— Кендис? — как будто ждал подтверждения он.

В его взгляде было что-то такое… Словно немой вопрос, на который он непременно хотел получить ответ. Конечно, ведь он видел фотографию этой Кендис!

«Что же ответить? — колебалась Аня. — Если я скажу настоящее имя, он может прогнать меня, а если совру — потеряю его расположение, не успев заполучить. Ладно, скажу, как есть. Была не была!»

— Меня зовут Аня, — произнесла после выдоха и постаралась улыбнуться.

Даниэль ничего не ответил, а лишь лукаво улыбнулся.

«Это должно насторожить?» — спросила себя Аня.

Она не знала, как спрятать волнение, но больше переживала от того, что ненароком начнет заикаться и мямлить, а этого никак нельзя допустить иначе все, чего так желала, чего добивалась непосильным трудом, уйдет в тартарары!

Даниэль в упор смотрел на Анну, словно изучая, наблюдая за манерами, разговором. Стало немного неловко, и она спрятала руки под стол, потирая влажные ладони, но с упорством выдерживала пристальный взгляд голубых глаз.

— Ания, значит, — протянул ее имя с акцентом, что немного забавно прозвучало. — А где же Кендис Ричардс?

— Я за нее, — молниеносно выдала Аня и улыбнулась.

Даниэль молчал, будто что-то прикидывал в уме. Похоже, он был не против Аниного пребывания здесь вместо призрачной Кендис Ричардс.

— Кажется, произошла путаница, — попыталась оправдаться Аня, — но я рада, что так случилось.

— Хорошо. Кендис или Ания — все равно, ведь… — Даниэль не закончил фразу.

Аня напряглась, услышав совсем не то, чего хотела. Ну, а чего она ждала? Что Даниэль Крейн бросится в ее объятия, умоляя не покидать ресторан, пока она не запишет номер его мобильника? Бред! Конечно же, ему все равно кто перед ним, хоть какая-нибудь Марианна, плевать он на всех хотел. Да и времени у него в обрез, зачем заморачиваться по поводу победительницы? Не невесту же он себе выбрал. Скорее всего, все это чистой воды пиар. Хотя с трудом верилось, зная, как Даниэль относится ко всей этой светской шелухе. У него даже аккаунта в Фейсбуке нет.

— Что? — пыталась разговорить Даниэля Анна.

— Да ничего, — отмахнулся от вопроса он.

— Нет, скажи, — настаивала она.

— Ну хорошо. Я хотел сказать, неважно Кендис или Анна, главное, что ты сейчас со мной, здесь.

Анна улыбнулась, неуверенность отступила. Она почувствовала прилив сил и расправила плечи. И только сейчас обратила внимание на фотографа с большой профессиональной игрушкой, объектив которой был направлен в сторону их столика. Улыбнувшись в камеру, перевела взгляд на Даниэля, он с прищуром рассматривал Анну.

«Вот черт! Скоро все узнают об ошибке, Кендис будет проклинать меня, — Аня легонько закусила губу. — Ну и что! Плевать! Главное я сейчас с ним! Я, а не она!»

Легкая улыбка тронула ее губы, и она решила, что пора устроить Дани допрос. Только с чего начать — не знала, поэтому решила задать банальный вопрос:

— Почему именно этот ресторан?

— Все проще, чем ты думаешь.

Аня с нетерпением ждала ответа.

— Ресторан предоставила редакция журнала. Видимо, там работают люди с прекрасным чувством юмором. Сам я в рестораны хожу только в крайней необходимости, поэтому не знаю, где еда вкуснее, а обстановка интимней.

«Интимней? — зацепилась за слово Анна. — Что бы это значило?»

— А я вообще в них… — она запнулась на слове, но сумела взять себя в руки и закончить фразу: — ничего не понимаю. По мне так лучше ужин у камина, а все это, — окинула взглядом зал, — не для меня. Но повторюсь — я рада, что сейчас нахожусь здесь.

Аня вновь поймала на себе пристальный взгляд волнующих глаз. Даниэль был еще красивее, чем на экране телевизора и фотографиях, поэтому ей с трудом удавалось держать дистанцию. Хотелось еще раз ощутить прикосновение его губ на коже, но она сумела прогнать глупые мысли и погрузиться в романтическую атмосферу. Все это он приготовил для нее одной! Хотя не совсем для нее, и не совсем он… Но это не имело особого значения.

— Тебе кажется, что ресторан — это пафосно? — спросил Дани.

— Думаю… не я одна такого мнения, — лукаво ответила Анна, поведя бровью.

Даниэль, кажется, понял намек.

— Откуда ты узнала, что я не переношу пафоса? — его брови образовали неглубокую складку у переносицы. — Ни разу ни в одном интервью я не обмолвился об этом.

— Я… — разволновалась Аня. — Просто заметила.

— Наблюдательная, значит? Видишь меня насквозь? — прищурился Даниэль.

— Не насквозь, но… — ее опять сковало волнение. — Кое-что замечаю в процессе общения.

— Хм, это настораживает.

— Почему?

— Да потому что ты сейчас увидишь все мои недостатки и сбежишь.

«Неужели он не хочет, чтобы я уходила?» — промелькнула в голове резвая мысль.

— Ни за что.

Анна с нетерпением ждала ужина, гадая, что же такого интересного предложит ей Даниэль. Но чем больше думала о еде, тем сильнее переживала за сам процесс ее поглощения. Ее поразила сервировка из хрусталя и серебра. Множество различных приборов. Понравились свежие цветы на столе, китайские сувениры — все создавало атмосферу престижа, но было не очень близко ей. Приходилось подстраиваться под авторитет ресторана, ведь не хотелось ударить в грязь лицом. С другой стороны, Анна хотела выглядеть естественно, чтобы Даниэль разглядел в ней ту самую Анну, какой она являлась — простой, смешной, не заносчивой и ужасно любопытной. Он даже не представляет, как ей сейчас тяжело сдерживать свою любознательную натуру.

— Красиво здесь, — поделилась впечатлениями Анна.

— Тебе нравится декор в стиле Венецианского Ренессанса?

— Совершенно не разбираюсь в стилях, но здесь все на своих местах, и выглядит зал просто завораживающе, а особенно музыка.

— Только она не совсем в духе ресторана. Это испанская гитара. Мне показалось, что она больше подойдет для нашей встречи.

— Здорово! Мне нравится эта музыка. У тебя хороший вкус, Даниэль.

— Спасибо.

Спустя некоторое время у стола появился официант с подносом в руках. Он поставил на стол два блюда и снял крышки. Обалденный аромат запеченной рыбы забился в легкие, и в животе Анны заурчало. Она смутилась, надеясь, что слышала эту песнь желудка только она. Блюдо выглядело очаровательно и аппетитно. Казалось, ей принесли произведение искусства, и его ни в коем случае нельзя есть. Но чем больше смотрела на этот шедевр, тем сильнее хотелось попробовать невероятную красоту.

— Это фаршированный морской окунь, — пояснил Даниэль. — Говорят, это блюдо заслуживает особого внимания.

— Не сомневаюсь. Такой чудесный аромат, — сглотнула Аня.

Но стоило только остановить взгляд на приборах, что лежали перед ней, захотелось тут же приобрести книжку по этикету и изучить от корки до корки.

— Не волнуйся, Ания, — прошептал Дани, видимо, заметив ее растерянность, — я сам не сильно разбираюсь в приборах. — И уже вслух добавил: — Так что не бойся сделать что-то не так. Все мы не идеальны. Мы же живые люди, а не куклы. Так?

— Конечно, — согласилась Анна ведь она придерживалась того же мнения.

И с каждой минутой все больше открывала для себя Даниэля. Он был настолько близок ее идеалу, что Аня растаяла и поняла, что влюбилась с первого взгляда. Как в сказке.

Официант открыл бутылку с красным изысканным вином, налил немного в бокал и протянул Даниэлю. Тот поболтал вино и пригубил, потом кивнул. Молодой человек наполнил бокалы и оставил Даниэля и Анну наедине.

Дани закатал рукава рубашки.

— Ты не против, если я немного расслаблюсь? Чувствую себя неловко в такой одежде.

— Ты на меня посмотри, вынарядилась во что, — улыбнулась Анна. — Если бы я пришла сюда в любой другой день, уверена, меня бы просто выгнали в такой одежде.

— А мне нравится, — губы Дани изогнулись в удовлетворенной улыбке, — довольно мило и со вкусом.

— Правда?

Аня ощутила, как в груди что-то сжалось. Она не понимала, говорит он серьезно или просто старается угодить гостье, которая должна получить свой приз, но ей, бесспорно, хотелось первого. Приз, который украла…

— Абсолютная. Или ты думаешь, что я лгу?

«Вот чего он к словам придирается? Елки зеленые, у меня скоро сердце остановится, если он будет продолжать в том же духе».

— Ладно, расслабься. Я шучу, — усмехнулся Даниэль, и Аня тут же успокоилась. — Давай выпьем за знакомство.

Он протянул бокал, Аня последовала его примеру. Звон хрусталя напомнил ей, где и с кем она находится, и от этого сердце забилось настойчивее. Анна сделала глоток. Вино показалось настолько мягким, что совершенно не чувствовался алкоголь, казалось, что пьет виноградный сок. Такого терпкого и в то же время удивительного вкуса она никогда не ощущала.



[1] Монегаски — коренные жители Монако.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям