0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Наваждение » Отрывок из книги «Наваждение»

Отрывок из книги «Наваждение»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Наваждение» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

Я никогда не наступаю на одни и те же грабли. Я прыгаю на них от души и с разбега. А как иначе объяснить тот факт, что очередной мужчина, которого я считала почти своим женихом, сбежал, едва узнал о беде в моем семействе? А беда у нас одна: я — Илира Рийская, младшая дочь торговца тканями, ведьма!

Наверное, стоило сразу предположить, что из затеи скрыть мой дар к магии, ничего не выйдет. Бесполезно это! Сила же так и рвется, а энтузиазм научиться создавать зелья и начать колдовать, во мне неискореним. Да какое там! Я уже всю библиотеку в нашем маленьком городке Рейноре перевернула, пока искала нужные книги. Кажется, моего появления там стали опасаться. Только фолиантов по магии в библиотеке оказалось не сильно много, рецептов зелий на полуистертых страницах — и того меньше. А уж заклинания — отдельная песня. Хоть бы слово понять в той тарабарщине, что я раскопала!

А все почему? О ведьмах слухи ходят, один другого краше. И не разберешь уже, где там вымысел, где — нет. Конечно, народ пугается, уничтожает нужную литературу, будто это позволит ведьмам не появляться на свет. Да и какой смысл в этой глупости? Необученная ведьма — хуже мыши в подполе. Так я хотя бы могла создавать зелья и эликсиры, помогать людям, а не выплескивать магию даром, как она того требует.

И кто же знал, что на голове несостоявшегося жениха моя сила вырастит поганки да мухоморы? А у мужчины не окажется ни малейшей капли чувства юмора. Еще и визжать начал так, что батюшка с матушкой перепугались, а я… попыталась, конечно, исправить колдовство. У жениха в итоге из ушей еще и пар повалил. Так что да… пришлось отцу извиняться, рассказывать о моем даре, откупаться мешком золота и в сотый раз повторять, что эффект не продлиться долго — всего-то пару дней. Ведь я так и не научилась закреплять полученный результат. А зря… Таким бы людям, как мой несостоявшийся жених, высокомерно задиравший нос и смахивающий пылинки со своей дорогостоящей одежды, все же секретарь самого градоправителя, это бы не помешало.

Нет, ну правда, на что надеялось мое семейство? И матушка, и батюшка, и две старшие сестрицы! Шило, то есть ведьму, в мешке не утаишь.

И теперь, пока батюшка провожал уже моего бывшего жениха в закрытой карете до дома, я наблюдала, как Ада — моя старшая сестрица рыдает, потому что никто из-за моих ведьминских способностей не хочет к ней свататься, а Рийя, моя вторая сестрица, пытается ее утешить.

Обе — красавицы, каких свет не видывал! Волосы цвета пшеничного колоса, глаза — пронзительно-голубые, словно невиданные горные озера, черты лица нежные да плавные. Обе пошли в матушку, первую красавицу в нашем небольшом городке. Но характеры…

Ада всегда и всем вечно недовольна, учиться чему-то новому не любит. Но зато про модные канты на одежде, величину пуговиц, что приняты при королевском дворе на платьях фрейлин в этом сезоне, и о расцветках тканей, знает все.

Рийя хотя и отличается характером, но ненамного. Слишком много любуется собой в зеркале, вечно выпрашивает у батюшки новые украшения, а при выборе жениха всегда интересуется у знакомых его родословной и состоянием. Я слышала, у сестриц в секретном месте лежит список самых завидных женихов королевства!

Матушка, конечно, старших сестриц любит, обожает и жалует. Это я… не от мира сего! Волосы, словно вороново крыло, глаза — темнее беззвездной ночи. Черты лица острые, а кожа — светлая. Матушка часто морщится, когда смотрит в мою сторону. Слишком я не похожа на нее, пошла статью в бабушку, с которой матушка никогда не ладила. Уж что они там не поделили… я так и не узнала. Бабушка умерла еще до моего рождения.

И надо ли упоминать, что характер у меня не сахар. Это у нас — семейное. Я склонна к приключениям и авантюрам, люблю путешествия и читать обо всем на свете. Да какое там… люблю! Обожаю! И не особо интересуюсь модой и кандидатами в женихи. Мир такой огромный и манящий. Прожить и не посмотреть на него — не моя мечта. Замуж я потому и не спешила. Успею еще. Впрочем, имелась и еще одна причина. Раскрыть свой дар и обрести истинное счастье ведьма может лишь с истинной парой. Так, по крайней мере, было написано в многочисленных сказках. И я в них верила.

Только разве объяснишь это моим сестрицам да матушке с батюшкой? Не готовы они даже слушать, не то что — услышать. И в легенды, конечно, не верят, считают мои слова глупой отговоркой, все советуют повзрослеть.

Сейчас, наблюдая, как сестрицы рыдают уже вдвоем, не забывая ругаться и стараясь не обзывать меня, чтобы не провоцировать выброс силы, я снова сбежала.

Незаметно выбралась через черный ход из дома, обрадовалась солнечному дню. Лето в самом разгаре! Воздух наполнен ароматами цветущих роз и пчелиным жужжанием. На небе — ни облачка, ветерок легкий да теплый, зовет за собой странствовать. И на лицо так и просится улыбка. Искренняя и настоящая! И пусть за спиной останутся все тревоги, волнения и несостоявшиеся женихи.

Я шла по городку, рассматривая черепичные крыши и дома, увитые вьюнком с голубыми цветами, пропуская проезжающие мимо телеги и уворачиваясь от вечно носящейся по улицам малышни.

Может быть, сегодня мне повезет? И я найду в библиотеке хоть что-то стоящее, рассказывающее о моем даре и как с ним справиться? Ведь если не получается, только слабые скажут: «не судьба» и прекратят попытки. Сильные подумают и заявят: «Я попробую еще раз»! А я… да, я — ведьма, поэтому буду пробовать до тех пор, пока не будет так, как я хочу.

Я добралась до часовой башни, в которой располагалась городская библиотека. Решительно отказалась от идеи прогуляться по центральной площади, где недавно открылась ярмарка, и зазывалы бойко нахваливали самые разные товары, лишь купила у цветочницы скромный букет незабудок за мелкую монетку, и распахнула дверь.

Внутри было тихо и привычно пахло старыми пергаментами и бумагой. Я подошла к Артелле — пожилой библиотекарше, поздоровалась и протянула маленький букетик цветов, который она тут же водрузила в небольшую вазочку за своей стойкой. Традиция, что никогда нами не нарушалась. Артелла знала мою бабушку, любила ее и относилась ко мне теплее других работников библиотеки. Я отвечала взаимной дружбой.

Она практически сразу отвела меня в зал с книжными полками, чтобы я могла от души покопаться. Информацию о ведьмах я собирала по крупицам. Ее, действительно, было мало. Иногда пролистывала фолианты с магическими заклинаниями, но это не помогало. Все же ведьминская сила и та, что дается людям, разные от слова «совсем». Ведьма способна владеть самой разной магией: использовать силу стихий, разбираться в целительстве и травничестве, владеть защитными и боевыми заклинаниями. У нас сильный источник, и встретив суженого, обретя любовь, он будет только увеличиваться и становиться ярче. Не зря же ведьмы с опаской относились к мужчинам, боясь разбить сердце! Ведь тогда их ворожба теряла силу! Другое дело — маги. Они могли выбрать только одно направление и стать стихийником, целителем или боевые магом. Их сила не росла, лишь мастерство использования магии. Их уважали, боялись и всегда принимали с почетом в любом селении. Маги всегда контролировали силу, в отличие от ведьм, не были способны к спонтанным всплескам.

— Илира, тебе пора возвращаться. Темнеет, — заметила Артелла, появляясь за столом, где я расположилась.

Я глянула за окно, где солнце медленно садилось, расплескивая золото по нагретым крышам.

— Спасибо! Иду! — тут же поднялась я и быстро распрощалась с библиотекаршей.

Надо было поторапливаться! И не только потому, что родители станут волноваться. Уже второй год подряд в нашем городке творится что-то непонятное и страшное. Едва сгинет солнце с небосклона, как город накрывает сизый туман — ни зги не видно, и на улицах слышится странное порыкивание.

Наш градоправитель даже королевских магов вызывал, чтобы разобрались с бедой! Они появились, провели расследование, навешали заклинаний, развели руками — мол, никто не пропал, волноваться не о чем, а рычание — может, чудится, и отбыли обратно. Хороши!

 Градоправитель глупым мужиком не был, ввел комендантский час: запретил после заката покидать жилье. Город пустел мгновенно, становился мрачным от того, что на улицах гасили фонари, а двери в домах запирались на все запоры.

Иногда я подходила к окну, вглядываясь в сизый туман, и думала: а что ждет там? Кто прячется в тумане и зачем? Но это было опасное любопытство, грозящее мне гибелью, поэтому шторка на окне задергивалась, а я отправлялась в постель.

В последние дни спать не получалось. Все чудилось, что рычание раздается прямо возле моего дома, опутывает его… Странным в этом было и другое: я не боялась. Словно в этих звериных рыках было что-то родное, манящее. Они вибрировали внутри меня натянутыми струнами и дарили необъяснимое чувство тепла, уюта и ощущение настоящего дома.

Нет, родители всегда дарили и мне, и сестрам подарки, дали нам домашние образование, баловали, но любви… Не хватило ее у них на младшую дочку, так не похожую на всех остальных. Темноволосую ясноглазую ведьмочку, которая порой чувствовала себя безумно одиноко. Любовь ведь порой выражается в мелочах: когда мама сидит возле постели, если ты простудишься. Или заходит перед сном поцеловать на ночь. А порой просто принимает твой выбор, каким бы он ни был.

Я вздохнула, ныряя в очередной проулок, и прибавила шагу. Сумерки подкрадывались со всех сторон. И время обретало какую-то иную силу, когда солнце садилось.

Стоило войти в дом и пройти в гостиную, как увидела всю семью в сборе. Батюшка выглядел нахмурившимся и сердитым, матушка скрестила руки на груди, а сестры прятали едва заметно торжество. Таа-ак!

— И что у нас на этот раз случилось?

— Илира, — начала матушка, даже не предложив присесть, и это начало, как и интонации ее голоса, мне совсем не понравились, — мы с отцом долго думали и решили, что в создавшейся ситуации у тебя есть два выхода. Выйти замуж за лорда Граса, который несмотря ни на что питает к тебе теплые чувства…

Я с трудом удержалась, чтобы не фыркнуть и не закатить глаза. Как же, ко мне да еще и теплые чувства. Ага! Да он к состоянию моего батюшки эти чувства испытывает, желая запустить туда жадную руку.

— Матушка, вы, стало быть, забыли, что он почти разорен?

— Эти слухи ложные.

— Допустим. Но мне он неприятен! Вспомните, как хватал меня потными руками за коленки и пытался поцеловать на прошлогоднем пикнике у Гжегских?

Я грозно скрестила руки на груди, а сестры начали хихикать.

— Илира, — сердито одернул отец, — ты — ведьма! И не каждый согласится проявить к тебе благосклонность. Так и в старых девках недолго остаться!

Признаться, от батюшки я подобного не ожидала. Да, он стыдился того, что во мне проснулся неконтролируемый дар, но никогда не попрекал нежеланием пораньше выскочить замуж.

— Лорд Грас — достойный кандидат, — спокойно заметил отец.

— Я бы сказала — единственный. К чему скрывать правду!

— Илира, если не согласишься, мы будет вынуждены попросить тебя оставить наш дом.

Что?

На моем лице отразилось удивление напополам с растерянностью. Они это серьезно?

— Куда же я пойду, матушка? — тихо спросила я, решив не выпускать наружу негативные эмоции — гнев и возмущение.

Матушка поджала губы и промолчала. Я перевела взгляд на батюшку, который никак не отреагировал на эту реплику, потом на сестер. В их глазах опять мелькнуло что-то непонятное.

— Илира, пойми, мы не хотим этих мер, — приступила к мягкому увещеванию матушка.

Она всегда так поступала, когда пыталась в чем-то убедить отца.

— Но дела в нашей семье идут не так гладко, как хотелось бы. Торговля ухудшается из-за этого проклятого тумана. Тебе и твоим сестрам желательно выйти замуж и…

— Но их вы не принуждаете, матушка! Они вольны выбирать того, кто им по сердцу! — не выдержала я, снова перебивая.

— Пока ты не покинешь дом, найти им пару нереально! — гневно воскликнула матушка.

 То есть, я в любом случае должна уйти, либо создав семью, либо… в неизвестность.

— Это для твоего же блага!

— Что именно? Несчастливый брак? — грустно спросила я.

— Со временем ты сможешь… смириться и даже проникнуться симпатией к своему супругу, — очень осторожно подбирая слова, заметила матушка.

Она была уверена в своей правоте. И не хотела и слышать хоть что-то.

— Вашу помолвку мы назначим на завтра, а через три дня…

Я выдохнула, на миг прикрыла глаза, стараясь сейчас не слышать того, что матушка рассказывала о том, чем обернется мое будущее.

Наверное, что-то во мне изменилось с тех пор, как проснулся дар. Раньше я бы и слова не сказала, не стала перечить, смирилась… Но сейчас… Это всегда жило во мне. Желание свободы. Желание самой выбирать путь. Желание однажды полюбить так, чтобы обрести крылья. Просто раньше я давила эти порывы в зародыше, полагаясь на волю родителей, доверяя их опыту, стараясь быть благодарной за все то, что они дали. А сейчас остро ощутила, как стою на распутье: навсегда остаться той, прежней, за которую будут приниматься решения, или попробовать неизвестное. Ведь счастье — это ночное небо над головой. Вечное и незыблемое. И среди россыпи звезд, я знаю точно, есть одна… Самая-самая. Уже потому уникальная, что предназначена лишь мне. И однажды она упадет в мою раскрытую ладонь и исполнит самое заветное желание.

Я открыла глаза, посмотрела на батюшку, который по-прежнему хмурился. Он поймал мой взгляд, вздрогнул и побледнел. Сестры шушукались, матушка заливалась соловьем, расписывая мое будущее. Я ее не винила. Она хотела как лучше, просто не желала принять, что наши представления о счастье разные.

— Нет, — сказала спокойно и уверено.

— Ну не хочешь золотистой каймы вдоль…

— Нет, матушка. Я отказываюсь выходить замуж за лорда Граса. Убеждена, он не сделает меня счастливой.

— Илира!

Она воскликнула, покраснела. Глаза стали сверкать гневно. Но почему-то я не испытывала страха, ощущая странную, не поддающуюся никакому объяснению, легкость.

— Тогда ты покинешь наш дом немедленно! — яростно заметила она.

Отец вздрогнул, попытался возразить, напомнить про сизый туман за окнами, опасность, но матушка не стала слушать. Только смотрела на меня, и сердце ее не дрогнуло.

Я развернулась и молча пошла в свою комнату, чтобы взять немного вещей. Куда идти и что делать потом, я пока не думала. Слишком все случилось неожиданно. Но знала наверняка: семья — это место, где тебя примут любой. Где не станут стыдиться твоего дара. Не будут упрекать в желании следовать другим путем. Где просто… любят. Искренне. Всем сердцем. Я своей окончательно лишилась.

Внизу слышались крики. Кажется, сестры, матушка и отец ссорились или пытались друг друга переубедить. Я вытащила небольшую сумку, положила в нее пару платьев, нижнее белье и шкатулку с обычными женскими мелочами, где хранился гребешок, ленты для волос и много всего дорогого сердцу. Накинула плащ и переобулась в легкие сапожки. Туфельки протерла и впихнула в сумку. Пригодятся. Напоследок вытряхнула из копилки монеты. Пять золотых. Негусто, конечно, но снять где-то комнату и попробовать начать жизнь заново, этого да, должно хватить.

Я действовала в каком-то странном оцепенении, словно так и не осмыслила происходящее. Наверное, плакать я буду потом. Сейчас просто хотелось покинуть дом, грозивший стать клеткой. Вдали, за окном, раздалось привычное рычание. Попросить родителей подождать до утра? Но матушка выразила свое намерение слишком явно. Да и судьба… Иногда она ведет нас такими тропами, что сразу и не поймешь. В этом рычании, похожем на воркование, мне чудится зов и обещание чего-то светлого и радостного.

Наверное, я сошла с ума. Но ведьминской интуиции недавно стала безоговорочно доверять.

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям