0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3.2. На круги своя. Сбросить маски (эл. книга) » Отрывок из книги «Грани. На круги своя. Сбросить маски (#3.2)»

Отрывок из книги «Грани. На круги своя. Сбросить маски (#3.2)»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Грани. На круги своя. Сбросить маски (#3.2)» обладает автор — Романовская Ольга . Copyright © Романовская Ольга

Я проснулась посреди ночи, разбуженная шумом.  Плохо соображая, что происходит, вскочила и кинулась двери. Первая мысль — ланги! Если так, нужно бежать, промедление смерти подобно. Тихонечко, стараясь не привлекать к себе внимания, приоткрыла дверь и зажала рот рукой, чтобы не закричать.

Эллан выставил руку вперед, удерживая невидимый щит. Я различала легкие колебания магии, ее пульсацию. Рукав вспорот, разрезан от воротника до манжета. И кровь, по его коже стекала кровь! Не тоненькая струйка, а целый ручеек.

Напротив замер Филипп. Побелевшие пальцы сжимали посох, клинок которого окрасился алым. Брюнет напоминал зверя, приготовившегося к прыжку, и я не сомневалась, он его совершит.

Честь для навсея дороже жизни, теперь я в этом убедилась. Филипп действительно не простил дуэли до первой крови и поспешил пролить чужую.

Закусив губу, разрывалась между двумя противоположными желаниями. Ринуться к любимому, позвать не помощь? Но не нарушу ли я хрупкое равновесие жизни и смерти? Вдруг Эллан обернется, не удержит щит?

Воспользовавшись тем, что мужчины меня не заметили, вернулась в комнату и, пошарив под одеждой, вытащила нож — хоть какое, но оружие. Отныне я носила его с собой, попросила лэрда дать. Настоящий, боевой, с зазубренным лезвием. И острый, любое касание обернется порезом.

Горько усмехнулась. Умерру надлежало назвать Миром войны, а не воды, хотя последней тут хватало, именно море, бесконечное, безбрежное, кормило людей. Вокруг него выросли королевства, именно там рождались и рушились империи. Я никогда его не видела: воспитавшие меня ланги традиционно обитали на границах обжитых земель, охраняя их от темных. Противостояние длилось долгие века и не думало кончаться. Крови в Умерре пролилось столько, что хватило бы наполнить то самое море. До сих пор не поняла, зачем, почему ланги и навсеи сцепились за самую обычную землю. Наверное, схватка стала делом принципа, желанием доказать свою мощь, остаться единственной расой во всех обитаемых мирах. Или Умерра хранила тайны, о которых я не подозревала. Источники силы, например.

Холодная рукоять придала уверенности. Сжала ее, как учили местные, завела руку за спину и скользнула обратно к двери. Из-за нее не доносилось ни звука, но я не сомневалась, мужчины там, никуда не делись. Стерегут друг друга, чтобы поймать на слабости.

Дверь открывала с колотящимся в желудке сердцем.

Так, Филипп справа, надеюсь, успею. Великая Мать, никогда прежде мне не доводилось нападать на людей! Лучше не думать, Дария, лучше не думать, а то накатит нервная дрожь, и ты выронишь нож.

Увы, война из меня не вышло, и Эллан, и Филипп заметили горе-воительницу прежде, чем она успела осуществить задуманное, то есть приставить нож к горлу брюнета. Но я все же пискнула — в горле пересохло: «Немедленно отпустите его, иначе убью!»

Мужчины отреагировали странно: расхохотались.

Магия испарилась, щиты рухнули. Даже Филипп дематериализовал посох и смеялся до слез.

Стало обидно. Неужели моя героическая попытка настолько нелепа?

— Я сейчас, — держа брюнета в поле зрения, кивнул Эллан, — только закончим разговор.

— У тебя кровь, — указала на рукав.

— Знаю, царапина. Иди. Обещаю не попасть под суд, — усмехнулся любимый, но как-то странно, одной стороной рта.

Медлила, не спеша уходить. Сердце по-прежнему трепыхалось, ладони вспотели.

— Иди, — настойчиво повторил Эллан и напомнил: — Мужские разговоры не для женских ушей.

Неохотно кивнула и бросила уничижительный взгляд на Филиппа. Он ответил наглой ухмылкой. Воистину, навсеи неисправимы!

Закрыла дверей и прижалась к ней щекой.

Хоть звук, хоть один звук! Увы, заклинание надежной завесой укрыло происходящее от чужих ушей. Так и задремала, обхватив колени, прислонившись затылком к косяку. Там и нашел Эллан, заодно разбудил — я стукнулась головой о порог. Откуда же ему было знать, что любовница заночует на полу? Он промолчал и неодобрительно покачал головой.

— Как ты? — встревоженно вскочила, ощупала.

Повязка. Сам остановил кровотечение, но нужно восстановить баланс сил, подпитать энергией.

— Нормально, — скупо ответил лорд и устало опустился на кровать. — Мы все решили, Филипп Соурен больше не нападет и претендовать на тебя не станет.

— Как, ты убил его? — ужаснулась я.

Волнение только усилилось. Может, Филипп и преступник, но сын Родриго, а герцог подобных обид не прощает. Он не станет вызывать на дуэль, подавать в суд, уничтожит. И никакой дар не поможет, Родриго объективно сильнее.

— Нет, просто все очень хорошо объяснил. Ты ведь знаешь, — Эллан аккуратно стянул испорченную рубашку и лег навзничь, — я учитель.

Ясно, подробностей на расскажет.

Молча обработала рану. Она оказалась обширной, но несерьезной. Видимо, Эллан успел среагировать, уйти от удара. Ну, Филипп, теперь я точно расскажу все Родриго!

Разумеется, после стычки с брюнетом в форте мы надолго не задержались, благо рана лорда быстро затянулась. Моими стараниями, между прочим. Эллан выяснил у лэрда местонахождение ближайшего замка, поблагодарил за помощь и, наполнив сумки провизией, отправился в путь. Любимый собирался добраться до ближайшего замка темных, чтобы воспользоваться стационарным порталом. Разумеется, если искусственно вызванное лангами возмущение уляжется раньше, вернемся домой сами.

После минимального комфорта обители лэрда Клерса ночевки на свежем воздухе казались невыносимыми, но я мужественно терпела, понимая, нытьем делу не поможешь. Можно сколько угодно злиться на Эллана, однако он прав, находиться рядом с Филиппом небезопасно.

Над долиной носились поисковые импульсы. Незадолго до очередного привала один из них вернулся к хозяину с неутешительной вестью. Похоже, истребили не всех серых, или они прислали подкрепление. Спрятаться не успели. Эллану не хватило какой-то минуты, чтобы скрыть меня и заодно себя, раз уж женщина просит, от вражеских глаз.

Темные точки стремительно приближались. Любимый нервничал, хотя не показывал виду, только вот его мимика, жесты — давно раскрытая книга. Пусть мы недолго вместе, но Эллана Марона я знала чуть ли не с первого месяца жизни в Веосе, при всем желании у него не получится меня обмануть.

Винила ли лорда за страх? Нет, конечно! Пусть навсеям с детства вбивали, что любые слабости постыдны, Эллан понимал, с таким количеством лангов одному темному не справится. И если бы простых солдат — нас преследовали маги. Откуда знала? Считайте, интуиция. Она скреблась на сердце, не давала покоя, а потом обрела доказательства в виде выпущенных наугад заклинаний.

Эллан выругался и велел не высовываться.

— Все хорошо! — он ласково коснулся пальцами подбородка. — Я справлюсь.

Какая сладкая ложь! Будто я не вижу беспокойства на дне его глаз! Но Эллан защитник, по-другому нельзя, и я верю, он сделает все возможное, чтобы уберечь нас обоих.

Нежно поцеловала любимого в губы и шепнула: «Верю в тебя!» Именно это лорд жаждал услышать, плечи сразу расправились, исчезла нервозность. Лорд Эллан Марон, член Совета — выборного совещательного органа при его величестве, преподаватель Замка магов превратился в существо без эмоций, не верящее даже в гипотетическую возможность поражения.

Голубое небо потемнело. Над головами сгустился лиловый полог, из которого одна за другой вырвались молнии. Показалось, или они высасывали энергию? Во всяком случае, у меня жутко разболелась голова. Каждый удар небесного огня — новая вспышка мигрени. Казалось, она не пройдет, разорвет голову. Не предполагала, что ланги способны на такое. Хотя откуда мне знать? Я не вылезала из библиотеки и госпиталя, не имея магии, не интересовалась всем спектром ее возможностей.

Эллан пытался облегчить мои страдания, но вскоре ему стало не до чужого здоровья.

Магический разряд, шипя, вспорол землю неподалеку от нас. Огонь. следом полетел еще один разрывной шар. Его бросили с противоположной стороны — предупреждали, пути отступления отрезаны.

Над рекой поднялся смерч. Не хватало только земли, и маги всех стихий в сборе.

Слева еще один отряд — охотники. Похоже, расправа над лангами не останется безнаказанной, и отвечать придется нам. Только Эллан один, будь он хоть самый искусный маг, ему не справиться с десятками разгневанных серых. И все Филипп, если бы не он, мы бы остались в форте, живые, здоровые и под охраной, отбили бы как-то нападение. Прятаться за стенами всегда удобнее, чем в чистом поле. Пожалуй, сейчас я бы не поскупилась на выражения, в красках объяснила бы брюнету всю мерзость его поведения, но поздно, Филипп далеко, а мы тут.

Обеспокоенно покосилась на любимого. Как его рука, зажила ли? Я постаралась, затянула, но при сильных нагрузках рана могла вскрыться. Посмотреть бы, только Эллан не позволит, да и когда теперь?

Вновь перевела взгляд на нападавших. В руках первого ряда всадников переливалась всеми оттенками зеленого амагичная сеть. Она блокировала связь с даром, не позволяла сотворить даже крошечный огонек, запутавшись в ней, маг становился совершенно беспомощным.

Сердце подскочило к горлу.

Так, спокойно, спокойно, Дария, только не паника! Паника — это смерть, а тебе нужно выжить и помочь Эллану, если не делом, то хотя бы морально. Только тело отказывалось повиноваться разуму. Его колотила дрожь, от бешенного колотящегося сердца стало жарко в груди.

Их целое море, а мы одни!

Сжала кулаки в бессильного волнении и с тревогой в который раз покосилась на любимого. Неужели он не сдастся, примет бой? Это не разъезд, тут стихийники, слабых нет. Пусть плен — позор, но иногда иного выхода нет. Только… только нельзя Эллану к лангам, будто не помню страшных крюков во дворах, стонах раненых, которых никто не собирался лечить, наоборот, еще больше увечили, прикрываясь торжеством добра.

Патовая ситуация!

Может, Соланж Альдейн?

Потянула и отдернула руку от медальона. Подожду, это на крайний случай.

— Успокойся, я достаточно взрослый, чтобы не искать подвигов, — лорд подъехал вплотную и обнял, позволив уткнуться носом в шею. — Особенно, когда меня ждут. Ведь ты будешь ждать, Дария?

Приподняв за подбородок, Эллан заглянул в глаза, требуя ответа. Его собственные оказались предельно серьезны и чуть печальны. В них снова мелькнуло нечто… Боль, сожаление? Казалось, Эллану жутко хотелось что-то сказать, безумно важное, но он не решался.

— Будешь? — одними губами спросил лорд.

И я поняла: это важно. Так важно, что Эллан готов пожертвовать драгоценным временем. А еще с кристальной ясностью осознала страшное: он прощался! Ощутила кожей, прочитала в глазах, ставших цвета пасмурного осеннего губа. Мой лорд знал, что не вернется, но тешил иллюзиями, снова заботился о глупой наиви, которую впору бы проклясть, а не любить.

— Конечно, — едва разомкнув пересохшие губы, прошептала я.

Какого еще ответа он ожидал?

Эллан едва заметно, с облегчением улыбнулся. Неужели не верил? Он невесомо коснулся губ поцелуем. Казалось, в нем сконцентрировалась вся нежность мира, безграничное тепло, любовь. И я потянулась к Эллану, стремясь подарить ответные чувства, но любимый неожиданно оттолкнул. Недоуменно уставилась на него. Как, почему?

— Филипп, — напомнил Эллан.

Нахмурилась. Причем тут брюнет? Лорд прекрасно знает, я никогда не отвечу опальному маркизу взаимностью.

— Пирамидка в кармане. — Так вот для чего! — На тебе мои чары, мой запах, — тут он запнулся и как-то криво усмехнулся, отведя глаза, — все обойдется, Филипп не посмеет тронуть, всего лишь отдаст долг. Согласись, свою жизнь он еще не оплатил. Не стесняйся пользоваться подарком Соланжа Альдейна. Нужно согреть дыханием волосок, позвать, и он придет. Словом, защитники найдутся.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям