0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Мой снежный цветок » Отрывок из книги «Мой снежный цветок»

Отрывок из книги «Мой снежный цветок»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Мой снежный цветок» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

— Отчислю!

— Это же случайно вышло! — попыталась оправдаться я, прикидывая, кого именно он собирается отчислять.

Надежда, что не меня, как-то стремительно таяла и ехидно хихикая, помахивала на прощание ручкой.

— Случайно? Вы издеваетесь? — рявкнул ректор Академии Всех Стихий так, что задрожали стекла во всех окнах, а с потолка посыпалась штукатурка.

Но я даже не вздрогнула, привыкла к его гневу. В первый раз, что ли? В неприятности я попадала с завидным постоянством. Впрочем, чего еще ждать от ведьмы? А именно ей я и являлась. Пусть еще с не до конца раскрытым даром, так как инициацию не прошла, но все же… ведьма!

— Ректор Арлетар, я, правда, не виновата! Оно как-то… само получилось.

— То есть весь второй курс боевых магов случайно, — выделил последнее слово интонацией Арлетар, — отправился разыскивать одну ведьму? И опять же чисто случайно выпил экспериментального зелья? И, разумеется, снова чисто случайно накануне сдачи экзамена по потусторонним сущностям, слег с непонятной лихорадкой?

Я неуверенно кивнула, так и не поднимая глаз на ректора. Лучше уж на белоснежный ковер пялиться, чем на высшего демона в истинной ипостаси. Они жуть как такое не любят. И раз уж ректор потерял свой хваленый самоконтроль, и обернулся… Плохо дело. Бегите, кто может. Или все еще терпимо?

Осторожно глянула и не смогла уже опустить взгляда. Там такие рога… И такой хвост… И такие крылья… Кикиморки болотные! Да вся нечисть от зависти удавится, если останется жива после его огненного взгляда. У меня вот уже коленки начали дрожать, но сдавать боевых магов, которые добыли во время практики безумно редкие корешки сереброцвета и огневки, я не собиралась. В чем-то я их даже понимала. Никому не хочется во время пурги, что сейчас разыгралась за окнами, отправляться сдавать последний экзамен на кладбище, призывая духов. Но в этот раз дело было не в этом.

— Диньская, в последний раз интересуюсь, чем вы опоили магов? Вам хоть приходило в голову, что они могут умереть, не выдержав ваших экспериментов? Целители с ними уже второй час возятся!

—  Да я только помочь хотела, правда! — взмолилась я, стараясь стать маленькой и незаметной, словно мышка.

Просто жить хочется, знаете ли.

Ректор поднялся из-за стола, вытянулся во весь рост, медленно направляясь ко мне. Бежать было бесполезно, я это точно знала, проверила на собственном опыте, поэтому замерла и попыталась всхлипнуть. На мою жалость, ректор Арлетар предсказуемо не купился. А другого оружия, способного унять гнев мужчины, я, увы, не знала.

— Отчислите? — спросила шепотом, когда он оказался рядом.

И вот куда я пойду? Родных у меня нет. Мама умерла, а отца я никогда не знала. Дома, естественно, тоже нет. Вернее он был… пока во мне не проснулся ведьминский дар, и я… опять же, чисто случайно, его не спалила. По счастливой, на мой взгляд, и по крайне неудачной, на взгляд ректора Академии Всех Стихий, демон тогда оказался поблизости и поспешил проверить всплеск неконтролируемой силы. И как-то не учел, что новоявленные ведьмочки с испуга, увидев среди огня высшего демона в истинной ипостаси, могут…. В общем, хвост, который, почему-то на тот момент напугал меня в нем больше всего остального, ректор академии прячет сразу же, едва видит меня на расстоянии десяти шагов. Чревато последствиями…  А я ведь тогда от испуга и отчаяния его подпалила! Но Арлетар припоминал мне это довольно часто. Хорошо хоть не мстил.

— Если захочу уничтожить королевство, то запросто, — прорычал он.  — За вами же, ведьмами, глаз да глаз нужен! И вот за что мне все это? Иногда кажется, что когда боги создавали ведьм, подумали… «Так… А вы… Хммм… Ой… Даже и не знаю. Ладно, давайте вы будете трепать всем нервы».

— Ректор Арлетар… — начала я, и когда он наклонился и угрожающе зашипел, понуро опустила плечи.

 — Правду! Немедленно! По боевикам ползут морозные узоры, и ничего не помогает!

Я вздохнула, посмотрела в пылающие огнем глаза ректора и честно созналась:

— Диар хотел в заколдованный лес отправиться.

— Зачем? — удивился ректор Арлетар.

— Он в Сарию влюбился.

— Из рода Снежных фей? — посерьезнел он.

— Да. Только безответно, сами понимаете.

— Так. И причем тут заколдованный лес?

— Говорят, там есть поляна, на которой среди зимы цветут розы… Сария сказала, если Диар принесет ей оттуда цветок, то… она его во время бала Ледяной полночи поцелует.

Ректор Арлетар выругался на незнакомом языке, нахмурился.

— То есть Диар отправился в лес, захватив за собой весь курс?

— Сария пообещала поцеловать любого, кто цветок принесет, — пояснила я. — Диар уже просто…

— Господин ректор! — выпорхнул из портала встрепанный глава целителей, прерывая наш разговор. — Мы выяснили, что это за дрянь. Отсроченное ледяное проклятье! Нет, вы подумайте только! Его еще Винсент Кровавый накладывал! Вот где они на него нарвались? Как?

Ректор Арлетар поморщился, будто съел лимон, вернул себе человеческий облик. С темными колдунами он предпочитал дел не иметь. Те слишком часто отвечали подлостью, умудряясь обходить условия любой сделки. Да темного колдуна еще надо найти, чтобы в проклятье разобраться. Проблема в другом… Если мне не изменяет память, Винсент Кровавый, уже давно умер. Да-да, маг погиб, а проклятие до сих пор живо. Впрочем, высшему демону его разрушить под силу. Я точно знала.

— Я действие, конечно, задержал, но через три дня магия прорвется и станет смертельной. Надо снять проклятие и приготовить антидот для закрепившего его зелья.

Ой, кикиморки болотные! Что сейчас будет! Я даже пожалела, что не захватила с собой метлу. Бежать было бы легче.

Глава Академии Всех Стихий посмотрел на меня, сощурился и снова выругался. Я быстро опустила голову. Просто когда к тебе в комнату прямо посреди ночи влетает семнадцать полуголых и замерзших боевиков, спасаться бесполезно. Только выдать им требуемое восстанавливающее силы зелье. Кто же знал, что я спросонья перепутаю и отдам экспериментальное? То, что готовила накануне, призванное закрепить действия любых заклинаний! Я же не виновата, что плетения у меня не получались и нуждались в подпитке!

И вот теперь вместо того, чтобы проклятие снялось под действием силы, которой обладают маги, оно проросло в боевиков. И ректор его просто так не снимет…

— Мы покопались в архивах, нашли рецепты антидота от ведьминского зелья и…

— И? — совершенно спокойно поинтересовался ректор Арлетар. Так спокойно, что ничего хорошего его интонации в голосе не сулили.

— И тогда можно будет снять проклятие, разрушить плетение…

Ректор, не сводя с меня взгляда, взял рецепт, внимательно его прочитал. Глава целителей белел и явно желал сбежать, а мне стало любопытно, что же там такого особенного написано, раз у уважаемого мага идет такая интересная реакция?

— И вот за что мне это? — обреченно выдохнул ректор.

И ударил силой так, что западная башня, видневшаяся из окна и отданная хозяйственникам, рухнула.

Контроль над собой ректор Арлетар тоже потерял. Передо мной снова стоял демон и взглядом, больше напоминающим, маньяка, внимательно меня рассматривал.

Что же в этом зелье должно быть?

— Собирайтесь! Вы отправляетесь к снежным драконам добывать ингредиент для нужного нам зелья.

— Что? — испуганно пискнула я.

— Хотите отправиться прямо так? — ехидно уточнил он, полыхая огненными крыльями и снова меня рассматривая.

Ну да, одета я была… интересно. В ночную рубашку, на которую влетевшие боевики случайно пролили пару зелий, накинута мантия, вывернутая наизнанку. На одной ноге — ярко-красная туфелька, на другой — полосатый, вечно сползающий чулок. Да и утро у меня началось не с чашки ароматного чая, а с попытки осознать: кто я, где я и во что опять успела вляпаться.

— Но… Почему к ним? И что там за ингредиент, который нельзя больше нигде добыть?

— И где же я, по вашему, добуду сгусток истинного драконьего пламени? — прошипел ректор Артелар.

Я открыла рот и… промолчала. Кроме дракона никто не даст. Они создают специальную хрустальную сферу, в который их огонь помещается. Но делают это в исключительных случаях. И просить о таком… Это примерно, как надергать чешуи с его хвоста без разрешения. Спалит, к болотным кикиморам. Или слопает. Итог все равно один.

— Ректор Арлетар! — взвыла я. — Пожалейте меня несчастную! Я жить хочу! Я буду хорошей! Я даже зелья научусь варить правильные.

Вот что ему еще пообещать?

— Меня бы кто пожалел.

Я попыталась всхлипнуть. Но понимала, что это совсем не поможет. Если демон принял такое решение, то менять его не станет. И помогать… Хуже всего это был тот случай, когда наш ректор не станет помогать. Так бы он попросил о помощи, даже темного колдуна нашел, но у драконов…. Причина для отказа от попытки весомая: он — высший демон. И с драконами у них вражда добрую сотню лет. И то ли владыка Снежных драконов увел у правителя демонов невесту, то ли наоборот, никто и не знает. Но оба народа воюют давно, долго и со вкусом. Другие расы лет двадцать назад не выдержали, объединились и пригрозили перекрыть доступ в свои королевства, если не угомоняться. Драконы и демоны подумали и подписали мирное соглашение. И теперь воюют… исподтишка, не стремясь подпалить случайно попавшие под руку деревни и города.

— Даю вам час на сборы и трое суток для выполнения такого ответственного задания.

— А если…

— Лучше останьтесь у драконов на постоянное место жительство, Диньская, чем вернитесь ни с чем.

Я икнула и поняла, что вопрос о моем наказании решен. Что может быть хуже снежных драконов? Да ничего. Уж лучше к кикиморам на болото! К мавкам в заколдованный лес! Но не к драконам.

Те не знают жалости. И как мне у них вымолить клубок истинного пламени? Вот как? Но я понимала, что выхода нет. Я не могу позволить боевым магам умереть. Просто не могу. Я — добрая, светлая ведьма. Я должна помочь. Спасти. Защитить. Сделать невозможное. А характер у меня… Он просто есть. И я точно знаю, однажды найдется тот, кто подберет к нему заветный ключик.

— И чтобы снежные драконы остались живы, а дворец — цел, — рявкнул на прощание ректор Арлетар, заботливо открывая портал.

Ничего, я и не в такие передряги попадала! Справлюсь!

Собиралась я быстро, засовывая в походную сумку смену белья и флаконы с зельями. Книги не поместились, поэтому их пришлось отложить. С грустью посмотрела на метлу, которая летала по комнате и забавно щелкала прутиками-веточками. Я бы взяла ее с собой, не раздумывая, куда угодно, но не к драконам. Подпалят еще мою красавицу!

Оставалось совсем немного времени, я заглянула в целительское крыло. Боевые маги лежали рядком, поникшие и теряющие силу. По коже ползли морозные узоры, вытягивали жизнь.

— Простите меня!

— Сами виноваты, — отозвался Диар. — Зачем меня вообще понесло в тот зачарованный лес! Сария никого не любит, кроме себя. Жаль, я понял это поздно.

Я погладила его по щеке, стараясь удержать слезы. Подошла к другим боевикам. Они всегда поддерживали меня, помогали в отличие от ведьм, с которыми у меня отношения так и не сложились. Слишком я была другая, слишком разного мы хотели… Я — остаться собой, они — обрести силу.  Наверное, мне было бы невероятно тяжело, если бы однажды боевые маги не приняли одну ведьмочку в свою дружную мужскую компанию. Взяли под опеку, под крылышко…

— Не твори глупостей, — попросил побелевшими губами Рин.

— У меня есть шанс вас вытащить, я собираюсь его использовать.

Боевые маги запаниковали.

— У меня никогда не было братьев, но вы ими стали, — улыбнулась я. — До встречи! Не падайте духом!

В этот момент открылся портал, и я шагнула в него, не оглядываясь. Обратного пути у меня не было. Эх! Держитесь снежные драконы!

 

 

Я выпала из портала и сшибла с ног какого-то мужчину. Однозначно, сегодня не мой день. Постанывая и охая, сползла с незнакомца и выругалась. И вот как так надо было открыть портал, чтобы я оказалась в сугробе посреди заснеженного леса? Елки, правда, красивые. Укрыты снежной вуалью, блестят на солнце, аж глазам смотреть больно. И незнакомец…

Уже поднялся, отряхнулся и явно рассматривал меня, как неведомую зверушку. Я же даже икнула от неожиданности. Волосы у него ниже плеч, кажутся белее снега. И сверкают еще сильнее, словно в них живет неведомая сила, струится магия. Губы — тонкая нить вишневого цвета, скулы острые и угловатые, а глаза… Пронзительно-синие, будто вода в самых глубоких омутах. Не выдохнуть, не вдохнуть. Одет, правда, как-то странно.  Слишком легко для суровой зимы — в серебристого цвета костюм с фиолетовыми узорами по рукавам и воротнику, да темный плащ, подбитый белым мехом.

— Вероника, — представилась я, решив прервать молчание.

— Ринсир, — усмехнулся он и удивленно приподнял брови, когда я просто кивнула.

— Владыка, прикажете испепелить эту дерзкую девчонку? — раздался голос из-за деревьев, и оттуда появилось еще пятеро мужчин, одетых в легкие бежевые костюмы и фиолетовые плащи.

Я изумленно на них уставилась, потом вспомнила про «владыку» и нервно заозиралась. Где они его тут увидели? Шутят, что ли? Меня ректор на границу королевства драконов должен был отправить, там бы крылатые все равно нашли, но никак не к владыке.

— Не стоит, Алий. Не гневи богов накануне Ледяной полночи.

Я уставилась на Ринсира, осознала все выше сказанное, ойкнула. Вскочила моментально. Попыталась сделать вежливый реверанс, но неуклюжесть проявила себя во всей красе, поэтому  я просто шлепнулась в сугроб и… выругалась.

— Занятный экземпляр, — протянул Ринсир, обходя меня по кругу и снова рассматривая.

А у меня в голове одна мысль: слопает он меня или нет? Вроде пока не собирается? Не будет же дракон так к своему обеду присматриваться, верно?

— О-очень занятный, — хрипло повторил владыка, встряхиваясь так, что я чуть не подскочила.

Если он обернется, то я за себя не ручаюсь. Я когда сильно боюсь, такого могу наворотить… Рассказать ему, что ли, про кладбище, которое я во время практики просто уничтожила, испугавшись двух обычных хмырей? Ректор теперь запретил меня туда отправлять даже для выполнения обязательных заданий. Ему хватило объясняться с королевскими посланниками. Надо-о-о-олго хватило.

Дышать почему-то стало сложно. Владыка рассматривал меня так, словно раздевал взглядом, ощупывал.

Нет, я, конечно, все понимаю, но если коротко рассказывать о ведьме: доставать не рекомендуется. Никому.  Я сама не в курсе, как надолго хватит моего терпения. А сегодняшний день явно побил все рекорды по неприятностям.

— Да какой я вам экземпляр? Ведьма я, слышите?

Мужчины вздрогнули, одновременно сделали шаг, явно стремясь спрятаться и сбежать, если что. А Ринсир легко вздернул меня вверх и спокойно так уточнил:

— Арлетар прислал?

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям