0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Нам не понять друг друга сразу. Часть 2 (эл.книга) » Отрывок из книги «Нам не понять друг друга сразу (#2)»

Отрывок из книги «Нам не понять друг друга сразу (#2)»

Автор: Медведева Алена

Исключительными правами на произведение «Нам не понять друг друга сразу (#2)» обладает автор — Медведева Алена Copyright © Медведева Алена

Открыв глаза, едва не закричала. Совсем рядом, уставившись на меня пристальным взглядом увидела лицо Леакрэ. Дернувшись в сторону, открыла рот, чтобы возмутиться: нет, я не хочу и не допущу присутствия именно этого мужчины рядом. Но все что смогла из себя исторгнуть – лишь судорожное кряхтение.

- Не сопротивляйся, - немедленно прокомментировал он.

Что?! Это он о чем говорит?! Вот так в лоб?! Мерзавец…

Негодование переполнило, горло свело спазмом – даже если бы могла говорить, сейчас бы лишилась дара речи.

- Не сопротивляйся, глупая!

Чем активнее я отползала на гигантском ложе, что в не менее громадной неймарской спальне звалось кроватью, тем энергичнее меня преследовал словно спятивший жених. Пару раз мы вместе просыпались и в бытность его второго – сакраментального - визита на Землю, я на все пошла, желая усыпить его бдительность, даже одобрила пару ночевок в родительском доме. Но подобной напористости за ним тогда не замечала.

А… о… рот беспомощно открывался и закрывался, но слова вязли где-то в горле, сдавленные холодом чуждого протеста: богиня упорно же желала моего протеста, задавив его в зародыше.

- Не сопротивляйся, - снова эта возмутительная фраза! Больше того – указательный палец Леакрэ нарочито медленно, чтобы я, скосив глаза к переносице, в полной мере отследила это движение, опустился на кончик моего носа и чуть приплюснул его нажатием. И… ничего. Ни крошечки, ни искорки боли от неизбежного ожога холодом не последовало… - Ей!

Проклятие! Вот опять! Почему с ним это не срабатывает?! Именно с ним?

И тут до меня дошло, что сказал неймарец. Ошеломленно выпучив глаза и забыв про проявление прямо-таки агрессии по отношению к жрице древнего культа, я уставилась на него. Конечно, в этом взгляде был единственный вопрос – и он его понял.

- Да, да, - с важным видом кивнув и добив широкой, как и всегда коснувшейся лишь губ, улыбкой эксжених подтвердил. – Прекрати бороться с богиней, следуй ее воле.

И словно ему было мало этого пальца, прижатого к моему носу, Леакрэ поразительно быстро обхватил меня руками, притиснув к кровати и навалившись сверху.

Все!!!

- Аааа… - голос прорезался! Я завопила как грешник в аду, инстинктивно желая оглушить известного своим чутким слухом представителя Неймара. – Что ты себе позволяешь?! Я про-о-отив!!!

- Вот видишь, - он и бровью не повел, продолжая тискать меня на манер любимой мягкой игрушки и вдавливать в матрас под весом собственного тела. – В этом весь секрет: чем мы ближе друг к другу, тем это интереснее Алади. А едва ты вступаешь на правильный путь, как она отпускает вожжи. Так что, Ари, уясни наконец – захочешь со мной посекретничать, всего-то и надо, что запрыгнуть в мои объятия и шептать заветные слова мне прямо в губы.

- Что-о-о?

Это не просто наглость! Это уже за гранью добра и зла! Вот ведь вывернул все, напридумывал…

- Сама проверь!

Так же стремительно, как подскочил ко мне, Леакрэ откатился назад, чтобы через секунду уже встать на ноги где-то посреди комнаты.

Шумно выдохнув, я набрала полные легкие воздуха, чтобы высказать ему все, и… пшик!

Чужая и холодная воля, затаившись внутри, разгневанная тем, что я оттолкнула столь желанный ей объект, так полыхнула холодом, что удивительно как у меня не заиндевели ресницы. А уж слова… очередное судорожное кряхтение вместо многообразного и развернутого монолога, что в доли секунды сложился в моей головы за миг до этого.

Вцепившись в горло, наблюдая за тем как узоры из ледяного огня вновь проступают на коже, я только беспомощно хрипела, продолжая пялиться на Леакрэ.

- Вот видишь? – он снова подлетел ко мне, достаточно медленно на этот раз, чтобы обжигающая сила отступила, вернув мне контроль над телом, приобнял, притягивая к себе. – Только обнимашки! Воспринимай их как наказание за свою глупость. – и едва я, в полной мере ощутив себя собой, поначалу осторожно замычав, а затем и заголосив в полную силу легких, со смешком разрешил. – А вот теперь не отказывай себе ни в чем, моя радость!

Естественно мой вопль оборвался, не родившись. Хоть в чем-то соответствовать ожиданиям сломавшего мне жизнь мужчины я была не в силах.

- Вот… гадство!

Неймарцу удалось наглядно продемонстрировать мне свои слова. И если соединить это с тем умопомрачительным интересом Алади, что я ощущала, то сказанное накануне предстало мне в новом свете. Я поняла, что Леакрэ до обидного прав, цель богини – наша максимальная близость.

- Не воспринимай все так трагично.

И он еще меня утешает? При этом шепча слова мне в шею и до колик щекоча дыханием… караул...

- А как мне это воспринимать? Я вообще уже ничего не понимаю! – случился крик души. - Эта миссия, моя помощь… я запуталась. Я же действительно хотела сделать что-то полезное, поэтому вызвалась на эксперимент с эйшавый… - но самое важное я припасла под конец, выдохнув фразу с особой экспрессией. - И я не хочу… чувствовать тебя так близко.

- Тогда придется молчать, - его смешок я скорее почувствовала кожей, чем распознала в интонации. – В принципе, это тоже вариант. Но если молчание наскучит – ты знаешь, что делать. И я – такой уж у меня от природы добрый характер – всегда готов тебе поспособствовать. – не сдержавшись, я лягнула его ногой, стремясь попасть куда-нибудь в область лодыжки, чтобы причинить намеренную боль. И конечно же не попала – проклятая неймарская стремительность и изворотливость. – И я вдвойне умник, что устроил тебя к себе в соседки. Мм… уже предвкушаю наши ежевечерние разговоры по душам в тесных объятиях друг друга.

Впервые в жизни меня посетила мысль об убийстве. Как же я ненавидела его в этот момент!

И как он может быть таким невозмутимым, неприступным, жестким и несокрушимым со всеми, и таким невероятным, невозможно милым и совершенно не похожим на себя сейчас? Это так… неправильно, так… невыносимо.

- И не мечтай!

Прошипела это таким пропитанным ядом тоном, что любой порядочный мужчина моментально умер бы от избыточной интоксикации. Но… Леакрэ для этого был слишком толстокожим.

- А я-то тут при чем? Это все твоя богиня, - невинно попенял он мне на предвзятость. – Если тебя все устраивает – молчи сколько хочешь. Только вот…

И он угрожающе смолк.

- Что? – ненавидя себя и за это, я спросила.

- Тебе, конечно, виднее, но по всему видно, что она у вас…ээ… дама суровая. Что если решит закрутить гайки? И лишит тебя способности делать еще чего-нибудь? Ну, к примеру, есть или дышать?

- Какой бред!

Только вот в душе уверенности не было. С момента той злополучной проверки в храме на Альдис после особенного дня в году знала: все мы для Алади лишь отработанный ресурс.

- Все, я понял, - он перевалился на спину, устроив меня поверх собственного тела, - не настаиваю. Ты совершенно права, все отношения между нами в прошлом, поэтому подобная близость, как сказать? Это лишнее?

- Да, да, - немедленно поддалась я, – лишнее.

- Вот видишь, я совсем тебя не принуждаю к возобновлению отношений! Тем более, и возобновлять то нечего. – неймарец мне подмигнул. На его безэмоциональной и пресной физиономии это смотрелось как-то неестественно. – Только элементарное проявления здравомыслия. Ты же должна осуществить свою миссию? А для меня, как для главы разведки конфедерации, архиважно найти способ совладать с эйшавый. Ради этой цели я уцеплюсь за любой шанс.  И… чего ты ерзаешь?

Леакрэ прервался на полуслове.

- В туалет хочу, - пришлось сознаться в совершенно неуместном в такой немногим не торжественный момент признания его приоритетов. – И умыться тоже…

Тут еще и живот предательски заурчал. Так неудобно… Но я в душе себе призналась, что возможность выразить свою мысль словесно так облегчает существование. Неужели мне все же придется согласиться на эти обжимания с придыханием с ненавистным мужчиной?

Будь трижды проклята Алади! А я стократ наказана за свою не обдуманную авантюру!

Свой урок я усвоила: не буду сразу отвергать предложенный эксженихом вариант, все же он прав – в таких обнимашках не будет ничего личного, будем оба терпеть ради такой серьезной для конфедерации проблемы. Молчанием врага не одолеть! И пусть мой враг, он же моя хозяйка, немного попроще врага конфедерации, но раз надо объединить силы?.. Не время быть эгоисткой!

Какими бы не были интересы богини, лично я действительно надеялась, что ее сила сможет стать преградой от эйшавый.

- Придется мне идти с тобой.

- Зачем это? – я всполошилась.

- Мало ли что случится, как на помощь позовешь?

Не протестуя против осторожного перемещения, когда меня, продолжая прижимать к себе, плавно переместили в вертикальное положение, я твердо решила, что есть в жизни моменты, когда и молчание не такая проблема.

- Сама справлюсь!

Вывернувшись – мне это, конечно, позволили – удалилась в направлении санитарной зоны. С каждым шагом, отдалявшим меня от единственного мужчины во вселенной рядом с которым я просто не могла находиться, на поверхности кожи все явственнее проступали узоры ледяного присутствия богини.

Полное гадство! Теперь точно бессмысленно искать себе другой угол и поддержку в рядах членов экипажа звездолета.

Много времени на размышление не дали – воля Алади была очевидна, холодный огонь внутри меня взвивался в нетерпении, насильно понукая меня вернуться. Куда? Туда, где был неймарец.

И что такого в этом Тьер-Тенге? Откуда эта доминирующая надо всем потребность приблизить меня к нему? Это так… нетипично для богини, которая ревностно оберегает своих жриц от мужчин.

Задавалась вопросом, пока ноги несли меня туда, где обнаружился Леакрэ. За завтраком!

- Присоединяйся? – немедленно поманил он меня, указав на уже знакомый стул в личной кухне капитана.

Молча кивнув, я уселась на единственное свободное место. Помещение, определенно, не предполагало присутствие кого-то третьего, вот и стульев только два. Впрочем, не стоит забывать об этом его питомце, именно здесь я чаще видела его прежде.

Еда обнаружилась уже готовой.

- Время поджимает, дел очень много, поэтому выбрал и для тебя пищевой набор. Ты же не против?

Даже будь я против – возразить не смогла бы, Алади уж слишком серьезно взялась за меня. Он совсем рядом, а голос не вернулся! Чего хочет богиня? Мне что серьезно придется теперь запрыгивать на руки Леакрэ, чтобы сказать хоть что-то? Вот напасть!

- Ой, в самом деле, у тебя же нет слов от восторга, - единственное что спасло мужчину, это неизменно безэмоциональное лицо – не похоже было, что неймарец издевался. В изломе его губ я скорее рассмотрела горечь. – Ну, если что, ты знаешь, как накричать на меня, - и он невозмутимо постучал указательным пальцем по губам.

Мне отчаянно захотелось стукнуть кулаком по столу, но… пальцы не желали сжиматься. Вот реши я ими приласкать выбившиеся алые прядки возле мужского уха – почему-то не сомневалась в успехе.

- Впрочем, в твоем безмолвии есть очевидные плюсы. - и вновь он говорил деловито и сдержанно, не похоже, что упивался моим бессилием. – Слушай и запоминай. Раз я теперь для тебя единственный способ выслужиться перед..ээ… патронессой, то придется и мои интересы учесть. Иначе, помнишь? Она может пойти дальше.

Самое мерзкое, что чуждая воля, направляющая меня, отреагировала на его слова очевидным вниманием. Чудненько, Алади и неймарец уже практически согласуют условия моего использования. Обоюдовыгодного похоже. Лишь мои интересы тут никого не волнуют…

- С сегодняшнего дня у нас традиция – вечерние обнимашки. – надеюсь, он почувствовал своей неймарской сверхспособностью, как меня в душе перекосило при этих словах.  – И дам тебе шанс наболтаться за весь день – будешь подробно и в деталях описывать мне все, что с тобой произойдет за этот день. События, ощущения… твои и ее, окружение…

Он совсем обнаглел! Вот только Алади, кажется, важнее всего были именно «обнимашки». А значит, она заставит меня болтать без умолку, удовлетворяя интерес Тьер-Тенга.

- И это еще не все.

Ах, серьезно! Ну вы подумайте, как же он скромен в своих запросах. Что еще, «попросит» меня постоять на ушах?

- Есть небольшое задание, которое я тебе сегодня поручу. Возможно, буду поручать что-то и в другие дни, ты все же теперь член экипажа. Но пока… запомни. Сразу после завтрака ты кое-куда со мной пойдешь, я покажу тебе одного… пациента. Ты думаешь об эйшавый? Нет, тут нечто другое. Я бы хотел, чтобы ты попробовала на нем возможности богини. Как тогда, в храме на Альдис…

Воспоминания о бессердечном уничтожении ради рядового эксперимента несчастных жертв эйшавый, неумолимая жесткость, продемонстрированная Леакрэ, вызвали озноб, заставив передернуть плечами. Вновь я подумала о том почему вопреки многим опровергающим это ощущение поступкам неймарца, продолжаю воспринимать его как вселенское зло? Страшиться и желать удрать?

Интуиция при второй нашей встрече и сейчас упорно твердила мне одно: он опасен. Опасен для меня! Впрочем, его народ же не признает какое-то там шестое чувство…

- Кивни, если все уяснила. Моргни? – чувствуя себя безвольным болванчиком, я немедленно продемонстрировала упомянутый жест. – Умница, Ари, - немедленно хмыкнул Леакрэ. – твоя богиня, должно быть, рада обрести такую верную… последовательницу.

При этих словах впервые за утро он взгляд отвел: сожалеет?

Но возмущение не успело расцвести в моей душе, я бросила взгляд за плечо мужчины, отреагировав на движение и резко замерла на месте. Это в помещение проскользнул… неймарский питомец. Я не видела его лишь сутки?! Да эта шипастая живность стала с меня ростом! Такое вообще возможно?

Вдруг испугавшись непонятно чего, я пулей подскочила со стула и… прижалась к губам Леакрэ! Даже для меня это импульсивное движение стало неожиданностью, у неймарца же чуть расширился алый зрачок. Но природная ответственность не позволили проигнорировать значительные перемены.

Воздаяние Алади за шаг в нужном ей направлении не заставило себя ждать – голос прорвался!

- Здесь что, зашкаливает радиация? Это нормально для него, так расти?

Вскрикнув, я нервно тыкала пальцем в направлении гирденции.

- Понятия не имею, - Леакрэ даже не обернулся, словно для него не было тайной причина моей паники. Вместо этого вдруг перехватил мое запястье и… каким-то непостижимым образом обогнув стол притянул к себе. – Твой питомец, сама и разбирайся.

- Не мой!

Не ожидая толчка, я не устояла на ногах и плюхнулась прямо на колени капитана. Это он так помогает мне с восстановившейся речевой функцией? Ох, как я на это надеялась!

- Он так не считает, - подбородок мужчины качнулся куда-то рядом со мной. – И мы обо всем вчера договорились, не рассчитывай и здесь развести повторный спор.

С опаской покосившись в том же направлении, я не сдержала испуганного визга -  растение коварно подкралось вплотную, и норовило… что? Обхватить меня усеянными острейшими колючками лапа… ээ… ветвями?

- Спаси меня! – выкрикнула в никуда и добровольно прижалась к мужской груди, уже гирденции пригрозив: - Кыш!

- Вот, вот, - со смехом прокомментировал мои попытки приструнить живность Леакрэ, одновременно успокаивающе погладив по спине, - займись уже его воспитанием. Как и положено ответственной хозяйке. И так проблем выше головы, не доставляй новых?

- Я не…

Заверещала было я, но треклятое растение отреагировало на повышенные частоты слишком рьяно, моментально прильнув ко мне с другой стороны немногим не в успокаивающем прикосновении. И почему это я вчера решила, что он не так и опасен? И даже не смертельно ядовит?

Просто вчера он был ма-а-аленьким, сегодня же все виделось мне в менее радужном свете.

Испуганно шарахнувшись, я соскочила с колен неймарца и понеслась назад, решив забаррикадироваться в санитарной зоне: хватит с меня общества этих двоих.

- А доесть завтрак? - донеслось мне в след. – Как проголодаешься – выходи. Заодно и обсудим подробнее твои задачи на сегодня.

- Я жрица Алади, - на бегу выкрикнула ответ, радуясь, что речь еще при мне. Позади раздавалось шуршание, наводящее на мысль о преследовании. – Мне не привыкать воздерживаться от пищи!

В самом деле, неймарец не провел последний год в холодном и больше похожем на склеп чреве храма богини. Многие из привитых послушницам за это время техник были направлены именно на подавление чувства голода.

- Выходи уже, Ари?

Раздался спокойный голос Леакрэ из-за плотно задвинутой двери, к которой я привалилась.

- А… это… эта… ну, гирденция где?

Возможно, тонкая преграда двери для Алади все же достаточно близкая дистанция? Я все еще говорила.

- Как и положено идеальному питомцу, охраняет подступы к хозяйскому логову.

- В смысле?

- Она здесь, прямо за дверью. Так что или решайся и выходи, или в самом деле придется объявлять голодовку. Только помни, что прийти тебе здесь на помощь кроме меня некому. А мне пора на рабочее место.

- Погоди! – подскочив, я проверила все крепления форменного костюма члена экипажа, который натянула на себя. – Пойдем вместе, только отгони этого монстра.

- Это твой монстр, сама и договаривайся, - последовал безразличный ответ. – Хватит бегать от сложностей, учись разбираться со всем сама. Начни с гирденции.

Решил уткнуть меня носом в мою трусость? Он же уверен, что именно эта черта у меня вместо здравомыслия. Разгневавшись, я решительно толкнула дверную пластину: жрице Алади никакой кактус не страшен. Надо только повторять себе это почаще.

Омг… Гигантский кактус компактным шипастым ковриком свернулся у входа. Жуть… Метнувшись как лань, перемахнула через бесформенную растительную массу и подскочила к неймарцу. Следуя наказу и немного труся, обхватила его руками за плечо.

- Почему он стал больше?

- Наверное, слишком много ел, - немногим не по слогам как слабоумной поведал он мне «версию».

Издевается?

- А зачем?

- Неверный вопрос. Надо было спросить: почему? А потому, что кто-то слишком «умный» обеспечил ему прямой доступ к пропитанию.

- И что?

Перебравшись за спину мужчины, я нервно наблюдала за ползущим к нам кактусом. Последний только что не вилял хвостом по причине отсутствия оного, силясь излучать добродушие. Выглядело это жутковато.

- А то, что когда много кушаешь, а он делал это всю ночь напролет, то и растешь быстро. Доказательство налицо!

- Но ведь нельзя есть бесконечно…

- В его случае – можно.

- И что теперь будет?

- Это всякому ясно: едва мы уйдем, он примется снова есть. И…

- Расти еще?!!

- Угу.

- Он же… его ж разорвет! - мои опасения были совершенно искренни. А безразличная невозмутимость неймарца просто возмутила. – И что делать?

Леакрэ красноречиво бросил взгляд на цифровое табло на настенной панели, отображающей внутреннее время «Эндорры».

- Это последний раз, - строго предупредил он и стремительно удалился, чтобы уже через пять минут вернуться ко мне неловко переминающейся рядом с раздавшейся и напряженно присмиревшей гирденцией. – Идем!

Неймарец всем своим видом выражал осуждение моей нерасторопностью, поэтому спорить я и не подумала. Бочком обогнув своего-не-своего питомца побежала за быстро шагающим вперед Леакрэ. 

- Ты же предпринял какие-то меры?

Тихо прошипела, нагнав его уже у самого выхода из капитанских жилых апартаментов.

- Лишил доступа к пище. Собственно, сделал то, с чего тебе необходимо было начать. Но это в последний раз, уяснила?

Времени спорить не осталось – я кивнула, в душе признаваясь себе, что смирилась: дареному коню… Вопреки всей своей браваде продемонстрировала полнейшую трусливость и никчемность. Придется заняться перевоспитанием живности. И доказать несносному неймарцу, что мои слова – не пустая болтовня.

- Но раз ты мне обязана за утреннее спасение, то не забудь постараться, выполняя поручение?

Хм…

- Я не могу ничего гарантировать!

Мы стояли рядом – с речью никаких проблем не наблюдалось.

- Естественно, но… отнесись с душой к своей роли.

С душой? Роли? О чем это он говорит? Но спросить не успела, за отъехавшей дверью обнаружилась семейная неймарская чета – скалящийся в деморализующе-широкой улыбке рот Найгур и неизменно топчущуюся на месте с отсутствующим выражением лица Осолия.

У неймарцев что принято встречаться по утрам? И какая же они странная пара…

- Опаздываете?

Первый помощник при этом пристально смотрел на меня. Он же не опасается, что капитан меня там… ну, съел, к примеру? Не представляя, что ответить, я молча пожала плечами: извините.

- Мне некогда, - вместо приветствия проинструктировал подчиненного Леакрэ. – Поручаю тебе проводить Арианну в закрытый сектор медотсека.

- Зачем?

Всякая улыбчивость моментально, словно ее губкой стерли, испарилась с лица мужчины – он нахмурился.

- Хочу посмотреть, что выйдет, - неопределенно отмахнулся капитан.

И не дожидаясь новых вопросов он быстро зашагал вперед, пересекая поразивший меня размерами холл. Минут десять мы в дружном молчании топали до выхода из руководящего жилого сектора. Мне пришлось немногим не бежать, чтобы успеть за стремительными движениями представителей неймарской расы. Ожидая пока массивная дверь отъедет в сторону, не сдержалась и бросила быстрый взгляд на неймарку – здесь она вчера ухватила мое запястье.

Едва оказались снаружи, как капитан с сухим кивком ушел, бросив напоследок Найгуру:

- Проводите ее вместе. Затем накормите и поручите заботам назначенного сопровождающего. Пусть вернется к работе с порабощенными эйшавый.

Ого! А капитану не доложили, что возвращаться не к чему? Вчера я так и не включилась в общий процесс, «посвятив» день жалкой попытке противостоять богине, чем обрекла себя на последующее наказание. Как и предвидел Леакрэ, богиня закрутила гайки.

Супруги, секунду посверлив взглядами спину сразу уходящего руководителя, обменялись долгими взглядами. Неожиданно я каким-то наитием ощутила между ними нервозность, пусть внешне оба оставались привычно невозмутимыми. Или это реакция богини на исчезновение такого желанного ей объекта? Как чутко она реагирует на близость Тьер-Тенга? И почему именно его, к примеру, первый помощник Алади совершенно безразличен, а он тоже неймарец. Только ли в должности дело?

И должна ли я следовать указаниям Леакрэ, или чужая воля вновь «погонит» меня держаться к нему ближе? Приоткрыв рот, не смогла исторгнуть и звука – Алади понукает меня следовать за ним? Ох, нет…

Сумасшествие! Она же не заставит меня подобно навязчивому хвосту таскаться за капитаном по «Эндорре»? Уж лучше замерзнуть в открытом космосе, чем этот позор! Поэтому твердо решив держаться от Тьер-Тенга подальше и со всей ответственность заняться собственной миссией я выжидательно уставилась на семейную пару: ведите меня.

Стоило решению созреть в душе как по телу повеяло прохладой – богиня закрепляла свою территорию ледяными узорами, проступившей на поверхность кожи силы. Но недовольного жалящего болью холода не ощущалось – Алади, к счастью, не настаивала на преследовании. Но вкупе с молчанием это свечение должно напоминать мне о собственной роли: марионетка?

Ох, и Леакре говорил про роль на сегодня…

- Это здесь, - пояснил Найгур, едва мы преодолели несколько уровней и дверей, остановившись перед массивной – в потолок - преградой. Мне показалось что дошли мы очень быстро, или я так глубоко задумалась? Не в первый раз на флагмане разведки задавалась вопросом: почему здесь так… безлюдно? Какое-то давящее ощущение пустоты вокруг? Да, сотрудники в столовой, или вот вчера исследовательская группа, работающая с жертвами эйшавый – определенно экипаж «Эндорры» большой. Но почему меня не покидает ощущение, что словно никого нет? Почему я воспринимаю их… как статичный фон? Не вижу лиц, не замечаю движений, эмоций на лицах? Нет ощущения жизни – пришла я в итоге к нелогичному выводу. Именно! Словно бы жизнь на этом звездолете остановилась, а я брожу по нему как по музею с восковыми фигурами. – Постарайтесь ничего не касаться? – первый помощник вернул мое внимание к себе. - На самом деле мы ничего не знаем о недуге, поразившем собрата.

Вопросительно зыркнув на собеседника, понадеялась на его смекалку. Неймарец надежду оправдал:

 - Что с ним случилось хотите знать? Мы опасаемся, что от одного из пленников эйшавый второй помощник заразился чем-то… неизвестным. Он не реагирует даже на капитана!

Эх, мне бы такое счастье!

- Но никто больше не впал в кому! – знакомым отрешенным голосом озвучила Осолия мысль, что вертелась у меня в голове: будь это так заразно и другие представители их расы бы пострадали. – И инфекционного возбудителя медики не обнаружили.

- И во что ты предлагаешь мне поверить? - неожиданно недовольно зашипел на Осолию мужчина. – Что… они не при чем?

Неймарка немедленно кивнула: именно.

Но тут же супруги синхронно уставились на меня, словно осознав, что я тоже нахожусь рядом. Старательно изображая отрешенность присущую жрицам Алади, я невольно задалась вопросом: они не привыкли, что кто-то из окружения способен осознать смысл их беседы? Какая все же странная пара…

Неловкая заминка тут же была забыта, едва в сторону отъехал последний защитный экран, явив мне неподвижно лежащего в специальной прозрачной капсуле второго помощника капитана. Выглядел он так безмятежно и расслабленно, словно просто спал. Типичный неймарец – волосы красноватого оттенка, высокое телосложение, идеальная лепка лица – в спящей неподвижности последнее особенно бросалось в глаза.

Мысленно проклиная зацикленную на единственной цели богиню, наказывавшую меня за разлуку с Тьер-Тенгом безмолвием, прикрыла глаза, старательно «вслушиваясь» в собственные ощущения, Расспросить о подробностях случившегося со вторым помощником возможности нет, остается положиться на собственные впечатления.

Но с отсутствием внимания со стороны Алади я поспешила. Ледяная сила моментально встрепенулась внутри, венами голубоватого сияния зазмеившись по телу. Застыв в душе от бессилия, я только фиксировала происходящее с собственным телом – сейчас сила богини управляла им. Почему-то сокрытый в капсуле мужчина заинтересовал Алади. Не так алчно и жадно, как в случае с Тьер-Тенгом, но она тоже стремилась сблизиться с… больным!

Руки взлетели вверх, чтобы опуститься на прозрачную преграду. Полагается, что она должна сдержать распространение неведомой угрозы? Или оградить неймарца, скованного неведомым недугом, от посягательств извне? Но сила богини не материального свойства, ей чужды страхи перед любыми возбудителями – ледяной холод, покрывая прозрачную поверхность изморозью узоров, начал просачиваться внутрь, неприметными вспышками проваливаясь сквозь экран.

И я знала, что будет дальше! Синий огонь, не дающий и крох тепла, поглотит тело несчастного. Так же как и я, он будет порабощен и высосан Алади ради укрепления ее силы. И если я сама неразумно принесла себя к ее уничтожительному пиршественному столу, то с ним… К неймарцу Алади привела я!

Сжавшись в своей еще сохранившей свободу душе, я всеми силами стремилась отгородиться от происходящего - ничего не видеть, не ощущать, не желая невольно участвовать в очередной трагедии. Всем существом сосредоточилась на искорке тепла, отогревавшего мне душу – на алом невидимом обычным взглядом сиянии подарка Леакрэ. Эта капсула, болтающаяся на шее и сокрытая одеждами, словно последний щит неизменно укрывала мою душу, бессильную и заточенную в порабощенном Алади теле.

Заставляя себя ничего не замечать и не чувствовать, я мысленно видела перед собой лишь это сияние, всей душой тянулась к его теплу. И вдруг оно полыхнуло непривычно ярко, разрастаясь и усиливаясь. Словно бы согревающие лучи отразились от наполненного теплом кулона и разлетелись во все стороны, рассеивая холод Алади.

Одновременно, испугавшись и потеряв старательно удерживаемый фокус внимания, я ощутила недовольство богини. Моргнув, поняла, что склонилась, вплотную приблизив лицо к прозрачной поверхности. Мое лицо замерло прямо напротив погруженного в странный сон мужчины. Вокруг его шеи, сдавливающим кольцом, скрутилась ледяная энергия, щупальцами разбегаясь по поверхности его лица, стремясь сквозь ноздри или приоткрытый рот проникнуть внутрь его тела.

И… не могла?

Испытав потрясение, я старательно пыталась понять не почудилось ли мне за извечной ледяной отрешенностью чужой воли бушующее недовольство? То сияние, что странным образом ослепило меня, было светом… души мужчины? Душа, наполненная теплом, радостью и… азартом? Как… я смогла почувствовать это? Возможно ли вообще такое, если он в коме? Замер на границе жизни и смерти?..

Ааа!..

В душе я завопила, шарахнувшись в сторону. Но мое тело, направляемое несокрушимой богиней, не шелохнулось, когда вдруг глаза неймарца резко открылись. Моими глазами с его алым взором встретилась сейчас Алади. Именно она пристально и властно вглядывалась в насыщенно-красные до черноты зрачки. И в их глубине сквозь прозрачный купол преграды я видела свое спокойное и бледное от холода лицо. Лицо, олицетворявшее того, кто явился и желал сейчас одного – гибели этой беспомощной жертвы, я осознавала приоритеты богини.

Как бы я не жаждала отступить, оторвать от шеи неймарца ледяные тиски силы богини, отвести обещавший порабощение взгляд – не могла. Миг пролетал за мигом, а эти двое все так же упорно смотрели друг на друга, разделенные условной преградой экрана. И боролись… безжалостно и упорно. Алади давила и душила, вынуждая принять ее холод и смириться с чуждой волей. Он… не пропускал энергию богини, уже фактически опутавшую его тело. Сдерживал ее, словно бы отгородившись полем другой энергии – теплой и согревающей. Не видя ее, я скорее осознавала это защитное поле.

Что подпитывало его?

Мне, прошедшей через подчинение после избрания участи служительницы в храме на Альдис, сложно было и помыслить о возможности противостоять воле Алади. Но неподвижно лежащий неймарец успешно справлялся, определенно, озадачив богиню. Если бы это чуждое нечто было способно гневаться – вокруг нас бы уже бушевал апокалипсичный цунами. А пока…

Вынужденная до боли в моих несовершенных человеческих глазах всматриваться в алые очи очнувшегося второго помощника, вдруг осознала, что вижу в его глазах не только свое лицо, но и крошечные искорки огня в собственных зрачках… Неужели, это сияют сохранившиеся крохи тепла в моей душе? Странным наитием поняла: неймарец впился взглядом именно в них, так заслоняясь от давящего влияния врага!

Стало жутко: что, если и Алади заметит этот…

- Он проснулся!

Вопль Осолии немногим не оглушил. Богиня неизменно пренебрегала всем, что отвлекало внимание ее служительниц: звуками, светом, теплом, общением… За год на Альдис я отвыкла от громкой речи. Как и от прикосновений!

А эта беспардонная неймарка мало того, что закричала, еще и вцепилась в меня, тряся за плечи и… шаря ладонью по груди. По той ее части, где в горловом разрезе форменной куртки, вынужденно надетой мною утром из-за преследования гирденции, висела капсула, подаренная капитаном. Но подумать обо всем этом я не успела, пронзенная жуткой болью – едва Осолия коснулась участка оголенной кожи, как меня ошпарило обжигающей волной. И никакие ментальные упражнения не были способны сдержать эту муку, мое слабое человеческое тело надломилось, ноги подкосились – я рухнула к основанию прозрачной капсулы, вопреки приказам Алади, разорвав контакт.

Зрение тоже помутнело, все расплылось перед глазами – как иначе понять мелькнувшее перекошенное от страха лицо неизменно безэмоционального Найгура, отшвырнувшего от меня супругу.

Есть в этой паре что-то, чего я никак не могу понять…

- Арианна? Арианна?

 Мне показалось, что я очень быстро пришла в себя, задышала ровно и даже пошевелилась, намереваясь подняться. Хлесткие понукания леденящей душу силы требовали немедленно вернуться «на исходные». Вот только испытанное напряжение не прошло даром – тело трясло от слабости. Пришлось даже опереться на край капсулы, чтобы удержаться в вертикальном положении.

Как и жалящая изнутри воля я отчаянно стремилась вновь увидели лицо второго помощника. Почему? Лично мне хотелось удостовериться, что все это не привиделось в странном трансе, и пострадавший действительно пришел в себя.

А в чем интерес Алади догадаться не сложно, она желала вновь возобновить свои нападки. Только вот я отчетливо понимала: в этом случае рискую рухнуть здесь бездыханным телом, погибнув от запредельной нагрузки – сердце не выдержит. Мое многострадальное, неразумное и несовершенное человеческое сердце.

С одинаковым нетерпением мы всмотрелись сквозь прозрачную преграду. Мои руки так дрожали, что пришлось привалиться к ней и грудью. Тем более, когда внутри обнаружился все так же неподвижно спящий мужчина… Ничто в нем не напоминало даже дернувшего веком пациента, а тем более, распахнувшего глаза. Неужели… показалось?

С внутренним несогласием – чувствовала, что просто не могла испытать настолько нелогичное и реальное видение – я посмотрела на присутствующих супругов. Осолия стояла в стороне с совершенно пустым взглядом и ровно растягивала губы в безликой улыбке. Ни единой выбившейся прядки в ровной прическе, ни морщинки в помятой одежде не указывали мне на эпизод с неровной борьбой, завершившейся моим нокаутом.

Найгур отозвался неизменной широкой улыбкой и абсолютно безразличным взглядом.

- Арианна, вы в порядке?

Вместе с вопросом поняла, что все так же не способна ответить. Больше того, кажется богиня разошлась еще сильнее – мое горло словно оплело льдом. Пришлось лишь неуверенно кивнуть. Продолжая всматриваться в неймарскую чету, очень надеялась хоть на какие-то комментарии.

- Вы не выдержали впечатления и упали. Думаю, нам лучше вернуться. Время обеда – вам как раз надо подкрепить силы.

Обеда? Уже? Это я так долго в себя приходила или… время пронеслось, пока Алади играла в гляделки с неймарцем? Но в любом случае, выбора мне не оставили – сопровождающие дружно устремились к выходу из этой изолированной медицинской палаты. Да и Алади, вероятно оценив мою физическую неспособность продолжить, отступила, перестав хоть как-то повелительно проявлять себя. Только узоры голубого огня на поверхности кожи напоминали о богине. И молчание…

- Как прошел визит?

В столовой к нашей троице, где еду уплетал только Найгур, а мы с Осолией с одинаковым отсутствием энтузиазма ковыряли содержимое своих пищевых боксов, почти сразу присоединился капитан. Вид у Тьер-Тенга был деловитый, движения решительными и выверенными, взгляд цепким и спокойным. Устроившись за свободным местом, он сразу задал вопрос по существу.

- Наша гостья немного переволновалась, - тут же откликнулся первый помощник. – Даже потеряла сознание от избытка впечатлений.

Прозвучало это, как если бы он презрительно фыркнул и обозвал меня истеричной барышней. Но даже попытайся я возразить – не смогла бы. Пришлось и дальше сидеть с невозмутимым видом, олицетворяя своим обликом жрицу Алади.

- Повлиять на пострадавшего не удалось? Воздействие богини не сказалось на его состоянии?

Я в душе затаила дыхание в ожидании ответа.

- Нет, никаких перемен мы не заметили и оборудование не зафиксировало, - Найгур ответил так же уверенно.

А я, услышав заветный ответ на не озвученный вопрос, испытала разочарование. Что происходит?

- Осолия? Арианна?

Леакрэ желал получить наше подтверждение? Вот же, негодяй, знает, что я не могу произнести и слова! Или ждет, что я при всех кинусь к нему обниматься?

Расчетливый взгляд первого помощника скользнул от неймарки ко мне - переживает?

- Он не отреагировал.

- Он не отреагировал.

Больше всего меня поразили даже не синхронность наших с Осолией ответов, а вообще сам факт того, что богиня моими губами сочла для себя необходимым дать капитану подтверждение.

Именно этот поразительный момент утвердил в убеждении: гляделки со вторым помощником мне не привиделись! Неймарец вышел из комы. Больше того, я твердо пообещала себе, что даже готова обнять и расцеловать Тьер-Тенга позже, лишь бы иметь возможность сообщить об этом. Только вот позволят ли?..

И на Осолию я сейчас смотрела совершенно иначе. Необъяснимое поведение у этой женщины! Эти ее странные болезненные прикосновения, так ли уж они случайны? А если нет, то в чем может быть ее мотив? Вряд ли, она так не любит жриц Алади, что стремится при любой возможности причинить им боль.

- Понятно.

На удивление Леакрэ удовлетворился услышанным, спокойно продолжая трапезу, чем еще больше укрепил меня в намерении раскрыть ему глаза.

И вновь в обществе других он держался со мной холодно и подчеркнуто официально, чем навел на мысль, что все неймарцы по природе своей двуличны! Ведь и Найгур с Осолией… не так в моем представлении должны вести себя супруги. 

Хотя, что я знаю о неймарской версии супружества? Мать Леакрэ, кажется, единственная, кто познал это таинство. Ха! И пусть она и дальше остается на этом недостижимом постаменте исключительной в своем роде жительницы Земли.

- Благодарю за содействие. Всякая попытка может принести пользу, мы должны испробовать все возможности, - очевидно комментируя мой утренний визит к пострадавшему соплеменнику, заметил капитан, когда все покушали. – Какие планы на вторую половину дня?

Прежде чем я сориентировалась в намерениях Тьер-Тенга, который задал мне вопрос, зная, что ответа не получит, резко вмешался первый помощник.

- Разве жрице богини не надлежит присоединиться к исследовательской группе, изучающей жертв эйшавый? Вчера она лишь присмотрелась к ним, этого недостаточно.

Прелестно! Все неймарцы рождаются с убеждением, что предназначены решать за других? Невольно, желая хотя бы мысленно дистанцироваться от категоричных соседей по столу, я зыркнула в сторону. И снова душу кольнуло тревогой: все вокруг двигались, разговаривали, ели как-то… механически что ли?.. Словно участвовали в мизансцене? И сама удивилась: откуда такие странные мысли! Верно, постоянное внутреннее напряжение в котором я существу, медленно сводит с ума.

- Не вижу смысла отправлять ее туда на остаток дня – только собьет все планы исследователей. Завтра с утра вернется к миссии, с которой Арианна прибыла на «Эндорру». А пока…

Да, вот мне тоже «интересно», что же запланировал для меня этот интриган?

- Возможно жрица Алади пожелает поприсутствовать в святая святых ведомства? На капитанском мостике флагмана разведки? Туда, куда стекаются все сведения со всей конфедерации? – прислушавшись к «себе», однозначно уверилась: Алади все это безынтересно, что-то значимое уж точно не продемонстрируют. А мне и подавно не интересовало – хуже нет, чем остаток дня глазеть на заправляющего всем Леакрэ. - Или же… у нашей гости найдутся личные дела? И она пожелает справится с ними, проведя остаток дня в уединении каюты.

Кажется, таинственная стычка со вторым помощником несколько озадачила богиню. Она даже перестала толкать меня к капитану, затаившись где-то в глубине моего тела и выжидая.

Справится? Это что за дела такие, о чем говорит Леакрэ? Аа… неймарец намекает на гирденцию? Что он от меня хочет? Чтобы я вот прямо немедленно сейчас приступила к дрессировке этого навязанного мне питомца? О котором толком ничего не знаю, и сама еще не пойду – боюсь его или нет?

- Да, да! – Осолия с абсолютно отсутствующим видом сидевшая последние полчаса, уставившись в свою тарелку, вдруг вскинулась: взмахнула рукой и уперлась в меня горящим взглядом. Только он был направлен куда-то… ниже подбородка. Туда, где за полой треклятой форменной куртки я запрятала кулон, подаренный эксженихом. – Побудь в каюте! Не стоит… мешать исследовательской группе.

- Что ты такое говоришь? – резко развернувшись к супруге всем корпусом, немногим не гневно возмутился Найгур.

Ээ… они сейчас поссорятся? Все что связано с неймарцами – такое странное. А с их семьями – вдвойне. Эту парочку я сейчас впервые заподозрила хоть в каких-то чувствах, прежде оба казались совершенно безразличными друг другу.

- Я согласна! - в душе икнув, осознала, что это вскрик принадлежит мне. Вновь богиня почему-то сочла необходимым высказаться по существу вопроса. Зачем ей запирать меня в капитанских жилых апартаментах? – Дела действительно есть.

Взглянув в сторону Леакрэ осознала, что пока все мое внимание было сосредоточено на его соплеменниках, неймарец наблюдал за мной.

- Провожу тебя!

Самое невероятное, что это предложила Осолия. Больше того, последний звук еще слетал с ее губ, а неймарка уже стояла рядом с моим стулом, всем своим видом призывая поспешить.

Почему-то перспектива остаться с ней вдвоем меня страшила. С этой ее странной привычкой хвататься за неприкосновенную жрицу Алади, создавая мне проблемы. Я надеялась, что Леакрэ возразит. Но он промолчал, чуть откинувшись в кресле и с абсолютной невозмутимостью продолжая наблюдать за происходящим. Натужные попытки возразить самостоятельно результата не дали – мой рот безмолвствовал. Очевидно, богине было безразлично в обществе кого я совершу этот путь.

В неопределенной тишине, когда оба неймарских мужчины молчали, а Осолия нависла сверху в явном нетерпении, пришлось встать. Планируя держать дистанцию, я двинулась к выходу из пищевой зоны. Вокруг небольшими группами расположились и другие члены экипажа «Эндорры», но сейчас мне некогда было рассматривать их – все внимание поглотила женщина, синхронно шагающая рядом.

Почему-то в душе я ждала момента, когда Осолия вновь меня коснется. Даже морально приготовилась к очередной вспышке боли. Но мы двигались, перемещались скоростным лифтом, преодолевали сектор за сектором, а неймарка безмолвствовала рядом. На самом деле, она больше меня напоминала заледеневшую и лишенную чувств служительницу богини.

Но все изменилось в один момент.

- Не используй эниар…

Недоуменно уставившись на спутницу, я сразу заметила, как она тяжело дышит, стискивая горло руками. Голос скорее походил на удушливый сип, чем на характерный хладнокровный неймарский тембр. И ее глаза… Типично алые, они сейчас показались мне и вовсе кровавыми. Возможно из-за вздувшихся на висках вен и двух розоватых дорожек в уголках рта?

Кровь? Что за дикие мысли?

Но прежде чем я успела отреагировать, кабина переместительного лифта, что должен был доставить нас к входу в жилой неймарский сектор с его необъятными масштабами, раскрылась. А за порогом…

- Решил проверить как вы добрались.

Если бы я способна была выражать удивление, сейчас бы споткнулась от неожиданности. Он же не думал, что мы заблудимся? В самом деле…

Узреть Найгура в конце пути оказалось совершенно невероятным.

- Уйди.

Короткий кивок в сторону их совместных жилых апартаментов и одно слово, брошенное жене. Осолия немедленно отступила, двигаясь решительно и как-то безразлично. И это та женщина, что пару минут назад в лифте давилась собственной кровью?

Да что творится на этом звездолете? Тут не меньше странного чем на Альдис.

- Эниар, - мы подошли вплотную к дверям личной территории капитана, когда указательный палец неймарца застыл в паре миллиметров от моей груди. Именно там, где, невидимый взгляду, притаился кулон-капсула. – Используй его прямо сейчас. Или… отдай Осолии.

Что он хочет этим сказать? И почему всем есть дело до этого подарка?

Сканирующая система на двери, распознав меня, приоткрылась. Первый помощник развернулся к образовавшемуся дверному проему. Возникло ощущение, что он сам нестерпимо желает перешагнуть порог… Мне же больше всего сейчас хотелось избавиться от его давящего присутствия. И я двинулась вперед. Откуда не возьмись появился… питомец. Прошмыгнув рядом, он замер у входа – прямо на пути Найгура. И стоял там пока дверь не вернулась назад, скрыв нас от ледяного взгляда первого помощника.

Хм! А от этого «зверя» есть польза – как-то в последнее время все представители неймарского народа начали меня нешуточно пугать. На гирденцию я смотрела уже с куда большим расположением. Даже возникла мысль похвалить его, но… Увы! Алади, одержимая главой разведки конфедерации, наказывающая меня за неповиновение, спутала все карты с навязанной немотой. А было бы забавно, к примеру, промурлыкать «колючке»: обаяшечка…

В шутку, стараясь хотя бы мысленно отрешиться от напряжения, буквально пропитавшего мою жизнь, я даже представила себе, как бы это выглядело. Этакий умильный кактусик в рюшах и с бантиком.

Когда… перед мысленным взором вдруг появилась иная картинка: гирденция странным образом «втянув» в себя все устрашающие колючки на манер заправского кота… ластится и трется о мою ногу!

Омг! Застыв с занесенной для следующего шага ногой, я перевела взгляд на питомца. Колючка выглядел вполне себе колючим… Собственно, он хвостиком увязался следом, чуть шурша и ковыляя на своих отросточках в спальню.

Брр… Да что мне уже мерещится? Но образ был настолько ярким, живым… Развернувшись, ради собственного спокойствия, я представила, как вливаю питательную смесь в горшок гирденции. Да! Это бы ему понравилось?

Но немедленно вставшее перед глазами зрелище превзошло все ожидания. В моей «голове» живность немногим не скакала от счастья, в буквальном смысле подпрыгивая на упругих отросточках. Что происходит? Если в своем теле я могу быть не уверена, то сознание? Нет, туда Алади не прорвалась. Ей оно вообще не интересно.

А значит? Значит, эта живность способна к мыслеобщению! Вот это новость: мы можем понимать друг друга, контакт возможен! И сейчас опасная колючка проголодалась – дает понять мне?

Что ж… Еда – извечный мотиватор. Дела, о которых и не подозревала, немедленно нашлись. Мог ли знать об этом Леакрэ? Конечно он знал! Потому и сослал меня в свою каюту, еще и намекнул провести здесь время с пользой.

А я и проведу: накормлю гирденцию, а потом потренирую ее на предмет взаимопонимания. Хоть какой-то «собеседник» мне нужен? От варианта обнимашек с неймарцем и так на душе тошно. А тут приятная альтернатива…

Вихрем промчавшись к санитарной зоне, умывшись и переодевшись, наконец, в бесформенное и уже привычное одеяние жрицы, заполучив из раздаточной системы пару бутылей с питательной смесью, я помахала ими перед питомцем. И представила: себя, устроившуюся на огромной неймарской кровати, и злого питомца в образе белого и пушистого – считай, безколючного – кактусика, получающего в награду еду.

Питомец немедленно и очень наглядно закивал, замахав растительной макушкой. Дело пошло…

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям