0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Мой (не)любимый монстр » Отрывок из книги «Мой (не)любимый монстр»

Отрывок из книги «Мой (не)любимый монстр»

Автор: Тина Блестящая||Холли Ультрафиолет

Исключительными правами на произведение «Мой (не)любимый монстр» обладает автор — Тина Блестящая||Холли Ультрафиолет Copyright © Тина Блестящая||Холли Ультрафиолет

Пролог

Я готова была поклясться в чем угодно, лишь бы уступил, чтобы вновь почувствовать вкус его губ и горячие руки на теле. Но он держал меня на расстоянии, обвивая длинным щупальцем талию и крепко сжимая, не давая ни улизнуть, ни прильнуть к мужскому телу.

Он сводил меня с ума. То, что я не могла прикоснуться к нему, выводило из равновесия, жгло изнутри, заставляя желать еще больше. Я выгнулась в щупальцах, поглаживая их двумя руками.

— Пожалуйста! Я обещаю, что ни в чем тебя не упрекну.

Ролан застонал.

Он притянул меня к себе так внезапно, что я даже охнуть не успела. Зарылся носом в мои волосы и тяжело вздохнул.

— Несносная, непослушная русалка, что ты делаешь со мной?

— Соблазняю тебя. — Ответила, замечая, как мой голос понизился до бархатных ноток.

Я прошлась ладонями по плечам, слегка впиваясь ногтями, отчего у оборотня даже дыхание перехватило.

О, кровь сирены взыграла не на шутку, и я знала, что никому не устоять против сладости голоса и страстных прикосновений.

Я обхватила руками его голову, зарываясь пальцами в длинные, отяжелевшие от воды волосы, и вновь прижалась к его вкусным губам.

На этот раз он не отстранился. Ответил. Медленно, словно еще хотел дать последний шанс остановиться, иначе потом мы оба дойдем до точки невозврата. 

В сиянии ночного светила я видела, как его лицо исказилось, словно от боли, но потом он отпустил ее. Позволил мне поступать по-своему, и я готова была кричать от радости, вспыхнувшей в груди.

Я лихорадочно вцепилась в Ролана, принимая его ответный, такой долгожданный поцелуй, сотканный из тысячи мимолетных касаний. Я боялась, что он опомнится, поэтому отвечала со всей страстью, на которую была способна. Жажда горела во мне, искала выход, желая поглотить меня и моего избранника. И я чувствовала, что он на пределе, еще немного — и сорвется. Не станет медлить, не даст больше шанса опомниться.

В голове тут же помутилось. Меня обуревали странные фантазии, которые я почерпнула из воспоминаний прошлой жизни. Вспомнился и прежний опыт. Я хотела Ролана именно таким. И плевать, что я снова девственница. Да еще и русалка. Плевать на все. Только бы он взял меня сейчас. 

Только бы стать его женщиной.

 

Глава 1

— Согласны ли вы, Ваше Высочество, Алия дей Риалривес, стать законной женой принца Ландсера дей Блаймера? Быть ему верной супругой, любить и почитать, пока смерть не разлучит вас?

— Да, согласна, — с готовностью кивнула я и улыбнулась, глядя на мужчину своей мечты — принца Ландсера.

Мы стояли на священной скале, где проходила свадебная церемония.

Вокруг расположились придворные, которые с восхищением глядели на нас с Ландсером — самую красивую пару Рингельмора.

Теплый ветер развевал мою длинную воздушную фату, нас окружали голубые просторы.

Я выходила замуж за мужчину, который с обожанием смотрел на меня, как и я на него. Наши руки скрепляла алая шелковая лента. Как только священнослужитель произнесет свадебную речь до конца, наши судьбы навеки сольются в одну реку, чтобы течь в одном направлении, как ранее это сделали наши сердца.

И за что мне, обычной попаданке, такое счастье?

На Земле я была ничем не примечательной девушкой, а здесь оказалась настоящей принцессой. И теперь стану женой принца, а потом и полноправной королевой.

Мой светловолосый принц, самый прекрасный на свете мужчина, сжал мои дрожащие от волнения пальцы, чтобы успокоить меня. Я ответила на его жест благодарным взглядом, полным предвкушения от совместной жизни.

Еще совсем немного — и я приму первый поцелуй Ландсера.

Мы с ним еще ни разу не целовались.

Это династический брак, его заключили родители жениха и невесты задолго до момента, как я попала в этот удивительный мир. Меня просто поставили перед фактом. Но я уже свыклась с мыслью, что не вернусь в прежнюю жизнь, и эта перспектива вполне устраивала. А когда познакомилась с женихом, то и вовсе поняла, что лучшей партии не найти.

Принц мне понравился с первой же минуты знакомства. Такой красивый, галантный, обходительный. Я желала побыстрее стать его женой. Он признавался мне в любви, и я, в свою очередь, тоже влюбилась в Ландсера.

Да разве можно было не влюбиться в такого шикарного мужчину?! 

Только от мысли об этом кинуло в жар, несмотря на то, что здесь, на вершине скалы гулял свежий ветерок, но даже он не был в силах остудить мои пылающие щеки.

Внизу бушевало море, наталкиваясь на препятствия в виде больших валунов. Пенилось, брызгало слюной, как живое существо. Оно выступало суровым, беспристрастным свидетелем обручения принцессы из рода радужных русалок и принца-тритона с Лазурных Берегов Рингельмора.

Я, не отрываясь, смотрела в лицо своего будущего мужа, на котором вдруг пробежала тень. Что-то привлекло его внимание.

Я проследила за его взглядом и с удивлением увидела на горизонте, в свете заходящего солнца мачты приближающихся кораблей.

Странно, чьи это фрегаты?

Я не видела на мачтах опознавательных знаков, над неизвестными судами не развевались флаги какого-либо государства или знатного рода. Кажется, их было около десятка.

Целая флотилия!

Беспокойство принца передалось и мне.

— Можно ли покороче, Ваше Первосвященство? Нет смысла придерживаться официальных рамок, нам с невестой не терпится соединиться клятвами любви и верности.

Неужели это связано с прибытием к берегу тех кораблей?!

Я вновь перевела взгляд на далекий горизонт, где приближались незнакомые фрегаты.

— Что же… — Старому служителю океанического божества не понравилась такая спешка, но он был вынужден уступить. — Согласны ли вы, принц Ландсер дей Блаймер, взять в жены принцессу Алию дей Риалривес, быть ей верным…

Он не успел договорить фразу.

Ветер поднялся такой, что уши заложило — настоящий ураган. Мою фату сорвало и понесло над волнами, как израненную птицу. Она то колыхалась на ветру, падала, сложив перебитые крылья, то натягивалась и взмывала, словно из последних сил.

Я проводила ее отчаянным взглядом.

Вот знала же, что не могло мне так повезти. Сказочный принц, удачное замужество…

Даже в этой жизни меня преследует злой рок.

Волны гневались. Начиналась сильная буря — недобрый знак в день моей свадьбы. Прическу — настоящее произведение искусства, которую перед этим два часа делали горничные, вплетая нити розового жемчуга — растрепало за пару минут. Жемчужины посыпались мне под ноги, поскакали по камням, забились в щели. 

Гости кричали и хватались за свои вычурные головные уборы, чтобы их не унесло в море очередным порывом.

Жених отпустил мою руку и нахмурился. Он замер как истукан, глядя на неспокойную воду. Брови его свелись в прямую линию, голубые глаза, в которых всегда отражался штиль, стали серыми, грозовыми и сурово сверкнули. Я таким видела его впервые. Я не понимала, что происходит.

Может, я просто сплю?

Хотя нет, все закономерно. Совсем недавно я не верила в свое счастье. Неудачнице, как я, не могло так повезти. Но, может, я сейчас очнусь — и церемония все же продолжится? У меня рука не поднималась прихлопнуть последнюю призрачную надежду, эту коварную муху в ночнушке.

— Кажется, я как раз вовремя! — услышала за спиной громкий голос, который перекрывал шум разбушевавшейся стихии.

— Что тебе здесь нужно? — потемнели еще больше глаза принца. — Тебя никто не приглашал!

Я повернулась, с изумлением уставившись на незваного гостя.

Напротив нас стоял высокий широкоплечий брюнет, на его губах застыла язвительная улыбка, обнажая белоснежные зубы. На голове красный платок, пряди, собранные в хвост, сбились в сторону от шквалистого ветра и хлопали владельца по спине. В ухе сверкала серьга.

Выглядел он как настоящий корсар, о которых пишут в книжках.

В белой свободной рубашке с манжетами, с открытой грудью. Края заправлены в черные кожаные штаны, что обтягивали мускулистые ноги. Одну руку он держал на эфесе шпаги, а другой совершал приветственный жест. И во всех его движениях чувствовалась сила и уверенность.

— Как же я могу пропустить такое знаменательное событие? — с некой долей иронии в голосе произнес жгучий брюнет.

Сразу видно, ни во что не ставит чужое счастье. Гад, весь праздник испортил!

Хотя... при чем тут он? Вроде пока ничего не совершил, кроме, как нагло скалить своими безупречными зубами и оглядывать меня красноречивым собственническим взглядом. Ох, чую, не зря он тут появился! И как он вообще смог сюда попасть?

Но церемония уже прервана, а это точно не к добру.

Краткий анализ ситуации показал, что те самые корабли могут принадлежать незнакомцу. Такая наглость неспроста, за ней явно скрывалась надежная защита.

Принц Ландсер схватился за свою шпагу и шагнул вперед, прикрывая меня спиной. Мой благородный герой хотел меня защитить. Вот знала, за кого выходить замуж!

— Убирайся, Ролан Черное Сердце! Как ты вообще посмел сюда явиться, да еще в такой день!

— С превеликим удовольствием, — шутовски раскланялся пират. — Вот только заберу то, за чем явился.

— Я не отдам ее тебе ни за какие сокровища мира! — Принц оглянулся с таким решительным видом, что я тут же ответила ему ослепительной улыбкой.

Он любит меня!

А потом дошло...

Что?! Весь этот сыр-бор из-за меня?

— А у тебя отличный вкус, — ответил пират. — Понимаю. Эта девушка и есть самое редкое сокровище, она бесценна. А раз так, то я просто прихвачу ее, как трофей. 

Нет, ну я знала, что личико у принцессы смазливое, но чтобы из-за нее тут баталии устраивали… Хотя это, скорее, похоже на ограбление, раз меня сравнили с сокровищем. Он что, ворона, тянуть все блестящее?

Но я могу не переживать, слышала, что мой жених — непревзойденный фехтовальщик, лучший в Рингельморе. Он этого наглого пирата вмиг на мясные полоски порежет и сделает из него знатное сашими. Осталось только дождаться.

Я улыбнулась, не переживая за свою неожиданную кровожадность. Наверняка за пиратом грешки имеются — и поделом ему!

Охрана принца обступила нас кольцом, но за их спинами вдруг выросли силуэты пиратов, одетых полностью в черное. 

Каким образом все они появились на скале? Они что, из воздуха материализовались?! Да по отвесной скале невозможно забраться! 

— Драться с тобой ниже моего достоинства, Ландс.

— Зато я буду рад наконец-то убить тебя, негодяй! 

Я уже приготовилась к зрелищному бою, как… как… меня обхватили щупальца, сжали слегка так, чтобы могла дышать, и притянули к груди пирата. Почти перед носом оказались губы, которые сложились в соблазнительную улыбку. Я лишь глаза выпучила как рыба-телескоп и отчаянно пыталась вдохнуть воздух через открытый рот.

Мгновение — и мы летим под мое голосовое оповещение в бушующую воду, словно в пасть настоящего морского чудовища, исходящего пеной.

А русалки знатно верещат, уж мне поверьте.

Падаем прямо на острые зубы, т.е. выступы, что успели мелькнуть перед моими глазами, наполнившимися ужасом...

Вышла, называется, замуж!

Но о камни удариться не дал тот, кто держал меня своими длинными отростками-щупальцами. Он оказался морским оборотнем. Как и я, впрочем.

Мы ловко ушли от соприкосновения с острыми подводными рифами и сразу же устремились на глубину.

Я зажмурилась и едва успела сообразить, что к чему, как мои легкие заполнились водой. В другой ситуации я бы подумала, что вот-вот погибну, но это я уже проходила, когда впервые попала в Рингельмор. 

Тогда, переместившись в другой мир, я страшно испугалась, что захлебнусь, как вдруг превратилась в настоящую русалку.

Да я даже не знала, как пользоваться хвостом!

Пришлось учиться по-новому, делать первые «шаги». А потом меня нашли, и я узнала, что попала в тело местной принцессы-русалки. И что все в этом мире совсем не так, как на привычной Земле.

Я долго не могла осознать, что можно вот так просто отращивать хвост. Казалось, попала в настоящую сказку. Да еще и прекрасный принц-тритон не заставил себя ждать: явился на «белом корабле», вернее, под белыми парусами, чтобы просить моей руки.

Теперь же, пару месяцев спустя, я уже довольно хорошо знала свои способности и могла ими управлять...

Как только поняла, что мы находимся в океане, то сразу же переключила дыхание на жабры — незаметные такие, расположенные за моими маленькими ушками.

Ноги соединились и срослись, и на их месте образовался длинный, сверкающий радужной чешуей хвост русалки.

Свадебное платье пропало; появились чашечки бюстгальтера, сотканные из множества мелких жемчужин и ракушек.

В такие моменты моя «человеческая» одежда пряталась в астральный карман, как я успела выяснить за время пребывания в новом мире.

Но и тот, кто меня похитил, изменил свой облик.

Пират вырос прямо на глазах, став настоящим огромным чудовищем. Лишь верхняя половина его тела теперь походила на человеческую.

Внизу же шевелились большие щупальца с присосками, которыми он с легкостью удерживал меня, не позволяя вырваться и увильнуть из цепких «объятий». Такого кошмарного существа я еще не видела, хотя знала, что в Рингельморе водятся разные чудовища. Думала, это лишь выдумки, чтобы пугать ими непослушных детей.

Но все оказалось куда реальнее, чем я себе представляла.

А еще у монстра выросли наросты. Они торчали из-за плеч, и мне оставалось только предполагать, во что превратилась его спина.

Платок, покрывающий голову пирата, развязался, но заколка крепко стягивала пряди в длинный хвост. Ладони монстра стали перепончатыми, пальцы, как и ногти удлинились. Он приложил свою ладонь к моей и переплел наши пальцы.

А это зачем? Мне показалось это перегибом, мы только встретились, тьфу, только познакомились... Точнее, меня нагло присвоили себе, а тут такой интимный жест…

Плотно сжав губы в протесте, я попыталась вырвать руку, но тут увидела легкое сияние, окутавшее наши соединившиеся ладони.

Что за?.. Хрень вокруг происходит, а?

Кажется, и монстр удивился. Это заставило его убрать руку. Но ненадолго, он все же потянул меня за собой.

За нами двигались другие пираты, превратившиеся в черных кальмаров-оборотней. Вокруг нарезали круги акулы, хищно щелкая зубами, мне показалось, что они подчиняются пиратам.

— Куда ты меня тащишь? — спросила я, как только мое «дыхание» восстановилось и сердце перестало выпрыгивать из груди так, будто хотело проломить ребра.

Под водой все отлично было слышно.

— На свой корабль, Ваше Высочество.

Я пыталась хоть что-то придумать, договориться.

— За меня ты можешь получить выкуп, поэтому… — я поджала губы, — тебе лучше хорошо обо мне заботиться.

Монстр вдруг заулыбался.

— Я, без всяких сомнений, окажу вам самый лучший прием… — и добавил не без тени сарказма: — … в своей постели.

Я представила, что его угроза может стать реальностью, и нервно задергалась, как мелкая рыбешка в сетях, как муха, попавшая в западню, а многоногий паук с удовольствием наблюдал за моими слабыми потугами.

Это позволило ему еще сильнее прижать меня к себе.

— Если ты только посмеешь!.. — Я смотрела прямо в глаза этому кальмару. — Не получишь никакого выкупа, а мой муж порежет тебя на полоски, как флаг, и повесит на мачте в назидание остальным. Таким, как ты!

Черт его побери! А вдруг он, правда, собирается воспользоваться моим телом?! Это в прошлой жизни у меня был сексуальный опыт, а сейчас я снова невинна!

Если я лишусь девственности с этим пиратом, то навсегда потеряю своего принца.

В Рингельморе все девушки блюдут целомудрие и отдают его только своему возлюбленному. Потому что в этом случае больше шансов на то, что магия увеличится у обоих. И родятся дети, наделенные большей магией и талантом.

— Как занимательно принцесса ругается. Помнится, церемония не была завершена, а значит, я держу в руках свободную женщину.

Я осеклась, гневно глядя на пирата.

— И боюсь, у принца нет таких денег, чтобы выкупить бесценное сокровище.

Я в отчаянии хватала ртом воду.

— Это ты все испортил! Зачем ты это сделал?!

— Ты плохо разбираешься в мужчинах, принцесса Алия.

— Алия дей Риалривес! — гневно исправила я.

— Пожалуй, для меня ты будешь просто Алией. Слишком долго выговаривать твое полное имя. К тому же, для меня не имеет никакого значения титул.

— Слушай ты! Ролан Дохлое Сердце! — не выдержала я. — Ты, грязнокровка многоногая, моллюск недосоленный, отпусти меня немедленно и верни на священную скалу! Иначе я за себя не ручаюсь!

Пират залихватски рассмеялся в ответ.

— Ты достаточно невежлива для принцессы.

— А ты вообще хам! И похититель! — бросила я в лицо этому наглому корсару со щупальцами.

— Интересно, что ты можешь мне сделать? Я уже заинтригован.

Действительно, что я могла противопоставить сильному мужчине, ничего толком не зная о своих возможностях. Обладая магией, я пока плохо понимала, как ею воспользоваться в полную силу.

— Зато мой жених может! Найдет тебя везде, куда бы ты ни отправился, и покромсает на мелкие куски! Мама родная не узнает. Поэтому, пока прошу по-хорошему…

Тут он снова рассмеялся. Мои слова повеселили его.

— По-хорошему? Интересно, в постели ты тоже будешь ругаться?

— Не дождешься! — вымолвила, не подумав.

— Значит, у нас все случится по любви?

Нет, ну не гад, а?

От злости, я вцепилась зубами в его руку, а этот кальмар недоваренный даже не моргнул. А я чуть зубов не лишилась.

Скривившись, я проверила их на шаткость и количество. Вроде, ничего не выпало, но это заставило меня замолчать. Он лишь сильнее сжал меня своими щупальцами, двигаясь под водой так быстро, что дух захватывало. И как у него это выходило?

Вскоре, мы достигли кораблей. Тех самых, которые я видела со скалы.

Похититель ловко забрался за борт, цепляясь своими нога… щупальцами и используя присоски. А за ним на корабль поднялись и его бравые помощники. Теперь понятно, как они незаметно забрались на скалу, где проходила церемония.

Я наконец почувствовала свободу. Вернула человеческий вид, чтобы твердо встать на палубу, но меня тут же качнуло. Я бы упала, не подхвати меня этот гад за талию. Так мы и застыли в романтичной позе. Он, склонившись и придерживая одной рукой, как в танце танго. Я, схватившись за его плечи и отбросив голову назад.

Мое свадебное платье, такое прекрасное еще недавно, имело весьма плачевный вид. Мокрое, оно облепило мои ноги. Прическа совершенно растрепалась, длинные локоны, ранее завитые, опали и облепили шею и грудь, как вялые водоросли. Заколки с драгоценными камнями где-то безвозвратно потерялись.

— У меня сейчас голова отвалится, — заверила я пирата и, по всей видимости, главаря. — Ты так и будешь меня держать?

Тяжелые волосы действительно тянули вниз.

Рука монстра, вновь ставшего «человеком», как бы невзначай скользнула по моей спине, плечам, шее и коснулась щеки на мгновение. Я даже не успела среагировать. Затем ему пришлось вновь подхватить меня, потому как корабль качнуло на волнах.

— Развернуть носы! Полный вперед! — скомандовал капитан своим головорезам. Иначе я никак не могла назвать это сборище бандитов.

И дал мне разогнуться.

Громыхнул выстрел — и я ахнула.

Нас преследовали корабли моего жениха, Ландсера дей Блаймера. Я узнала изображение на флаге — золотого морского дракона. 

Ролан приостановился, всматриваясь вдаль. Хмыкнул. Потом что-то крикнул своим подчиненным, но что именно, я не разобрала из-за очередного залпа пушек.

Уши заложило. К счастью или к сожалению, но в нас не попали.

Я хотела было воспользоваться ситуацией. Вот, сейчас он отвернется — и я брошусь в воду, чтобы уплыть от него подальше. Выберусь на берег и вернусь к своим. Свадьба, конечно, испорчена, но в жизни пока не все потеряно. Принц Ландсер меня любит, он прикажет перенести церемонию на другой день.

Главное, что мы снова будем вместе.

Тут один снаряд все же попал нам в борт. Треснула крепкая древесина, в воду полетели щепки. Не критично, но ущерб нанесен.

Вновь прогремел залп.

Что творит принц? Этак и пришибить недолго! Или он надеется потом меня выловить из моря? Ага, свежий трупик рыбки.

Нужно срочно делать ноги, а точнее, хвост, с этого корабля, пока все внимание обращено на преследователей.

Я бросилась в сторону и почти достигла борта, как Ролан настиг меня и схватил за руку.

— Куда же ты собралась, принцесса?! Мы же еще только познакомились!

— Познакомились — и до свидания!

— А как же знакомство с командой и кораблем?

— Что?! — У меня от его слов глаза на лоб поехали. Хорошо, хоть не крыша.

— Ты и со всей командой предлагаешь мне переспать?

Пират затрясся в беззвучном смехе, казалось, его сейчас кондрашка хватит.

— Если Ее Высочество пожелает…

— Сволочь!

— Ваша испорченность не имеет границ, моя дорогая принцесса. — Он специально «вашкал», подцепить меня побольнее хотел.

Я поняла, что он имел ввиду не то, что мне подумалось, но было поздно отступать.

— Я знаю много способов — приятных... и не очень. Это уж как захочешь. И поверь, тебе будет достаточно меня одного. Но этим мы займемся чуть позже, когда я разберусь с твоим недоженишком, — хмыкнул он довольно в ответ.

И потащил меня на своем плече.

Я отбивалась, как могла, пыталась вылезти из его сильных рук, выскользнуть и снова попробовала его укусить, (я не позабыла недавний опыт в воде) но сейчас этот Ролан вновь походил на человека, и я надеялась, что мои зубы все же уцелеют. 

Тогда он просто встряхнул меня, удерживая своей ладонью за мягкое место, сжал ягодицу так, что я вся вспыхнула от этого интимного и жаркого прикосновения и со всей силы заколотила его по спине.

— Отпусти, морское чудище! Ты не можешь удерживать меня силой! — воскликнула я, вдруг испугавшись, что все может повернуться не в мою пользу.

— Я с удовольствием продолжил бы этот занятный разговор, моя маленькая принцессочка, но пока не могу. Извини. Моим парням нужна помощь. 

С этими словами он стал спускаться в трюм, потом притащил в какую-то каюту, бросил на кровать.

Мое платье зацепилось за его шпагу. Корабль пошатнуло, и мы вместе упали. Мужчина оказался на мне, прижимая к постели всей своей массой — кстати, немаленькой.

Я забилась мальком, попавшим на мель. Его губы приблизились вплотную к моим, и я замерла, расширив глаза.

Казалось, сейчас Ролан поцелует меня, а потом, поддавшись вожделению, рванет с меня одежду и возьмет силой, несмотря на весь тот кошмар, что происходил снаружи.

Но он окинул меня жарким взглядом со словами: «Жаль покидать тебя». Потом быстро поднялся и вышел.

Кажется, щелкнул засов.

 

Глава 2

Как только пират меня покинул, я тут же подхватилась с постели и бросилась к дверям, но они, как и предполагала, оказались заперты.

Сердце колотилось так, будто вот-вот проломит ребра и выскочит наружу, воздуха не хватало, из меня рвалось жгучее возмущение. Я была готова придушить негодяя своими же руками.

Развернулась и треснула по двери ногой. Тщетно. Я устало оперлась о нее.

Сжала кулаки от негодования, как только дошло, что я в плену. И мой похититель решительно настроен обесчестить меня. То ли чтобы показать свою власть, то ли для того, чтобы еще больше насолить принцу Блаймеру. Жениться он явно не хочет, раз так груб. Да я бы и не согласилась ни за какие сокровища мира!

Этот хам совершенно не в моем вкусе.

Но, в любом случае, мне все это дико не нравилось. Вне зависимости от истинной причины моего похищения я окажусь в проигрыше. Позор ляжет на всю мою семью, точнее, на клан радужных русалок, одной из которых я теперь являлась.

Хотелось реветь от злости и отчаяния, но я сдержалась.

Еще не все потеряно.

Каюта, в которой меня заперли, оказалась небольшой и нелепо обставленной. Будто сюда помещали все награбленное добро, не особо беспокоясь о стиле интерьера.

Ковер с яркими цветами резал глаз, алое покрывало на кровати имело длинную бахрому и совершенно не подходило ко всему остальному. На единственном окошке колыхался вместо шторы кусок ткани.

Ну прямо комната в цыганском таборе! Сущая безвкусица. Но меня больше волновало то, что творилось снаружи, поэтому я подбежала к иллюминатору и уставилась на небольшую часть палубы, что просматривалась с этого ракурса.

Мелькнули чьи-то ноги, потом еще…

Каюта была расположена ниже уровня главной палубы. Раздался новый залп, но уже какой-то далекий. Видимо, Ролану все же удалось уйти от кораблей принца Блаймера, и мы стремительно удалялись в морские просторы в неизвестном мне направлении.

Я в ужасе ждала возвращения капитана. 

Вскоре после оглушительных взрывов и криков, я услышала звуки борьбы и звенящего металла. А потом, после радостного «ура», неизвестно по какой причине, наступила тишина.

Обо мне будто все забыли. Как бы не так! Зализывают раны.

Уверена, мой принц победил.

Я без сил опустилась на кровать, привинченную к полу. Казалось, время замерло. Минуты тянулись так медленно, что напоминали сонных мух, застывших в янтаре.

Мне хотелось плакать навзрыд, но я стойко держалась. Иногда не выдерживала и подбегала к дверям, колотя в них и извергая всевозможные ругательства, но никто не реагировал. Мой принц не приходил, и я стала подозревать, что победу все же одержал совсем другой…

Негодяй Ролан, чтоб его щупальца связались в морской узел и никогда не развязались!

Я решила выжать платье. Конечно, оно немного подсохло, как и мои волосы, но все равно я дрожала в нем, было неудобно и неприятно. Хотелось бы переодеться во что-то более комфортное и сухое в этом человеческом теле.

Магию использовать я боялась — один неудачный случай научил. Еще, чего доброго, спалю свой единственный наряд к русалочьей бабушке.

Я оглянулась в поисках чего-нибудь подходящего. И мой взгляд остановился на покрывале. Пожалуй, если оберну его вокруг себя, оно вполне сойдет за временный наряд, пока мое платье не высохнет окончательно.

Развязав шнурки свадебного платья, я стащила его с себя, оставшись в корсете и кружевных панталонах. Рискованно, но не хотелось заболеть. Отжала одежду и аккуратно развесила на спинке единственного стула, что нашелся в каюте.

Только сдернула с постели покрывало, как вдруг раздались шаги рядом, зашумел засов, и дверь открылась. Все случилось мгновенно.

Я так и замерла с красной тряпкой в руках, как тореадор на корриде, повернутая задом к двери. Вот только вместо быка на пороге появился никто иной, как мой монстр-похититель. Ролан Черное Сердце.

Я лихорадочно приложила к себе покрывало и повернулась к нему лицом, но пират уже успел рассмотреть кружева на моих панталонах.

— Рад видеть, что тебе тоже не терпится разделить со мной постель. Даже сделала за меня всю работу — сняла платье сама, — усмехнулся Ролан, обнажив ряд ровных белоснежных зубов. — Лишила меня интересной возможности медленно раздеть тебя.

Несмотря на показательную веселость, он выглядел уставшим. Одежда в беспорядке, в некоторых местах виднелись порезы.

Уж не принц ли так постарался? Брал на абордаж?

— Ты еще жив? Странно, — вздернула я подбородок, пытаясь не показать страх. — Но это временное явление, — тут же добавила, невольно прижимая к себе ткань, как единственную защиту.

— А ты, принцесса, полагала, что меня напугают жалкие потуги этого самолюбивого тритона? Ошибаешься. Он уже много лет не может мне ничего сделать, силенок маловато, чтобы со мной тягаться.

— Но теперь у него появился стимул покончить с тобой раз и навсегда, — не смогла удержаться я.

Пират оскалился и, не сводя с меня взгляда, шагнул вперед. Я тут же предостерегла:

— Только попробуй что-нибудь сделать со мной!

— Опять будешь стращать своим несостоявшимся муженьком? — заухмылялся похититель, обнажая ряд белоснежных ровных зубов, которым позавидует стоматолог.

— Ты… ты же сам знаешь о последствиях! Знаешь, что случится, если возьмешь меня силой.

— Зачем же силой?

— Потому что по-хорошему ты не дождешься от меня даже доброго слова, не говоря уже о том, чтобы разделить постель. Ты… Ты… Да такому многоногому негодяю, как ты, не отдастся ни одна женщина!

— До тебя на мои умения никто не жаловался, — хмыкнул пират, немного притормозив.

Он оглядел меня, словно увидел впервые, а потом вдруг дотянулся и сорвал мою единственную защиту.

Оставшись в одном белье, я пискнула и прикрылась руками.

В своем мире я, конечно, не была такой скромницей, но тут все по-другому.

Корсет, не скрывающий округлые полушария и лишь выгодно демонстрирующий их, панталоны с кружевом, чулки (все еще мокрые, сквозь которые просвечивала кожа) — все это слишком возбуждало местных мужчин.

Вот и пират не стал исключением.

— Готов вечно смотреть на такое представление, — расплылся он в довольной улыбке и тут же притянул меня к себе, едва ли не издавая мурлыкающие звуки.

Я готова была пойти на крайние меры, но тут бежать некуда. Если удар не выйдет и не согнет его пополам, то я рискую только разозлить монстра. Сопротивляться тоже бесполезно, он сильнее меня физически во много раз. Вариант переспать и усыпить бдительность не входил в мои планы. Нужно во что бы то ни стало сохранить невинность, чтобы потом выйти замуж за Ландса. А вот заговорить зубы стоит попробовать, раз припугнуть не удалось.

Я совершила усилие над собой и улыбнулась Ролану.

— Раз ты все же настаиваешь на близости…

— Не просто настаиваю — жажду! — выдохнул он мне в губы, явно насмехаясь надо мной.

— Было бы неплохо немного узнать друг друга поближе.

— Вот сейчас ближе и познакомимся. — Он прошелся кончиком пальца по моей груди, едва ли не щекоча, вызывая затрудненное дыхание. Еще этот корсет, будь он неладен сдавливал ребра. Получилось очень даже сексуально охнуть. Легкое придыхание, колыхание груди, приоткрытые влажные губы…

От взгляда моряка, его близости, а может, нехватки кислорода все замелькало перед глазами, закружилось. Я слегка пошатнулась и была прижата еще сильнее, а губы пирата оказались в опасной близости.

Пальцы Ролана ловко развязали шнуровку моего корсета, и он снял его с меня. Я опомнилась лишь тогда, когда он бросил его на постель. Ловко же он. Интересно, на каком количестве «кошек», а в данном случае «кошечек» отработал свой навык?

Я прикрыла руками груди, судорожно соображая, как избавиться от этого негодяя. Неужели мой похититель действительно настроен взять меня прямо сейчас, когда я растерянна, даже подавлена произошедшим? После боя с принцем Блаймером у него еще остались силы?!

— Ну так что, принцесса Алия, мы достаточно сблизились? — произнес он низким бархатистым голосом.

Как назло, в каюте не было никаких предметов, чтобы огреть его по голове. И для этого нужно отнять руки от груди.

Придется все же использовать старый прием — ударить ниже пояса. Пусть только приблизится, я ему покажу, где крабы зимуют.

— Остальное тоже нужно снять, милая. Так что расслабься, я помогу тебе, самой не придется тратить силы.

— Послушай, когда я говорила о том, что нам нужно познакомиться поближе, я вовсе не имела в виду, что готова отдаться тебе прямо сейчас, — стиснув на миг зубы, произнесла я, глядя в бездонные синие просторы, которые затопило желание.

Прикосновение к моей обнаженной коже возбуждало его, но… и меня, как я не пыталась это отрицать.

— Ты ведь понимаешь, что юным девушкам нужно совсем другое.

— Хочешь, чтобы я пригласил тебя на свидание? — Он даже не моргнул, толкая меня на кровать и опускаясь при этом на колени, чтобы снять с меня мокрые чулки. Я в шоке наблюдала за ним. — Так у нас еще будет на это время. Одно другому не мешает. А ну-ка подними ножку…

И я подняла. Сам же просил. Только вот так вышло, что моя нога сама едва не треснула морского гада по нахально улыбающейся морде, но тот вовремя придержал ступню. А потом потянул за нее.

И я упала на ковер... и так неудачно и двусмысленно, раздвинув ноги прямо перед его коленями.

Он успел подхватить меня за талию, при этом моя спина уперлась в кровать, а голова оказалась на перине.

Ролан склонился надо мной, он казался весьма довольным, несмотря на то, что я едва не двинула ему в челюсть.

— Приемы, недостойные принцессы, — дал он определение моему поведению.

Это заставило меня вспылить.

— А похищать, значит, можно?!

— Предводителю морских спрутов даже положено, иначе какой с него, к проклятой бездне, пират? Репутация — такое дело, надо поддерживать.

— А мою, значит, надо губить? — вышло с обидой.

Мне удалось изловчиться, прикрыться одной рукой, а второй залепить ему пощечину.

Улыбка сползла с его ухмыляющегося лица.

— Похоже, по-хорошему не выйдет.

И, не обращая внимание на мои визги, он начал стаскивать чулки.

Я, пыталась бить его пяткой свободной ноги, но Ролану все равно удалось их стянуть. На мне остались лишь одни панталоны.

Я застыла, прекратив борьбу. Что бы я ни делала, все бесполезно, только разогревала его желание.

Горячие руки корсара, от которых бросало в дрожь, остановились на моей талии, и я уже подумала, что он сейчас сдернет с меня последнюю защиту, как он вдруг притянул к себе, да так, что я села на его ноги. И тогда он остановился.

Я чувствовала… то самое место, с которым мне в ближайшем будущем грозило более тесное знакомство. Я на нем сидела. При этом Ролан так резко дернул на себя, что мне пришлось схватиться за его плечи. Теперь моя обнаженная грудь тесно прижималась к его.

Пират медленно скосил вниз глаза, довольно хмыкнув. А мне оставалось лишь вцепиться в его плечи, чтобы он не оттолкнул меня. 

— Ладно, считай, ты меня уговорила. Будет тебе свидание. Не люблю, когда женщина вместо сладких стонов в постели верещит как взбесившаяся чайка.

Он поднялся, при этом не отпуская меня.

Мои ноги сжались сильнее, обхватив его талию, а руки уже обняли за шею. Ролан выпрямился во весь свой огромный рост, придерживая меня за бедра.

Мы смотрели друг на друга, тяжело дыша. После всей этой борьбы я чувствовала предательское вожделение.

Но я не люблю этого… этого негодяя! Нашу встречу вообще знакомством не назовешь! Хотя почему-то именно от близости этого мужчины у меня все тряслось внутри, в горле пересохло, а пульс участился на столько, что я чувствовала, как он терзает мои виски. Сердце ухало совой, готовое выпорхнуть из своего гнездышка, а ноги так ослабли, что я едва могла ими сжимать бедра мужчины. Они сползали.

Он это почувствовал и медленно, очень медленно опустил ниже, при этом прожигая мою кожу пылающим взглядом.

— Я рада, что до тебя наконец-то дошли мои слова! — с трудом произнесла пересохшими губами, пытаясь укрыться от его нестерпимо жгучих глаз при помощи покрывала.

Но не тут-то было!

Надежда, что он оставит меня в покое, разлетелась в пух и прах, когда он забрал то самое алое покрывало, а потом сам завернул в него, как гусеницу, превратив меня в алую такую куколку. А затем поднял на руки.

— Эй, что ты делаешь?! Отпусти немедленно, кому сказала! — рассерженно воскликнула я.

Сердце застучало еще быстрее, когда он открыл ногой двери и, как ни в чем не бывало, понес меня по палубе, мимо своих головорезов. Они синхронно повернули головы, будто по команде. Но от властного взгляда главаря отвернулись и снова занялись работой.

— Куда ты меня несешь? — уточнила я, задыхаясь от бессилия, ведь не могла вытащить ни руки, ни ноги, чтобы противиться воле мужчины.

— Туда, где мы быстрее найдем общий язык. В мою каюту, — ответил он, открывая какую-то дверь, а потом добавил заманчивым голосом: — И кровать там гораздо комфортнее.

Каюта оказалась больше той, в которой меня заперли во время боя. Тогда, видно, времени было мало, выбрал первую попавшуюся. Обстановка тут заметно отличалась от той каморки, все подобрано со вкусом, даже роскошно. 

Люстра на цепях блестела позолотой. Кровать, что стояла в нише, усыпана подушками и застелена дорогим покрывалом, какие я только во дворце видела.

На стенах красовались картины в позолоченных рамах. На столе лежали различные предметы: большой компас, старинные книги, шкатулка.

Рядом находилась подзорная труба на серебряной подставке.

На разложенной карте, испещренной мелкими надписями, лежала лупа с резной ручкой.

Именно так я всегда и представляла каюту бравого моряка. Вот только хозяин этого помещения — гадкий пират и мой похититель.

Он донес меня до кровати и бросил, мягкая перина смягчила падение. Сам сел, стянул ботфорты и лег. Даже не разделся. Хочет, чтобы я это сделала за него? Не дождется!

От мысли, что он меня сейчас изнасилует, стало не по себе, я не хотела… не хотела отдаваться этому негодяю. Ни за что на свете. Это будет крахом всех моих надежд, и меня не возьмет замуж ни один приличный принц. Разве что какой-нибудь нищий, которому небезразлична моя «голубая» кровь…

Буду сопротивляться до последнего, но по-хорошему не дамся! Пусть даже не думает, что сможет меня добиться своими сладкими речами или умелыми ласками!

Я следила за ним, притихшая под покрывалом, но он отобрал его. Думала все, сейчас лишат чести, быстро и грубо, но… Он приподнялся и бросил мне край одеяла, а сам лег на спину, сложил руки на груди и закрыл глаза.

— После поразвлекаемся, а сейчас спать.

Я в шоке ждала, что это такая тактика, и как только я расслаблюсь, усну, он и займется мной. Но Ролан как лежал, так и продолжал лежать. Уснул что ли? Быть того не может!

Дыхание его стало спокойным. Ровным и глубоким. Он вообще не двигался. Одеяло мне все отдал, а сам как?

Я опустила голову на подушку, но все еще напряженно ждала подвох. И уж точно не ожидала, что отключусь, стоило только прикрыть глаза.

 

Глава 3

Почувствовав пристальный взгляд, который прожигал во мне дыру, я очнулась. Эх, мой кошмар продолжался, а я то надеялась…

— Выспалась, милая? — пропел мой похититель, улыбаясь, словно любовник после страстной ночи.

— Спасибо, благодаря твоим стараниям, — проворчала я.

— Предлагаю позавтракать, ведь потом мне придется ненадолго тебя покинуть. Сама понимаешь, я на этом судне капитан. И у меня есть важные дела.

— Ради меня не стоит отвлекаться, можешь прямо сейчас идти. Я нисколько не обижусь, — ядовито-сладким голосом ответила я.

— Да что ты, мне совсем не трудно составить тебе компанию, поверь.

Он поднялся с кровати, потянувшись, выглянул за двери и кого-то позвал. Сам вышел, чтобы дать краткие указания, а потом вернулся в каюту, широко улыбаясь.

— Заждалась, милая? — задорно поинтересовался он.

Я скривилась, но он даже бровью не повел.

— Я знаю, что ты проголодалась, осталось недолго потерпеть.

Он продолжал делать вид, будто я его гостья, а никакая не жертва похищения. Моя реакция его нисколько не смутила. 

И что дальше? Сейчас наберется сил и приступит к очередным завоевательным действиям?! А я банально в туалет хочу, помыться, подумать в тишине.

— Мне нужно одеться! А единственное платье осталось в той каюте, где ты закрыл меня вчера, — недовольно заявила я. — Можешь принести мою одежду сюда?

— То ужасное платье, в котором ты собиралась выйти замуж за того тритона? — Ролан скривился так, будто лимон съел. — Я найду тебе другую одежду, более подходящую и выгодно подчеркивающую красоту, которую не стоит прятать.

Дай ты мне хоть что-нибудь! В конце-то концов! Не могу же я в одних панталонах бегать по твоей каюте.

Но вслух я этого, конечно, не сказала. Лишь надула губы.

— Поэтому ты раздел меня?

— Не только. Ты могла подхватить простуду.

У меня брови поехали вверх. Вот только не надо притворяться джентльменом!

— А я полагала, ты о другом думал.

— И о том, насколько ты хороша без одежды, тоже, — ухмылялся пират. — Даже подумываю не так скоро с тобой проститься.

Я недовольно поджала губы. Вот это нам как раз не надо. Быстрее бы он попросил за меня выкуп, чтобы распрощаться навсегда.

— У меня есть подходящие тебе наряды. Недавно мы захватили корабль одного купца, что шел с острова Алмазных Драконов в сторону Лазурного Берега. Он знает толк в хороших вещах, весь трюм был забит драгоценным шелком и парчой. Позавтракать придется без платья, потом я выберу тебе самое лучшее.

— Ты предлагаешь мне носить награбленное! — громко возмутилась я. — Я принцесса! А ты хочешь одеть меня в чужие вещи?

— Э-э-э! Они уже не чужие, а мои, притом абсолютно новые. Так что давай не будем об этом. Но если не хочешь принимать их… Я не против, можешь ходить по моей каюте в неглиже, но наверх не советую подниматься в таком виде.

Я судорожно вздохнула, сжав пальцы в кулаки.

Конечно, я была согласна на любую одежду. Но принимать что-то от похитителя не хотелось. Не нужно давать ему никаких поблажек. Чтобы не мнил о себе слишком много!

В двери каюты постучались. Ролан открыл и принял из рук темноволосого пирата поднос. Поставил его на столик у кровати. И приоткрыл крышку блюда. До меня тут же донесся запах сыра и свежего хлеба. Видимо, пираты успели затариться продуктами незадолго до моего похищения.

А еще пахло чудесным кофе. Рядом с блюдом стоял небольшой серебряный чайничек, откуда и доносился запах. Да так, что мне незамедлительно захотелось попробовать этот самый кофе.

Во дворце принцессы этот напиток не пользовался уважением; родители Алии дей Риалривес говорили, что его пьют только моряки, а выращивают жители юга, с которыми частенько велись войны. До некоторых пор я полагала, что этого напитка вообще нет в Рингельморе. А тут, на корабле Ролана Черное Сердце, оказывается, кофе в порядке вещей.

Ролан улыбнулся, наблюдая за моим лицом, видно, оно показало весь мой восторг. Он ловко намазал хлеб джемом, на другой ломоть положил сыр. И поманил меня пальцем.

— Давай же, иди сюда, милая. Я ведь знаю, что ты голодна. На обед будет что-нибудь посущественнее.

Я жадно втянула носом желанный запах, не в силах противостоять.

Эх, была не была. Не объявлять же голодовку назло этому мерзкому спруту! Чтобы выбраться на свободу, мне надо есть.

Поэтому я стащила с кровати простынь, концы скрутила в узел над грудью и придвинулась к Ролану, сев с другой стороны стола. Но зато теперь он имел возможность рассматривать меня, что он и делал в наглую, пока подавал мне чашку и тосты.

Я взяла хлеб с сыром и отвернулась, не ожидая, что приду в смущение от такого пристального внимания. Но сама украдкой поглядывала на капитана. Встреть я его на Земле в том райском уголке, где я отдыхала перед тем, как исчезнуть в море, ни за что бы не пропустила. Знойный, горячий, непредсказуемый и сильный. Он излучал мужское обаяние.

Но здесь он являлся тем, кто разрушил мою жизнь. Лишил меня счастья и удачного замужества, о котором я так мечтала. 

Если бы он не вмешался, то эту ночь я провела бы не на пиратском корабле, а в жарких объятиях любимого мужа.

— Судя по твоему не доброжелательному взгляду, в твоих мыслях я заслужил смертную казнь. — Ролан внимательно следил за мной и смог уловить выражение глаз. Хорошо, что он только это увидел. 

— Именно ее ты и заслужил! Надеюсь, когда тебя поймают, то жалеть не станут, повесят на главной городской площади в назидание другим разбойникам! Таким, как ты, нечего разгуливать по свету и воровать чужих невест.

— Вообще-то, пиратов обычно вешают на мачте, но это не мой случай. Меня не так просто уничтожить. Для этого придется приложить немалые усилия.

— Такой живучий? — хмыкнула я. — Неудивительно, ты настоящее чудовище.

— Почту за комплимент, — язвительно отозвался он.

В такой манере и прошел наш завтрак. И когда Ролан вышел, я наконец выдохнула. Вскочила на ноги в поисках места для облегчения. Нашла только ночную вазу, но хоть что-то. С каким же наслаждением я опустилась на нее. Мне даже было плевать, если бы пират заявился снова. Я и так долго терпела, пока он доедал свой завтрак и считал своим долгом развлечь меня «светской беседой».

После я обследовала каюту на наличие оружия. Ничего. И это у морского разбойника! Даже не верится, что у него нет оружия. Он его прячет.

Но быстрый осмотр комнаты ничего мне не дал. Зато на столе я нашла письменные принадлежности.

Я припрятала гусиное перо с железным наконечником, буду защищать свою честь до конца. Воткну ему в горло, если станет домогаться и пытаться опорочить мое имя.

Продолжая строить в голове коварные планы, я попыталась высмотреть из иллюминатора, где мы находимся. Но что я могла увидеть? Только море, одно бескрайнее море.

А может, я смогу вылезти через круглое окно? Талия у меня на зависть тонкая, бедра как-нибудь ужму. Или?..

Если превратить ноги в хвост, у меня, может, получится.

Иллюминатор открывался, слава морской стихии, теперь дело за малым. Плохо, что окно выходило на палубу. Но ничего, где наша не пропадала?

Улучив момент, когда вокруг не осталось и души, я открыла иллюминатор и наполовину из него высунулась, крутя головой по сторонам и…

Так и знала, что застряну. Я мысленно пожелала превратить ноги в хвост. И почувствовала, как меняется мое тело. Еще немного… и еще…

И о, чудо!

Я пролезла, с трудом, но смогла. Выскочила под напором, со свистом, как… как пробка из бутылки шампанского. Выскочила, подобно треске из бочки, когда она переполнена. Поспособствовала гладкая скользкая чешуя.

По палубе пришлось ползти на руках, но я быстро достигла борта, а потом так меня и знали!

Даже плюха не было слышно.

Войдя в воду, я устремилась в обратную сторону от движения кораблей, в надежде, что плыву в верном направлении. Скоро обнаружат мое исчезновение, каждая секунда увеличивала мои шансы на свободу.

В бескрайней синеве периодически мелькали косяки рыб, встревоженные моим появлением. Они, как по команде, бросались в стороны, поворачивали недоуменно головы, глядя мне вслед. Если бы рыбы могли разговаривать, если бы они успели спросить, они бы обязательно поинтересовались, от кого я так улепетываю.

Но общаться в воде могли только высокоразвитые магические существа, вроде меня. Или других оборотней. А мысли мелких рыб были слишком мимолетны и суетны.

Я оценила глубину в этом месте акватории. Значит, можно уйти ниже ко дну, там мои шансы скрыться повысятся. А в светлых поверхностных водах меня найдут очень быстро. На каменистом дне может найтись укрытие на случай неожиданной погони. А в том, что мое отсутствие обнаружится и что Ролан будет меня искать, я даже не сомневалась.

Я плыла, пока окончательно не обессилела. И, судя по тому, что появились кораллы, берег уже не очень далеко. А там я попрошу помощи.

И тут меня кольнуло под ребра предчувствие опасности. Я оглянулась и увидела, как прячутся мелкие рыбешки. Кажется, и мне нужно затаиться на всякий случай.

Я доплыла до ближайшего разноцветного скопления и нырнула в открывшееся между ними пространство, где имелась тень.

И как же вовремя!

Мимо коралловой пещеры проплыла огромная акула. Я успела рассмотреть ее бок, но и этого оказалось достаточно. Конечно, акулы, как и другие морские хищники, не трогают русалок. Мы умеем устанавливать с ними ментальный контакт. Насторожило совсем не это. Я вспомнила дорогу к кораблю Ролана. Тогда нас сопровождали именно белые акулы!

Я затихла среди кораллов, боясь даже шелохнуться.

Прошло несколько минут, и рыбешки снова замелькали перед глазами.

Перед глазами показалось яркое красное пятно. И я хотела было подтянуться и удостовериться, что хищница ушла, как вдруг почувствовала боль. Кажется, поцарапала руку! Не сильно, но все же…

Проклятье! Только этого мне не хватало.

Акулы могут учуять каплю крови за километры.

Я зажала ранку ладонью, чтобы избежать потери крови. И держала так, пока голова не закружилась. А потом, когда отняла ладонь, поняла, что это вовсе не царапина, а лишь покраснение, похожее на ожог. 

Усталость накатила так внезапно...

Хотелось спать… лечь на дно коралловой пещеры, откинуть хвост и просто отключиться на пару часов, ни о чем не думая.

И я почти уже поддалась искушению.

Руки и хвост отказывались подчиняться, тело стало каким-то чужим и не слушалось. Меня вообще тошнило, казалось, бутерброды с сыром, которыми пичкал Ролан, вот-вот попросятся наружу.

Что за фигня происходит?

Я заставила себя подняться, взмахнув хвостом. Пошатываясь в воде и помогая себе балансировать руками, я добралась до края кораллового рифа. Перед глазами мелькнул алый цветок актинии, он едва заметно шевелил своими лепестками.

Кажется, именно его я видела в тот момент, когда пряталась от хищницы.

Но размышлять было некогда. Если я расслаблюсь, то так и останусь навсегда среди коралловых изваяний. Рыбы обглодают мои косточки. А принц Блаймер и не узнает, что я смогла сбежать от мерзкого пирата.

Вот так и закончится моя история, а как все хорошо начиналось...

Глаза закрывались, хотя я боролась со слабостью.

Вдруг вернулись акулы, они хищно кружили в толще голубой воды, почуяв добычу. А затем сверху, отбрасывая тень, показались знакомые длинные щупальца.

Я лежала на коралле, и у меня двоилось в глазах. И не сразу поняла, кто это пожаловал. Слишком он огромен. А потом, сквозь замутненное сознание дошло.

Корабль. Я видела дно судна и от него спускался тот, о котором даже думать не хотелось. Ролан Черное Сердце, предводитель морских оборотней-спрутов, мерзкое чудовище…

Но выбор невелик. Либо погибну на дне, либо вернусь на корабль и, возможно, выживу.

Черное щупальце с присосками ловко обхватило мою талию, поднимая с колючих кораллов. А потом меня обняли крепкие руки оборотня. Ролан смотрел обеспокоенно.

— Снова ты… Даже умереть спокойно не дал… — пробормотала я, уже не понимая, что несу.

Несмотря ни на что, мне хотелось выжить.

— Алия, что с тобой? Ты в порядке? Отвечай!

— Еще в каком порядке… Или нет… Кажется, поранилась, а потом стало плохо, и я… кажется, видела актинию, — рвано произнесла я.

Сознание путалось.

— В этих местах полно ядовитых растений и гадов.

Он допытывался, что случилось, одновременно устремляясь наверх.

На некоторое время я впала в беспамятство. А когда очнулась, Ролан уже поднимал меня на палубу.

И снова я на корабле, хотя все еще в облике русалки. Но меня качает, как на волнах. Почему вокруг слишком много суеты? Лицо пирата кажется взволнованным, он отдает резкие приказы матросам. Я чувствую, как он волнуется, крепко прижимая меня к себе.

Неужели все так плохо?

Чувствовала я себя откровенно дерьмово, другого слова не подобрать.

— Я умру? — произнесла я, но с губ сорвался полухрип-полушепот.

— Даже не думай так легко избавиться от меня, — гневно ответил похититель.

Он занес меня в каюту и положил на свою большую кровать, несмотря на мокрый хвост, что по-прежнему не желал превращаться в ноги. Плавник так и свисал с постели.

Пират отодвинул картину, что висела на стене, и за ней обнаружилась дверца. Он открыл ее ключом.

Краем глаза я увидела там бутылочки с какой-то жидкостью разного цвета, бумаги и много других предметов, которые я не смогла рассмотреть. Никак не могла сосредоточить зрение. А теперь еще стала задыхаться, горло сжимало тисками. Кажется, у меня пошла реакция на яд, что содержался в жгучей актинии.

Корсар выбрал одну из бутылочек, со снадобьем алого цвета — такого же оттенка был тот коралловый полип.

Он присел на край постели и приподнял мою голову одной рукой, второй влил в рот безвкусную жидкость. Его глаза неотрывно вглядывались в мое, явно мертвецки бледное лицо.

Я едва могла глотать, горло опухло, но все же сделала это — и тут же безвольно откинула голову. Я потратила последние силы.

— Хорошая девочка, — произнес пират, гладя меня по мокрым волосам.

Так успокаивают детей. Я не в силах была оттолкнуть его руку, но странно, даже не хотела это делать.

Я чуть не умерла в очередной раз, мне было так страшно, но Ролан появился вовремя. Он разгонял страх своим присутствием, его уверенность передалась и мне.

— Все хорошо, — приговаривал он. — Я дал тебе противоядие, отдохни.

И я снова почувствовала, как он убирает тонкую прядь волос, прилипшую ко лбу.

Я до сих пор не могла перевоплотиться, не хватало сил. Дернула плавником и ощутила, что получилось им двинуть. Яд нейтрализован, но осталась жуткая слабость, меня слегка потряхивало, а во рту опять пересохло.

— Воды! — жалобно попросила я.

Пират улыбнулся и протянул мне кружку. Я жадно выпила весь ром, а там именно он и находился — и довольно крепкий, но я не стала отказываться. Это то, что мне нужно в данный момент, чтобы успокоить нервы.

Меня после мелкой дрожи неожиданно бросило в жар, очевидно, я недооценила крепость напитка. Тепло, охватившее горло, спустилось внутрь.

Я увидела, как хвост засветился, по нему прошла разноцветная рябь — и он разошелся пополам, образуя ножки с малыми ступнями. Я смогла вернуть человеческий облик, значит, силы возвращаются.

Чувствовала я себя странно. Усталость не проходила и мне больше не хотелось ругаться с похитителем. Просто сил на это не осталось, и я, скорее, испытывала благодарность за спасение.

Чтобы вернуться, в первую очередь я должна выжить.

Когда Ролан поднялся, чтобы оставить меня, едва не схватила его за руку. Опять накатил страх, но я быстро справилась с ним. Что это со мной?

— Надеюсь, ты больше не станешь убегать, сама убедилась, что маленькой русалочке опасно покидать корабль одной, особенно в этих диких местах.

— Ты мог бы меня вернуть домой сам, я не против компании.

Ролан весело усмехнулся. 

— Вижу, тебе становится лучше, раз с чувством юмора все в порядке.

— Это единственное, на что я сейчас способна и что не дает мне сойти с ума, — ответила без тени улыбки.

Ролан слегка нахмурился, с озабоченностью поглядывая на меня. 

— Нам нужно перестелить кровать, — заметил он, указав на расползающееся подо мной мокрое пятно.

Он с легкостью поднял меня и пересадил в кресло. Я не стала дергаться, хотя это взволновало.

Я тут обратила внимание, что опять в одних панталонах, а грудь мою прикрывают только длинные волосы. Это прекрасно видел и пират, скользнув по мне долгим взглядом.

Пока прикрывалась волосами, он сдернул мокрое постельное белье, выбросив его за двери, как тряпку. Достал из шкафа простынь и одним ловким движением распрямил на кровати. Точно так же быстро сменил наволочку на подушке, на которой я только что лежала.

— Из тебя получилась бы отличная горничная, — не упустила я возможность подколоть его, сил подняться все еще не хватало. — Не хочешь послужить мне некоторое время?

Ролан повернулся, смерив меня косым, почти колючим взглядом.

— Смотря, какой смысл ты вкладываешь в слово «послужить».

И он с такой горячностью посмотрел, обещая мне райские утехи, что этим невольно ввел в краску.

Вечно он все переиначит в свою пользу.

— Там, где я живу, одни пираты и их жены, горничных не держим. Так что я привык к самообслуживанию.

— Что, и стираешь, может, сам? И где это твой дом?

Он фыркнул, но отвечать не стал. Вместо этого поднял меня на руки, придержав дольше, чем требовалось. Пришлось напомнить, чтобы вернул на кровать.

Он уложил обратно на сухую постель, а сам уселся рядом.

Тут я заметила, что волосы подсохли и отошли в сторону, приоткрывая грудь.

Черт! Я тут же прикрылась руками.

Я вела себя не как невинная принцесса русалок, а как обычная, земная девушка. Аристократки Рингельмора на моем месте уже визжали бы от стыда.

Пытаясь хоть как-то исправить оплошность, я снова прикрылась волосами, благо на длину и богатство в виде роскошной шевелюры, что досталась в дар, не жаловалась.

Но Ролан вдруг протянул руку и отодвинул в сторону мою ладонь, удерживая цепкими пальцами, и с жаром произнес:

— Не прикрывай, мне нравится смотреть на твое тело, оно великолепно.

Он словно меня загипнотизировал своим голосом. Прикоснулся свободной рукой к соску, тот сразу затвердел и съежился. Обвел контур ареолы.

Меня затрясло, как будто в каюте началось землетрясение.

Кожа вокруг покрылась мелкими мурашками, и я лишь судорожно вздыхала и следила за его пальцами, не в силах отбросить их, не в силах сопротивляться.

 Я, видно, сбрендила, раз поддалась на его ласки.

Ох! Мне ведь приятны его прикосновения. И он, гад морской, это прекрасно понимал. Зачем только пила ром? Все из-за него, да! Я не могла в трезвом состоянии позволить прикасаться к себе так вольно.

— Прекрати немедленно! Иначе закричу!

Я все же оттолкнула руку.

— Кричи, — с усмешкой ответил гад, довольным тем, что смог добиться желаемого. — И что дальше? Ты на моем корабле, здесь все подчиняются моей воле. Никто не станет вмешиваться.

— Так будет не всегда. Скоро меня освободят.

— Навряд ли, никто не знает море лучше, чем я. Я спрячу свое сокровище так надежно, что никто его не найдет.

— И где же, можно поинтересоваться?

Он коварно усмехнулся.

— Мы как раз туда и направляемся, все узнаешь в свой час.

— С тобой невозможно нормально разговаривать!

— Так ведь я пират. У меня разговор короткий. Что мое — то мое! Светских бесед я вести не умею.

— Мне показалось иначе, — заметила я, сглотнув с досадой.

— Тебе просто показалось.

— Зачем ты меня выкрал?

— Я уже говорил, ты настоящее сокровище.

— Раз так, то не должен ли ты обращаться со мной наилучшим образом?

— Уж поверь, я учтив, как никогда, — насмешливо произнес он. — Отдохни, противоядие окончательно исцелит тебя лишь через пару часов. А я, как и обещал, принесу тебе новую одежду.

Я была согласна уже на любое платье, хоть снятое с мертвеца. 

Не хотела больше пылать от взглядов оборотня. Я не доверяла ни ему, ни себе.

Ролан поднялся, продолжая нагло рассматривать мое полуобнаженное тело. Почувствовав свободу, я тут же натянула на себя одеяло, чем рассмешила монстра.

— Я и так уже увидел все, что меня интересует. Ну, или почти все. Остальное посмотрим, как только тебе станет немного легче. Отдыхай, я скоро вернусь, ты и соскучиться не успеешь.

— Гад! — прикрикнула я в ответ и запустила в Ролана подушкой.

Но она попала в уже закрывшуюся за ним дверь, мягко отскочив от нее.

Простое действие слегка успокоило мой гнев и заставило более хладнокровно обдумать свое положение.

Меня тащат в какое-то тайное место, где принц не сможет найти, и пока мы его не достигли, надо предпринять новую попытку бегства. Каким бы харизматичным и доброжелательным не выглядел Ролан, он непредсказуем.

Он чудовище. Пират.

Я знала, что путешествие под водой опасно, испытывала страх перед неизвестностью, но теперь я буду более осторожной и не стану опускаться на самое дно.

 

Глава 4

Я не ожидала, что Ролан принесет столько разных вещей.

Все эти платья, корсеты, сорочки — все было высшего качества и тонкой работы. И ткань дорогая, с вышивкой, и нить ровная. Просто невероятно! Откуда у обычного разбойника такое богатство?

Хотя, о чем я? Все это украдено.

Определенно, пират знал толк в хороших тканях. Даже во дворце меня так не одевали. И все же, находясь на корабле, я бы предпочла одеться в мужскую одежду. Это гораздо удобнее.

— Ролан, все, конечно… эмм… замечательно, но мне кажется, что на корабле комфортнее в рубашке и брюках. Может, ты найдешь для меня более подходящий костюм? 

Услышав это, Ролан сверкнул глазами так, что я съежилась.

— Если хочешь, чтобы твои стройные ножки узрела вся команда, пожалуйста. Только потом не проси меня заступаться за тебя. И вообще, лучше бы тебе сидеть в каюте, пока не придем к конечной точке, где есть женщины и выпивка. Сохраннее твоя честь окажется. Я предупредил своих парней, что ты моя, но не сомневаюсь, что желающие тебя попробовать все равно найдутся.

Вот так, присвоил без моего на то согласия. Конечно же, я понимала его мотивы. Проще сказать, что я женщина их капитана, чем правду о том, что я принцесса и представляю особую ценность.

Я хотела возмутиться, но все же промолчала.

Лучше мне действительно не высовываться. Но и заточение в капитанской каюте не прельщало.

Пришлось согласиться на платье.

Но кто меня оденет? Я не в состоянии надевать все эти детали туалета, в особенности корсет, с ним точно возникнут трудности.

Я с удрученным видом перебирала одежду и думала, как бы сказать Ролану. Но при этом не просить, чтобы не быть его должницей.

Но монстр сам понял мое затруднение. Когда я взяла в руки корсет, он вдруг произнес:

— Полагаю, мне все же придется поработать твоей горничной.

Я тут же из упрямства замотала головой.

— Совершенно необязательно, я справлюсь сама.

Он хмыкнул. Оперся о стену и демонстративно сложил руки на груди, сделав серьезное лицо.

— Ну да… Хочу посмотреть на это.

— При тебе я не стану одеваться! — возмутилась я.

— А без меня тебе точно не справиться, — заулыбался Ролан. — И к тому же, я все уже видел.

Мои щеки так и запылали. Раньше, в прежней жизни, я не была такой стеснительной, но Ролан постоянно вгонял меня в краску.

— Не стоит. Я прошу тебя оставить меня одну, — потребовала я.

— Подчиняюсь вашему велению. — Он клоунски поклонился и все же вышел.

А я зависла, глядя на вещи, что мне принесли пираты. Во дворце я не задумывалась, как одеваться, а тут придется изловчиться. Это не джинсы натянуть и футболку…

Впервые за последнее время накатили воспоминания о том, кем я была раньше. Как же все странно получилось...

Я вздохнула.

Мастер спорта по синхронному плаванию, я поперлась на Бали и просра… вернее, закончила свою жизнь в волнах Индийского океана, когда знакомые уговорили заняться серфингом.

Это просто издевка судьбы! А эта стервозная мадам меня никогда не жаловала.

Я давно мечтала о поездке. Хотела хоть раз провести отпуск на райском тропическом острове. Копила на путешествие три года, откладывая с небольшой зарплаты тренера. Мы собирались туда с женихом, но в последний момент он объявил, что не сможет поехать. А потом подруга застукала его с другой и поделилась этой новостью со мной… Хорошая подруга...

Но лучше уж горькая правда, чем сладкая ложь. Что было бы, узнай я об этом позже?

Вытерев слезы, я все равно полетела. Не пропадать же билету. Найду себе мужчину на ночь, пересплю и забуду сволочь, что клялась мне в вечной любви. 

Новые знакомые нашлись почти сразу, прямо в самолете.

Русских там хватало. Вот и я влилась в компанию из нескольких парней и двух девчонок, которые приехали заниматься серфингом. А услышав о том, что я профессиональная пловчиха, так и вовсе сказали, что я не могу улететь домой, не попробовав. Многие туристы стремились туда именно за тем, чтобы поймать свою волну. Хотя я никогда не думала об этом экстремальном увлечении, как о чем-то серьезном.

Я закрутила роман с одним из горячих парней по имени Леша из той новой компании и отрывалась по полной, благо, на острове хватало баров. Вытеснила воспоминания о несостоявшемся женихе.

Оставалось еще несколько дней отпуска, когда мы всей шумной компанией двинули на юг к полуострову Букит. И нет, чтобы начать с простого... Я же супер-пловец. Моя самооценка страдала, когда я представляла себя рядом с детишками, которых решили развлечь богатые родители.

Я выбрала пляж Кута, где занимались как опытные серфингисты, так и новички. Цены тут не кусались, и серфить можно почти круглый год. Лешка убедил, что сам справится с ролью тренера. Ведь местный «тренер» знал по-русски лишь два слова — «лечь» и «встать». Нашли прокат досок. И я ринулась в бой за покорение волны.

Вот только что-то пошло не так.

Сперва мою доску кто-то забрал у автобуса — видно, перепутал. Я едва нашла ту, что взяла напрокат.

Потом гидрокостюм оказался не того размера.

К тому же, я не сняла наличные деньги, а здесь не принимали банковские карты.

И я уже должна была заподозрить, что лучше остановиться. Меня будто кто-то свыше предупреждал, что не стоит рисковать, прозрачно так намекал — Алевтина Летинская, не нужно идти дальше!

Но я все равно пошла в море, легла на долбанную доску и принялась грести, оглядываясь на других серфингистов. А Лешка подбадривал. Вот только забралась я слишком далеко в море, в место для прожженных профи, где волны закручивались в сложную «трубу».

А потом я заметила ее… чертову волну. Самую высокую из всех, что когда-либо видела.

Эх, была не была.

Мне едва удалось подняться на доску, как огромная волна захватила меня, накрывая тоннами воды, закружила и понесла.

Воздух заканчивался. Хотя я могла задерживать дыхание довольно долго, но все же… В тот момент, когда в легкие хлынула вода, я поняла, что это конец. Конец моей жизни, конец всему.

«Не-е-ет! Только не это! Я не хочу умирать. Пожалуйста, кто-нибудь помогите! Я не хочу умирать!» — мысленно вопила я, все еще пытаясь выгрести наружу и орудуя руками.

Но никак не могла добраться до поверхности.

Вода наполняла легкие, голова противно кружилась, и я совсем обессилела. Стало как-то все равно, что будет дальше. Ноги отказали, словно у меня их уже и не было, в руках пропала сила.

Я почти сдалась, как вдруг кто-то будто по башке огрел и сказал: «Ты будешь жить!»

Я дернула ногами, но почувствовала, что они представляют собой нечто цельное. Открыла глаза, с удивлением поняв, что вода больше не щиплет их. А потом дошло, что я… дышу под водой без каких-либо проблем.

Вот только вместо ног у меня обнаружился хвост. Длинный такой, метра полтора, как у настоящей русалки.

Да что там говорить, я и стала той самой русалкой.

Сначала началась паника. Я все хватала ртом воду, и не задыхалась, а она выходила через жабры, насыщая мое тело кислородом. Я никак не могла принять свой новый облик. Казалось, что это предсмертный бред, такого просто не может быть. Никаких русалок не существует в природе!

Затем наступила фаза смирения.

Если я все еще жива, то нужно как-то выкарабкиваться, хоть и в таком виде. Стану звездой всех новостей. Невиданное событие! В Индийском океане нашлась русалка, стоимость билета…

Может, разбогатею на своем хвосте.

Я плыла, сама не знала куда, рассматривая подводный мир и поражаясь тому, что предстало перед глазами. Периодически выныривала на поверхность, чтобы проверить, не показался ли берег. А когда, после всех моих невзгод, увидела вдали черную полосу, то закричала от радости.

Я не знала, остров это или же материк. И вообще, была уверена, что все еще нахожусь на Земле. К тому времени, когда я все же достигла пляжа, сил совсем не осталось. Прибой выбросил меня на песок. И я сквозь туман заметила, что ко мне бегут люди.

«Ну все, сейчас пустят на опыты», — подумала я, прежде чем отключиться окончательно…

 

***

Я встряхнулась, отгоняя воспоминания о первом дне в Рингельморе. Все это позади. Сейчас актуальна совершенно другая проблема — Ролан Черное Сердце, проклятый монстр, который украл меня прямо со свадьбы. И ему это так просто с рук не сойдет!

Кое-как одевшись, я решила провести разведку и выглянула за двери. Странно, но они оказались открыты. Не верилось, что после прошлого побега Ролан мне доверяет. Я все же вышла. Но не успела пройти и несколько метров, как меня окликнули.

— Ваше Высочество, а вы куда?

Я обернулась, увидев низкорослого мужчину в возрасте. С повязкой на одном глазу, в тельняшке, с саблей на боку.

Кажется, это один из помощников Ролана, из тех, кто участвовал в моем похищении. Оборотень-кальмар.

Оставил, значит, сторожа. Знает, что попытки побега повторятся. А он прав. Я все равно сбегу. Но на сей раз проявлю большую осторожность.

— Мне срочно нужно найти капитана! — требовательно сказала я, выровняв осанку, как и подобало принцессе.

— Кэп занят. Велел за вами присмотреть, пока он в трюме. Меня зовут Брон...

— Велел — так смотри, а мне не мешай, — не дослушала я и устремилась на главную палубу.

На меня тут же уставились остальные пираты.

Ой! Чего это они? Такое чувство, будто женщин век не видали!

Выглядели они очень заинтересованными и оголодавшими по женскому вниманию, словно мотались по морю годами и редко заходили в порт. А ведь платье пусть и скрывало ноги, тем не менее, отлично показывало мою грудь. И сейчас я ловила сальные взгляды в сторону приоткрытых соблазнительных полушарий.

Я тут же сделала шаг назад и уперлась в кого-то. Того самого, кто должен присматривать за мной. От страха я вся съежилась, а эта братва разбойничья вдруг как расхохоталась, что я подумала: «Все мне, капец!»

— Закрыть рты! — раздался громовой голос капитана.

Сзади слегка подтолкнули, и я вылетела на палубу из укрытия.

— Никогда меня не слушаешь, — произнес недовольно Ролан. — Но раз уж хватило смелости выйти, устрою тебе экскурсию по кораблю.

Он подал руку, и я ее приняла. Матросы занялись делами, но все еще поглядывали на нас с ухмылками.

Хорошо, что на море стоял практически штиль. Нас слабо качало на волнах, и я смогла освободить свою руку.

Капитан провел меня по кораблю, показывая его во всей красе, даже за штурвалом позволил постоять. И я попалась на его доброту. Взялась за штурвал, радуясь, как ребенок, необычным ощущениям, чувствуя, что все зависит от меня.

А он только этого и ждал.

Встал за мною и накрыл мои руки своими загорелыми жесткими ладонями. Я оказалась в ловушке, чувствуя спиной горячее тело мужчины.

— Вот так! — крутанул он штурвал, прижимаясь еще сильнее, что я уловила его запах, смешанный с нотками дыма и рома.

Я замерла в окружении его рук, но потом… резко надулись паруса, как по команде, и мы рванули вперед, ухая вниз и разрезая носом волны. В лицо попали брызги. Затем также резко поднялись. Я рассмеялась от неожиданности. Я чувствовала силу ветра и волн, слышала песню моря, видела простор голубого неба — и меня захватило ощущение полной свободы. Яркое солнце слепило глаза.

Ролан улыбнулся мне и все же отпустил.

— Как же это здорово! — воскликнула я, все еще переполненная эмоциями.

— Теперь ты меня понимаешь, — ответил он.

— Я понимаю, почему ты стал капитаном, — невольно улыбнулась я, потом спохватилась, но было уже поздно.

Ролан стремительным движением опять оказался рядом и навис надо мной, взявшись одной рукой за веревку мачты.

— Не стоит тебе так улыбаться, — произнес он натянутым голосом, внимательно всматриваясь в мое лицо и останавливая взгляд на моих губах.

Я и сама поняла, что сглупила. Улыбка погасла. Просто меня захватили эмоции и на некоторое время я забыла о том, что в плену. Мы почти летели над водой. Это чувство свободы, нахлынувшая эйфория так похожа на ту, что я испытала на серферной доске, пока волна не накрыла меня с головой. 

— А ведь тебе и правда понравилось…

Что он прочел в моих глазах, не знаю, только он вновь отступил и протянул руку.

— Приглашаю даму своего сердца отобедать со мной на верхней палубе.

— С каких это пор я стала дамой твоего сердца?

— С тех самых, как улыбнулась мне, — загадочно ответил он.

— Когда это я тебе улыбалась? Я морю радовалась, солнышку. Глаза б мои тебя не видели! — добавила, окончательно приходя в себя.

Что со мной происходит? У этого монстра какие-то особые чары, поэтому я поддаюсь его влиянию?

Он явно хочет вскружить голову, заставит забыть принца Ландсера. А потом убьет… или отдаст на растерзание своим головорезам, что не лучше первого.

— Привыкай, мы будем видеться каждый день, — хмыкнул Ролан. — И когда-нибудь твое сердце станем моим.

— Этого никогда не случится! — тряхнула я головой. — Уж скорее я завладею твоим сердцем, и ты заплатишь за все, что сделал со мной! Вот тогда я посмеюсь!

Ролан нахмурился.

— Меня не зря называют Черное Сердце. Подождешь меня в каюте, я дам распоряжения насчет обеда и вернусь за тобой. И не советую гулять по палубе без крайней на то необходимости, если не хочешь последствий. Кажется, я объяснил все доходчиво.

Он потащил меня обратно, в свою каюту. Перед тем, как закрыл двери, я услышала, что Ролан дает распоряжения Брону, приказывая присматривать за мной получше.

Раздались глухие шаги, и вскоре все стихло…

Даже не знаю, сколько прошло времени. Полчаса или больше.

Я злилась. На Ролана за то, что испортил мою жизнь.

На Ландсера, что не смог догнать и обезвредить негодяя.

Но больше всего на саму себя. Я почти поддалась искушению, радовалась тому, что мне позволили поиграть в «игрушку для взрослых», дав постоять за штурвалом, и я забыла обо всем на свете. Растаяла от одного лишь взгляда синих глаз и сладких речей негодяя.

Вот Ландсер Блаймер никогда не позволял себе лишнего. Не лапал, не пытался раздеть. Он уважал меня и мой выбор.

Единственный.

Мне нужно вернуться обратно! Иначе все пропало.

Я хотела взглянуть, что происходит на палубе и потянулась было к иллюминатору. Но в этот момент Ролан вернулся.

— Истомилась в ожидании, красавица? — Его серьезность как рукой сняло, и он снова ухмылялся.

Я фыркнула.

— И не мечтай.

— На палубе накрыт стол. Я приказал достать все лучшее, что есть на корабле. Моя принцесса ведь наверняка проголодалась.

Я съела бы и кита. Но не говорить же это пирату-похитителю?

Обойдется. Пусть не думает, что может мной манипулировать, вернее, моим желудком.

Есть и правда хотелось. Я старалась идти не спеша, а у самой слюна потекла, стоило увидеть накрытый стол и почувствовать аромат блюд. Над нами был натянут тент, защищающий от знойного солнца. Около стола имелись низкие диванчики с многочисленными подушками, наподобие восточных.

Я опустилась на один из них и взяла в руки приборы. На тарелке лежала запеченная рыба, украшенная зеленью и морковью. Другие блюда пока были накрыты изогнутыми крышками.

Я не преминула подколоть оборотня. 

— Как банально. Рыба. А запеченного кальмара не нашлось?

Пират выдавил улыбку.

— Не знал о твоих предпочтениях, но на будущее учту. Вот уж не думал, что мой собрат тебе по вкусу. Это даже приятно.

Похоже, он понял намек, вывернув по-своему.

Я пропустила его замечание, еще придумает, что мне он нравится. Ковырнула с недовольством брюшко несчастной рыбки и взяла кусочек в рот. Русалки, как и другие оборотни, привычны к морепродуктам, потому что стоят на высшей ступени местной эволюции. Могут даже сырое есть. Но в человеческом облике обычно готовят, как и все люди. И мясо употребляют в том числе. 

О, это было так вкусно, что хотелось зажмуриться от наслаждения. Рыба просто таяла на языке, а богатый вкус ей давали специи.

Во дворце обычно подавали довольно пресную еду, я даже не ожидала такого, хотя ароматы могли уже подсказать.

Но вместо того, чтобы выразить восхищение и поблагодарить, я продолжила с недовольством жевать, стараясь даже не смотреть на Ролана. А вот он как раз на меня смотрел, еще как. Я чувствовала его взгляд, скользящий по разным частям тела.

Пират наблюдал с усмешкой и превосходством.

Иногда он советовал, что попробовать из блюд. На других тарелках обнаружилось мясо и овощная нарезка, а еще фрукты. И южные сладости, вроде козинаков, рахат-лукума, сушеных фруктов и орехов в меде. Ролан сладкое не ел, видно, все это принесли специально для меня. Зато я оторвалась.

— Не присоединишься?

— Боишься, что еда отравлена? — вопросом на вопрос ответил пират.

Я фыркнула.

— Тогда ты очень постарался, вместо того, чтобы просто всыпать яд в воду.

Улыбка Ролана тут же угасла, взгляд стал колючим.

— Ты все же признаешь, что еда тебе понравилась?

Вот же… Везде поймает на слове и перевернет.

— Должна признать, что выглядит все довольно красиво, — пришлось с ним согласиться, — видно, что твой кок старался. И рыба сделана с любовью, в меру посолена и имеет богатый вкус. Можешь передать ему мою благодарность.

Серьезность Ролана тут же исчезла. Оборотень улыбнулся, показывая прекрасные ровные зубы.

— Вот именно ее я готовил лично, чтобы угодить своей принцессе. Но в следующий раз я постараюсь учесть твои предпочтения, как и сказал. Могу подать кальмара прямо в постель.

Млин, вот кто меня за язык тянул, а? И опять он с грязными намеками.

— Рыбы вполне достаточно, — сказала с натянутой улыбкой, чтобы он перестал развивать эту тему.

Я уже поняла, что в тонкости подколов мне с ним не сравниться.

Насытившись, я любовалась морем. Хотелось превратиться в русалку и нырнуть в голубую бездну, но я знала, что Ролан меня не отпустит. Да и после утреннего происшествия все еще чувствовалась слабость. Но нам, русалкам, очень важно часто окунаться в воду, чтобы поддерживать свой водный баланс.

После обеда меня потянуло в сон. Я боролась со своим состоянием, как могла, а потом сонливость как ветром сдуло.

На горизонте были замечены корабли...

Я встрепенулась и тут же отвела взгляд. 

Я искренне надеялась, что это мой жених преследует нас, желая забрать меня и отомстить пирату. И лучше, если их заметят позже. Но оборотень среагировал мгновенно, словно его внимание было постоянно приковано ко мне. Он уловил даже такое мимолетное оживление на моем лице и посмотрел вдаль.

В этот момент и с «вороньего гнезда» раздался крик наблюдателя.

— Прекрасно! Мы все же догнали их!

Голос Ролана показался мне слишком довольным.

— Кого? — не поняла я.

Вернее, поняла... что это вовсе не мой Ландсер.

— Торговый флот. Сегодня нам будет чем поживиться.

— Вы нападете на беззащитных людей? — встревожилась я.

— Если бы, — хмыкнул пират.

Он взял подзорную трубу и протянул мне.

— Посмотри, груз охраняют, как минимум, пять боевых каравелл.

Я посмотрела. Не слишком-то я разбиралась в судах, но даже я заметила пушки.

— И ты нападешь, зная об этом?

— Если бы не был уверен в победе, не стал бы атаковать. Мои ребятки уже засиделись, дам им размяться.

Для него это все развлечение?!

Мое состояние было близким к шоку. Даже руки затряслись.

Эти люди ни в чем не виноваты! Они просто везут свой товар.

Я уже и подзабыла, что этот Ролан обычный разбойник, который не гнушается ни грабить, ни убивать. За красивой обольстительной оболочкой скрывалась черная душа…

Нет, черное сердце. Он сам мне недавно напоминал об этом...

И я ничем не могла помочь торговцам. Я сама тут пленница. Глупо просить пирата не нападать и сжалиться над простыми торговцами. Хотя их не назовешь простыми. Вон как охраняют явно дорогой груз!

Я горько усмехнулась, слушая команды, которые Ролан отдавал морякам. Эти разбойники действительно готовились к нападению.

Жестокому и беспощадному.

— Принцессе придется посидеть в каюте, пока мы тут разберемся. Надеюсь, очень скоро я к тебе присоединюсь.

— Ты меня снова закроешь? — вскинула я голову.

Но вместо ответа Ролан лишь указал на нижнюю палубу. В его глазах читался немой приказ, который не терпел препирательств.

Я бросила еще один тревожный взгляд на корабли торговцев, а потом пошла в каюту, под конвоем одного оборотня, переживая за людей на торговых судах. Хоть бы они смогли противостоять!

Но мои надежды не оправдались. И кто знал, что случилось бы со мной, если бы торговцам удалось одолеть пиратов...

 

Глава 5

Все время боя я находилась в каюте. Несколько раз корабль сотрясался от ударов ядер, но фрегат пиратов обладал хорошей маневренностью и уходил, разворачиваясь от залпов пушек.

Скоро воздух наполнился дымом. Понять, насколько мы приблизились к флоту, было невозможно. Но, услышав крики: «На абордаж!», я поняла, что мы настигли несчастных.

Оказывается, к ведущему кораблю, где находилась я с Роланом, присоединились остальные пиратские фрегаты, которые я видела в момент своего похищения. Они словно выплыли из тумана.

Каюта капитана располагалась довольно высоко, из нее многое просматривалось. Хотя лучше бы я этого не видела!

Один за другим тонули военные корабли; торговые судна пираты не топили, оно и понятно, там находился ценный груз.

Осталось дело за временем. Что могут противопоставить люди, не обученные воевать, головорезам?

Оборотни использовали свою тактику боя, вот в чем их хитрость. Они протащили крюки под водой. И теперь подтягивали корабли торговцев, у которых не было ни малейшего шанса устоять.

Полетели крюки и по воздуху.

Морские чудовища ловко забрались на борт главного торгового судна. Среди них находился и сам Ролан. Его огромные щупальца я бы не перепутала ни с чьими другими…

Как же страшно стало. Ведь я только что вела с ним милую беседу за обедом. Он настоящий монстр, убийца и вор, мне ни в коем случае не стоит об этом забывать!

Я постаралась запечатлеть в памяти момент, как под радостные крики своих матросов, с алым платком на голове, размахивая саблей, он устремился сеять смерть.

Я отвернулась, не в силах глядеть дальше на бесчинство грабителей. Закрыла уши руками, но до меня все равно доносились крики, звуки сражения и даже... женский визг.

Я убрала ладони.

Наверное, мне показалось... 

Что они делали потом с теми, кого так бесчестно обкрадывали? А с женщинами?

Помня земные легенды о пиратах, я надеялась, что этим мародерам хватит совести отпустить несчастных после того, как выпотрошат все их трюмы.

Мне хотелось остановить весь этот беспредел. И я стучала в двери кулаками и кричала, но никто не приходил. Конечно, все заняты разбоем.

Выбившись из сил, я упала на кровать, накрыв голову подушкой, чтобы только не слышать крики несчастных. В висках пульсировала кровь, уши заложило. Слезы катились градом, я не могла их остановить. Простыня стала совсем мокрой.

Грудь содрогалась от рыданий, воздуха не хватало.

У меня началась настоящая истерика. Тело аж трясло от всего пережитого. Я и представить себе не могла, что попаду в такой кошмар.

Еще недавно моя жизнь казалась райской. Я принцесса и вот-вот выйду замуж за красавчика-принца. А теперь я пленница грабителя и убийцы, главного пирата всего Рингельмора. И он хочет сделать меня своей. Пока по-хорошему. Но если откажу, то спрашивать ведь не станет. Возьмет силой. Как только что разгромил торговый флот, так и мое тело присвоит.

— Ролан… Какой же ты мерзавец! — хрипло прошептала я в подушку. 

Я едва смогла успокоиться, хотя внутри меня все еще потряхивало.

— Ты звала? — послышался насмешливый, но немного усталый голос Ролана.

Натрудился, бедолага! Вон как от ценной добычи глаза довольно блестят.

За стенами раздавались радостные крики пиратов — видно, шла дележка.

Я посмотрела на пирата в дверном проеме. Меня аж передернуло от ненависти.

— Что тебе нужно? — спросила глухим голосом, стараясь не сорваться и не наговорить гадостей. Чувство самосохранения еще работало.

— Это ты хотела меня видеть, вот и зашел взглянуть, как ты. 

— Ошибаешься! Я не хотела тебя видеть, я хотела остановить тебя!

— Глупо, — качнул плечами пират. — Меня не остановили пять боевых кораблей. Что могла сделать одна слабая женщина?

Это я и сама понимала. От бессилия глаза снова наполнились слезами. Чтобы их не показывать, я отвернула голову.

— Что ты сделаешь с теми несчастными? — спросила глухими голосом.

— Я пока решаю... Мне придется отлучиться еще ненадолго. Но ты можешь выйти на свежий воздух. Захочешь меня увидеть — скажи, и тебя проводят.

Я ничего не ответила. А Ролан еще несколько секунд стоял на месте. А потом я услышала, как закрылась дверь.

Ушел? Какое счастье!

Я поднялась, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Нельзя рыдать, слезами горю не поможешь. Выручит лишь четкий план действий. Нужно осмотреться еще раз, сделать вид, что я смирилась со своими положением. Шанс бежать наверняка представится, и мне нельзя его упустить.

Умыв лицо и приведя платье в порядок, я вышла на палубу. Осмотрелась и заметила, что корабли Ролана тоже понесли урон: где-то мачта переломана, где-то сорвана парусина. В щепки разнесен бок.

Наш корабль казался целее всех, наверное, потому, что находился в кольце других пиратских фрегатов. О своей безопасности Ролан позаботился.

Я медленно шла по палубе, стараясь не обращать внимания на своего конвоира-оборотня, как вдруг услышала женский крик.

Двое пиратов тащили в сторону маленькой каюты, где я уже побывала, темноволосую юную девушку. Я бы не дала ей больше восемнадцати. Она храбро отбивалась, но мужчины лишь посмеивались и отпускали в ее адрес грязные шутки.

И тут я четко представила картину, что они сейчас с ней сделают. Это я принцесса, ценная добыча самого капитана. А ее пираты наверняка похитили, чтобы потом удовлетворять свою похоть.

Мне нужно помочь этой несчастной во что бы то ни стало!

Я бросилась к мужчинам…

— Отпустите ее! — Я постаралась вложить в голос приказ, которого сложно ослушаться.

Моряки остановились, подчиняясь, но все еще не спешили оставить напуганную девушку.

А она хорошенькая. Большие карие глаза, темные волосы, пухлые губы. В этом ей не повезло. Оказаться с такой внешность среди пиратов...

— Если тебя защищает наш капитан, это не значит, что ты можешь приказывать нам. Помни свое место, женщина, — урезонил меня один из кальмаров.

Они казались огромными, мускулистыми, беспринципными. Им не привыкать насиловать и грабить.

Несмотря на испуг, девушка не собиралась легко сдаваться, и мне это понравилось. Она пнула ногой одного мужлана с серьгой в ухе; тот не ожидал от нее такой прыти и отпустил ее руку.

Второму она хотела влепить затрещину, но ее руку перехватили и грубо завернули назад. Девушка вскрикнула и выпрямилась.

— Отпусти, ей же больно! — уже взволнованно закричала я.

Я не беспокоилась о себе; они сами признали, что я под защитой капитана, значит, тронуть меня не посмеют.

Я фурией бросилась к девушке, пытаясь освободить ее. Странно, но матросы подчинились и отступили. Наверное, я показалась им слишком рассерженной. Я уже не контролировала себя; мне было плевать, даже если бы кто-то из них ударил.

И это подействовало. 

— Как тебя зовут? — спросила я малышку, пытаясь справиться с учащенным дыханием. Я испытывала затруднения с ним из-за праведного гнева.

— Т-таира, — запинаясь, ответила она.

— Не волнуйся, я не дам тебя в обиду. Пусть только попробуют тронуть!

И я грозно глянула на пиратов.

Девушка слабо улыбнулась, приободрившись от моей защиты.

Матросы озадаченно смотрели на нас. То, что они бездействовали, лучше всего говорило о том, что капитан действительно приказал не трогать меня. И хорошенько так приказал, что они все же плюнули и оставили нас. Бежать нам все равно некуда, вокруг море.

Море! Я ведь могу улизнуть под шумок. Пиратам сейчас не до нас. Они перетаскивали сундуки с торговых кораблей.

— Пусть капитан с вами разбирается, у нас и так дел по горло, — раздосадовано буркнул тот, что с серьгой, подтверждая мои мысли.

Я ждала, пока они отойдут.

— Медленно, очень медленно идем к борту и прыгаем, — прошептала я спасенной девице.

У той глаза полезли на лоб. Она захныкала, прямо как ребенок.

— Я не умею плавать!

Я присмотрелась к ней. Неужели она просто человек? Выходит, что так, ибо оборотни все превосходно плавают. Это осложняло побег. Я могла нырнуть в воду, но совесть не позволяла оставить несчастную на растерзание хищников.

— Ты пленница? — спросила она меня.

Я кивнула. У девицы задрожали губы, глаза наполнились слезами — вот-вот расплачется.

— Что с нами будет? — жалостливо пропищала она. — Они убьют всех? Бедный мой отец!

А я подумала, что смерть не так уж плоха. Это лучше, чем тобой попользуется вся команда.

Дым рассеялся окончательно. Я с тоской смотрела на сияющие под солнцем волны. Море, заполняющее большую часть этого мира, шумело и плескалось о борта пострадавших в грабеже кораблей. Оно казалось невозмутимым.

И не такое случалось. Все тлен. В мире будут идти войны, происходить ужасные события, сменяться поколения, а море останется все таким же непоколебимым и вечным.

Казалось, вот оно, примет в свои объятия, спрячет, но мысль о Таире не позволяла ступить и шагу. Чертова совесть! Я же не смогу потом спокойно спать, зная, что бросила ее. Раз взяла ответственность — отвечай.

Но что теперь делать с Таирой? Она не может находиться постоянно со мной. Ролан не отпустит ее в каюту. Не спать же нам втроем? Хотя кто его знает, его пристрастия?

Нужно было пристроить девушку, получив гарантии ее безопасности. А единственный, кто может приказать пиратам не трогать пленницу — сам Ролан. Он говорил, стоит лишь сказать — и меня к нему проводят. Что ж, воспользуюсь его предложением.

Я подошла к мужчинам, глядя на них не как пленница, а как принцесса — с высокомерием и твердостью. Они ведь понимают только язык силы.

— Немедленно проводите меня к капитану!

— Пойдем, — проворчал пират в черной рубашке, завязанной на поясе, и с платком на голове.

Я поманила за собой Таиру. Не оставлять же ее с этими мерзавцами одну!

Та боязливо покосилась на матросов, выискивая своих. Я была уверена, что пираты повторят попытку насилия и, как только выдастся возможность, снова примутся за свое. Вон как поглядывали!

Ролан был занят в трюме: указывал, как и куда складывать награбленное добро, которое корсары сундуками переносили с торгового судна. С удивлением я увидела в открытых ящиках боевые снаряды. Порох, ядра, ружья и холодное оружие — вот что везли торговцы. Для корсаров желанная нажива.

Увидев капитана, девушка заплакала. Я сжала ее руку, чтобы хоть как-то приободрить.

— Ролан, у меня к тебе есть срочный разговор!

Он повернулся и, увидев меня, сразу заулыбался. Гад!

— Я же говорил, что ты без меня долго не сможешь.

— Вообще-то я пришла по делу, — уверенно сказала, хотя внутри что-то дрогнуло от одного лишь его тона. — Вы забрали эту несчастную девушку у торговцев, а твои головорезы хотели ее изнасиловать!

Ролан посмотрел на нее несколько удивленно, будто не понимал, о чем я толкую. Потом бросил хмурый взгляд в сторону выхода на палубу.

— А ты, я смотрю, решила стать ее спасительницей? — Его верхняя губа дернулась.

— Девушка невинна. Скажи своим пиратам, чтобы ее не трогали!

— И с чего вдруг такая забота о незнакомом человеке простого происхождения, Алия дей Риалривес? Я слышал, раньше подобных качеств у тебя не замечалось.

Интересно, это он о чем? О характере прежней принцессы радужных русалок? Неужели она была настолько высокомерна?

Но я — уже не она. Точнее, не совсем она.

— А что касается ее невинности…

Тут он намеренно замолчал.

Девушка вспыхнула, задетая насмешливым тоном оборотня, но побоялась возразить ему.

Я смотрела на нее и ничуть не сомневалась в ее нетронутости, даже несмотря на то, что она не оборотень и не обладала магией. Бедная, испуганная мышка, она замерла перед котищем, ожидая решения своей участи. Поиграет, съест или отпустит?

— Она... она может стать моей личной прислужницей, — подсказала я вариант. — Ты же сам понимаешь, мне сложно заниматься своим туалетом.

Капитан хитро сощурил глаза. 

— Я могу согласиться. Но за особую плату. — Он подошел ближе, глядя мне прямо в глаза.

— За какую еще плату? — переспросила, хотя догадывалась, что он потребует.

Захочет, чтобы переспала с ним? А я, как назло, не могу сбежать, ведь взяла на себя ответственность.

— Всего лишь поцелуй. Один поцелуй, — развеял мои страхи пират.

Я сжалась, вспомнив свою истерику во время боя. Я не должна потакать этому разбойнику, не должна проявлять никакой симпатии или других чувств. Лишь ненависть и презрение — вот, что я испытываю; лучшего отношения он не заслуживает.

Но, с другой стороны, это всего лишь поцелуй. Он ни к чему меня не обязывает. И если это цена за спасение Таиры, то она не столь велика. Все равно пока Ролан — хозяин положения.

Все это время он следил за моим лицом. И когда я пришла к решению, улыбнулся. 

— Хорошо, — согласилась я. — Ты хочешь получить свою плату сейчас?

Ролан развеселился.

— Предпочту после ужина.

Рассчитывает затащить после в постель? Ну уж я не такая глупая, пусть и не надеется.

— Раз мы договорились, я не возражаю, если она станет тебе прислуживает. К тому же, я именно для этого и взял ее…

Тут я вскипела от праведного гнева. У меня слова застряли в горле.

— Что?.. — чуть не задохнулась я.

— Уговор есть уговор. В конце концов, я мог позволить своим помощникам иногда развлекаться с простушкой.

— Я дочь одного из самых богатых людей в Алране, — не выдержала все же девица.

— Для меня это ровным счетом ничего не значит, ты — моя добыча, — усмехаясь, ответил капитан, даже не глядя на девушку.

Его отличное расположение духа ничто не могло испортить.

— Жить она будет в каюте на нижней палубе, где тебе так понравилось покрывало… — Он рассмеялся, довольный своей подколкой.

А у меня щеки вспыхнули. Я больше не стала с ним разговаривать. Развернулась, а вслед мне слышался тихий смех мерзавца. 

— Мой отец… Что вы сделаете с ним? — Таира набралась смелости, чтобы спросить.

Я остановилась. Меня заинтересовал его ответ.

— Мне нужно то, что он вез, а сам он и его люди мне ни к чему. 

Я услышала радостный возглас.

— Значит ли это, что вы их отпустите?

— Чтобы они всем рассказали, кто их ограбил? Я не святой. Акул в море много, и они будут благодарны за сытный ужин.

Больше Таира ничего не произнесла.

Мы вышли с ней на палубу. Она казалась бледной и измученной. Я не знала, чем ей помочь. Если капитан не передумает и не сжалится над простыми людьми…

Но, как вижу, он их и за людей не считает.

Время до ночи пролетело очень быстро.

Мы с Таирой навели в каюте порядок, разобрали там хлам — частично сложили, частично выбросили за двери. Перестелили постель. Я пыталась ее отвлечь расспросами.

Сначала стеснительная и боязливая, Таира все же разговорилась и рассказала, что она единственная дочь богатого торговца — владельца ограбленных кораблей. Она впервые в жизни уговорила отца взять ее в путешествие. Никто не знал, что оно станет последним...

Мы проболтали с ней пару часов, пока снаружи не начало темнеть. Мне удалось узнать одну информацию.

Оказывается, весь груз везли принцу Ландсеру дей Блаймеру. Похоже, он готовился к защите своих земель. Войны тут не редкость.

А потом в каюту заглянул один из «кальмаров», сообщив, что Ролан велел привести меня к нему.

Я обняла на прощание девушку, пожелав спокойной ночи и пообещав, что все наладится, хоть самой и верилось в это с трудом. Я пошла в каюту Ролана, наказав девушке закрыться на засов. Оборотней это не остановит, но шума наделает.

По пути вдруг вспомнила об обещании, данном капитану. По телу неожиданно промаршировали мурашки.

Когда вошла, Ролан вальяжно сидел в кресле. Стол был накрыт изысканными блюдами. Пират излучал довольство. Это мне пришлось несладко, утро с приключений началось. Едва не умерла на морском дне, потом грабеж...

— Иди сюда. — Он похлопал по своей коленке.

Ну вот, опять!

Я напряглась, но сделала несколько осторожных шагов навстречу.

— Ну же, смелее! Сегодня вечером ты выглядела куда увереннее, защищая незнакомую тебе девчонку. Мне интересно почему.

— Любая жизнь ценна, — ответила я.

— Даже съеденной на обед рыбки? — ехидно поинтересовался оборотень.

— Ты можешь издеваться надо мной, сколько тебе угодно, но Таиру не трогай, ей и так, бедняжке, досталось.

— А кто тут издевается? — усмехнулся пират, делая невинное лицо.

— А разве ты постоянно это не делаешь? Мне иногда кажется, что именно для этого ты меня и выкрал.

— Ты много придумываешь, малышка.

— Тогда зачем ты так поступил? Какие у тебя отношения с принцем? Таира сказала, что оружие везли ему. Ты поэтому напал на торговые корабли? И меня захватил, чтобы насолить?

Он сразу посерьезнел.

— Вот этого тебе знать необязательно, — проговорил он таким тоном, от которого у меня побежали мурашки.

Интуитивно я поняла, что права, только вот всей правды так и не узнаю.

Я ждала, как он поступит со мной. А он приглашающим жестом указал на стул, расположенный напротив него.

Я послушно села, радуясь уже тому, что не пристает. Но он явно оттягивал удовольствие, смаковал, прямо как вино в хрустальном бокале.

Я не желала с ним разговаривать, но надеялась, что смогу повлиять на его решение по поводу торговцев. Поэтому нацепила дежурную улыбку и приступила к ужину. Вспомнила о несчастной девушке и о том, что та наверняка не поела.

— Мне неловко оттого, что я пробую все эти блюда, в то время, когда моя служанка голодна.

— Я уже побеспокоился о ней, — ответил Ролан, отпивая еще глоток вина. — Ей отнесли еду.

Черт! Я ведь ей сказала закрыться, они же только перепугают ее!

— Не волнуйся, — произнес пират, внимательно следя за моей реакцией. — Я приказал оставить поднос возле двери.

И как ему удается что-то прочитать на моем лице? 

Я решила сосредоточиться на еде и не показывать эмоции.

Некоторое время мы ели молча. Только вот я постоянно чувствовала на себе его взгляд, но делала вид. что меня это не волнует. Мне даже удалось отвлечься, слушая через открытый иллюминатор звуки моря. Они успокаивали, и движения моих рук стали размеренными. Я отправляла в рот лакомые кусочки и постепенно мое настроение улучшилось. Может, все дело в вине, которое я едва пригубила, но на капитана я уже смотрела более лояльно.

Попробую пробить почву.

— Как считаешь, если ты убьешь всех торговцев, долго принц будет находиться в неведении? Думаешь, он не догадается, чьих это пушек дело?

Оборотень усмехнулся.

— Даже не сомневаюсь, что он поймет. Завладеть королевским грузом… На это только я и мои ребята способны.

— Тогда не вижу смысла обагрять руки лишней кровью, — сказала я, делая вид, что мне все равно, чтобы не дать ему новых ниточек, за которые можно дернуть.

Но кого я обманываю? Ролан отлично все понял. 

— Прекрасная принцесса обеспокоена судьбой простых людей? Как это трогательно! Какое редкое сочетание в наше время: знатность, грация, красота и мягкое сердце. Я начинаю понимать Ландсера, почему он не хотел делиться своим сокровищем.

Я поджала губы, сдерживая гнев. Не сейчас.

— Какую ты игру ведешь? Прекрасно знаешь, что гибель людей ни на что не повлияет, но при этом хочешь убить их.

— А разве кровожадные пираты так не поступают? — удивился оборотень.

Мне хотелось придушить его, но я промокнула губы салфеткой и отложила ее в сторону. Улыбнувшись, посмотрела прямо в глаза пирату и произнесла:

— У меня создается впечатление, что ты хочешь им казаться. Но чтобы доказать это, не обязательно губить жизни.

Правильно. Если сказать человеку, в данном случае монстру, что он не чудовище, тому захочется стать немного лучше. Это что-то из области психологии, где-то читала.

— А как я должен тогда поступить? — Улыбка мужчины казалась обманчивой.

— Ты уже получил, что хотел. Просто отпусти людей. Они не угроза твоей команде.

Некоторое время Ролан смотрел на меня, а потом расхохотался. У меня даже рука дрогнула, при этом я случайно задела вилкой бокал, и он издал мелодичный звон.

— Отлично, принцесса, из тебя бы вышел прекрасный дипломат. Раз принцесса просит, я, так и быть, не стану разочаровывать ее, но…

Вот так и знала, что будет еще одно «но»!

Я замерла, ожидая, что еще придумает этот негодяй.

— Но… дочь торговца останется на моем корабле. С тех пор, как она появилась здесь, ты оставила новые попытки к бегству.

Я, наверное, слегка побледнела. Улыбка оборотня стала еще более обольстительной.

— И раз я поступаю тебе в угоду, то заслуживаю поощрительный приз.

— И что же капитан желает в этот раз?

— О, это совершенно не затруднит принцессу, но доставит мне максимальное удовольствие.

Градус кипения поднялся до планки и пересек ее, и я уже не могла сдерживаться.

— Я никогда не лягу с тобой в постель!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям