Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
0
Корзина пуста
Главная » 2. Мисс Лешая (эл.книга) » Отрывок из книги «Опалённая душа. Мисс Лешая (#2)»

Отрывок из книги «Опалённая душа. Мисс Лешая (#2)»

Автор: Регул Алекс

Исключительными правами на произведение «Опалённая душа. Мисс Лешая (#2)» обладает автор — Регул Алекс . Copyright © Регул Алекс

Глава 1

Где-то вдали от всего

- Ах ты, полосатая кусака…

Она медленно убрала правую руку от пчелиного гнезда. Пчела-камикадзе уже переползла с фаланги среднего пальца, оставив на месте своего героического нападения часть собственного брюшка. Именно эту часть с жалом и мешочком яда она всеми силами сейчас пыталась достать из дрожащей от боли кисти.

Вообще-то пчёлы жалили её редко. Но сегодня, скорее всего из-за хмурого неба и высокой вероятности осадков в виде дождя, настроение обитательниц улья сменилось на воинственное. В результате руки пасечницы четыре раза были атакованы пчёлами.

- Ладно, не ругайтесь. Я уже сворачиваюсь. Только заберу полупустую рамку. Заливать мёдом вы её всё равно не станете, а оставлять на засев не вижу смысла. Скоро зима и вам ли не знать, что нужно сокращать гнездо.

Она вытащила из центра улья светло-коричневую дадановскую рамку, в верхней части которой было совсем немного запечатанного мёда. Щёткой быстро смела пчёл в улей и поставила рамку в переноску. Поправила остальные рамки, что остались в гнезде, прижав их друг к другу. Накрыла улей холстиком, а сверху уложила подушку. Всё это утепление довершила возвращением на законное место крыши пчелиного домика.

Пчелы сразу же угомонились и почти все отступились от хозяйки пасеки. Лишь две полосатые подруги дали ещё несколько угрожающих кругов. Но напугать пчеловода подобными боевыми разворотами было невозможно. Прихватив скудный инвентарь: дымарь и переноску, женщина удалилась с пасеки.

Яд, несмотря на быстрое удаление жала, успел проникнуть под кожу и теперь жгучим теплом надувал руки. Осознавая перспективу стать обладательницей титула - Мисс «Руки – крюки», она поспешила снять со среднего пальца кольцо с крупным камнем, который на тот момент был ещё зеленоватого оттенка, поскольку световой день только перевалил за первую половину. С кольцом женщина расставаться не хотела, поэтому повесила его на шейную цепочку.

Времени вполне достаточно, посчитала она, чтобы наловить к ужину рыбку. Зайдя в свой домик, стоящий на опушке леса неподалёку от озера, она переоделась, взяла снасть и отправилась на рыбалку. На берегу ждала лодка. Отвязав её от покосившегося пирса, она забралась внутрь, установила вёсла и стала грести вдоль берега, выискивая тихие заводи -ареалы обитания крупных рыб. Хотя и мелкая рыбёшка рыбачку вполне устроила бы этим вечером.

Как ни парадоксально, но тишина природы оглушала многообразием звуков: щебетанием птиц, жужжанием насекомых, шелестом листвы деревьев, чьи ветви свисали с берега в воду, а также шуршанием камыша, росшего из воды, и создававшего зелёно-бежевые лабиринты зарослей. Лодка медленно проникала в этот мир умиротворения.

Вёсла рыбачка вытащила из воды, и теперь они мирно лежали в её маленьком кораблике. Она настроила удочку и надела наживку на крючки. Сегодня наживкой были отварная перловка и шарообразные кусочки теста. Погрузив в воду приготовленные для рыбы угощения, рыбачка стала, наблюдая за поплавком, думать о своём…

Пару часов спустя, женское настроение, благодаря хорошему улову, улучшилось. Обрадовавшись, что пойманной рыбы хватит не только на сегодняшний ужин, она собрала спиннинг и начала грести в сторону своего пирса.

В камыше, что находился от неё на приличном расстоянии, встревожились утки. И с характерным только им кряканьем, птицы взмыли вверх. Весла замерли, зависнув в воздухе, и лодка стала останавливаться.

Как известно, самый страшный зверь в лесу - это человек.

Но кто может представлять опасность, если ты на воде?

Ответ тот же.

Рыбачка осторожно достала из прихваченного рюкзака бинокль и револьвер, заряженный не холостыми и не шумовыми патронами. Огнестрельное оружие заняло своё боевое дежурство рядом на сидении, но так, чтобы не быть преждевременно обнаруженным потенциальным врагом. Взяв в руки бинокль, рыбачка стала внимательно изучать заросли камыша. Но явного присутствия непрошеных гостей так и не было обнаружено.

Искать приключения на вторые свои девяносто, рыбачка не хотела. Поэтому развернула лодку и стала медленно отплывать от камышей. Однако внутренняя скованность от этого только усилилась.

- Да, в самом деле, с какой стати мне бояться!

Она развернула лодку и, налегая на весла, стала грести в сторону камыша.

– Вокруг на десятки километров нет ни одного человека. А больше мне опасаться некого. Как там в песне? «Я теперь в своём лесу гордо голову ношу»!

Лодка вошла в заросли камыша.

- Ничего здесь нет. Всё спокойно, – успокаивала она себя.

Но выплеснутый адреналин требовал мщения. И вёсла продолжали грести. Неожиданно лодка вышла из росшего в воде камыша и оказалась на чистой глади большого озера.

И…

И вот теперь рыбачка пожалела, что поддалась искушению и попёрлась сюда.

В двадцати метрах от неё, мирно покачиваясь, дрейфовала чужая лодка. Страх парализовал мысли и тело. Отступить, не привлекая к себе внимание, было невозможно. Но тут до рыбачки дошло, лодка никем не управляется. Более того, у неё вообще нет вёсел. Рассудив, что лодку, скорее всего сорвавшуюся с привязи, сюда прибило течением и ветром, она успокоилась.

Оставался только вопрос - откуда пришла находка?

Хоть озеро и большое, рыбачка точно знала – береговая линия озера необитаема. Кроме неё самой здесь не было поселенцев. Правда, через озеро проходила река. Но даже вдоль её берегов на десятки километров ни единой души.

«Что ж, - рассуждала она,- значит, прежде чем попасть сюда, лодка прошла очень большой путь, как по расстоянию, так и по времени.

В хозяйстве такая уж точно пригодится, тем более что на вид она гораздо больше и прочней моей».

Приняв решение, рыбачка направила свою лодку в сторону трофея. Пару взмахов вёсел и лодки прижались друг к другу бортами. Рыбачка развернулась, чтобы связать их меж собой. И, ахнув, вскочила, увидев на дне лодки-находки труп голого мужчины.

- Боже мой!

Отшатнувшись, она почти упала в собственную лодку. Дрожащие руки мгновенно схватили весла, и стали лихорадочно грести прочь.

Когда лодка с шумом врезалась в камыши, женщина вновь испуганно вскрикнула, бросила вёсла и накрыла лицо руками.

 

Глава 2

Лодка, медленно покачиваясь, пару минут была предоставлена сама себе.

- Раз, два, три, – рыбачка убрала руки от лица. - Четыре, пять, шесть, - открыла глаза, - Семь, восемь, девять, десять. Что там дальше? Ноль. Полный ноль.

Вздохнув глубоко, она направила лодку обратно к несостоявшемуся трофею.

- Кем бы он ни был, человек не скотина, у него должна быть могила. К тому же родственники захотят узнать, «какой у парня был конец».

Но смотреть на мужчину ей категорически не хотелось. Уже подплыв вплотную к «находке», она схватила, лежащий внутри чужой лодки швартовый конец верёвки, и привязала его к своей лодке, после чего стала осуществлять буксировку к пирсу.

Ей предстояла длинная дорога, но призвав все силы, не сбавляя скорость, она вела лодки домой. Мысли о том, что необходимо предпринять, вернувшись на берег, сейчас лихорадочным потоком мелькали в голове:

«Понятное дело, надо известить полицию.

Для этого нужно добраться до «мобильной точки» и осуществить звонок.

Если сегодня известить, полиция прибудет, в лучшем случае, завтра.

А куда девать тело?

Трогать его нельзя. Если смерть насильственная, на нём могут быть улики.

Значит, я отбуксирую лодку в безопасное место и оставлю всё как есть до прибытия полиции. 

Надо только лодку не швартовать к берегу, а закрепить где-нибудь на воде. А то вдруг, лесные звери польстятся на этого мужика. Уж, росомахи тут водятся! Да и не только они способны подпортить мою находку.

Повезло, так повезло!

Конец моей тихой жизни.

Хотя я и так долго продержалась. А теперь всё! Придется рассекречиваться».

Она подвела лодку к пирсу, накинула швартовый конец на бревно и выбралась на берег. Посмотрев по сторонам, заприметила ржавый металлический агрегат, остаток подкапотных внутренностей от доисторического автомобиля эпохи строительства коммунизма.

«Эта штуковина вполне сойдёт за якорь» - решила она.

Подобрала бесформенную железяку и отправилась ставить на рейд лодку с «грузом 200». Когда лодки были отвязаны друг от друга, рыбачка привязала конец верёвки к железяке, приспособленной под якорь, и спустилась в воду, чтобы отвести лодку-находку метров на десять от берега. Плыть ей не пришлось, дно было пологое и, оттащив лодку от берега, она погрузилась в воду едва по пояс.

- Извини, мужик, в дом не приглашаю. Побудь здесь до прибытия полиции, – сказав, она бросила самодельный якорь в воду.

Тот встретился с Н2О с таким мощным грохотом, как если бы в воду прыгнул борец «сумо».

- Ну, кончайте шуметь, – пробурчал недовольный мужской голос из лодки.

От испуга рыбачка рывком отшатнулась от голоса, поскользнулась и, упав, ушла под воду с головой. Холодная вода довершила возвращение разума. Вынырнув, рыбачка медленно подошла к лодке и с опаской заглянула вовнутрь.

Там лежал её бывший труп. Он ладонью прятал глаза от солнечных лучей.

- Так ты живой? – спросила она, захлёбываясь от возмущения.

Но ответа не последовало.

– Зачем же я тогда тебя сюда тащила?

Мужчина молчал.

Она потянулась, чтобы растормошить его. Но внезапно подумала, а стоит ли вообще это делать? И если «Да», то к какой части голого мужского тела ей приложиться, чтобы даровать ему желание отвечать на её вопросы? Но при этом желательно своими действиями не посягнуть на его личное пространство…

Женская рука зависла над мужским телом.

- Эй! Я прошу прощения за беспокойство, но как Вы себя чувствуете? Вам помощь нужна?

Он опять молчал и даже не шевелился.

«Может быть, - рассуждала она, - он обкурившийся или наркоман?

А может, просто сильно выпивший?

Наверное, мне не стоит навязывать ему своё общество?

Или всё же… »

Она дотронулась до мужского лба. Он был чрезвычайно горячим. Более того несостоявшийся труп стал дрожать. Его знобило.

- О! Да Вы больны! Немедленно вставайте, пойдёмте в дом.

Но и на сей раз мужчина не издал, ни единого звука. Оценив размеры мужского тела, Рыбачка решила, что всё-таки сможет его втащить в дом. 

Час спустя мужчина лежал в постели.

За время транспортировки, он почти приходил в себя. Его не пришлось тащить по земле. Поднырнув ему под плечо и слегка обняв, рыбачка лишь координировала траекторию его перемещения.

Упав на кровать, мужчина застонал и попросил пить.

Всю ночь хозяйка лесного домика помогала больному мужчине бороться с лихорадкой. Обтирала выступавший пот, поила чаями, измеряла температуру и, в случае необходимости, давала лекарства. К утру температура стабилизировалась и превышала норму лишь на градус. Подобный расклад вполне устраивал, поскольку такая температура была гораздо привлекательней, чем ночная, под сорок.

Намаявшись, уставшая женщина под утро забралась на протопленную печь и мгновенно уснула.

 

Глава 3

Её разбудил зовущий мужской голос:

- Мать! Помоги мне…

Она резко открыла глаза.

Кто такая «Мать», и кому нужна помощь, до неё дошло не сразу.

«Вот ведь, возмутительная особь! Ладно бы «сестрой» назвал, а то «мать»!

И это мне-то!?

На вид, он хоть и молод, но все же, как мне показалось, старше меня. Неужели я так плохо выгляжу?»

Подходя к больному, она всё же посмотрела в зеркало. В нём мелькнуло родное лицо, немного похудевшее, может быть, слегка осунувшееся.

Уставшие зелёные глаза. Хотя сейчас они были немного покрасневшими. Но это и понятно! После такой-то бурной ночи.

Волосы. Да, тут надо бы привести себя в порядок. Их давно не красили, и поэтому была заметна седина, которая, в силу жизненных обстоятельств, нереально рано появилась у тридцатидвухлетней женщины. И сейчас длинные тёмно-русые волосы, собранные в косу до пояса, были подпорчены поседевшими предателями. 

Из одежды на ней был простой, а главное, удобный наряд: классического цвета джинсы, тёмная майка с длинным рукавом, на ногах теплые шерстяные носки. В своём лесном домике-убежище она предпочитала ходить без тапочек. Благо тёплые деревянные полы позволяли это делать. И поскольку август баловал теплой погодой, она даже по вечерам, выходя на улицу, утеплялась лишь пуховиком-безрукавкой.

На ходу она схватила висевший на вешалке платок, повязала его на голову, и тем самым спрятала недоработку собственной причёски.

- Доброе утро, Вам что-нибудь нужно? – сдержано, поинтересовалась она, подойдя к мужчине.

Он, увидев её в непосредственной близости от себя, даже вздрогнул.

- А где… та женщина, что была со мною ночью? – спросил мужчина.

 Но осознав, что его слова можно интерпретировать в весьма фривольном смысле, подкорректировал вопрос:

- Я имел в виду, ухаживала за мной. Помогала мне.

- Я Вас и в первый раз прекрасно поняла, – равнодушно ответила «ночная сиделка».

Но разоблачаться она не спешила. Почему-то мысль, что теперь он не считает её ровесницей своей матери, радостью согрела душу.

– Вы её скоро увидите, а пока я за Вами буду присматривать. Что Вы хотели?

Мужчина ещё раз прошёлся по ней взглядом, ещё плотнее натянул на себя одеяло, и смущённо произнёс:

- Нет, ничего. Я, пожалуй, её подожду.

- Не создавайте себе дополнительных проблем! – возмутилась хозяйка приюта для несостоявшихся трупов, - Если Вам нужно справить нужду, так и скажите! Не надо тут в джентльмена играть.

И она одним движением ноги выдвинула стоявшее под кроватью ведро, приспособленное этой ночью специально для его нужд.

- Я помогу Вам встать, – утвердительно сказала она.

Он отшатнулся от молодой незнакомой женщины, которая к тому же была весьма привлекательна, что он заметил сразу. Хотя, как сразу? Только сегодня утром. Вчера днём он вообще ничего не заметил, а вот события лихорадочной ночи обрывками всплывали в его памяти. Из них он помнил только теплые пухлые заботливые руки седой женщины, так напомнившей ему мать.

- Не надо! – панически быстро ответил он.

- Надо же, какие мы стеснительные. А ночью Вы были куда покладистей. И не создавали мне лишних хлопот.

Судя по шоковому изменению выражения его глаз, она отомстила за то, что он ошибся в её возрасте. Мужчина, скованный разоблачением персоны своей ночной сиделки, осуществившей за ночь несколько раз процедуру подъема его с кровати для справления им биологической нужды, сейчас смущенно смотрел на свою «сестру милосердия». Вернее сказать, «не милосердия», поскольку она выглядела угрожающе… но прекрасно. И уж точно, он не хотел, чтобы она была ему сестрой. 

Прежде чем ответить, он поразмыслил, а что вообще он может сказать? Его уровень тестостерона сейчас упал ниже плинтуса.

«Но поблагодарить её, все же надо», - решил он.

- Я Вам очень благодарен, за всё, что Вы сделали для меня. И я обязательно оплачу все хлопоты, доставленные Вам.

- Оплатите?

- Конечно! – уверенно ответил он, и добавил, но уже не так решительно. - У меня, правда, с собой нет денег, но я долги всегда оплачиваю.

- Деньги? И во сколько Вы, оцениваете Ваше, не постесняюсь этого слова, спасение? Эх, а Вы мне только начали нравиться. По сути, Вы оказались таким же, как большинство – меркантильным! - с серьёзным видом сказала она, смотря ему прямо в глаза.

«Жаль, что такие красивые бездонные серо-коричневые глаза, цвета дымчатого кварца, то есть раухтопаза, достались ему, а не какой-нибудь девочке. Симпатичная бы получилась девчушка. На радость родителям, - неожиданно подумала она, и тут же себя отдёрнула. – Тьфу ты, о чём я только думаю?»

Мужчина молчал. Ему опять было трудно подобрать слова.

- Насколько я понимаю, - продолжила она,- Вам немного лучше, и всё же я рекомендую не покидать эту комнату сегодня, чтобы не было осложнений. Вашему организму нужен постельный режим. Я сейчас отлучусь, и Вы сможете воспользоваться… - она показала указательным пальцем на пустое ведро. – А когда я вернусь, принесу Вам покушать и какую-нибудь одежду. Правда, она Вам будет мала. Ну, да ладно, сейчас не до шопинга. Оденете то, что принесу. Договорились?

Он лишь кивнул, соглашаясь с её предложениями. Однако предложенным ведром так и не стал пользоваться, а закутавшись в одеяло, потихоньку выходил на улицу, пока хозяйка куда-то отлучалась из дома. Но это немного позже, а сейчас, выйдя из комнаты на кухню, хозяйка лесного домика прикрыла дверь и стала зажигать кухонную газовую плиту, работающую по причине удалённости от благ цивилизации от заправляемого баллона.

Спичечный коробок совершал странные перемещения между женскими пальцами правой руки. Это в тысячный раз совершался ритуал под названием – зажжение спички одной рукой. И если спичку она давно научилась доставать из коробка, не прибегая к помощи второй руки, то чиркнуть по поверхности коробка и высечь огонь, у неё получалось не всегда. Наглядным доказательством чего, служил лежащий сейчас десяток надломленных спичек на полу перед газовой кухонной плитой. 

Очередная спичка сжалилась и вспыхнула. Хозяюшка зажгла две конфорки. Над ними установила чайник с водой и кастрюльку со вчерашним грибным супом. Но неожиданно женщина вспомнила про забытый в садке вчерашний улов. Благо, привязанный к лодке садок был большим, и рыба не успела уснуть, дожидаясь встречи с раскалённой поверхностью сковородки.

Когда через полчаса хозяйка входила к выздоравливающему мужчине, в руках у неё был поднос не только с супом, но и с жареной рыбой, а также с чаем и галетами. Она поставила поднос на круглый стол, что стоял посреди комнаты. И отправилась к стоящему в углу шкафу, чтобы достать из него одежду для обнаженного тела, которое оккупировало сейчас её кровать. Выбрав для него одежду, хозяйка домика положила стопку на стул, стоящий рядом с кроватью.

 - Одевайтесь. Я принесу воды, чтобы Вы могли умыться и привести себя в порядок. И будем завтракать.

Она уже развернулась, чтобы покинуть комнату, но мужской голос заставил её остановиться и повернуться в его сторону.

- Простите, я не хотел Вас обидеть, предлагая деньги.

- Вы не обидели. Я просто в очередной раз получила доказательство, подтверждающее меркантильность человеческих обитателей мира. Мира, в котором так мало благородства и доброты. Мне не нужны Ваши деньги. Я бескорыстно помогу Вам вернуться в Ваш мир.

- Спасибо. И всё же, я должен Вас отблагодарить за своё спасение. Но вот каким образом?

 Внимательно посмотрев на него, она предложила:

- Давайте обсудим это после того как покушаем?

Мужчина согласился.

 

Глава 4

Странная одежда, подумал он, разглядывая брендовые вещи крупных магазинов страны. Абсолютно новая хлопчатобумажная черная майка с длинным рукавом, на которой красовалась бирка O`STIN BASIC, пришлась ему почти впору. Ну как впору. Она сильно обтягивала его накаченный спортивный торс и широкие плечи. Спортивные брюки обтянули бедра, но в целом в них было комфортно. Единственное, что было явно его размера или, по крайней мере, не давило, были носки. И, что характерно, все вещи были новыми. Мужчина вытаскивал каждую вещь из нераспечатанной упаковки.

- Вполне сносно, – услышал он женский голос у себя за спиной.

- Немножко в обтяжку, но так сейчас даже модно, – произнёс он, повернувшись к хозяйке, и игриво продемонстрировал свой наряд.

- Вот и замечательно! А то я переживала, что Вы перепугаете лесных зверей своим эпатажным видом. Как Вы сами заметили, я не смогла полностью удовлетворить Ваши потребности в гардеробе. Поскольку не имею в запасе мужского нижнего белья. А предлагать своё не вижу смысла. Носить его Вы физически не сможете, а больше оно Вам и незачем. На фетишиста Вы не похожи.

- Да уж! Скорее на нудиста.

- Была такая мысль, – она поставила тазик с кувшином на стул и сняла полотенце, висевшее на её плече, чтобы повесить его на спинку стула. На дне тазика лежал брусочек мыла, зубная паста и зубная щётка. Разумеется, всё было новое и в упаковках. – Надеюсь, справитесь сами?

- Да, - ответил он.

- Как закончите, приступайте к еде, а то она скоро остынет. Я чуть позже присоединюсь к Вам. Но буду только чай, поэтому еда исключительно для Вас. Кушайте и побольше. Вам сейчас нужно набираться сил, а пища и сон - лучшее средство для быстрого выздоровления, – подарив ему едва заметную светскую улыбку, она вышла из комнаты, оставив его наедине с собственными мыслями.

Он посмотрел по сторонам и не заметил явных признаков обитания в доме мужчин. На стенах, правда, весели рамки с фотографиями, на которых были изображены последователи Адама. Но желтый цвет фотографий и советский, и даже досоветский фасон одежды, выдавал в этих мужчинах представителей давно минувших эпох. Изображений самой хозяйки избушки он не обнаружил. Более того, современных фотографий и вовсе не было.

Вообще комната была обставлена старыми предметами мебели. И хотя они выглядели ещё вполне надёжно, вряд ли бы нашли приют даже на даче среднестатистического россиянина. Винтажные занавесочки с кружевами ручной работы по краям. Икона в красном углу. На полу домотканые коврики. Бревенчатые стены, задрапированные коврами на которых изображены пугливые олени на водопое. А главным персонажем комнаты, как, впрочем, и всего дома, была печь. Простая русская печь. Такая родная и понятная для каждого, кто имел возможность соприкоснуться с этим волшебным миром, именуемым деревенская жизнь.

И вот он, взрослый солидный мужчина, со своими бытовыми запросами и требованиями, сейчас, словно маленьким мальчиком, вернулся в детство и радуется простым вещам: солнечным лучам, льющимся сквозь окно, завтраку на столе, приготовленному для него.

Разумеется, там где он жил до того как попал сюда, для него готовили еду, и в доме его, также как и здесь, регулярно вытирали пыль, и возвращали вещи на их законные места, после того как они были им разбросаны. Но всё это, уже более десяти лет, делают, по сути, чужие люди и за деньги. Здесь, конечно, за ним тоже ухаживает чужой человек, но почему-то мужчина стал испытывать глубокую симпатию ко всему, что его сейчас окружает. Теперь ему не казалась ситуация, в которую он попал, такой уж катастрофической.

Он умылся, почистил зубы, ещё раз умылся, вытер лицо рушником и пошёл завтракать. Хотя, как завтракать? Судя по высоте солнца, сейчас скорее обед. Но, как говорится, «для русского, когда проснулся, тогда и утро».

Вскоре вернулась хозяйка, она пожелала приятного аппетита и после того как вынесла на улицу переносной вариант ванной комнаты, присоединилась к трапезе.

- Почему Вы не спрашиваете, кто я? Как сюда попал? – поинтересовался мужчина, пристально наблюдая за хозяйкой дома.

- А надо? – сухо уточнила она.

- Мне казалось, любопытства у женщин больше, чем беспокойства за собственную безопасность.

- И Вы решили, что я Вас терплю, в надежде услышать Вашу душераздирающую историю? – сделав глоток чая, спросила она.

- Неужели Вам всё равно, кто я и откуда?

- Меня больше беспокоит, не откуда Вы прибыли, а куда Вас доставить, чтобы Вы опять не подверглись такой же опасности.

- А-а! - радостно произнёс мужчина. - Я понял, это у Вас такая защитная стратегия. Мол, «я не спрашиваю, откуда он, а он в ответ не лезет ко мне с подобным вопросом». Так?

- Не совсем. Мне, действительно, по большому счёту, до Вас нет дела. Многое про Вас я уже знаю или предполагаю, что знаю. Остальное мелочи. Хотите, проверим?

- Конечно! – он даже отставил тарелку с рыбой, которая, кстати, была очень недурно приготовлена. – Я весь во внимании.

- Пожалуйста! Во-первых, Вы не планировали оказаться в такой нелепой ситуации и были удивлены своим положением не меньше меня, когда я Вас обнаружила. Ваш внешний вид, на момент обнаружения мной, был весьма специфическим, и это лишь подтверждает моё первое утверждение. Вы не псих и не маньяк. И в лодке оказались по какой-то своей инициативе, но Вас точно не ограбили. Ювелирные изделия с Вас не были сняты. Золотая цепочка с крестиком и перстень всё ещё на Вас. А это ещё одно наблюдение - Вы верующий человек, что поддерживает позитивное отношение к Вам. Далее, сама цепочка. Она потянет на солидную сумму. Такое крупное плетение и общая масса золота предполагают Ваш небедный статус в обществе. И ещё, Вы не женаты. Поскольку не носите обручальное кольцо, но носите перстень на мизинце. Что не может согласоваться с распространённым у мужчин оправданием, типа, «не ношу «обручалку», поскольку она мне мешает». К тому же, за всю ночь лихорадки, Вы ни разу по ошибке не обратились ко мне по имени Вашей возможной жены. И сейчас уже прошло полдня, а Вы до сих пор не побеспокоились о душевном состоянии безутешной жёнушки. Более того, Вы, скорее всего, никогда и не были женаты. И в подтверждении этого, Ваше открытое отношение к женщинам. Разведённые мужчины относятся к противоположному полу с большей опаской и не навязывают своё общество так активно. Далее. У Вас ухоженный вид. Профессионально выполненная модельная стрижка. Спортивное телосложение, добиться которого можно только в спортзале. Особое внимание заслуживает безупречное состояние ногтей. Оно говорит о том, что Вы зарабатываете на жизнь преимущественно умственным трудом. 

Мужчине польстило столь глубокое изучение его персоны. Блеск глаз усилился, и на губах появилась довольная улыбка. Невольно он провёл рукой по своим тёмным волосам, поправляя их. Он ведь до этой минуты считал, что несмотря на всю заботу хозяйки, его напрочь игнорируют в этом доме, по крайней мере, как мужчину. А тут такое копание в его прошлом и настоящем! Причём источником получения данных были лишь её наблюдения.

Ему было приятно, что за ним наблюдают, чтобы понять, узнать его ближе.

- Впечатлён! Значит не бедный, не женатый, и совершенно случайно попавший к Вам?

- Согласна, негусто. Ну, что есть, – равнодушно произнесла она.

- А хотите я про Вас расскажу?

- Если скажу «Нет», это Вас остановит?

- Вы правы, не остановит! – решительно начал он. - Итак, Вы не похожи на коренную деревенскую жительницу. Поэтому первое моё предположение, Вы здесь только на период отпуска. Хотя, отпуск у Вас, судя по нескромным объёмам припасённой одежды, большой. Продолжительный отпуск может быть у сотрудников госаппарата, северян и силовиков. Госслужащие предпочитают отдых заграницей. Северянам и так надоела подобная лесная романтика. Остаются только силовые органы. С большей долей вероятности я ставлю на то, что Вы именно сотрудница силовых структур. Одежда. Вы одеваетесь скромно, но в недешёвую брендовую одежду, которую можно приобрести в крупных магазинах страны. Город, из которого Вы приехали, так быстро не назову. Им может быть любой. Однако Ваша манера изъясняться ориентирует меня в сторону культурной столицы нашей Родины. У Вас очень странные руки, такая опухлость не поддаётся идентификации причин её появления. Волосы. Вашу седину даже платок не может скрыть. Значит, жизнь у Вас более чем тревожная, что подтверждает мою версию о Вашей профессии. Насчет замужем - не замужем. Тут однозначно – нет! Какой нормальный мужик отпустит свою жену проводить отпуск в лесу? А то, что Вы проживаете в этом домике одна, понятно и без слов. Достаточно внимательно изучить обстановку комнаты и всё становится ясно. Детей у Вас тоже нет. Вы, как я на своей шкуре убедился, очень заботливая и внимательная молодая женщина. И будь у Вас ребёнок, Вы бы его не покинули и на день, что уж там говорить о целом отпуске. И, последнее, что касается принадлежности к одной из конфессий. Вы, конечно, приверженка православной веры. И дело тут не в ношении крестика, которого, как я заметил, на Вас нет, а в отсутствии пыли на иконе, что висит у изголовья кровати. Что же касается Ваших нательных украшений, то у Вас есть цепочка, тоже довольно массивная, но из серебра. И я мог бы сделать предположение, что Вы относитесь к тем людям, которые вне зависимости от уровня финансового положения предпочитают не золотые украшения. Но кольцо на цепочке путает мне все аргументы. Оно явно из золота. В нём крупный камень. Скорее всего, камень – рубин. Сейчас я его не вижу, но мне показалось, вчера вечером я видел в перстне у Вас на цепочке камень красного цвета. Предположений, зачем Вы перстень там носите – два. Первое, оно дорого Вам как память, и второе, из-за болезни рук Вы вынуждены носить его сейчас не на пальце… Вроде бы и всё. Ну, как? Что скажете?

Его слова явно её повеселили, она решила его отблагодарить.

- Скажу, Вы молодец! До современного Шерлока Холмса Вам, конечно, далеко, но всё равно впечатляет. Однако Вы ошиблись с отпуском, местом работы, городом и названием драгоценного камня. Вообще ювелирные украшения - это не Ваш конёк. На будущее, не беритесь оценивать финансовое состояние оппонента по его украшениям. А так, Ваши наблюдения были точечного попадания. Просто в яблочко! Спасибо, было увлекательно о себе услышать мнение и выводы, основанные лишь по внешним признакам.

Она продолжила пить чай, тем самым намекая, что дискуссия на тему «кто есть кто» закончена. Но следующие его слова показали, что он не из тех, кто отступится при первых трудностях.

- Мы так хорошо узнали друг друга! Не пора ли нам представиться и перейти на «ты»? А то я чувствую себя неловко, словно утром в субботу, после посещения ночного клуба. Просыпаюсь, вижу у себя в постели прелестную даму, но хоть убей, не могу вспомнить, как её зовут. Но понимаю, что и на «Вы» к ней уже не могу обратиться.

- Я допускаю мысль, - вздохнув, начала она, - Что ночь у нас с Вами была бурная, и даже местами весьма интимная. Однако не считаю обязательной программой знакомиться и переходить на «ты» после столь близкого общения. Помните, как у Александра Сергеевича,

«Что в имени тебе моем?

Оно умрет, как шум печальный

Волны, плеснувшей в берег дальний,

Как звук ночной в лесу глухом».

Мужчина изумлённо посмотрел на неё, а она, убедившись, что он не планирует ей противоречить, продолжила:

- Хотя, Вы правы, знание имён упростит наше общение. Но возникает другой вопрос, а нужно ли нам это? Через сутки Вы будете нежиться в роскошном быте цивилизации, а через месяц и не вспомните, что была такая шальная встреча в лесном домике, где-то на берегу озера.

- А до тех пор, под каким именем мне Вас вспоминать? – улыбаясь, допытывался мужчина. – Хозяйка избушки? Рыбачка-спасительница? Ночная сиделка, вырвавшая меня из лап лихорадочной простуды? Или просто – Мисс Лешая? Я согласен с Шекспиром и «то, что зовем мы Розой, - и под другим названьем сохранила б свой сладкий аромат», однако мне приятно было бы знать Ваше настоящее имя.

- Все предложенные Вами имена очень колоритны, однако, что касается «Мисс Лешая», хоть я и не сильна в фольклорных сказаниях, но как мне помнится, леших женского пола не бывает. Существует жена лешего – Кикимора.

- Имя Кикимора Вам не подходит! - резко возразил мужчина. - Во-первых, я предположил, что Вы не замужем, и Вы подтвердили это. А во-вторых, у меня язык не повернётся красивую женщину назвать Кикиморой.

- Я не способна оценить комплименты. Но, чтобы Вас быстрее отправить блюсти постельный режим, так уж и быть, давайте знакомиться, – она протянула ему руку и произнесла одно только слово, но такое долгожданное для него. – Катя.

- Яр. Ярослав, - произнёс мужчина.

И пожал протянутую женскую руку. Хотя изначально хотел поцеловать её. Но, разгадав замысел, Катя как бы невзначай, немного повернулась вправо и высвободила свою руку.

- А теперь, когда все формальности выполнены, отправляйтесь в постель. Мне не хотелось бы повторения у Вас ночных температур. Я Вам позже принесу горячий чай, а пока Вы можете просто полежать. Хорошо?

- Конечно, Катюш, – пристально наблюдая за ней, произнёс Ярослав.

От его обращения, по женскому телу пробежала волна возмущения:

«Однако, он наглец!

Ещё и улыбается, - подумала «Катюша», взглянув в глаза Ярославу. - Теперь меня будет донимать таким вольным обращением. А ведь я давала согласие на обращение к себе как к «Кате». И никак иначе!

Ладно, сделаю вид, что не заметила его перегиба с произношением моего имени».

Она убрала со стола, вымыла посуду и приготовила для Ярослава свежий чай, поскольку за «завтраком» он так и не притронулся к предыдущей версии согревающего напитка.

- Ваш чай. Вам сейчас надо много пить, – сказала Катя, протягивая кружку со свежим травяным чаем, лежащему на кровати мужчине.

Он принял предлагаемый напиток и улыбнулся.

- Спасибо, Катенька.

Внутри её опять передёрнуло, но и на этот раз она вида не показала, насколько для неё такое обращение лично.

«Сколько ещё он вспомнит вариантов произношения моего имени?

И что, мне всё это терпеть?

Мне, например, тоже есть чем ему ответить. Но я же молчу!

Хотя, ох как хочется осадить этого Ярика, Славуню!

И вот ещё, самое редкое - Рося!»

Но вслух она произнесла совсем другое:

- У меня много дел, поэтому круглосуточную компанию Вам я не смогу составить. Постарайтесь поспать. Будет скучно, выходите на крыльцо, но пожалуйста, не предпринимайте безрассудных действий и не отходите от дома. Я обратила внимание, Вас ещё штормит и покачивает. К тому же, температуру Вашу, мы не до конца усмирили.

Катя, без доли интимности, как-то просто положила руку на мужской лоб. Пару секунд подержала, проверяя температуру, после чего, также просто убрала ладонь и продолжила:

– У Вас температура. Небольшая, правда, но поберечься надо. Лежите, отдыхайте. А всё остальное обсудим позже.

И не дожидаясь ответа, вышла из комнаты.

Ярослав неспешно выпил чай и лег спать, как велела его спасительница.

 

Глава 5

Несколько часов спустя он мирно сидел на деревянных ступеньках, перед дверью в дом. Благо он не курил уже больше пяти лет, иначе сейчас бы изнемогал от желания втянуть в себя немного яда. Ситуация предполагала выполнение им хоть какого-нибудь действия. Просто сидеть на ступеньках было мучительно скучно. И Ярослав, медленно поднявшись, решил отправиться на разведку.

Но прежде ему нужно было обуться.

К его удивлению, на пороге стояло шесть пар обуви. Среди них были мужские кирзовые сапоги, калоши, старые сандалии. Остальная обувь была, судя по размерам, женская. Ярослав обул сандалии и спустился по ступенькам. Обойдя дом, прошёлся до озера и вернулся назад. Хозяйки не было видно. Почему-то он стал испытывать беспокойство за неё.

«Обе лодки были на берегу, значит, Екатерина не уплыла и сейчас где-то на суше.

Но где?

Может, пошла в лес?

А если она набредёт на зверя?

Лес - не городской парк. Здесь и медведи водятся».

Нагнав на себя страх, он отправился на поиски непоседливой женщины.

Лес - это особый мир. Без забора. Но почему-то, пересекая определённую черту, начинаешь ощущать себя в другом пространстве. И даже времени, которое здесь течёт по-другому. Гораздо медленней. Но когда наступает вечер, в лесу темнеет чрезвычайно быстро.

Ярослав зашёл в лес и насколько мог громко выкрикнул имя Кати. Ответом ему был лишь звук взмывших в небо перепуганных лесных птиц. Ещё несколько раз он повторил попытку дозваться до Кати. И всё безрезультатно.

Злой Ярослав направился домой в надежде там обнаружить «пропажу», но вдруг заметил бегущего в его сторону человека. Одет бегун был в странную одежду. Если можно представить космонавта в хлопчатобумажном белом скафандре, то именно так и выглядел этот человек.

- Ярослав! Вы в своём уме? – кричала Катя из «скафандра».

- Катерина?

Он остолбенел, узнав в «космонавте» свою пропавшую хозяйку.

Катя подбежала и стянула с головы лицевую сетку, защищающую её лицо от встревоженных пчёл.

- Добрый вечер. Что Вы здесь делаете? – прерываясь, чтобы отдышаться, гневно спросила она. - Мы же договорились, что от дома отходить не будете!

- А Вы где были? И почему в таком наряде?

- Я с пчёлами работала. Там, на пасеке, - она указала взмахом руки, куда-то левее от дома.

И тут он догадался, что её одежда является средством защиты пасечника от пчёл. 

- Какие ещё пчёлы? Вам что, делать больше нечего, как лазить в логово этих опасных насекомых? Теперь я понимаю, почему у Вас такие воспалённые, опухшие руки! Вы вообще в детстве смотрели мультик про Вини Пуха? Даже медведь боялся лазить к ним за мёдом!

- Может, Вас удивлю, но я к пчёлам сейчас не за мёдом полезла. Я гнездо их сокращала перед предстоящей зимой.

- Какой ещё зимой? Вам какое дело до их зимовки? Пусть их хозяин возвращается и беспокоится о своей животине! Вы-то тут причём?

Она лишь махнула рукой, отказываясь что-либо ему объяснять.

- Ярослав, пойдемте домой! Уже вечер. Пора ужинать и спать.

Почему-то последнее слова мужчину особенно пленили, и он, повинуясь, побрел за Катей. Но поднимаясь по ступенькам, не выдержал и поинтересовался:

- Катрин, зачем Вы выставили столько обуви на пороге? Переступая через неё, можно и убиться.

В очередной раз он интерпретировал её имя. И опять она подавила желание сделать ему замечание и просто ответила на его вопрос:

- Так создаётся впечатление, что в доме живёт уйма народа. И если лихой человек набредёт на избушку, прежде чем вломиться внутрь, подумает, а нужно ли ему беспокоить хозяев.

Уже войдя в дом, и присев на кровать, Ярослав, обуреваемый беспокойством за Катю, из-за её незащищённого быта, спросил:

- Зачем вообще все эти сложности? Поехали со мной заграницу отдыхать? Выбор страны за тобой. Все расходы беру на себя.

Катя, занятая растопкой печи, посмотрела на мужчину и спокойно ответила:

- Заграницу я не поеду.

- Тогда, как насчёт Черноморского побережья? Сочи? А хочешь, на Байкал махнём? Говорят, там потрясающе красиво. Тем более, мы уже на полпути к нему.

- Говорят, ещё на Камчатке прекрасная долина гейзеров есть, - равнодушно произнесла Катя.

- Кать, ну, правда, зачем тебе находиться здесь, когда есть столько красивых, а главное цивилизованных мест на земле?

- Ладно, пошутили и хватит. Вы забываетесь. И на будущее, во-первых, мы не переходили на «ты», во-вторых, я с Вами никуда не поеду. И последнее, завтра в это же самое время Вы ранее высказанное предложение о совместном досуге сможете реализовать с первой попавшейся наивной дурочкой. Поскольку мы с утра выдвигаемся на поиски места Вашей дислокации, в котором Вы находились до того, как отправились в плавание и попали ко мне.

Не дожидаясь ответа, она вышла из комнаты на кухню за едой.

Ужин прошёл при свечах и в молчании. Лишь под конец Ярослав нарушил тишину:

- Так значит, тут и электричества нет?

Ответом ему был её глубокий вздох, которым она заставила оставить без комментариев его саркастическое замечание. Первую ночь в этом доме он помнил плохо, но сейчас стал припоминать, что и тогда она прошла при свечах. Закончив наслаждаться жареным картофелем с тушенкой, он, сытый, развалился на стуле и стал наблюдать за Катей. От этого аппетит у неё совсем пропал. Через минуту она не выдержала, встала и принялась убирать со стола.

- А чай? – капризно, потребовал Ярослав.

- Сейчас принесу, – спокойно ответила Катя и вышла на кухню.

Не прошло пяти минут, как перед ним стояла кружка с чаем.

- А себе? – поинтересовался он отсутствием чая для Кати.

- Я на ночь не пью.

- А! Понятно! – измывался мужчина. – Ты вынуждена так поступать из-за отсутствия нормального туалета в доме. Чтобы ночью не замёрзнуть, бегая на улицу? А как же ты обходишься без ванной? Ты на замарашку не похожа.

- Здесь есть баня. Я её периодически топлю, – присев на стул, призналась Катя, невольно создав этим признанием себе большущую проблему.

- Баня!? Ты моешься в бане?

- Что в этом такого странного?

- А то, что ты, имея баню, до сих пор не предложила добру молодцу истопить её и вымыться с дальней дороги! Всё! Решено! Завтра с утра топим баню!

- Так! Стоп! Во-первых, у Вас совсем недавно была высокая температура! В баню Вам нежелательно. Во-вторых, мы завтра возвращаем Вас домой. Погостили и хватит. Пора и честь знать.

- Кэтрин, ну не будь грубой. Мне, правда, надо искупаться, а тут такой шанс попариться в настоящей русской бане! Не лишай меня радости. Я не буду тебе в тягость и сам всё сделаю. И учти, если ты мне откажешь, я всю ночь просижу на пороге. Замёрзну! Окончательно простужусь! И тогда избавиться от меня уже так просто ты не сможешь.

Поняв, что проиграла в этой схватке, Катя только и смогла сказать:

- Ладно. Завтра баня… А теперь спать.

Она вышла из комнаты, переоделась, надела поверх ночной рубашки халат и вернулась, готовая ко сну. Но прежде чем взобраться на печь, Катя, со словами «на всякий случай», вручила Ярославу солидный по размерам аккумуляторный фонарь. Однако свечу, горевшую на столе, тушить не стала. И теперь горящий фитиль первобытным источником света грел душу. Мирно потрескивали дрова в печи. А за окном изредка издавали звуки лесные птицы.

Хозяйка домика разместилась на печи, тепло от которой, проходя через матрасы, создавало нереальное удовольствие для её уставшего тела. И всё же, прежде чем уснуть, Катя, как обычно перед сном, достала своё любимое чтиво - электронную книгу. И уже стала погружаться в волшебный мир текста, как её вернул в реальный мир мужской голос, гаркнувший очень близко от уха:

- Так! Значит гаджетами «мисс Лешая» всё-таки пользуется!

Свет, шедший от экрана электронной книги, во всей красе осветил, как вздрогнула женщина от неожиданности такого близкого незапланированного контакта.

- Что Вам опять нужно? - процедила она сквозь зубы.

- Катюш, - как ни в чём не бывало, мягко продолжил Ярослав, - я тут подумал, а откуда ты берёшь энергию для зарядки аккумуляторов на свои игрушки? Для фонарика, книги?

- У меня есть генератор, – сдержано ответила она. - Ещё вопросы будут?

- Думаю, на сегодня нет.

- Вот и славно. Идите спать.

- А если у меня ночью поднимется температура, как же я обойдусь без твоей помощи?

- Напрасно беспокоитесь. Я сплю чутко и в случае чего окажу помощь. К тому же, я периодически буду подходить к кровати и проверять рукой Вашу температуру.

- Мне прямо неудобно создавать столько хлопот. А я, пожалуй, хотя бы от необходимости среди ночи выбираться из теплой постели, чтобы проверить моё самочувствие, тебя избавлю.

- Каким образом? – тревожно спросила она.

Но тут увидела, как Ярослав по-хозяйски забирается на печь и устраивается рядом с ней на ночлег. От возмущения на такое вторжение Катя попыталась вскочить со своего тёплого местечка. Однако его слова заставили её замереть, а позже и вовсе вернуться в горизонтальное положение:

- Катерина, спи спокойно. Я не маньяк, мне просто холодно спать на кровати. Как, впрочем, и тебе будет, если надумаешь перебраться туда. Я предприму максимум усилий и не нарушу твоё личное пространство без разрешения. Прошу, поверь.

- Если нарушите слово, я найду способ отправить Вас на тот свет к праотцам раньше положенного срока, – монотонно констатировала Катя своё согласие на его присутствие в её ложе.

- Договорились, – довольный мужчина немного поёрзал, удобнее устраиваясь, и вскоре заснул.

А она? Читала книгу?

Во всяком случае, она держала её в руках. Но почему-то, страницы забывала перелистывать. И если бы Ярослав не спал, то от него наверняка бы не скрылась её временная малограмотность, повлекшая столь медленное прочтение текста.

Поборовшись с мыслями о наличии инородного тела рядом с собой, Катя через час всё же уснула.

 

Глава 6

Утро

Оно было великолепным, с точки зрения Гидрометцентра. Ясное небо, умеренная влажность, слабый ветер до двух метров в секунду и температура среднестатистическая для данного месяца года. Но всё это не имело никакого значения для той, которая сейчас, проснувшись, открыла глаза и, не понимая, что происходит, собирала мысли в кучу.

«Мало того, что я лежу, уткнувшись в мужское тело, так ещё и этот "собственник" своими ручищами притянул меня к себе!

И я ещё говорила, что сон у меня чуткий!

Ага, как же! - ругала Катя себя. – Сплю, как убитая!»

Медленно, как сапёр, она высвободилась из мужских объятий и сползла с печи. Особенно её порадовало, что Ярослав спал облачённый в одежду, и тело его было скрыто от женского взгляда. И, что более важно, от её рук и других частей тела.

Даже когда позавчера она его голого тащила в дом, эротичности и интимности в их соприкосновениях было на несколько порядков меньше, чем сегодня в момент её пробуждения. Не желая разделять пережитые ощущения с мужчиной, Катя с облегчением оказалась на полу, оставив виновника её возбуждённого состояния в неведенье степени интимности их утра.

Выйдя на кухню, она начала зажигать спички, как всегда, нужным только ей способом. Спички не слушались, и под натиском выпадали из пальцев. Но Катя продолжала совершать ритуал зажжения спички при помощи одной руки. Спустя десяток попыток, одна из спичек под действием силы трения всё же вспыхнула между женскими пальцами. Катя быстро зажгла конфорку и водрузила на неё чайник с водой.

Ярослав спустился с печи спустя полчаса. Хозяйка к этому времени разместилась на ступеньках перед домом и, почти медитируя, пила слегка остуженный чай. Вообще Катя любила пить чай из прозрачной посуды, наслаждаясь созерцанием выпиваемого напитка. Но, поскольку ассортимент посуды был несколько ограниченным, она налила утренний бодрящий напиток в большой бокал на ножке. В такие, конечно, чаще наливали вино или виски, но из-за отсутствия компании, повода и тому подобного, спиртного у Кати не водилось. За исключением медицинского спирта, находящегося в аптечке для дезинфекции потенциально возможных ран или мест инъекций.

Когда Ярослав вышел из дома, перед ним предстала странная картина. Катерина, пьющая из бокала что-то, что сильно напоминало… Тут список мог быть длинным. И у Ярослава фантазия создала именно такой. Но вид выпивающей с утра женщины вызывал у него отвращение и неприязнь. Одна из его последних подруг имела такое пристрастие, и он во всех красках видел падение ценностей её сознания и поведения в целом.

Казалось бы, девочка была из обеспеченной семьи. Родители устроили в институт, но этой избалованной куколке не хватало острых ощущений, а скорее всего, и ремня в детстве. Уже на втором курсе, Рита бросила учёбу и отправилась в свободное плаванье по ночным клубам. Там с ней и познакомился Ярослав. Их бурные отношения длились почти полгода, после чего он не выдержал и отправил Риту сначала в специализированную лечебницу, естественно за его счёт, а затем домой к её родителям. Ярослав больше не мог считать Риту своей женщиной. Тем более не представлял её в роли своей жены или, упаси Бог, матери его детей. О которых он, в силу возраста и воспитания, уже задумывался. После Риты у Ярослава были женщины, но каждый раз он с опаской относился к их «досугу».

- Я прошу прощения, Катерина, – за спиной у Кати раздался грубый мужской голос, - но тебе не кажется, что ты не с того начинаешь день?

Она обернулась и увидела грозного Ярослава.

- Почему не с того? Я люблю так встречать утро.

- И всё же, я считаю такое поведение неприемлемым для женщины!

- То есть? Что я не так делаю, по-вашему?

Он подошел почти вплотную и вырвал из женских рук бокал. Тот расплескался под натиском захвата.

- Ярослав, если Вы хотите чай, не обязательно забирать мой. Я сейчас схожу на кухню и принесу чай для Вас.

Катя встала со ступенек и попыталась пройти мимо мужчины. Но напрасно. Перегородив ей путь, Ярослав удивлённо уточнил:

- Так это что, чай?

Он поднёс бокал к губам и сделал небольшой глоток.

- А Вы подумали, что это… Что?

- Прости Катюш, я, наверное, погорячился.

- Бывает.

Она всё ещё планировала пройти мимо Ярослава, но он упорно не давал ей это сделать и телом своим почти прижал её к стене.

- А ты не боишься, что теперь я узнаю твои мысли? Ведь я пил из твоего бокала, – игриво поинтересовался он.

Катя внимательно посмотрела в глаза Ярославу и спокойно призналась:

- Нет, не боюсь. Я уже давно научилась блокировать попытки вторгнуться мне в сознание. И у Вас не получится разобраться, что у меня там, – она указала пальцем на свой лоб. – Разрешите, я пройду. Мне всё же хочется заполучить свой чай, и пусть даже в обмен на точно такой же, но для Вас.

Он немного отошёл в сторону и пропустил Катю в дом. Оставшись наедине с природой, Ярослав выругался на себя за грубость по отношению к хозяйке дома и, решив сгладить обстановку, отправился на кухню.

Катя стояла у плиты, пытаясь зажечь спичку, когда услышала за спиной его голос:

- Я ещё вчера, когда ты разжигала огонь в печи, хотел спросить, зачем так усложняешь процесс добычи огня? Можно ведь и второй рукой воспользоваться.

 Ярослав поставил бокал на подоконник и бесцеремонно отобрал у Кати спички. Быстро зажёг одну из них, а затем и конфорку.

– Катюш, ты осознанно создаешь себе трудности. При этом, наверное, испытываешь мазохистское удовольствие? Задумываясь о твоём поведении: спички, пчёлы, вообще весь этот «лесной» образ жизни, я не нахожу простого объяснения. Опять же, почему упорно продолжаешь мне «Выкать»? Понятное дело, если б меж нами разница в возрасте была. А так излишняя субординация. Причём только с твоей стороны! Я уже давно перешёл на «ты», и все твои попытки вернуть меня на первоначальный этап нашего общения, я так и буду игнорировать. Тогда зачем ты упорно выстраиваешь эти стены отчуждения?

- Послушайте, Ярослав, Вы случайно попали ко мне. Я как-то без Вас жила, пусть со своими «тараканами» в голове, но никому не мешала. И вот появились Вы. Весь такой простой и открытый. И начали бесцеремонно вторгаться в мой мирок. Я Вас в него по необходимости впустила. Заметьте, Вашей необходимости! Но Вам этого мало. Вам нужно его переделать, сделать таким, каким Вы его хотите видеть. Понятным для Вас. Простите, но это – хамство. Вот Ваш чай.

Ярослав и не заметил, когда Катя успела вскипятить воду и приготовить для него напиток.

- Спасибо, – приняв из женских рук кружку, поблагодарил он. – Хамство? Не спорю! А как называется то, что ты, молодая красивая женщина, проводишь свои дни здесь? Да, согласен, довольно красивое место. Но это не отель «пять звёзд». И даже не «три». Я мог бы долго тебе рассказывать о той опасности, которой ты подвергаешься каждый день, находясь здесь. Это ещё хорошо, что ты именно меня подобрала! Но ведь на моём месте мог быть кто угодно. Например, беглый заключённый. Как бы ты себя тогда вела? Тоже в «мисс» с ним играла? Да ты бы уже давно под ним лежала, раздвинув ноги и…

Он не успел договорить. Его остановила смачная пощёчина посланная Катериной. Не проронив ни слова, она повернулась к нему спиной, взяла с подоконника свой бокал с чаем и вышла за дверь.

Придя в себя, он нашёл Катю сидящей на ступенях. Подошел и присел рядом с ней. В молчании они пили чай. И лишь спустя несколько минут, Катя нарушила эту странную идиллию:

- Ярослав, если Вы ещё хотите попариться в бане, она в Вашем распоряжении.

 Он лишь кивнул в знак согласия, но так и не осмелился посмотреть ей в глаза.

- Дрова сложены слева от входа. Какой предпочитаете веник? Дубовый, берёзовый? – уточнила она.

- Дубовый.

- Возьмёте в предбаннике. Там на стене висят именно дубовые веники. Полотенце, мыло и бритву я принесу позже. Баньку протопить придётся. На это уйдёт пару часов. А я пока займусь своими делами. И помните, после бани Вы покидаете этот дом.

Ярослава почему-то не привлекала такая перспектива, и он, дабы получить отсрочку, пошёл на дополнительные меры.

 - Катя, но прежде, я хотел бы отработать своё пребывание в твоём доме. Как ты помнишь, я не люблю быть должником.

Она ответила почти сразу:

- После болезни Вы физически ненамного сильнее меня, поэтому в Вас, как в рабочей силе, я не нуждаюсь.

- Тогда как я могу отблагодарить за заботу?

Соблазн увидеть её зелёные глаза, был выше угрызения совести. Он взглянул. И почему-то не смог отвести глаза. Катя тоже посмотрела на него. Но взгляд у неё был другой. Не такой мягкий. Скорее оценивающий. Так смотрят в отделе кадров крупных компаний на тех, кто пытается наняться на самую низкооплачиваемую работу на фирме.

- Ярослав, моя жизнь здесь лишена только одной моей слабости. И я приму в счёт оплаты за Ваше пребывание… партию в шахматы.

- В шахматы? – удивлённо переспросил он.

- Надеюсь, Вы умеете играть?

- Да.

- Прекрасно! – Катя встала со ступенек. - Я пошла на кухню готовить завтрак. Встретимся позже. Тогда и сыграем.

Ярослав проводил её взглядом и отправился растапливать баню.

 

Глава 7

Уже который ход Ярослав пытался ликвидировать ферзя противника, но Катя, просчитывая ходы, уходила от удара ещё до их реализации.

- Катенька, ты хорошо играешь! – сделал комплимент Ярослав, перемещая фигуру ладьи по шахматной доске.

- Я, возможно, неплохо защищаюсь, но атаки - не моё. Здесь я Вам явно проигрываю.

В ответ на его ход, она продвинула на клетку свою чёрную пешку.

- Я бы так однозначно не утверждал.

- Ярослав, прошу прощения, если вторгаюсь не в свои дела, но мне не даёт покоя один момент Вашего пребывания в лодке.

- Какой? – спросил Ярослав, не отрывая взгляда от чёрно-белых клеток доски.

- Вы могли бы рассказать, как попали в лодку?

Он, улыбнувшись, посмотрел на Катю.

- О! Катюш, у тебя проснулось любопытство?

- Я объясню свой интерес, но если можно, после Вашей истории.

- Можно. Но моя история не будет лишена интимных подробностей. Не смутит?

- Нет.

- В таком случае, слушай, – начал Ярослав. – Мы с друзьями отдыхали на базе «Зелёная гладь». Конечно, при этом немного выпили. Под вечер каждого потянуло на развлечения. Мне приспичило в компании одной местной дамы отправиться искупаться в реке. Мы с ней на берегу ещё немного выпили и забрались в лодку, чтобы… ну, сама понимаешь, для более близкого общения.

- Понимаю. Для интима.

- Фу, как не романтично! – с блеском в глазах произнёс он.

- А дальше что было? Я имею в виду не интимные подробности ваших с ней отношений.

- Да, их, собственно говоря, и не было. Она раздела меня, и я отключился. Очнулся уже, когда со мной была ты. Вот и вся история. А теперь выкладывай, что тебя насторожило в моей ситуации?

- Ответьте ещё на один вопрос. Было ли количество выпитого Вами спиртного, достаточным для того, чтобы помешать довершению затеянного с той самой дамой?

Ярослав немного подумал и с некоторым пафосом признался:

- В моей бурной молодости бывало и гораздо больше мною выпито, и на меня никто из женщин тогда не жаловался.

Его бравадство не впечатлило Катю, и она продолжила свою мысль:

- Дело в том Ярослав, что когда я Вас обнаружила, спиртным от Вас едва пахло. И если предположить, что Ваша дама оставила Вас спящего в лодке, возникает вопрос, как получилось, что лодка пошла по течению?

- Может, она просто отвязалась?

- Нет. Не может. Конец верёвки, которым привязывают лодку к пирсу или любому другому стационарному предмету на берегу, на момент обнаружения мной был внутри лодки. Значит, после того как верёвку отвязали, её закинули внутрь лодки. И ещё, наверняка, оттолкнули лодку от берега. Течение у реки хоть и сильное, но лодки от берега не срываются сами. Я, может, сгущаю краски, но считаю, что Вас заманили в лодку, угостили спиртным с добавкой. Возможно, добавкой послужил клофелин. А после отправили в свободное плаванье.

- Но меня же не ограбили? – задумавшись, произнёс Ярослав.

- Это даже хуже. Так хотя бы был мотив, заставивший Вашу несостоявшуюся в интимном плане даму на столь криминальное поведение. К тому же, зачем ей избавляться от Вас столь рискованным способом? Но, в том, что она причастна к Вашему путешествию по реке, я абсолютно уверена! Вас я нашла после обеда, разумно мыслить Вы начали лишь на следующий день. Вопрос, как простое спиртное могло вырубить мозг на такой длительный период? Ответ – простое спиртное и не могло.

- Катюш, ты меня пугаешь. В твоих словах есть логика, но я, всё же, не могу понять, что случилось со мной. До этой беседы был уверен, что со мной произошёл несчастный случай. А теперь не знаю, что и думать.

- Вы кому-нибудь в последнее время переходили дорогу?

- Ты думаешь, от меня хотели избавиться?

- Избавиться или отстранить на время принятия какого-то решения.

Ярослав внимательно посмотрел на шахматную доску, затем на Катю.

- Я предлагаю ничью.

- Согласна, тем более что о шахматах теперь Вы думать не сможете. А с моей стороны было бы нечестно воспользоваться такой ситуацией. Ничья.

Катя протянула Ярославу руку, а он, приняв её, не стал мешкать и быстро поднёс к своим губам, чтобы поцеловать.

- Спасибо, что поделилась своими мыслями о том, как я попал в ту злосчастную лодку.

- Кстати, о лодке!

Проигнорировав поцелуй, и равнодушно высвободив руку, Катя продолжила:

- Лодка привязана к пирсу. И её обязательно заметят, когда будут Вас искать. Если, конечно, будут.

Ярослав внимательно посмотрел на Катю и уловил её недосказанные опасения.

- Пойдём, Катя, я вытащу лодку и спрячу на берегу. Что-то мне не хочется, чтобы поиски меня привели к обнаружению тебя.

- Спрятать лодку будет проблематично. Она большая и тяжёлая, - напомнила Катя.

- Тогда давай её просто утопим подальше от берега?

- Разумное предложение.

Через полчаса они плыли в лодке Кати, буксируя другую лодку. Дойдя до предполагаемого места утопления, Ярослав притянул будущий «Титаник», от чего лодки с шумом соприкоснулись бортами. Катя отвязала лодки друг от друга. И Ярослав стал топить пустую лодку. Через борт она быстро набралась воды и начала медленно погружаться в тёмные воды. Вскоре волны над лодкой сомкнулись, тем самым навсегда скрыв её под многометровой толщей воды.

- И хочется сказать: «Концы в воду»! Извините, Ярослав, но с утоплением лодки мы не решили главную проблему.

- Как мне предстать перед моими обидчиками? – уточнил Ярослав.

- Я бы предпочла вариант «Как простить их и жить дальше».

- Катюш, я мужчина, поэтому не могу простить врага. Я должен чувствовать себя отомщённым и защищённым от подобных нападений в будущем, – объяснял Ярослав простые истины, налегая на вёсла.

- Я с уважением отношусь к такому решению и всё же прошу рассмотреть и другие варианты. Месть - это всего лишь холодное блюдо, и не всегда единственно возможное. Услышьте меня. Порой, отомстив, начинаешь испытывать ещё большее опустошение.

- Мне сейчас трудно рационально рассуждать. Я очень зол. Только не знаю на кого. И все мои мысли исключительно об источнике моего нынешнего положения. Мне нужно, в первую очередь, узнать имя недруга. А уже потом принимать решение, как его казнить.

- Я Вас понимаю. Но ещё раз прошу, когда найдёте источник зла, подумайте, а не превратитесь ли Вы в него сами, совершая месть?

 

Глава 8

Как только Ярослав плеснул воду на раскалённые камни, облако пара устремилось к потолку. Тело сжалось в предвкушении ожидаемого жара, волна которого пошла сверху вниз. Неистово Ярослав стал хлестать дубовым веником по собственному телу. И если бы он не думал о беседе с Катей во время их игры в шахматы, то наверняка почувствовал, что излишне усердствует. Но, погружённый в мысли, он лишь продолжал наносить удар за ударом.

Катя после «мокрого дела» на озере, отправилась готовить обед. Но обещала воспользоваться благами русской бани, после того как Ярослав выйдет. Он же пока не спешил освобождать этот мир гигиены.

Принесённой из колодца кристально прозрачной воды было в изобилии, и Ярослав, выскочив из парной в предбанник, зачерпнул ведром её из бочки и вылил на себя. Красное тело испытало мгновенно стресс, но ради этого всё и затевалось. Ярослав обмотал бедра предоставленным заботливой хозяйкой полотенцем и вышел на улицу вдохнуть свежий воздух. 

На лавочке возле бани мирно сидела Катя. Она держала в руках новую одежду для Ярослава. Носки. Майку серого цвета, и черные спортивные брюки.

- С лёгким паром!

- Спасибо, Катюш.

- Я Вам принесла одежду. Старую можете оставить в бане, я её позже приведу в порядок.

- Хорошо.

Принимая одежду, Ярослав нарочно сделал так, чтобы невинными касаниями завладеть женскими руками.

– А ты сама когда будешь заходить?

- После того, как выйдете Вы, – выдала голосом она дискомфорт.

И высвободила руки.

- Хорошо, тогда я пошёл одеваться.

- Не спешите, Ярослав. Я не собиралась Вас торопить.

Ярослав внезапно вспомнил ещё один вариант её имени и, конечно же, решил воспользоваться им.

- Не беспокойся об этом, Катарина.

Тем более что этот вариант, с учётом её непокорённого духа, наиболее ярко отражал намёк Ярослава на желание укротить строптивую. И восстановить ущемлённое мужское самолюбие.

Катя намёк поняла. Но внешне проигнорировала его. Даже бровью не повела. Смерив её взглядом уверенного хищника, Ярослав вернулся в баню. А Катя осталась ждать на скамейке.

Но неожиданно раздался грохот упавших вёдер и приглушённое мужское рычание. Без раздумий, Катя рванула в баню и обнаружила Ярослава, лежащего в предбаннике на деревянном полу вниз лицом.

- Так, спокойно! Я сейчас Вам помогу. Не делайте резких движений.

Нагнувшись, она стала помогать Ярославу подняться. Когда он уже стоял, слегка пошатываясь, Катя опять его попросила не торопиться: 

- Осторожно, Ярослав. Потихоньку.

Он повиновался, но лишь до тех пор, пока Катя случайно не заглянула в его серо-коричневые глаза. Там её ждала суровая пленяющая нежность, требующая немедленного воплощения мужского желания безраздельно обладать её телом. Одним рывком Ярослав притянул за талию Катю к себе и стал, нависая, приближаться к её губам.

Расстояние неумолимо сокращалось.

Нужно было принимать решение. Но разум её молчал.

Очарованная его взглядом, Катя не заметила, как их губы соприкоснулись. И вот уже она сама, словно боясь пораниться, попробовала на вкус мужские губы. Живая, отзывчивая женщина, спрятанная в глубине её тела, попросилась наружу. Робко, несмело делая шаги в сторону обнимающего и страстно целующего её мужчины.

Ярослав быстро поднял Катю на руки и отнёс на ближайшую горизонтальную поверхность. И пусть ею была нижняя полка парилки. Это не могло их остановить. Жар двух тел, сорвавшихся от страсти, был куда сильнее того, что окружал их в парной. Изголодавшийся, но не желудком, мужчина, под действием хорошей экологии, отличного высококалорийного питания и при отсутствии физической нагрузки, сейчас, словно пират, дорвавшийся до заветного клада, упивался близостью с этой женщиной.

А она?

А что, она… тоже ведь была живой, с присущей каждому человеку пирамидой потребностей Абрахама Маслоу. Когда у неё было подобное физическое наслаждение она помнила, но это было слишком давно, чтобы сейчас проводить параллель или ассоциацию. Здесь и сейчас она открывала для себя весь этот мир чувственного контакта с мужчиной заново. С той лишь разницей, что без оглядки на прошлое, без надежд на будущее. Вся накопившаяся страсть, снеся плотину её спокойного фасада, обрушилась на соблазнителя.

Молча, словно боясь услышать собственные голоса, они сорвали ту последнюю преграду, что их разделяла. Её одежду.

А после…

А после, они уже и сами не осознавали, что было между ними. Хотя, собственно говоря, меж их телами ничего и не осталось. Даже пространства. Его руки, скользя по женской груди, почти дрожали. Но поверив в реальность происходящего, Ярослав завладел её телом и натиском стал погружаться всё глубже и глубже. 

Женские пальцы прошлись по его могучей спине, оставляя следы ровных полос от впившихся в кожу ногтей. Робкий поцелуй лёг на плечо Ярослава. Но вскоре губы разомкнулись, и ротик зубами довершил выплеск страсти. От Катиного укуса Ярослав ещё больше обезумел. Но чтобы не показаться грубым и диким, в ответ впился поцелуем в женскую шёю, фиксируя отпечатком на ней буйство своей натуры. Женский стон довершил потерю им самообладания.

Они нашли общую волну и теперь их тела, двигаясь в унисон, стали одним единым целым. Страстным и взаимно поглощающим.

Лишь когда излив всю страсть, они легли рядом друг с другом, к ним стало возвращаться понятие автономности их тел. Их мыслей. И жизней в целом.

Первой попыталась отстраниться Катя. Но напрасно. Руки Ярослава вернули её на исходную позицию. Прижавшись щекой к её щеке, он прошептал, почти в ухо, то, что она совершенно не ожидала услышать:

- Ты меня сводишь с ума. Я никого в жизни так не хотел, как тебя.

- Спасибо. Любой женщине приятно такое услышать.

- Причем здесь любая женщина? – возмутился Ярослав. - Я говорю о тебе! Я действительно раньше подобного не испытывал. К тому же, разве я тебе когда-нибудь врал? Почему ты мне не веришь?

- Я верю. Верю. Но при этом считаю, что не стоит так стараться мне льстить. Мне и самой было очень комфортно в твоих объятьях. Но на большее я не рассчитываю. Наше совместное проживание показало, мы слишком по-разному видим жизненный ритм. Давай не будем рушить мир каждого своим вторжением в него.

Одним рывком Ярослав навис над Катей.

- Котик! То есть, тебя устраивает просто секс между нами?

- Не думаю, что он повторится, и что об этом стоит говорить.

- Ошибаешься! Ещё как повторится! – Ярослав с прищуром посмотрел в глаза лежащей под ним женщины.

 Совместным мытьём в бане продолжили они интимное времяпрепровождение. Ярослав снял с Катерины цепочку с кольцом и повесил на согнутый гвоздь, вбитый в дверь в парную. На тот же гвоздь, на котором висела его собственная золотая цепочка.

Он с ног до головы намылил Катю пенной мочалкой. Катя тоже самое сделала с ним. Вылив ведро теплой воды, Ярослав смыл пену с их тел. Катя легла на верхнюю полку парной. Бережно Ярослав прошёлся дубовым веником по её телу. Катя не осталась в долгу и отблагодарила его той же монетой, с той лишь разницей, что довершила свои действия, выливанием ему на спину принесённого из предбанника ведра холодной воды. Не ожидал Ярослав такой развязки и, вскочив, помчался за убегающей.

- Постой! Катюш!

Но она, предчувствуя, что и ей предстоит ледяной душ, не поддалась на уговоры, и продолжала маневрировать между скамейками в предбаннике, ускользая от Ярослава.

- Куда же ты убегаешь? – не оставлял он надежду поймать её.

- Да так, что-то расхотелось баниться.

- Может, ты мне спинку потрёшь?

- Уже тёрла.

Понимая, что мирно Катерина ему в руки не дастся, он прибегнул в очередной раз к своей хитрости и, зацепившись за ведро, реалистично упал на пол.

Её реакция была известна и не заставила себя ждать. Наивная, быстро подбежав, начала оказывать Ярославу помощь и поднимать с пола. Но, ему было нужно совсем другое. Поймав крепкой хваткой Катю, он потянул её вниз и повалил на себя. После нескольких его поцелуев, женское сопротивление было сломлено.

- Ярослав, признайся ты ведь и в первый раз упал по своей собственной инициативе? Ты просто таким изощрённым способом заманил меня в баню?

- Если для того чтобы ты оказывалась в моих объятьях, мне нужно калечиться - я покалечусь!

- Это в высшей степени глупо!

- Но эффективно!

- Обещай не подвергать свою жизнь опасности.

- Обещаю, если ты будешь приходить ко мне по первому моему зову.

- Однако! – улыбнувшись, возмутилась Катя.

- Да! Так и только так!

- Какой же ты… шутник. Пойдём в парную. Мне что-то холодно на полу. Давай домоемся и пойдём обедать.

- А после? – с надеждой в голосе спросил Ярослав.

- А после мы собирались тебя вернуть в твой мир. Или ты забыл?

- Катюш, это обязательно делать сегодня? – его голос стал серьёзным.

- Какой смысл в отсрочке?

- Вот этот!

Его сильная рука прошлась по женской спине, слегка царапая её. А губы нанесли жёсткий поцелуй, грубо завладевая её ротиком. На этот раз Ярослав не был деликатным. И причина тому - злость на Катю из-за её желания так легко избавиться от него. Телодвижения ущемлённого собственника Катя быстро разгадала.

- Ярослав, я не убегу. Не надо так сильно сжимать мои руки.

Осознав правоту её претензии, он изменил тактику и добавил в свои движения нежность. Это дало результат. Катя начала ему отвечать. Обняла и поцеловала. Переместившись в парную, они позволили себе ещё раз насладиться близостью.

 

Глава 9

Два часа спустя, после сытного обеда, убрав со стола и переместившись на ступеньки для чаепития, Катя вновь завела разговор об отъезде.

- Ярослав, то, что между нами произошло, не должно повлиять на твой отъезд. Ты мне ничем не обязан. Моя жизнь не кончится с твоим уходом. Я ещё не привыкла к тебе, чтобы сойти с ума, тебя потеряв. Давай не будем подпитывать наивные иллюзии и мирно разойдёмся до того, как станет трудно выпутаться из этих отношений. Я сейчас переоденусь, и мы отправимся в путь.

Катя быстро поднялась и зашла в дом.

Ярослав понимал, что именно она говорит. Понимал, что так будет правильно, и в первую очередь для самой Катерины. Но не принимал её решение своим сердцем.

Допивая чай, он всё думал о её словах…

Но однозначного решения так и не принял. Отставив кружку, он встал и отправился в дом. Когда вошёл в комнату, Катя уже успела переодеться в тёмные джинсы и бежевый лёгкий свитер, поверх которого надела кожаную куртку. Волосы её, как всегда были заплетены в косу, которая свободно лежала на её плече. Она стояла возле комода спиной к Ярославу и кропотливо перебирала содержимоё своей сумочки.

- Ты уверена, что так будет правильно? – спросил он, подойдя к ней сзади вплотную и положив руки ей на плечи.

- Ярослав, ты сам знаешь ответ. Сейчас будет гораздо гуманнее, чем потом. А то, что это «потом» всё равно наступит, ясно и мне, и тебе.

- Но, может, стоит насладиться предоставленным нам временем? Что будет потом, то будет потом.

- Я неспособна отделить секс от… - она замолчала на половине фразы.

- Любви? – попытался довершить её мысль Ярослав.

- От душевной привязанности, ответственности и неудержимого желания заботиться о том, кто рядом со мной. Не позволяй мне раствориться в тебе, потому что когда ты исчезнешь из моей жизни, от меня останется одна оболочка.

- Это предыдущий твой мужчина поспособствовал твоему проживанию в лесу? – поинтересовался Ярослав, осознавая степень надломленности женской души.

- В какой-то степени.

- А если я не такой же мерзавец, как он? Может, стоит дать шанс нашим отношениям?

- Не надо так говорить о нём. Он не был мерзавцем.

- Тогда кто он, раз бросил такую женщину как ты?

- Он не бросал… он погиб.

- Несчастный случай? – смутившись, спросил Ярослав.

- Преднамеренное убийство, – сухо произнесла Катя. 

- Ты здесь скрываешься от убийцы? Если позволишь, я смогу тебя защитить. Поехали со мной, – предложил Ярослав и развернул Катю к себе лицом.

- Нет. Никого я не боюсь. Никто не может причинить мне большую боль, чем я пережила.

- Тогда почему ты здесь? - гневно допытывался он.

- Наверное, из-за разочарования и неспособности ужиться с окружающим миром.

- Тебе точно ничего не угрожает?

- Угрожает… твоё присутствие.

- Катя, ты боишься новых отношений?

- Нет. Только их конца.

- А ты уверена, что конец неотвратим?

- «Всё пройдёт, и это тоже пройдёт», – процитировала Катя.

- Я помню эту легенду о кольце царя Соломона. Но тебя послушать, так все люди напрасно влюбляются, женятся, рожают детей! А вдруг что случится? Какой-нибудь несчастный случай, или банально один разлюбил другого. И тогда страдать? А тут, так удобно, «хочу халву ем, хочу пряники»! И некого винить. Так?

- Ярослав, поехали, наверное. Скоро вечер, а мне ещё возвращаться назад одной.

- И кто тому виной, что ты одна останешься?

Он резко развернулся и вышел из дома. Но не хлопнул дверью. Всё было ясно и без громких речей и бурных сцен признанья. Его не желают здесь видеть, а напрашиваться он не желал. Расстроенный, отвергнутый Ярослав зашёл в баню и снял с крючка на двери в парную свою цепочку. Он уже хотел её надеть, как вновь скользнул взглядом по Катиной цепочке. Мгновенно мозг выдал необходимый алгоритм действий, и рука Ярослава потянулась к её цепочке с кольцом.

Через минуту он вышел из бани. На его шее, спрятанная под майкой, теперь висела цепочка Катерины, а его, вместе с её кольцом, он повесил обратно на крючок. Ему была нужна хотя бы энергетическая связь через предмет с этой женщиной. А ещё больше Ярослав хотел, чтобы Катя, нося его золотую цепочку, думала о нём. А лучше, если б страдала. Как страдает сейчас он. 

 

Глава 10

- Каким образом ты от меня хочешь избавиться? – сидя на ступенях, поинтересовался Ярослав, когда Катя вышла из дома. - Сплавишь по реке до первого населённого пункта?

- Нет, такой способ имеет ряд недостатков. И первый то, что я не смогу назад вернуться по реке. Моих сил не хватит, чтобы грести против течения. А одного я тебя не отпущу.

- Тогда как?

- Пойдём и узнаешь.

Он повиновался и пошёл вслед за Катей. Пройдя мимо пасеки, они зашли в лес и остановились напротив большого шалаша из сухих веток.

- Откинь эти ветки, – попросила Катя.

Ярослав потянул длинные ветки в сторону и остолбенел, увидев часть открывшегося автомобиля.

- Вот это да! Так ты меня на машине отвезёшь?

- Думал, мы пешком пойдём?

- Была такая мысль. Особенно когда ты меня в лес завела.

Раскидав «стены гаража» они извлекли спрятанный под ветками «Патриот», любимого цвета Васи Рогова. Катя достала ключи из кармана куртки, и зелёный красавец издал солидное кряканье, моргнул фарами в ответ на нажатие на кнопку брелка сигнализации.

- Прошу, занимайте места, согласно купленным билетам, – жестом руки хозяйка предложила забраться в своё авто.

Ярослав сел на пассажирское сидение, а Катя заняла место водителя. «УАЗик», мгновенно среагировав на поворот ключа в замке зажигания, заурчал и стал готовиться к путешествию по родимому бездорожью.

- Катюш, ремень безопасности одевать? – улыбаясь, спросил Ярослав.

- Конечно. Где можно, я буду нарушать скоростной режим, но таких мест будет от силы два-три. Однако состояние дорожного полотна оставляет желать лучшего. Поэтому наличие застёгнутого ремня безопасности убережёт тебя, в первую очередь, от столкновения с салонной поверхностью моего «Малыша». Понятно?

- Ещё как! – ответил Ярослав, застёгивая на себе единственную систему безопасности, предусмотренную заводом-изготовителем.

Хотя с другой стороны, если бы в салоне были установлены подушки безопасности, они бы повыскакивали ещё на тест-драйве по Российским дорогам, воспринимая их как источник угрозы для водителя.

«Малыш» поехал известной только его хозяйке дорогой. Катя выехала на опушку, проехала сквозь неё и нырнула снова в лес. Ярослав заметил, что машина идёт по заросшей колее.

- Вижу, Катюш, этой дорогой ты пользуешься крайне редко.

- По мере необходимости.

- И когда в последний раз?

- В прошлом месяце, – невольно проговорилась она.

- В июле!? А сколько времени вообще ты тут обитаешь?

- Долго.

- А точнее?

- Не помню, – умышленно скрыла она. – Пожалуйста, так часто не отвлекай меня разговорами. Или ты хочешь доставать машину из оврага?

- Надо, достану. Ты не увиливай от ответа. Так когда ты поселилась в этом лесу?

Катя, понимая, что может увязнуть в исповеди, решила просто проигнорировать допрос. Но Ярослав не отступил:

- Катюш, твоё молчание я расцениваю как ответ «очень давно». Я прав?

- Конечно. Ты и в первый день нашего знакомства меня поразил своими аналитическими умственными способностями, - отшутилась она.

Ульяновский внедорожник выскочил из леса и свернул вправо, держа курс вдоль лесного массива по опушке.

- Ярослав, куда тебя доставить, в город или на базу отдыха?

- У меня нет с собой денег, чтобы добраться домой в Ростов, поэтому отвези на базу. Хотя, морально я не готов туда возвращаться.

- Ты говорил, что отдыхал на базе с друзьями. Есть ли среди них человек, который вне подозрений? Подумай, не спеши.

Ярослав перебрал в уме все кандидатуры и вынес резолюцию:

- Да. Вне подозрений только Кирилл. Кирилл Зубов. Он неделю назад вернулся из Италии. Я с трудом уговорил его присоединиться к нам. В принципе, у него нет причин причинять мне вред. Мы с ним знакомы с детства, но кроме как на отдыхе наши пути не пересекаются. Женщин мы с ним не делили. Да и вообще, Кирилл интеллигентный человек. К тому же, вечер приезда он провёл у себя к комнате, общаясь по скайпу со своей подругой, которая сейчас заграницей. Поэтому у него не было даже возможности организовать мой экстремальный сплав по реке.

- Ты помнишь его номер телефона?

- Нет. У меня плохая память на цифры. Всё важное я стараюсь записать. Но как ты сама понимаешь, с собой у меня нет записной книжки.

- Ясно. А Кирилл сейчас ещё может находиться на базе?

- Да, он должен там быть, если не сорвался по делам.

- А где он работает?

- В турагентстве, нарабатывает туры. За счет агентства совершает путешествия и выдает это за свою работу.

- Хорошая работа, – улыбнувшись Ярославу, согласилась Катя и больше вопросов задавала. 

- Что же ты замолчала? Можешь и дальше меня расспрашивать. Я - не ты. Меня вопросы не напрягают. Я с удовольствием поделюсь с тобой информацией о своей жизни.

- Спасибо, но мне не нужно больше, чем нужно.

Она остановила машину и заглушила двигатель. Ярослав посмотрел по сторонам и не понял, зачем они остановились на вершине этого холма.

- Прекрасный вид, но я бы предпочёл более интимное место вон в том лесочке, – потянувшись к её коленке, томным голосом произнёс он.

- Ярослав! Не будь столь предсказуемым.

- Не соблазнил?

- Не сейчас.

- О! Мне нравится не отвергнутая вероятность потенциальной перспективы нашего совместного интимного досуга.

- Если что, девочки налево, мальчики направо. Я скоро вернусь, не скучай. Если хочешь, погоняй пока музыку.

В процессе обращения к Ярославу, Катя отстегнула ремень безопасности, взяла с заднего сидения свою сумочку и выскользнула из машины.

Несколько секунд и она скрылась, сбегая вниз по холму.

Ярослав тоже вышел из машины, но лишь для того чтобы осмотреться. Под холмом до самого горизонта простирался реликтовый лес. Его, словно извилистая лента, разрезала река, водная гладь которой отражала небесную синеву. А сам синий плащ небес бесконечным лёгким куполом нависал над этим великолепным творением.

Посмотрев под ноги, Ярослав увидел цветущее разнотравье. Остаться равнодушным было невозможно. Рука сама потянулась нарвать полевой букет для Катерины. Позже он вернулся в машину, вложил цветы в карман водительского сидения и включил магнитолу. Из динамиков полилась музыка, какая-то знакомая, но из далёкой молодости. Вскоре исполнитель запел:

«Для меня нет тебя прекрасней,

Но ловлю я твой взор напрасно.

Как видение, неуловима,

Каждый день ты проходишь мимо…»

Ярослав невольно подумал о своей мисс Лешей. О её зелёных глазах, нежных заботливых руках. Вкусной еде, приготовленной для него. Но самым приятным, конечно, было вспоминать интимную сторону их общения. Там всё было потрясающе-прекрасным. Диким и страстным.

«…Но в глазах твоих лёд и стужа,

И тебе я совсем не нужен».

 - Да уж, это точно, – согласился Ярослав с исполнителем. - И тебе я совсем не нужен.

Прошло ещё несколько минут, уже сменилась песня, а Катя не возвращалась. В поисках информации о хозяйке авто, Ярослав заглянул в бардачок. Пусто. Опустил солнцезащитные козырьки в верхней части лобового стекла. Результат тот же. Тогда он вернул всё на свои места. От его взгляда не укрылось, что музыка записана не на диск, а на флешку.

- Надо же, какая современная, а я думал, она «Лешая».

Неожиданно дверца распахнулась, и Катя быстро присела на своё сидение, параллельно закидывая сумочку вглубь салона.

- Заждался? Сейчас поедем.

Она завела машину. «Малыш» зарычал и отправился в путь.

- По мне, так мы можем и дальше не спешить. А лучше давай ты покажешь ещё пару достопримечательностей, и мы вернёмся в твой лесной домик?

- Ярослав, а если я тебя пущу за руль, найдёшь обратную дорогу?

- По смятой траве нашу колею точно найду.

- Я пошутила. Никуда я тебя не пущу. Нам надо только вперёд.

- Но ведь ты во мне нуждаешься, – серьёзным тоном произнёс Ярослав.

- Я в тебе? – от удивления она даже посмотрела на него.

- Согласен, звучит странно. Гораздо приятней, когда я в тебе, – его голос вновь стал весёлым, а блеск глаз выдавал эротичный подтекст сказанного.

- Ярослав, ты кроме как о сексе, можешь ещё о чём-нибудь думать?

- Я думаю о сексе? – наигранно удивлённо спросил он. - Это ведь ты о нём упомянула. Ох, и развратница! Хотела меня соблазнить? Заманила в лес, везёшь неизвестно куда, а на мне даже трусов нет! 

От натиска его шуток, она даже педали перепутала. Машина, тормознув, клюнула передком.

- Если ты не прекратишь вводить меня в смущение, мы опоздаем.

- Куда мы можем опоздать? – удивился Ярослав. - Нас никто не ждёт.

- Я имела в виду, что мне придётся возвращаться в потёмках.

- Одной? – с надеждой на другой ответ, спросил он.

- Разумеется, одной.

От её слов желание шутить пропало напрочь. Оставшийся путь в салоне машины едва прозвучала пара фраз. И то, были они о качестве предполагаемого направления движения автомобиля, поскольку, назвать «автодорогой» ЭТО язык не поворачивался.

 

Глава 11

Городок

Населённый пункт, название которого ни о чём не говорило Ярославу, сейчас медленно проплывал за окном машины.

- Катюш, как ты от меня избавляться будешь? Высадишь у ближайшего отделения полиции?

- Не для того я тебя всю позапрошлую ночь выхаживала, чтобы отдать на милость правоохранителей. Ты без документов для них не человек. И ночь в обезьяннике в компании сомнительных личностей тебе гарантирована. На это я пойти не могу.

- Разумно и великодушно с твоей стороны! Тогда как?

- Скоро узнаешь, но для начала нам нужно добыть денег.

Машина остановилась напротив отделения сбербанка России.

- О! Банк грабить будем?

- Нет, Ярослав. Я предпочитаю уголовный кодекс не нарушать. Хотя бы иногда. А в «Бонни и Клайда» ты поиграешь с другой попутчицей.

Катя потянулась за сумочкой. Взяв её с заднего сидения, вышла из машины, но на прощание, улыбнувшись, вновь попросила не скучать. Через лобовое стекло Ярослав наблюдал, как она поднялась по ступенькам и подошла к банкомату. Достала из сумочки пластиковую карту и, совершив манипуляции с терминалом, заполучила деньги. 

- Ох, и болван я! У неё пластиковая карточка… Интересно, «Виза», «Мастер карт»? – с долей восхищения к Катерине и с иронией к себе, вслух высказал Ярослав отношение к происходящему.

Катя вернулась быстро. Заняла своё место и, посмотрев на Ярослава, попыталась заговорить:

- Я… тут подумала…

- Так, стоп! Если ты будешь предлагать мне деньги, то сразу – нет! Я не могу их принять! Ты и так для меня много сделала.

- Но тебе не от кого их получить сейчас. А нужны они сейчас. Не завтра, а именно сейчас! Я предлагаю помощь до конца. На полпути тебя не брошу. Ты должен воспользоваться моим предложением. 

Ярослав внимательно посмотрел на Катю. Глаза цвета раухтопаза приобрели ещё большую глубину. Блеск в них усилился.

- Хорошо, Катюш! Но поскольку, как ты знаешь, я не люблю быть должником, запиши мне номер своей карты. Я верну деньги на неё.

- Такой необходимости нет. Я их тебе дарю.

- Так дело не пойдёт! Говори, как мне их вернуть.

- Ладно. Но лично мне можешь деньги не возвращать. Переведешь эквивалентную сумму на нужды детского дома, расположенного наиболее близко от твоего собственного дома. И мы квиты.

- На нужды детского дома? – не поверил он.

- Да.

Внимательно посмотрев на сидящую напротив женщину, Ярослав не мог понять, она из какого измерения? К какой другой человеческой разновидности принадлежит? Ему была не чужда благотворительность. Он и сам неоднократно отсылал СМСки помощи то на нужды подтопленных на Амуре, то на лечение детей, когда об этом напоминали с экрана телевизора. Но чтоб так просто расстаться с большими деньгами?

Неожиданно у него родилась догадка:

- Ты предлагаешь мне так поступить, потому что не желаешь, чтобы мы снова появились в жизни друг друга?

- Отчасти так и есть. Ярослав, я считаю, дальнейшее твоё присутствие в моей жизни многое усложнит. И ничего хорошего из этого получиться не может.

- Но ведь уже получилось.

- О чем ты? – спросила Катя, посмотрев внимательно в глаза рядом сидящему мужчине. Такому близкому, и в то же самое время, она прекрасно понимала, что их разделяет нереально большая преграда.

Вместо ответа, Ярослав потянул Катю и переместил к себе на колени. Как ему такое удалось, не повредив ей ноги, была загадка для него самого. Хотя, возможно, успех такой манипуляции с женским телом был продиктован, в первую очередь, согласием Катерины на смену сидения.

Впившись поцелуем в её губы, он дал волю рукам. Одна скользнула под свитер и теперь там наслаждалась мягкостью женской кожи. Другая рука зарылась в волосы под косу и не давала Катерине увернуться от поцелуя. Но уворачиваться она совсем не пыталась. Скорее напротив. Нежно прильнув к мужчине, наслаждалась близостью с ним.

Несколько секунд спустя всё кончилось так же, как и началось. Неожиданно резко. Внезапно Катя отстранилась, переместилась на водительское сидение, завела машину и быстро поехала. «Патриот» помчался по дорогам городка с одноэтажными домиками. У Ярослава появилась робкая надежда, что едут они прочь из этого населённого пункта, туда, в лес, где он и она, и больше никого. Но неожиданно машина свернула на парковку перед большим магазином и резко затормозила, паркуясь далеко от входа.

- Вот досада! – сокрушалась Катя. - Машина закипела, надо срочно долить воды! Пожалуйста, купи воды, литров пять. А я пока капот открою, – сказав, она сунула ему в руки свой кошелек и выскочила из машины.

Ярослав спешно вышел из машины и, подбежав к Кате, настойчиво попросил:

- Катя, не лезь под капот! Купи сама воды, а я пока с машиной разберусь.

- Вот ещё! - запротестовала она. – Я к моему «Малышу» никого не подпускаю, и сама разберусь. А если тебе трудно дотащить пятилитровую бутылку, так и скажи. Сама схожу!

- Нетрудно мне. Сейчас принесу. Ты только капот не открывай.

- Обещаю, открывать не буду.

Ярослав спешно отправился в магазин.

К его удивлению, внутри он оказался гораздо большего размера, чем мог показаться с фасада. Проходя вдоль ровных рядов с разнообразнейшим товаром в поисках заветной жидкости, Ярослав невольно поймал себя на мысли, отчего это Катя не составила ему компанию?

Вода была найдена в конце рядов. Очередь на кассе довершила таяние его терпения. Открыв кошелёк, Ярослав удивлённо заметил, что пятитысячных купюр в нём неприлично много. И с таким запасом средств впору ходить по элитным бутикам, а не за водичкой в магазин. Он извлёк купюру, протянул её кассирше и, дождавшись сдачи, нехотя отданной с пятитысячной банкноты, забрал пятилитровый пластиковый сосуд и вышел из магазина.

Но на парковки не было «Патриота». Там стояли пять седанов со всего света и два солидных внедорожника японского производства. Но не было нашего, Ульяновского. Немного растерявшись, Ярослав поставил воду на асфальт. Ещё раз посмотрел на парковку, высматривая машину Катерины, но так её и не обнаружил.

- Сбежала!

Со всей силы он ударил ногой облачённой в сандалии, по пятилитровой бутылке с водой. Та запрыгала и, повалившись на бок, покатилась прочь от мужчины. Вспомнив слова Катерины о том, что она не бросит его на полпути, он вслух возмутился:

- Вот и верь после этого женщинам!

Неожиданно за спиной послышались чьи-то шаги, Ярослав обернулся и очень удивился, увидев знакомое лицо.

- Яр, ты чего ругаешься? – спросил высокий брюнет.

- Кирилл? А ты какими судьбами здесь?

- Как, какими? Ты же сам просил приехать за тобой?

- Я?

- Ну, не ты лично, но по твоей же просьбе звонила девушка и просила забрать тебя с этой парковки.

- Подожди, давай всё с самого начала. Когда звонила? Куда? – не понимая, уточнил Ярослав.

- Примерно час назад на базу «Зелёная гладь» позвонила девушка. Попросила срочно её соединить со мной. Сказала «вопрос в высшей степени важный». Через пару минут перезвонила. На тот момент я уже спустился по приглашению на ресепшн. Меня с ней соединили. Она представилась Катериной. Попросила, никому не сообщая, забрать тебя с парковки этого магазина ровно в семь часов вечера. Ещё сказала, что от этого зависит твоя жизнь, и тебе реально нужна моя помощь. А теперь ты рассказывай, в чём дело? Почему ты не дома?

- Я, наверное, ещё чего-то не знаю, но почему я должен был вернуться в Ростов?

- Уж почему, я не знаю. Но, о том, что ты туда уехал, нам сообщила утром Лариса. Как мне сказал Илья, Лариса, это та девушка, которая с тобой уходила на пляж ночью. Помнишь?

- Отлично помню. А почему же я вам лично об этом не сообщил?

- Лариса сказала, ты спешил. Позвонить не мог, потому что телефон утопил в реке, когда с ней был. Собственно говоря, как Лариса объяснила, у тебя зазвонил телефон, ты переговорил и от расстройства выронил телефонный аппарат в воду. А после спешно уехал домой. Но попросил Ларису передать нам, что ты уехал по срочному делу. Просил прощение за внезапный отъезд и предупредил, что сам позвонишь, когда представится возможность. Я ещё расстроился, что ты меня с собой не забрал. Поехал я только ради твоего общества. Илья и Валера ребята неплохие, но ведь с ними я мало знаком.

- Так. Но если я, согласно версии Ларисы, покинул ночью базу отдыха, то на чём я это сделал?

- На своей машине.

- То есть, моей машины сейчас нет на базе?

- Нет.

- А Ларисы тоже нет?

- Нет, она уехала на следующий день после тебя. Я имел в виду, позавчера.

- И вещей моих в номере тоже нет?

- Нет. Но твой номер не заселяется другими, поскольку он оплачен до понедельника. Да и официально ты не съехал с базы. Как сказали нам в администрации базы, паспорт твой до сих пор у них, и если ты за ним не вернешься, то под особую ответственность они могут его нам отдать. Но только с твоего согласия, хотя бы по телефону. Я ещё подумал, что дело, сорвавшее тебя, действительно серьёзное, раз ты даже забыл свой паспорт.

- А теперь, Кирилл, слушай мою историю… – начал Ярослав.

В сороках метрах от мужчин, притаившись за охранной будкой, так и осталась незамеченной женская фигура. Это Катя украдкой наблюдала за встречей Кирилла и Ярослава. Убедившись, что они встретились, она побрела в соседний переулок, где был припаркован её автомобиль.

Шла она, опустив голову, и думала о том, что всё правильно сделала.

Наверное… всё правильно.

«Да, избавилась.

Да, на душе пустота. Ну, так она и раньше была.

И по-другому поступить я не могла… Или могла?»

Уже сев в машину, она вытерла набежавшую из глубины сердца скупую слезу, завела двигатель и отправилась домой. В лес.

 

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям