0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Наследие древних. История одной любви » Отрывок из книги «Наследие древних. История одной любви»

Отрывок из книги «Наследие древних. История одной любви»

Автор: Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Наследие древних. История одной любви» обладает автор — Шкутова Юлия Copyright © Шкутова Юлия

Глава 1

Поднимаясь по лестнице мужского общежития, Ориана то и дело замирала, прислушиваясь, не раздаётся ли поблизости грозная поступь коменданта. И пусть она уже выпускница, а в самом общежитии практически никого нет, девушка всё равно боялась, что её увидят. За пять лет учёбы слишком привыкла опасаться нара Иргена — сурового мужчину, ревностно следящего за порядком на вверенной ему территории. Девушка и не пришла бы сюда, но из-за предстоящего вечером знакомства с родителями Райта, не смогла найти себе места.

Маркиз и маркиза Лазарские… Одна мысль о них вгоняла целительницу в тоску. А что будет, когда их представят друг другу, - даже подумать страшно! Понимая, что до вечера себя накрутит ещё больше, Ори поспешила к возлюбленному. В его объятиях девушка надеялась найти успокоение и уверенность в том, что всё будет хорошо.

Дойдя до нужного этажа, Ориана остановилась перевела дух. В тот же миг она услышала голоса.

— Нет, это всё зашло уже слишком далеко! — возмущённо сказал красивый женский голос. — Мы с отцом с пониманием отнеслись к твоей увлечённости. Всё же ты ещё слишком молод, поэтому и позволили развлечься. Но кто же думал…

— Мама! — предупреждающе воскликнул Райт, и Ори испуганно замерла.

Она точно не собиралась так быстро встречаться с маркизой. Особенно, когда та была явно не в духе.

— Двадцать восемь лет уже как мама! — громко заявила женщина. — Райт, ты уже не маленький ребёнок и должен трезво оценивать свои поступки! Неужели не понимаешь, кто она такая на самом деле?!

— Ну почему же? — насмешливо ответил боевой маг, а Ориана до боли прикусила указательный палец, догадавшись, что речь идёт о ней. — Ори совсем не ровня нам… мне, так как не принадлежит к дворянскому сословию.

— Вот именно! — с облегчением выдохнула леста Ольяса. — Я рада, что ты осознаёшь это. Значит, не так всё печально, как мы с отцом думали. Но тогда я не понимаю, зачем этот фарс с нашим знакомством? Для чего ты собираешься притащить эту… Ориану в наш дом сегодня вечером? Тем более, когда там будет Ванесса вместе со своей семьёй? Мы ведь уже много раз обсуждали…

Да-да, — примирительно сказал Райт. – Я прекрасно помню, что Ванесса фор Марид отличная партия для меня. Умная, красивая, воспитанная, да ещё и принадлежит к древнему роду герцогов Витарских.

— Да! Она идеальная партия для тебя, помни об этом!

— Я никогда не жаловался на память, — дерзко ответил сын.

— Райт, немедленно прекрати! — Маркиза не пожелала терпеть дерзость от своего сына. — Я надеюсь, что сегодня вечером ты порадуешь нас с отцом.

Несколько мучительных секунд молчания, и в ответ раздались решительные слова:

— Не сомневайся, мама, я сделаю всё, как должно быть.

Ориане повезло, что она стояла около стены и успела опереться на неё. Иначе точно бы упала — так резко накатила тошнотворная слабость. Зажав рот ладонями, девушка задрожала от ужасных, злых слов, которые только что услышала. Ещё немного, и она точно ворвётся в комнату возлюбленного, чтобы…

Тряхнув головой в надежде хоть немного разогнать застлавшую глаза пелену и громкий звон, поселившийся в ушах, целительница медленно повернулась к лестнице. Нужно уйти отсюда как можно скорее, пока она ещё способна сдержать себя. Пока есть силы устоять на ногах.

К горлу вновь подкатила тошнота, и Ориана поспешила вниз. Подгоняемая воспоминаниями о чудовищной правде, которая только что открылась, девушка даже не заметила, как вышла на улицу и побежала в сторону пруда, около которого росла большая плакучая ива.

Старая ива низко склонила ветви к прозрачной глади пруда, образуя небольшое уютное убежище. Мощный ствол надёжно скрывал от посторонних взглядов всех, кто приходил в этот тайник, а крупные корни, торчащие из земли, заменяли собой лавочки. Ориана обожала это место, расположенное в отдалённой части академического сада. Здесь выпускница целительского факультета любила помечтать, обдумать свои планы или, как сейчас, попытаться успокоиться.

Ей не хотелось верить, что всё это правда, и Райт согласен со своей матерью. Ведь не мог же он на самом деле встречаться с ней и говорить слова любви, когда собирался обвенчаться с другой?

А ведь ещё совсем недавно она терпеть не могла Райта фор Леарда, среднего сына маркиза Лазарского. Красивого, статного, лучшего боевого мага в своём потоке. Гордость столичной академии Арайской империи. Более того, Ориана встречалась с парнем со своего факультета и строила планы на совместную жизнь с ним!

При воспоминании о Вадиме сердце Ори болезненно сжалось. Они встречались четыре года, прежде чем их жизни так круто изменились. И во многом благодаря Райту.

Зажмурившись, Ориана затрясла головой, отгоняя воспоминания… Их отношения начинались с неприязни, чуть не переросшей со стороны целительницы в ненависть. И всё же Райт сумел доказать ей, что может быть не только высокомерным аристократом, но также нежным и отзывчивым человеком. И пусть Ори так и не сказала о своей любви, но собиралась исправить эту оплошность в самое ближайшее время. Вернее, сегодня вечером…

Тяжело вздохнув, девушка оперлась о шершавый ствол ивы и обвела своё убежище тоскливым взглядом. К сожалению, ей больше никогда не придётся побывать здесь.Выпускные экзамены сданы, диплом об окончании академии с отличием получен, справка о свободном трудоустройстве (благодаря всё тому же Райту) сегодня была отдана ей в секретариате. И, если бы не бал, целительница покинула бы стены родной альма-матер ещё три дня назад.

Слёзы, так долго сдерживаемые, покатились по лицу. Только облегчения это не принесло. Наоборот, к горлу подступили рыдания, и Ориана громко всхлипнула.

«Нет… Нет, я не могу так всё оставить! — подумала она, решительно стерев мокрые дорожки рукавом платья. — Нужно поговорить с Райтом. Пусть он скажет мне всё это в лицо».

Целительница дала себе несколько минут, чтобы успокоиться, и уже практически решилась выбраться из своего убежища, когда услышала приближающиеся шаги.

— Да быть того не может! — раздался удивлённый возглас. — Ты не шутишь?

Ори тут же узнала Марену фор Зардс и сразу насторожилась. С этой магиней ей встречаться точно не хотелось.

— Да тише ты! — недовольно сказали в ответ, и целительница вжалась в ствол ивы. — Это пока секрет, мы с Райтом хотели устроить всем сюрприз. Но так как ты моя лучшая подруга…

Вторая девушка многозначительно замолчала, а Ори почувствовала, как сердце сжалось в предчувствии беды. Она увидела Ванессу фор Марид, младшу дочь герцога Витарского, несостоявшуюся невеста Райта. Неужели между ними что-то на самом деле есть? Сколько крови она попортила Ориане, каждый раз одаривая целительницу презрением, словно та была навозным жуком, посмевшим затесаться в ряды королевских бабочек.

Ориане было бы легче, если бы Ванесса устроила скандал, или затеяла какую-нибудь некрасивую сцену. Но нет, дочь герцога умела держать себя в руках, ни на мгновение не забывая о чувстве собственного достоинства. И от того целительнице становилось ещё горше. Она чувствовала себя коварной разлучницей, хотя Райт утверждал, что между ними не было никаких договорённостей. Просто желание родителей, просто ожидания юной магини…

— Но как же так? — голос Марены вырвал Ори из тяжких дум. — А эта выскочка целительница, с которой он везде таскался?

— На балу узнает о нашей помолвке, — холодно ответила Ванесса. — Конечно, сыну маркиза Лазарского не к лицу такое поведение, но всё можно списать на молодость и задетую гордость. Всё же ему раньше никто не отказывал. А тут какая-то целительница, не могущая похвастаться ничем, кроме наличия крови тайхар. Вот Райт и разозлился, решив добиться её любой ценой.

— Знаешь… Это как-то совсем уж некрасиво с его стороны, — с сомнением в голосе произнесла Марена. — Какой бы она ни была, но…

— Тебе её жаль? — удивлённо спросила Ванесса. — Да ладно, эта мерзавка быстро найдёт утешение в объятиях того, кто сможет предложить хорошую сумму для её содержания.

— Ванесса! — ахнула подруга.

— Вот давай только не будем устраивать драмы! Вспомни, что она четыре года встречалась с тем несчастным целителем. А ведь он был на хорошем счету в академии, но как только подвернулся шанс, она быстро переметнулась к более выгодной партии.

— Может ты и права, — не стала спорить Марена.

— Конечно я права, — с тяжёлым вздохом сказала Ванесса. — А теперь пойдём, мы уже и так опаздываем. Сегодня вечером я просто обязана затмить всех!

Ориана так и не поняла, как сдержалась и не выдала себя ни единым движением. Возможно, потому что тело окончательно ослабло, а сердце было готово остановиться в любую секунду от переполнявшей его боли. Голова гудела, а перед глазами стоял туман, мешающий хоть что-нибудь рассмотреть. К горлу вновь подкатывала тошнота, ещё больше ухудшая самочувствие. Жестокая правда жгла несчастную раскалённым железом. Губы начали беззвучно шевелиться, умоляя богов смилостивиться и прекратить мучения, освободив душу от бремени земной жизни. Ори молила о смерти, не в силах вынести случившегося.

Девушка не знала, сколько прошло времени, прежде чем она смогла двигаться. С трудом встав с земли, Ори сделала неуверенный шаг вперёд. Потом ещё один и ещё. С каждым новым шагом она всё больше распрямляла спину. С каждым новым вдохом вокруг её сердца поднималась ледяная стена, запечатывая раздирающую боль и давая возможность подумать о том, как поступить дальше.

И решение мгновенно пришло. Вернувшись в комнату, Ориана обозрела две сумки с вещами, которые сложила ещё с вечера по настоянию Райта.

Райт…

Ледяная стена разлетелась на мелкие осколки, а тело девушки изогнулось от душевной боли. Она опустилась на пол и тихонько завыла. В то же время какая-то часть сознания холодно считала. Один, два, три… восемнадцать, девятнадцать, двадцать. Всё!

Резко замолчав, Ори вновь принялась выстраивать ледяную стену. Благодаря самоконтролю, которому их обучила декан целительского факультета, она сумела взять себя в руки. Открыв одну из сумок, целительница достала тетрадь и карандаш. Безжалостно выдрала лист и принялась писать красивым женским почерком. Слова легко ложились на бумагу, словно кто-то нашептывал их несчастной девушке, помогая быстрее справиться с задуманным.

Когда была поставлена последняя точка, Ори осмотрела комнату, ставшую ей домом на семь лет обучения. Затем бросила взгляд на исписанный лист и непримиримо поджала губы. Настала пора покинуть стены академии.

Она плохо помнила следующие два дня, пока добиралась до небольшого приграничного города. Сначала шумный вокзал, где она дожидалась нужного ей маг-экспресса. Потом небольшое купе, которое девушка делила с пожилой леди. И, наконец, нанятая бричка, доставившая Ориану до нужного места. Если бы кто-нибудь спросил, почему целительница направилась именно туда, она бы не смогла ответить. Возможно, из-за какой-то глупой уверенности, что там получится вернуть утраченную жизнь и залечить разбитое сердце. Пусть это и было эгоистично с её стороны, но Ори упрямо двигалась к своей цели.

И вот перед ней небольшая калитка, от которой к двухэтажному дому ведёт широкая дорожка. По бокам от дорожки посажены кусты дикой розы, создававшей живую ароматную изгородь. Неожиданно Ори оробела, впервые осознав, что здесь её не ждут. Да и хватит ли ей смелости посмотреть в глаза тому, кого она предала?

— Ориана? — раздался сбоку удивлённый возглас. — Что ты здесь делаешь?

Медленно обернувшись, девушка посмотрела в зелёные глаза темноволосого парня. На мгновение зажмурившись, она хрипло сказала:

— Здравствуй Вадим, я приехала к тебе.

— Но… Почему?

В глазах её бывшего возлюбленного плескались удивление и недоверие. А вот неприязни, злости или ненависти не было совсем. Именно этот факт заставил девушку устыдиться того плана, которого она придерживалась последние дни. Разве можно было…

Неожиданно Ориана почувствовала, как ей в спину упирается чей-то взгляд. Ей даже гадать не пришлось, кто это может быть. Райт! Целительница нисколько не сомневалась, что это именно он.

Сердце испуганно ёкнуло, а в голове суматошно заметались мысли. Почему? Откуда узнал? Как сумел найти?

— Ориана? — напомнил о себе Вадим, и это помогло ей прийти в себя.

За несколько ударов сердца девушка успела решиться и принести клятву богам, что если всё получится, то она сделает всё от неё зависящее, чтобы   Вадим был счастлив. Переступив одну из сумок, Ориана подошла к целителю вплотную и тихо сказала:

— Я люблю тебя и всегда буду любить.

Заглянув в ошарашенные зелёные глаза, она решительно приникла к губам Вадима поцелуем, перечёркивая прошлую жизнь.

Женщина резко открыла глаза и с трудом сделала вдох. Сердце бешено застучало в груди, по всему телу выступила испарина, а пальцы судорожно вцепились в одеяло. Уставившись в потолок, Ориана принялась глубоко и размерено дышать, стараясь успокоиться. Спустя некоторое время ей это удалось, и она устало прикрыла веки.

Ори уже пятнадцать лет не вспоминала прошлое, решительно спрятав его в самых отдалённых уголках души. Ей потребовалось пять лет, чтобы совладать с собой, и женщина не желала повторения той боли. Она прилежно исполняла клятву богам, данную двадцать лет назад. Была примерной женой, прекрасной матерью, отличным специалистом…

Их с супругом коллеги часто удивлялись, как у неё хватает сил не только на работу с пациентами, но и на обустройство семейного уюта. Ориана лишь загадочно улыбалась, тихо радуясь, что ей уже столько лет удаётся всех обманывать. Ведь никто так и не понял, что её сердце давным-давно заледенело.

Резко сев в постели, женщина запретила сеанс самокопания и посмотрела на соседнюю подушку. Та оказалась непримятой, ясно указывая на то, что Вадим не ночевал дома. Ориана тяжело вздохнула и встала с кровати. В последнее время супруг часто подолгу оставался в военном госпитале, не столько ради пациентов, сколько ради каких-то исследований. Когда она спрашивала, чем же он занимается, Вадим всегда целовал её и просил подождать ещё немного. Утверждал, что не хотел раньше времени выходить из-под покрова плаща богини Удачи. И Ори послушно замолкала, обещая себе терпеливо ждать.

Вот и сегодня супруг, видимо, увлёкся своими исследованиями, позабыв, что его дома ждёт семья.

Потянувшись, Ориана прошла в сторону ванной комнаты, лишь мельком глянув на себя в зеркало. И то это вышло совершенно случайно, ведь последний год она немного стеснялась своего отражения. Не потому, что плохо выглядела. О нет, всё как раз было наоборот. В зеркальной поверхности отражалась стройная златокудрая красавица, с пронзительными синими глазами в обрамлении пушистых ресниц на тон темнее волос. А ещё выглядела целительница максимум лет на двадцать, хотя месяц назад ей исполнилось сорок лет. Сказывалось наследие тайхар — древней расы, некогда жившей в их мире. Никто не знал, куда они исчезли, в летописях не осталось об этом упоминаний. А ещё с этой удивительной цивилизацией исчезли и книги с заклинаниями, магические разработки и… города, в которых обитали тайхары. Зато остались полукровки, которые жили значительно дольше обычных людей и имели большой магический резерв.

Больше всего потомков тайхар встречалось в аристократических семьях. Значительно реже — среди простолюдинов, таких, как родители Орианы. Но в то же время их объединяла одна общая черта. Все потомки мифической расы были светловолосыми и светлоглазыми. Родители, у которых появлялись такие дети, могли быть уверены, что их чада хорошо устроятся в этой жизни. Если, конечно, сумеют завершить обучение в магических академиях.

Ори стала как можно реже смотреть на своё отражение с тех пор, как заметила в волосах Вадима седые прядки. Нет, как маг и целитель он проживёт дольше не одарённых магически людей. Да и его светлые глаза так же намекали на наличие крови древних магов. Но её было слишком мало, всего лишь капля в море, а значит, Вадиму отмеряно жизненного пути значительно меньше, чем Ориане или их дочери Тарине. Пусть целительница так и не смогла его полюбить, зато безгранично уважала за доброту, отзывчивость и преданность целительскому мастерству.

Прежде чем спуститься вниз, женщина заглянула в комнату дочери. Кровать оказалась застелена, а девушка отсутствовала.

— Видимо, сбежала на подготовительные курсы, — вздохнула Ориана и пошла на кухню.

Вчера дочь соизволила поставить родителей в известность, что собирается подавать документы в столичную академию. Туда, где когда-то обучались и они. Это признание поставило Ори в тупик. Она не понимала, почему дочь хочет поехать учиться за тридевять земель, когда и в их губернии есть прекрасное учебное заведение. Да, не столичная академия, зато рядом с родителями.

Неожиданно Вадим встал на сторону Тарины, утверждая, что их малышка повзрослела. А значит, ей уже пора вкусить самостоятельной жизни. Против них двоих женщина не имела ни единого шанса выстоять, поэтому, пусть и с трудом, но согласилась.

Сейчас, готовя себе лёгкий завтрак, она размышляла о том, что, возможно, именно признание дочери повлекло за собой сон о далёком и болезненном прошлом. И как бы Ориана ни старалась, никак не могла перестать думать о том, кто украл её сердце, а затем безжалостно растоптал его.

Райт фор Леард. Блистательный аристократ, один из сильнейших боевых магов империи, начальник отдела по борьбе с магическими преступлениями, подчиняющийся лично императору. И такой же, как она, носитель крови тайхар.

Ориана не следила специально за его жизнью. Слишком больно ей было всякий раз, как она вспоминала Райта. Но даже в их глушь доходили столичные новости, пусть и со значительным опозданием. Так женщина узнала, что в тот день, когда она родила свою малютку Тарину, Райт женился на Ванессе фор Марид. Блестящая партия, объединение двух могущественных семей… Слухи об их свадьбе ещё целый год гуляли по империи.

В ту ночь она долго рыдала, заглушая всхлипы подушкой, и благодарила богов за то, что Вадим был на двойном дежурстве. Она оплакивала своё разбитое сердце и разорванные в клочья мечты. А когда супруг на следующий день вернулся домой уставший, она встретила его ласковой улыбкой и вкусным ужином.

Затем в газетах начали публиковать сведения об успехах Райта в профессиональной деятельности. Будто журналистам не чем было заняться, кроме как освещать жизнь среднего сына маркиза Лазарского! Но стоило признать: сюжеты выходили действительно интересными. Молодой маг, недавно окончивший академию, стремительно поднимался вверх по служебной лестнице. Ориане очень хотелось сказать, что это всё благодаря его отцу маркизу, но… Громкие преступления, которые удавалось раскрыть боевому магу, не оставляли сомнений в его профессионализме.

Ори ненавидела себя за ту слабость, которая заставляла её с жадностью просматривать газеты, приходящие из столицы. Наверное, сильнее она ненавидела только Райта. И благодаря этому чувству девушка заставляла себя двигаться вперёд, ещё больше развивая свой дар и улучшая навыки целительства.

Вспомнив слова декана о том, что вся жизнь целителя должна быть посвящена не только исцелению, но и совершенствованию дара, Ори с головой ушла в работу. При этом старалась не забывать о супруге и о дочери.

Так продолжалось несколько лет, пока однажды она не прочитала в газете, что Ванесса фор Леард скончалась во время родов, подарив мужу дочь. В тот момент Ориана испытала злорадное удовлетворение от смерти женщины и… испугалась той, кем стала. Она была полна ненависти не только к тем, кто причинил ей боль, но и к себе. Злобное существо, радующееся чьей-то смерти — вовсе не такой должна быть магиня, посвятившая жизнь исцелению.

На следующий день Ориана отправилась в храм всех богов, чтобы вымолить прощение. Тогда же она принесла ещё одну клятву: больше никогда не интересоваться жизнью Райта фор Леарда. И долгих пятнадцать лет была верна своему слову, посвятив себя любимому делу и своей семье. Она даже честно старалась вновь влюбиться в Вадима, но сердце так и не откликнулось на супруга. Впрочем, другие мужчины так же оставляли целительницу равнодушной.

Так она и жила, спрятавшись от всего мира за любимой работой и запрещая себе думать о прошлом.

Сварив себе кофе, Ори подошла к окну и распахнула его. В кухню ворвался свежий ветерок, принеся с собой ароматы свежескошенной травы и диких роз. Совсем скоро цветы начнут увядать, и дорожка окажется усыпана их лепестками. Вадим всегда утверждал, что тогда их дом становится похож на убежище новобрачных. И после этого обязательно подхватывал жену на руки. В ответ Ори нежно целовала его, а затем весело смеялась, пока муж кружил её.

Счастливая семейная пара, которая, даже по прошествии двадцати лет супружеской жизни, всё ещё радовалась каждому совместно прожитому дню.

Взяв кружку с кофе, Ори вновь вернулась к окну. Устроившись на широком подоконнике, она принялась наблюдать за редкими прохожими. Сегодня женщина выходила в ночную смену, поэтому могла не торопиться. Тем более, нужно было доделать несколько отчётов: конец месяца — самое горячее «бумажное» время в больнице. А ещё подготовить к выписке двух пациентов. Солдаты, служившие в гарнизоне, расположенном близ их города, были самыми частыми «гостями» больницы. Иногда Ориане казалось, что она их знает ничуть не хуже, чем свою семью — успела изучить за долгие годы работы.

От размышлений её отвлёк раздражающий скрежещущий звук смартана[1]. Модель, которой пользовалась Ориана, уже давно устарела. В новых смартанах можно было выбрать мелодию из списка загруженных, а не использовать одну стандартную, да ещё такую неприятную. Вот только свой переговорник женщина купила с первой зарплаты и не желала его менять.

Увидев высветившееся имя своей медички[2], с которой они проработали в паре больше десяти лет, Ори быстро ответила.

— Здравствуйте, Ринада, — поздоровалась она, когда на экране высветилось изображение кареглазой тридцатидвухлетней женщины, с волосами каштанового цвета, собранными в тугой пучок. — Что-то случилось?

— Здравствуйте, Ориана, — донеслось в ответ. — Подскажите, ваш муж так же ещё не вернулся домой?

Усмехнувшись, Ори понимающе посмотрела на медичку. Муж Ринады, старший целитель Блез Нарих был закадычными другом Вадима и таким же заядлым исследователем. Ну, или не совсем таким… Как Ориана подозревала, верховодил в их компании именно её муж.

Вадим всё время, сколько она его знала, стремился к каким-нибудь открытиям в области целительского искусства, призванным облегчить людям жизнь. Более того, имея возможность работать если не в самой столице империи, то в одном из крупных городов, он сам захотел после окончания обучения приехать сюда. Здесь, как утверждал муж, было лучшее место для всяких экспериментов и невероятных открытий.

— Нет, Вадим ещё не возвращался, — ответила Ориана и с сочувствием посмотрела на медичку. — Насколько я знаю, у вашего старшенького сегодня день рождения.

— Да, — подтвердила Ринада, недовольно поджав губы. — Блез обещал сходить вместе с нами в кафе госпожи Лерстат. Довиар и Дана так ждали этого дня!

— Не расстраивайтесь, уверена, они скоро вернутся. — Ори постаралась скрыть свою нервозность. Она никогда не любила влезать в выяснения отношений знакомых семейных пар.

— Очень надеюсь на это! — Ринада спохватилась, сообразив, что не стоит выливать негодование на свою непосредственную начальницу. Виновато улыбнувшись, женщина пообещала быть на дежурстве вовремя и быстро распрощалась.

Закрыв смартан, Ориана неодобрительно покачала головой. Не стоило сомневаться, что именно Вадим задержал своего друга, вновь увлёкшись исследованиями. Сделав мысленную заметку поговорить с мужем, она направилась на кухню. Прежде всего, нужно было приготовить завтрак. Ори давно заметила, что сытый Вадим всегда более покладист и легко идёт на уступки.

Прошло совсем немного времени, когда послышался скрип открываемой калитки, а на дорожке раздались шаги. Ориана бросила взгляд на часы и вновь покачала головой. И только когда вместо того, чтобы открыть входную дверь, в неё позвонили, она поняла, что Вадим совсем не торопится домой.

— Надо ему позвонить, — недовольно пробормотала она, выходя в прихожую. — Это не дело — так задерживаться!

Немного помедлив, чтобы пригладить растрепавшиеся волосы, Ори открыла дверь и тут же натолкнулась взглядом на коменданта военного гарнизона.

— Лест[3] Сарков, чем обязана? — удивлённо спросила она, обратив внимание на след от сажи на лице, всклокоченные светлые волосы и неопрятный мундир. — Что случилось? Нападение? Пожар? Я сейчас иду! — Развернувшись, целительница поспешила вглубь дома, но мужчина перехватил её за локоть.

— Нет, нара[4] Кант… — Комендант замялся и виновато посмотрел на неё.

— Что случилось? — вновь спросила Ори, почувствовав, как сердце сжимают ледяные тиски страха.

— Нара Кант… — Лест Сарков тяжело вздохнул. — Ориана, мне так жаль…

Глава 2

Ринада громко рыдала на груди поддерживающего её леста Сарков, пока жрец храма Триединого речитативом читал молитву по усопшим. Тарина тихо всхлипывала, прижимаясь к матери и неотрывно следя за тем, как несколько солдат обкладывают наглухо забитый деревянный ящик большими вязанками хвороста. После взрыва в лаборатории от Вадима Канта и его друга и помощника Блеза Нариха мало что осталось. Ориана, конечно же, настояла на экспертизе, чтобы удостовериться в смерти мужа. Из больничного архива были доставлены два кристалла, хранившие слепки аур Вадима и Блеза, которые тут же среагировали, стоило их поднести к останкам. Больше никаких доказательств не потребовалось.

Ориана сжала руку дочери и осмотрела собравшихся на похороны. Женщина не проронила ни слезинки за все эти дни. Будто что-то не позволяло выплакать ей своё горе. И если бы не потухший взгляд и бледное лицо, по городу уже точно поползли бы слухи.

Словно издеваясь над горем вдов, невдалеке раздалось радостное щебетание птиц. Вообще, этот день радовал тёплой и солнечной погодой. На небе не было ни облачка, а собравшихся проводить усопших в последний путь обдувал лёгкий ветерок. Ориана отстранённо подумала, что сегодня идеальный день для пикника. Прикрыв глаза, она тяжело вздохнула и обняла за плечи громко всхлипнувшую дочь.

Тарина тяжело переносила смерть отца, так как была слишком сильно привязана к нему. Даже больше, чем к матери. Заглянув в покрасневшие от слёз зелёные глаза, Ори неожиданно задалась вопросом: догадывался ли Вадим о том, кто настоящий отец девушки? Не то, чтобы Ориана специально решила обмануть его. Просто, когда сбежала из академии и приехала сюда, то ещё не знала, что носит под сердцем ребёнка. Да и когда малышка родилась, то все признали в ней копию матери. Кроме, конечно же, отцовских глаз. Только когда Тарина немного подросла, целительница, наконец, поняла, чья именно зелень отражается во взгляде малышки. И видя безграничную любовь Вадима к дочери, так и не смогла сказать правду.

Взамен этому обману Ори захотела родить ещё одного ребёнка. Она считала это справедливой платой за доброту и понимание, которые дарил ей муж. К сожалению, их малыш погиб двенадцать лет назад, когда на город напала хищная орда севарок[5]. Тяжело перенеся эту потерю, супруги, по обоюдному молчаливому согласию, решили больше детей не заводить. И теперь, стоя у погребального костра, Ориана жалела о принятом решении. Выходило, что Вадим не оставил после себя потомства.

— Нара Кант, — тихо позвал её мэр города, вырывая из хоровода мрачных мыслей.

Непонимающе посмотрев на невысокого темноволосого мужчину, она увидела, что тот еле заметно кивнул в сторону погребального костра, вытерев платком вспотевшее лицо. Переведя на него взгляд, Ори заметила протянутый жрецом факел. Оказалось, пришло время поджечь хворост. Как только целительница взялась за древко, Ринада зарыдала ещё громче, а Тарина вцепилась в руку матери.

— Мам… — жалобно прошептала она и прикусила губу, пытаясь сдержать рыдания.

— Всё будет хорошо, милая, — ответила Ориана, не представляя, как утешить дочь. — Позволь мне завершить ритуал и… — Горло сдавило невидимыми тисками, из-за чего она не смогла договорить.

Но Тарина и так всё прекрасно поняла. Отпустив руку матери и сжав пальцы в замок, девушка потупилась, не желая смотреть, как будет разгораться погребальный костёр. А когда ветер донёс в её сторону дым, и вовсе отвернулась. Жена мэра, леста Алеста тут же приобняла девушку за плечи, протянув ей кружевной платок.

Ориана же, в отличие от дочери, не отводила взгляда от языков пламени, жадно лизавших сухой хворост и стремительно подбиравшихся к ящику. Вадима и Блеза даже похоронили вместе, потому что было непонятно, кому из них принадлежала какая часть тела. А использовать для этого кристалл с их аурами вдовам показалось кощунственным. Как тогда сказала Ринада, их мужья были словно братья, а значит, ничего предосудительного в таких похоронах не будет.

Когда пламя начало понемногу утихать, а люди стали расходиться, неожиданно перед ними открылся пространственный тоннель, из которого буквально вывалился всклокоченный мужчина. Им оказался медик-помощник Вадима, Марас Брайз, оставленный на дежурство в больнице.

— Что случилось? — спросила Ориана, рассмотрев на его лице повязку с прорисованной на ней руной защиты. Такими повязками целители пользовались, когда в городе начиналась эпидемия.

— Беда, нара Кант! — выдохнул Марас, протягивая руку с зажатыми в ней повязками. — Неизвестная болезнь начала поражать горожан.

Тут же раздался звук упавшего тела и вскрик лесты Алесты. Оказалось, мэр потерял сознание. Ориана бросилась к нему на помощь, но медик преградил ей путь.

— Нет, только с повязкой! — напомнил он, протягивая одну из них целительнице.

Пока Ори осматривала леста Виста, Марас раздал всем присутствующим повязки. Ринада присела рядом со своей начальницей и приглушённым из-за маски голосом встревоженно спросила:

— Что с ним?

— Он весь горит, — тихо ответила Ориана. — Не могу понять, в чём дело, но, кажется, эта странная болезнь расползается по всем внутренним органам, словно обволакивая их.

— Что… — Ринада испуганно охнула и покосилась на стоявших невдалеке от них людей. — Вы намекаете, что она может быть магического происхождения?

— Не намекаю, а говорю прямо. — Ориана нашла взглядом коменданта гарнизона. — Лест Сарков, в городе объявляется карантин. Это какой-то магический вирус. Нужно сообщить в министерство здравоохранения и запросить помощь.

— Будет исполнено, — ответил комендант, доставая из кармана сюртука свой смартан.

— Марас, вы не связывались с главной целительницей? — спросила тем временем Ринада, вставая с колен и начав отряхивать тёмную ткань юбки.

— Нет, я сразу поспешил к вам, оставив пациентов на попечение остальных медичек, — ответил мужчина. — И ещё… — Он нерешительно замялся, покосившись на догоравший погребальный костёр.

— Говорите! — поторопила его Ориана, стараясь помочь мэру. — Сейчас важна любая информация.

— Первым обратившимся был солдат, который обжёг руку, когда… — Медик вновь замолчал, но потом решительно проговорил: — Он пострадал, когда обследовал лабораторию.

— Хотите сказать, что эта зараза распространилась из-за наших мужей?! — воскликнула Ринада. Она даже покраснела от гнева.

— Тише! — одёрнула её Ориана. — Не будем раньше времени строить предположения, но и сбрасывать такую возможность со счетов не стоит.

— Да как вы… только можете так говорить?! — вскричала медичка и вновь разрыдалась.

— Прекратите истерику! — громко приказал комендант. — Никто никого не обвиняет. Даже если зараза начала свой путь из лаборатории, то это совсем не значит, что усопшие специально её вывели. При взрыве чего только не могло случиться. Сначала нужно остановить распространение и исцелить пострадавших.

Пришедшие на похороны люди согласно загомонили. Тем более, им всем выдали повязки, а это вселяло некоторую уверенность. Вдруг магический вирус ещё не успел их заразить?

— Тарина, проводи лесту Алесту домой и побудь с ней, — приказала Ориана дочери. — Леста Алеста, как только что-нибудь станет известно, я обязательно вам сообщу. А сейчас нам нужно в больницу.

Лест Сарков принялся отдавать приказы по смартану, пока целительница переправляла мэра экстренным порталом. Ринада направилась вслед за начальницей, успев попросить свою соседку присмотреть за детьми. Ещё раньше было решено, что малышам не стоит присутствовать на похоронах, поэтому их оставили на попечение старшей дочери соседей.

Когда Ориана разместила леста Виста в палате, в коридоре её уже ждали пациенты. Кто-то пришёл сам, почувствовав недомогание, кого-то привели родственники. Оказалось, неизвестная болезнь начала стремительно распространяться. Приёмный покой и ведущий к нему коридор были переполнены.

— Размещайте всех по палатам, — отдала распоряжение целительница. — И свяжитесь с лестой Сарков, нам потребуется помощь.

— Но главная целительница в отпуске, — возразила одна из медичек. — А вы прекрасно знаете, как она…

— У нас нет выбора! — перебила её Ринада. — Или ты собираешься сама всех вылечить?

Медичка смутилась и, пробормотав, что сейчас свяжется с главой больницы, скрылась из приёмного покоя. Наблюдавшие эту сцену персонал и пациенты предпочли сделать вид, будто ничего не произошло. Первые — потому что и так дел по горло было, а вторые — потому что надеялись на скорое выздоровление. Вера в успех целителей не покидала горожан, ведь те уже не раз доказали свою компетентность.

На следующий день вера немного поутихла, уступив место настороженности. А спустя ещё два дня, когда стали умирать пациенты, в городе началась паника. Лекарство так и не было найдено. Целители выбивались из сил, стараясь поддерживать угасающие жизни. Из столицы прислали помощь — спецотряд, занимающийся именно такими случаями. Но они пока смогли выяснить длительность инкубационного периода и обнаружить иммунитет у светловолосых жителей города.

Попросту говоря, светловолосые и светлоглазые жители Северга оказались вне опасности. Защитные механизмы их генотипа оказались на высоте. А те, в ком кровь тайхаров была сильно разбавлена, переносили болезнь значительно легче. Но так долго продолжаться не могло. В группу риска вошли горожане с отсутствием наследия древних магов.

— Он умрёт? — тихо спросила леста Алеста у Орианы, когда та пришла проведать мэра.

У мужчины оказалось крепкое здоровье, благодаря чему он всё ещё держался. Но если в первый день он чувствовал себя относительно неплохо, то в последующие дни впал в беспамятство, так ни разу и не придя в себя.

— Я не знаю, — честно ответила целительница, начав вливать в господина Виста лечебную магию. — Внутренние органы начали сдавать под давлением вируса. Сколько он ещё сможет протянуть, одним богам известно.

— Я не смогу жить без него, — призналась леста Алеста, а по её измождённому лицу побежали слёзы. — Машар — любовь всей моей жизни, и я… — Прижав ладони к губам, она постаралась заглушить всхлипы, чтобы не потревожить других больных.

Мест в больнице не хватало, поэтому об отдельной палате для мэра не могло быть и речи. Помимо леста Виста, здесь лежали ещё пять человек. Чтобы создать хоть какое-то подобие уединения, комната была разделена на зоны белыми простынями. Сейчас все они были подняты вверх, чтобы целителям было проще следить за пациентами. И только угол мэра был огорожен, так как с ним пока находилась жена.

— Столичные целители стараются вывести вакцину на основе крови светловолосых людей, — попыталась успокоить женщину Ори. — Как только у них получится, обещаю, вашему мужу одним из первых сделают переливание.

Во взгляде лесты Алесты сразу же зажглась безумная надежда. Схватив целительницу за руки, она быстро заговорила:

— Но почему… Почему так долго? Я ведь знаю, что вашу невосприимчивость к заразе обнаружили ещё вчера!

— Потому что сначала надо очистить полученную от добровольцев кровь, — принялась перечислять Ориана, — затем усилить её некоторыми компонентами, чтобы измученный вирусом организм пережил лечение. И самое главное: вакцина должна делаться с учётом особенностей группы крови определённого человека. То, что подойдёт одному, может значительно ухудшить и без того плачевное состояние другого пациента.

— Простите. — Леста Вист смутилась и виновато отвела взгляд.

— Спецы, работающие над вакциной, и так спешат, как могут. — Ори ободряюще похлопала женщину по плечу. — Надеюсь, что вскоре я смогу вас хоть чем-то порадовать.

Попрощавшись, она ушла к другим пациентам, около которых находились добровольцы из числа горожан. К сожалению, таких оказалось очень мало. Одни боялись заразиться, по-прежнему не доверяя повязкам, сумевшим доказать свою эффективность. Другие приняли на себя роль снабженцев, доставляя в больницу всё необходимое. Но большая часть горожан находилась здесь в качестве пациентов. А те, кто не вместился в само здание, были устроены в палаточном лагере, организованном военными.

— Мама!

Ори увидела спешащую к ней дочь. Тарина была одним из добровольцев, что, в принципе, и не удивительно. Обладая целительской магией, она заметно облегчала работу остальных. И пусть ещё практически ничего не умела, но подпитать пациента могла.

— Что-то случилось? — обеспокоенно спросила Ориана, отведя дочь к окну.

— Я слышала разговор военных, — возбуждённо зашептала Рина. — Сегодня или завтра из Исалии прибудет ещё один спецотряд, для расследования смерти отца.

— Из самой столицы? — удивилась целительница, сжав руку дочери. — Но зачем?

— А вдруг они думают, что взрыв не был случайным? — предположила дочь. — Вдруг… папу убили!

— С чего ты взяла? — Ориана быстро осмотрелась по сторонам, чтобы убедиться, что их никто не слышит. — Тебе что-то известно?

— Нет. — Тарина печально качнула головой. — Просто… Лучше уж убийство, чем вот так вот всё!

— Ох, Рина! — Ориана обняла дочь и погладила по голове. — Я тоже до сих пор не верю, что Вадим мёртв, но послушай меня. Какая бы ни была настоящая причина, его это не вернёт.

Неожиданно дочь вырвалась из объятий и зло посмотрела на мать.

— Как ты можешь быть такой спокойной и отстранённой? — яростно зашипела она. — Папа погиб и уже никогда не вернётся, а ты… Даже слезинки не проронила!

— Риночка! — ахнула Ори и протянула к ней руку, но девушка отшатнулась.

— Не смей меня так называть! — не сдержавшись, Тарина повысила голос. — Так меня звал только папа.

Развернувшись, она устремилась прочь, резкими движениями вытирая текущие по щекам слёзы.

Ориана потерянно смотрела ей вслед, чувствуя вину за то, что действительно так и не оплакала мужа. И пусть она не смогла его вновь полюбить, но привязанность и уважение к этому человеку всегда жили в её сердце. То потрясение, которое женщина испытала, когда узнала о смерти Вадима, до сих пор, словно невидимая стена, отгораживало её от других эмоций. Потом на неё свалилась забота о пациентах, и на страдания времени совсем не осталось. Тут хоть бы успеть немного поспать.

За эти дни Ориана совершенно выбилась из сил. Как, впрочем, и другие целители. Усталость наваливалась со страшной силой, и женщина не раз задавалась вопросом, сколько ещё она выдержит.

Только это совсем не успокаивало. Если Тарина так сказала, значит, и другие могли так же превратно понять спокойствие Орианы. Не даром Ринада ещё на похоронах высказала своё неудовольствие.

Прислонившись к прохладной стене, Ори прикрыла глаза, давая себе немного времени, чтобы отдохнуть и упорядочить мечущиеся мысли. Сейчас не время и не место заниматься самокопанием. Слишком многие жизни зависят от её действий. А вот когда всё успокоится…

— Ориана, вам плохо? — раздался позади неё участливый голос главной целительницы.

Обернувшись, Ори посмотрела на бледное лицо лесты Дарии фор Сарков и недовольно нахмурилась. Она сама лично полтора часа назад проводила начальницу в кабинет, чтобы та хоть немного отдохнула.

— Леста Дария… — недовольно начала она, но замолчала под укоризненным взглядом начальницы.

— Ориана, вы выглядите не лучше меня. А спали и того меньше.

— Я собиралась уйти отдыхать через пару часов. Вы как раз…

— Вот же они! — воскликнула одна из медичек.

Оглянувшись, Ориана немного безучастно скользнула взглядом по незнакомцам, стоявшим рядом с одной из целительниц. На их лицах были защитные повязки, мешающие понять, кто пожаловал в больницу в столь неудачное время.

Заметив, как один из них, высокий и светловолосый мужчина слишком пристально смотрит на неё, Ори еле заметно нахмурилась. Его ярко-зелёные глаза, казалось, прожигали целительницу насквозь, будто стремились заглянуть в самые потаённые уголки души. Почувствовав лёгкое раздражение от излишнего и неуместного внимания, она обернулась к медичке, желая спросить, кто все эти люди.

— Почему вы без повязок? — раздался властный голос, показавшийся ей смутно знакомым.

— Потому что вирус на нас не действует, — спокойно ответила леста Дария, спасая подчинённую от неловкости. — На вас он, кстати, тоже не подействует. Как и на некоторых ваших коллег. — Главная целительница осмотрела пришедших. — Остальным рекомендую не снимать защиту, вакцина всё ещё не доработана.

Не произнося ни звука, Ори следила за тем, как незнакомец снимает свою повязку, чтобы в следующий миг с удивлением узнать в нём того, кого совсем не ожидала здесь увидеть. Перед ней стоял Райт фор Леард собственной персоной. Из-за наследия древних магов он не сильно изменился. Всё так же молодо выглядел, лет на двадцать пять максимум. И только властность и спокойная уверенность, которые мужчина источал, делали его более взрослым, чем запомнила целительница.

— Могу я поинтересоваться, что делает в моей больнице отдел магических преступлений? — тем временем спросила леста Дария, таким образом показав, что знает, кто перед ней стоит.

— Приказ императора, — коротко ответил Райт, даже не посмотрев в сторону Орианы. — Где мы можем расположиться?

— Явно не здесь. — Главная целительница нахмурилась и посмотрела на Ори. — Ориана, проводите леста Райта к лесте Алесте. А потом идите отдыхать. Как только что-нибудь станет известно, я вам сообщу.

Кивнув, Ори развернулась к прибывшим спиной и отправилась в палату, где лежал мэр. Она даже не посмотрела, следует ли Райт за ней. Удивление от неожиданной встречи смешалось с усталостью и начавшимся из-за упадка сил раздражением. Женщина чувствовала, что с каждой минутой, проведённой рядом с ним, теряет самообладание. А этого ну никак нельзя было допустить.

Она уже подошла к двери палаты, когда в глазах ненадолго потемнело, а накатившая слабость заставила пошатнуться. В тот же миг сильные руки придержали её за плечи, а над ухом раздался укоризненный голос:

— Когда ты в последний раз спала? Нужно более ответственно относиться к своему здоровью. Тем более, когда от тебя…

Неожиданно его слова разбудили в женщине целую бурю негативных эмоций. Прикосновения горячих ладоней были подобны неподъёмной тяжести, мешавшей свободно дышать. Ориана с трудом воздержалась от резких слов в адрес бывшего возлюбленного. Распрямив спину, она спокойно убрала его ладони со своих плеч и тихо сказала:

— Мы уже пришли.

Проскользнув в палату, Ориана увидела там Ринаду и Карену, которая недавно устроилась на работу в больницу. Медички совершали обход, проверяя состояние пациентов.

— Нара Ориана, есть какие-то новости? — встревоженно спросила леста Алеста и перевела взгляд на мужчину, маячившего за спиной целительницы.

— Леста Вист, знакомьтесь, это лест Райт фор Леард, — представила его Ориана. — Он прибыл сюда… — Замолчав, она плотно сжала губы, не желая договаривать.

— Леста Вист! — Райт вышел вперёд и склонил голову в приветствии.

— Алеста, — представилась жена мэра и вымученно улыбнулась. — Да, я помню, утром нар Веров, помощник моего мужа, говорил о том, что вы прибудете со своей командой. Только не совсем понимаю, почему сюда, а не в здание мэрии?

— Я хотел сразу составить мнение о происходящем, — пояснил Райт. — Вы не могли бы…

Договорить ему не дал грохот металлического подноса, вскрик и звук упавшего тела. Стремительно обернувшись, он увидел, что одна из медичек потеряла сознание, а вторая упала на пациента. При этом, защитная повязка слетела с её лица. В этот же миг Райт увидел, как Ориана перескочила через потерявшую сознание женщину, помогая подняться второй, в тёмных глазах которой плескался ужас.

— Ринада, не паникуйте, всё будет хорошо! — быстро заговорила целительница, укутывая медичку в целебный кокон.

— Я не понимаю, как она… — Женщина всхлипнула и покосилась на свою коллегу. — Лест Леард, пожалуйста, позовите кого-нибудь. Вдруг, зараза проникает и через защиту.

— Не думаю, — поспешила успокоить её Ори, пока маг выполнял просьбу медички. — Карена просто переутомилась. Мы все слишком устали за эти дни. Но я уверена, вскоре всё закончится. Вакцина обязательно поможет!

— Ох, мои дети! — всполошилась Ринада. — Ориана, прошу вас позаботиться о них, если я… Если со мной… — Не договорив, она всхлипнула.

— Немедленно прекратите! — возмутилась целительница. — С вами всё будет хорошо!

Как раз в это время в палату вернулся Райт, ведя за собой лесту Дарию и целителя из столичного спецотряда. Тот нёс с собой бутыль из тёмно-зелёного стекла, в которой плескалась какая-то жидкость.

— Первая порция вакцины готова, — радостно заявил он, подходя к кровати мэра. — Я пришёл поставить капельницу лесту Висту.

— Слава богам! — выдохнула Ориана и ободряюще сжала руку Ринады. — Вот видите, как всё хорошо обернулось. Вскоре вы увидите своих детей.

Глава 3

Райт общался с помощником мэра, пока его люди обустраивали штаб в выделенном помещении здания мэрии. Собеседником оказался суетливый молодой человек, с растрепанными русыми волосами и светло-карими глазами. В первый раз, когда Райта познакомили с наром Иреком Веровым, он решил, что помощник болен — настолько тот был худ и бледен. Позже леста Вист шепнула ему, что Веров всегда так выглядит.

— Мы ждали вас чуть позже и совсем не там, где вы оказались, — тем временем вещал нар Ирек, нервозно встряхивая головой. — Ваш кабинет ещё не готов.

— Я подожду, — заверил его Райт, желая как можно скорее покинуть душную комнату.

Крыло мэрии, в котором разместили команду Райта, не использовалось несколько лет. Не сказать, что оно находилось совсем в плачевном состоянии, но ремонт бы тут явно не помешал. А ещё нужно было срочно открыть окна, пока люди не задохнулись!

Прервав нара Верова на полуслове, Райт решительно направился к одному из окон. Он немного повозился с задвижкой, дёрнул ручку на себя и… ничего не произошло. Абсолютно ничего!

Не привыкший пасовать перед трудностями, особенно перед такими нелепыми, глава отдела по расследованию магических преступлений вновь принялся дёргать за ручку. Одна из створок туго поддавалась, жалобно дребезжа стеклом.

— Лест Райт, я не думаю… — растерянно пролепетал помощник мэра, наблюдая за действиями мага. — Лест Райт, давайте я вызову специально обученного…

— Открывальщика окон? — насмешливо поинтересовался Марк фор Северский, друг и правая рука Райта. — Смею вас заверить, что наш бесценный глава в состоянии справиться с этой задачей.

Рама натужно заскрипела, и в следующий миг оконная ручка осталась в руке Райта, а стекло осыпалось вниз. Только отличная реакция позволила магу увернуться от града крупных осколков. В кабинете воцарилась тишина.

— Зато дышать стало легче, — меланхолично заметила Натара Стронг, откинув за спину светло-русую косу. — А вот руку не мешало бы показать целителям. Шеф, тебя проводить, или сам доберёшься?

С неодобрением посмотрев на свою руку, из которой торчали один довольно крупный и пара мелких осколков, Райт достал из кармана носовой платок.

— Продолжайте обустройство, — буркнул он, попытавшись обмотать руку. — И скажите, чтобы здесь прибрались.

— Я сейчас вызову уборщиц! — горячо заверил нар Веров, испуганно посмотрев на мага. — Все виновные непременно будут наказаны!

— Хотите засудить оконную раму, посмевшую покуситься на леста Райта? — вновь встрял Марк, полным участия взглядом посмотрев на помощника мэра.

Тот судорожно сглотнул, кивнул, а потом яростно затряс головой.

— Марк, прекращайте балаган, — строго приказала Алисия Мирская, вторая и последняя женщина в их отделе. — Нар Веров, прошу, не обращайте на него внимания.

— Он скалится, но не кусается, — внесла свою лепту Натара, помогая Райту перевязывать руку. — Постарайтесь донести до больницы осколки, а не выдернуть их по дороге, со словами: «само заживёт», — проинструктировала она его.

— Совсем распоясались! — недовольно пробурчал Райт, но стушевался под укоризненным взглядом васильковых глаз. — Хорошо, я позволю целителям вылечить руку.

Отказавшись от возможности переместиться туда стационарным порталом, он быстро вышел из помещения, а затем и из мэрии. Райту хотелось не только прогуляться по городу, чтобы хотя бы приблизительно оценить обстановку и настроение жителей, но и морально подготовиться к встрече с Орианой. Слишком тяжело было смотреть на ту, которая когда-то давно предала его. Мужчина до сих пор испытывал к ней лёгкое чувство неприязни, хотя прошло уже двадцать лет. И это, кстати, было большим прогрессом с его стороны! Ведь первые несколько лет виконт и вовсе впадал в ярость при одном упоминании Орианы Фирс, в замужестве Кант.

Та записка, которую Ори оставила ему в своей комнате в общежитии, до сих пор лежала в сейфе столичного особняка, как напоминание о его доверчивости. А ведь Райт как последний дурак бросился тогда вслед за ней, нутром почувствовав, куда именно беглянка направилась. Тем больнее оказалось видеть, как она целовала своего бывшего парня.

«Вернее, не такого уж и бывшего, — поправил сам себя Райт, медленно бредя по направлению к больнице. — Хороший урок для самоуверенного мальчишки».

С тех пор он перенёс свою неприязнь на всех целителей. Поначалу пытался бороться со своим предвзятым мнением. Но когда его жена умерла родами, это стало последним, решающим фактором, после которого к целителям Райта можно было затащить лишь в одном случае: если он был без сознания.

Виконт Таверг и дочь оградил бы от этих вызывающих неприязнь магов, но не сумел устоять под напором своей матери, устроившей форменную истерику. Леста Ольяса всегда отличалась завидным спокойствием и очень редко повышала голос. Поэтому, когда она закатила скандал, обещая линчевать сына, если он не пустит целителя к приболевшей малышке, Райту пришлось пойти на уступки.

— И всё же это не помешало мне самому вызваться курировать расследование, — пробормотал себе под нос маг и хмыкнул.

Когда император Арван II вызвал Райта к себе и потребовал провести расследование странной гибели двух целителей и ещё более странного распространения неизвестного вируса, то был крайне удивлён решением одного из своих самых верных людей. Обычно Райт предпочитал оставаться в столице, где ему и так забот хватало. В Исалии жило чуть больше двухсот тысяч человек. Столица иногда напоминала магу жирного паука, раскидывающего свои сети далеко вокруг себя и притягивающего всё новых и новых жертв. И в этом людском море нужно было постараться уследить за назревающими заговорами, продажами запретных зелий, устранением конкурентов при помощи заклятий и даже любовными приворотами! Поэтому предложение Райта проверить всё самому и поразило владыку. Но и запрещать он тоже не стал, решив, что тому совсем не помешает сменить обстановку. За годы службы фор Леард практически никогда не брал отпуск: всё время находились какие-то важные дела.

Ещё бы сам Райт смог себе объяснить, почему принял такое решение! Все эти годы он ни разу не поинтересовался, как живётся Ориане, запретив себе проявлять слабость. А узнав о смерти её мужа, тут же явился в этот… Северг! Более того, когда женщина, несомненно, специально покачнулась, изображая слабость, почувствовал беспокойство за её здоровье.

— Вот же… актриса! — прошипел Райт, а затем, очнувшись от своих мыслей, с удивлением увидел, что стоит перед зданием больницы.

Правда, сейчас это место, с палатками, расположившимися перед зданием, больше напоминало пункт сбора беженцев. Между ними деловито сновали измученные целители, ставя капельницы с вакциной и проверяя состояние пациентов. Райт даже испытал укол совести. Люди и так работают на пределе своих возможностей, а тут он с таким пустяком! Мужчина уже хотел тихо ретироваться, когда заметил, что платок почти полностью пропитался кровью. Не нужно быть провидцем, чтобы догадаться, как поступит его команда, вернись маг назад. Им точно хватит наглости оглушить своего шефа, связать и вновь доставить к целителям. Они слишком давно работали вместе, поэтому некоторая вольность в отношениях присутствовала.

Тяжело вздохнув, словно шёл не руку лечить, а на тяжёлую битву, Райт решительно открыл входную дверь и нос к носу столкнулся с Орианой. Целительница вздрогнула, на её бледном лице приступил испуг, но, увидев, кто стоит перед ней, она тут же постаралась придать себе невозмутимый вид. Немного растерявшись от неожиданной встречи, Райт не придумал ничего лучшего, как поднять вверх пострадавшую конечность. А вот неприязненно поджатые губы Орианы ему совсем не понравились.

— Идите за мной, я займусь вашей рукой, — распорядилась она, поворачиваясь к нему спиной.

— А может, здесь есть кто-нибудь ещё? — спросил Райт. — Не хотелось бы…

Резко повернувшись, Ориана гневно посмотрела на него. Целительница сама не ожидала, что бывший возлюбленный сумеет вызвать в ней столь сильные эмоции. Но сколько бы она не твердила себе, что их болезненное расставание давно осталось в прошлом, а виконт Таверг теперь посторонний для неё человек, он всё равно умудрялся вывести Ори из равновесия.

«Да как он смеет?! — яростно подумала она. — Думает, что я не справлюсь с такой пустяковой раной?»

— Все целители заняты, и освободятся ещё не скоро, — сухо ответила ему, старательно сдерживая рвущиеся наружу эмоции. — Следуйте за мной.

— Тебе не кажется, что это глупо — разговаривать так, словно мы незнакомцы? — спросил Райт у… её спины. Довольно напряжённой спины, кстати говоря. — Нам придётся часто встречаться. И пусть ни я, ни ты не испытываем от этого восторга, думаю, стоит попытаться упростить наше общение на время моего здесь пребывания.

— Как пожелаешь, — холодно ответила Ориана, так и не оглянувшись.

Всю дорогу до смотрового кабинета она пылала праведным гневом, мысленно костеря бывшего возлюбленного на чём свет стоит. Ещё только первый день, как он приехал, а уже успел унизить, сомневаясь в её профессиональных качествах! О, как бы она желала отвесить ему пощёчину, а затем ещё одну и ещё… И бить до тех пор, пока не выместит всю боль и обиду, жившую в душе долгие двадцать лет. То, что она давно спрятала за семью замками, вновь пыталось вырваться наружу и подчинить себе эмоции целительницы.

Открыв дверь смотровой и убедившись, что она не занята, Ориана неожиданно успокоилась. И даже мысленно укорила себя за детское поведение. Она уже давно не глупая влюблённая дурочка, а взрослая и самостоятельная женщина. Да ещё и вдова, неделю назад потерявшая мужа! Вот о ком ей нужно думать и по ком скорбеть.

— Присаживайся к столу у окна, — распорядилась Ориана, а сама направилась к раковине, чтобы вымыть руки. — Рассказывай, что произошло?

— Пытался открыть окно в выделенном нам помещении, — ответил Райт, попутно выполнив распоряжение целительницы. — Стекло лопнуло, и осколки попали в руку.

Маг с интересом осмотрелся по сторонам. Он никогда не был в таких кабинетах, с его-то нелюбовью к целительской братии. А если и доводилось сталкиваться с ними, то обычно Райту было не до разглядываний обстановки. Когда попал в переплёт, кроме боли, раздирающей тело, уже ничего не интересует.

Да и любопытно ему было посмотреть на то место, где работала Ориана. Только мужчину ждало разочарование. Комната оказалась абсолютно безликой. Белые стены и потолок, белые мраморные плиты пола, два стола: один у окна, второй около двери. Одну из стен полностью занимал стеллаж, с выставленными на нём боксами с инструментами, аккуратными стопочками бинтов и бутылочками, наполненными жидкостями разных цветов. Так как никаких пометок не было, Райт не мог понять их предназначение. Около стола, за которым сидел мужчина, стояла кушетка, накрытая простынёй. За ней умывальник, около которого сейчас находилась Ориана. Вот и всё.

— Странно, два года назад в мэрии был ремонт, и все оконные рамы заменили, — сказала целительница, вытирая руки.

— И в восточном крыле? — вкрадчиво поинтересовался Райт, осторожно положив руку на столешницу.

— Вас поселили в восточном крыле? — удивилась Ориана, забыв, что хотела идти к стеллажу. — Но он же закрыт на ремонт! Состояние, насколько я знаю, не аварийное, но его не используют уже лет десять.

— Видимо, остальная часть мэрии занята под завязку, — насмешливо заметил маг. — Или же это такой тонкий намёк на нежелание нас здесь видеть.

— А кому понравится принимать у себя отдел магических преступлений, подчиняющийся только императору? — рассудительно заметила Ориана, принявшись выставлять на поднос всё, что ей может понадобиться. — Даже если ни в чём не виноват, будешь опасаться обвинений. Но я уверена, что помощник мэра ничего не имел такого в виду. Нар Ирек Веров очень ответственный молодой человек. — Ориана поставила поднос на стол и принялась осторожно разматывать платок. — Судя по всему, рана глубокая, — пробормотала она, рассматривая самый большой осколок. — Хорошо, что ты сразу пришёл сюда, а не вытянул осколок сам.

Райт чуть не хмыкнул, но вовремя сдержался. Ему не хотелось говорить, что именно так он и собирался поступить. Ведь тогда, несомненно, мужчина не удержался бы от того, чтобы рассказать и о причине, которая могла побудить его это сделать. А сейчас сориться с Орианой категорически не хотелось. Ему ещё нужно будет узнать обстоятельства смерти её мужа. А портить и без того не тёплые отношения с вдовой было бы довольно глупо.

При воспоминании о Вадиме, Райт недовольно поморщился.

— Потерпи, я быстро управлюсь. — Не так поняла Ориана его выражение лица. — В следующий раз будешь осторожнее.

И Райт вспомнил, как когда-то давно она говорила ему эти же слова, когда он приходил к ней за помощью после практических занятий. Собственно, именно тогда будущий глава отдела расследований магических преступлений и обратил внимание на юную целительницу. Нет, он видел её и раньше, всё же они учились на одном курсе, но особо к ней не присматривался. В то время вокруг него и так вилось слишком много девушек. Зачем ему была нужна какая-то целительница?

Даже по прошествии стольких лет Райт не мог ответить, что же сумел разглядеть в ней такого, из-за чего Ориана затмила собой всех остальных девушек, жаждавших внимания среднего сына маркиза Лазарского. Ну, красивая, с яркими, лучащимися весельем синими глазами. Со своей вечно туго заплетённой косой, которую девушка часто перекидывала на грудь, а когда волновалась, начинала расплетать и заплетать волосы. С губами, по цвету напоминавшими спелую малину; они, казалось, требовали поцеловать их. Особенно, когда целительница задумывалась и прикусывала нижнюю губу.

Райт начал подмечать все её привычки, всё чаще наблюдая за Орианой. И однажды понял, что хочет видеть рядом с собой именно её, а не кого-то другого. Стремился обратить на себя внимание запавшей в душу девушки так, как ещё никого и никогда не добивался. И даже со временем решил именно её сделать своей женой. Благо, Ориана была светловолосой и светлоглазой, а значит, особых проблем со стороны неприятия семьи не должно было возникнуть. Ну, кроме того факта, что родители хотели видеть рядом с ним совсем другую девушку.

«И увидели», — с горечью подумал Райт, посмотрев на склонившуюся над его рукой целительницу. Её прохладные пальцы еле ощутимо прикасались к его горячей коже, создавая контраст, из-за которого кровь по венам начинала бежать быстрее. Или во всём виноват нежный, еле заметный румянец, окрашивающий женские щёки? Или это из-за груди, при вздохе хорошо проступавшей через ткань белого целительского балахона и будящей в маге определённые желания? А может, всё дело в еле уловимом цветочном аромате её волос?

— Когда я смогу нормально действовать этой рукой? — спросил он, чтобы отвлечься от опасных мыслей.

Райт приехал сюда ради расследования, а значит, ему не стоит заглядываться на привлекательную женщину. Тем более, когда воспоминания о её предательстве всё ещё отзываются болью в сердце. Ни к чему хорошему это не приведёт.

— Как я уже сказала, рана глубокая, — повторила Ориана, закончив смывать с руки кровь, после того, как вытянула осколки. — Сейчас я залечу её магией, а более мелкие смажу заживляющей мазью. В течение четырёх дней будешь приходить на перевязку. Посмотрим, как пройдёт заживление, тогда и поговорим. А пока руку не напрягать и не мочить.

Ори сама удивилась, как легко и без волнения слова слетали с её губ. Близость мужчины неожиданно оказалась очень волнительной, разбудившей воспоминания о далёком прошлом, когда целительница, будучи ещё пятикурсницей, залечивала его раны, полученные на тренировке. Но больше всего её смущало то, как ярко она ощущала прикосновения к мужской руке. Более того, никак не могла переключиться на что-то другое, ловя себя на том, как неосознанно анализирует каждое своё движение, дыхание мужчины, тихий шорох одежды… Казалось, женщина попала под действие заклинания, усиливающее в разы все тактильные ощущения, а ещё обоняние и зрение.

И только когда боевой маг заговорил, она смогла хоть немного скинуть это неожиданное наваждение.

Пока же Ориана накладывала мазь и ловко бинтовала руку, Райт открыто принялся разглядывать её. Она, как и все носители наследия тайхаров, выглядела всё такой же юной. Только спокойная уверенность, сквозившая в каждом её движении, делали женщину ещё более привлекательной. Как такое могло быть, и почему она до сих пор привлекала его, оставалось загадкой. Но и отрицать очевидное было глупо, это могло помочь в будущем избежать многих проблем.

И как только с перевязкой было покончено, Райт сказал:

— Благодарю за…

— Мама, я графин разбила! — прервал его звонкий девичий голос.

В смотровую влетела светловолосая девушка, прижимая к руке тканевую салфетку, быстро пропитывающуюся кровью.

— Тарина, ну как же так?! — ахнула целительница, тут же позабыв о Райте. — Просила же быть осторожнее!

— Да я не специально, — заверила девушка, покосившись на незнакомца. — У него ручка отвалилась, когда я хотела налить воду в таз. Не могла же я оставить осколки на полу.

— Поэтому бросилась подбирать их голыми руками, — укоризненно сказала Ориана, осторожно убирая ткань. — Порез не очень глубокий, тебе повезло. Сейчас я… Ох, прости, я совсем о тебе забыла! — воскликнула она, виновато посмотрев на Райта, с интересом следящего за ними.

А ещё маг успел увидеть мелькнувший в её глазах страх. Или ему это просто показалось? Чего ей было бояться?

— Я всё равно собирался уходить, — заверил он, и внимательно посмотрел на девушку. — Юная нара, в следующий раз будьте внимательнее и не давайте матери ещё больше работы.

Со стороны Орианы раздался еле слышный нервный смешок. Покосившись в её сторону, он увидел, что целительница выразительно смотрит на его руку. Помимо воли губы мужчины растянулись в проказливой улыбке. Встретившись с ней взглядом, на одно долгое мгновение Райт вновь перенёсся в прошлое. В то время, когда они были вместе, и он ощущал себя самым счастливым человеком на свете.

— Ма-а-ам, щиплет! — возмутилась Тарина, тем самым прервав волшебное мгновение.

— В следующий раз будешь внимательнее, — проворчала женщина, возвращаясь к осмотру раны. — Сядь на стул, сейчас я тебе помогу. Райт, не забудь, что завтра нужно прийти на перевязку, — напомнила она, погрузившись в обработку раны.

— Не хочу отвлекать целителей из-за такого пустяка, — попытался отвертеться маг, решив держаться от неё подальше. Всё же тяга к Ориане его немного настораживала.

Вот только виконт успел забыть, какой она могла быть упрямой. Отвлёкшись от дочери, целительница сощурилась и строго посмотрела на мужчину. А затем разразилась гневной тирадой на тему безалаберности некоторых мужчин и Райта в частности. Ему ничего не оставалось, кроме как сдаться и клятвенно заверить, что он обязательно придёт. И даже вовремя!

Покидая смотровой кабинет, Райт успел заметить, что дочь Орианы недоумённо смотрит на них. Идя к выходу, он думал о том, что девушка — копия своей матери. Только глаза зелёные, как у отца.

«Мне казалось, они у него не такие яркие, — подумал Райт. — Скорее, по насыщенности они больше похожи…»

Резко остановившись, будто налетев на невидимую стену, маг медленно обернулся и впился взглядом в дверь смотровой, скрывавшую Ориану и её дочь. То, о чём он подумал, не могло быть правдой. Слишком невероятным всё это выглядело, и более походило на историю из любовного романа, которыми увлекалась его младшая сестра.

— Чушь какая-то, — растерянно пробормотал он, а сердце громко застучало в груди, отзываясь на волнение хозяина. — Она не могла… Да и зачем ей это было, если планировала бросить меня? Вряд ли Вадим обрадовался бы такому довеску. Нет, глупость всё это, а значит, нужно поскорее выбросить её из головы. И так дел полно!

В кармане сначала завибрировал смартан, а потом по больничному коридору разнеслась громкая трель, оповещая мужчину о том, что звонит его заместитель. Достав переговорник, Райт нетерпеливо откинул крышку стального цвета и принял вызов.

— Слушаю, — сказал он, как только на небольшом экране высветилось лицо Марка.

— Кровью ещё не истёк? — участливо поинтересовался друг.

— Так не терпится занять моё место? — ехидно спросил Райт.

— Конечно же! — И столько в голосе Марка было искренности, а взгляд пылал таким воодушевлением, что сразу становилось понятно: нагло врёт.

— Значит, весь этот месяц отчёты пишешь ты! — радостно осклабился Райт.

— Это произвол! — возмутился Марк. — Превышение полномочий и…

— А кому сейчас легко? — Райт пожал плечами и перевёл тему: — Звонишь по делу, или соскучился?

— Мне выдали личные дела Вадима Канта и Блеза Нариха, — пояснил друг. — А так как в выделенном нам крыле творится форменный беспорядок, я решил переместиться в гостиницу, чтобы спокойно ознакомиться с ними. Составишь мне компанию, или красивые призраки прошлого вновь вскружили тебе голову?

Марк знал о произошедшей в прошлом истории, по той простой причине, что так же, как и Райт, учился в столичной академии, только на несколько курсов младше. А ещё матушка Марка была дружна с матерью Райта. Но все подробности он узнал лишь пять лет спустя, когда уже работал под началом фор Леарда. В ту ночь мужчины напивались, отмечая рождение дочери Райта и, одновременно, скорбя о смерти его жены. Тогда-то друг и поведал всё о своей первой любви, оказавшейся совсем не сказочной.

— Скоро буду, — пообещал Райт, не пожелав развивать опасную тему.

Гостиница, в которой они остановились, располагалась не так уж и далеко от больницы. Хотя, в городе с населением в десять тысяч человек, три тысячи из которых приходится на солдат гарнизона, здесь всё находилось недалеко друг от друга. Марк ожидал его в своей комнате, развалившись в кресле и нарочито лениво перелистывая документы в папке.

— Как рука? — первым делом поинтересовался он, посмотрев на повязку.

— Каждый день ходить на перевязку, — ответил Райт, присаживаясь в соседнее кресло и беря вторую папку. — Нашёл что-нибудь интересное?

— Нет, ещё только начал изучать. — Марк кивнул другу на тарелку с бутербродами. — Ужин ещё не скоро, а я зверски голоден!

— Ты всегда голоден, — меланхолично заметил фор Леард. — Главное — не перебей аппетит, знаешь же, как трепетно Натара относится к совместным трапезам.

— Я не самоубийца, — клятвенно заверил Марк и ухватил с тарелки бутерброд.

Натара в их команде специализировалась на отравляющих зельях, а ещё могла быть довольно мстительной. Убить не убьёт, но доставит много неприятных минут. При этом была хитра и изворотлива, умудряясь напакостить так, чтобы её никто не поймал. Марк уже несколько раз становился жертвой магини, но так ничего и не смог доказать.

Проследив за тем, как еда исчезает во рту блаженно зажмурившегося друга, Райт неопределённо хмыкнул и открыл папку. На первой странице была размещена большая фотография, с которой на него смотрел темноволосый мужчина с бледно-зелёными глазами. Как мысленно отметил маг, оттенок совсем не напоминал ту изумрудную зелень, которая отражалась в глазах Тарины.



[1] Смартан — Переговорное устройство, аналог мобильных телефонов. Выглядит как складное карманное зеркальце. Набор абонента осуществляется посредством нажатия в определённом порядке небольших разноцветных кристаллов, расположенных на одной половине прибора. На второй половине находится экран, на котором выводятся сохранённые номера, а при разговоре, изображение абонента.

[2] Медичка или медик — младшие целители, имеющие небольшой магический дар. Аналог земных медсестёр, работают в паре со старшими целителями, или же самостоятельно в мелких поселениях, в которых не имеется своих больниц. В народе таких целителей ещё называют знахарями.

[3] Лест или леста — обращение к представителю дворянского рода.

[4] Нар или нара — обращение к человеку, не относящемуся к дворянскому сословию.

[5] Севарки — огромные сороконожки, скрывающие спину под хитиновой бронёй и имеющие на мордах острые жвала, способные перерубить человека пополам. Так же способны выплёвывать парализующий яд. Каждую зиму создаются специальные поисковые отряды, уничтожающие этих хищников в их норах, пока те спят. Но двенадцать лет назад оказалось, что севарки спрятались глубоко в горах, что дало им возможность расплодиться и напасть на город.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям