Миллер Виктория " /> Миллер Виктория " /> Миллер Виктория " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Месть » Отрывок из книги «Месть»

Отрывок из книги «Месть»

Исключительными правами на произведение «Месть» обладает автор — Миллер Виктория Copyright © Миллер Виктория

   Кап-кап. Кап-кап-кап...

  Вода мерно стучала по каменному полу, на котором я лежала, свернувшись клубочком. Не знаю, сколько прошло времени с того момента, как мне накинули мешок на голову и бросили сюда, но я успела возненавидеть этот однообразный звук. Похоже, меня заперли в каком-то подвале, потому что ни окон, ни решеток, ни даже подобия нар тут не было. Просто голый каменный мешок, пахнущий сыростью, и тряпка, которую мне великодушно бросили вместо подстилки, как собаке. Но собак хотя бы кормят, я же об этом перестала даже мечтать. И кричать перестала, и звать на помощь, и царапать шершавую прочную стену, обломав все ногти…

  А самое главное, я не понимала - за что? Почему я здесь? Чем прогневила богов или людей? Я не преступница, не рабыня, не богачка, которую можно было бы похитить ради выкупа и это было бы по крайней мере логично. Увы, за меня выкуп вряд ли наскребут, но уверена, его никто и не требовал.

  Я услышала тяжелые, уверенные шаги, звон ключей, щелчок проворачивающегося замка, и сердце замерло в груди, затаилось дыхание на полувздохе. Но пошевелиться было выше моих сил, даже повернуть голову в сторону звука. Я осталась на месте, трясущаяся от холода, лежала, обхватив руками колени, и еле дышала.  Наверное, это пришла моя смерть…

  Неизвестный подошел совсем близко, остановился возле меня и некоторое время молча смотрел в полной темноте. Я чувствовала его взгляд, он ожигал, словно пламя, внося в душу страх. Невыносимый, животный страх, от которого негде спрятаться, нечем прикрыться.  Носок обутой в сапог ноги уперся в мое плечо и перевернул на спину. Брезгливо, словно мерзкую тварь, проверяя, жива ли еще. Жива. Пока да.

  Все мышцы одеревенели от нескольких дней неподвижности, с моих губ сорвался сдавленный стон или шепот:

  - Кто вы?..

  Свет тут же ослепил отвыкшие от него глаза, а я даже не смогла прикрыть их ладонью и лишь отчаянно жмурилась. В руке у стоящего надо мной человека вспыхнул белый шар, освещая его лицо. Резкие, упрямые черты, массивный подбородок, хмуро сощуренные карие глаза под густыми черными бровями, аккуратно уложенные волосы до плеч, еле заметно вьющиеся.

- Герцог Малейский!

 Я узнала его, узнала сразу, не могла не узнать…  Именно он купил у меня все розы в тот самый день, что так трагично для меня закончился. Купил всю корзину, даже не спросив об их стоимости, и заплатил в три раза больше. Я задохнулась от радости, сжимая подаренный мне кошель с медяками, и еле выдавила: «Спасибо, господин. Да даруют боги вам вечную жизнь в благодарность за щедрость!»

   Не знаю, сколько раз я споткнулась, пока произносила эту неказистую фразу, но он терпеливо выслушал до конца, склонил голову в знак признательности и холодно кивнул. Только на розы – на шикарные красные розы с бархатной черной бахромой по краю, уникальный сорт, выращенный моим отцом и единственный в своем роде, он так ни разу и не взглянул. Он неотрывно смотрел на меня, разглядывал мои губы, волосы, тонкие запястья рук, которые я нервно пощипывала от волнения. Даже когда я скрылась в рыночной толпе, казалось, долго провожал задумчивым взглядом. А я торопилась домой, позорно сбежав от этого взгляда и от этого могущественного и сильного мужчины. Но может мне только померещился его интерес? Ни разу не знавшая любви молоденькая девушка готова видеть ее проявления даже на пустом месте…

   И вот сейчас именно он стоял передо мной. Герцог Милевский, сегодня утром потративший целое состояние на корзинку с цветами. Олицетворение закона и порядка в нашем славном городе Ирдане. Именно ему подчинялись законники нашего города, именно его имя повергало преступников в трепет. Именно он первым узнал, где я!

  В моей душе зародилась надежда. Меня нашли! Меня нашли и сейчас освободят! Надежда превратилась в ликующую радость, но… Я встретилась с презрительным взглядом, совсем не похожим на тот, что видела в городе, и подавилась готовыми сорваться с губ благодарственными словами. Нашли… Освободят?.. Или... Или наоборот, перепутали с какой-то преступницей.

Сама мысль окатила несказанным ужасом. Ведь он знал, что я здесь. Давно… Он всегда все знал… И гнила я здесь с его разрешения, если уж не с прямого приказа… Но за что?

- Герцог Малейский! - я попыталась приподняться, несмотря на боль, что разрывала мышцы. Схватилась за штанину, прося, умоляя срывающимся шепотом. - Выпустите меня отсюда! Пожалуйста! Наверное, я здесь по ошибке, вы же меня помните? Помните? Я простая цветочница, честная девушка, добропорядочная! Я ничего такого не совершала, я никому ничего плохого не делала, освободите меня пожалуйста!.. Пожалуйста...

  Голос становился все тише и тише, все безнадежнее, а мужчина все также молча смотрел на меня. И жутко становилось от этого взгляда, настолько, что все в животе скрутилось в тугой комок. Я судорожно вздохнула и обреченно замолчала. Какая наивная дура. Да перед ним каждый день мелькают сотни лиц, гораздо более важных, чем я… А тут, подумаешь, какая-то цветочница. Конечно, не помнит, да если бы и помнил, что из этого?... Еще пару часов назад я восхищалась этим мужчиной, а теперь готова была выть от невообразимого и безотчетного страха, который он просто источал одним своим присутствием.

   Шар сорвался с мужской ладони, зависнув под самым потолком, и осветил подвал тусклым, дрожащим светом.

- Помню, - хрипло ответил герцог, протянул руку, схватил за волосы на затылке, грубо потянул вверх, заставляя встать на колени. Я забилась, запищала, пытаясь освободиться, впилась ногтями в его кулак. Он резко рванул за волосы обратно вниз, запрокидывая голову так, что дышать становилось почти невозможно. Еще чуть-чуть надавит - и хрустнут шейные позвонки, обвиснет безвольное тело.

- Я помню тебя, цветочница, - выдохнул, наклонившись к самому моему лицу. - Твои жалкие розы искололи мне все руки.

 Темные глаза обожгли злым холодом, губы дрогнули в безумной полуулыбке.

 Я посмотрела в эти темные, дьявольские омуты и не стала говорить, что эти розы растут без шипов. Он и так знал. Прищурился, поняв, что я подумала. Или решил, что смирилась?

 Герцог большим пальцем провел по моей щеке, спустившись вниз, оттянул уголок рта, провел по нему влажным языком. Я зажмурилась от страха и омерзения, затряслась, судорожно хватая воздух. Я сошла с ума, этого просто не может быть... Нет, это сон, страшный кошмар, но я сейчас проснусь… Герцог недовольно зарычал и тряхнул меня за волосы, чтоб я открыла глаза.

Нет, не сон…

- А ты сама ведьма, иначе я бы не думал о тебе так долго, - заявил он зло и укусил меня за мочку уха. Не больно, но меня колотило от страха и предчувствия чего-то страшного, очень страшного.

- Отпустит-те... Пожалуйста... - еле слышно пролепетала я.

- Какие губки... - он, проигнорировав, снова провел по ним пальцами, и я, сглотнув, сжала их плотнее. - Пухленькие, алые...

 Он задышал тяжелее, резко выпрямился во весь рост, продолжая удерживать меня за волосы, другой рукой принялся расстегивать ремень перед самым моим лицом.

 Я в ужасе замотала головой.

- Нет-нет-нет... 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям