0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Муж номер семь » Отрывок из книги «Муж номер семь»

Отрывок из книги «Муж номер семь»

Автор: Яблочкова Наталья

Исключительными правами на произведение «Муж номер семь» обладает автор — Яблочкова Наталья Copyright © Яблочкова Наталья

Рекогносцировка

             Полка в гардеробной, на которой гордо красовался знак «№5» решила покончить жизнь самоубийством. Я ее понимаю, у меня было то же желание, пока мы с Риком жили вместе. Невыносимый педант считал своим долгом указывать мне на мое место в доме. Это в моем-то доме! Он даже презерватив доставал по строго определенному ритуалу. Сначала долго мял упаковку. Зачем ему это было надо в порыве страсти (это я несколько преувеличила, на порывы он точно был неспособен) мне так и не удалось выпытать. Потом он брал упаковку в правую руку, задумчиво примерялся к левому краю и аккуратно надрывал фольгу, мелкими, осторожными движениями. Извлекалось само резиновое изделие обязательно с брезгливым выражением лица. Потом сие богатство вручалось мне с лаконичным: «Помоги». И как я выдержала этого идиота целых два месяца? Мне можно поставить памятник за одно то, что я была замужем за этим аккуратистом. До сих пор передергивает при воспоминании о столь «приятном» для меня событии.

            На могилку ему ношу цветы и располагаю их на плите в строго определенном порядке. Пусть душенька Рика порадуется на том свете. Он продержался дольше всех, бедняга. Все остальные мои браки длились гораздо меньше по времени. Рик оказался рекордсменом в этом деле.

            Полка рухнула на пол с грохотом, от которого восстал бы и мертвый. Вот и я подскочила на кровати с бешено колотящимся сердцем и ощущением, что меня сейчас удар хватит. Опасливо сползла с постели, прихватив по дороге канделябр. Вдруг вор? Правда, они мой домик предпочитают обходить стороной. Слава у меня специфическая. Боятся воры в мои мужья угодить. Смертность среди этой категории столичных и не столичных жителей уж очень высока. Рисковать никому не охота. И так уже целых шесть рискнувших было. Самоубийцы, конечно, в любом обществе находятся. А уж когда риск приправлен солидным кушем в огромное приданое, то сразу превращается в дело благородное... Но, последний год ловеласы как-то поохладели. Дороги им сердца и руки стали, дороже всего злата мира. Вот и вдовею я в гордом одиночестве, не особо грустя из-за отсутствия супруга. Но любовник мне бы не помешал. Дама я еще молодая... Но не рвется никто в любовники. Вакантно это место. Боятся за шкурки свои. Нет в нашем мире нормальных мужиков. Уж кому знать, как не мне?

            Звук раздался со стороны гардеробной, вот туда и последовала, держа канделябр наперевес. Не все же злой судьбине мужиков, находящихся рядом со мной, гробить? Могу я хоть раз самостоятельно к этому делу руку приложить? Когда открыла дверь в гардеробную, тут же вспомнила одну прописную истину — я не нечисть, в темноте не вижу. Это по комнате хорошо красться на цыпочках, при свете луны и фонарей на улице. А вот в гардеробной окон нет. Надо включать свет, но почему-то страшно. Ладно, понимаю, горели бы там чьи-то глаза в темноте, или дыхание было слышно... А так тихо все, кроме грохота этого из-за которого проснулась. Но все равно страшно. Не логичные мы существа — женщины! Собравшись с духом нажала на кнопку выключателя и опустила канделябр:

- ….! - вот и все, что удалось произнести, когда увидела погром в гардеробной.

Свет пару раз мигнул и погас. Выругалась еще раз. Вечно у них проблемы с этим магическим, общедоступным освещением. И когда только наладят все так, чтобы работало бесперебойно? Придется применять канделябр по назначению. Для этого придется вернуться в комнату и поискать магическую зажигалку. Если еще и она сбоить станет... Ждет тогда компанию «Магические услуги городу» суд с возмущенной потребительницей. Достали уже своим ширпотребом. Деньги дерут немалые, а уровень обслуживания оставляет желать лучшего.

Зажигалка (по-видимому устрашенная моим плохим настроением) сработала с первого раза и скоро комнату освещало шесть пляшущих огоньков свечей. Злая как тысяча бездомных духов решительно направилась в гардеробную, собираясь более внимательно рассмотреть причиненный ущерб и оценить возможные вложения в водружение рухнувшей полки на место. Все вещички покойного мужа под номером пять разлетелись по гардеробной. Ко всему прочему полка задела при падении и соседок. Как результат придется рассортировывать вещи по-новой. А то вещички мужей перемешались. Поди теперь вспомни что и кому из них принадлежит. Как-то не удосуживалась я после складирования в гардеробную очередной порции вещей после гибели очередного же мужа, заглядывать в этот угол, дабы освежить воспоминания об очередном несчастном любителе большого приданного. А оно ой как велико. Папаша в очередной раз увеличил его, только бы сбагрить невезучую дочь с рук.

Когда-то я спросила Рика, мужа номер пять, зачем ему понадобилось жениться на мне, если в народе меня кличут не иначе как Черной вдовой. Сероглазый блондин мне ответил в обычной своей манере:

- Дорогая Тьяна, все эти глупости присущи существам низшим. В силу своего неразвитого ума, они верят в суеверия, проклятия, сглаз. Просвещенный же человек, связанный с магией и читавший за всю свою жизнь много больше, чем статьи в бульварных журналах, вполне в силах понять, что это не более чем несчастливое стечение обстоятельств. И уподобляться глупым сплетникам и верить во всю эту чушь я не собираюсь и тебе не советую.

Умный был человек, безусловно умный, начитанный и педантичный. Он так и умер, не веря в проклятия, суеверия, порчу и сглаз. А я не знаю чему верить. По заключению столичных магов, никакого проклятия на самом деле нет. Все в нашей семье чисто, проверяли не единожды и самые лучшие специалисты. Но ответить на вопрос, почему мрут именно мои мужья (а не муж двоюродной сестры, к примеру) так и не смогли. Вот и остается относиться ко всему с юмором (с черным), благо ни одного из своих мужей я не любила. По обычаю отец, как старший в семье, принимал решение об очередном моем замужестве, не особо мучаясь угрызениями совести, когда очередной же смертник заявлялся в родовое поместье с предложением руки и сердца. А мне, как послушной, и полностью зависимой от его денег, дочери, приходилось скрепя сердце идти у него на поводу.

Правда были моменты, когда я взбрыкивала. После мужа  номер четыре, попыталась сбежать в провинцию, подальше от отца. Полгода прожила спокойно. Светлые воспоминания о том времени до сих пор радуют меня, когда настроение совсем уж хуже некуда. Но вот отца такое положение дел не устраивало и меня нашли. Нашли, упаковали, как я не сопротивлялась и привезли прямо под венец. Вот тогда мы и познакомились с Риком. Красавец блондин на короткое время завладел моим умом и заставил сердце учащенно биться. Но ровно до того момента как продемонстрировал свой ритуал с презервативом в первую брачную ночь. Все вспыхнувшие нежные чувства отрезало разом. Уж очень меня впечатлило его сосредоточенное, как на сдаче экзамена, лицо во время сего увлекательного процесса. Срочно сделала ноги под предлогом, что у меня есть расписание и распорядок, которым я твердо следую. Пришлось импровизировать. А что делать если другие причины его не впечатлили? Ни головная боль, ни женское недомогание, ни венерические болезни. Его не пронимало ничего! А вот расписание он одобрил, правда уже после того, как пыл от погони за мной по комнате у него несколько подугас. Правда потребовал это расписание показать. Пообещала сделать это утром, так как беспокоить родителей, в чьем доме и должно было произойти знаменательное событие — брачная ночь — прогулками по темному дому глупо. Правильный до тошноты Рик со мной согласился и остаток ночи прошел спокойно. Для него. Ведь пока он спал, я срочно составляла расписание. Вставив как можно больше примечаний по поводу мнений моего врача, папиного мага и прочих важных личностей, к утру я уснула успокоенной. Расписание придуманное мной на скорую руку, предполагало слияние наших жарких и жаждущих тел не ранее чем через пару неделек. Я хотела замахнуться на пару месяцев, но время поджимало и пришлось придумывать укороченный вариант.

А утром я прокляла свою фантазию. Лучше бы перетерпела порыв страсти новоиспеченного супруга. Прочитав расписание, Рик заставил меня следовать каждому его пунктику. Если у меня было написано, что такого-то числа планирую верхом прокатиться до родителей из столицы (день пути и еще часть ночи), а мол после, извините, супружеские обязанности придется отложить... Вот тогда разнесчастной мне приходилось выполнять все, что успела придумать. В такие моменты я даже мечтала о том, чтобы этот брак продлился ровно столько же времени, сколько и первый. За Тором — супругом номер один - я пробыла замужем всего лишь день.

Муж номер пять даже проверил действительно ли у меня критические дни пришли соответственно составленному расписанию. Никогда я не дышала столь свободно, как в день похорон Рика. Пусть земля ему будет пухом! Надеюсь, ему никогда не придет в голову вернуться обратно в виде привидения. Я не выдержу подобного издевательства над моими нервами!

Погрустив на тему того, что придется напрягать память и ковыряться в несимпатичных мне вещах моих бывших мужчин, решила оставить столь важные дела до утра. Постель успела остыть — на улице холодновато, весна только началась — а камин прогорел. Залезла под одеяло и поежилась. В комнате становилось прохладно. Приподнялась на локте и задула свечи. Привычный полумрак окутал помещение и я улыбнулась своим недавним страхам. Ни один мужчина даже под страхом смертной казни не решится пересечь порог моего дома. Что, естественно, исключает для меня всякую возможность узнать что такое семейное счастье.

Закрыла глаза, засыпая, и вздрогнула, когда ледяная ладонь зажала мне рот. Дернулась, почувствовал как тяжелое тело прижало меня к постели и широко распахнула глаза, пытаясь рассмотреть неожиданного визитера. Ничего интересно увидеть не удалось, кроме темного силуэта.

- Молчи, - тяжело выдохнул незнакомец, перехватывая мои руки. - Иначе убью.

Дернулась, стараясь высвободиться, ситуация мне совсем не нравилась. Но мой поздний и нежданный посетитель явно не собирался давать мне достаточно свободы, потому что на мое движение отреагировал молниеносно — сильнее прижал меня к кровати и наклонился ближе, прошипев:

- Не дергайся, убью! А теперь кивни, если поняла.

Испуганными глазами я вглядывалась в темное пятно, которое являлось лицом ночного гостя, и в блестящие искры вместо глаз, забыв про то, что надо бы кивнуть.

- На все вопросы отвечай кивком или мотанием головой. Мне нужны лекарства. Сейчас я встану, ты поднимешься следом за мной и покажешь где они лежат. И без лишних движений и звуков. У меня нож.

После этих его слов почувствовала холод стали у себя на шее и сглотнула, не зная как кивнуть, что мол согласна и поняла. Вот идиот, не подумал о том, что с острым лезвием у горла особо головой не помотаешь.

- Поняла? - зло спросил меня мужчина. - Кивни, если поняла... Ты чего лежишь как кукла?  Ты вообще меня слышишь? - явно начал выходить из себя визитер.

Всегда бесили эти самоуверенные индюки — мужчины. Всегда у них женщина дура. А  сами они не при делах. Разозленная идиотизмом ситуации резко толкнула этого идиота в грудь. Тоже с разумностью не дружу, раз хватило сообразительности толкать того, кто держит у моего горла остро заточенный нож. Результат это движение имело неожиданный, мужчина охнул и скатился с меня, не забывая матюгаться так, что портовые грузчики обзавидовались бы, имей возможность слышать эти виртуозные словесные фигуры. Воспользовавшись моментом, вскочила с кровати, отбежала на показавшееся мне безопасным расстояние и заорала на придурка:

- Ты вообще чем думаешь? Как я по-твоему, идиот, должна была головой кивать? Так, чтобы наверняка с жизнью расстаться? Знаешь, я еще жить хочу!

Возбуждение от неожиданного приключения перекрыло дорогу страху, а желание исполосовать ногтями всю рожу напугавшего меня идиота, превалировало над здравым смыслом. Вот на волне своей святой веры, что это мужики возле меня дохнут, а не я возле них и подлетела к пришельцу и принялась его мутузить кулачками не забывая попинывать по почкам.

Долго терпеть такое отношение мужик не стал, схватил за талию и гаркнул:

- Ах ты, зараза! - да с размаху кинул меня на кровать, приземлившись сверху. - Какого хрена?

Судя по всему этот идиот потерял свой ножичек где-то в темноте или позабыл про него напрочь, потому что в этот раз решил обойтись руками. Крепко завел мне руки наверх и пришпилил ладонью мои запястья к кровати. Глаза его горели в полумраке комнаты яркими и нечеловеческими звездами, а лексикон, которым он блистал, заставлял забыть обо всем, так виртуозно мужчина сыпал ругательствами.

- Заткнись, - беззлобно отозвалась я, страх так и не соизволил объвиться.

Мужчина тут же замолчал, явно пытаясь прийти в себя от моего неожиданного высказывания.

- У меня одежда промокла, - раздраженно сказала я, нисколько не переживая о своем положении.

- Эм? - мужик явно ушел в астрал, позабыв о своем главном таланте, виртуоза-матюгальщика.

- Это что-то липкое и пахнет кровью, - столь же спокойно поведала задумавшемуся визитеру. - Ты что, ранен?

- А не пошла бы ты, - довольно информативно просветил меня мужчина и к моему изумлению отпустил мои руки. - Драться не будешь?

- Буду, - пожала плечами и поднялась с кровати. - Только повод дай. Тебе поэтому лекарства нужны были?

- Эм? - снова задумался мужчина.

Я же нащупала зажигалку на столике и зажгла свечи.

- Так бы сразу и сказал, - фыркнула я и решительно двинулась в соседнюю комнату.

- Эй, ты куда? Стражу звать? - обеспокоился пришелец и рванул за мной.

Ощущение холодной стали у горла заставило меня закатить глаза к потолку и повереть пальцем у виска:

- Ты, идиот! Ты знаешь это? Тебе лекарства уже не нужны, что ли?

- Ты первая мне об этом говоришь. Значит, не идиот, - нашелся мой незваный гость.

- Если первая, это не значит, что это не так, - фыркнула в ответ и терпеливо да вкрадчиво спросила. - Объясни мне, пожалуйста, раз ты не идиот. Как я могу найти для тебя лекарства и перевязочные средства, если ты приставил к моему горлу нож да еще и вцепился в мою руку мертвой хваткой, не давая двигаться? Что, ответа нет? - добавила еще язвительности в голос. - Может, начнешь уже соображать быстрей, а?

- Ну ты и стерва! - рявкнул выведенный из себя мужик, оказавшийся на поверку, при свете свечей, молодым человеком лет двадцати на вид.

- Сам такой, - не осталась в долгу и двинулась вперед, благо этот придурок меня отпустил.

Все необходимое мне, нашлось довольно быстро. Парень же все то время, что я искала лекарства и ткань для перевязки, стоял за моей спиной и с опаской наблюдал за моими движениями. А я же лихорадочно думала как поступить. Мальчишка, теперь когда разглядела его немножко, не иначе как мальчишкой он и не воспринимался, не казался опасным. Дурак дураком, это точно. Еще и наивный до бесконечности. Вон как обиженно длинными ресницами хлопает. Перевидала я таких мальчиков на своем веку светской дамы. Эти мальчики быстро матереют в светских гостиных и на королевских охотах. Теряют свою наивность, обзаводятся самоуверенностью и надменными замашками, женятся и так и не достигнув ничего в жизни, постепенно старятся, оставаясь всю свою жизнь никем. Сдавать этого дурака страже? Или оставить в доме? Перевязать, подлечить... и использовать в качестве любовника. Не удивлюсь, если парнишка еще девственник, вон как на мою откровенную ночную рубашку пялится. Муж мне не нужен, очередного трупа после свадьбы я просто не перенесу. А вот возлюбленный... Впрочем, этот парнишка, стоит ему узнать в чей дом его судьба занесла, быстро сбежит, как и многие до него. Но страже сдавать его нет желания. Пусть остается и развлечет меня хотя бы смущенным румянцем.

- Чего стоишь? - прищурив глаза, окинула оценивающим взглядом гостя. - Иди, раздевайся и ложись.

- Эм? - снова выпал в астрал парень.

- Перевязывать тебя будем, а ты что подумал? - невинно поинтересовалась я.

- А, - все-таки залился краской.

Правда не сильно покраснел, только скулы чуть-чуть. Кровопотеря сказывается? Молодой человек тяжело добрел до кровати и практически рухнул на нее. Неужто помер? Или сознание потерял? Только этого мне не хватало. Придется раздевать его самой. Но церемониться не буду, как и ворочать тяжелое тело. Подошла следом за визитером к кровати и склонилась над раненым, рассматривая внимательно представшую перед глазами картинку. Несостоявшийся преступник лежал бездыханным телом прямо поверх моей бывшей когда-то чистой постели. Кровавые пятна проступили на его рубашке. Любопытно, а почему он без верхней одежды в такой холод? Это мы оставим на потом. Сейчас же надо что-то делать.

Подняла с пола, выпавший из разжавшихся пальцев парня, кинжал, решительно разрезала рубашку и резко втянула носом воздух. Таких глубоких ран мне видеть не доводилось. Почему парень еще не труп, с такой-то кровопотерей и такой раной? Припомнились сверкающие в темноте глаза и холодок прошелся по позвоночнику. Отбросила ненужные сейчас мысли в сторону и разложила все необходимое на столе. Прикоснулась к запястью парня, пульс есть, хоть и медленный. Поколебалась, как поступить и решила все-так оставить его ненадолго одного. Нужно сходить за водой и для питья, и для того, чтобы стереть кровь с его кожи, да и самой после не помешает умыться и сменить одежду.

Ванная комната находилась рядом, поэтому управилась быстро. Порадовалась тому, что водопровод в отличие от освещения работает как следует и поставила таз с теплой водой на столик, рядом с кусками ткани, бинтами и снадобьями. Начала с того, что быстро и аккуратно стерла кровь вокруг раны, чтобы иметь более ясное представление о том, с чем дело иметь придется. Вздохнула, самостоятельно с такой глубокой раной я точно не справлюсь. Но нанести мазь, которая предотвратит развитие инфекции мне вполне по силам. Вздохнула еще раз и приступила к оказанию первой помощи. Старалась действовать аккуратно, радуясь про себя, что рана не сквозная и в то же время чувствуя себя довольно беспомощной. Я не ведьма и не знахарка, нет у меня знаний, чтобы помочь по-настоящему. А значит, придется обращаться к лекарю. Не хотелось светить своим ночным гостем перед посторонними, но иного выхода нет, иначе парень может не дожить до утра. Как еще умудрился в таком состоянии в дом пробраться, да еще мне угрожать?

Завершив с нанесением мази, с облегчением отметила, что та начала действовать. Кровь перестала течь и рана не выглядела уже столь устрашающе. Сходила еще раз в ванную, вылила покрасневшую воду и вернулась уже с тазом полным чистой жидкости. Протерла кожу раненого еще раз, снова унесла тазик, умылась, сменила ночную рубашку на платье и вернулась в спальню. Молодой человек за это время пришел в себя и сейчас смотрел на меня недоумевающим взглядом, как будто это не он, а я к нему домой забралась посреди ночи и мешаю спать.

- Придется вызывать лекаря, - поставила мальчишку перед фактом.

При этих словах выражение глаз моего ночного гостя стало более осмысленным.

- Нельзя лекаря, - довольно бодро для смертельно раненого произнес он и попытался подняться.

- Лежи, идиот! - рявкнула на него. - Хочешь все мои усилия на нет свести?

- Нельзя лекаря, - как можно убедительней и жалобней прошептал парень.

- Почему? - жестко спросила я и тут же мысленно обозвала себя идиоткой.

Молодой человек отвел взгляд в сторону и тихо сказал вполне ожидаемые слова:

- Меня ищут. Найдут, убьют.

- Не подумала, - вздохнула, признавая свою ошибку.

Можно было бы и так догадаться, по всему произошедшему за эту неспокойную ночь, что у мальчика нелады либо с законом, либо с его антиподом.

- Ты не доживешь до утра, с такой-то раной, - попыталась призвать к голосу его рассудка.

- Доживу, я живучий, - твердо и уверенно произнес парень. - Если сразу не умер и сумел сюда перейти, выживу точно. Не беспокойся.

- Вот только очередного трупа мужчины не хватало мне в доме для полного счастья, - ворчливо заметила в ответ, не зная как поступить с этим упрямцем. - Мало мне моей репутации.

- А что с репутацией? - заинтересовался мой поздний визитер.

- Тебе что, совсем не больно? - деланно изумилась я, пытаясь таким образом сменить тему разговора.

- Больно, но я привык боль терпеть, - просто ответил он и вымученно улыбнулся.

- У меня есть обезболивающее, - взяла одну из склянок со стола. - Потерпи.

- Почему ты мне помогаешь? - молодой человек напряженно следил за тем, как я в свою любимую кружку с водой, которая всегда стояла ночью на столе, на всякий случай, наливаю необходимое количество лекарства.

- Каприз, - вредно сказала я и скривила недовольную рожицу. - Пей, - протянула кружку парню.

Заметив как он скривился, при попытке приподняться, поняла свою ошибку и строго добавила:

- Лежи, помогу.

Приподняла его голову с подушки, прижала к губам кружку и внимательно проследила за тем, чтобы он выпил все.

- Теперь уснешь и должно стать полегче. Но если пойму, что мое доморощенное лечение вообще не помогло и твоя легендарная живучесть не справляется, вызову лекаря. Мне трупы в моей кровати не нужны.

- А не в твоей? - слабо улыбнулся он в ответ на мою тираду.

- Шутишь, значит будешь жить, - вернула ему кривую ухмылку и устроилась в кресле возле кровати.

- Я сейчас уйду, - с какой-то стати ему взбрело в голову вспомнить, что он меня очень сильно побеспокоил этой ночью.

- Лежи! - зло прикрикнула на беспокойного пациента. - Иначе пойду лично разыскивать тех, кто тебя так отделал. Пусть уж сразу добьют, чтобы не мучился.

Парень посмотрел на меня осоловелыми глазами и передумал подыматься. Пока он придумывал достойный ответ, я успела поджать под себя ноги и откинуться на спинку кресла. Ответа молодой человек так и не сочинил, не успел. Уснул сном праведника, а следом отключилась и я. Уж очень тяжелой и суматошной выдалась ночка. Не выдержал организм и не согласился с моими планами по присмотру за непутевым гостем.

Утром, первое что я увидела — это чистая постель, безо всяких следов пребывания там ночного гостя. Протерла глаза и вытаращилась на собственную кровать как на шестиглавую собаку — видеть вижу, а быть такого не может.  Окинула взглядом спальню и прошептала:

- Маразм крепчает.

Ни тазика с водой, которую забыла вылить после обтирания больного, ни лекарств. Даже канделябр стоял с тем же количеством погасших и прогоревших наполовину свечей, что и тогда, когда я заснула. А ведь свечи должны были догореть и потухнуть, расплывшись потеками по канделябру. Но этого не произошло. Это что получается? Я просто рехнулась ночью или мне приснился абсолютно дурацкий и идиотский сон? В голове всплыл впечатляющий грохот от которого я ночью проснулась. Решительно вскочила с кресла и ойкнула. Ноги затекли от неудобного положения и не держали меня. Полетела бы на пол и отбила бы себе что-нибудь значимое вроде пятой точки, если бы не успела ухватиться за столб, поддерживающий балдахин. Ну да, ну да. Люблю вычурный стиль. После первого замужества сразу же воспылала к нему яростной страстью. Благо домишко и вся прилагающаяся к нему мебель достались мне в наследство от первого мужа — бледного вьюноши с взором горящим. Видать, по его мнению, я должна была разомлеть от вида купленного им к свадьбе ложа и тут же отдаться ему — не ложу, мужу — со всем пылом первой страсти. Вот только не суждено мне было оценить все прелести супружества и первой брачной ночи. Мой дражайший супруг скончался на свадебном пиру, подавившись костью. Откачать не успели. Тоже рекордсмен в своем роде. Остальные мужья держались много дольше. Не успев толком поносить подвенечное платье, вынужденно срочно поменяла его на вдовьи одежды. И ложе я уже оценивала без экземпляра под номером один.

Почувствовав, что ноги способны удержать меня «на плаву» — о мои родные конечности! - решительным шагом направилась к гардеробной с приданым оставленным мне моими благоверными. Распахнула дверь и застыла памятником самой себе. Абсолютно идеальный порядок и полка на месте. Отмерла и придирчиво осмотрела ее, ища скрытые следы ремонта. Все выглядело так, будто никогда не падало и не грохотало ночью, не давая порядочным дамам сладко спать.

- Лора! Лора! - завопила я во всю силу своих легких, схватила со столика магический колокольчик и затрясла его как припадочная.

- Да, госпожа, - заявилась горничная и вытаращилась на меня так, будто бы это не я, а призрак кого-нибудь из моих беспокойных родичей буянит.

- Сегодня утром никто не выходил из моей спальни? - спросила и тут же поняла, что сморозила явно что-то не то.

Глаза Лоры и так от природы большие, расширились просто до неприличных размеров, а сама она похожа на рыбу вытащенную из воды. Рот распахнут, рука прижата к сердцу и дыхания девушке явно не хватает.

- Нет, госпожа, - как-то умудрилась выдавить она между приступом грудной жабы и спонтанно начавшимся кашлем.

- Мне приснился кошмар, - попыталась как-то реабилитироваться в глазах прислуги. - Померещилось, что кто-то в гардеробной лазает. Как бы не воры.

Объяснение выглядело натянутым. Думаю, сегодня слугам будет о чем посудачить. А вот мне стоило бы лучше думать. Если ночной визитер мне не померещился, то стоило бы вспомнить о том, что никто из прислуги не явился на грохот, а он знатным был — самое выдающееся событие в моей жизни, после замужества номер шесть.

- Подготовь мне синее платье, плащ к нему и все остальное. Я ухожу, - отдала  распоряжение.

- А завтрак, госпожа? - Лора успокоилась и взирала на меня с плохо скрытым любопытством.

- Подай в комнату, неважно себя чувствую, - хмуро буркнула в ответ и отвернулась, давая понять, что разговор окончен.

Что же это ночью было. Если приснилось, то почему я проснулась не в кровати, а в кресле? Осененная очередной гениальной идеей кинула взгляд на подол... ночной рубашки и, пятясь на ватных ногах, осела на постель. Я точно помню, что переодевалась. Уже без надежды на обнаружение каких-либо улик, поплелась в ванную комнату. Там должна была остаться моя окровавленная одежка. Стоило ли говорить, что ее я не обнаружила? Сползла по стеночке на пол и уставилась на раковину безумным взглядом. Неужели только сон? Такой реалистичный, такой странный. Но остается открытым вопрос, почему я все-таки спала в кресле? Нет, так дело не пойдет. Если буду зацикливаться на произошедшем ночью, точно сойду с ума.

Тяжело поднялась с пола и решила все-таки умыться, а заодно и быстренько искупаться. Хотелось смыть с себя всякие воспоминания о сегодняшнем то ли сне, то ли не сне. Поддалась своему желанию и из ванной комнаты вышла уже освеженной и не такой напряженной. Во время мытья постаралась выбросить все лишние мысли и воспоминания из головы, и это мне прекрасно удалось. Опыт не пропьешь. Достаточно приходилось тренироваться с моими неудачными замужествами. Если бы я думала о частой гостье в моей жизни — смерти так и не ставших мне близкими мужчин — постоянно, то давно бы ушла в монастырь, отмаливать несуществующие грехи.

Уже в более благодушном настроении я позавтракала и позволила горничной помочь мне со сборами. Чувствуя мой настрой, Лора молчала и я была ей благодарна за это. Если бы она закидала меня вопросами в своей обычной манере — горничной всегда любопытно, что интересного происходит в жизни ее хозяйки, особенно в той части, которая касается светских мероприятий — ей бы точно несдобровать. Не расположена я сегодня к потаканию панибратскому отношению с прислугой.

Шофер ждал меня в автомобиле — новая разработка столичных магов, в провинции таких диковинок еще не видали, там все по старинке еще живут, каретами пользуются — дворецкий открыл дверцу, помогая мне устроиться, поклонился и отошел от машины.

- Леон, едем к Анне Талейн, - моя единственная злостная подруга ждала меня сегодня для очередного сеанса картинного сочувствия, плохо маскирующего злорадство, моей судьбе нелегкой.

Шофер молча повиновался, а я уставилась в окно, стараясь собраться с мыслями. Утренний сеанс самоубеждения, что все хорошо и беспокоиться не о чем, постепенно переставал действовать и настроение неуклонно скатывалось вниз. До Анны мы так и не доехали. На пересечении набережной Алого рассвета и Малой Дворцовой улицы я приказала Леону остановиться и подождать меня. Привыкший к моим причудам малый выполнил распоряжение.

Прогулка по продуваемой ветрами набережной должна была помочь мне с упорядочиванием мыслительного процесса. Вдохнула полной грудью пахнущий влажностью, свежий воздух и сделала несколько шагов по набережной, отключаясь от загадочной сегодня для меня реальности. Боль в ступне и толчок в предплечье вернули меня на землю.

- О, Боги, - молодой мужчина, закусив губу, в отчаянии смотрел на меня, явно потеряв возможность связно мыслить, от меня заразился, наверное. - Приношу свои глубочайшие извинения. Мне нет прощения. Я так торопился, что не рассчитал траекторию своего движения. Вы не пострадали, милая дама?

- Пострадала, - прошипела в ответ, мне можно и не отвечать высокопарными фразами истинно воспитанной госпожи из высшего света. Черной вдове можно все и свет мне спускает эту экстравагантность. Что возьмешь с сумасшедшей, рядом с которой мужики мрут как мухи? - Вы отдавили мне ногу и поставили синяк.

- И снова приношу свои глубочайшие извинения. Я был неоправданно невнимателен. Чем я могу искупить свою оплошность? - голос моего визави дрожал от раскаяния, а я кипела от желания стукнуть неуклюжего медведя чем-нибудь по голове.

- Расстоянием. Между вами и мной. И как можно большим, - очень невежливо ответила я и развернулась, собираясь продолжить свою прогулку.

- Я понимаю, я заслужил такое обращение, - пай мальчик нагнал меня в два счета и пристроился рядом. - Но как истинно воспитанный человек, не могу не предложить вам помощь и в очередной раз извинения.

- Вы извинены, - вредно сказала я, продолжая выкаблучиваться на ровном месте. И что это на меня нашло? Не с той ноги явно с утра встала. И я даже точно знаю не с какой. - Я могу продолжить прогулку? В одиночестве. И да, я прекрасно поняла намек на мою невоспитанность. Уличное воспитание, есть уличное воспитание, - мне нравилось наблюдать за тем, как на смену маске благовоспитанного и выдержанного молодого человека приходит выражение шока. - Драки, ругань, побои, вечно пьяные родители. Такие вот дела, - печально закончила я.

Непривычные к моему чувству юмора люди пугаются, когда начинаю шутить. Ведь делаю это всегда с серьезной миной, такой что и близкие мне люди не всегда догадываются шучу я или нет. А уж мужчин вообще предпочитаю сразу отпугивать. Раз и навсегда. Не хватало мне потом в очередной раз испытывать муки совести из-за трупа в постели. Или не в постели. Это как очередному кандидату в покойники повезет. Помнится шестой мой муженек сломал себе шею на охоте. Лошадь понесла. И прекрасный наездник, славный тем, что самых горячих и непокорных коней объезжает на раз, не удержался в седле. Не находись я в это время у родителей, и не произойди это на глазах у кучи приглашенных муженьком гостей, точно бы сказали, что это я собственноручно его из седла выпихнула. Знаю я о чем там за моей спиной весь свет шепчется, чай не дура и не глухая.

- Понимаю, - растерянно произнес мой новый знакомец, но, не отстал.

Сердце екнуло. Неужели очередной смертник? Из какой глуши он приехал, если не слышал обо мне. Внешность у меня приметная и сотни раз обсплеченная и обсужденная всеми кем только возможно. Меня даже мальчишки разносчики иной раз стороной обходят, не то что половозрелые особи мужского пола. Разве что какие провинциалы на что-то решаются, да и то, у них быстро пыл гаснет. Находятся добрые люди, что рассказывают обо мне все-все. Даже то, что я о себе не знаю. Не удивлюсь, если молва в курсе того, какого цвета панталоны на мне сегодня надеты.

Окинула взглядом потенциальный труп. На провинциала не похож. Одет со вкусом. Одежда у одного из лучших портных столицы пошита. Сидит как влитая. Плечи широченные. Лицо смазливое... Э... Мужественно-красивое. Шляпа не скрывает челку пшеничного цвета. Глаза серьезные. Серые. Ох и неплохой же экземпляр. Тем более что имею я слабость к блондинам. Но, мне даже думать о таком не стоит. Поэтому следует действовать быстро, пока мужчина не успел прийти в себя.

- У меня есть дела, - махнула рукой на прощание и быстрым, неприличным галопом рванула к машине.

Вышколенный Леон услужливо открыл дверцу, я влетела в авто и рявкнула.

- К графине Талейн.

Мужчина, если и собирался меня догонять, уже ничего не успевал сделать. А я с непонятным мне сожалением вздохнула и предалась невеселым думам о судьбе своей нелегкой. В таком настроении ехать к графине самоубийство. Но отменять визит не стоит. Тогда Анна сама заявится в гости, чтобы проведать несчастную больную и выставить я ее смогу не раньше вечера.

Светский визит тек по привычному руслу, нарочитые ахи и вздохи хозяйки. Поднесенный к глазам кружевной платочек. Качание головой и неискренние пожелания поскорее справиться с этим непонятным проклятием, которое даже столичным магам не по зубам. И так далее, и так далее, и так далее...

Думала, что скоро зубы вставлять новые придется, так свело челюсть и, казалось, вся эмаль раскрошилась от этих судорог моей несчастной личности. Но приходилось улыбаться, уверять «подругу» что у меня все прекрасно и не в мужиках счастье. И вообще, козлы они все. Первостатейные, так что я только радуюсь тому, что никто из них рядом со мной долго не задерживается.

Анна мне поддакивала, пряча злорадство в глубине глаз, фальшиво улыбалась и поила меня приторно-сладким чаем, таким же как и сама. Да закармливала пирожными. Я делала вид, что пью и ем и с нетерпением ждала того момента, когда можно будет откланяться и вернуться домой. И он, этот момент, настал.

- Надеюсь, дорогая, - Анна вслед за мной поднялась с удобного диванчика, - что ты обязательно будешь на большом балу. Я умру со скуки, если ты не приедешь.

«Ну конечно, ведь не будет пищи для сплетен, перестань я выходить в свет», подумала про себя, вслух же сказала:

- Ну как я могу пропустить такое событие, - и растянула губы в очередной фальшивой улыбке. - Обязательно буду.

- Я так рада. Нельзя становиться затворницей, чтобы в жизни не происходило! - с не менее фальшивым энтузиазмом воскликнула Анна и завитые светлые кудряшки всколыхнулись вслед за движением хозяйки, которая всплеснула руками.

- И я о том же, - решительно направилась на выход, иначе очередную порцию сочувствия я не вынесу.

- Я жду тебя в воскресенье, вечером, - хозяйка пошла следом за мной, продолжая нежно ворковать, хлопать глазками и манерничать. - У меня будут лучшие люди столицы. Даже Дэрт Абиэйгл придет. Представляешь? Сам Дэрт Абиэйгл.

Постаралась улыбнуться в ответ, а не состроить страдальческую гримасу. А то я не знаю, что это имя который год на устах у всего света. Счет амурным победам Дэрта Абиэйгла ведут все, и никак не дождутся того счастливого момента, когда какая-нибудь счастливица приберет его к рукам, как и его баснословное состояние. Маменьки, даже не глядя на репутацию этого Темного рыцаря — прозвище у него в народе такое, и в гостиных прижилось — все пытают счастье, подсовывая известному богачу своих доченек. Вот только в постель он их тащит охотно, а жениться даже и не думает.

Пересекаться мне с ним не приходилось. Везло, видать. Как-то не попадала я с ним на одни и те же мероприятия. Благо в свет выхожу редко, как и он. И, надеюсь, никогда не пересечемся. От таких типов как он лучше держаться по-дальше. Моя репутация черной вдовы может привлечь такого ловеласа как этот. А потом будет очередной труп и желание самой умереть.

Пришлось потерпеть, пока Анна рассыплется в дежурных любезностях, а после, с радостью, наконец, покинуть этот дом. Придется в воскресенье либо уехать из города, либо сказаться больной. Нечего мне делать на вечере Анны, который почтит своим присутствием Дэрт Абиэйгл. Ладно, время есть, достойную причину придумаю.

По пути домой больше ничего любопытного не приключилось, вот только дома ждал сюрприз в лице моего брата. Более молодая копия моего отца. Ловелас, жестокий сердцеед и бескомпромиссный человек. Он всегда действует согласно своим понятиям и убеждениям, и зачастую ради собственной выгоды. Вот и сейчас его привело что-то такое, что, наверняка, каким-нибудь боком касается либо его личных интересов, либо интересов семьи. Он такой же ярый блюститель чистоты доброго имени рода, как и отец. Разговоры с ним мне всегда давались тяжело. Но придется терпеть. Не выставишь же близкого родича за дверь.

- Тьяна, как дела? Как самочувствие? - поднялся с кресла братец, стоило мне войти в гостиную.

- Спасибо. Не жалуюсь, - окинула взглядом брата. - Что тебя привело ко мне?

Молодой человек как всегда выглядел великолепно. Сюртук сидел как влитой, брюки со стрелкой прикрывали остроносые, начищенные до блеска, ботинки ровно настолько, насколько было нужно. Ни единой складочки, ни единой морщинки на одежде, ни единой пылинки. Черные волосы зачесаны назад, цепочка часов блестит, выглядывая из кармана жилета. Синие глаза надменно прищурены, а пухлые губы поджаты. Хорош, стервец и прекрасно это сознает.

- Я не могу просто навестить сестру? - приподнял он брови идеальной формы и наморщил лоб.

- Эрик, не морочь мне голову. Говори прямо зачем пришел. Отец прислал? - за насмешливым тоном скрыла беспокойство, не нравился мне визит братца.

- До меня дошли любопытные слухи. Решил тебя предупредить, - перестал ходить вокруг да около Эрик.

- И что за слухи? - тут же насторожилась я и жестом предложила гостю присесть.

- А чаем меня напоят? - нагло улыбнулся брат.

- Будет тебе чай, - поджала губы, Эрик как всегда в своем репертуаре, будет испытывать мое терпение отхождением от темы.

Позвонила, вызывая служанку. Та явилась, выслушала указание и исчезла за дверью. Братец, пока нам несли чай и сладости, устроился с удобством в кресле и молча изучал меня. Я никак не реагировала на этот осмотр, по опыту зная, что сейчас Эрик мысленно точно не здесь и меня просто не видит. Только после того, как выпил первую чашку, братец соизволил прервать молчание:

- Дэрт Абиэйгл заинтересовался тобой.

- Мне прыгать от счастья? - ядовито спросила я, чувствуя как сердце забилось быстро-быстро.

Только этого мне не хватало.

- Просто быть осторожной, - никак не отреагировал на мою подначку Эрик и отставил чашку на стол, обхватил руками колено закинутой на другую ноги и переплел пальцы. - Репутация у него сложная.

- Кто бы говорил, - не удержалась и в этот раз.

- Мне бы не хотелось, чтобы имя моей сестры трепали как имя его очередной любовницы. Будь осторожна. Он сделает все, чтобы тебя скомпрометировать. Даже пошел на спор. Узнал я о нем случайно. Кое-кто не умеет, на мое счастье, держать язык за зубами.

- О чем же спор? - почувствовала как гнев затопляет разум, хотелось кого-нибудь убить и срочно.

Пора обзаводиться подопытным мужем. Хоть раз в жизни уберу его со своей дороги самостоятельно.

- О том, что он не только тебя в постель затащит, но и умудрится не меньше года прожить с тобой рядом и не умереть, - Эрик невозмутимо меня изучал, откинувшись в кресле.

- Спасибо, что предупредил, - процедила сквозь зубы я.

- Я делаю это ради семьи. Твоя репутация и так заставляет отца страдать. Но тебе хватало ума раньше не афишировать свои связи. Хвала тебе, имен твоих любовников не знает никто. Но с Дэртом Абиэйглом это не пройдет. Сам спор подразумевает то, что он не станет имя очередной дамы хранить в секрете.

Разубеждать брата в том, что у меня кто-то есть, не стала. Все равно не поверит. Судит по себе. То, что он женат, ему, как и отцу, не мешает иметь интрижки на стороне.

- Придется женить на себе Дэрта Абиэйгла, - зловеще улыбнулась я. - Я вполне созрела для нового замужества и очередного вдовства.

- Ты кровожадна, сестренка, - рассмеялся Эрик. - Только учти, Дэрт неуловим и вряд ли так легко женится.

- Хочет выиграть спор, женится, - легко улыбнулась я. - Против такого зятя вряд ли отец что-либо будет иметь. А я против его трупа в своей постели.

- Зря отец думает, что ты вся в мать. В тебе есть немало и от него, и от меня, - одобрительно улыбнулся братец. - Я тебя предупредил. Теперь могу ехать. Отец ждет меня. Будь внимательна. Дэрту не обязательно даже спать с тобой, Тьяна. Ему достаточно скомпрометировать тебя и ему поверят. Репутация у него... сложная.

- Что ж, мне было скучно? Теперь будет весело. Я обдумаю все возможные варианты своего поведения. И твоя бы помощь мне не помешала. Твое присутствие на балах и приемах и взгляд со стороны. Так мне было бы проще, - сосредоточенно нахмурилась, забывшись отхлебнула из чашки. - Намного проще.

- Пока не могу тебе помочь. Отец ждет в поместье. Нужно решить срочные вопросы. Но как вернусь, я в твоем распоряжении. В этот раз затронута честь семьи. Я не могу остаться в стороне, - мужчина поднялся с кресла. - Правда когда именно смогу приехать, не скажу. Отец не называл сроков.

Протянула ему руку, он легко коснулся пальцев губами:

- Если бы ты не была моей сестрой, я бы просто не устоял, - ухмыльнулся он в своей обычной манере, враз растеряв всю серьезность и заботливость. - Ты у нас красавица и умница, Дэрту Абиэйглу придется тяжело.

- С чего это такие дифирамбы мне, Эрик? - фыркнула в ответ. - В этом мире явно что-то перевернулось с ног на голову, раз ты меня хвалишь.

- Настроение хорошее, - направился братец к дверям.

- Сделал гадость, поэтому? - покачала головой. - Ты не исправим. И сестре подгадил. Придется мне теперь голову поломать, как поступить. И Дэрту Абиэйглу всю игру сломал. А как же мужская солидарность?

- В вопросах, касающихся чести семьи, о мужской солидарности приходится забыть, - подмигнул мне Эрик и был таков.

Провожать до выхода я его не стала. С братцем всех необходимых ритуалов учтивости можно было и не демонстрировать. Ему эта обертка по большому счету безразлична. Вернулась к столу и чаю. Взяла в руки чашку и задумалась. Стоило обдумать тактику поведения. В связи с такими новостями, посещение вечера у Анны Талейн самим Дэртом Абиэйглом становится подозрительным. Уж не ради меня ли он собирается туда явиться? Если выигрыш оценен в большую сумму денег, то не стоит ничему удивляться. И что-то мне подсказывает, что сумма реально будет немаленькая. За мелочь такой богач как Дэрт стараться никогда не станет. Разве что ради престижа. Как же черная вдова в любовницах. Таких у него в списке точно еще не было.  Следовало ожидать, что раньше или позже этот ловелас решит все-таки добыть мою шкурку для своей экзотической коллекции. Только этому бретеру хватило бы бесшабашности попытать со мной счастья без оглядки на череду мертвецов за моей спиной. Вот только о такой возможности я даже старалась и не задумываться. А зря... Стоило заранее продумать свое поведение на такой случай. Ладно, я могу избегать тех приемов, где будет появляться он. Вот только это может обернуться тем, что мне придется забыть про светский сезон. Не велика беда, только как бы не заскучать дома в одиночестве. Уехать в поместье к отцу? Он меня не поймет. Он боец по натуре и на моем месте принял бы вызов и обернул всю ситуацию себе на пользу. И потом, есть приглашения, на которые я уже ответила согласием. Если слух о споре станет достоянием общественности, тогда мой резкий отказ от всех светских мероприятий точно припишут бегству или чему-нибудь еще. Как ни крути, я в западне. Делать вид, что ничего не происходит? Мое имя и так треплют на каждом углу. Теперь будут трепать в связи со знаками внимания, оказываемыми любвеобильным Дэртом Абиэйглом. Меня передернуло при мысли о том, что свет, наверняка, будет делать ставки как скоро я сдамся. Стоит мне пару раз демонстративно отказать... И охота сплетников за мной начнется с утроенной силой. И не жилось же этому Дэрту спокойно.

Прятаться не выход, не прятаться тоже не выход. И как поступить? Найти золотую середину? Где-то прятаться, где-то принимать вызов? И каждый раз так, чтобы он не мог понять в какой из моментов я как поступлю... Наверное, только так и удастся выпутаться из этой истории с уцелевшими жалкими остатками репутации на руках, практически без потерь. Сегодня же пишу письмо отцу. Мол скучаю, хочу навестить и о дате приезда сообщу отдельно. Будет официальный путь отступления. Никто во лжи не уличит, даже сам отец. Еще стоит подыскать где-нибудь на водах домик, на всякий случай. Там не скоро сезон откроется. Буду прятаться там инкогнито. Сегодня отдам соответствующие распоряжения управляющему. Что еще? Срочно нужна компаньонка или придется продумывать все свои передвижения по городу и на приемах так, чтобы ни на миг не оставаться одной. Придется держаться скоплений народа. И есть одна шаловливая мысль. Если я не пойду на прием к Анне... Можно устроить свой прием, скажем на следующей неделе, где-нибудь во вторник. Если Дэрт Абиэйгл не будет мне представлен, вход туда ему будет закрыт... Нет, не подумала о том, что кто-то из его знакомых может быть представлен мне и решится притащить друга, чтобы со мной познакомить. Правила приличия это позволяют.

Но как соблазнительно. Устроить прием в доме, который стороной стараются обходить все, кому не лень. Только самые любопытные и стойкие знакомые навещают меня в моем гнездышке. Надо тщательней обдумать этот вопрос, так же решить что делать с приемом у Анны. Мне нельзя идти к ней. Необходимо максимально возможно отодвинуть во времени представление мне Дэрта Абиэйгла. Так у герцога не будет возможности на правах знакомого навещать меня в моем доме. А сказываться постоянно больной, когда он будет появляться на моем пороге... А может стоит как раз разыгрывать из себя умирающую лебедь? Ох, как много мыслей о шкуре не убитого медведя. Вот пусть сначала представят мне этого бретера, а там посмотрим как поступить. Но играть мы будем по моим правилам... По крайней мере я постараюсь устроить именно это. Он же будет стараться выкинуть обратное... Ладно, посмотрим. Судя по всему, я готова принять вызов. Есть какой-то нездоровый азарт в том, чтобы щелкнуть по носу зарвавшегося наглеца. Хоть действительно замуж за него выходи, чтоб уж наверняка от него избавиться и наказать не меньше, чем смертью. Вряд ли долго проживет...

На этом месте своих размышлений помрачнела, решительно поднялась с кресла, отставив чашку с чаем и прошлась по комнате. На прием к Анне я пойду, и с наглецом познакомлюсь. Нужно же посмотреть, что за подлец претендует на место в моей постели. И на место поставлю. И каждый раз буду ставить...

Метания по комнате прекратились, стоило служанке неуверенно постучать в дверь и спросить:

- Можно?

- Что случилось, Элли? - спросила ее хмуро.

- Тут цветы принесли. Для вас. Что сказать посыльному?

- Цветы, говоришь? - прищурила глаза, чувствуя, как притухшее было чувство ярости снова подымает голову. - Забери, а после отнеси к Слепой Милли. Вместе с серебряной монетой. И каждый раз, как цветы приносить будут, туда их и носи. Если цветов много будет, раздай всем своим знакомым. Но ни единого цветка не должно остаться в этом доме. Ясно? Если ясно, выполняй.

И плевать, что на кухне будут шептаться, что мол хозяйка с ума сошла. Ни к одному букету не прикоснусь. От кого бы они не были. Довольная собой, позвонила в колокольчик. Отдала Лоре приказ убраться в гостиной, а потом помочь мне переодеться и отправилась в спальню, готовиться к бою. Ведь война, судя по букету, уже объявлена.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям