0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Моя любимая заноза » Отрывок из книги «Моя любимая заноза»

Отрывок из книги «Моя любимая заноза»

Автор: Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Моя любимая заноза» обладает автор — Шкутова Юлия Copyright © Шкутова Юлия

Глава 1

Жаркое лето подходило к концу. Казалось, в такие невыносимо душные дни жизнь должна замирать, стремясь спрятаться от палящего солнца. Но через неделю в учебных заведениях начинались занятия, поэтому преподаватели и наёмные рабочие спешили устранить последние недоделки, проверить списки с нужными учебными пособиями, пересчитать материалы для практических занятий… Да много чего нужно было сделать, и всё равно что-то будет не учтено. Все это прекрасно знали, но каждый раз надеялись на лучшее. Получать нагоняй от вышестоящего начальства никому не хотелось.

Вот и в лазарете академии Магического Познания, расположенной на центральном материке мира Корн, жизнь била ключом. Целители раскладывали аккуратно скрученные бобинами бинты, пересматривали бутылочки с лекарствами, проверяя срок годности, расфасовывали пилюли и морально готовились к потоку страждущих. А в том, что их будет много, никто не сомневался. Особенно это касалось первокурсников.

— Интересно, кого в этот раз будет больше? — спросила ни к кому конкретно не обращаясь Натина Дайрик, пышнотелая, рыжеволосая хохотушка. — Пострадавших физически, или психологически?

— А это смотря кто лучше сработает, — буркнул долговязый и вечно чем-то недовольный Ботрик Версев. — Декан боевиков, или декан некромантов.

— Молитесь Древним, чтобы они не объединились в своих усилиях, — со смешком посоветовала Анита тур Ставс, и откинула за спину толстую косу. — Они ведь лучшие друзья.

— Тебе лучше знать. — Ботрик недовольно скривился. — Ты же лучшая подруга этой некромантки.

— Во-первых, не этой, а Малены нор Волфус, — холодно ответила Анита, которой за последний год работы здесь уже начал поднадоедать скверный характер целителя. — А во-вторых, я закончила эту академию, поэтому прекрасно знаю и декана Сторкса, и декана Волфуса.

— Ну, полно вам, — поспешила вмешаться Натина. — Было бы из-за чего спорить. Ботрик, прекрати постоянно бурчать. Что же ты пессимистичный такой?

— Да потому что из-за этих горе преподавателей у нас постоянно уйма работы! — Не сдержавшись, мужчина с силой опустил металлический поднос на стол.

Поморщившись от раздавшегося грохота, Анита осуждающе посмотрела на целителя. С такими нервами ему явно не здесь работать надо было, а где-нибудь в захолустье. Там точно не будет такого потока страждущих, как в академии.

— Что здесь происходит? — раздался суровый голос начальницы целителей и по совместительству декана целительского факультета леди Нэйры вин Мерсих.

Анита на мгновение зажмурилась, беря свои эмоции под контроль, и только потом оглянулась. Окинув начальницу спокойным взглядом, уже привычно отметила и идеально уложенные в строгий пучок светлые волосы с проступающей кое-где сединой, и холодные серые глаза, и неодобрительно поджатые тонкие и бледные губы. А так же, идеально ровную спину, отчего декан Мерсих выглядела слишком величественно для академического лазарета.

— Приносим свои извинения за шум! — Как всегда, Натина поспешила сгладить возможный гнев начальства. — Просто Ботрик слишком эмоционально воспринимает… интенсивное обучение и связанные с этим травмы студентов.

— Тогда пусть пьёт успокоительный отвар. — Взгляд серых глаз прошёлся по фигуре провинившегося целителя. — Декан боевого факультета профессионал своего дела, и не станет зря калечить студентов. Лучше пусть получают травмы под его зорким взглядом, но научатся всему необходимому, нежели погибнут на задании из-за халатного отношения преподавателей, не обучивших как этого избежать.

Не сдержавшись, Анита слегка выгнула бровь, так выказывая своё удивление. Хорошо хоть леди Нэйра не смотрела в её сторону. Нет, целительница была согласна со словами декана, просто не ожидала от неё именно такого, созвучного со своим, видения учебного процесса.

— Простите, этого больше не повторится! — заверил слегка побледневший Ботрик и нервно провёл рукой по своим русым волосам.

— Надеюсь на это. — Слегка смягчившись, декан посмотрела на аккуратные бобины бинтов. — Вы ещё не разложили их?

— Я как раз собиралась начать разносить по кабинетам и палатам, — откликнулась Анита, потянувшись к одному из подносов. — Надеюсь, на пару месяцев нам этих запасов хватит.

Не став дожидаться комментария от леди Нэйры, целительница поспешила в ближайший кабинет. Прикрыв за собой дверь, она облегчённо выдохнула. Не то чтобы Анита боялась своей начальницы, скорее чувствовала себя немного неуютно под строгим взглядом суровой леди. Зато теперь можно было немного расслабиться и заняться своими прямыми обязанностями. Перехватив поднос одной рукой и плотно прижав его к себе, она обошла стоявший у входа стол, чтобы добраться до застеклённого стеллажа. Там, на полках уже стояли баночки с настоями, а на специальных подставках лежали подписанные кулёчки с пилюлями. Оставалось добавить к ним бинты, и этот кабинет будет полностью укомплектован.

— Смотри, какой красавец! — раздался томный голос из-за распахнутого настежь окна. — Интересно, кто он такой?

— Судя по специализированной одежде, он боевой маг, — ответил второй женский голос, разжигая в целительнице любопытство.

Говоривших она сразу узнала. Девушки были травницами, но, как и она сама, не преподавали в академии, ограничиваясь уходом за оранжереями и теплицами. Осторожно подкравшись к окну, Анита выглянула на улицу, пытаясь рассмотреть того, кого обсуждали магианы. А когда увидела, не поверила своим глазам. По одной из академических дорожек шёл Дияр вин Вирейский. Сильный боевой маг, один из лучших выпускников академии Магического познания и… тот ещё бабник! Целительница помнила его ещё по тому времени, когда сама обучалась в академии. Только Анита была на первом курсе, а Дияр на шестом. Но и одного года хватило, чтобы понять — этот боевик никоим образом не подходит для серьёзных отношений. Слишком сильно любил женщин, и они отвечали ему взаимностью. Ну, кроме некроманток, к которым Дияр и сам не лез.

Все знали о ближнем круге магов смерти, а ещё помнили, что если попытаться подкатить к некромантке не имея на неё далеко идущие свадебные планы, можно нарваться на неприятности. Ибо была одна непреложная истина: маги смерти всегда ответственно относятся к выбору ближнего круга. И если ты в него попал, то не будет у тебя друга вернее. Это касалось абсолютно всех представителей этой магической касты. Поэтому никто в здравом уме не решился бы играть с их чувствами. Зато многие надеялись в этот круг войти.

Аните, например, повезло обзавестись такой подругой. Хотя скажи ей кто-нибудь десять лет назад, что у неё будет друг некромант, целительница в жизни бы не поверила. А потом постаралась спрятаться так, чтобы предсказание точно не сбылось. Из-за одного происшествия в далёком детстве, она до ужаса боялась магов смерти. Пока Малена не сумела показать ей, что они вовсе не злодеи.

— Как бы узнать, что он здесь делает? — вырвал её из воспоминаний голос одной из травниц.

— Я думаю, что он будет новым преподавателем, — поделилась своими мыслями её подруга. — Вспомни, об этом недавно вся академия гудела. После того, как лорд Николас ушёл с поста декана, чтобы стать ректором одной из академий Навского королевства, у боевиков сменилось уже два преподавателя.

Анита мысленно застонала, представив, что начнётся в академии, если Дияр действительно будет здесь преподавать.

— Да-а, магистр Сторкс очень… требователен к своим подчинённым.

— Вернее, не любит халатности и взятничества…

Тряхнув головой, Анита отошла от окна, вернувшись к прерванному занятию. Руки механически выполняли привычную работу, а голова была забита множеством вопросов, на которые пока ответов у неё не было.

— Нужно зайти к Малене! — решила женщина, покидая кабинет.

Только уйти с работы ей удалось спустя три часа. Леди Нэйра решила лично проконтролировать готовность лазарета, поэтому пришлось работать под её чутким руководством. Но стоит отдать декану целителей должное. Она не только командовала, но и помогала рассортировывать материалы по кабинетам. Поэтому работа завершилась немного быстрее. Похвалив подчинённых, магистр Мерсих покинула лазарет, а целители облегчённо выдохнули.

— Как хорошо, что завтра не наша смена, — выдохнула Натина, обмахиваясь руками и отдуваясь. — Эта жара меня доконает! Надо выпросить некромантов позволение схорониться до следующей смены в их подвалах.

— Зачем? — спросил Ботрик с брезгливым удивлением.

— Там прохладно! — хохотнула рыжеволосая целительница.

Мысленно согласившись с ней, Анита быстро попрощалась и поспешила в сторону преподавательских домиков. Сама она жила в общежитии, отведённом под наёмных работников, каковой и считалась. Но в одном ей, несомненно, повезло. Выделенную ей небольшую трехкомнатную квартирку целительница занимала совершенно одна. Вообще, квартира была точной копией блоков в студенческих общежитиях. Но так как на наёмных работников было выделено целых три здания, то они могли себя вполне комфортно чувствовать на своей личной жилплощади.

Бодро вышагивая по дорожке, женщина строила планы на предстоящий вечер. Сначала нужно было обследовать Малену, которая должна была вот-вот родить. Затем они с ней устроятся на уютной кухне и будут пить чай с очередным экспериментом некромантки. Когда супруг Малены, лорд Ридан нор Волфус узнал о беременности, то первым делом спрятал все её альбомы и карандаши, строго запретив ей рисовать. Можно было бы решить, что мужчина неоправданно жесток, если не знать ещё об одной особенности магов смерти. У них у всех было определённое увлечение, которому они могли посвятить всё свободное время. И у подруги Аниты это была страсть к зарисовке необычных узоров. А находила она их все, почему-то, на шкурах зубасто-клыкасто-ядовитых тварюшек! Поэтому беспокойство супруга было вполне понятным и оправданным.

Легко перепрыгнув не пойми откуда взявшуюся в такую жару лужу, целительница со смешком вспомнила, как Малена коварно отомстила Ридану. Некромантка согласилась пока оставить своё увлечение, но с условием того, что и супруг откажется от своего. А то, видите ли, его увлечение гербарием из ядовитых растений, тоже до добра не доведёт. Вдруг, он забудет помыть руки и попытается обнять Малену, или хуже того детей! Повздыхав некоторое время над своими альбомами…

— Милая леди, не могли бы вы мне помочь? — неожиданно раздался низкий мужской голос, вызвавший толпу мурашек на позвоночнике.

«А голос у него всё такой же притягательный», — с сожалением подумала Анита, медленно оборачиваясь.

Перед ней стоял он. Великий бабник всея академии, не дававший ей прохода несколько месяцев. Пока за целительницу не вступились некроманты. На тот момент она как раз начала плотно общаться с Маленой, поэтому в защите магов смерти не было ничего удивительного. И, если честно, тихой студентке первокурснице такое заступничество значительно облегчило жизнь. Она тогда была влюблена совершенно в другого человека, и неуместное внимание шестикурсника только действовало на нервы.

— Я так и думал, что это ты, — усмехнулся Дияр, с интересом рассматривая женщину.

— Здравствуй, Дияр, — спокойно поздоровалась она и воспользовавшись возможностью, так же принялась нагло его рассматривать. Всё же любопытство, такое любопытство.

За те девять лет, что они не виделись, боевик сильно изменился. Ещё больше раздался в плечах, возмужал и заматерел. Светлые от природы волосы выгорели на солнце став практически белыми. А вот глаза остались всё такими же пронзительно-наглыми голубыми озёрами. Черты лица немного заострились, уже давно избавившись от юношеской мягкости. Теперь перед целительницей стоял невероятно красивый и опасный мужчина. А ещё она заметила небольшой шрам на нижней губе с левой стороны. Он почему-то притягивал взгляд, словно гипнотизируя. Особенно, когда боевик говорил.

— Я невероятно рад встретить тебя вновь, пугливая малышка целительница, — сказал Дияр, растягивая губы в широкой улыбке, отчего её взгляд опять приковала немного рваная и бледная полоска кожи.

— Ты о моей боязни некромантов? — холодно спросила Анита, раздражённая этим упоминанием. — Так она давно прошла.

— И о ней тоже, — не стал отрицать боевой маг. — Но в первую очередь о том, как испуганно ты смотрела на меня. Я часто вспоминал серую дымку твоих глаз…

Насмешливо приподняв бровь, целительница взглядом выразила весь скептицизм, который почувствовала из-за его слов. Поддаваться на сладкие речи этого мужчины она точно не собиралась. Может, кто-то другой и подпал бы под его обаяние, но только не Анита, помнившая боевика во времена их учёбы в академии.

— Зря не веришь, ведь у тебя очень красивые глаза. — Дияр взъерошил рукой свои волосы и обезоруживающе улыбнулся, неожиданно став похожим на того беззаботного юношу, которого женщина когда-то встретила в стенах родной академии.

— Зачем ты меня звал? — спросила Анита, вновь заставив себя отвести взгляд от его губ.

— Да ладно тебе, — фыркнул боевик и скрестил руки на груди. — Я уже давно заметил, что женщинам очень нравится мой шрам. Так что можешь спокойно… смотреть на него.

На мгновение опешив от такой наглости, Анита рассмеялась. К ней тут же присоединился и смех Дияра.

— Ты неисправим. — Целительница покачала головой, всё ещё улыбаясь. — Неужели за все эти годы не нашлось ни одной женщины, которая бы сумела пленить твоё сердце?

— Почему же, была одна, — признался боевой маг и кивком головы предложил ей прогуляться.

Анита решила не противиться, тем более стоять на солнцепёке было не самым приятным времяпрепровождением. А впереди своей тенью манили высокие деревья, словно стражники, охраняющие покой преподавательского сектора от остальной территории академии. Да и разговор с мужчиной был довольно занимательным и помогающим расслабиться после пусть и короткого, но напряжённого трудового дня.

— И куда же она пропала? — спросила целительница, решив продолжить прерванный разговор, тем более, ей действительно было любопытно.

— Она предпочла мне другого, — неожиданно печально сказал Дияр. — Какого-то невзрачного целителя… Как ты могла, когда за тобой ухаживал я?!

Вздрогнув от возмущённого возгласа и обвиняющего взгляда, женщина даже рот приоткрыла от удивления, не зная, что сказать. Но затем, недовольно фыркнув, заявила:

— Тароль очень даже красивый, не надо наговаривать!

— По сравнению со мной, он никто! — высокомерно заявил боевик, и только весело блестевшие глаза выдавали его с головой. — Посмотри, какая фигура, какая стать! — Подмигнув целительнице, он напряг мускулы на руках, отчего лёгкая ткань рубашки плотно натянулась, обрисовывая рельеф тела. — Разве могло быть нечто подобное у какого-то там целителя?

— Да ну тебя!

Ускорив шаг, Анита вырвалась вперёд, бурча себе под нос нелестное мнение о всяких блондинистых бабниках, при этом стараясь не рассмеяться. Дияр действительно развеселил её своим дурачеством. Но через несколько метров, маг ухватил её за руку, заставив остановиться.

— Прости, прости, я просто завидую этому везучему целителю, — со смехом повинился Дияр, разводя руками. — Он счастливейший человек, раз ты выбрала его. Но прошу, утешь хоть немного моё бедное сердце. Скажи, что за все годы вашего совместного проживания он пополнел и хоть немного облысел!

Пристально посмотрев в смеющееся лицо, целительница отвела взгляд и как можно безразличнее проговорила:

— Не знаю, я уже давно не видела Тароля.

— Вы…

Не дав ему закончить, Анита пожала плечами и, чтобы не выдать свою горечь, поспешно сказала:

— Так бывает, люди иногда расстаются.

— Он идиот, — серьёзно сказал Дияр, легонько дёрнув за чёрную прядку, выбившуюся из косы, — раз потерял такую женщину, как ты.

— А вот тут не могу с тобой не согласиться! — весело ответила Анита и кивнула в сторону домов.

— Я иду в гости к Малене. Спасибо, что проводил.

— Неужели ты за это доброе дело даже не скажешь, где живёшь? — притворно ужаснулся Дияр. — И теперь мне придётся обшаривать все дома в поисках не только прекрасной, но ещё и свободной женщины.

— Я живу в общежитии, — призналась целительница, не сдержав смешка. — В отличии от тебя, я простой наёмный рабочий и не преподаю в академии. А значит, живу, где и все работники.

— Какая удача!  — искренне обрадовался мужчина и пояснил: — Я ведь тоже заселился в общежитие. Мой непосредственный начальник сказал, что мне пока нет доверия. А вот если я здесь продержусь хотя бы год…

— Да уж, декан Сторкс, как всегда, суров со всеми, кроме любимой супруги и своих детей, — притворно посочувствовала ему Анита, а в голове пронеслись тревожные мысли.

Зря она, наверное, сказала, где живёт. Не хотелось бы, чтобы мужчина попробовал возобновить свои попытки приударить за ней. Пусть он и был невероятно красив, но совершенно ненадёжен в плане верности своей гипотетической девушке.

— Пожалеешь? — тут же ухватился за её слова Дияр.

— Обойдёшься! — не поддалась целительница и стукнула ладонью по протянутой к её талии руке. — Меня ждут.

— Было приятно пообщаться, жестокосердная! — не стал настаивать Дияр.

Анита ещё некоторое время смотрела в спину удаляющемуся от неё боевику. Она не ожидала, что когда-нибудь сможет так легко общаться именно с этим магом. Когда-то давно он действительно был ей неприятен, а ещё немного пугал своей настойчивостью. А сейчас, видимо, действительно повзрослел. Покачав головой, она быстро дошла до нужного дома, но постучать не успела. Дверь распахнулась и на пороге показалась Малена. Ухватив подругу за руку, беловолосая некромантка затащила её в дом и возбуждённо заговорила:

— Ты не представляешь, что рассказал мне Ридан! Помнишь, с нами когда-то учился Дияр вин Вирейский? Только он тогда был на шестом курсе, а мы на первом.

— Помню, помню, — успокаивающе сказала Анита и, извернувшись, так как подруга не пожелала отпускать её руку, закрыла входную дверь. — Более того, только что с ним разговаривала.

— И как он тебе? — воскликнула Малена и, видимо, от переизбытка чувств, прижала руки к груди, так и не отпустив целительницу.

— Так, а ну успокойся! — строго приказала Анита, освободившись из хватки и приобняв женщину за плечи. — Беременным так перевозбуждаться нельзя! Особенно, когда у них живот на нос лезет.

Некромантка тут же обхватила свой необъятный живот и тихо рассмеялась. Как такового страха перед родами у неё не было. Видимо, сказалась пресловутая выдержка магов смерти. А вот волнительного ожидания было хоть отбавляй. Женщине хотелось быстрее взять своих детей на руки, вдохнуть их аромат, почувствовать тепло маленького тела… Или, всё же, увидеть лицо Ридана, когда он узнает, что у них будет двойня? Малена до сих пор разрывалась между этими двумя желаниями.

— Ты так и не сказала ему? — спросила Анита, словно догадавшись о чём думает подруга.

— Не хочу испортить сюрприз, — многообещающе улыбнулась Малена. — А если серьёзно, то только представь, что бы он сделал, узнай о двойне.

— Не думаю, что всё так плохо. Пойдём.

Подтолкнув подругу, она направила её в сторону гостиной. А там, усадив на удобный диван, занялась привычным обследованием. Но не обнаружила ничего необычного.

— Мне кажется, ещё день, или два, и ты родишь.

— Поскорей бы! — вздохнула Малена и сморщила нос. — Я чувствую себя бочонком, тяжёлым и неповоротливым.

— Зато совсем скоро будешь не выспавшейся и злой некроманткой, — «обнадёжила» её подруга.

— Ты умеешь поддержать, — усмехнулась Малена, и с трудом встала с дивана. — Пойдём чай пить. Заодно расскажешь о своей встрече с Дияром.

— Да нечего там рассказывать, — заверила целительница, идя вслед за подругой. — Поболтали ни о чём. Он, как и раньше, пытался флиртовать, но теперь уже не навязывал своего внимания.

— Сильно изменился? — уточнила Малена. — В смысле, внешне. Я помню, он был очень красив.

— Дияр и сейчас такой, если не ещё красивее, — призналась Анита, помогая расставить чашки и блюдца. — Стал более… мужественным, что ли.

— О-о-о, значит, его внешность не оставила тебя равнодушной? — хитро уточнила некромантка.

— Нет!

— Не понравился?

— Я не об этом.

— А о чём тогда?

Анита хмуро посмотрела на подругу, но та действительно не понимала в чём дело.

— Прекрати сводничать и искать мне мужчину.

— Но я даже не думала! — возмутилась Малена. — Кто ж Дияра будет рассматривать в качестве постоянного партнёра, если он остался всё таким же бабником? А вот просто расслабиться…

— Малена, как тебе не стыдно! — вскричала целительница, почувствовав, как лицо обдало жаром.

— Ничего постыдного в беспокойстве за подругу нет, — припечатала та, осторожно садясь на стул. — Уже два года прошло, как ты рассталась с Таролем, давно нужно было подумать о своих потребностях. Тем более, не все мужчины такие, как твой бывший.

— Ну, кто же знал, что ему от меня было важно только восхищение его заслугами. — Анита пожала плечами, хотя глубоко внутри до сих пор переживала.

Она оказалась невероятно слепа, а ведь тревожные звоночки были уже давно. Но Анита была слишком сильно влюблена и счастлива, чтобы замечать некоторые странности в отношении с Таролем.

— Хорошо, что ты всё осознала и решила не становиться его тенью, — проворчала Малена, всё ещё злясь на бывшего жениха подруги.

— Ну, возможно, будь я слабым целителем, то не видела бы в таком положении вещей ничего необычного. Стоит признать, что Тароль прекрасный специалист.

— Но и ты сильная магиана! А с практикой в нашей академии, легко оставишь позади этого напыщенного индюка. Здесь только каких случаев не бывает!

— Малена, милая моя, я не стремлюсь что-то ему доказывать.

— Верю-верю! И всё же, присмотрись к Дияру.

— Малена!

Анита ушла от подруги только вечером, когда вернулся Ридан. Пообещав завтра навестить её ещё раз, целительница отправилась к себе домой. Идти пришлось, конечно, долго, ибо территория академии была огромна, но женщину это нисколько не напрягало. Она любила пешие прогулки. Да и нужно было собраться с мыслями, чтобы написать письмо матери. И постараться в вежливых выражениях отказаться от очередного смотра женихов. А никак иначе званые вечера в родительском доме нельзя было назвать. Кажется, графиня Фагойская вознамерилась как можно быстрее выдать дочь замуж, сильнее своего горячо любимого чада переживая её разрыв с Таролем. И сколько бы Анита не твердила, что у неё всё хорошо, женщина не желала успокаиваться. Из-за этой сверх опеки целительница иногда чувствовала себя не двадцатисемилетним самостоятельным человеком, выбравшим свой путь, а пятнадцатилетним подростком, только-только получившим кусочек свободы. А ведь Анита специально отказалась от помощи родителей, желая сама зарабатывать на жизнь. И у неё это неплохо получалась. Вот бы ещё близкие люди приняли её выбор.

Подойдя к пятиэтажному каменному зданию, целительница ненадолго задержалась на ступеньках. Переведя дух, она решительно отварила массивную дубовую дверь, проходя внутрь. Общежитие бурлило жизнью, огромный холл первого этажа был заполнен людьми. Кто-то только вернулся из отпуска, кто-то пришёл после трудового дня, а кто-то и просто слонялся без дела. Постоянно здороваясь со знакомыми, Анита неспешно поднималась на третий этаж по широкой мраморной лестнице. Академия никогда не скупилась на удобства не только для студентов и преподавателей, но и для простых работников.

«В том, что наше учебное заведение не принадлежит ни одному государству, есть и свои плюсы», — подумала целительница, проведя рукой по деревянной перилле, относительно недавно покрытой свежим лаком.

Ремонт производился каждый год, убирая любые потёртости или изношенность со строения и мебели. В общих зонах отдыха на каждом этаже были расставлены небольшие мягкие диваны и кресла, а так же круглые столы. Но больше всего Аните нравились панорамные окна, защищённые магией от шального заклинания. Особенно завораживал зимний вид на территорию академии. В этот сезон целительницу часто можно было увидеть сидящей в уютном кресле с книгой в руках и чашкой горячего какао на столе. Многие коллеги знали её предпочтения, поэтому благородно не занимали полюбившееся место.

Комнаты были опрятными, с добротной мебелью, отдельными ванными и крохотными кухнями. Обычно все питались в столовой. Причём для работников, она была отдельной. Но для любителей готовить самостоятельно были предусмотрены небольшие комнатки.

— Ох, вы видели его? — раздался возбуждённый возглас, когда Анита как раз проходила мимо зоны отдыха. — Какой же красавец! А ещё он молод и не женат.

— Ему, вроде бы, тридцать четыре года. И как только никто захомутать не успел?

— Вот я и займусь этим упущением!

— Ишь, какая шустрая! А может я сумею заинтересовать его.

Целительница не стала останавливаться, чтобы дальше послушать пока ещё шутливую перепалку небольшой группки женщин. О ком они говорили, и так было понятно. Дияр вин Вирейский стал новой темой обсуждений в академических кулуарах. В ученическую бытность Аниты так любили обсуждать бывшего декана боевых магов Николаса нор Вартена. Он тоже был невероятно красив и, даже не желая того, покорил не одно девичье сердце. Только у этого мага был один существенный недостаток. Его горячо любимая жена Велеса нор Вартен. Теперь же, судя по всему, пальму первенства перехватит Дияр.

«Да это же словно рыжуна в курятник пустить!» — мысленно усмехнулась она, заходя в свою квартирку.

Решительно выкинув из головы мысли о красавце маге, она занялась запланированными делами. А уж когда посреди ночи к ней порталом пришёл перепуганный декан Волфус, и вовсе забыла о Дияре.

Глава 2

Дияр расположился в небольшой гостиной выделенного ему блока, обложившись делами всех устроившихся в этом году наёмных рабочих. А их оказалось не так уж и мало. Вообще, ему нужно будет ещё просмотреть дела абсолютно всех первокурсников. Но учитывая размеры академии и количество обучающихся, в этой комнате столько папок не поместится. Да и информацию на них так быстро не соберёшь.

Устало потерев глаза, боевой маг дал себе пару минут отдыха. За окном была глубокая ночь, но Дияр пока даже не планировал укладываться спать. Ректор академии Магического Познания попросил о помощи, и мужчина не хотел его разочаровывать. Тем более, ему самому было любопытно выявить засланного агента.

На независимость академии и её тайны покушались уже не одно столетие. Это учебное заведение было уникально в своём роде. Оно не подчинялось ни одному из существующих королевств, являясь своеобразным государством, построенном на самом маленьком материке мира. Со временем, на приличном расстоянии от академии выросли несколько вольных городов. Они доставляли сюда нужные товары по смешным ценам, взамен получая защиту по мере необходимости. Три раза за их историю, города уничтожались теми, кто стремился покорить посмевших возжелать независимости людей. И всё равно находились те, кто приезжал на материк, чтобы остаться здесь уже навсегда.

Со временем, одному из ректоров академии удалось договориться с главами государств. Ведь академия всегда выпускала из своих стен отличных специалистов. Они были верны своим нанимателям, только если те не стремились навредить академии. Как оказалось, все выпускники приносили клятву верности не ректору, но учебному заведению, благодаря чему её тайны так и оставались нераскрытыми, а стены получали великолепных защитников. И, казалось, со временем все смирились с таким положением вещей, пока до нынешнего ректора, лорда Арайна нор Кирмана не дошли сведения о лазутчике.

Когда к Дияру пришло письмо из академии, которую он закончил девять лет назад, мужчина был удивлён. А просьба приехать для личной беседы разожгла любопытство. Взяв недельный отпуск, он без промедления отправился на встречу. Где и узнал об ещё одной попытке навредить родной альма-матер.

Выдохнув, мужчина потёр рукой затёкшую шею и вновь сосредоточился на открытом деле. Для начала нужно было попробовать найти что-то странное в предоставленной информации. Выделить хоть какую-то группу подозреваемых, чтобы сузить круг. А ведь помощников у него нет! Ну, не считая тех, кто по просьбе ректора, будет собирать информацию на поступивших в этом году студентов. Которую ему придётся просматривать лично! И всё равно Дияр не променял бы это дело ни на что другое.

Когда-то давно он мечтал сражаться с нечистью в самых опасных уголках мира. Грезил о славе и признании, которые выделили бы четвёртого сына маркиза Лианского не только среди других его детей, но и среди всех представителей дворянского сословия Тизанского королевства. Глупый мальчишка, которого жизнь со временем научила, что страшнее человека твари нет. Нечисть, в отличии от людей, не носила маски, не предавала и не била в спину.

Выдохнув, Дияр заставил себя вернуться к работе. Но его отвлёк громкий и требовательный стук во входную дверь. Нахмурившись, он посмотрел на часы, показывающие, что в пол четвёртого утра все нормальные люди спят. Стук повторился, и маг быстро поднялся с дивана. А открыв дверь, с удивлением воззрился на миловидную женщину.

— Магистр Сторкс, что вы здесь делаете в такое время?

— Прости, что… — Запнувшись, магиана осмотрела полностью одетого мужчину. — Скажи, ты когда-нибудь присутствовал во время родов некромантки?

— Не на них самих, — ответил Дияр, вспоминая, как рожала Рония, жена его друга некроманта. — А что случилось?

— Малена рожает, — пояснила Марилиса Сторкс. — Боюсь, Нирайн один не справится с Риданом.

— Не волнуйтесь, я помогу вашему мужу, — тут же согласился боевик. — Они ведь в лазарете?

— Да, отправились туда, когда за Ниром пришёл Ридан. А я сразу к вам, потому что декан Волфус… — Женщина заметно замялась, не зная, как описать состояние лучшего друга мужа.

— Полностью неадекватен, — закончил за неё Дияр. — Мавир тоже таким был, пока Рония рожала их первенца. Да и во второй раз не лучше.

— Тогда, наверное, стоит поторопиться, — нервно напомнила магиана.

— Возвращайтесь к детям, — предложил Дияр, закрывая дверь. — А я пойду в лазарет.

Дождавшись, когда женщина уйдёт портальным кругом, маг тоже направился в лазарет. А там, прямо на входе, его встретили двое дежурных целителей, с опаской заглядывающие в холл. Легко взбежав по ступенькам, он остановился позади них и поинтересовался:

— Что, страшно?

Не услышавшие его приближения парни вздрогнули и испуганно посмотрели на боевика. Правда, быстро взяли себя в руки.

— Там магистр Волфус… — замялся один из них.

— Волнуется за свою рожающую жену? — подсказал Дияр, проходя мимо них к двери. — Так все мужья волнуются, если, конечно, ценят своих жён.

— Но точно не так, как декан некромантов, — насупился русоволосый целитель и, почему-то, осуждающе посмотрел на боевого мага.

— Не смотри на меня так, парень! — Дияр по-дружески хлопнул его по плечу, отчего бедолага заметно поморщился. — Я его жену беременной не делал, значит, и вины моей в том нет.

В этот момент раздался скрежет, звук упавшего тела и отборный мат. Судя по голосу, в портовой словесности упражнялся сам будущий отец. Подмигнув вмиг побледневшим целителям, боевик спокойно прошёл в холл и тут же пригнулся, пропуская у себя над головой пролетевший стул.

— Ридан, немедленно прекрати буянить! — раздался возмущённый возглас магистра Нирайна Сторкса.

Плавно переместившись в угол, Дияр осмотрел помещение. Почти в самом центре холла его бывший учитель, а сейчас непосредственный начальник пытался отобрать стул у взбешённого некроманта. Очень опасного на данный момент некроманта, если судить по чёрным линиям, проступившим у него на лице. Они означали, что маг смерти достиг вершин в своём деле и мог, не создавая пентаграмм, воскрешать и упокаивать нежить и творить некоторые мощные заклинания. Но тут из-за одной из дверей раздался женский стон. Магистр Волфус тут же выронил стул и обеспокоенно покосился в ту сторону.

— Как здесь интересно, — бесшабашно заявил Дияр, привлекая к себе внимание.

— Ты что здесь делаешь? — спросил магистр Сторкс, отодвигая от друга многострадальную мебель.

Декан боевых магов выглядел немного помятым, светлые волосы были взлохмачены, а зелёные глаза внимательно следили за передвижениями друга. Но держался он хорошо. Видимо, Малену только недавно доставили в лазарет.

— Ваша жена попросила прийти, поддержать, так сказать, — сообщил Дияр, присаживаясь на скамейку со спинкой, стоявшую в полюбившемся боевику углу.

— Марилиса? — удивился Нирайн.

— А у вас ещё одна есть? — не менее искренне поразился бывший ученик.

— Глупая шутка. — Декан недовольно покосился на Дияра и вновь перевёл взгляд на друга.

— Я причинил ей боль, — пожаловался Ридан, растерянно посмотрев на мужчин. — Она так страдает!

— Все через это проходят, — спокойно ответил Дияр. — Рония, после первых родов, на следующий день строила слуг, требуя немедленно убрать всю пыль из дома.

— Малена не Рония, — недовольно заявил магистр Волфус, прислушиваясь к происходящему за дверью.

Как раз в этот момент раздался короткий вскрик, и некромант, ни слова не говоря, рванул к палате. Боевые маги бросились следом, пытаясь оттащить озверевшего Ридана от распахнутой двери. Но он мёртвой хваткой вцепился в дверной косяк, вознамерившись добраться до двери.

— Дорогой, а что ты делаешь? — спросила Малена, стоя у окна в конце палаты.

Рядом с ней стояла и Анита, держа подругу за руку и широко открытыми от удивления газами смотрела на мужчин. Поняв, что с супругой всё в порядке, некромант отцепился от косяка и, как ни в чём не бывало, спокойно ответил:

— Хотел убедиться, что с тобой всё хорошо.

— Убедился? — ласково уточнила женщина и, прижав руку к огромному животу, строго добавила: — А теперь закрой дверь с обратной стороны!

За опешившего Ридана это сделал Нирайн и похлопал друга по плечу, старательно сдерживая рвущийся наружу смех.

— Она меня выгнала! — пожаловался некромант… шёпотом. — А если ей станет плохо?

— Там с ней Анита, — напомнил Дияр. — Или вы не доверяете подруге жены?

— Доверяю! — выдохнул Ридан, и честно спокойно просидел около часа, пока из-за двери не раздался ещё один вскрик, переросший в стон.

Некромант подскочил со стула и нервно закружил по холлу, совершенно не обращая внимания на следующих за ним по пятам боевиков. В очередной раз описывая круг, он наткнулся на скамейку. Рыкнув, мужчина протянул к ней руки, явно собираясь повторить финт с вылетевшим на улицу стулом, но его остановили слова Дияра.

— Помнится, Рония только ещё больше нервничала, когда Мавир начинал шуметь.

Недобро покосившись на боевого мага, Ридан отступил от скамейки и вновь закружил по помещению.

— Я уже слишком стар для такого, — тихо пожаловался Нирайн, опёршись о прохладную стену. — Он ведёт себя, как ребёнок.

— Тебя здесь никто не держит, — зло прошипел Ридан, недобро посмотрев на друга.

— Действительно! — насмешливо протянул нисколько не обидевшийся магистр. — Это же я сам себя поднял ночью и потащил в лазарет, причитая на ходу, что Малена умирает! Дияр, вот скажи мне, они все такие… возбуждённые?

— После первых родов Ронии я изучил этот вопрос, — ответил Вирейский. — Абсолютно все! Они впадают в детство, ведут себя словно плаксивые барышни, невероятно обидчивы и в один момент могут «вспыхнуть» от любого неосторожного слова. В общем, отрываются за всё то время, когда ведут себя словно отмо…

— Я сейчас на тебе это всё проверю, — совершенно спокойно пообещал декан Волфус, а на его лице начали проступать чёрные линии.

— Отстань от ребёнка, — неодобрительно проворчал Нирайн и отошёл от стены, ненавязчиво закрывая подчинённого собой.

Тридцатичетырёхлетний ребёнок согласно закивал головой и обезоруживающе улыбнулся. Некромант на это только поморщился и отошёл в противоположную сторону, усевшись за стол дежурного целителя. Но боевые маги не спешили расслабляться, так как линии с лица Ридана не исчезли.

— Может, вырубить его? — как можно тише прошептал Нирайн Дияру.

— Я всё слышал! — возмутился магистр Волфус. — Почему-то когда твоя жена рожала, я во всём тебя поддерживал!

— Да ты мне снотворного в вино подлил! — возмутился декан Сторкс. — Я сутки после этого проспал. А Марилиса со мной потом ещё неделю не разговаривала!

— Я хотел сделать, как лучше! — принялся оправдываться некромант.

— Ой, мамочки, рожаю! — донеслось приглушённое в ответ, и всё пришло в движение.

— Она сказала «умираю»? — возопил Ридан и, перемахнув через стол, рванул к многострадальной двери.

В этот раз боевики среагировали вовремя. Напрыгнув на него сверху, придавили весом своих тел к полу. И пока трое взрослых мужчин копошились на полу, мимо них проскользнули дежурные целители. Но вскоре один из них выскочил из палаты и унёсся в неизвестном направлении.

— Куда он? — прохрипел Ридан, придавленный немалым весом.

— Может, за леди Мерсих, — предположил Нирайн, немного приподнявшись, чтобы друг смог нормально дышать.

— А это кто? — полюбопытствовал Дияр, потирая подбородок, по которому двинул локтем некромант.

— Новый декан целителей, — пояснил Ридан и дёрнулся. — Слезьте с меня, пока не раздавили.

— А ты больше буянить не будешь, — подозрительно спросил магистр Сторкс.

— Буду, — грустно признался некромант. — Слишком сильно люблю её и боюсь потерять.

Дияр почувствовал себя крайне неловко после этих слов. Будто подсмотрел что-то личное, его не касающееся. Не дожидаясь решения Нирайна, он быстро встал с пола и отошёл немного в сторону. А дальше потянулись долгие часы ожидания. Магистр Волфус напоминал раненого зверя, мечущегося в клетке, каждый раз вздрагивая, когда слышал Крики Малены. Своим больным видом, он распугивал всех, кто приходил в лазарет. Люди мгновенно решали, что не так уж и плохо себя чувствуют, чтобы находиться в опасной близости от обеспокоенного некроманта.

Несколько раз заходила Марилиса Сторкс и пыталась уговорить Ридана поесть. Но тот лишь отмахивался. Один раз пришёл ректор, ободряюще похлопал декана по плечу и ушёл, успев шепнуть Дияру, что будет ждать его вечером у себя в кабинете. Кивнув, в знак согласия, боевик вновь подпёр стену у входа в лазарет. И когда, наконец, раздался детский плач, выдохнул с облегчением и покосился на некроманта. А тот замер напротив двери, за которой находилась его жена и жадно смотрел, словно мог видеть, что сейчас происходит за ненадёжной деревянной преградой. Но прошло ещё около получаса, и за это время новорожденный плакал ещё раз, прежде чем к ним вышла уставшая, но довольная Анита. Она стянула с головы косынку, но так и не сняла окончательно, оставив её висеть у основания шеи. Пошатнувшись, выдохнула и провела рукой по лбу.

— Две чудесные дочки, — выдохнула она, с весёлым любопытством глядя на новоиспечённого отца.

— Как две? — ошарашено спросил он, заметно побледнев.

— Как постарались, так и вышло, — усмехнулась целительница, разводя руками.

В это время дверь в палату открылась ещё раз, и невысокая худенькая целительница поманила некроманта за собой. Посмотрев ему вслед, Дияр перевёл взгляд на Аниту.

— Ты уже освободилась?

— Да, сейчас им не до меня. А с остальным справятся мои сменщики.

— Не хочешь позавтракать? — предложил маг, протягивая к ней руку.

— Нет, только спать, — вымучено улыбнулась целительница. — Малена оказалась беспокойной роженицей.

— Декан Волфус был не лучше. — Дияр улыбнулся, вспоминая страдания некроманта. — Давай хоть провожу до комнаты. А то ещё заснёшь по дороге.

Анита так устала, что даже спорить не стала. Отдав проходящему мимо целителю свой халат, она направилась прямиком к портальному кругу. Сил на прогулку совсем не осталось. Дождавшись, когда маг станет рядом с ней в специальной окружности, она активировала систему, чтобы спустя мгновение выйти на третьем этаже общежития. Их совместное появление произвело фурор среди находящихся на этаже женщин. Но это Анита отметила лишь краем сознания, стремясь быстрее добраться до кровати и лечь спать. Вот только дойдя до нужной двери, неожиданно вспомнила, что ключи остались на работе.

— Не-э-эт! — простонала она, прижавшись лбом к прохладной поверхности орехового цвета. — Я не хочу идти назад!

— Тогда позволь мне помочь прекрасной леди, попавшей в беду, — предложил Дияр, приобнимая её за талию и отстраняя от двери. — Только никому не говори, что я так умею, — заговорщицки предупредил, прижимая два пальца к замочной скважине.

— Как так? — проявила слабое любопытство Анита, опёршись о его грудь.

Поясница заныла, напоминая, что ей сегодня пришлось потрудиться. Стопы неприятно горели, требуя расслабляющую ванну. Глаза упрямо закрывались, а рот так и норовил открыться в широком зевке.

— Вот так, — тихо ответил боевой маг, когда что-то щёлкнуло. — Прошу!

— Ты взломщик? — без особого интереса спросила целительница, так как мозг уже практически спал.

— Ничего подобного! — Дияр завёл её внутрь, чтобы не привлекать ещё больше внимания. — Я законопослушный гражданин! И всегда готов оказать услугу красивой женщине.

— М-м-м… Тогда окажи мне ещё одну, — попросила Анита, сонно улыбнувшись. — Закрой дверь, когда будешь уходить.

Не став дожидаться ответа, она проследовала в спальню, к дорогой её сердцу, а особенно телу, кровати. А Дияр, оставшись один в небольшой прихожей, тихо рассмеялся.

— Маленькая заноза!

Выполнив просьбу целительницы, он плотно прикрыл дверь и быстро ушёл, успев подмигнуть по дороге симпатичной травнице. Та мгновенно расцвела в ответной улыбке и слегка порозовела от смущения. Это ещё больше подняло магу настроение.

«Жаль, что мне нужно к лорду Арайну, — немного расстроился он, подметив ещё двоих женщин, поедавших его взглядом. — Можно было бы неплохо провести вечер, расслабиться, после напряжённой ночи и не менее нервного утра»

Вновь воспользовавшись портальным кругом, мужчина вышел в административном здании и вновь почувствовал отголосок ностальгии. Когда-то давно, он, как и все студенты, опасался этого места. Ведь вызов сюда означал, что тебя будут отчитывать за провинность и назначать наказание. За то время, что он здесь не был, внутреннее убранство практически не изменилось. Стены из светло-серого, хорошо отполированного камня;  узкие и длинные гобелены, на которых изображены выдающиеся маги и некоторые их деяния; под потолком парят массивные деревянные люстры, освещающие всё пространство язычками магического пламени; под ногами ковровая дорожка насыщенного синего цвета с абстрактным серым рисунком по краям. И широкая лестница ведущая в кабинеты деканов и приёмную ректора.

Усмехнувшись своим мыслям, Дияр поднялся на третий этаж, где и располагалась святая святых. Двустворчатая дубовая дверь с резным рисунком, ведущая в логово дракона. Хотя нет, не совсем. Сначала нужно было встретиться с охранником дракона. Помнится им была строгая дама в летах, вечно смотревшая с неодобрением абсолютно на всех, будь то студент или преподаватель.

Постучав и не дожидаясь разрешения, Дияр вошёл, чтобы застыть на пороге, наткнувшись взглядом на шикарную брюнетку, стоявшую около одного из стеллажей и держащую в руках стопку папок. Боевик прошёлся взглядом по её фигуре, отмечая и тонкую талию, которую широкий пояс только подчёркивал; и полную грудь, плотно обтянутую тканью насыщенного бордового цвета; и тонкие, изящные пальчики с аккуратными ноготками; и миловидное личико, сейчас обращённое в его сторону; и, наконец, цепкий, внимательный взгляд карих глаз, в обрамлении пушистых ресниц.

— Сражён и покорён! — Дияр мгновенно расплылся в улыбке, прижимая ладонь к груди.

В ответ ему досталась дежурная улыбка и всё такой же спокойный взгляд. В нём не было ни удивления, ни любопытства, ни даже искры заинтересованности.

«Как интересно, — промелькнула в голове боевого мага мысль. — И кто же ты такая?»

Дияр прекрасно осознавал, как действует на окружающих его внешность. И мужчины, и женщины всегда реагировали на него. Неодобрение, заинтересованность, любопытство, зависть, откровенное желание. Но вот полного безразличия точно никогда не было. Даже вредная сероглазая заноза, помнится, среагировала на красивое лицо. Правда, это был скорее испуг и нежелание общаться.

— Ректор ждёт вас, — красивым грудным голосом сообщила… видимо, секретарь.

«Так вот в чём дело, — с облегчением понял Дияр. — Она меня уже видела, поэтому, успела взять эмоции пою контроль»

Три стремительных шага, и боевой маг опёрся ладонями о стол, наклонившись ей навстречу. На этот раз в глазах секретаря мелькнула настороженность. Решив не нервировать её, мужчина игриво спросил:

— Неужели вы новый помощник лорда Арайна, пришедшая на смену…

— Моей двоюродной тёти, — подсказала девушка, а на полных губах мелькнула тень улыбки.

— И как же вас зовут? — поинтересовался Дияр, возрадовавшись, что не успел сказать о бывшем секретаре ничего нелицеприятного.

— Марика Трисс, — с достоинством представилась она и, обогнув стол, подошла к двери, ведущей в кабинет ректора. — Прошу!

Усмехнувшись на боле чем прозрачный намёк, мужчина проследовал в указанном направлении. Ректор действительно его ждал. Не забывая при этом про бумажную работу, которой в академии всегда хватало. Обложившись документами, лорд Арайн что-то увлечённо читал. Но как только маг переступил порог, тут же отложил лист в сторону.

— Родила? — первым делом поинтересовался архимаг.

— Двойню! — сообщил Дияр, присаживаясь напротив ректорского стола.

— Надеюсь, магистр Волфус придёт в себя до начала учебного года, — по-доброму усмехнулся лорд Арайн.

— Через два дня начнутся вступительные экзамены, — напомнил боевой маг. — Он не упустит возможности… пощекотать нервы поступающим.

— А ты готов к новой для тебя роли?

Задумавшись, Дияр обвёл взглядом шкафы с книгами, посмотрел в окно, расположенное за спиной архимага и, переведя взгляд на ректора, пожал плечами.

— Это должен быть интересный опыт. Тем более, не так давно я сам учился здесь. Заодно, у меня будет прекрасная возможность наблюдать за всеми. Так или иначе, многие столкнутся со мной по учёбе.

— Ты уже просматривал личные дела? — Лорд Арайн облокотился о столешницу и сцепил руки в замок.

— Немного, сегодня было не до того. — Дияр криво улыбнулся и подавил неожиданный зевок. — Мне и самому бы не мешало поспать, чтобы на свежую голову продолжить знакомиться с найденной информацией. Жаль, что ваш осведомитель сказал так мало.

— Это не его вина. Он и так еле успел вытянуть хоть что-то из того умирающего мага. По крайней мере, мы теперь знаем, что под нас копали уже не первый год.

— А разве когда-то было иначе? Академия, со всеми своими тайнами и богатствами, давно уже как кость в горле любителям власти.

— И каждый раз они придумывает что-то новенькое, чтобы добраться до них. — Вздохнув, архимаг устало потёр лоб. — Стар я уже для всех этих подковёрных интриг.

— Не наговаривайте на себя, — фыркнул Дияр, хотя про себя отметил и уставший взгляд, и тёмные круги под глазами, и скорбную складку у тонких губ.

Лорду Арайну недавно исполнилось семьдесят пять лет. И пусть старик был ещё довольно крепок, но возраст брал своё. Да и работа у него была довольно нервная. А враги, пытающиеся урвать кусок пирога пожирнее, спокойствия не добавляли.

— Я обязательно вычислю этого шпиона, — пообещал боевой маг. — И выясню, что он задумал.

— Надеюсь на тебя, — скупо улыбнулся лорд Арайн. — Кто мог знать, что из покорителя женских сердец и отличного боевого мага сможет получиться прекрасный следователь.

— Только не перехвалите, — попросил тот, кого в узких кругах знали, как одного из лучших серых следопытов.

— Ладно, иди отсыпайся. — Ректор махнул рукой, показывая, что разговор окончен. — А то со своими красными глазами ты похож на нежить. Кстати, видел моего нового секретаря.

— Потрясающе красивая девушка! — воодушевлённо сказал Дияр, расплываясь в блаженной улыбке.

— Она невеста сына моего старинного друга, — спокойно поведал архимаг, но взгляд его бледно голубых глаз был предупреждающим. — Надеюсь, мы поняли друг друга?

— Моё сердце разбито! — горестно взвыл боевой маг, прижав ладонь к груди.

— Оно с другой стороны, паяц! — рассмеялся лорд Арайн.

— Это я от горя перепутал, — не остался в долгу Дияр, вставая и идя к выходу. — Как только будут хоть какие-то результаты, сообщу.

В приёмной его встретила всё та же прекрасная нимфа, которая, увы, была под строгим запретом. Поэтому Дияр лишь кивнул ей головой на прощание. А уже за дверью зевнул во весь рот и потёр глаза. Кровать для него определённо была сейчас милее всех женщин.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям