0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Салон Лолы Лазайри. Наложница по собственному желанию » Отрывок из книги «Салон Лолы Лазайри. Наложница по собственному желанию»

Отрывок из книги «Салон Лолы Лазайри. Наложница по собственному желанию»

Автор: Шторм Розалинда

Исключительными правами на произведение «Салон Лолы Лазайри. Наложница по собственному желанию» обладает автор — Шторм Розалинда . Copyright © Шторм Розалинда

 

Глава первая

– Эй, подожди!!! – заорала я, мчась на всех парах за уходившим автобусом. – Ау!!! Остановись!!!

Водитель, если и видел бежавшую за своим корытом девушку, сделал вид, что не заметил. Еще и поржал, поди. Как же краля на высоких каблуках, задрав почти до попы узкий подол платья, неслась по дороге.

– Козел!!! – не сдержавшись, бросила в темноту. – Ну и катись! Чтоб у тебя аккумулятор сдох!!!

Пришлось остановиться, все равно не догоню. Итак, задохнулась от бега, никак дыхание выровнять не могла. Да еще для разнообразия в боку кололо просто невыносимо. Гадство!

– Вот блин, и как теперь до дома добираться?! – вопросила черное небо, испещренное блестящими точками звезд.

Небо, ясное дело, не ответило, только подмигнуло. Глумливенько так, с намеком. 

– И что мы имеем? – продолжила я вслух вести монолог. – Последний автобус ушел, денег на такси не хватит. Остается что? Правильно! Топать на электричку, идущую в пригород. Последняя как раз уходит… Вашу ж, маму!!!

Последняя электричка отходила, судя по моим наручным часам, через пять минут. А до железнодорожного вокзала еще пилить и пилить. Ладно уж с билетом что-нибудь придумаю. Главное, успеть заскочить в вагон.

Перекинув лямку сумки на другое плечо, чтобы не слетела по дороге, вновь чесанула на этот раз по тротуару. Пока бежала, все думала, какая же я глупая. Вроде взрослая самостоятельная женщина, недавно отметившая двадцати восьмилетие, как-никак выросла, поумнеть должна, ан нет! Опять на те же самые грабли встала, что всегда по лбу лупят.

Ведь сколько раз себе обещала: больше никаких свиданий вслепую после знакомства в интернете. И что, опять двадцать пять! Распустила хвост и побежала. А, главное, кандидат на будущего бойфренда вполне оправдал ожидания: высокий блондин с длинными волосами и томными голубыми глазами. Не худой, не тощий, в меру подкаченный, симпатичный и даже, как показалось, умный.

В том-то и проблема. Антоша, как представился мен, на встречу пришел с другом, вернее, дружком. И без обиняков заявил, что их пара давно вместе, новизна отношений прошла, быт замучил. Короче, захотелось мальчикам-бисексуальчикам снова зажечь искру. И для этого они решили впустить в кровать третьего. Точнее, третью. 

В своем кругу искать девушку постеснялись, поэтому пошли проторенным путем жаждущих новых ощущений: зарегистрировались на сайте знакомств и подали объявление. Вот только один моментик упустили: что под акком их двое.

Я девушка, конечно, современная, и не о таком слышала. И даже видела. В моих друзьях имелись и пары нетрадиционной ориентации, и те, кто предпочитал и мальчиков, и девочек сразу. Но вот так нагло еще никто в постель не приглашал. Что и задело.

Вида я, естественно, не подала. Посидела еще некоторое время, пообщалась, а потом решила тихонечко свинтить из бара. Вежливо попрощалась, даже сама за себя заплатила, чему теперь не рада, и поцокала на выход. Правда, на улицу так и не вышла. Оказалось, мальчики решили взять то, что хотелось без спроса, и попытались затащить меня в темный закуток. Я не далась, заорала в полную силу легких. Набежала охрана, всех быстро скрутила, а после выяснения обстоятельств, меня отпустила. Мальчонок ждала кара пострашнее.

 

Здание вокзала приближалось. Еще чуточку, капелюшечку и я буду на месте. Преодолевала вестибюль на сверхвысокой скорости, чуть не рухнула, запутавшись в дверях, но в последний момент сумела равновесие удержать. Вырвалась на улицу и едва не взвыла от разочарования: подмигивая задними фонарями, электричка устремилась в путь. Без меня.

Вот что за день сегодня!

И все из-за дурацкого желания найти настоящую любовь, принца на белом осле. Видно, права Галка, не существует истиной любви, только голый расчет и химическая реакция в организме.

Как жаль!

Я глубоко вздохнула, потом задрала голову к небу и заорала:

– Хочу найти суженого! Согласна на любого, даже с гаремом на четыреста мест. Главное, чтобы любил и на руках носил!!!

Небо, естественно, осталось глухо к моим завываниям, только какой-то бомжеватого вида тип сально заулыбался и предложил свою кандидатуру. Бежала с территории вокзала не жалея туфель.

Ночь, фонари и я, бредущая не зная куда. Похоже, с моей удачей, предстоит ночевка на улице или блуждание до утра. Когда там первая электричка? В шесть.

Глянула на часы – половина первого, всего-то пять с половиной часов, ерунда. Главное, чтобы ноги выдержали, и новые туфли не рассыпались. Жалко и тех и других.

Внезапно взгляд привлекла вывеска с яркой неоновой стрекозой на черном фоне.

– Гадальный салон Лолы Лазайри, – прочитала я. – Интересно.

И что, главное, на двери висела табличка: «Открыто».

Ладонь потянулась к ручке сама собой. Я для приличия постучала, толкнула дверь, перешагнула за порог. И попала в чудное место: бордовые стены, черные плотные шторы, черный же ковер. Запах благовоний, от которого тут же захотелось чихать, но я сумела удержаться. Круглый массивный стол слева от входа, множество свечей повсюду. И в центре всего безобразия юная прелестная девушка, смотрящая на меня с неприкрытым интересом.

– Здравствуйте, – улыбнулась я.

– Доброго времени дня, – голосок девицы был под стать внешнему виду, журчащий, словно ручеек. – Добро пожаловать в салон Лолы Лазайри. Я помогу вам встретить вашу истинную любовь.

– Вот это да! – присвистнула я. – Как будто специально для меня!

Неужели небеса услышали недавнишний истеричный вопль и направили стопы прямо сюда?!

Хотя с моей удачей, малышка Лола вполне может оказаться мошенницей, завлекающей романтичных идиоток. Вот кто, глядя в ее синие глаза, заподозрит неладное? Никто, уверена. Ну да ладно, послушаю. Мне прямо-таки интересно, что она скажет. Да и тепло в салоне, не то, что на улице.

Пока я размышляла, девушка грациозно склонила головку и присела в книксене, что вкупе с ее одеждой смотрелось несколько необычно. Хотя, что скрывать, она сама выглядела необычно и чуждо. Да и на гадалку, в моем понимании, походила мало, скорее, на волшебницу-зиму, какими их рисовали в мультиках. Усыпанное блестками белоснежное платье в пол, белый плащ. Серебряная на вид тиара в пепельных волосах, уложенных в высокую прическу. В ушах массивные серьги. Из образа выбивался, пожалуй, только кулон с синей стрекозой на кожаном шнурке.

– Пройдемте, леди…, – хозяйка салона голосом выделила паузу, намекая, что не прочь услышать мое имя.

– Катя, – я не заставила ее ждать. – Екатерина Ветрова.

– Присаживайтесь, пожалуйста, леди Екатерина, – улыбнулась Лола, показывая на черное готичненькое креслице возле стола. – Может быть чаю?

– Нет-нет! – тут же открестилась я от заманчивого предложения. – Спасибо, не нужно.

Что-то не хочется быть опоенной подозрительным чайком.

– Как скажете, леди Екатерина, – нисколько не обиделась хозяйка салона.

– Можно просто Екатерина.

– Да, конечно.

Она уселась напротив в такое же кресло и вопросительно посмотрела на меня. Я ответила тем же. Так и пялились друг на друга, пока я не решила заговорить.

– Скажите, Лола, сколько будет стоить сеанс гадания?

Не то чтобы я сильно хотела, но ведь интересно.

Девушка задумчиво куснула губку.

– Пятьдесят…

– Пятьдесят чего? – поинтересовалась я. – Рублей, евро, долларов?

А, может, еще какой экзотичной валюты. Кто ее знает.

– Ммм, – протянула девушка, явно что-то просчитывая в уме. – Рублей.

– Точно?

– Да, Екатерина, пятьдесят рублей.

В душе воевали любопытство и жадность. Вскоре с разгромным счетом победило любопытство.

– Отличненько! Хочу попробовать! – провозгласила я. – Давайте быстрее начнем! Что нужно делать?

– Вначале выслушать правила, – мягко улыбнулась Лола. – А потом заново все взвесить и решить.

Что это за правила такие? Как правильно карты сдвигать или о чем думать при гадании? Впрочем, ладно, послушаем.

– Расклад прост – всего три карты, по которым я смогу определить наилучшего для вас партнера и…

– Ого! Так просто! – невольно перебила я. – Прямо так сказать, кто он и где живет?

– Не совсем, – покачала головой девушка. – Смогу направить вас ближе к нему.

– Хм, а как я определю, что это именно он, а ни кто другой?

– Поверьте, вы узнаете, – успокоила Лола. – Правда, есть одно но…

– Какое же?

Я приготовилась к тому, что девица начнет представление. Вначале чай, потом смешная стоимость услуги, где-то должен быть зарыт гвоздь огромных размеров. Однако услышанное превзошло все мои ожидания.

– Переместитесь вы в иной мир.

Опаньки! Как интересно! Даже интереснее, чем спорить с моим бывшим бойфрендом.

– В другой мир?! – переспросила я. – Правильно вас поняла?

– Да, Екатерина. Ваша любовь ждет вас в ином мире.

Дальше Лола что-то еще говорила, но я не особо вслушивалась. Запомнила только, что для возвращения на Землю мне нужно будет убить себя там, в том незнакомом мире. Опять же такой способ действует не всегда, а до определенного времени. Но если я сумею преодолеть все трудности, то получу в подарок того, с кем на сто процентов буду счастлива.

Похоже, это игра какая-то или розыгрыш. Пока я не могла определить, что именно. Но задумка мне понравилась, даже несмотря на то, что какие-то проходимцы решили повеселиться за мой счет.

Хотят веселья, получат. Так и быть подыграю, заодно и сама развлекусь. Итак, новая роль непризнанной актрисы Ветровой обещает стать триумфальной!

– Я все обдумала, – в который раз за нашу беседу прервала я девушку. – Согласна. Давайте поторопимся. Мне так натерпится встретить ЕГО.

Последнее слово было сказано с особым придыханием. Галка была бы в восторге.

– Вы уверены, Екатерина?

– О да! – экзальтированно провыла я. – Да!!!

– Хорошо. Начнем.

Лола взяла со стола бархатный мешочек, украшенный стрекозой, и вынула оттуда колоду. На рубашках карт, как и на футляре, обитало то же самое насекомое.

Огладив стрекозок, девушка начала тасовать, а потом протянула карты мне.

– Сдвиньте левой рукой на себя, пожалуйста.

Я с готовностью выполнила требование.

Затем она еще некоторое время перебирала карты, а после разложила веером на столе.

– Мысленно произнесите желание, Екатерина. А потом выберите три карты.

Игра становилась все интереснее. Но не буду раньше времени показывать свою осведомленность. Я послушно сосредоточилась и принялась вытягивать карты.

– Императрица – раскрытие сексуальности, осознание величия, силы, притягательности и обаяния, а также сильная или сильные соперницы. Правосудие – интерес к несвободному существу, тому, кто связан обстоятельствами с кем-то еще. Туз огня – страстное желание обладать партнером, сексуальная энергия, бьющая через край.

Лола внимательно на меня посмотрела, заставив вдруг засмущаться.

– Занимательный выбор. Что ж, Екатерина, желаю вам удачи и терпения.

А потом она замолчала. Закрыла глаза и что-то забормотала вполголоса. Как я ни прислушивалась, разобрать слов не смогла. Вскоре и вовсе перестала что-то слышать. Да и видеть тоже. Картинка начала размазываться, выделялись только белоснежное платье Лолы и синяя стрекоза, покоившаяся на ее груди.

Я в ужасе закричала, попыталась встать, но непонятная мощь вдавила меня в кресло. Давление все возрастало и возрастало. Я билась, пока могла, а потом резко потеряла сознание.

Глава вторая

Очнулась так же резко и сразу поняла, как хорошо было в небытие. Там, по крайней мере, я ничего не чувствовала. Здесь же ветер яростно швырял в лицо ледяную воду, норовил сбить с ног, рвал платье похлеще бешеного пса. Я моментально ослепла, оглохла из-за невероятного грохота, а еще безумно замерзла.

Вдруг неведомая сила дернула меня за руку. Я завизжала от страха, но была вынуждена заткнуться, ударившись лицом обо что-то твердое. Прикусив от неожиданности губу, расплакалась. Но, даже заливая слезами чей-то панцирный доспех (успела рассмотреть), не могла не признать, стало теплее, исчезли ветер и вода.

Однако долго заниматься этим делом мне не дали, оторвали от железяки и спросили грубым голосом:

– Какого клеха ты делаешь на скале, тери? Где твой господин?

Чего-чего?! Не знаю, что возмутило больше: тери, звучавшее весьма пренебрежительно, или едкое – господин?

– Сам ты тери! – я вырвала руку из клешней, по недоразумению названных ладонями. – Вот и топай к господину, он тебя отгосподинит как следует!

И лишь проговорив свою пламенную речь, я решила-таки глянуть на собеседника.

Мама дорогая!

Продолжение, так и рвавшееся с языка, было моментально проглочено. А на лицо напялена улыбка. Очень надеюсь, что она выглядела именно улыбкой, а не гримасой. И крылатое нечто напротив правильно ее поняло.  

Пока я во все глаза пялилась на высоченного чернокожего мужика с огромными орлиными крыльями, дредами и квадратной челюстью, он смотрел на меня. Надо сказать, глядел оценивающе так, будто прикидывал, сколько можно выручить за такую кобылку. А потом ухмыльнулся, весьма зловеще. И я поняла – меня оценили.

Ойкнув, начала пятиться, надеясь, что даже на каблуках сумею убежать. Да не тут-то было, за спиной оказалась преграда, пружинистая такая, что тут же отпружинила меня обратно. Прямо в загребущие лапы мутанта-афроамериканца.

– Ты куда-то собралась, ари? – проскрежетал он.

Вот ты ж, ежик летучий, быстро же я эволюционировала с тери до ари. Еще бы знать, что значат эти дурацкие названия.

– Что ты? – захлопала я глазками так, как учила Галка, чтобы мужик проникся и подобрел. Однако этот экземпляр добреть не торопился, наоборот, нахмурил брови и стал возмущенно вращать глазами.

Твою ж маму! Да он бешеный! Сейчас как накинется и, почитай все, нет Катьки!

Я на мгновение опешила, а потом включила самое лучшее женское оружие. То есть заверещала, будто резанная.

Впрочем, мужик совсем не впечатлился. Только поморщился, словно от зубной боли, и бесцеремонно сцапал меня на руки. А затем взмахнул крыльями и взлетел.

Мои вопли стали еще громче.

Когда я охрипла и была вынуждена закрыть рот, смогла осмотреться. И зависнуть от увиденной картины: горы, солнце, горные козлы, грифоны, глубокие ущелья, каньоны. Ах да, водопад и одинокий выступ чуть в стороне, с которого прыгнул мутант.

Пока мозги перезагружались, заработала память. И спустя некоторое время я все вспомнила: и гадальный салон, и его загадочную хозяйку, а также само гадание, и слова, которые сказала Лола.

– Переместитесь вы в иной мир…

Мама дорогая! Похоже, я по правде попала. Вот только куда? Куда меня перебросила гадалка?!

Пока мысли скакали в мозгу, словно испуганные зайцы, чернокожий перевозчик стал снижаться на высоченную стену, замеченную мной еще в воздухе. Стена опоясывала, наверное-таки, город. Иначе назвать скопление разнообразных построек не получалось.

Нас встречали. Еще один крылатый чернокожий детина со щербатой улыбкой законченного маньяка. Увидев меня, он сально заухмылялся, отчего я ощутила непреодолимое желание стереть ухмылку каблуком туфли. А потом он заговорил:

– Здорово, Юрай, знатная добыча. Где взял?

– Где взял, там уже нет, не ищи, – прогрохотал мой пленитель. – Лучше скажи, Кор, я еще успеваю на торги?

– А то, – кивнул Кор. – Перенесли на ночь.

– С чего это? – удивился Юрай.

– Поговаривают, карайан Повелителя прибывает, вот и придержали самый знатный товар.

Он окинул меня таким плотоядным взглядом, отчего я невольно задрожала.

– Ты поторопись, Юрай. Твой товарец хорош. Чем клех не шутит, и деньжат подзаработаешь. Если что, ты знаешь, где меня искать. Отпразднуем.

Юрай бесцеремонно шлепнул меня по заду и одобряюще загоготал. Козел! А потом снова схватил за руку и потащил в неизвестном направлении.

Честно, пыталась сопротивляться. Но куда там, проще было поезд по рельсам протащить, чем вырваться из лап чернокожего детины. Он шел широким шагом, я же едва успевала перебирать ногами, болтаясь как тряпичная кукла. Хорошо каблуки не оставила в брусчатке. Чтобы хоть немного осмотреться и речи не было, лишь бы не рухнуть. Боюсь, в таком случае этот неандерталец потащил бы меня волоком.

В тот момент, когда Юрай чуть ли с ноги открыл какую-то дверь, мне было все равно. В боку давно уже кололо, перед глазами летали мушки, а грудь разрывалась от нехватки кислорода. Впрочем, никто о моем состоянии не волновался, громила, не напрягаясь, втолкнул внутрь и снова потащил вперед. Пока не остановился возле еще одного представителя крылатых, еще более огромного и брутального.

Твою ж, что за мир такой! Одни великаны, возле которых я смотрюсь ребенком.

– Кто? – рыкнул заросший по самые уши мэн.

– Юрай Короб из Третьего поднебесного полка.

– Зачем пришел?

– Предложить товар на торги, – как по писаному ответил пленитель.

А до меня, наконец, дошло, кого он записал в товар. Меня! До того этот факт как-то ускользал от восприятия.

– Я против! – заорала во все горло, но удостоилась лишь пренебрежительных взглядов.

– Эй, вы меня, вообще, слышите? – топала я ногами. – Эй, гады крылатые?!

А потом вдруг поняла, что не слышу своего голоса. Рот открывался, а звук отсутствовал.

Вашу ж, пернатую мать! Вот Лола, поганка малолетняя, попадись мне! Все блондинистые волосенки выдеру. Любовь она мне нагадала, как же! В рабыни иномирные записала!

Пока я шипела рассерженным ежиком, двое мастодонтов успели договориться. Юрая допустили до распорядителя торгов, дабы славный муж смог меня осмотреть и вынести вердикт: продавать или не продавать.

Веселенькая перспективка, ничего не скажешь. Может, пора уже самоубиваться? Или как?!

Распорядитель обитал в огромном кабинетище со стенами, окрашенными в жизнерадостный цвет детской неожиданности. Обставлено логово было с претензией на помпезность: мебель на гнутых ножках; злато, серебро на всех видных местах; какие-то уродливые вазоны в углах; картины с обнаженными женщинами. В общем, не кабинет – кошмар дизайнера.

Славный муж похож был на вьетнамского поросенка. Носик пятачком, глазки маленькие, узенькие, на голове завитый чубчик. Сам жирненький, лощеный, кругленький, щетинистый. И как только камзол, или что там на нем надето, на животе застегнул.

Когда Юрай запихнул меня в кабинет, распорядитель изволили обедать, а точнее, нажираться до поросячьего визга. На столешнице присутствовали всяческие ароматные яства и немаленькая такая бутылка с чем-то явно алкогольным. Почему я так решила? Ну, на лице славного мужа присутствовал след злоупотребления. Хороший такой, от армейского сапога, не меньше.

– Териар Герей, – поклонился Юрай. – Разрешите показать товар.

– Разрешаю, – царственно кивнул распорядитель.

Облизнул палец и поманил этой самой слюнявой сосиской. Меня передернуло от отвращения.

– Подойди, не видишь, териар ждет! – рыкнул Юрай и подтолкнул в спину.

Я была вынуждена сделать несколько шагов вперед.

– Так, так, так, – многозначительно проговорил поросенок. – И что мы имеем…

Я окрысилась в злобной гримасе. Голос-то мне не вернули, иначе распорядитель узнал, кто, куда и кого имеет.

– Норовиста! – восхитился свин. – Красива. Фигуриста.

Его взгляд прошелся по груди, едва прикрытой низким декольте, оценил ширину талии и бедер, огладил ноги.

– Так, а зубки? Ну-ка, ари, покажи зубки.

Честно, фигура из выставленного среднего пальца соорудилась сама собой.

– Ноготки тоже ничего, – одобрительно цокнул распорядитель и полез мне в рот.

От такой наглости я опешила, потому-то, наверное, он успел сделать свое черное дело и остался при этом с пальцем.

– Шесть сотен, если окажется девственницей, полсотни, если ей уже кто-то успел попользоваться, – вынес приговор свин.

Судя по алчно сверкнувшим глазам Юрая, меня оценили высоко. Вот только фига тебе с маком, крылатик, а не шесть сотен чего-то там. С девственностью я уже успела благополучно попрощаться.

– Согласен, – кивнул мой пленитель.

Распорядитель потер ладошки и двинулся к стене. А затем дернул за шнурок, висящий возле одной из картин. Буквально сразу же в кабинет, подобострастно согнувшись, вошла пожилая женщина. Бескрылая, надо заметить.

– Териар? – проскрипела она и с благоговением уставилась на свина.

– Осмотри, – бросил тот и уселся обратно к столу.

Женщина разогнулась, повернула голову, нашла взглядом меня и ухмыльнулась. А я вдруг почувствовала, как засосало под ложечкой.

Неужели она собралась проводить осмотр прямо здесь?

Судя по тому, с какой радостью приближался Юрай, а распорядитель быстрехонько стянул скатерть вместе с содержимым на пол, крылатые извращенцы жаждали провернуть это дельце прямо на столе.

Ну, уж нет! Ни за что! Не позволю!

Пусть свои низменные желания удовлетворяют где-нибудь еще и не за мой счет.

Я заметалась по кабинету, раньше казавшемуся огромным, теперь вдруг сузившемуся до размеров кухни в хрущевке. Вот только нигде не находила убежища: напротив – злобная старуха, справа – Юрай, слева – териар. Свин, конечно, толстяк, но не уверена, что слабак. Задавит салом и не поморщится.

Судорожно просчитывая варианты, пришла к выводу, нужно пытаться прорваться через старуху, на вид она самая беспомощная. Толкнуть ее посильнее прямо в лапы Юрая, и бегом к двери. Там уж посмотрим по обстоятельствам.

Пока я думала, расстояние между нами все уменьшалось. Поняв, что медлить больше нельзя, резко стартанула. На бегу выставила руки, намереваясь выполнить задуманное, как хриплый голос выплюнул единственное слово:

– Стоять.

Я тут же затормозила. Резко остановилась как вкопанная.

Вашу ж, крылатую!

– Раздевайся, – приказала старуха. – Живо.

И, знаете, я бросила сумку, с которой не расставалась все это время, и принялась расстегивать платье. Сознание сопротивлялось, а руки действовали. И это было ужасно.

За ничтожно короткое время, предавшее меня тело, избавилось от платья и туфель. Я предстала перед крылатыми извращенцами в белье и чулках. На морде Юрая читалась неприкрытая похоть, да и свин не остался равнодушным.

– Снимай все, – поторопила старуха.

Руки потянулись к бюстгальтеру, я же клятвенно пообещала себе, что обязательно уничтожу всех троих. А первой эту морщинистую гадину. Убью с особой жестокостью и не пожалею.

Когда на мне больше ничего не осталось, колдунья подошла ближе. Дотронулась до лица, проверяя гладкость кожи, снова изучила зубы. Подняла волосы, оглядывая шею, надавила на живот, потрогала грудь, прикоснулась к бедрам. Обошла сзади, оценивая тыл.

Как будто кобылу осматривала.

– Укладывайся на стол, – прозвучал очередной приказ.

Посылая кару небес на всех троих, я была вынуждена подчиниться.

– Согни ноги в коленях и разве их.

Ощущая, как горят щеки от стыда и ярости, выполнила. Старуха присела рядом, раздвинула губки и ввела в меня палец.  

– Девственна, – спустя мгновение произнесла она.

Чего?!

Я даже на миг забыла о своем позоре. Девственна?! Как такое может быть?! После нескольких лет ведения половой жизни нельзя остаться девственницей. Или это какая-то волшебная гименопластика, на которую я не давала разрешения?

– Ты уверена? – в голосе свина тоже слышалось недоверие.

– Да, териар.

Впрочем, тот решил проверить самостоятельно, но старуха не дала. И, слава богу, прикосновений жирных пальцев распорядителя я бы не вынесла.

– Не стоит, териар. Иначе она потеряет свою ценность.

Свин с ворчанием отступил.

– Поднимайся и одевайся, – велела старуха.

Что я с радостью сделала, даже сопротивляться воздействию ее чар не стала. Но, даже одевшись, продолжала ощущать липкие мужские взгляды.

– Уводи, – приказал свин. – Подготовь и обработай хорошенько. Она должна своими ногами выйти на помост и не мешать торгам. Поняла?

Затем обернулся к Юраю и потерял к нам обеим интерес.

Колдунья все равно кивнула. А потом, видя, что я готова, велела следовать за ней. Воздействия, паразитка, не сняла. Побоялась, видимо, получить по голове чем-нибудь тяжелым. Ну, ничего, кара ее все равно рано или поздно настигнет. И уж я постараюсь, чтобы это произошло как можно быстрее.

Старуха шла быстро, спину держала прямо. Даже не подумаешь, что прогибалась перед свином. Выйдя из кабинета, она как-то враз увеличилась в росте и помолодела. Или это при свете факелов у меня разыгралось воображение.

На что было похоже помещение, по которому я шла, затрудняюсь сказать точно. Какая-то дикая смесь из строений форта позапрошлого столетия и заброшенных станций подземки. Особо осматриваться, увы, не получалось, вертеть головой не позволяла магия, или чем там владела старуха.

Наконец, мы куда-то пришли. Как оказалось, в «приемный пункт», куда сводили весь привезенный товар. Товара было не то чтобы много, девочек двадцать, но, как говорится, на любой вкус и кошелек. Объединяло их одно: затравленный вид и тоска во взглядах. Ах да, у представительниц женского рода отсутствовали крылья. И еще, не все были чернокожими. У двух цвет кожи имел сероватый оттенок, у одной отдавал желтизной.

В тот момент, когда за моей спиной захлопнулась дверь, девушки, все как одна, вскочили с лавок и уставились на старуху. Та обвела их высокомерным взглядом и заявила:

– Раздеваетесь, скидываете тряпки у двери и идете мыться.

Видя, что девицы никак не реагируют, она добавила:

– Живо!

Те встрепенулись и начали раздеваться. Все кроме одной. Среднего роста, типичная афроамериканка, какими их показывали по телевизору: кудрявые, черные как смоль волосы, широкий нос, пухлые губы, выдающаяся попа. Девица гордо подняла подбородок и выплюнула едкое:

– Я не подчиняюсь клеховой дочери! Выпусти меня и побыстрее.

В комнатенке воцарилась тишина.

– Повтори, – сладко улыбнувшись, приказала старуха.

– Выпусти меня, – несколько более неуверенно сказала девушка. – Я попала сюда по ошибке. Мое место в жемчужинах.

Старуха, не спеша, подошла ближе. Внимательно оглядела ее лицо, а потом впилась ногтями в подбородок девчонки и прошипела:

– А если не выпущу? Что сделаешь?

Кудряшка опешила.

– Вот и рта не открывай, раз не уверена. И, вообще, я не люблю, когда меня оскорбляют.

Она хлопнула в ладоши и, откуда ни возьмись, в комнатенке появились трое громил привычного уже брутального вида.

– Предупреждаю всех в первый и последний раз, – обратилась она к замершим девчонкам. – Будете сопротивляться – накажу. Как? Сейчас узнаете.

Глава третья

Девчонка явственно побледнела, старуха же победно улыбнулась.

– Она в вашем распоряжении. Возьмите ее прямо здесь и делайте все, что пожелаете. 

Вашу ж, крылатую, и так и эдак!

Я чудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть, не привлечь внимание чокнутой тетки.

Нифига себе наказание!

– Я не хочу! – попятилась кудряшка. – Я против!

– Согласна и хочешь, – отрезала ненормальная. – Ты хочешь отдаться любому, кто попросит.

В голосе старухи зазвенела сила. Даже меня проняло, возбуждение горячей волной прокатилось по телу, заставив на миг безумно захотеть секса. Девчонку же скрутило по полной программе. Она согнулась и застонала.

Чернокожим демонам повторять дважды было не нужно. Один из них, высоченный, с золотой тесьмой в волосах, бесцеремонно схватил кудряшку и дернул на себя. Та уже не сопротивлялась, затуманенными похотью глазами глядя на него.

Поцелуй больше походил на наказание. Губы крылатого безжалостно впивались в рот девчонки, язык насиловал, тираня, мучая, терзая. Жадные руки бесстыдно шарили по телу, мяли ягодицы, лезли под тунику. Тесьма порыкивал, прикусывал ей шею, оставляя на коже следы от зубов. Девчонка лишь сладострастно стонала, терлась об него своим шикарным телом, извивалась, точно змея.

Подоспел и второй: лысый широкоплечий, с серьгой в ухе. Он и не думал церемониться. Мало что скрывающая юбка кудряшки была задрана до самой талии. Трусики и вовсе не смогли помешать задуманному. Серьга приспустил шаровары, вынимая член. Настоящий черный гигант: длинный, толстый, увитый венами. Я глядела на него и невольно задавалась вопросом, а войдет ли?

Серьга отогнул краешек трусиков, потерся головкой о припухшие от желания губки девчонки. Та подалась попкой назад, сама буквально насаживаясь на член. Захлебнулась криком, когда он вошел почти до основания. И тут же замолкла, получив в рот еще один не менее выдающийся, чем первый.

Я смотрела на распятую между двумя членами девчонку и почему-то начала возбуждаться. Даже зная, что это наказание, захотелось вдруг оказаться на ее месте. Почувствовать вкус этих черных бархатных красавцев, ощутить их в себе, захлебнуться наслаждением, бьющим через край.

Тем временем третий здоровяк с шикарной цветной татуировкой на спине подошел ближе к троице. Вынул кривой нож и бесцеремонно разрезал тунику от верха до низа, точно так же поступил с короткой маечкой, заменявшей кудряшке бюстгальтер. Трусики и вовсе разорвал. Затем он протянул руку, находя груди. Сжал темную горошину соска, перекатывая ее в пальцах. Второй залез себе в шаровары и бесстыдно принялся мастурбировать.

– Ты не должна кончать, – вклинился в стоны голос старухи.

И только тогда я поняла, в чем заключалось наказание.

Любовники поменяли позу. Тату улегся на пол, девчонка запрыгнула сверху и принялась яростно скакать. Руками она гладила члены Тесьмы и Серьги, периодически беря их в рот. По ее лицу тек пот, волосы прилипли, тело блестело от влаги, но запрет старухи не давал ей добраться до желанного финала. Она иступлено выла, плакала, все быстрее скакала, не жалея ни себя, ни партнеров.

Я же едва не стонала в голос, ощущая, как жарко стало в трусиках. Рука сама собой тянулась туда, но я остатками воли приказала себе остановиться.

– Это все магия. Магия. Магия, – твердила мысленно, словно мантру. – Только магия.

Вот только вид члена, выныривающего из кудряшки сводил на нет все мои старания.

Впрочем, не я одна завелась, другие рабыни тоже не сводили взглядов с совокупляющейся четверки. Приоткрытые рты, лица, на которых кроме похоти, ничего не было, торчащие соски, сжатые колени – все это говорило, что девицы как никогда раньше близки к безумной оргии. Даже старуха и та не осталась равнодушна к собственной выходке, пожирая глазами мужчин. Вспомнила гадина то чего давно лишилась и захотела украсть у кудряшки.

Та же бесновалась. Балансируя на грани, никак не могла ее преодолеть. Позы менялись, но ни одна не приносила ей желаемого. Крылатые кончали друг за другом: вначале Тату, потом Тесьма, за ним и Серьга. Она же осталась на полу распластанная, разбитая, плача от возбуждения, не в силах даже самостоятельно удовлетворить себя.

– Довольно. Успокойся.   

Голос старухи прозвучал набатом. Однако после приказа враз стало легче. Возбуждение схлынуло, как не бывало. Холодная волна освежила голову, заставив ощутить стыд.

Старуха подошла к кудряшке, ткнула носком туфли ее в бок и сказала:

– Во второй раз лишу способности испытывать наслаждение на месяц. В третий – навсегда. Ты поняла?

– Да, – прошелестела девчонка.

– Все поняли?

– Да, да, да, – загомонили рабыни.

И в этом хоре я неожиданно услышала свой голос.

Оглядев нас еще раз рентгеновским взглядом, старуха вышла. Оставила гадина наедине с собственными страхами. Я против воли поежилась, ощущая, как по коже бегут мурашки. Посмотрела на сестер по несчастью: испуганных, сгорбленных, несчастных. А потом решительно подошла к плачущей девчонке.

– Давай руку, помогу встать.

Она даже плакать перестала, уставившись на протянутую ладонь, будто на ядовитую змею.

– Не стесняйся, хватайся, – выдавила я улыбку. – Нужно поторопиться, пока эта грымза не вернулась.

Вместо того чтобы подать свою, кудряшка стала отползать.

– Ты чего это? – удивилась я. – Ничего тебе не сделаю, помочь только хотела.

– Благодарю, – сипло ответила она, не глядя на меня. – Не нужно тебе меня касаться. Не нужно говорить со мной.

– Почему это?

Девчонка всхлипнула, но сумела удержаться от плача. Она подняла глаза, в которых плескалась боль, и ответила:

– Ты красива, необычна. Ты, будто экзотичный цветок в саду Повелителя. Я же после случившегося стою меньше, чем за меня заплатили отцу. Не нужно брать себе мою грязь.

Твою ж, маму! Что у нее в голове?!

– Какая же ты глупая! – не смогла я сдержаться. – Неужели ты считаешь себя виноватой?!

Девчонка молчала. Я уселась на пол рядом с ней и провела ладонью по спутанным волосам.

– Как тебя зовут?

Снова молчание.

– Поверь, если я узнаю твое имя, ничего страшного не случится. Правда.

– Чайлана, – нерешительно ответила она.

– Вот и отлично, Чайлана. Я Катя.

И снова подала ей руку. Она осторожно вложила свою.

– Приятно познакомиться.

Девушка нерешительно улыбнулась.

– Пойдем, примем душ. Ты знаешь, где здесь моются?

– Знаю.

С трудом подняв девчонку на дрожащие ноги, повела, ориентируясь на ее подсказки. Остальные рабыни, как и предполагала Чайлана, шарахались от нее, как от огня.

Вот идиотки!

«Ванная комната» больше походила на публичную баню советского периода. Никаких тебе нормальных душевых, только ключ, бьющий из земли, шайки и ковшики. Ах да, какие-то колючие тряпки, выполнявшие функцию мочалки. Шампуни, гели, скрабы и тому подобное заменяла одна густая жижа: черная и вонючая, как деготь.

И как здесь мыться?!

Впрочем, зря я хаяла жижу. Наверное, никогда не чувствовала себя такой чистой как после ее употребления. Да и вонь моментально улетучилась, стоило опрокинуть на себя несколько ковшей воды. Кожа стала мягкой и нежной, будто я провела в спа-салоне не один час.

Чайлану пришлось мыть мне. Она едва добрела до скамейки, как впала в прострацию. Молчала, бесцельно смотрела в угол и не шевелилась. Я руководила ей, будто ребенком. Приказывала подать то руку, то ногу.

Нужно было как-то ее расшевелить, дать боли выйти наружу, а не снедать изнутри. Но как это сделать я совершенно не представляла. Думала-думала и придумала.

Вернулась старуха, провела «смотр войск», нашла нас довольно чистыми, чтобы предстать пред покупателями. Косметики или чего-то похожего не выдали, видимо, предполагалось, что товар должен быть без лишних украшательств. С одеждой продавцы тоже не заморачивались: набедренная повязка и, блин, бусы на шею. В таком виде я не встречала своего единственного любовника, не то, что неведомое число незнакомых мужиков.

Но делать нечего, ведьма дала понять, чем грозит неповиновение.

Дальше потянулись часы, наполненные переживаниями и нервными перешептываниями товарок. То ли до меня, наконец, доперло, куда я попала, то ли общая нервная обстановка подействовала так угнетающе, но я забилась в уголок, села, подтянула колени к груди и закрыла глаза. Рядом жалась Чайлана. Несчастная не отпускала моей руки до тех пор, пока двери «темницы» с шумом не открылись, впуская старуху и очередных крылатых надсмотрщиков.

Тех, кто воспользовался невменяемым состоянием кудряшки, не было. Надеюсь, безумная ведьма их сварила и сожрала или заездила до смерти, что более вероятно.

Впрочем, Чайлане хватило одного вида чернокожих здоровяков. Девчонка задрожала, как лист на ветру, и тихонечко заскулила.

Вашу ж, крылатую! Как есть бездомный щенок у подъезда! Нужно срочно придумать хоть что-то!

– Чайлана! – заорала я, невзирая на гробовую тишину, образовавшуюся с приходом старухи. – Смотри на меня!

У девчонки тряслись губы, глаза были широко распахнуты и наполнены слезами. Казалось, еще чуть-чуть и она забьется в истерике. Этого допустить я не могла.

Не думаю, что старуха потерпит такое, скорее уж велит добить бедняжку.

Вот только Чайлана уже ничего не соображала от страха, не слышала меня. Пришлось действовать по старинке: как следует, размахнувшись, залепила ей звонкую пощечину. Девчонка ахнула, прижала ладонь к щеке и, наконец, отвела взгляд.

– За что?! – пролепетала она.

– За все! – огрызнулась я. – Чего ты туда уставилась, мужиков не видела?!

Из глаз Чайланы уходил страх, зато вот злобы прибавилось.

– Так понравилось, что решила повторить?! – продолжала я давить на больное, прекрасно зная, что сама за такое удавила бы в унитазе, но нужно было действовать. Пусть лучше меня ненавидит, чем себя.

– Да как ты смеешь, ари?! – прошипела девчонка.

– Такая же ари, как и ты, не обольщайся, – прищурилась я. – Только вот посильнее некоторых. Не хнычу в кулачок!

– Что ты понимаешь?! Это не тебя заставили отдаться вонючим терам!

– Да ладно, как будто в первый раз! Судя по тому, как ты скакала на их членах – не в первый и даже не второй. Больно умело.

Кудряшка от ярости захлебнулась словами. Этой малости хватило мне, чтобы осмотреться. Другие товары испуганно косились на нас. И что самое странное, ведьма тоже не вмешивалась. Скорее, наоборот, с интересом посматривала на нашу ссору. Видно, маловато здесь развлечений, вот и пользуется моментом. Гадина! Как бы ее обезвредить?!

– Ты…, ты дочь последнего из клехов! – завопила Чайлана и, больше немедля, бросилась на меня.

Я этого ждала, а потому увернулась, наподдав ей под зад. Метнулась следом, схватила за повязку и потянула на себя. Девчонка запнулась и рухнула на пол, я сверху. Теперь у меня было несколько секунд, чтобы провернуть то, что пришло буквально только что в голову. Пока старуха не начала действовать.

Вряд ли ее похвалят, если она недосмотрит за товаром.

– Слушай, быстро, – зашептала. – Убьешь меня позже. Ты знаешь, где у старухи слабое место? Как нам обойти ее колдовство?

Девчонка вначале опешила и даже сопротивляться перестала, но, к ее чести, соображала быстро.

– У каждой диламы есть дил – предмет силы, который она носит на себе и прикасается при колдовстве. Если его уничтожить, она умрет.

– Поняла, – шепнула в ответ, поднимаясь.

Как раз вовремя. Ведьма активизировалась.

– Стоять!

Я покорно остановилась, даже не пытаясь дергаться.

– Встать на колени.

Встала и из-под ресниц стала наблюдать за старухой. Нужно было срочно обнаружить ее дил. Что делать дальше я пока не знала.

– Ползти на коленях ко мне.

Мы с Чайланой приняли коленопреклонённые позы и поползли.

– Встать!

Ведьму прямо торкало от осознания собственной силы. Она наслаждалась нашей беспомощностью.

– Смотреть на меня!

О, вот это хороший приказ. Как раз для меня.

– Вы пустые, глупые ари! – Лицо старухи перекосило от злобы, сделав ее еще малопривлекательнее. – Да за такое поведение я заставлю вас жрать собственные испражнения!

Фу!!! Меня едва не вывернуло. Вот ведь больная! И как ее здесь терпят?!

– Простите! – мяукнула Чайлана.

Ее, видимо, тоже впечатлило возможное наказание.

– Я не…

– Молчать! – заорала ведьма.

Девчонка тут же заткнулась. А я-таки, наконец, увидела дил старухи: кольцо на среднем пальце левой руки. Как банально!

Так, теперь пока она переключила внимание на бедняжку Чайлану, нужно действовать.

Пошевелила пальцами, вроде слушались. Осторожно согнула колени – тело действовало. Уверенная в собственной безнаказанности, ведьма забыла отдать приказ «не шевелиться», этим и воспользуюсь.

На миг зажмурилась, вспоминая слова бывшего любовника:

– Ты, Катька, слабая. Но даже у таких слабачек как ты есть возможность уйти от насильника. Запомни: ударить в одну из болевых точек, а потом уносить ноги.

Пора.

Шаг вперед, рука резко вылетает вперед. Я бью, не жалея, прямо в солнечное сплетение.

Старуха давится словами, скрючивается, открывает и закрывает рот, будто огромная уродливая рыба, выпучивает глаза.

Я тут же хватаю ее левую руку и стягиваю кольцо. Отступаю на несколько шагов назад, утаскивая и Чайлану. Здоровяки приходят в себя и с угрожающим рычанием идут на нас.

– Стоять! – воплю я. – Еще шаг, и я проглочу дил. Мои соки враз его уничтожат, как и диламу!

Ужас! Какую же ересь я несла! Надеюсь, поверят.

Черные остановились, переглянулись, оскалились еще страшнее и снова пошли.

Вашу ж, крылатую! Похоже, ведьма здесь не в чести!

Так, Катька, думай, пока из тебя не сделали отбивную.

– Забыла сказать, клеховы ублюдки! Помрет не только дилама, но и те, на кого хоть раз было направлено ее колдовство.

Здоровяки пошли быстрее.

– Не верите, вот сейчас и проверим!

Я показательно повертела колечко и засунула его в рот. Едва стерпела рвотные позывы.

Громилы остановились, снова переглянулись на этот раз неуверенно.

– А теперь вон отсюда! И имейте в виду, хоть слово, будете умирать страшно. Я все вижу!!!

Крылатых выдуло из темницы. К тому времени немного пришла в себя ведьма и теперь с яростью зыркала на меня.

– Что ж, бабуся, – язвительно сказала я. – Вот теперь и решим, кто и что жрать будет.

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям