0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Подписка » Нам не понять друг друга сразу » Отрывок из книги «Нам не понять друг друга сразу»

Отрывок из книги «Нам не понять друг друга сразу»

Автор: Медведева Алена

Исключительными правами на произведение «Нам не понять друг друга сразу» обладает автор — Медведева Алена . Copyright © Медведева Алена

Пролог


Космическая эскадра Конфедерации окружила Альдис в тот миг, когда крейсер «Эндорра» пристыковался к центральному порту станции-храма.
И стоило двигателям заглохнуть, как флагман разведки покинул ее глава, решительно устремившись к входу в основную обитель служительниц богини Алади, которым по сути являлась вся планетка. За ним следовали его воины – безэмоциональные и непобедимые крылатые неймарцы.
Стремительно двигаясь, Леакрэ Тьер-Тенг не обращал внимания на преграды и попытки воспрепятствовать его намерениям. Значение для него имела лишь одна цель! И он неумолимо шел к ней. Двери с характерными культу Алади письменами отлетали под ударами его сильных рук и крыльев. Служительницы, вставшие на пути, в ужасе шарахались в стороны, ощутив ужасающее влияние его сознания. Даже сила, дарованная богиней, не могла в полной мере сохранить своих служительниц.
Неймарец словно знал или чувствовал направление, уверенно перемещаясь извилистыми подземными коридорами, продвигаясь вперед.
- Господин! – в одном из подземных залов к нему устремилась верховная жрица. – Остановитесь!
Татуировки на безволосой голове тарнианки светились синеватым огнем силы, дарованной богиней-звездой. Те же синеватые узоры покрывали и все видимые участки ее тела.
- Где новоприбывшие? – проигнорировав ее приказ, лишь на секунду притормозил капитан «Эндорры».
Взгляд его при этом так явственно полыхнул алым, что сопровождавшие верховную жрицу служительницы вздрогнули.
- В зале посвящения, - слегка недоуменно отозвалась женщина и тут же спохватилась, когда мужчина решительно устремился к указанному месту. При том, что оно было сокрыто в недрах храма, возле источника силы, о котором знали лишь посвященные.  – Командующий, остановитесь! Никогда прежде представители Конфедерации не появлялись на Алдисе. Вы же знаете по существующему между нами договору, вы не можете…
Слова ее не возымели на мужчину ни малейшего эффекта. Он, как и следующие за ним неймарцы, безмолвно и стремительно шагал к указанному месту. Поэтому, спешно устремившись наперерез, верховная жрица грозно предупредила.
- Наши послушницы более не принадлежат внешнему миру. Даже вам опасно противостоять воле богини, вмешиваясь в ритуал посвящения. К тому же встреча с любым мужчиной возможна лишь в единственный особый день в году, день милости великой Богини Алади! Вы не можете войти туда сейчас!
Капитан «Эндоры», не сбавляя темпа, обогнул вставшую на его пути женщину и не обратил на ее окрик внимания.
Последняя дверь, укрывавшая за собой зал посвящения, дрогнув, с неимоверным грохотом отлетела в сторону. Девушки, что окружили светящийся синеватым светом колодец в центре, испуганно оглянулись. Среди них оказалась и та, к которой стремился неймарец. Та единственная за сотни лет существования культа Алади девушка, что прибыла на Алдис с Земли. Не отводя взгляда от ее вмиг побледневшего лица, капитан шагнул навстречу.
- Господин! – в голосе верховной жрицы, вслед за нарушителями привычного порядка ступившую в зал, ощущался неподдельный гнев. – Уходите!
Лэакре Тьер-Тенг уже был возле представительницы расы землян, неведомым образом распознав ее среди множества укрытых одинаковыми накидками с капюшонами новоприбывших, избравших путь служения богине-звезде.
- Арианна!
Пронзив девушку суровым взглядом, схватил ее руку поверх мешковатого одеяния, намереваясь увести с собой. Но новообращенная служительница тут же душераздирающе закричала и рухнула на пол, корчась от боли.
- Командующий! – Верховная жрица напряженно замерла рядом с ним. – Что вы делаете? Ей больно! Кроме одного дня в году нельзя посторонним касаться послушниц! Иначе сила богини обжигает их, медленно убивая. Для девушек больше невозможен контакт с внешним миром. Арианна уже прошла посвящение, взгляните на ее руки!
Неймарец стремительно перевел взгляд на ранее укрытые широкими рукавами ладони девушки. По ним, уверенно расползаясь выше, змеились светящиеся синим светом узоры – отметины силы Алади…
Резко разжав ладони, мужчина отпустил руки Арианны. Она тут же обессиленно упала на пол к его ногам, стараясь отдышаться и все еще дрожа от ощущения вдруг обжегшей ладони боли. Глаза застилали слезы. Неймарец и тут стал для нее причиной беды!
- Господин! – Верховная жрица не отступала. Все присутствующие служительницы культа молчали. – Покиньте храм, вы должны!
Но Леакрэ стоял, не шевелясь, словно превратившись в каменного истукана – все его тело напряженно замерло, мышцы свело жуткой судорогой, и он не в силах был совладать с этой болью. Мужчина старался понять, как могло случится, что он не успел? Не разгадал ее намерений и вовремя не воспрепятствовал побегу? Потерял свою избранницу? Лишился всякого шанса на обретение семьи? Взгляд неймарец так и не отвел от ладоней лежащей рядом девушки.
- Командующий! Это необратимо. Арианна потеряна для мира навсегда. Это выбор послушницы и ее право. Отныне и навсегда ее душа принадлежит богине. А ее тело служит ей! И нет возможности что-то изменить, вы же знаете о силе Алади! И повторяю – это выбор послушницы! Уважайте его!
В последних словах верховной жрицы прозвучал скрытый намек неймарцу. И он его понял. Крупное тело мужчины содрогнулось. Медленно, очень медленно он отвернулся, так и не подняв взгляда алых глаз, и сделал шаг назад. Потом еще один. И еще. Тело словно с трудом подчинялось командам разума, отказываясь двигаться.
Земная девушка, которую так стремился вернуть капитан «Эндорры», собравшись с силами, приподнялась на колени и потянулась руками к своей шее.
- Леакрэ! – Позвала она шепотом, но в стоявшей в помещении огромного зала гробовой тишине, ее призыв прозвучал отчетливо. И неймарец замер, застыв на месте. Но так и не обернулся. – Я должна… хочу… могу я… вернуть вам это? Господин?..
Арианна спешно коснулась шнура, на котором висел подарок неймарца, знак его выбора. И вытянула из-под балахона необычный кулон, намереваясь снять его. Глаза верховной жрицы потрясенно распахнулись при виде «украшения»!
В следующий миг случилось невероятное. За спиной неймарца, видимые всем стремительно развернувшейся дымкой раскрылись два темно алых крыла. Абсолютно все присутствующие затаили дыхание, сраженные великолепием и мощью невероятного зрелища. И тут же по залу прокатился дружный вздох…
- Не можете! – Леакрэ ответил ровным негромким тоном. Он так и не обернулся к девушке. Зрелище его распахнувшихся на миг крыльев поразило всех, но мужчина совладал с собой – крылья, послушные волевому усилию, плавно свернулись и втянулись внутрь его облачения, укрывшись от жадных взоров присутствующих. Но спина его выглядела напряженной и какой-то неестественно прямой.  – У меня нет права принять его, я сделал свой выбор. Это дар, что не подлежит возврату. Мой эниар принадлежит вам… Госпожа!
Резко сорвавшись с места, неймарец стремительно вышел. Так и не обернувшись, и не сказав более ни слова. Арианна, потрясенная его последним признанием, в абсолютной тишине проводила высокую фигуру мужчины растерянным взглядом, не замечая, что сжимает его подарок в ладони.
И лишь верховная жрица заметила, как при этом вспыхнул ярко-синим свет в Источнике силы Алади за спинами сосредоточенных на происходящем послушниц.


Глава 1

 

Ари

С тихим шорохом позади закрылась дверь, отделив крошечную комнатку, где едва умещалась узкая кровать, от гудящего улья, с которым неизменно ассоциировался храм. Пара шагов – и я возле нее. Уже привычно устало устроившись поверх покрывала, расслабленно прикрываю веки. Позади день, наполненный медитацией и упражнениями, призванными обучить контролю над дарованной силой.
Уже почти год одно и тоже изо дня в день. Но привыкнуть никак не получается. Как и завести хоть какие-то знакомства.
Кажется, я хорошо переношу одиночество?..
Потребности сблизиться с кем-то, даже просто поговорить – нет и в помине. Больше всего мое состояние напоминает сон. И он обязательно завершится, когда я проснусь.
А пока… с сигналом призыва, знаменующим утро, я подобно всем послушницам покидаю свою крошечную келью и спешу провести день в тумане забытья поглотившей наши души силы. И так же возвращаюсь в свою безликую и темную опочивальню с наступлением вечера. В утробе Алдиса о смене времени суток можно догадаться лишь по яркости голубоватого свечения, что излучают тела его обитательниц.
Все это так нереально, так не похоже на прежнюю жизнь… Поверить в окружающую действительность никак не получается. Все кажется сном, и длится он с того момента, как я впервые увидела неймарца. Всякий раз, оставаясь одна в этой комнате, ложусь на кровать, что едва вмещает мое тело, закрываю глаза, прячась от мягко рассеивающего тьму помещения света, что излучает мое тело, и погружаюсь в воспоминания. Ночь за ночью прокручиваю в памяти каждый миг с момента встречи. Это мой сон во сне. И, кажется, это единственное, что хоть как-то трогает мою душу.
В тот день я вышла из душа, собираясь покинуть лечебный центр после завершения рабочей смены. Хотя, называть работой это было преждевременно, скорее практикой.
«Арианна, немедленно вернись домой»
Сообщение от отца пришло на зум, когда я, убрав в стерилизатор комплект формы, натягивала повседневный прогулочный наряд. Забыв обо всех планах, я рванула из здания центра к парковке флаеров, гадая о причине спешки.
Прежде отец лишь однажды обращался ко мне полным именем. Оно его крайне раздражало! Не представляю, как мама добилась моей регистрации под ним. И тогда я очень провинилась, о-о-очень!
К тому же категоричность и авторитарная манера поведения моему отцу – человеку мягкому и добродушному, не свойственна. А значит – дома случилось нечто чрезвычайное. И сердце подсказывало, что моя догадка верна. Оно тревожно покалывало и ускоренно стучало, предвещая… что?
- Арианна! – отец вскочил с дивана, на котором сидел при моем появлении, и непривычно нервным движением оправил полы рубашки.
Тоже странность. Диван – для гостей. Отца же привычнее было видеть за сенсорным конструктором, моделирующим новые технологичные атрибуты. Он многие годы проработал конструктором сервисных систем земных звездолетов.   
И снова мое полное имя?..
- Что случилось?!
- Дочка… - он замялся, явно сам пребывая в растерянности, - Я должен сказать тебе… сообщить… надо спросить…
- Папа?
- Видишь ли… у нас гость! – При этом его взгляд невольно метнулся к окну.
Я тоже оглянулась и в шоке застыла.
Неймарец!
На Земле. Более того – у нас дома! Что за чудо?..
Но ошибаться я не могла.  Слишком характерные и приметные черты: отливающие красным волосы, высокая и словно совершенная фигура, бесстрастное лицо и… алые же глаза. Знакомые глаза!  На миг, потрясенно застыв, ощущая ауру его подавляющего присутствия, его пронзительный взгляд, похолодела.  Это не к добру…
Тем более, это уже случалось со мной однажды. Давно. В четырнадцать лет. Именно тогда я встретила этого юношу. Или мужчину? Нам сложно определить на взгляд их возраст. Что тогда – восемь лет назад, что сейчас он выглядел одинаково. Одинаково прекрасно, холодно и отстраненно. И этим до чертиков пугал меня! Хоть и спас тогда… невольно.
Хотя, о чем я?  Такое близкое присутствие представителя их расы вызывает инстинктивный страх в любом живом существе.  Словно холодом обдает от одного взгляда, но при этом на лбу проступает испарина, а паника накрывает сознание. Каким-то неведомым инстинктом любой из нас – землян, распознает угрозу, сокрытую за их отрешенным видом. Вот и я тогда, оторопев, нервно, скорее подчиняясь внутреннему животному страху – зачем он у нас? – низко поклонилась мужчине.
«Глупая!» - тут же захотелось пнуть себя. Что за подобострастие, что за невольное желание угодить… - «Не зря они нас презирают!»
Но аура гостя словно давила, заставляя ощущать себя кем-то… незначительным и робким. Тьфу ты!
Неймарец с небольшой заминкой, стоило мне поспешно поднять голову и с опаской вновь взглянуть на него, плавно слегка склонил голову, отвечая мне взаимным… поклоном? Растерянно сглотнув, перевела взгляд на отца. И поразилась ужасу в его взгляде.
- Арианна…
Опять!
- Доченька, - голос отца надломился, он слегка пошатнулся. – Позволь представить тебе…
- Леакрэ Тьер-Тенг, - перебила я, стремясь поддержать явно также пораженного визитом родителя и удивившись тому, как легко в памяти всплыло имя неймарца. А я слышала его лишь однажды, когда он сам представился мне в нашу первую встречу. – Я помню!
Спасительная мысль, объясняющая появление невероятного гостя, принесла облегчение. Конечно же, это всего лишь визит вежливости в память о том случае, когда он помог мне. Это же нормально, поинтересоваться судьбой своей подопечной?
Отец побледнел. Потом открыл рот и… снова его закрыл. И обессиленно осел на диван, неосознанным жестом поднеся руку ко лбу.
- Позвольте мне? – Голос, как и помнилось мне, бесстрастием не уступал выражению лица. – Я могу объяснить вам причину своего присутствия?
Он шагнул ближе. Чертами лица инопланетник напоминал совершенную статую, приковав мой взгляд к себе.  Чувствуя, что его предложение самое разумное, я кивнула – отец настолько смущен, что не справляется с обязанностями хозяина дома.  
Сама, пребывая под сильнейшим впечатлением от гостя, я могла лишь завороженно наблюдать, пытаясь увериться, что все это действительно происходит с нами. Для землян каждый визит представителя их расы - это потрясение. И далеко не приятное.  Но всегда сокрушительное!
После того как наша соотечественница стала супругой одного из неймарцев - событие сверхсенсационное и единственное в своем роде, по рассказам отца все информационные ресурсы планеты почти год голосили об этом ежедневно – наметился прогресс во взаимоотношениях наших рас. Но многовековой страх и пропитавшая наше сознание вера в их сверхъестественную природу и опасные возможности в один миг не исчезают. Да и неймарцы в прошлом не отличались дружелюбием, обращаясь с нами так, словно имеют незыблемое право повелевать всей вселенной, что уж говорить о Земле.
- Да, - сдерживая подспудный страх и напряженно ожидая пояснений, кивнула в ответ.
- Ваш отец, - и рука мужчины, за которой я проследила взглядом, указала на моего родителя. Лицо папы при этом приобрело чуть сероватый оттенок! -  Он дал мне право… ухаживать за вами.
- Зачем?
Вопрос вырвался из горла вместе с дыханием.
- Чтобы иметь возможность проверить мои брачные намерения в отношении вас.
Мои глаза против воли широко распахнулись, а грудь сдавило неведомой силой, мешая дышать. Что он такое говорит?!
И говорит так спокойно, словно описывает погоду за окном. Ни толики эмоций в тоне голоса или в выражении лица.
Уже я пошатнулась, прижав ладонь к груди. И мгновенно неймарец придвинулся ближе, намереваясь поддержать.
Шарахнувшись в сторону, я рухнула на диван рядом с отцом. Он с невменяемым видом тер рукой грудь. Действительно, не мог же наш гость сказать то, что он сказал? Меня подвел слух? Это же просто… невозможно.
- Возможно, я использовал неверные понятия, - с задумчивым видом возвышаясь над нами, предположил неймарец.
В душе вспыхнуло облегчение: конечно! Он неправильно выразился – наш всепланетарный уж точно не родной ему. Потому что подразумевать сказанное, он не может. Я ведь землянка. А он – неймарец!
- Мы какое-то время будем тесно общаться, я поживу у вас. Или вы у меня? Признаться, я предпочел бы второй вариант, но предвижу, что вы не решитесь. Это позволит понять… почувствовать… узнать и… принять друг друга. Надо доподлинно осознать подходящие ли мы супруги, - последующие слова гостя меня поразили.
Он серьезен!
Переведя неверящий взгляд на отца, прочла в его не менее потрясенных и испуганных глазах единственную истину: невозможно отказать этому гостю! Нет такого права у нас, и возможности. Ни у кого нет.
- Но… почему?
Голос прозвучал сдавленно, никогда прежде я так не боялась. Даже в день нашей первой встречи, когда потерялась в лесу и упала с обрыва. Спрашивая, я смотрела на свои сцепленные ладони. Это был не вопрос, а отчаянный крик души.  Почему я?!!
- У меня есть основания считать вашу кандидатуру на роль моей дейраны крайне вероятной! – Все так же отстраненно поведал неймарей, не представляя, насколько поразил меня своими выводами.
- Дейраны? – Ухватилась за незнакомое понятие. Возможно в этом ошибка.
- Жены, - любезно пояснили мне.
Жены? Жены?!! Он все же серьезно?! Я – и жена этого неймарца? Это даже не бред, это абсурд. Невероятный, невозможный и… просто невероятный! Но серьезный до предела облик и сам факт присутствия гостя исключают возможность насмешки.
Не представляя, что можно ответить на слова неймарца, я нервно моргала и раз за разом открывала рот, чтобы возразить. Но спазм, сдавивший горло, не позволял исторгнуть из себя и звука.
- Вы позволите мне приступить к знакомству?
Вопрос он задал вежливо, как если бы просил меня передать ему соль за общим столом.
А я в ответ сидела в ступоре и смотрела на него невидящим взглядом. Кажется, перед глазами промелькнула вся прежняя жизнь. Так мое подсознание ищет ответ на вопрос: каким образом все это могло произойти со мной?
Но мыслить здраво не выходило. Как не пыталась, я не находила реалистичных объяснений поступкам инопланетника. Только вновь и вновь смотрела на него, пытаясь… не знаю… понять, поверить собственным ушам, осознать… представить, наконец, как это будет? Получалось плохо – в моем сознании такие перспективы не укладывались. Но… разве у меня есть выбор? Ведь он – неймарец. И мой единственный ответ - да.
Сглотнув, кивнула.
Опять невольно демонстрируя покорность, преклонение и раболепство. Иначе не получается рядом с… ним.  Да и что еще я могу ответить одному из властителей конфедерации? Почти божеству? Карателю…
Или подчиниться, или умереть.
Ощущая потребность умыться и попить, попыталась встать. Ноги не слушались – я их не чувствовала, едва не рухнув на пол при первом же движении. Не упала только потому, что новоиспеченный «жених» резко протянул руку и подхватил под локоток.
- Арианна? Что с вами?
- Ванная… мне надо туда, - сипло выдавила из себя, рукой указывая направление.
Проследив направление, неймарец сделал шаг в сторону, не выпуская меня из рук. А вот я идти не могла, вынужденно уцепившись за него обеими руками – ноги совершенно отказали.
Нахмурившись, едва ли не волоком протащив меня с полметра, мужчина посмотрел на мои туфли.
- Что с вами?
Он снова повторил вопрос.
Все на что я оказалась способна, это, наверняка, беспомощно посмотреть на него и слабо мотнуть подбородком в сторону нужной двери.
Несколько мгновений мужчина пристально вглядывался в мое лицо, прежде чем подхватить на руки и в пару стремительных шагов донести до ванной. Единственное что я осознала в эти секунды – щеки коснулась медноволосая прядка неймарца. Неуловимое и стремительное соприкосновение с прохладным шелком его волос – единственное, что отчетливо запечатлелось в моей памяти из того вечера. И сейчас, стоит прикрыть глаза, я ощущаю это касание на своей щеке.
- Мне сейчас предпочтительнее уйти?
Неизменно спокойный вопрос и внимательный взгляд, его сопроводивший. Одновременно Леакрэ Тьер-Тенг поставил меня на пол, позволив обессиленно привалиться к двери.
- Да…
Элементарные правила вежливости предписывают в такой момент сослаться на весомый повод. К примеру, сообщить о необходимости обдумать новости, или обсудить свое решение с отцом. Но… Все что смогла ответить – жалкое «да».
- Я же в любом случае вернусь завтра, - неймарец усомнился. Вероятно, он и представить не может каким потрясением стало его предложение. – Разумнее договориться сразу? И согласовать как мы сможем понять и узнать друг друга лучше.
В душе меня передернуло. Вся симпатия, когда-то возникшая в моем сердце за время, проведенное с моим неизменно суровым и невероятным спасителем – улетучилась.
 - Да. - Взгляд устремился в проем двери в комнату, где все так же с ошеломленным видом сидел на диване отец. Пусть неймарец так не считает, но сейчас никто в нашем доме не способен рассуждать разумно. – Завтра.
Гость задумался и сдержанно кивнул. А затем, заставив меня вздрогнуть от неожиданности, обхватил руками за талию и… переставил немного правее. Любезно приоткрыв дверь в ванную комнату, чуть поклонился мне, прощаясь, и… ушел. Звук хлопнувшей за его спиной входной двери вырвал из ступора – с обреченным стоном я по стеночке стекла вниз, сжавшись в комочек на полу.
В голове шумела кровь, стуча сотнями молоточков в висках и разгоняя жар по лицу. Собраться с мыслями никак не выходило.
- Ари? - Рядом тяжело присел отец. – Скажи мне, тогда, в прошлый раз… ты же ничего ему такого не говорила? Ну… про свадьбу? С чего бы неймарцу избрать тебя в невесты?
Что я болтала в тот день, смущенная и осчастливленная своим прекрасным спасителем? Если бы не он, чтобы стало со мной в то время? Толком нашу беседу я не помню – много раз за эти годы пыталась вспомнить, но в памяти всплывали только урывки, отдельные фразы, а то и вовсе – мимолетные ощущения. Взволнованная как никогда в жизни, я тогда говорила и не могла остановиться. Леакрэ же большей частью молчал, как и сейчас спокойным и уверенным тоном вставив лишь пару слов. Но точно я не болтала о сватовстве!
- Нет! – В ужасе я затрясла головой так сильно, что в глазах потемнело. – Как можно? Я бы не посмела!
- Ты всегда была так романтична, - отец все еще сомневался. – А инопланетник предстал перед тобой таким героем. Возможно, ты просто пошутила на эту тему? Как если бы он вдруг стал твоим принцем?
Принц из числа неймарцев? Это уже не сказка для любой земной девочки, больше подходит кошмару.
- Нет, нет, - собравшись, я села, привалившись к стене. – Никаких девчачьих разговорчиков. А почему ты спрашиваешь?
- Вдруг подумал, что мы не знаем их уклад и порядки. Может ты по незнанию как-то дала ему понять о такой возможности? Взять тебя в жены.
- Что? – Глаза невольно распахнулись. – Вроде как: спас – женись? Оо…
- Спроси его завтра, он, наверняка, вернется.
Отец вновь принялся тереть грудь.
-  А если он скажет: нет?
- Тогда надежда лишь одна, что Тьер-Тенг одумается. Он же совсем не знает тебя…
- Разочаруется? – Озарило меня.
- Я совсем не это имел в ви…
- Нет, папа, - перебила я. – Спасибо! Ты помог мне решить, как действовать дальше.



Леакрэ
За месяц до второй встречи с Арианной

Легко вспорхнув к верхушке родительского дерева, замер возле входной двери. Отец, конечно же, уже почувствовал мое приближение. И сказал маме. Но предупредил ли он Оболтуса? Все зависит от настроения родителя. Если же настроение его с утра не самое радужное, он не упустит случая натравить на меня вездесущую герденцию.
Сколько себя помню, страшнее угрозы в нашем доме не бывало. И даже сейчас, став взрослым мужчиной и обзаведясь собственным деревом я немного осторожничал в его присутствии. Оболтус – это мой самый строгий нянь, которого я и сейчас побаиваюсь.
Дверь медленно приоткрылась, заставив меня насторожиться.
- Сын, заходи уже. - Отец выглянул из-за двери и подмигнул с хитрым видом. - Он занят…
О том, кто «он» - вопрос не стоял. С чувством облегчения, я шире распахнул дверь и шагнул за порог родительского дома.
- Чем?
На всякий случай уточнил шепотом. Выразительный взгляд отца сказал мне обо всем: Оболтус в заботах об очередном потомке и ему временно не до гостей.
- Нет! Нет!
Прежде чем вопрос был озвучен, я дал ответ, для убедительности еще и категорично тряхнув головой.
- Нам вполне достаточно и одной герденции, - попытался усовестить меня отец. – Только представь во что превратиться наш дом, если их станет больше.
- Он слишком прожорлив, - привычно не поддался я на уговоры. Зная привычку родителей одаривать всех близких и друзей питомцами, уже не один десяток лет отчаянно сопротивлялся этой участи. – Если бы вы его кормили чуть меньше – его не так тянуло бы размножаться. И вообще, мне от Оболтуса в детстве больше всех доставалось. Так что теперь положены всяческие преференции в виде отдыха от его неусыпного присутствия до конца дней моих.
Последнее произнес уже со смехом, следуя за отцом к спальне – видимо, мама сейчас там.
- Ты же старший, - с покаянным видом признался он, бросив на меня любящий взгляд через плечо. – Оболтус всегда с особым рвением относился именно к твоему воспитанию. Что до питания, то мы с Оленькой уже многие годы пытаемся усложнить ему процесс добывания еды, но он раз за разом демонстрирует все более высокий уровень интеллекта, проходя очередной запутанный квест по ее поиску.
Эта тема в нашей семье всегда служила неиссякаемым поводом для шуток. Наш капризный тиран-питомец гордился своим собственным «первенцем» до такой степени, что его в буквальном смысле раздувало от счастья, стоило заговорить на эту тему. А уж после того как стало известно о роли юной герденции в освоении новой планеты – Оболтус едва ли не полагал его единственно возможным идеалом любого ребенка.
И второе – кроме своей хозяйки злополучный кактус уважал только сбалансированное и обильное питание. И остановить его на пути к вожделенной еде не могли никакие преграды. Извечное развлечение моих родителей – попытка посадить его на строгую диету.
- Это да, - тяжко вздохнул я, в душе подозревая, что вопреки всему в иерархии пронырливого обжоры я навеки буду где-то на ступеньку ниже его собственного первенца. – Но как я после таких тягот взросления могу согласиться поселить у себя подобное чудовище?!
- Будь объективен, - поднявшись на второй этаж дома-дерева, отец задорно рассмеялся, - порой он бывает крайне мил. И даже забавен! А уж когда вынужденно разлучается с твоей мамой, трогательно скучает. Не поверишь, порой забывает поесть!
А я замер, как и в детстве восхищенно всматриваясь в его преображенное радостью лицо. Мне о способности так проникновенно и эмоционально воспринимать окружающий мир пока остается лишь мечтать.
- Гайяр? Леакрэ? Над чем смеетесь?
Мама вышла из комнаты нам навстречу, наверняка, услышав смех отца.
- Папа пытается в очередной раз всучить мне потомка Оболтуса. – И намека на смех в моем тоне не было. Да и как иначе? Сейчас я способен только одинаково спокойно реагировать и на смешное, и на трагичное. – Но я никогда не соглашусь на это. В принципе не понимаю, как вам удается все эти годы раздавать отпочковавшихся герденций.
Простая констатация факта.
- Милый, - уже мама со смехом кинулась ко мне, как всегда обнимая и едва ли не подпрыгивая на месте от силы переполнявших эмоций. Я знал, что ее любовь к нам – своим детям – огромна. А сдерживать свои чувства, она не способна, да и не считает нужным. И все мы безмерно дорожим ее эмоциями, пусть и не можем пока в полной мере осознать и прочувствовать их глубину. – Придет время, и ты научишься ценить искреннюю заботу и привязанность, пусть даже она будет временами казаться надоедливой и ненужной.
Ну конечно, как только обрету свою дейрану, а с ней и способность по-новому воспринимать весь мир! Признаться, подобная перспектива никогда не казалась мне заманчивой, и чего родители так носятся с этой любовью и сопутствующими ей чувствами?
- Как же хорошо, что ты прилетел на Неймар, - продолжала щебетать мама, оглаживая меня, как и в детстве, по макушке. Я безропотно позволял ей это, склонив голову и с благодарностью принимая ее материнскую ласку. Отец с умилением наблюдал за нами, привычно больше радуясь счастью своей дейраны, чем собственному. – Ты всегда так занят, мы редко видимся.
Разумеется, как и положено я чту сыновий долг, регулярно связываясь с родителями и информируя их о событиях своей жизни, но, возглавив службу разведки конфедерации, почти лишился свободного времени. Визиты домой стали редким праздником.
- Что привело тебя на родину? Что-то тревожит?
Отец, как старший ХХ, знал о возросшей напряженности на границе.
- Да. Хочу проанализировать все имеющиеся данные по исчезновениям на приграничных планетах. Чувствую – мы что-то упускаем. Уже дал задание отделу прогнозирования «Эндорры» и центрального подразделения на Неймаре. Мам, ты подключишься? Очень нужен твой особенный подход.
- А чем ты так обеспокоен?
Мама, конечно же, насторожилась. Уже не одно десятилетие больше всего похищений связано с тем сектором территорий конфедерации, где расположена и Земля. Невольно все мы и сейчас ожидаем от жителей родной планеты мамы подвоха. Что если всплывет какой-то мотив?..
- Точно не скажу, - эмоции не имеют надо мной власти, поэтому я мог ответить только, что фактически предполагал, как бы обидно это не прозвучало. – Нет никаких конкретных причин заподозрить землян в очередном проблемном замысле. Да и столкновения с эйшавый происходят со времен появления конфедерации. Но все чаще они похищают землян или ортегов. Это данность. И наша задача понять случайность это или целенаправленная атака.
- А кого еще им похищать, если это ближайшие заселенные планеты к границе с их территориями?
Годы жизни на Неймаре не сделали родительницу сдержаннее. Вот и сейчас она упрямо вздернула подбородок, явно намереваясь поспорить с моим «пристрастным» подозрением. И прежде чем я успел возразить, указала на несомненный, на ее взгляд, просчет:
- Прежде чем рассуждать о мотивах, не нужно было бы больше узнать о нападающих? Да, эйшавый – иная форма разумной жизни. В отличие от жителей конфедерации, они не имеют физического тела, существуют скорее в виде энергетического облака. Но разве не разумнее найти способ взаимодействовать с ними?
- Оля, - вмешался отец, - мы постоянно пытаемся это сделать. Стараемся разобраться в их организации, возможностях, изучить среду, необходимую им для жизни, ищем уязвимые места, наконец. Мы даже не можем разобраться одиночные ли это организмы или своеобразные колонии с коллективным разумом. Успехи исследований минимальны. А нападения на наши границы учащаются с каждым годом. Можем ли мы допускать подобное?
- Больше того, разумно предположить аналогичный интерес с их стороны, - спокойно подчеркнул я самый тревожный факт. – И если они окажутся успешнее в своих намерениях?
- Вы говорите о… войне?
Мама вздрогнула. Отец успокаивающе приобнял ее за плечи и развернул к мягкой скамье в изножье кровати.
- Оля, война еще не самое страшное. За свою историю конфедерация выдержала не одно столкновение, постепенно поглотив сопротивляющиеся территории. А расы, населяющие новые планеты, направив на более высокий уровень саморазвития, способствуя осознанию принадлежности к единому разумному существованию. Есть кое-что опаснее.
- И что это?
- Незримая экспансия…
Застыв на месте, я спокойно наблюдал за разговором родителей, при этом в какой уже раз обдумывая сложившуюся на границе обстановку.
- Как это? Разве при ваших возможностях, кто-то сможет потеснить конфедерацию? Возможно, что раса эйшавый сильнее неймарцев?
- Мы не знаем их возможностей.
- Так вот в чем проблема. И вы заранее предполагаете тайный контакт и последующий сговор между землянами и эйшавый?
- Нет. – Уже я на правах нынешнего главы разведывательной службы конфедерации дал ответ, решительно отвергнув мамин упрек. – Пока ничто на это не указывает. Но также неоспорим и факт их интереса к Земле. К землянам.
- И что ты предпримешь?
Отец бросил задумчивый взгляд в сторону.
- Собираюсь на Землю.
- О! – Мама всплеснула руками. – Тогда, я могу отправиться с тобой.
- Не стоит, - мы с отцом синхронно возразили. – Сейчас не самое благоприятное время. Больше того, полет может оказаться опасным.
Отец коснулся маминого лба губами и послал ей взгляд, значение которого я разгадать никогда не мог, пусть и видел его не единожды. И всякий раз после него моя упрямая мама уступала.
- Хорошо, - вот и сейчас она кивнула, согласившись пусть и с явной грустью. – Но на Земле я не была почти восемь земных лет. Ты помнишь? В прошлый раз именно ты, сын, был там со мной. В тот раз ты еще спас ребенка, кажется, девочку?
-  Помню.
На миг, скрывая мой интерес к этой теме, взгляд устремился в сторону. Регулярное посещение разных планет конфедерации стало неизбежной частью работы. Но именно последнее пребывание на Земле я помню необычайно отчетливо – в малейших деталях, множество раз прокручивая в памяти каждый миг лишь одного дня. И это навязчивое воспоминание подтверждает выводы, что так поразительно возникли в сознании при встрече с жительницей Земли.
- Это был верный поступок, - отец одобрительно качнул головой. – Землянам во благо любое хорошее мнение о нас.
- О чем ты рассуждаешь? – Немедленно возмутилась мама, шутливо стукнув его по плечу. – Как можно бросить в беде ребенка?
    - Будь объективна, твои соплеменники в большинстве своем решили бы, что жизнь земного ребенка для карателей значения не имеет.
Мама строго поджала губы и с вызовом взглянула на отца. Но долго выдержать амплуа обличителя не смогла, через секунду грустно вздохнув и прижавшись виском к его плечу.
- А кто в этом виноват?
- Не только мы, - успокаивающим тоном возразил отец. – Пусть каждое наше появление на Земле предшествует очередному печальному для ее населения событию. Очередной каре! Но так случилось, что находиться на планете постоянно у кого-то из неймарцев возможности нет. А когда земляне затевают очередной грандиозный замысел с угрозой галактического масштаба, нам приходится появляться и устранять последствия. И всякий раз при этом…
Голоса родителей звучали все расплывчатей – привычный к этой теме, я и не старался уследить за перепалкой. Все годы, проведенные вместе, они искали истину в этом вопросе в споре. И результат мне был известен наперед: сменится не одно поколение прежде чем их мировоззрение изменится. Сейчас куда более важными оказались воспоминания, что всколыхнул мимолетный вопрос родительницы.
Ребенок… Та девочка, самое последнее существо во всей конфедерации, что могло бы вызвать мой интерес. Интерес мужчины, взрослого неймарца, которым я был уже тогда. Неудачливая земная малышка – именно так я подумал о ней, услышав в тот день сообщение о поисках девочки.
Вынужденный по просьбе отца сопровождать маму я искренне тяготился этой миссией. Земляне, пусть внешне и стараются скрыть свои чувства, воспринимают нас как редчайшую и смертельно опасную диковинку, предвещающую неизбежные беды.
  Смесь из дичайшего любопытства, назойливой потребности находиться ближе, но и жгучей ненависти и едва ли не впитанного с молоком матери страха перед нами – они душили, вынуждая находиться в постоянном напряжении. Вряд ли даже моя мама осознает насколько тягостным для нас является контакт с ее соплеменниками. Любопытно, как отец находил в себе силы позволять ей эти посещения? Та самая пресловутая сила любви и обретенной способности сопереживать и чувствовать?..
В тот день, не выдержав всеобщего внимания, какого-то раболепного смирения, скрывавшего желание раздавить меня, вызнав любую слабость, скрылся. Эти людишки со своими примитивными потребностями и устремлениями льстили мне и покорялись малейшей воле ради возможности даже на миг возвыситься, оказавшись рядом. Земляне так подвластны мелочным страстям. Их женщины осыпают нас зазывными улыбками, в душе замирая от омерзения и ужаса. А мужчины всеми силами стараются казаться равными, думая лишь о подчинении и выгоде. Когда же они осознают бесперспективность своего эгоизма?
Измученный толпами стремящихся хоть на миг запечатлеть себя на моем фоне людей, авансами назойливых женщин и похлопываниями видящих в этом свои личную выгоду мужчин – сбежал. Как и накануне, отступил в темноту надвигающейся ночи, позволив крыльям распахнуться, а телу подобно душе устремиться ввысь. Полеты по ночному небу – единственная отдушина и возможность для неймарца побыть о одиночестве и отдохнуть от облепивших словно мухи землян.
Всякую ночь, пока мама отдыхала на «Эндорре» под охраной не меньше меня страдающих собратьев, я отправлялся на прогулку. В тот день очень многие люди откликнулись на призыв отыскать пропавшего ребенка. Для нас это было дико, присутствие друг друга каждый из нас ощущал постоянно.
«Система поисковой сети не дала конкретных результатов, - ежечасно бубнили их информационные каналы. – Добровольцы из числа гражданского населения и военные прочесываю прилежащий к городу лесной массив. Но пока никаких следов подростка не обнаружено».
Удивительный факт. Земляне обладают достаточно развитыми технологиями для своего уровня самосознания, но не могут найти конкретную особь. Но в их пользу свидетельствует желание многих помочь в поисках.
Взмыв в ночное небо и немного покружив над городом, я видел цепочки огоньков от сканирующих местность тепловых сканеров – это и ночью продолжались поиски ребенка. Впрочем, по земным меркам девушка уже подросток, находящийся на пороге зрелости.
Локальная проблема жителей даже не планеты, а одного ее мегаполиса, меня мало заботила. Осознав, что могу послужить помехой воздушным системам наблюдения, а как следствие, снова привлечь к себе утомительное внимание, отлетел в сторону, заложив вираж над широкой рекой на небольшом отдалении.
Именно тогда я и увидел Ари. Девочка была совсем не там, где ее искали. Острое зрение неймарца позволило мне отчетливо разглядеть в ночной темноте маленькую, сжавшуюся на крошечном островке из нанесенного течением песка в дрожащий комочек фигурку ребенка.
Не удивительно, что ее не смогли обнаружить. Поисковые дроны и отряды спасателей искали в городе и прилежащем лесном массиве. О реке никто не подумал, или же посчитали этот вариант совершенно безнадежным. Зависнув над крошечной песчаной отмелью, несколько мгновений всматривался в лицо девочки, размышляя как предпочтительнее поступить. Конечно же, необходимо сообщить ее собратьям о своем открытии, иначе ребенок может погибнуть от холода и шока. Но тело словно сковало неведомой негой – крылья не слушались меня, повинуясь непонятно откуда возникшей мысли немедленно спуститься на землю и помочь юной землянке.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям