0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Мой неверный друг (эл. книга) » Отрывок из книги «Игры богов. Мой неверный друг (#2)»

Отрывок из книги «Игры богов. Мой неверный друг (#2)»

Автор: Кургат Мария

Исключительными правами на произведение «Игры богов. Мой неверный друг (#2)» обладает автор — Кургат Мария . Copyright © Кургат Мария

 Карта действительно вскоре вывела нас к небольшому водоему, а вот реки, берущей начало от Темного леса, даже не было отмечено на пожелтевшей бумаге. Нам просто необходимо было смыть мертвую воду — она постепенно высасывала силы. Мы почувствовали это не сразу, просто перед глазами вдруг замельтешили мушки, а руки, держащие поводья, нещадно задрожали. И самое противное — черные разводы не оттиралась ни от кожи, ни от одежды, а исцеляющие арканы просто разбивались о невидимую преграду.

Спрыгнув с Мрака, первое время стояла, прислонившись к его шершавой щеке. Сердце бешено стучало, взмокла спина. Скосила взгляд на Далиона. Он выглядел не намного лучше: бледнее обычного, по вискам градом льется пот. Блондин почувствовал мой взгляд, напрягся, видимо, силясь справиться с собственной слабостью.

Тяжело вздохнула, выровнялась, сделала шаг… мутит. Еще шаг. Демон, надо смыть эту проклятую воду!

— Идем! — холодная ладонь Венского сжала мои пальцы.

Путь до воды показался вечностью. Снять сапоги оказалось еще сложнее, но стоило окунуть босые ступни, как сразу свободнее задышалось. Скинув плащ, я замялась, не зная, стоит ли снимать жилет с туникой. Они были нещадно испорчены, как и вся наша одежда. Да и принимать водные процедуры голышом, когда рядом Далион, не входило в мои планы.

 Холодная вода коснулась щиколоток, через время -- колен, поднялась выше. Чем глубже мы заходили, тем легче становилось на душе. Словно тьма, окутывающая сердце, отступала вместе с черными следами грязи. И было так хорошо, что даже не чувствовалось холода. Это действительно оказалась необычная вода, храмовник не обманул, делая пометку на карте – она исцеляла.

В какой-то момент я окунулась полностью. От холода перехватило дыхание и сбился ритм сердца. Рука Далиона выскользнула, заставляя меня тут же вынырнуть. Отплевываясь, я вытерла глаза, одновременно смывая мертвую воду с лица.

Венский стоял совсем рядом и проделывал то же самое, потом еще несколько раз ушел под воду, после чего неожиданно стал раздеваться. На мой же возмущенный немой вопрос только тепло улыбнулся:

— Не волнуйся, под толщей воды ничего не видно.

— Я и не волнуюсь, — поспешно опровергла его слова, — как мы выходить будем?

Он не спешил отвечать. Стянул через голову тунику, откинул ее на песок, через мгновение к ней присоединились штаны, пояс, нательная рубашка и нижнее белье. Только потом Далион отплыл от берега и соизволил ответить:

— По очереди, пока один из нас будет закрывать глаза.

— А если вдруг не закрою?

— Это дело совести, — неожиданно лукаво подмигнул Далион и нырнул под воду.

В отличие от него я плавала не так хорошо и потому старалась далеко от берега не отходить. Вещи снимать тоже не торопилась. Да, понимала, что все равно придется их просушить, только у меня больше не было запасной одежды.

Давно не ощущала себя настолько растерянной!

— Кори, замерзнешь ведь! — совсем рядом вынырнула мокрая белобрысая голова мага. — Не стой на месте.

— В бездну! — ругнулась я и решительно сняла жилет. Потом была нательная шерстяная рубаха, пояс и штаны.

Откровенно говоря, никогда особо не любила плавать, а после случая в далеком детстве с деревенскими ребятами на речке, когда чуть не утонула, вовсе не горела желанием лишний раз играть у воды. Нет, я не боялась ее, просто не любила.

Я ощутила себя совершенно новым человеком. Да, холодно, очень холодно, зато избавилась от мертвой воды. Далион все это время держался чуть поодаль. Далеко не отплывал, но и не нарушал границ моего пространства. Когда же он попросил меня отвернуться, я послушно выполнила, никак не ожидая, что спустя минуту Венский вернется в воду:

— Теперь ты! — Он стоял по колено в воде с распахнутым в руках одеялом. — Я не смотрю, выходи.

— Что ты делаешь?

— Кори, я тоже мерзну, давай быстрее.

Вздохнула, чуть приподнимаясь над водой. Холодный весенний воздух тут же коснулся кожи, вызывая толпу мурашек. Передернув плечами, насторожено перевела взгляд на блондина. Он в самом деле не смотрел, и тогда я доверилась, сама прильнув к нему. Меня тут же обняли, укутывая в теплое одеяло, после чего подняли над водой.

— Ты такая легкая, — одновременно с удивлением и осуждением покачал головой Далион, вынося меня на берег.

Сам он был в бежевых брэ.

 — Зачем? — сипло прошептала, чувствуя себя неловко. Неловко от этой заботы. От того, как меня осторожно усадили, обернув одеялом ноги, как вытерли короткие волосы и разожгли огонь.

 — А ты? – снова задала вопрос, не дождавшись ответа на предыдущий.

 — Потерплю, — он так искренне улыбнулся, что я не нашлась, что сказать. Казалось, он совсем не чувствует холода, только выступившая гусиная кожа выдавала правду.

Наблюдая за магом, на какое-то мгновение я даже засомневалась, кто передо мной. Далион развешивал нашу испорченную одежду, совершенно не напоминая мне напыщенного аристократа. Такое чувство, будто ему нравилось то, что он делает.

Я подтянула к себе колени и оперлась на них подбородком. Почему? Могу ли я в самом деле ему верить?

— Кори, давай погрею, — он в одно мгновение оказался рядом с шерстяными носками.

С недоумением посмотрела на него, а затем перевела взгляд на босые ноги мага, на что он снова улыбнулся:

— У меня запасной одежды больше нет, зато хорошо, что Дора позаботилась о тебе. Ты ведь, наверное, и не подумала бы их взять.

Отчего-то я смутилась, а перед глазами, как назло, всплыло воспоминание о том, как раздеваю Далиона. Ведь это я испортила его одежду.

— Возьми ты...

— Они все равно не налезут, — покачал головой Венский. — Давай, Кори, просто позволь о тебе позаботиться. Хватит нести весь груз в одиночку.

«Ни за что не уступай тьме, слышишь, Кори?! Ты сильнее, не закрывай своего сердца! — вспомнились мне слова учителя. – Умей прощать, никогда не сдавайся и иди к своей мечте…»

Видимо, именно это повлекло меня решиться и послушно высунуть ступни из-под теплого одеяла. Холод тут же коснулся кожи, заставляя невольно поежиться.

 Как ему не холодно? Взгляд заскользил по телу мага, отмечая такие мелочи, как совсем еще новый розоватый шрам, прорезающий грудь, маленькие мурашки на коже, встопорщившиеся волоски на руках. Врет же! Ему очень холодно.

— У тебя только одна сменная рубашка осталась и все?

Кивнула.

— Плохо, — недовольно проговорил Далион, протягивая мне ту самую шерстяную рубаху. — Надевай!

Он взялся за край одеяла и закрыл глаза, чуть приподнял, давая мне возможность натянуть теплую ткань. Уже хотела сказать, что всё, когда замерла, замечая, насколько сильно посинели губы мага. И не знаю, что меня дернуло, может быть, совесть, но я приподнялась на коленях и обняла его, утягивая к себе под одеяло.

— Что ты… — от неожиданности Далион выпустил край одеяла и упал сверху, придавливая меня всем телом.

Удивленно распахнутые серые глаза оказались настолько близко, что мое сердце помимо воли ухнуло куда-то вниз, а затем забилось вдвое сильнее, почти также быстро, как учащенное биение сердца мага. Я отчетливо слышала гулкий стук в его груди.

— Я вытаскивала тебя с того света не для того, чтобы после ты умер от воспаления легких, проявляя никому ненужную забо...

— Тшш! — выдохнули мне в губы горячим дыханием, заставляя испуганно замереть. — Ты хоть осознаешь, что сейчас делаешь?

— Да, — решительно ответила, так и не отпустив Далиона. — Согреваю обмороженную ледышку!

— И провоцируешь взрослого мужчину...

— Где? — я действительно никогда не воспринимала Далиона как мужчину. — Передо мной всего лишь белобрысый спесивый мальчишка!

— Это так по-детски, Кори, — неожиданно обескуражено прошептал Далион. — Если бы ты знала, как я хочу тебя поцеловать…

В тот же миг я стушевалась, совершенно не ожидая такого ответа. И уж точно такого взгляда. На дне его серых глаз плескалось тепло и что-то еще, совершенно новое, но такое смущающее. Тепло по отношению ко мне.

Однако стоило вспомнить свое собственное лицо, как очарование момента мгновенно спало. Я уперлась руками в горячую и твердую грудь мага, понимая, что недостойна такого взгляда. Во мне нет ничего привлекательного.

Правду говорят, что аристократы странные, ведь нравится им почему-то сыр с плесенью.

— Кори, это... — он осторожно и мягко прикоснулся к страшному шраму на правой стороне лица, словно понимая, какие сейчас меня одолевают мысли, — всего лишь отражение раны здесь, — рука опустилась мне на грудь, заставляя непроизвольно насторожиться и замереть. — Когда ты справишься с ранами в душе, тогда исчезнет и след на лице. Раяны названы так в честь душевных ран, которые наносят. Ведь они не украли твоей души. Мне совершенно все равно, как ты выглядишь, ведь я полюбил тебя не за внешность...

— Ага, за яркий цвет волос, — почему-то вспомнилось увиденное на дне мертвой реки, а именно те чувства, которые охватили маленького лорда, заметившего «солнце» в окошке колокольни.

— Глупости, — со мной не согласились. — Твоя светящаяся искренняя улыбка привлекла мой взгляд.

— Это неправильная привязанность, — пробурчала я себе под нос, просто не зная, что еще сказать. — Аристократ не должен влюбляться в бесправную крестьянку.

— Выходит, боги зло надо мной пошутили, что поселили в моей душе любовь к бесчувственной девчонке, — в его голосе проскользнули нотки раздражения. — Ко всему прочему, у меня больше ничего не осталось, война смыла любые границы, так что сейчас мы с тобой равные. Почему же ты так упорно продолжаешь отказываться от моих чувств? Может, хватит отрицать очевидное? Иногда я сам задаюсь вопросом, почему мое сердце выбрало столь равнодушного к переживаниям и чувствам человека, но потом вспоминаю, что ты наместница темного бога, а на твою долю выпало множество испытаний, и все встает на свои места. Это лишь защитный кокон, но внутри тебя все та же маленькая солнечная девочка с искренней улыбкой... С улыбкой, которой украли боги. Нет, не только боги, я сам лишил тебя её. После пансиона ты уже вернулась другой — сильной, целеустремленной, но все еще наивной. Только вот улыбки больше не было на твоем лице.

— Ага, — кивнула я, — а потом по твоей же инициативе и силы не было бы!

— На самом деле была бы, — неожиданно уточнил Далион, — потому что наместники богов не могут выгореть — их резерв безграничен.

— Тогда ты этого не знал, — резонно напомнила я, вспоминая давно забытый момент на уроке мистера Горана. Выходит, и он был лишь обманом... я бы не выгорела.

— Не знал, но искренне сожалею о своем малодушии, — не стал спорить он. — Я никогда не отрицал, что с детства был слабохарактерным. Только теперь все не так, и знаешь, мне кажется, после всего я заслужил прощение...

Это он сейчас намекает на то, что я чуть не убила его?

— Ведь тебя я прощал ни один раз, — подтвердил мои догадки. — И мне совсем не хочется вспоминать прошлое. Я понимаю, что для тебя это своего рода защита, но все время прикрываться моей старой ошибкой не выйдет.

— Я ничем таким не прикрываюсь!

— Разве? Тогда, может, хватит постоянно это вспоминать?

В чем-то он, наверное, действительно прав, только прости я его тот поступок, и не будет причин сбегать...

— Что ты сделаешь, если поцелую тебя?

Помимо воли мой взгляд скользнул по его губам. Внутри все скрутило в тугой ком и бросило в жар. Он был так близко, что я слышала гулкое биение его сердца, видела, как расширились немного зрачки, делая глаза мага притягательнее, темнее...

Я пропустила тот момент, когда Далион склонился, лишь ощутила прикосновение теплых, слегка обветренных губ, после чего собственное сердце забилось в два раза быстрее, а странное обжигающее тепло в груди опустилось и замерло где-то внизу живота, приятно пульсируя, отдаваясь даже в кончики пальцев и ладони. Такое непривычное, новое, необъяснимое чувство тяги. Это был совершенно другой поцелуй, не такой, как в академии. Жаркий, от которого обострялись все чувства, кажется, дотронься и сожжешь все на своем пути. Исчезли все мысли. Оставался только сладкий вкус чужого дыхания…

Меня захлестнуло разочарование, когда всё прекратилось. Далион замер, словно сам удивленный случившимся, даже чуть отстранился, давая мне решить, как поступить дальше, только я сама не знала, чего хотела больше: одна моя половина кричала, что есть силы оттолкнуть наглого целителя, ударить, накричать, а другая — насмешливо кидала в лицо правду: «Тебе ведь понравилось».

Далион ждал, выжидающе смотрел, словно говорил: «Ну же, ударь, оттолкни как всегда…» И все, что я сделала, это по-детски зажмурилась, чтобы не видеть его пытливых серых глаз.

Лба ласково коснулись легким нежным поцелуем и отстранились. Мне показалось даже, что ощутила его слегка насмешливую улыбку, но когда открыла глаза, Далион сидел рядом ко мне спиной, устремив взгляд на пламя.

— Зачем ты вылез из-под одеяла?

— Чтобы тебя не смущать.

В ответ я лишь больше смутилась. Мотнула головой и словно ни в чем не бывало спросила:

— Наша одежда еще не высохла?

Он покачал головой, после чего положил её на скрещенные руки. Мне же стало неловко. Зачем я зажмурилась?! Но ведь ничего ему не сказала и не оттолкнула…

Не отдавая себе отчет, что делаю, медленно протянула руку к Далиону, касаясь пальцами стянутого беловато-розового шрама с рваными краями.

Блондин вздрогнул всем телом и напрягся.

— Не делай так, Кори, — прерывисто выдохнул, вынуждая меня испуганно отдернуть руку.

 — Эти шрамы… – я все-таки решилась спросить, рассматривая его изувеченную спину со странной смесью любопытства и боли.

 — А твои? – перевел он тему, неожиданно оборачиваясь ко мне. – Где ты встретилась с раянами? И те шрамы, что на спине…

 — Ты ведь говорил, что не будешь подглядывать! – не удержалась от уместного упрека.

 — Я не подглядывал, Кори, я -- лечил. Тогда, в особняке эр Ариэта, когда ты умирала на операционном столе…

И вновь я почувствовала себя неловко.

 — Прости.

Вокруг опустилась напряженная тишина, которую нарушал лишь игриво потрескивающий костер.

 — Лорд Ариэт хороший человек и отличный целитель, он спас меня, восстановив утраченные участки кожи. Огонь настиг наш палаточный городок почти под утро, когда стояла абсолютная тишина, — вдруг заговорил он. – Богам было угодно, чтобы я жил, но был момент, когда я действительно поверил, что мёртв. Тогда и увидел отца. Знаешь, я ведь даже не нашел его могилы…

— Так, может, сон был только сном? — тихо предположила я, не зная, что еще сказать. Далион любил отца. Несмотря ни на что, любил той любовью, которую испытывают дети к своим родителям. Я видела это в его серых глазах -- ту боль, что отразилась на лице мага при последних словах. Или мне только показалось?..

— Нет, Кори, — горько ответил Далион, протягивая мне левую руку: мизинец обвивал потемневший золотой ободок. – Даже не приди он ко мне во сне, я бы все равно знал, что отца больше нет в живых. Мамино обручальное кольцо было заколдовано. Как бы лорд Айриш не старался сбежать от собственных чувств, я всегда знал, что он хранит свое кольцо, также как я — мамино. И на войну он отправился вместе с ним…

Я положила руку на его плечо, понимая, что слова здесь будут лишними. Его кожа оказалась невероятно холодной. Не задумываясь, аккуратно придвинулась к магу и накрыла своим одеялом. Далион ничего на это не сказал, только благодарно кивнул.

— А твоя мачеха? — осторожно спросила, зная, что лорд Венский вывез свою супругу, когда я ещё училась в школе.

— У нее было два выкидыша, один из которых она не пережила, — сухо проговорил маг. — Отец никогда не был силен в магии целительства, как и ты, считал, что прислужники Имары слабаки…

— Не правда! – недовольно перебила. – Я больше так не считаю.

— Разве? – он позволил себе слабую улыбку. – Неужели взрослеешь?

Отвечать на очевидное или спорить не захотела – видимо, правда взрослею. Да и я была слишком уставшей, отчего меня стало клонить в сон. Осторожно, словно боясь, что меня оттолкнут, положила голову на плечо Венскому. Он сделал вид, будто ничего не произошло, благодаря чему смогла расслабиться и даже закрыла глаза.

Как же я устала бороться! Хочется в самом деле довериться Далиону и сбросить с плеч тяжелую ношу потомка Темного бога, пешки храмовника и просто избранной для каких-то высших целей. Но могу ли я себе это позволить?

— Кори, — совсем тихо позвал Далион, врываясь в мои угнетающие размышления, — решила уснуть, чтобы не отвечать на мои вопросы?

А что? Хорошая идея! Сделать вид, что действительно уснула?

— Может, теперь правду за правду?

— Какую правду? — все-таки ответила, притворяясь, будто не поняла вопроса.

— От которой кричишь по ночам…

— Ты же сам давно понял, кто оставил на моем лице след, так какой смысл об этом говорить?

— А на спине?

— Не думаю, что ты хочешь это знать...

Судьба и впрямь очень иронична. Я взращивала свою ненависть к белобрысому мальчишке, а в итоге нахожу в нем тепло и утешение. Сложно постоянно ждать подвоха и ненавидеть. Может, пойми я это раньше, не дала бы тьме зародиться в моем сердце?

— Пансион? — глухо проговорил Далион, каким-то образом прекрасно догадываясь, что я подразумеваю под своими словами.

Кивнула, ожидая продолжения, но он не спешил что-либо говорить. Да и что? Снова извиняться? На это и в самом деле давно не держу зла, прекрасно понимая, что всё могло бы быть намного хуже, не попроси он тогда отца отправить своевольную крестьянку на перевоспитание.

Убаюканная тишиной, я даже не заметила того момента, когда уснула…

 

Проснулась от того, что мне жарко. Пошевелилась, чувствуя горячие руки на своей талии. Рядом тихо спал Далион, пригревшись между мной и костром. И странное дело, но у меня совсем не возникло желания его оттолкнуть. Здесь, в коконе чужих рук было так комфортно и спокойно, что казалось, будто и нет всех тех кошмаров, что постигли меня в последние несколько месяцев.

Я лишь слегка приподнялась, выглядывая из-под одеяла, и почти сразу наткнулась на внимательный взгляд Мрака. Смутившись, вновь спряталась под мышку мага, всё ещё чувствуя на себе пристальный взгляд моего коня.

— Тшш, все хорошо, — сонно прошептал Далион, не раскрывая глаз. — Спи, Кори, еще слишком рано, защитный круг я возвел, не бойся.

 — Я и не боюсь, — ведь мои мысли были совсем не об этом. Иногда Мрак меня до жути пугал своим осознанным взглядом. Надо будет обязательно рассказать об этом Далиону. Уверена, это не моё разыгравшееся воображение!

— Отпусти, пожалуйста, — все-таки попросила, не желая выдавать настоящих чувств. — Мне неудобно и жарко.

Меня действительно тут же отпустили, давая понять, что я могу верить. Наверное, если бы он этого не сделал, тогда бы я ушла. Далион так и не открыл глаз, продолжая крепко спать. Или только делать вид? Длинные светлые ресницы мага слегка подрагивали.

Как же хочется понять его настоящие мотивы! Неужели правда рядом, потому что любит? Да, на дне мертвой воды я и впрямь ощутила интерес и тепло в сердце маленького лорда, но... опыт предательств и голос разума запрещали верить кому бы то ни было, хотя сердце кричало совсем о другом.

— Кори, спи, ты прожжешь во мне дырку взглядом.

Вздрогнула, будучи пойманной на горячем, после чего поспешно закрыла глаза.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям