0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Муж в подарок, неприятности прилагаются » Отрывок из книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Отрывок из книги «Муж в подарок, неприятности прилагаются»

Автор: Грудина Артелина

Исключительными правами на произведение «Муж в подарок, неприятности прилагаются» обладает автор — Грудина Артелина . Copyright © Грудина Артелина

Пролог

— Лорд Косерг, не томите, вы нашли выход? Да или нет? — Мужчина в светлом камзоле с темными до плеч волосами сидел за столом из каменного дерева и не сводил глаз со своего визитера, стоящего посреди кабинета. Один из самых лучших умов его империи уже несколько лет бился над защитой от акимов, порождений темного бога смерти Карда. Сейчас опасности не было, но память о делах не так давно минувших дней все еще стояла перед глазами правителя.

— Ваше Величество, есть одна теория, но она нуждается в подтверждении…

— Так подтвердите! — Еле сдерживая себя, мужчина подался вперед, сверля взглядом лорда Косерга, который, несмотря ни на что, был все так же спокоен и невозмутим.

— Не в моей власти, Ваше Высочество. Здесь необходимо вмешательство в судьбы ваших подданных.

— Лорд Косерг, поезжайте на север империи, там полно селений, выбирайте любое и приступайте! Мне необходимы результаты!

— Ваше Величество, боюсь, обычные селяне не подойдут для моей работы. — Тщательно подбирая слова, мужчина крепко сжимал папку, в которой была представлена его теория. Рисковая, покусившаяся на божественное право.

— А кто же вам нужен?

— Маги молнии и главы древних родов, — решительно глядя в лицо Императору, произнес наконец главное ученый.

— Вы хоть понимаете, о чем говорите? — Удивление и недоверие сменилось яростью. — Древние роды империи! Вы предлагаете на них ставить опыты? — Спокойное лицо лорда, его прямой взгляд — все говорило, что он прекрасно понимал, о чем просит. — Меня свергнут, стоит только заикнуться о подобном!

— Ваше Величество, это не совсем опыты, это, скорее…

— О милостивый, я должен все из вас клещами вытягивать? — Ярость ушла, уступив место раздражению.

Обычно сдержанный монарх был излишне эмоционален, когда дело касалось акимов. Лорд Косерг уже давно привык к этому водовороту, он даже был рад ему, ведь именно в эти минуты он видел перед собой не холодного, прагматичного Императора, а того молодого мужчину с живым взглядом, азартом и страстью к знаниям, приключениям, каким был правитель когда–то. Он видел своего лучшего ученика, гордость любого наставника.

— Прошу, ознакомьтесь. — Папка с документами легла на стол к Императору. Не медля ни секунды, правитель взял ее в руки и углубился в написанное. Крупный аккуратный почерк, ровные строки, сухо изложенные факты, тезисно подчеркнутые основные моменты — Императору хватило всего пары минут, чтобы понять задумку бывшего учителя.

— То, что вы предлагаете, не лишено смысла. Я обдумаю, и это, — монарх указал рукой на документы, — пока побудет у меня. Желаю тщательнее посмотреть на вашу теорию. Вы свободны!

— Благодарю вас. — Низко поклонившись, мужчина покинул рабочий кабинет правителя, оставив того наедине со своими воспоминаниями и тяжелым бременем ответственности не только перед своим народом, но и перед будущими поколениями всей империи.

Глава 1

Дождь стучал по стеклу яростно и дико, словно хотел пробить его, ворваться в тишину и покой комнаты, отнять тепло и заставить жителей закутаться в теплые накидки. Ветер выл раненым зверем. Ломая ветки деревьев и подхватывая свою добычу, он нес ее по только ему одному ведомому пути. Вглядываясь в темноту ночи, я стояла у окна чуть дыша, пальцы водили по ручейкам, которые, словно змейки, ползли по стеклу. Теплые руки обняли мои плечи, даря опору.

— Эмма. — Голос отца вырвал меня из цепких объятий темных мыслей, которые не стремились покинуть мою светлую голову.

Если бы я ведала, что моей судьбой заинтересуется сам Император! Ранее он никогда не вмешивался в дела рода, используя свою власть, дабы породнить семьи. Все изменилось внезапно менее года назад. Зимний бал дебютанток был закрыт пятью брачными договорами, скрепленными печатью самого Императора. На весеннем балу, традиционно посвященном великой богине судьбы Нирте, пар было уже более десятка, и всех их так же благословил правитель.

После этого бала отец, ранее лишь намекавший на кандидатуры возможных женихов, развернул активную деятельность, приглашая к нам своих друзей и их сыновей или племянников. Как же мы с сестрами веселились, изводя предполагаемых женихов! И как ни пыталась матушка воззвать к романтике, пробудить желание любить, давая мне любовные романы для чтения, я упорствовала, продолжая свою детскую игру. Отец нервничал, мать успокаивала его, твердя, что всему свое время. И вот время пришло. Мои руки непроизвольно сжались в кулаки, окончательно измяв и без того потрепанное письмо от Императора.

— Эмма, я ведь давал тебе право выбора. — Тяжелый вздох и раскаяние в голосе выдавали беспокойство отца. Развернув меня лицом к себе, он попытался приободрить меня, вселить надежду на лучшее: — Я так надеялся, что твое сердце отзовется, но, возможно, именно этот путь уготован тебе судьбой?

— Я знаю, папа, что ты сделал все для моего счастья. — Моя ладонь легла на его руку, слегка сжав ее. Пришло время ответить за свои поступки.

— Я не стану противиться этому браку, кем бы ни был мой муж.

Отец обнял меня и поцеловал в лоб, словно благословляя и одобряя мое решение. Отказ Императору — это опала для нашей семьи, мы оба это прекрасно понимали. И никто из нас не решался заплатить высокую цену. Перед глазами стояли образы младших сестер, судьба каждой из них зависела от милости правителя: Энни через полгода станет дебютанткой на зимнем балу, а Мадлен через год–другой тоже предстоит выбрать спутника жизни. Я не могу рисковать их будущим и отцу не позволю.

В ночь перед прибытием во дворец я не смогла сомкнуть глаз. Вначале ругала себя, ведь кандидат номер три был довольно неплох: симпатичный блондин с голубыми глазами, да и с отличным чувством юмора, еще и интересный собеседник. Вот почему я такая глупая? Что меня тогда не устроило? Поцелуй! Ну подумаешь, холодный, склизкий язык у меня во рту... Фу, воспоминания накатили новой волной, заставляя поежиться. Нет, все–таки не стоит жалеть об отказе.

Совершив набег на кухню, я вспомнила о вселенской несправедливости. Ведь это она во всем виновата! После второй инициации все маги получают новый виток силы и вечную молодость, но почему–то только магини расплачиваются тем, что перестают быть детородными. Мужчины же могут иметь детей в любом возрасте, они могут позволить себе многое, ведь у них есть время, у нас же всего двадцать два года! Вы только подумайте, при продолжительности жизни в триста лет у нас всего двадцать с хвостиком лет для создания семьи и появления наследников. Каждая магиня решает для себя по–разному: кто–то стремится родить как можно больше детей от разных мужчин, беспрерывно прыгая из одного брака в другой, кто–то ищет любовь всей своей жизни, кто–то не поддается панике и просто идет учиться, надеясь, что судьба сама ее найдет, а я... У меня нет права выбора, тут уж вмешалось мое невезение.

Я уникальный маг, моя стихия — молния — вымирающая. После Великой Битвы в горах Альзаса укротителей молнии почти не осталось, ведь только они могли нанести существенный урон акимам, порождениям бога Карда, которые пожирали все на своем пути: и землю, и воду, и огонь, и даже воздух, убивая все живое. Но молния… Она оказалась быстрее и сильнее. Только благодаря самоотверженности таких, как мой родитель, и выстояла наша империя.

Мой отец, Мэрвиг граф Вельмонд, выжил лишь чудом. Папа не любил вспоминать о том дне, но каждый год ранней осенью мы всей семьей посещали семейный склеп графа Шостли, дабы почтить память мага, закрывшего собой моего отца. В эти дни папа был угрюм, а в его глазах было столько печали и сожаления, что никто не решался приставать с расспросами. До сих пор никто в нашей семье так и не знает, что же произошло на перевале гор Альзаса.

Предаваясь грустным воспоминаниям, я не заметила, как заснула. Нужно ли говорить, что проснулась я с жуткой головной болью, а один взгляд в зеркало заставил меня отшатнуться от собственного отражения. Мои золотистые волосы сейчас напоминали гнездо, а синяки под глазами придавали особый шарм моим зеленым глазам, на щеке отпечаталась роза, изображенная на наволочке. Вот говорила же я Марте о глупости этих вышитых цветов на постельном белье! Да бог с ними, мне сейчас необходимо чудо, ведь, ко всему прочему, я умудрилась проспать, а нас уже через час ждут во дворце.

Матушка выглядела превосходно: высокая прическа с аккуратно подобранными локонами, неспешная походка, грация в каждом движении. Настоящая графиня! Платье цвета льда прекрасно подходило к ее фарфоровой коже, темным, как воронье крыло, волосам и таким же, как у меня, изумрудным глазам. Мама всегда была для меня идеалом, и я честно стремилась стать такой же утонченной леди.

Стоит признаться, иногда мне удавалось с успехом исполнять эту роль, но истинная натура со временем брала верх. Моя эмоциональность, поспешность в решениях и любовь к авантюрам не раз приводили меня в кабинет к папеньке. Сколько раз я обещала быть более сдержанной!

"Эмма, прошу тебя, думай, что и кому ты говоришь! Ты графиня, лицо нашей семьи, по твоим словам оценят не только тебя, но и всех нас".

Сколько раз я слышала подобные просьбы! Но где взять силы, чтобы побороть себя? Последний раз взглянув на сострадательные лица моих младших сестер, Энни и Мадлен, я шагнула в телепорт.

Едва сияние перехода погасло, мы оказались в большом, просторном зале со множеством телепортационных арок. В конце помещения вспыхнула еще одна, впуская гостей во дворец. Ближе к вечеру здесь будет настоящее столпотворение: многие маги из знатных родов предпочитали прибыть во дворец к началу бала и покинуть его, когда праздник закончится. Наша семья редко размещалась в покоях дворца, но в свете предстоящей помолвки нам предстоит провести здесь как минимум пару дней.

— Рады приветствовать вас при дворе его величества Эрвируса Седрика Тордона. — Встречающего нас мистера Декрета я помнила еще с бала дебютанток. Всегда вежливый, точный в высказываниях и безгранично невозмутимый.

— Мистер Маркус проводит вас в Лазурные покои.

— Благодарим за оказанную честь. — Отец был немногословен. Раньше бы он перекинулся парочкой ничего не значащих фраз, но сегодня лишь кивнул старому знакомому, и мы последовали за нашим провожатым.

 

***

Лазурные покои поразили меня сочетанием легкого, воздушного нежно–голубого цвета с серебром. Обычно для декорирования комнат использовали лазурь с золотом, сочетание же серебра и нежно–голубого всегда было отличительной чертой магов молнии. Что это? Высказывание почтения нашей семье или стремление подчеркнуть важность стихии? В случайное стечение обстоятельств я не верила. Все больше меня терзало волнение. Я обошла свою комнату, рассмотрев все до мелочей, и уже пошла на второй круг, когда после легкого стука в покои вошла Марта. Моя лучшая подруга, дочь нашей экономки, именно с ней, а не с сестрами я сбегала с уроков и только Марте доверяла свои детские тайны.

Мы всегда были неразлучны, за исключением прошлого года. Марта провела его в Малой академии, изучая делопроизводство и домоводство, мне же пришлось отбиваться от ухажеров. Подруга приехала отдохнуть после учебы, набраться сил, а к осени собиралась искать работу. Она пока еще не знала, но я твердо решила никуда ее не отпускать и обязательно добиться того, чтобы муж принял ее экономкой в наш дом. Мне необходим надежный человек рядом, а Марте я доверяю, как самой себе.

— Эм, ты как? — Теплый взгляд девушки показал мне все ее переживания.

Стараясь приободрить подругу, я подарила ей самую радостную улыбку, на какую сейчас была способна.

— Все отлично, милая. Я в предвкушении. Как ты думаешь, кому меня доверит Император? Может, это будет загадочный и молчаливый затворник или притягательный покоритель женских сердец?

Мы звонко рассмеялись. Тема внешности была безопасной, вряд ли в империи найдется несимпатичный мужчина.

— Знай, что бы ты ни задумала, я всегда рядом и помогу тебе, о чем бы ты меня ни просила, — со всей серьезностью произнесла Марта, сжимая мою ладонь.

— Спасибо тебе, родная. Я знаю, что всегда могу рассчитывать на твою дружбу, но я действительно не планирую противиться этому браку. — Мой голос был спокойным и ровным, показывая твердость принятого решения.

Марта усмехнулась, и в ее карих глазах появились золотистые искорки. Она тоже хорошо меня знала и поняла, что я уже что–то придумала.

— Что ж, я разберу твои наряды. Какое платье ты наденешь на сегодняшний бал? — Марта уверенным шагом направилась к сундукам. За считанные минуты она уже извлекла два платья и как раз доставала третий наряд.

— Давай отплатим Императору за прекрасные покои! — мгновенно пришло решение. — Приготовь голубое платье с серебряной нитью и фамильные украшения с лазуритом. Думаю, камень, символизирующий мудрость и дружбу, поможет мне.

Марта лишь покачала головой, да я и сама знала, что лезу на рожон, но и безвольной куклой быть не хотелось. Да и что еще мне может сделать правитель?

 

***

Сад был прекрасен, нежно–белые цветы на зеленом ковре травы выглядели еще более беззащитными. Моя рука потянулась к тюльпанам. Больше всего мне нравились желтые бутоны, они напоминали солнышко и заставляли улыбаться. Белые же казались холодными, неприступными и в то же время неимоверно хрупкими. Кончиком пальца я погладила лепесток, так и не решаясь сорвать его.

Внезапно я услышала громкий детский крик, и на лужайку вылетела девчушка лет трех. Ее кудрявые волосы развевались на ветру, ручки высоко задирали подол розового платья с милыми рюшами, а шляпку она, видно, давно потеряла. Я улыбнулась маленькой егозе и хотела ее поймать, наверняка малышка сбежала от гувернантки.

Вышедший на поляну зомби поверг меня в ужас. Страх многих сковывает или, наоборот, заставляет поддаться панике и бежать со всех ног, меня же он отрезвляет! Я спокойно сделала шаровую молнию и бросила ее в монстра, тот отшатнулся, но не упал. В его красных глазах появилась бешеная ярость, и он рванул на меня во весь опор. Щит слетел с моих пальцев рефлекторно, и я сделала новый выпад, на этот раз я уже не надеялась на шаровую молнию, время позволяло сплести электрическую сеть и набросить на зомби. После того как противник был обезврежен, я пришла в себя.

Какого Карда здесь происходит? Почему зомби бродят по дворцовому саду? Куда смотрит стража? Где гувернантка девочки? Последний вопрос заставил мое сердце замереть от ужаса: неужели на нее напал зомби? Я подошла к рыдающей малышке и взяла ее на руки.

— Пул! Помогите Пулу! — Малышка рвалась из рук.

— Тише, милая, сейчас нам помогут!

 

***

Вот уже четверть часа Император напоминал о доблести укротителей молнии, о важности их магии, о долге и чести. Не забыл упомянуть неудачный выбор жены и ее стремительный побег после рождения дочери.

— Нейт, ты готов к встрече? — наконец Император перешел к главному. — Граф Вельмонд очень дорожит своей дочерью, постарайся быть… более лояльным.

— Вам не о чем тревожиться, Ваше Величество. — Мужчина смотрел прямо в глаза повелителю, но его взгляд ничего не выражал. — Я буду как всегда благоразумен, — заверил подданный, почтительно склонив голову.

— Я питаю надежды на этот союз. — Император был предельно откровенным, так что иллюзий у графа Флеминга не оставалось.

— Не обмани мое доверие, — устало вздохнул правитель, взмахом руки делая разрыв грани. — И, Нейт, девчонка неплохая, дай шанс и себе, и ей.

Эрвирус Тордон оставил своего поданного в одиночестве, и граф Флеминг продолжил свой путь по парку. Рубин на кольце загорелся ярко–красным, все мысли о невесте вылетели из головы. Не услышав мысленного отклика от слуги, мужчина поспешил к дочери.

Какое–то недоразумение в ворохе юбок персикового цвета прижимало Милли к себе, что–то приговаривая. Его слуга мистер Пул лежал на поляне, запутанный в электрическую сеть. «Какого Карда здесь происходит?» — этот вопрос почти слетел с губ, но девушка резко развернулась в его сторону. Ее золотистые пряди, выбившиеся из элегантной прически, словно солнечные зайчики, проскочив щеки, замерли на шее.

Она была похожа на фею, нежную, неземную и такую хрупкую, просто удивительно… Последний раз у него захватывало дыхание от Элизабет. Мужчина скривился от этой мысли, меньше всего на свете он хотел испытать те чувства снова.

 

***

— Лорд, как хорошо, что вы оказались здесь! — Это сама Нирта послала мне его! — Необходимо вызвать стражу. — Я неуверенно глянула вглубь парка, откуда прибежала малышка. — И, наверное, целителя.

Мужчина посмотрел в том же направлении, что и я. Затем быстрым шагом подошел ко мне и взял ребенка: он тщательно осмотрел девочку, спросил, все ли в порядке с ней, не болит ли что. Кажется, малышка назвала его папой, я постепенно успокаивалась, тело расслаблялось, только голова гудела и плохо соображала, поэтому я не сразу поняла, что у меня что–то спрашивают.

— Я думаю, это излишне. Вы тоже не ранены, или что–то у вас все же болит? — Дождавшись моего отрицательного ответа, мужчина шагнул к монстру и начал расплетать чары.

— Это вы связали моего зомби? — Удивление в голосе и настороженный взгляд заставили меня стушеваться, но лишь до той поры, пока я поняла смысл его слов!

— Вашего? — Злость накрыла меня лавиной. — Вы осведомлены, что он напал на меня и юную леди, и еще неизвестно, что с мисс Пул! — Я сердито смотрела в ледяные серебристо–серые глаза лорда, пытаясь найти в них смущение, переживание, хотя бы сожаление.

— Мисс Пул? — Мужчина вопросительно изогнул брови, а его взгляд наполнился весельем.

— Гувернанткой девочки. — Да он издевается надо мной! Он что, не знает, как зовут собственную служанку?!

— О, все очень известно. — Он уже открыто потешался, заканчивая расплетать чары. — Только Пул вовсе не мисс, а мистер, вернее, зомби. — Мужчина выжидающе смотрел на меня. Мой взгляд блуждал от зомби к девочке, а затем и к несносному мужлану.

— Зомби? — Мой голос был растерян. Маг шутит? Как может зомби быть гувернанткой юной леди?

Видя мое недоверие, мужчина обратился к дочери:

— Милли, скажи милой отважной леди, это Пул? — Его рука указала в сторону уже спокойно стоявшего зомби.

— Да, папочка! — подтвердила девочка слова отца. — Мы играли, а эта злая леди, — взгляд, полный ненависти, окатил меня, — обидела Пула. Глянь на его штаны и рубаху! — Я невольно перевела взгляд на зомби: ну да, прожженная рубаха и разорванные штаны теперь больше подходили к серой коже, красным глазам и какой–то внешней несуразности умертвия.

— Пул, отведи мисс Миллиндру в ее покои, я подойду чуть позже. — Мужчина подождал, пока они свернут ко дворцу, и выжидающе глянул на меня. Стало ужасно неловко, хотелось хоть как–то объясниться, но мысли путались, я так и не смогла сказать ничего внятного.

— Ничего не понимаю, она бежала и кричала, а он… он же зомби и…

— Произошло недопонимание, впредь вам стоит быть более осмотрительной. — Снисходительный тон разозлил меня. Быть более осмотрительной! Я поступила вполне ожидаемо, защищалась, и только! В сложившейся ситуации виноват только он один!

— Мне? Это вам следует пересмотреть свой штат прислуги! Мы находимся во дворце, и здесь не место… экспериментам! — От негодования я повысила голос.

— Думаю, вам лучше выпить успокоительную настойку. Право дело, все живы, здоровы, не стоит принимать такие мелочи близко к сердцу. — Логика мужчины выводила из себя!

— Вы! Я! Всего хорошего, мне необходимо идти.

Помня о просьбе отца, я спешно покидала парк, слыша за спиной смех этого неотесанного грубияна! Вот и прогулялась, успокоила нервы перед балом! Радовало только то, что он уже женат и не может стать моим женихом. Бедная его жена! Надо обязательно преподнести дары богине судьбы Нирте, пусть не осерчает ее сердце, и мне повезет больше, чем той несчастной.

 

Глава 2

Не сводя глаз со входа в бальный зал, мама теребила браслет, ее волнение было заметно лишь мне, ведь я знала причину ее беспокойства — отец сейчас подписывал мой брачный договор. Я была спокойна и собрана. Нет, мне не было безразлично мое замужество, и я все так же была возмущена вмешательством Императора в мою судьбу. Все дело в том, что после посещения храма я приняла решение. Если богиня не услышит моих молитв и подарит мне несносного мужа, то помогу себе сама! В пределах разумного, конечно, а именно: я твердо решила родить ребенка только от любимого мужчины. А муж? Ну, противозачаточные зелья никто не отменял…

— Эмма. — Мамина рука легла на мое запястье, и я увидела приближающегося отца. Его лицо было задумчивым, но не обеспокоенным.

— Все хорошо. — Отец озорно улыбнулся. — Разрешите пригласить вас на танец? — Папа подал руку маме, и они растворились в толпе гостей.

Искренняя улыбка не сходила с моего лица, я наблюдала за танцующими парами и изредка поглядывала на Императора, который недавно появился на троне.

— Эмилия, как я рад вас здесь встретить! — Перед моими глазами предстал недавно вспоминаемый кандидат номер три. Мужчина был хорош. Синий с золотом камзол сидел на нем как влитой, подчеркивая широкий разворот плеч, да и прекрасную фигуру в целом. Опомнившись, я поспешила с ответом:

— Рада видеть вас, граф Вард. С последней нашей встречи прошло много времени. — Я подарила улыбку своему несостоявшемуся жениху, которого действительно рада была видеть.

— Я находился на островах Нардии, но ни на миг не забывал вас. — Мужчина галантно поцеловал мне руку.

— Острова Нардии, но что привлекло вас там? — Любопытство раздирало меня на части: какие только легенды не ходили об этих островах!

— Камни, Эмилия. Новый минерал, невероятный, очень похож на изумруд, но более прозрачный, а оттенок темно–зеленый с оранжевыми вкраплениями!

— Удивительно, хотела бы я увидеть это чудо! — Как я понимала и разделяла восторг собеседника! Хочу, хочу этот камень! Эх, как интересно было бы в папиной лаборатории изучить его!

— Эмилия, я взял на себя смелость приготовить образец и уже отправил вам в поместье.

— Даже не знаю, как благодарить вас! — Вот честно, еле сдержалась, чтобы не расцеловать его! Эх, такого мужа упустила!

— Ваша улыбка — лучшая награда. — Приятный баритон обволакивал.

Незаметно для меня родители присоединились к нам, судя по выражению папиного лица, он был не рад видеть графа Варда возле меня.

— Рад приветствовать вас. Прошу прощения, Император нас уже ожидает. — Мы поспешили к трону.

Эрвирус Седрик Тордон, внимательно осмотрев толпу придворных, обратился ко всем присутствующим. Его голос долетал до самого дальнего уголка зала, создавая ощущение личной беседы:

— Сегодня знаменательный день. Я рад благословить своих верноподданных в столь угодном богам и империи деле, как брак! Маркиз Вед Франт и его прекрасная невеста графиня Вельски. — Объявленная пара вышла в центр зала. — Граф Френгронт и графиня Клэрно. — Высокий стройный брюнет повел изящную шатенку в кроваво–красном платье. — Граф Флеминг и графиня Вельмонд. — Я не могла поверить своим глазам! Тот самый грубиян! Что за насмешка Нирты! — Герцог Дронтон и герцогиня Клейптон. — Восхитительная пара! Герцог был известным ловеласом. Сколько магинь пали от его очарования? Увидев же, как он смотрел на свою невесту, все поняли, что справедливость все же есть. Герцог влюбился в единственную женщину, которая была равнодушна к нему.

Первые аккорды Мелодии сердца, традиционного танца обрученных, вернули в реальность. Моя ладонь легла в ладонь жениха. Последовав за остальными парами, мы начали кружиться в танце.

— Вы удивлены видеть меня своим женихом? — Поворот, и теплая ладонь Нейтана переместилась со спины на талию. — Признаться честно, для меня это тоже неожиданность, а впрочем, так даже лучше. — Веселая открытая улыбка сделала его взгляд теплее. Серые глаза уже не напоминали лед.

— Лучше? — Я не поспевала за ходом его мыслей и в конце совсем растерялась, чуть не сбившись в танце. Мелодия нарастала, заставляя мое сердце стучать быстрее. — Кому лучше?

Нейтан притянул меня еще ближе, крепко удерживая в своих объятиях:

— Моим зомби, конечно. Как показала наша прошлая встреча, вы их совсем не боитесь. — Граф подмигнул и закружил меня в танце. — Мне не придеться отстранять их от работы в поместье.

— Ваши слуги — зомби? — На тяжелых работах в шахтах часто использовали умертвия, но чтобы ими заменили штат прислуги в доме! Немыслимо!

— Почти все, за исключением четы Фросс. Дворецкий и повар, — пояснил граф ошарашенной мне.

Мелодия нарастала, заставляя сердце стучать быстрее, под потолком появились четыре прекрасные феи. Их крылья переливались от золотистого до изумрудного, белоснежные волосы каскадом струились по воздушным платьям — таких качественных иллюзий я еще не видела. Закончив свой хоровод, волшебницы зависли над танцующими парами и стали осыпать нас лепестками цветов. Красивый жест, романтичный, не ожидала такого от Императора, а в том, что иллюзии были творением именно его магии, не сомневался никто.

В эту минуту я поняла, что жребий брошен, и теперь только от меня зависит мое будущее.

— Согласна не нарушать ваш уклад, если вы примете на работу трех моих слуг, — отбросив этикет в сторону, я решила ковать железо, пока горячо.

— Торгуетесь? Как интересно. Предлагаю продолжить наш разговор в более уединенном месте.

Финальные аккорды танца. Мужчины должны отвести своих партнерш к их сопровождающим, решение нужно принимать быстро.

— Я не против подышать свежим воздухом, — на одном дыхании прошептала я, но мужчина услышал и сменил направление, теперь мы шли к выходу в парк.

Легкий ветерок дал мне немного остыть. Не решаясь начать разговор, я внимательно смотрела на графа. В свете луны его лицо приобрело еще более загадочный вид, а глаза на фоне темных волос, казалось, светились в темноте.

— Я могу говорить с вами откровенно? — Сосредоточенный выжидающий взгляд серых глаз показывал серьезность намерений, глупо упускать такой шанс. Поэтому я решительно кивнула, добавив:

— Была бы рада этому.

Пройдя еще несколько шагов, граф повернулся ко мне и заговорил, тщательно подмечая каждую эмоцию на моем лице.

— Мне не нужна жена, а вам, я так понимаю, муж, но отказаться от брака никто из нас не может.

Дождавшись от меня утвердительного кивка, граф продолжил наш путь, свернув на узкую тропинку.

— Наверное, вы питаете надежды по поводу развода?

Я снова кивнула, а затем резко отрицательно замотала головой, опомнившись с кем, собственно, беседую.

— Я и сам видел только такой выход до сегодняшнего вечера, — откровенно продолжил мужчина, нисколько не обижаясь на мои намерения, — пока не прочел договор. Император дал нам возможность развестись только в том случае, если у нас будет не менее трех детей.

— Трех? — автоматически повторив, я присела на лавочку, к которой мы так вовремя подошли. Стараясь не поддаваться панике, я глянула на графа. Он не выглядел загнанным в угол, наоборот, был полон решимости.

— А зачем вы мне это рассказываете? — Наверняка он говорил все это, преследуя какую–то цель, вот только какую?.. Он опасный противник, от которого лучше держаться подальше.

Граф бесцеремонно присел рядом так, что его бедро касалось моего. Рассматривая звездное небо, он не спешил отвечать, напряжение росло, и когда я уже хотела обратить на себя его внимание вновь, мужчина наконец заговорил:

— Опыт, милая графиня, опыт. Могу поставить на кон свой городской дом, что вы уже обдумываете план побега, только это все бессмысленно, поверьте! Я все равно буду вынужден вас найти, пост главы следственного отдела обязывает, знаете ли. А потом Император разозлится из–за вашей детской выходки и сделает наш брак нерушимым. Я бы этого не хотел, а вы?

— Что вы предлагаете? — Все эмоции ушли на другой план, во мне проснулась деловая хватка, как часто бывало, когда я с папенькой посещала поставщиков, приобретая неограненные минералы или драгоценные камни для создания артефактов.

— Сотрудничество. — Спокойный голос, можно подумать, что мы погоду обсуждаем!

— Какое? — Стараясь сохранить невозмутимость, я сосредоточилась на собеседнике.

— Скажите, Эмма, если бы наш брак не состоялся, что бы вы делали? — Его серьезный взгляд еще больше насторожил меня. Стараясь не вдаваться в подробности, я ответила как можно спокойнее:

— Пошла бы учиться на артефактора.

— Замечательно, именно так мы и поступим! - Радость в голосе была лишней — я насторожилась ещё больше. - Вы пойдете учиться, я не стану вам препятствовать в этом. А вы согласитесь на мои условия, как вам?

— Какие? - Слишком заманчиво и просто, где-то должен быть подвох.

— Да, собственно, несколько мелких услуг.

— Например?

Соглашаться я не спешила и это нервировало моего будущего супруга, хоть он и старался это скрыть.

— Ну, вы не меняете уклад моей жизни! Во всем: обстановка в доме, штат слуг, воспитание Милли, не влезаете в мою работу, круг друзей и личную жизнь.

После таких откровений я поняла, что графу действительно не нужна жена, это успокаивало и давало надежду на лучшее. Хотя оставался еще один момент.

— А дети?

— Вы хотите детей? — искренне удивился граф.

— Нет, то есть, наверное, хочу. — Как же неловко. Я смутилась и, опустив взгляд на свои руки, неуверенно закончила: — Но не сейчас.

— У меня есть Милли, не думаю, что появление детей сейчас желательно. Я бы предпочел видеть наши отношения скорее дружескими, а не супружескими. — Галантно подав руку, жених помог мне встать, и мы пошли назад ко дворцу.

— Это было бы превосходно, граф Флеминг. — Такое сотрудничество не могло не радовать.

— Нейтан, или Нейт, как вам больше нравится, — поправил меня мужчина.

— Хорошо, Нейтан, — улыбнулась я в ответ.

Граф неожиданно заговорщицки улыбнулся и наклонился близко–близко, вглядываясь в лицо. Моя щека ощутила его теплое дыхание, вызвавшее непонятную дрожь.

— Что ж, раз мы все выяснили, я смею надеяться, что вы не натворите глупостей, и завтра в храме все пройдет, как запланировано?

— Безусловно. Завтра я буду самой ответственной невестой, вам не о чем беспокоиться. — Я никогда не была так уверена в своих словах, как сейчас! О таком браке я не смела и мечтать, понятно, что рано или поздно Императора заинтересует отсутствие детей, но раз граф не волнуется по этому поводу, то и мне не стоит.

 

Храм был бесподобен. Высокие потолки, все расписанные фресками, подпирали ряды колонн. Помещение было все уставлено хрустальными вазами с белоснежными цветами — символом невинности и беззащитности невесты. За алтарем, где должна стоять жрица, находилась арка, она была так же оформлена цветами: белоснежные лилии, нежные бутоны роз, бархатные орхидеи и мелкие гвоздики переплелись между собой. Словно капли росы, цветы были украшены крошечными жемчужинами, и завершал композицию белый тюль с шелковыми лентами.

Возле статуи Немридны, богини любви и брака, стояли три фигуры в традиционных черных костюмах с букетами из красных роз, которые символизировали любовь и страсть женихов. Я удивилась, увидев только троих мужчин, а где же маркиз Вед Франт? Как можно незаметнее я попыталась осмотреть помещение храма, но так и не нашла маркиза, зато имела честь видеть Императора с его фавориткой. Та хитро усмехнулась, пристально рассматривая всех невест. Успокаивая злость, я решила сосредоточиться на церемонии. Из–за пустых переживаний с небольшой заминкой подала руку своему избраннику. Нейтан удивленно поднял одну бровь, но я тут же успокоила его счастливой улыбкой. Она была светлой и искренней, ведь мне действительно повезло! Кто бы мог поверить, что я буду благодарна Нирте за такого чудесно безразличного мужа!

Жрица Немридны, стоя возле алтаря, вскинула руки вверх и на древнем языке призывала богиню посетить храм и благословить наш союз. Неимоверный цвет глаз жрицы завораживал, дарил небывалую эйфорию, фиолетовый омут затягивал, унося мысли куда–то далеко. Я ощущала легкость во всем теле, словно стала перышком, которое медленно кружилось в теплых потоках ветра. Несмотря на ровный стук сердца, в груди что–то щемило, казалось, сапфировые глаза статуи смотрят в глубину моей души, открывая все тайны и пробираясь к самому сокровенному. Очнулась я уже в самом конце обряда на финальных фразах.

— Между свободой и любовью что выбираете вы?

— Любовь. — Ответ графа не заставил себя ждать.

С такой же фразой обратилась и ко мне посланница богини.

— Любовь. — Мой голос слегка дрожал.

После того как наши руки были перевязаны алой лентой, жрица возложила их на алтарь.

— Отныне и на века две части стали целым и неделимым, две судьбы переплелись и соединились в одну! — С каждым произнесенным словом наши руки охватывало теплое желтое сияние. Стоило жрице закончить фразу, как оно вспыхнуло, на наших запястьях на секунду показались брачные браслеты, и узор слился с кожей — богиня приняла клятвы и дала свое благословение.

Уступив место следующей паре, граф отвел меня в сторону, бережно придерживая за талию. Стараясь не думать о будущем — все равно мысли прыгали, как белки, от жизни в поместье до учебы в академии и обратно — я рассматривала элегантное платье другой невесты. Шелк струился по стройной фигуре герцогини, на открытые плечи падали локоны волос. Со стороны она казалась необычайно нежной и беззащитной, если бы не воинственное выражение лица девушки. Герцогиня Клейптон могла испепелить одним взглядом, я даже чуть ближе прижалась к мужу, боясь попасть под линию огня. Единственным, кого, по–моему, не пугала злость Вирджинии, был ее муж, он улыбался и смотрел на нее, как на капризного милого ребенка. Выдержке герцога Эрика Дронтона можно позавидовать! Даже когда герцогиня случайно подожгла тюль, украшающий арку позади алтаря, он одним движением руки затушил его, не отрывая взгляда от лица девушки. Вторая пара была неимоверно скучна, оба смотрели только на жрицу и отстраненно повторяли клятвы, на их лицах будто замерла маска: ни улыбки, ни презрения, ни злости — ничего.

Привыкнув к холодному равнодушию Эсми, графини Френгронт, ко всему происходящему, я чуть не уронила кубок с вином, когда заметила, какие томные взгляды она бросает на своего мужа. Граф Йрен Френгронт тоже обратил внимание на поведение супруги, когда девушка провела кончиками пальцев по его руке, рисуя незамысловатые узоры.

— Нектар желания, — прошипел граф, ставя кубок жены обратно на стол. Не медля ни секунды, Нейтан потянулся за моим кубком, а герцог Дронтон, уже успевший взглянуть на кубок Вирджинии, кивнул. Значит, нектар желания оказался и в ее вине. Но ведь это запрещенное зелье. Больше полувека назад оно принесло немало бед. Кристоф Градский, граф Ниро, создавший его, пожелал увековечить свой род не только в истории Эрстонии, но и разбавить своей кровью многие знатные роды империи. Стоило выпить это зелье, и единственной потребностью женщины становилась страсть и желание разделить ложе с магом, но этого было мало для амбициозного графа! Он добавил лепестки чарводины — растения, способствующего зачатию. Тогда от смерти Кристофа спасло лишь чудо, одна из обманутых женщин искренне полюбила его, до сих пор удивляюсь той слабоумной! Но, как рассказывает история, именно эта неизвестная помогла бежать магу. Рецепт нектара желания был запрещен, его использование каралось рабством на полвека. Глупцов, решивших рискнуть своей свободой, почти не встречалось.

— Сколько? — Голос Нейтана был натянут, словно тетива на луке.

Судорожно вспоминая вечер, я считала выпитые кубки. Первый танец и пожелание Императора — вино необходимо выпить до капли, показывая свое согласие с волей монарха. Еще кубок в течение трапезы и полбокала после танца с отцом. Покосившись на почти пустой сосуд, вздохнула:

— Это третий.

— Четвертый, — бледнея, прошептала Вирджиния.

Все наши взгляды устремились во главу стола, где восседал Император. Лукавая улыбка кота, вдоволь наевшегося сметаной, была ответом на все наши вопросы. Старый интриган обвел нас вокруг пальца.

Стиснув зубы, граф подал руку Эсми:

— Боюсь, промедление будет чревато, — сквозь зубы сказал нам мужчина и громко для всех присутствующих:

— Прошу разрешения покинуть вас. — Император лишь кивнул, давая согласие на просьбу подданного.

— У нас не больше получаса, — шепотом поделился информацией герцог.

— У меня есть сонное зелье, — радостно вспомнила Вирджиния.

— Нельзя, — печально сказал Нейтан, — реакция с нектаром непредсказуема.

Когда опечаленная герцогиня уходила с торжества, держа мужа за руку, я решилась признаться:

— У меня есть предположение… Возможно, противозачаточная настойка поможет нам избежать последствий? — Как ни старалась я сохранить хладнокровие, но мои щеки заметно алели от смущения.

— Вы полны сюрпризов, моя скромная супруга. — Веселость Нейтана смущала еще больше, но мужчина, словно вспомнив, в какой ситуации мы оказались, сжал мою ладонь в поддерживающем жесте. — Доверьтесь мне, графиня. Я сделаю все возможное, чтобы эта ночь не принесла плодов, так ожидаемых Императором.

Моя голова начала кружиться от голоса мужа, а по телу пробежала горячая волна, с ужасом я понимала, что противиться действию нектара не в силах. Судя по тому, как спешно уводил меня Нейтан в наши покои, он правильно оценил мое состояние.

Платье мешало, сковывало и неимоверно раздражало, а еще изрядно нервировал муж, который все никак не хотел раздеваться. Желание подавило гордость, страх, стыд — в одну секунду я сделала резкий выпад, и дождь пуговиц рассыпался по полу. Пальцы уже изучали плечи Нейтана. Наконец он проявил инициативу — развернул меня и расстегнул ряд крючков на спине, позволив платью спуститься на пол. Освобожденное тело требовало ласки, я прильнула к голому торсу мужчины, вдыхая аромат его тела, теперь нас разделяло только тонкое нижнее платье, которое не доходило даже до колен.

Я должна была стыдливо смотреть в пол, как благовоспитанная девушка, но это оказалось невыносимо. Подняв голову, я наткнулась взглядом на губы. Желание узнать их вкус родилось внезапно. Ждать я не могла, мои руки потянулись к столь желанному телу, и я сама впилась в губы мужа. Они были мягкими и горячими. Не имея практики, за исключением поцелуя с Джеромом, я вначале лишь прижалась своими губами к его, затем, вспомнив любовный роман, я начала целовать то верхнюю, то нижнюю губу, слегка покусывая. Нейтан словно замер, не отвечая на мои поцелуи. Когда я уже хотела отстраниться, он решительно приоткрыл мои губы своим языком, и тот не был скользким или противным, это было замечательно, увлекательно, голова кружилась, все сомнения покинули меня, остались только одно желание и интерес, что же ждет меня.

С тихим проклятием Нейтан подхватил меня на руки, быстрым шагом отнес в кровать. Казалось, прошла лишь секунда, а я уже лежала на холодных простынях и муж нависал сверху. Горячие губы обжигали, воздуха не хватало, но разорвать поцелуй я была не в силах. Этот был именно тот поцелуй, о котором я так давно мечтала. Нежный и страстный, тепло охватывало все мое тело, а разум мечтал лишь слиться, сплестись и не отпускать… Прервав наш поцелуй, Нейтан лег рядом, устраивая мою голову на своем плече. Его рука уже задрала мое нижнее платье, оголяя живот и грудь. Другая бы на моем месте поспешила одернуть нижнее белье назад, а я не могла оторвать глаз от мужа. Я любовалась им: в мягком свете свечей его волосы переливались всеми оттенками черного, глаза, казавшиеся еще недавно холоднее льда, сейчас обжигали, губы манили, притягивали…

— Ты похож на Валеса. — Сравнение с богом войны больше всего подходило моему супругу.

— А ты на Малику. — Сравнивая меня с крылатой богиней победы, муж нежно погладил мою щеку, его губы сделали дорожку из почти невесомых поцелуев от скулы до самого ушка.

— Доверься мне, Эмма, — хриплый шепот на месте последнего поцелуя, горячее дыхание и стон, наверное, мой…

Нейт оголил мою грудь, и его пальцы начали неспешно ласкать ее, поглаживая, а иногда даже придавливая уже острые вершины.Стоило ему лишь коснуться их, как мое тело дрогнуло и выгнулось навстречу его губам.

— О боги, — выдохнула я, когда Нейтан языком очертил сосок.

— Ты такая сладкая. — Он уже посасывал грудь.

Его голос, руки, губы — все заставляло меня гореть и метаться, все больше выгибаясь навстречу неизведанным ранее ощущениям. Теплая широкая рука, до этого поглаживающая мой живот, незаметно опустилась ниже и нырнула под нежный шелк трусиков. Мои ногти впились в плечо мужа — все, мой мужчина, никуда не отпущу! Какие–то животные инстинкты охватили меня, я выгибалась, стонала и требовала. Нейтан и не думал прекращать пытку, он словно дразнился, лаская требовательно, стремительно, так, что сердце то билось как сумасшедшее, то останавливалось, заставляя меня почти рычать от отчаяния. Когда я уже потеряла связь с реальностью и просто плыла на этих волнах, его пальцы, до этого нежно ласкающие между бедер, задали бешеный ритм, его же подхватил и язык, не выпускающий из своего плена мою грудь. Фейерверк ощущений оглушил меня, тело извивалось в бешеной скачке, пока я не ощутила небывалую истому, которая растеклась по всему телу мелкой дрожью. Притихнув в объятиях мужа, не понимая случившегося до конца, я не знала, как себя вести. Еще минуту назад я выгибалась, как кошка, позволяя делать с собой все. Я была почти полностью раздета, в отличие от мужа. У него был обнажен лишь торс, ноги плотно облегали брюки, он так и не снял их, а ведь должен был… Хотелось понять произошедшее.

— Нейтан, — мой голос был слегка охрипшим и неимоверно тихим, — я …

— Ты была под воздействием зелья и доверилась мне, а теперь все хорошо. — Муж гладил меня по голове, словно хотел утешить. — Эмилия, спи. — Нейтан притянул меня к своей груди, аромат его древесных духов дарил ощущение покоя. Несмотря на смущение и стыд, в его объятиях я чувствовала себя уютно и защищено. Незаметно для самой себя я провалилась в сновидения.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям