0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Между оборотнем и драконом » Отрывок из книги «Между оборотнем и драконом»

Отрывок из книги «Между оборотнем и драконом»

Автор: Соболянская Елизавета||Углицкая Алина

Исключительными правами на произведение «Между оборотнем и драконом» обладает автор — Соболянская Елизавета||Углицкая Алина Copyright © Соболянская Елизавета||Углицкая Алина

Алина Углицкая

 Елизавета Соболянская

 

Между оборотнем и драконом

 

Глава 1

Новогодняя вечеринка клинингового агентства “Чистюля” была в разгаре. Сотрудники ели, пили, веселились. Кто-то уже целовался по темным углам, кто-то мирно спал на сдвинутых стульях. Начальство готовилось потихоньку уйти, дабы не портить подчиненным праздник.

Данилова Елизавета Аркадьевна, накинув песцовую шубку, вышла на крыльцо.

Чудесный веселый вечер перешел в тихую холодную ночь. С неба сыпались снежинки, искрились и переливались в огнях фонарей. Вот и такси мигнуло оранжевым колпаком, медленно останавливаясь рядом с вывеской.

Пора домой. Жаль, что ее там никто не ждет. Дожила до тридцати трех лет, но так и не встретила того, с кем хотела бы остаться рядом. Да, были романы, но все какие-то несерьезные. А последний любовник так и вовсе заявил:

— Хорошая ты, Лизка, баба, только сильно деловая. Тебе бы подобреть чуток, ласковой стать. Мужик, он же как дитя, ласку любит.

Она рассмеялась: ничего себе, дитятко! На целую голову выше её ста семидесяти пяти сантиметров, ест, как не в себя, и капризничает, как целый детский сад!

В тот раз она довольно резко ответила ему:

— Ласково говорят с детьми и убогими, а ты вроде ни то, ни другое!

Он так и ушёл, надувшись, как мышь на крупу.

Впрочем, о чем грустить? Она директор клинингового агентства, отлично встретила праздник и точно знает, что уже в первые дни Нового года у ее ребят будет много работы. А сейчас она приедет домой, примет ванну с крымской солью и ляжет спать…

Такси остановилось у подъезда. Лиза вышла, постояла, слушая ночь, глядя на снег, и вдруг в ее душе зародился протест: ну почему? Почему она одна? Что с ней не так? Слишком сильная? Так в этой жизни нельзя быть слабой, раздавят!

Но ведь хочется, чтобы рядом был кто-то уверенный, надёжный. Любил, ждал, возил в отпуск в другие страны, бросал под ноги миры…

Звезды качнулись, земля ушла из-под ног, и через долгий промежуток тошноты и невесомости Лиза рухнула. Только не в снег, а на жесткий деревянный пол.

— Поздравляем, — раздался скучный голос над ее головой, — вы прибыли в мир Аспарагус. Сегодня вы сто тридцать первая попаданка, пожелавшая сменить место проживания…

— Простите? — Лизавета нахмурилась и села. Спина ныла от столкновения с полом, но не это сейчас было главным. — Какой Аспарагус? Чьи это шутки?

— Никаких шуток, дамочка, — оповестил другой голос. Потом раздался шлепок, и под нос Лизе кто-то сунул бумажку, разрисованную блестящими вензелями.

— Что это? — она с подозрением уставилась сначала на вензеля, потом на руку, которая их держала.

Рука была самая обыкновенная, но Лизу пробрал мороз.

— Приказ о вашей временной прописке. Через пять лет, если захотите, сможете сменить место проживания или вернуться в свой мир. Распишитесь!

С другой стороны возникло перо. Самое настоящее, с остро заточенным золотым наконечником.

Словно под гипнозом Лиза взяла перо.

Первый голос продолжил:

— Также вам положено бесплатное обучение универсальному языку и истории, продуктовая корзина на три месяца и единовременное пособие как переселенке. Потратьте деньги с умом.

Конечно, все могло оказаться чьей-то глупой шуткой, но уж слишком все вокруг было реальным: и деревянный пол, на котором сидела Лиза, и два стола, обтянутых бордовым сукном. И два индивидуума, сидящие за этими столами. Оба худые, бледные, зато в камзолах с серебряным галуном. А еще у каждого на голове — дурацкий парик с буклями.

Она ещё раз покосилась на гербовую бумагу, потом по очереди осмотрела каждого из присутствующих, отметив их непривычный вид, а потом деловито спросила:

— А денег много?

— Тридцать кетцалей.

Понятнее не стало.

— И что на них можно купить?

— Еды на месяц! — объявил один.

— Разрешение на работу, — добавил второй.

— Какую работу? — прищурилась Лизавета. Она-то знала, как относятся к мигрантам во всех странах Земли.

— Должность уборщицы в мэрии, — начал первый, — хотя нет, без связей туда не пробиться.

— Можно снять жильё на месяц, пока ищете работу, и разделить его с другими попаданцами, — добавил второй. — Подписывайте, у нас обед через тридцать секунд.

Лиза задумалась над вечным вопросом: быть или не быть?

— Значит, домой я смогу вернуться только через пять лет? — уточнила она.

— Да. Если таково будет ваше желание.

Говоривший зевнул. Как же его утомили эти попаданцы! Особенно из того серого безмагического мирка под названием Грязь. Такие дотошные!

Лиза хмыкнула. Эх, была — не была! И черкнула размашистую подпись.

Что-то где-то грохнуло, заскрежетало, из щелей в полу повалил белый туман.

— А теперь-то куда?! — забеспокоилась новоявленная попаданка, чувствуя, как её отрывает от пола.

— К магу Верискесу, на процедуры по изучению языка.

 

***

 

Магом оказался сухопарый старик с тонкими холодными пальцами. Схватив Лизу за виски, он монотонно забубнил какую-то галиматью.

Голова закружилась, во рту появился привкус меди, и снова этот белый туман. А когда Лиза очнулась, то обнаружила себя сидящей на лавке в каком-то помещении, полном стонущих людей.

Над ней склонилась смешливая девчонка лет пятнадцати:

— Очнулись, госпожа? Вам в третий кабинет – за жильем, потом в пятый за деньгами!

Лизавета медленно поднялась и, придерживая голову, двинулась на поиски третьего кабинета.

Нашла.

Очереди не было, уже хорошо, но в коридоре под лавкой валялись разнокалиберные пуговицы, косынка, женские трусики и заколка.

Странный набор заставил насторожиться. Это что же происходит в том кабинете, если женщины бегут оттуда, теряя трусики и шпильки?

Лизавета постучалась, вошла и мысленно вздохнула, понимая, что не зря волновалась.

За столом сидел… паук! Мерзкий толстенький мужичок в малиновом камзоле. Его пухлые щеки и губы лучились довольством, а маленькие темные глазки сразу оценили ее платье, подогнанное по фигуре, шубку, которую она так и не бросила, и волосы, упавшие на плечо до самой талии.

— Добрый день! — Лиза решила быть вежливой.

— А, новенькая! За жильем?

Она осторожно кивнула.

— Садись, милая, садись! — толстячок выкатился из-за стола и положил руки на спинку колченогого стула.

Нет уж, такие шуточки Лиза еще на первых собеседованиях проходила!

— Спасибо, сударь, постою, — сказал она с достоинством.

— Совершеннолетняя? — уточнил чиновник, продолжая облизывать ее взглядом.

— Что?

— В своем мире совершеннолетняя?

— Конечно!

— Отлично! Значит, вот, — паучок вернулся к столу и выложил на него бумаги: — Есть место в общежитии прачек, дневная койка.

— Дневная койка? — брови Лизаветы сами поднялись вверх.

Мужик закатил глаза:

— Это значит, что днем на койке спишь ты, а ночью прачка! — пояснил он ей как дуре.

— Еще что-нибудь? — спросила Лиза, стараясь сдержать эмоции.

Кажется, поторопилась она те бумаги подписывать.

— Койка в общежитии угольщиков. Им давно кухарка нужна с проживанием, — буркнул толстяк, непристойно облизывая слишком яркие губы.

— Не пойдет, — Лизавета уперлась.

За свою жизнь она повидала вот таких “кровососущих насекомых” — пока душу не вынет, не отстанет.

— Ишь, какие все стали гордые да жадные, не нравится койка? Ну, можно и комнату найти, если мы… — тут толстяк опять облизнулся, оценив грудь, красиво обтянутую синим бархатом, — подружимся!

Лизавета не успела ответить, как мужик схватил ее за талию и попытался повалить на стол.

Дальше сработали рефлексы, отработанные суматошным двадцать первым веком. Через миг мужик выл, катаясь по полу и держась за причинное место.

На шум в кабинет вломились стражники с алебардами наперевес. Сначала они направили оружие на спокойно стоящую Лизавету, потом перевели взгляд на катающегося по полу “паука”, и попаданка поняла — все, каюк! Сейчас будут убивать!

— Что здесь происходит? — усталый голос из коридора моментально поменял ситуацию.

Стражники вытянулись в струнку, а “паук” на полу затих. В комнату вошел пожилой мужчина с тростью. Он пристально посмотрел на растрепанную женщину, стражников и чиновника.

— Меня пытались склонить к разврату! — выпалила Лизавета. — Я подаю жалобу на этого человека!

Она кивнула в сторону “паука”.

— Разберемся, — веско сказал незнакомец. И приказал стражникам: — Чиновника седьмого ранга Жерома Крикса посадить в карцер. Лекаря не допускать!

Стражники тотчас подхватили “паука” и скрылись. Постукивая тростью, мужчина подошел к столу, сел, посмотрел на разложенные бумаги, вздохнул, перевел взгляд на Лизу и сказал:

— Приношу свои извинения, сударыня. Наплыв иномирцев случается раз в пять лет и длится не более месяца. За оставшееся время служба контроля обрастает такими вот… Криксами. Итак, вернемся к вашему делу. Вам нужно жилье?

— Необходимо!

Лизавета облегченно выдохнула. Диалог — это уже кое-что.

— Кем вы были в своем мире? Что умеете делать без магии? Почему такая пожилая женщина решила уйти в другой мир?

Пожилая?

Лизавета бросила взгляд на темную шевелюру чиновника, оценила свои пепельные локоны и поняла, что ее сочли седой! Хм, может, из этого можно извлечь пользу?

Она обстоятельно отвечала на вопросы, подчеркивая то, что, конечно, готова работать руками, но привыкла руководить.

— Заявок на место экономки сейчас нет, — со вздохом признал мужчина, перебирая бумаги, — но есть у меня один дом, точнее, бывшая магическая лавка… Могу предложить для проживания, с условием, что вы наведете в ней порядок и через пять лет выкупите, если не решите вернуться в свой мир.

— А если решу вернуться? — осторожно уточнила Лиза.

— Просто сдадите ее в мое ведомство в пригодном для проживания виде.

— То есть вы предлагаете мне жить в магазине? — продолжала выяснять Лизавета.

Мужчина поморщился:

— Бывший хозяин жил в том же доме на втором этаже, так что с жильем проблем у вас не будет. Но двадцать лет назад он бесследно исчез во время одного из своих экспериментов. Общественность выждала десять лет. Еще пять лет давались объявления в газеты, но за наследством никто не явился, так что строение и кусок земли отошли городу. Но разбираться с домишком некогда, других дел полно, так что все стоит как есть.

Лиза представила себе развалюху, заросшую хламом и грязью, и содрогнулась. А чиновник почему-то решил, что именно о таком “подарочке” она и мечтала.

— А почему вы предлагаете его именно мне? Неужели до меня никто не согласился там поселиться?

Мужчина замялся:

— Дело не в этом. Мы предлагали, только на доме стоит магическая защита, оставленная еще бывшим хозяином. Она очень придирчивая, ни одни соискатель не смог пройти дальше калитки. Если вы сможете — дом будет ваш.

— То есть вы не уверены, что я тоже войду?

— Ну, попытка ж не пытка. Не войдете, мы подберем вам комнату в общежитии. Решайтесь! — начал он ее уговаривать. — Отдельное жилье, участок земли, даже сад есть!

Конечно, отдельный дом всяко лучше койки в общежитии. Если ее занесло в этот мир, значит, у высших сил были на это причины, и, может быть, таинственный домик все это время ждал именно ее. Лиза решила рискнуть: чем черт не шутит?

Но все же скептически фыркнула:

— Сад, за которым двадцать лет никто не ухаживал? Да там такие заросли, что кошка не протиснется! А в доме наверняка не только мыши, но и бомжи завелись! И на какие средства я, по-вашему, буду все это чистить и ремонтировать? На те жалкие тридцать кетцалей, которые мне пообещали ваши работники?

О, ехидничать и скандалить Лиза научилась в первый же год своей работы в клининговой компании! Тогда ей приходилось каждый крупный заказ вырывать “с мясом” у конкурентов! А теперь эта способность пригодилась ей в другом мире.

Чиновник вздохнул:

— Ну и попаданцы пошли! — и брякнул о стол кошельком: — Ваше первое место службы — очистка дома и лавки. Оплата — сто кетцалей вперед. Срок — пять лет. Если дом не пропустит, вернете деньги в казну, за вычетом пособия попаданца. Все! 

Лизавета мягко улыбнулась, сцапала кошелек и попросила голосом примерной девочки:

— А можно мне провожатого? А то заблужусь, дом не найду, придется отчет заново писать...

Мужчина хмыкнул, но позвонил в колокольчик и распорядился проводить “госпожу Данилову” к нужному дому. Расписавшись в договоре и забрав бумаги, Лизавета вышла.

Ее переполняло чувство триумфа, которое несколько потускнело, когда она обнаружила, что на улице зима — слякотная и промозглая, как в Питере. Сапожки еще выдерживали погоду, но тонкое платье и чулки оказались явно не по погоде. Хорошо, что шубка не пропала при перемещении!

Парнишка, назначенный службой контроля за попаданцами, больше часа вел ее по переплетению улочек и переулков, потом остановился и ткнул пальцем в нечто заросшее лозняком:

— Вот, дамочка, вам сюда.

Перед ними стояло то, что когда-то было двухэтажным домиком с лавкой на первом этаже. Бурьян закрыл окна и дверь густой стеной, но еще можно было различить упавшую вывеску, плотно закрытые ставни и отдельную крутую лестницу сбоку, ведущую на второй этаж.

— Он заперт? — с тайной надеждой спросила Лиза, оценив замки на ставнях.

— Да какой дурак туда сунется? — искренне возмутился мальчишка и, не дождавшись монетки за труды, с недовольным видом собрался уходить.

— Постой! — Лизавета благословила свою слабость к сладкому и вынула из кармана конфету: — Держи и подскажи мне, где здесь можно продукты и садовый инвентарь купить? И кого можно нанять вырезать эти кусты.

— Лавка господина Ташара вот там, где фонарик цветной висит, — пояснил мальчишка, очарованный блестящим фантиком, — в ней можно купить что угодно. А чтобы работников нанять, надо дать объявление в газету. Это тоже в лавке можно сделать!

Лиза тяжко вздохнула, подошла к покосившейся калитке, недоверчиво потянула ее, и — о чудо! — та легко распахнулась.

Мальчишка уже не пытался никуда убежать, а с интересом наблюдал за тем, как иномирянка делает первые шаги к дому.

 

Глава 2

 

К удивлению Лизы, кусты ее пропустили! Раздвинулись, образовывая дорожку до самой лестницы. Она, возможно, не рискнула бы подниматься наверх, будь лестница деревянной, но истертые ступеньки оказались каменными. Пришлось карабкаться на второй этаж, цепляясь за проржавевшие металлические перила, волнуясь и каждый миг ожидая противного скрипа и падения.

Добралась, распахнула тяжелую отсыревшую дверь, шагнула в дом, полный запахов пыли, сырости, мышей…

Поморщилась, а потом замерла и восхищенно выругалась: снаружи дом казался покосившейся деревянной развалюхой, а вот внутри это был вполне крепкий, хотя и заброшенный каменный дом! Что ж, значит, это жилье хотя бы не рухнет ей на голову, а уж вывести мышей, отмыть все поверхности и высушить углы она сумеет!

Приободрившись, Лизавета вышла наружу и крикнула мальчишке:

— Хочешь заработать монетку?

— Хочу! — отозвался тот, глядя на нее так, словно у иномирянки выросла вторая голова.

— Мне нужны дрова, вода, ведро и тряпка!

Мальчишка оказался смышленым. Вдвоем они обшарили каждый угол на первом этаже и, кроме заброшенного помещения с прилавком, нашли кухню, уборную и чулан, в котором, к радости Лизаветы, дожидался нужный инвентарь.

— А вода? — напомнила Лиза.

Мальчишка ткнул пальцем в нечто непонятное и темное, видневшееся за окном:

— Там дровяной сарай, а рядом видите птичку? Это колодец!

Лизавета полезла через бурьян, вздрагивая каждый раз, когда лозняк цеплялся за платье и чулки. Через пять минут она уже напоминала оборванку в бегах, зато несла в руках охапку дров.

Мальчишка пошел по ее следам и натаскал в дом достаточно топлива, чтобы не замерзнуть. Вот только стоило ли растапливать камин? Что если засорилась труба? Или…

Поежившись, Лиза решительно чиркнула спичкой и мысленно порадовалась, что ее занесло не в дикое средневековье.

Труба зашипела, изгоняя влагу, заплакала черными слезами, а потом вдруг чихнула, обдала новую хозяйку золой и… потянула дым! Пламя затрещало, и мрачная пыльная комната на миг показалась уютной.

Облегченно выдохнув, Лизавета оглядела себя и поняла: нужно искать другую одежду, а еще перчатки и средства для мытья. Хочешь не хочешь — придется идти в соседскую лавку.

 

***

 

На улице стало светлее. Лиза вспомнила, что перенеслась в этот мир практически ночью, а к дому пришла, когда едва начинало светать. Теперь же улицу заполнил народ.

Она с любопытством огляделась и заметила рядом с разноцветным фонариком вывеску: “Лавка господина Ташара”. Под ней толпились и мужчины, и женщины. Все они выходили из лавки с полными корзинками, ведрами или свертками.

Возможно, именно там можно купить сменную одежду и моющие средства? А еще нужно дать объявление, чтобы найти помощника для тяжелых работ! Самой вырезать эти заросли решительно невозможно!

В лавке толклись покупатели, и Лизавета, дожидаясь своей очереди, с интересом рассматривала жителей другого мира.

Они отличались от землян. Тут были и высокие зеленокожие тролли, и бледно-прекрасные вампиры, и презрительно-утонченные эльфы, которые поглядывали на нее с таким видом, что невольно хотелось одернуть свой грязный подол.

Лиза пристроилась в конец очереди за хмурым лохматым парнем, от которого четко тянуло псиной.

— Развелось тут блохастых, — прошипел один из эльфов, сбрасывая с рукава невидимую ворсинку. — Ходят, линяют.

Парень поднял голову и едва слышно зарычал, демонстрируя острые клыки.

Оборотень — поняла Лиза. Знания, вложенные в ее голову магом Верискесом, помогли безошибочно определить расу каждого, кто был в лавке.

Вот и ее очередь подошла.

— Чего желаете, милочка? — из-за стойки на нее воззрился пожилой мужчина с косматыми седыми бровями. — Фунт масла или свежую сдобу?

— Нет, спасибо, — Лиза зажала в кармане монетки, — мне бы объявление дать.

Мужчина догадливо хмыкнул:

— Брачное? Мужа ищешь?

И облизал взглядом ее выразительные формы.

Лиза опешила.

— Нет, мне работника бы нанять.

— А, ну ежели работника… На вот, пиши, — он протянул ей лист бумаги и перо. — Как справишься, подойдешь.

— А сколько это будет стоить?

— Зависит от количества слов. Стол вон там, — господин Ташар кивнул в дальний угол. — Чернильница тоже. И смотри, перо не сломай, а то не напасешься на вас.

Забрав письменные принадлежности и уже не слушая ворчание старика, который занялся новым клиентом, Лизавета направилась в указанном направлении.

За круглым столом оставалось только одно свободное место. Три остальных были заняты. За ними сидели тот растрепанный оборотень и два тролля и что-то писали на своих бумажках, высунув языки.

Лиза уселась, обмакнула перо в чернильницу и задумалась.

“Требуется рабочий для домашних работ, — вывела она старательно. С непривычки перо брызгало, цеплялось за шероховатую бумагу. Вот когда Лиза пожалела, что уронила сумочку! Хоть бы один простой карандаш! — Оплата по договоренности…”

Дошла до этого места и слегка подзависла.

Расценок-то она не знает! Надо было сначала газету купить, разузнать все как следует.

Вздохнув, отправилась к стойке.

— Ну? — глубокомысленно выдал господин Ташар. — Написала?

— Нет еще. Мне, пожалуйста, свежую газету.

Лиза положила на стол монетку, которая тут же исчезла под ладонью хозяина лавки. Вместо кетцаля он сунул ей стопку рыхлых желтоватых листов, испещренных печатными строчками.

Лиза недоуменно взглянула на нее и спросила:

— Извините, а сколько стоит газета?

— Один кетцаль.

А ее пособие попаданки целых тридцать!

— Не слишком ли дорого?

— Так новомодная новинка. Ну, ты берешь или нет? И отходи, не мешай покупателям.

Старик явно не собирался терять прибыль.

Вздохнув, Лизавета отошла от прилавка и развернула газету. Быстро пробежала глазами по строчкам, мысленно поблагодарила Верискеса за свое умение читать. 

“Требуется работник на долгий срок. Оплата один кетцаль в день плюс новая одежда два раза в год.” Выходит, кетцаль не так уж и мало?

“Требуется горничная в приличный дом. Оплата половина кетцаля в день плюс форма”. Женский труд стоит дешевле? Впрочем, как и везде!

“Требуются сезонные рабочие на уборку улиц, обращаться в магистрат. Оплата сдельная.”

Вот это объявление Лизу порадовало. Значит, можно платить по факту выполненной работы! Хорошо бы еще узнать, как тут оформляется найм, но это потом.

В тепле лавки мокрое платье прилипло к ногам, а царапины стали саднить сильнее. Да и живот от голода подвело, вот-вот закружится голова.

Лиза прикинула, что ела последний раз двенадцать часов назад, еще на корпоративе. Как круто за это время изменилась ее судьба!

Она оглянулась вокруг, отмечая, что лежит на полках.

Нужно купить продукты, медикаменты и одежду! Благо лавка господина Ташара оказалась набитой всем и сразу. Слева располагались топоры, корзины, пилы и прочая нужная в хозяйстве утварь, а справа — продукты, напитки, посуда. В центре высились рулоны тканей и стойки с готовой одеждой.

Выбор, конечно, небольшой, но, судя по покупкам тех, кто стоял в очереди, все вещи первой необходимости здесь есть.

Лизавета направилась к полкам с продуктами.

Для начала стоит выбрать хлеб и сыр — простую и безопасную еду. Потом грубые рабочие брюки, пару рубах со шнуровкой, войлочные тапочки, чтобы ходить в доме, и несколько отрезов полотна на замену постельному белью.

Что еще? Мыло! Почему-то в лавке было только грубое, кусковое, похожее на хозяйственное. Кто-то подсказал, что в квартале отсюда находится лавка аптекаря, а там можно купить и душистую воду для притираний, и ароматный гель для мытья волос. Но Лиза решила пока не транжирить деньги. Судя по здешним ценам, ее сто тридцать кетцалей утекут сквозь пальцы — и не заметишь.

К счастью, на полках с домашней мелочовкой нашлась сода, в продуктовой части — лимоны, соль, мята и крепкий, вонючий самогон, который, судя по всему, гнал сам дядюшка Ташар. А с этим уже можно жить и наводить порядок в доме!

 

***

 

Объявление Лизавета все же написала и отдала владельцу лавки, прибавив еще одну монету. Вымыть дом мало, нужно проверить крышу, подвал, подправить двери и рамы. В общем, мужской работы хватит на пару недель, и есть чем платить. А потом она даст объявление о своих услугах и попробует потеснить местных горничных и экономок в плане уборки. Не зря же она столько лет проработала в этом бизнесе?

С тяжелой корзиной в руках Лизавета направилась к дому, когда ее вдруг окликнули:

— Хозяюшка, это вам требуется работник?

Она обернулась и увидела крупного зеленокожего парня с торчащими из-под нижней губы клыками. “Тролль” — мелькнуло в голове. Чуть подальше стоял оборотень и явно прислушивался к разговору, хоть и делал вид, что очень занят ковырянием веточкой в зубах.

— Да, мне нужен крепкий мужчина, чтобы помочь с ремонтом и уборкой, — подтвердила Лизавета, окинув придирчивым взглядом мускулы кандидата.

— Кетцаль в день, — полувопросительно глянул на нее тролль.

Лиза оценила его потрепанную одежду и предложила свой вариант:

— Полкетцаля с едой и проживанием.

— По рукам! — тролль протянул громадную зеленую лапу, и Лизавета, скрывая дрожь, пожала ее.

— Берите корзинку, пойдемте, покажу вам, что нужно делать, и заодно перекусим!

Парень постарался незаметно сглотнуть, но Лиза уже поняла, чем она привлекла этого бродягу. Что ж, ей не впервой давать шанс тем, кто немного заблудился в этой жизни!

Увидев, куда они идут, тролль притормозил перед калиткой, но Лизавета ловко перехватила у него корзину и потянула во двор.

— Идемте, пока огонь не погас. Сейчас хлеб с сыром поджарим, поедим и будем работать!

Зеленокожий сдался и шагнул вперед. Утягивая работника за собой, Лизавета заметила оборотня, но тот сделал вид, что просто шел мимо.

 

***

 

Огонь еще горел, когда Лиза и тролль поднялись на второй этаж. Она обрадовалась и захлопотала, подкладывая поленья. Тролль же тихонько присел в углу и, кажется, даже вздохнуть лишний раз боялся.

Когда ломти хлеба, накрытые сыром, согрелись на большом камне у огня, Лизавета пригласила работника к столу:

— Сначала поедим, а заодно вы расскажете, как вас зовут, что вы делаете в городе и почему так боитесь этого дома, — ласково добавила попаданка.

Тролль вскочил, подсел ближе и захрустел гренками, запивая простую еду холодной водой из найденной в шкафчике кружки.

— Госпожа, — проговорил он, слопав сразу три куска, — меня зовут Ыргын. На Аспарагусе я уже десять лет, а в город подался, потому что слишком слабый, чтобы работать на лесоповале или в шахте у гномов.

Слабый? Лиза еще раз оценила его мускулатуру и рост. Ну-ну!

— Значит, ты тоже попаданец? — поинтересовалась она.

И почему решила, что здесь переселенцы только с Земли?

— Дык тут многие из других миров. Эльфы вот, вампиры, оборотни. Многие здесь остаются: женятся, детей заводят. За столько лет уже и земли поделили. Кто-то потом к себе возвращается, если здесь не прижился, но большинство остается.

— Любопытно, — протянула Лиза.

Выходит, половина из тех, кого она в магазине видела — тоже попаданцы, как и она? Например, тот мальчишка-оборотень и два тролля, которые писали объявление. Тоже, наверное, искали, куда бы пристроиться.

— А дома почему боишься?

Тролль ответил не сразу. Сначала огляделся по сторонам, будто боялся, что их кто-то подслушает. Потом нагнулся ближе в Лизе и торопливо зашептал:

— Дык тут когда-то маг-артефактор жил! Говорят, он странный был, все мечтал изобрести что-то невероятное! Потом с ума сошел, бродил ночами, бормотал что-то непонятное, а однажды просто исчез! До сих пор в доме по ночам звуки всякие раздаются, огоньки мелькают… Наверное, это его душа никак не найдет покоя. Наши, вот, поживиться хотели, а даже калитку открыть не смогли! А вы раз — и вошли! Чудно все это.

Кусок хлеба встал у Лизы в горле. Она покашляла, выпила полкружки воды и слегка задыхающимся голосом спросила:

— Как “открыть не смогли”?

— Дык маг наложил защиту! Они все так делают, — пояснил тролль. — Городской совет сюда часто жильцов направлял, особенно иномирцев. Они постоят у калитки, поругаются — и в другие дома уезжают. А вас, госпожа, дом пропустил, значит, вы ему понравились.

— Зови меня Лиза, — рассеянно ответила иномирянка, пытаясь уложить в голове еще и эту информацию.

Она ведь ни на миг не поверила в эту “магическую защиту”, когда чиновник предупреждал. Думала, там дело в чем-то другом. Например, в том, что домик в аварийном состоянии, вот никто и не хочет в него заселяться даже за сто кетцалей. И в призраков Лиза не верила, но теперь стало ясно, почему город не спешил занять дом или отжать землю. Сюда действительно никто не мог войти.

Подозрения подтвердил новый работник:

— Соседи пытались отсюда то поленья унести, то воды в колодце набрать, но их сразу выкидывало за забор!

— А… ты давно в город перебрался? — нашлась с вопросом Лизавета.

— Дык года три уже, — потупился тролль, — когда в артели работал, легче было, а теперь все женились, на себя работают, а я один остался.

— Понятно, — протянула Лиза, поднимаясь. — Ну ладно, поел? Пойдем, покажу тебе, что нужно делать. Для начала натаскать воды и дров, потом вырезать все кусты перед домом и расчистить дорожку!

 

Глава 3

 

Оценив фронт работ, тролль затребовал топор, веревку и лопату. Инструменты, к удивлению Лизы, нашлись в дровяном сарае и были в отличном состоянии, разве что требовали заточки. Ыргын забрал их и ушел стучать топором под окнами лавки. А Лизавета решила осмотреть дом при дневном свете.

Второй этаж оказался на диво просторным: помимо маленькой гостиной, в которой ей удалось растопить камин, тут была спальня с широкой кроватью под пыльным балдахином, шкафы, полные отличного, слегка пожелтевшего постельного и столового белья, кресла и стол.

В комоде нашлись мужские рубашки, чулки, носовые платки, длинные, до пят ночные сорочки и даже ночные колпаки. В отдельном шкафу хранилась верхняя одежда: камзолы, плащи, странного вида штаны и шляпы. Конечно, все провисело в заброшенном доме двадцать лет, но плотные темные ткани практически не пострадали. Ни запаха сырости, ни следов моли. Может, магическая защита дома и их охраняла?

Оценив находку, Лиза присвистнула от восторга: слегка проветрить, вычистить — и у нее будет солидный гардероб! Кое-что можно продать, кое-что перешить. А пуговицы на некоторых камзолах явно серебряные! А тут вообще золотое шитье и галуны, и какие-то бусинки!

Потерев руки, Лизавета перешла в следующую комнату и чуть не завизжала от восторга.

Купальня! Светлая комната с традиционным камином и большой медной лоханью, стоящей на львиных ножках. Здесь же было вычурное кресло с крышкой, прикрывающей сиденье -- весьма необходимая вещь в хозяйстве, ведь зимой не сильно на двор побегаешь. На высокой тумбе пристроились медный таз и кувшин, а еще два ведра! Отличные медные ведра стояли в камине!

Похоже, бывший хозяин был сибаритом и любил принимать ванну с комфортом.

Ведра и лохань порадовали особенно. Лиза вышла на улицу, оторвала тролля от рубки кустов и приказала натаскать холодной воды в ванну и дров в камин. Сначала этот запас поможет ей вымыть дом, а потом она устроит себе награду — горячую ванну! Первую в этом мире!

Пока работник носился с ведрами, Лизавета обнаружила кабинет, полный свитков и книг. Тут был запас бумаги, несколько закупоренных флаконов чернил, перья, какие-то тетради, ножички, коробочки…

Все вещицы выглядели добротными и недешевыми, и Лиза еще раз уверилась — пропавший маг был человеком не бедным, любящим комфорт. А еще он наверняка имел слуг — одному поддерживать порядок в таком доме очень непросто.

 

***

 

На первом этаже обнаружилась дверь в подвал, а за ней — самая настоящая алхимическая лаборатория. Именно так решила Лиза, спустившись в помещение, забитое странными предметами: перегонными аппаратами, колбами, пробирками и непонятными записями на отдельных листах.

Со всем этим Лизавета решила разобраться попозже. Сейчас важнее навести порядок в кухне. Судя по аппетиту тролля, уже через пару часов он запросит обед, а для готовки нужны чистый стол и посуда.

Кухня тоже порадовала. В шкафах нашлись мешки с крупами, а огромный ящик, похожий на сундук, оказался подобием холодильника. Он был забит упаковками мяса, рыбы, сыра, и прочих скоропортящихся продуктов.

Лизавета обнюхала каждый кусок мяса, похожего на говядину, и удивилась: двадцать лет? Даже глубокая заморозка по современным технологиям ее мира не давала такой сохранности!

Пришлось снова идти на улицу, расспрашивать тролля. Зеленокожий здоровяк, расчистивший уже треть участка, прошел на кухню, глянул в сундук и на мешки, потом ткнул пальцем в деревянные бирки, закрепленные на каждом мешке и пакете:

— Дык это, госпожа, стазис же!

— Стазис? — хлопнула ресницами Лизавета.

Если было нужно, она могла включить “дурочку-блондинку” на всю катушку. Но сейчас и правда не понимала.

— Бирки зачарованные, — растолковал тролль как ребенку. — Сохраняют еду, сколько понадобится. Если бирку снять, то еда будет храниться столько, сколько ей положено.

— А такую бирку можно прикрутить на любой мешок? — поинтересовалась Лиза.

Тролль почесал в затылке:

— Можно, только заряжать их надо.

— Эти ведь не разрядились за двадцать лет? — напомнила она.

— Дык тут маг жил, у него весь дом на магии работает, может, бирки сами подзарядились, а может, они на двадцать лет и рассчитаны.

— А узнать как?

— У мага спросить!

— У того, который пропал? — не сдержала ехидства.

— Нет, у другого. Только здешние маги задарма ничего вам не скажут. У них эта… — он напрягся, вспоминая трудное слово, — платная консультация!

Покачав головой, Лизавета отправила работника рубить кусты, а сама занялась чисткой печи, кастрюль и столовых приборов.

Зола, сода, лимонный сок и мыло весьма ей пригодились, однако Лиза горько сожалела об отсутствии привычных средств для уборки. Где ее любимые тряпочки из микрофибры? Где милые сердцу проволочные сеточки для очистки копоти? Где, в конце концов, тележка, полная флаконов и спреев с надписью “для мебели”, “для мытья полов”, “для стекла”?

Хорошо, что юность, проведенная в деревне у бабушки, не прошла даром. Марья Алексеевна, царствие ей небесное, научила, как пользоваться народными средствами. С такими знаниями и без мыла грязью не зарастешь.

И все же, оттирая закопченный бок роскошной медной кастрюли золой и остатками собственного чулка, Лиза горько вздыхала и мечтала притащить в этот мир хотя бы скромный “экстренный” набор, который всегда держала в машине. Ну хотя бы швабру нормальную завести! Даже с ее ростом трудно добраться до всех углов, почерневших от паутины.

Растопив печь, Лизавета плюхнула на огонь самую большую кастрюлю с водой, сунула в нее кусок мяса, промыла мешочек крупы и пожалела, что не купила в лавочке лука и моркови. Слова тролля подтвердились: в ящичке с пряностями, в мешочках без бирок осталась одна труха, как и в ларе с овощами. Хорошо, что соль сохранилась, хоть и затвердела. Ей и двадцать лет не помеха, и отсутствие стазиса.

 

***

 

На запах мясной каши Ыргын явился с ложкой и миской. Лизавета погнала его мыть руки перед едой. Тролль потоптался возле умывальника, словно не понимая, чего от него хотят, потом сообразил и кое-как отмыл свои лапы.

Только тогда Лиза пригласила его к столу, лично наполнила миску и налила в кружку кипяток с мятой. Зеленокожий мужик наблюдал за ней с безмерным удивлением, почти со страхом.

В разговоре стало понятно его ошеломление: троллей-рабочих обычно не приглашали к столу, им просто наполняли миску или выносили во двор общий котел на артель. То, что Лизавета в первый же день усадила его обедать рядом с собой, произвело на Ыргына неизгладимое впечатление.

Наполнив его “миску” второй раз, Лиза похвалила себя за предусмотрительность: каши в кастрюле осталась ровно половина. Впрочем, варево получилось вкусным, так что она положила и себе добавки, а потом спросила у тролля:

— Еще?

Зеленокожий работник усиленно закивал.

— Ешь, как закончишь, еще дров принеси и воды сюда, в кухню. Потом скажи мне, как здесь люди белье стирают? Занавеси, гобелены, портьеры? Не вручную же?

— Дык у нас общественные прачечные есть, туда ходят те, кто победнее. А у кого деньги водятся, тот прачек на дом зовет. Они белье забирают и в частные прачечные относят, — отозвался Ыргын, моментально съедая кашу. — Там и погладят, и накрахмалят, все как положено.

— Значит, как все сделаешь, найдешь мне прачку, — решила Лиза, — тут много покрывал, занавесок, даже балдахин есть, да и ковры нужно почистить.

Ковры в доме оказались очень качественными, явно дорогими и… грязными! Похоже, маг не снимал уличную обувь даже в спальне!

— А мы с тобой завтра будем порядок наводить, — добавила она. — Крышу бы еще проверить и чердак…

 

***

 

Следующие дни прошли в состоянии глобальной уборки.

С утра Лизавета ставила на печь самую большую кастрюлю с немудрящим варевом и несколько ведер воды, потом натягивала передник, платок и кожаные перчатки, купленные в лавке господина Ташара, и принималась за любимую работу. Наводить чистоту ей нравилось, здесь она чувствовала себя в своей стихии.

Всю мягкую мебель Лиза проветрила, высушила, вычистила смесью влажной соды и лимонного сока. Деревянные части натерла воском и отполировала суконкой. Подушки выбила, просушила, добавила к перьям сухую лаванду и пижму, приобретенную в лавке аптекаря, а наволочки выстирала в той самой лохани, где бывший хозяин принимал водные процедуры, а затем выгладила найденным в чулане чугунным утюгом.

Утюг оказался довольно тяжелым, орудовать им было непросто. Лиза ставила его на пышущую жаром плиту, ждала, пока накалится, а потом гладила накрахмаленное белье, отдуваясь и пыхтя. В общем, дым стоял коромыслом.

Прачка явилась в дом с мотком веревки и большим корытом, но, увидев количество стирки, убедила хозяйку отнести покрывала и балдахин в прачечную, на “вольную воду”. А вот за чистку шерстяных ковров заломила такую цену, что Лиза отказалась. Попаданка записала все отданное в стирку, заплатила аванс, а через пару дней получила чистые сухие вещи, аккуратно уложенные в корзины.

Ковры же пришлось долго чистить самой. Сначала промытым речным песком, потом содой и, наконец, мыльной пеной с каплей уксуса. В результате шерстяные волокна не только расправились, но и заблестели, придавая скромному покрытию пола нарядный вид.

Ыргын залез на крышу и сообщил, что она практически цела, нужно лишь вернуть на место некоторые черепицы да просмолить доски под ними, на которые попала влага. Этой работой тролль занимался сам, а Лизавета шуршала на чердаке.

Пока шла уборка, Ыргын спал в кухне на скамье, но это было неудобно, поэтому хозяйка расчистила для него чулан, а потом залезла на чердак в надежде отыскать там что-то похожее на кровать.

Там ее поджидал сюрприз. Похоже, на чердаке у мага жили слуги. Здесь стояли кровати с грубыми сенными матрасами, тумбочки, лежали поношенные сапоги и рваные юбки. Людей не было, как не было и магической защиты, которая бы сберегла мебель и ткани.

Большую часть всего найденного пришлось сжечь на костре, на котором тролль кипятил смолу, а из оставшихся частей Ыргын сколотил себе топчан. Лиза пожертвовала ему запасное одеяло и самодельный матрас.

Сена зимой не найти, так что тюфяк набили пенькой, прикупленной у внимательно наблюдающих за уборкой соседей.

Тролль млел от счастья: кормят, дают спать в тепле, да еще и одежду новую пообещали, если будет мыться каждый день! А Лиза все чаще стала замечать странных личностей, прохаживающихся мимо забора. И все чаще ее сердце стало сжиматься: уж слишком все хорошо. Так не бывает!

А судьба готовила попаданке новый сюрприз.

 

Глава 4

 

Тем временем в клане Черных волков... 

 

Инмар Вольф отдыхал. Не слишком часто третий помощник Альфы мог себе такое позволить. Клан черных волков был одним из самых крупных, и все его поселения требовали внимания Альфы и Бет.

Огромный черный волк лежал на детской площадке, играя с ползающими по нему щенками. Неподалеку сидела женщина, которая сегодня присматривала за молодняком. Полюбовавшись тем, как бережно Инмар перехватывает зубами особенно шустрого волчонка, она широко улыбнулась:

— Эх, бета Вольф, каким хорошим отцом ты станешь! Пусть будет счастлива та, которую ты назовешь своей парой!

Волк фыркнул, потом медленно встал, стряхивая малышей, и, не меняя ипостаси, рванул к лесу. Женщина огорченно покачала головой:

— Ой, кто ж меня за язык тянул!

Главной проблемой оборотней был поиск истинной. Некоторым везло, они находили свою пару чуть ли не в руках у повитухи. Кому-то приходилось ждать годы, а кто-то отказывался от поисков, женился на соседке и был по-своему счастлив до тех пор, пока не встречал ту, что забирала в кулачок его сердце и разум.

Отец Инмара был сильным бетой и выбрал себе в пару такую же сильную волчицу, надеясь получить много сильных щенков. Однако, родив Инмара, Латифа ушла к своей истинной паре.

Фенрир Вольф остался один и перестал смотреть на женщин. Он воспитывал сына, выполнял задания Альфы и был суровым, нелюдимым волком ровно до прошлого года. А потом встретил в лесу молоденькую человеческую девчонку — и пропал. Назвал истинной, привел в свой дом и сделал хозяйкой. Инмар никогда не видел своего отца таким счастливым! Фенрир даже улыбался каждый день!

Когда другие оборотни стали протестовать против присутствия человечки в поселении, седой волк собрал в мешок инструменты, взял кошелек, теплый плащ для жены и ушел к людям.

Через девять месяцев после свадьбы Лита родила ему сразу двух девочек. Несмотря на предложение главы клана вернуться (девочки, пусть и полукровки, это же чьи-то потенциальные пары!), Фенрир остался жить в городе. Выбрал для себя тихий провинциальный Старый Дуб и удивительно хорошо вписался в тамошнюю общину имеющих второй облик.

Инмар несколько раз навещал отца и втайне завидовал его счастью. Он бывал и в доме матери, видел, что значит для сородичей истинная пара, и не желал размениваться на меньшее. Только где же бродит его половинка? Он уже побывал во всех волчьих кланах, выполняя поручения Альфы, и человеческими городами не брезговал, даже к эльфам однажды заглянул!

С такими мыслями Инмар обежал самое крупное поселение клана несколько раз, принюхиваясь, прислушиваясь, выполняя работу Стража, которого сам отпустил миловаться с молодой женой.

На третьем круге его окликнули:

— Вольф! Тебя Альфа зовет!

Тихонько рыкнув, показывая, что услышал, Инмар свернул к Дому Совета.

В уютной гостиной его ждали: сам Альфа, главный маг и ученик мага — тощий подросток, едва выживший в суровом климате предгорий.

— Альфа! — Инмар вошел в дом в человеческом облике, вежливо поклонился и остался стоять, ожидая приглашения присесть.

— Садись, Инмар, — Альфа был уже немолод, но сухощав и крепок, — ты нужен клану!

Молодой оборотень напрягся. Такое начало не обещало ничего хорошего.

— Помнишь портальную башню на границе с землями драконов и людей?

Инмар только кивнул. Кто ж эту башню не знает?

Центр торговли, поездок, клановых праздников и советов. Огромное сооружение стояло точно на границе трех королевств, поэтому им охотно пользовались и крылатые ящерицы, и благородные волки, и люди. Обычный портал требовал много сил и настройки, не всегда срабатывал, как надо, мог и в реку закинуть или на скалу. А порталы, которые открывались с помощью древних портальных башен, вели ровно в такие же башни, больших усилий не требовали и работали как часы.

Всего в мире насчитывалось около трех сотен таких башен, и оборотням клана Черных волков очень повезло, что одна из них стояла практически на их территории. Клан рос и богател благодаря торговым пошлинам, которые взимались за проход через башню.

А потом все закончилось! В одну ужасную лунную ночь, когда в селениях праздновали Полнолуние, кто-то разломал “сердце башни”, вырвал из него древний артефакт и унес в неизвестном направлении!

Драконы и оборотни тогда словно с ума сошли — перерыли все окрестные земли! Пару раз подрались, обвиняя друг друга, принесли торжественные клятвы найти злодея, но… все было напрасно. Без артефакта портальная башня не работала, а делать их давно разучились.

— Один из наших шпионов присматривал за “месяцем иномирцев” в человеческих землях. Он уверяет, что почуял артефакт.

— Где? — вскинулся волк.

— В городке под названием Старый Дуб, — осторожно сказал Альфа.

Инмар с трудом сохранил невозмутимое лицо. Именно в Старом Дубе осел его отец Фенрир Вольф.

— Так вы предлагаете мне…

— Навестить отца, а заодно отыскать артефакт, — дополнил Альфа.

— Как я его найду, если ни разу не видел?

— Его никто не видел, — вмешался маг, — но вот Арейн у нас талант и уникум. Он побывал в портальной башне и создал амулеты, которые ощущают тонкие вибрации портального артефакта. Один из амулетов сработал в Старом Дубе.

— Что мне делать, когда я найду артефакт? — уточнил Инмар. — Выкупить? Забрать силой? Украсть?

Альфа и маг переглянулись и замялись.

— Говорите, чего я не знаю? — напрягся оборотень.

— Портальный амулет имеет особую защиту, — наконец промолвил маг, — его нельзя украсть, отобрать или просто выкупить. Его можно только получить в дар, иначе он вернется к владельцу!

— Что? — опешил волк. — Как так? И если условия верны – как же его украли из башни?

— Как украли — никто не знает, — признался Альфа.

— Портальные башни, подводные тоннели и прочие чудеса нашего мира оставила древняя раса, — добавил маг. — Они считали, что это дар, подарок нам — их потомкам. Поэтому башни стоят на границах территорий. Чтобы за башни не велись войны, Древнейшие устроили все именно так.

— Подарок… Да кто же расстанется с такой ценностью! — возопил оборотень.

— Возможно, тот, кто не знает ценности данного артефакта, — пожал плечами Альфа. — В любом случае ты отправляешься в Старый Дуб, находишь артефакт и делаешь все, чтобы он вернулся на свое место!

Инмару оставалось лишь склонить голову. На выходе к нему прилип ученик мага. Парнишка вручил бете медальон и объяснил, как изменится цвет медного диска в присутствии артефакта.

Закинув в мешок пару смен белья, кошелек и оружие, оборотень сменил ипостась, взял поклажу в зубы и растворился в вечерних сумерках.

Прячься, неведомый злодей, похитивший сокровище оборотней!

Черный волк идет на охоту!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям