0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Не играйте с драконом » Отрывок из книги «Не играйте с драконом»

Отрывок из книги «Не играйте с драконом»

Автор: Стужева Жанна

Исключительными правами на произведение «Не играйте с драконом» обладает автор — Стужева Жанна Copyright © Стужева Жанна

Глава 1: О любви

 

Что вы знаете о любви?

Последние пару лет я была абсолютно уверена, что знаю об этом дивном чувстве все. Вот абсолютно все! Ведь мне несказанно повезло, и я встретила любовь всей своей жизни.

Сержио Аскольд был просто идеален.

Среднего роста, красавец блондин с чарующими янтарными глазами. К тому же, единственный наследник крупного клана волков-оборотней, сильный боевой маг и выпускник “Средиземной Академии Стихий”, что курировал сам Его Величество Альберт Второй.

Сержио был добрым, щедрым и отзывчивым, внимательным, а главное, он искренне любил меня и баловал.

Сама себе завидовала. А уж как по нему вздыхали подружки!

И вот, как-то раз душа моя прислал таинственное сообщение по магофону. Я немного удивилась, конечно. Ведь обычно, любовь моя звонил или присылал голосовые свитки с сюрпризами, стараясь порадовать свое золотце. Но в этот раз все было по-другому.

Сообщение гласило “Лин, золотце, нам нужно серьезно поговорить, заеду в семь”.

Я, окрыленная любовью, сразу же подумала про самое долгожданное событие для любой девушки. И не сразу поверила своему счастью, еще трижды перечитала сообщение. Ну наконец-то! Дождалась!

А потом понеслось. Замечталась. За какие-то пару часов я уже распланировала свадьбу, платье, оформление столов и грифонов. Придумала наряды для подружек невесты и порывалась даже позвонить забронировать шикарнейшую ресторацию города “У совы”. В ней собирались сливки города, свадьба в столь изысканном заведении произвела бы фурор.

Но, решила не торопиться: всему свое время. А вдруг Сержио все хочет организовать сам?

Словом, к прибытию жениха я была на взводе и при параде, вихрем носилась по дому, периодически круша попадающиеся на пути препятствия в виде кресел, стульев и вешалок.

В дверь постучали. Я стойко выдержала положенные пять минут, как любая порядочная девушка, а потом дрожащей рукой потянулась к запирающему механизму.

– Привет, Сержио! – улыбнулась любви всей своей жизни и позволила себя поцеловать в щечку.

– Золотце, у нас совсем мало времени, надо поторопиться, – просиял белоснежной улыбкой в ответ мой жених. Ну, почти жених. Оставалось пережить ужин в ресторане, и я стала бы невестой, сама в шоке.

Мы проследовали к грифону Сержио. К слову, самой модной породы, с сияющими алебастровыми когтями и клювом. А еще с дорогим ручной работы седлом.

Через какие-то пару минут полета показалась именитая ресторация.

Я вошла грациозно и гордо, как и подобает будущей госпоже Аскольд.

Девичье сердечко трепетало от счастья в груди, коленки дрожали от волнения, когда я наконец-то присела за столик у окошка. Сержио любезно придвинул стул.

– Золотце, как я уже сказал, нам нужно серьезно поговорить! – жених улыбнулся и взял меня за руку.

Золотцем меня звали многие, но в устах этого обворожительного оборотня прозвище звучало особенно мило. Конечно, звали меня так не за добрый характер, характер у меня тот еще. Всему виной была копна сияющих рыжих волос. Но все равно приятно.

Ситуация была идеальная, как и я сама: нежно-розовое платье, купленное еще в прошлом году, как раз для подобного случая. А бежевые туфли на шпильке, единственный экземпляр от модного модельера, перекупила у фрейлины Его Величества еще после первой нашей с Сержио встречи. Как в воду глядела, пригодились! Откровенно говоря, это был не мой стиль одежды, все же я почти дипломированная техноведьма, со специализацией артефактора. Обычно для меня были присущи штронсы– хлопковые брюки с заклепками, ботинки на небольшом каблучке, а в рюкзачке всегда был походный набор артефактора и защитные очки. Словом, в одежде я была неприхотлива. Но, что не сделаешь для любимого, правда? Сегодняшний день требовал был идеальной.

– Да, я слушаю, – ответила я и кокетливо похлопала ресницами. Симпатично выгнула спинку и закинула ногу на ногу, стараясь выглядеть идеально.

– Мы с тобой были очень счастливы, – начал жених.

– Да, Сержио, – поддержала я.

– Мы провели множество дней и ночей наслаждаясь друг другом, – улыбка оборотня была восхитительной, я даже засмотрелась.

– Абсолютно согласна, Сержио, – я счастливо улыбалась в ответ, а в это же время уже придумывала имена нашим будущим детям. Мальчика назовем Бернард, а девочку Розетта. Восхитительно!

– Как ты знаешь, я единственный наследник и мне уже давно пора остепениться, – оборотень приподнял мою руку и едва заметно прикоснулся к ладони губами. Кто бы знал, чего мне стоило сдержаться и не наброситься на будущего мужа прямо там!

– Да, – еле нашла в себе силы, чтобы подавить глупую улыбку и выглядеть серьезнее в такой ответственный момент. А вот следующие слова выбили из меня воздух, словно удар под дых.

– Я женюсь. Нам надо расста…– начал жених, но я перебила:

– Я согласна! Что?!

– Что? Золотце, ты же понимаешь, я наследник старинного клана, – Сержио вновь попытался поцеловать мою ладонь, но я с силой дернула руку, не давая это сделать.

– ЧТО? Ну-ка повтори! – я не сразу это поняла, но, кажется, мои мечты и надежды разом лопнули, как огромный красивый мыльный пузырь. Где-то в подсознании завыла от боли душа, а в сознании начала разгораться нешуточная злость.

– Золотце, мне нужна партия с родословной, понимаешь? Это честь клана и кровь моих будущих наследников. Престиж. Тут дело не в моих чувствах, а в долге, – принялся оправдываться оборотень.

– Я из семьи потомственных некромантов! – возмутилась я, сложив руки на груди и нахмурив брови, – Мой отец работает в “Министерстве Охраны Мерсии”! А еще он преподаватель со стажем! Ты что, забыл, как тяжело у него получить зачет?

– Золотце…

– Значит, все твои слова о любви — это ложь? – вскинулась я, на кончиках моих пальцев вспыхнули искорки, а из носа повалил неизвестно откуда взявшийся дым. Такая реакция организма была мне свойственна в крайне редких случаях, в основном, в моменты потрясений. И такой момент как раз настал.

– Милая, не кипятись! – улыбка Сержио начала меня раздражать. И что я в ней раньше находила-то?

– Значит, я не твоя единственная и не любовь всей твоей жизни? И ночи со мной были не единением душ, как ты говорил, а временным развлечением? – от искорок на пальцах обуглилось и почернело платье на груди, пришлось отобрать у экс-жениха камзол. Да что со мной? Я же леди, надо держать себя в руках. Вот только плохо получалось.

– Золотце, в те сказочные моменты я именно так и думал, любой нормальный мужик думал бы так же! – поспешил реабилитироваться бывший жених, стараясь меня успокоить и держа стакан с водой наготове. Тем не менее, он меня лишь взбесил еще сильнее.

– Перестань меня так называть! – потребовала я, камзол тоже начал обугливаться.

– Пойми, это долг. Ночи с тобой на самом деле были восхитительны, ты можешь и дальше быть моей любовницей, этого никто не запрещает, – обворожительно улыбнувшись предложил Сержио, – Мы заключим контракт на пять лет и продолжим наслаждаться друг другом.

– Любовницей?! – взвизгнула я и подскочила с места, такого я не ожидала. Это было так унизительно и подло, что я просто отказывалась верить в происходящее, – Контракт? Да подотрись ты своим контрактом! А не пошел бы ты, Сержио?

И кинулась в сторону выхода, изредка спотыкаясь на высоченных шпильках, чтоб им пусто было.

Так я и поняла, что о любви, оказывается, не знаю ровным счетом ничего.

Сержио, к моей печали, догонять меня не стал, как и звонить, слать магосвитки и сообщения.

Сухо изложенный контракт любовницы наследника клана серых волков, составленный секретарем того самого наследника, пришел через неделю. С перечнем всех моих обязанностей, поз, выходных и больничных, даже цвет нижнего белья и тот был строго регламентирован.

Утопила его, потом порвала на мелкие клочки, а после сожгла.

Весь мой мир рухнул, в жизни начался сложный период.

Я днями поглощала шоколад, лежа в постели, не ходила в душ, не выходила на улицу. Одним словом, страдала и упивалась своим горем.

Через неделю таких страданий из десяти лучших подруг остались только три. Остальные испарились, узнав, что я потеряла в статусе и больше не в отношениях с этим породистым болваном.

Тут еще и папочка подкинул дровишек!

По магопочте пришло письмо с приглашением на его свадьбу с герцогиней Атери, а также извещением о том, что после получения диплома я должна буду отправиться на вольные хлеба и покинуть свою любимую квартирку.

Мой отец долгие годы был один, ни братьев, ни сестер у меня не было, его можно было бы понять. Если бы он не выгонял свою кровиночку на улицу. Отцу вообще была свойственна холодность по отношению ко мне, но сейчас…

Как пить дать, это герцогиня, Иветта! Вдова охмурила отца, как мальчишку, и вертит им теперь как захочет, разбазаривая семейный капитал.

Через две недели моего загула из деканата “Академии Стихий” пришло ненавязчивое сообщение гласящее, что, если я не явлюсь к выпускным экзаменам, то диплома мне не видать, как собственных ушей.

Пришлось взять себя в руки.

И хоть из зеркала на меня теперь смотрела опухшая от слез девица с потухшими зелеными глазами, я все равно была полна решимости.

Все! Баста! Больше никакой любви, никаких отношений! Никаких замуж, семьи и детей!

Только учеба, карьера и работа.

С такими громкими обещаниями самой себе я и заявилась в академию. Пыл тут же поубавился.

В академии творился бедлам!

Во всей Мерсии творился бардак, после заявления представителей клана “Серых Волков” о том, что их наследник женится на чистокровной волчице. Учитывая то, что я последние годы была неизменной спутницей Сержио, которую он гордо величал “своей парой”, случился резонанс. На улице на меня показывали пальцем, а в стенах академии смеялись в лицо говоря:

– Ну что, получила свое, подстилка?

Сержио, конечно, мою репутацию сохранять не стал, налево и направо рассказывая о нашей с ним романтической жизни. Его месть за отказ быть любовницей ранила в самое сердце, но она же помогла мне открыть глаза, снять розовые очки и перестать вздыхать о потерянной любви.

Я чуть было не завалила экзамены, но добрые преподаватели-экзаменаторы пожалели меня, увидав вместо жизнерадостной улыбчивой рыжей язвы ее бледную тень с кругами под глазами.

– Приходите через полгода, милочка, – пробасил невысокий лысоватый тролль-ректор, – А пока нервишки подлечите, отдохните и подготовьтесь как следует к экзаменам.

– Лорд Хараш, благодарю вас, я не подведу, – улыбнулась директору и со спокойной душой ушла собирать вещи: из квартиры все равно нужно было выселиться до выходных.

 

 

Глава 2: О лишениях и решениях

 

Подсчитав свой скудный капитал, я решила, что наилучшим решением будет сэкономить средства, временно пожив у подруг. Чем и воспользовалась сразу же, благо, подруги оказались что надо и не стали возражать.

Назло Иветте я забрала все до единой вещи и мебель из любимой квартирки, и распродала большую часть имущества. Открыла счет в гномьем банке, куда и положила скромную выручку. Мда, в продажах мне точно не работать. Продешевила ведь, как пить дать. А куда же податься? Я, конечно талантливая техноведьма, артефактор хоть куда, вот только… Без диплома артефактора можно загреметь на каторгу. А надо оно мне? Конечно, нет.

Сохранила только подвеску на цепочке, что осталась от мамы.

Мда. Мама. Почему я все еще ждала, что она ко мне вернется, сама не понимаю. Ведь ушла она давным-давно, еще когда я была совсем крошкой. Да куда там ушла, это еще громко сказано. Бросила.

– Лингрен, я тебя очень люблю, дорогая, – немного неловко начала подруга, – Но, мы посовещались с Клайдом и решили, что тебе пора съезжать, – с последними словами робко опустила глаза Клотильда, третья из оставшихся подруг. Уже две недели с небольшим я стесняла их с мужем в небольшой съемной комнатушке на окраине Марситаля. Клайд едва закончил отделение механики, опыта у него было мало, вот и работал он простым помощником конструктора, набираясь необходимых знаний и мечтая собирать корабли, и дирижабли. Я и сама понимала, что содержать меня ребятам тяжело.

Больше месяца я уже скиталась по друзьям. Пора и честь знать.

– Кло, я завтра же съеду, обещаю, – заверила подругу, показательно не замечая облегченного взгляда Клайда. Мог бы и придержать эмоции, гад. Мы с ним друг друга недолюбливали.

– Лин, мой дядя согласился взять тебя к себе в таверну подавальщицей, – начала Кло, а увидав, как я гневно вытаращилась, примирительно вытянула руки вперед, – Подожди, не спорь! Я знаю, что это ниже твоего достоинства, но ты все же подумай.

Клотильда была серьезна как никогда, от этого мне было лишь горше.

Знаю, она обо мне беспокоилась, ведь работы я так и не нашла: в чайной лавке огрела по руке хозяина, когда тот ущипнул меня за зад. Выгнали в тот же момент. В роли секретаря пробыла всего три дня, отказавшись лечь под важных гостей босса. Загонщицей грифонов я была целую неделю, но, упав в хранилище с навозом, внезапно поняла: не мое, ой не мое это и точка. Не лажу я с животными, почему-то они от меня шарахаются, словно я не магичка, а самая настоящая нежить.

– Что бы я без тебя делала, Кло, – обняла всхлипывающую подругу, втихаря показывая язык Клайду. Я ему еще припомню.

Пожитки мои и собирать не пришлось, всего-то и был небольшой чемоданчик.

Так я и очутилась в дешевой таверне “У пегаса”. И “дешевой” еще громко сказано.

Самая грязная конура во всем Марситале, где даже путаны не торговали собой, брезговали. Зато любителей гномьего самогона всегда был полон зал.

Комнатушка без ванной комнаты стоила медяк в неделю, тарелка вонючей похлебки всего стекляшку, а это означало, что в ближайшие несколько месяцев я точно не умру от холода и голода. Зима близко. А зимы в Мерсии холодные, не столько температурой воздуха, сколько порывистыми ветрами.

Перспективы, конечно, радужнее некуда. Но, выбирать не приходилось, поэтому и такой небольшой удаче я была рада. Если, конечно, можно назвать удачей выторгованные несколько месяцев жизни в тепле.

Работу я по-прежнему искала, дажа стала на учет в гильдии труда. Вот только, как оказалось, зря: пришлось заплатить налог на безработицу.

Мне отказывали везде.

Куда бы я не пришла, больше недели нигде не задерживалась.

И причины были каждый раз все более и более сомнительные.

Уж не папенька ли решил доконать меня, довести любимую дочь до ручки, чтобы я приползла на коленях домой, умоляя о крове и пище, а он бы меня выдал быстренько замуж за какого-нибудь старого хрыча?

Ну да, сейчас же. Разбежалась, лечу, сломя голову, и волосы назад. Не дождется, он и так меня любовью особенно не потчевал, так вот и не лез бы с матримониальными планами. Сама разберусь.

Разобралась.

Два месяца пролетели как один день, из бедной страдалицы я превратилась в нищую, в кармане оставались только пара медяков. Настрой поубавился.

С работой засада, домой никак нельзя. Не хочу замуж за старого хрыча!

Тут-то я и вспомнила о своих низших талантах, а именно, о талантах играть в кости, карты, фанты.

Словом, во все, что угодно. Главное, на деньги.

Папенька когда-то давным-давно, когда мне было лет восемь, все никак не хотел менять уклад жизни. Подумаешь, есть дочь, или нету. Он частенько организовывал знатные приемы и вечера, собирая толпы визжащих девиц, организовывая покерные столы. Чтобы я не слонялась без дела, он научил меня играть в нарды. И понеслось! Талант у меня обнаружился. Папенька, гордый и уважаемый всеми профессор Линард, попался как мальчишка. Его гордость была уязвлена, ведь собственная дочь его обыгрывала раз за разом.

Проиграв мне половину состояния, отец, конечно же, пожалел. Комиссии собирал, друзей приводил, и хоть бы что! Всех подчистую разносила в пух и прах. В какой-то момент взрослые игры мне наскучили, мне, как любой маленькой девочке, захотелось кукол и плюшевых медведей, и я стала поддаваться, чем и погасила возросший интерес родителя.

Знал бы он, что мне этот навык так пригодится, удавился бы.

Еще бы, дочь не приползла на коленях, а нашла хоть и сомнительный, но все же, способ остаться на плаву.

Решено, иду в шикарное заведение, играю всего одну малюсенькую партеечку и ухожу восвояси. Мне и надо-то продержаться всего только до экзаменов, на этот раз я к ним готова. А потом, с дипломом артефактора я могу хоть в Мерсии работать, хоть в Крастрии, за океан могу податься, в подземный мир или на один из воздушных плавучих островов.

Окрыленная надеждой и полная вдохновения, я позвала подружек в “Исповедь Ллос”, самый известный игорный дом Марситаля. Его открыли много лет назад переселенцы из подземного мира. Одна из моих подруг, к счастью, имела в родословной тех самых представителей-переселенцев, а именно, дроу, это значило, что договориться о входе мы сумеем.

Конечно, Беллатриса была не в восторге и сперва категорично отнеслась к моему необычному плану по завоеванию средств на жизнь, но, я быстро всех переубедила доказав на практике, что не лыком шита. А еще, состроив свой фирменный умоляющий взгляд, пробирающий до глубины души даже самых черствых созданий.

– Ладно, – вздохнула Беллатриса, – Вот знаешь же ты о моей слабости ко всему милому и нагло пользуешься!

– Трис, все будет хорошо, обещаю! – уверила подругу я. Кто бы меня еще так уверил, расцеловала бы.

Вечером следующего дня я была зла, как дикая кошка на охоте: общая ванная в “У пегаса” оказалась закрыта почти весь день, и я дорвалась до сборов только к закату солнца. Пришлось собираться оперативно и бегать как маговеник, чтобы все успеть.

Однако, к счастью, жизнь полная лишений научила меня мыться быстро, и уже за полчаса до выхода я была готова.

Пригодились и знакомые бежевые туфли на шпильке и крохотное черное платье, подаренное бывшим.

– Ах, Лин, ты такая красавица, – только и вздохнула Эхинацея, хочу заметить, самая скромная из всей нашей компании.

– Девочки, я вас люблю! – заверила я подруг, благодарная до глубины души.

Так мы и пришли в “Исповедь Ллос”: три блондинки с разными оттенками кожи, от кофейного до молочно-белого, и рыжая я.

В самом заведении был аншлаг, пришлось бы выстоять длинную очередь, если бы Беллатриса не улыбнулась белоснежными клычками охранникам, таким же дроу, как она сама. Ну почти таким же, она-то была полукровкой. Тем не менее и этого хватило.

На входе суровые охранники попросили доступ считать ауру, не верили, что мы совершеннолетние. Хотя, готова поспорить, они думали, что мы, глупышки, не умеем ставить ментальные блоки, и информацию о нас считать крайне легко.

Пусть думают, посмотрим еще, кто глупый.

Четыре техноведьмы хоть и казались наивными курочками, едва вышедшими из курятника, однако, такими никак не являлись.

– Подайте левые ладони, надо поставить печати, – пробубнил себе под нос коротко стриженый охранник-дроу. Все мы улыбнулись и синхронно протянули ладони.

– Проходите, – отчеканил второй с белоснежным хвостом волос, пропуская нас в игровой зал.

– Девочки, присаживайтесь за столик и угощайтесь коктейлями, – предложила я подругам, – А я пока быстренько сыграю в преферанс, покер и шахматы. Полчаса и буду с вами.

– Лин, будь осторожна, – шепнула на ухо Хина и робко покраснела. Я в ответ только улыбнулась.

Сегодня, как никогда, я была в ударе.

В шахматы разгромила пару орков, они хоть и злились от бессилия, но, все же, деньги отдали и, насупившись, поцеловали мне обе ручки.

В преферансе меня не хотели отпускать, уверяя, что новичкам везет, однако, когда тот самый новичок с легкостью вывернул карманы маститых игроков, замолчали, даже ручкой помахали вслед, пока я шла к столу с покером.

В покер я толком и не поняла, как играть, когда со мной уже активно начали прощаться: злые оппоненты решили покинуть “Исповедь Ллос”, ссылаясь на карточных шулеров. Да ладно! Это я-то шулер?

Пересчитав выигрыш, я пришла к выводу, что, лучше остановиться и не продолжать. А то вдруг мои таланты раскроются, а меня выгонят вон, лишив заслуженного.

Именно поэтому я вернулась к девочкам, похвасталась солидным кушем и принялась употреблять вместе с ними вкуснейшую клюквенную настойку.

– Не может быть! – вдохновенно воскликнула Кло, – Прямо как в легендах о драконах! Их тоже ни за что не обыграть!

– Каких еще драконах! – фыркнула Трис, – Все знают, что они давным-давно вымерли, а если и не вымерли, то древние старики.

– Вовсе и не вымерли, – заметила Хина, – Просто их очень мало, они редкие.

– Разве это важно, – вздохнула я, – Главное, что я на плаву, спокойно доживу до экзаменов, а там посмотрим. С дипломом мне не смогут так легко отказать.

– Это да, подруга, – заметила Трис.

– За нашу дружбу! – предложила тост Хина и мы с радостью согласились.

Давно мы так не квасили. Напились все до единой, даже скромница Хина. Интересно, что сказал бы ее питомец-моралист на сей счет?

 

 

Глава 3: О вымерших и не очень драконах

 

Макияж давно потек, аккуратное черное платье помялось и смотрелось уже не таким свежим. Как и я сама. А сама я походила на самый настоящий маринованный огурец: такая же зеленая и кислая. Девочки были не лучше. Однако, ввиду наших редких похождений, мы решили сидеть до закрытия. “Исповедь Ллос” был необыкновенным местом, хотелось кутить и веселиться. А еще жутко не хотелось домой, в грязную лачугу.

Тосты лились рекой, как и вкуснейшая клюковка. Ох, и плохо же мне завтра будет, никогда не умела пить. Впрочем, пила я довольно редко, можно сделать поблажку.

Неожиданно меня прошиб холодный пот, а внутренности скрутило в тугой напряженный узел. В голове возникла и погасла одна единственная мысль: “Бежать”.

Но я же не какая-то там девочка-феечка? Собралась, приосанилась, сконцентрировалась, несмотря на замутненный клюковкой разум.

Осмотревшись по сторонам, заметила пристальный взгляд черных глаз, что так и сверлил меня.

Так вот же он, нарушитель спокойствия! Это как же мужику со взглядом не повезло, если от него пот прошибает.

Посмотрела с укоризной в ответ и показала из-под стола неприличный жест. А что? Нечего таращиться на отдыхающих дам.

Не изменилось ровным счетом ничего. Как таращился, так и продолжил. Более того, выражение лица нарушителя спокойствия засветилось странным довольством. Он что, извращенец? Любитель неприличных жестов? Осмотрела извращенца внимательнее.

Одинокий молодой человек в коричневой кожаной жилетке, щедро приправленной цепями и заклепками, расслабленно сидел в противоположном углу зала и пялился.

Пялился на меня!

Клюковка во мне взыграла, прося о подвигах и свершениях, я даже встала и сделала шаг в сторону незнакомца. Однако, быстро вспомнила, что лишний шум мне сейчас не нужен и вообще, я добрая и порядочная девушка. Слишком не хотелось терять новообретенные капиталы.

Улыбнувшись извиняющейся улыбкой, слабо пожала плечами и села на место, даже соизволила отвернуться.

– Лин, тот странный тип тебя скоро съест глазами, – заметила Хина, уже давно спавшая на лавке и лишь изредка просыпавшаяся, чтобы пригубить коктейль или настойку. Проследив за посылом подруги, я заметила уже знакомого мужчину: черные глаза, черные слегка волнистые волосы, обрамляющие красивое породистое лицо, любопытный взгляд и даже некоторое беспокойство в этом самом взгляде. Кожа покрылась мурашками. Захотелось поежиться, что я и сделала, снова уставившись в бокал.

Внезапно, все мои чувства опять взбунтовались, закричали: “Беги, делай ноги, срочно уходи”. И, знаете, впервые за почти тридцать лет, я решила своим чувствам довериться.

– Девочки, нам пора, – резюмировала я, еле шевеля языком, отмечая, что подруги и не возражают о дислокации.

– Пошли, – согласилась Трис, – Остановим экипаж и заночуем все у Кло, к ней ближе. Клайду на коврике постелим.

– Годится! – кивнула Кло и мы начали собираться. Вот только поздно начали.

– Дамы, какая необыкновенная встреча, – черноглазый незнакомец внезапно оказался у нашего столика, прямо у меня за спиной, я даже ощутила свежий аромат его одеколона.

– Да что ж такое, – буркнула себе под нос, абсолютно не понимая, почему моя кожа снова покрылась мурашками, а волосы встали дыбом. Но, я была сама вежливость:

– И вам здравствуйте, лорд…

– Раэн. Раэнард Драгон Анкалагон к вашим услугам, – представился новый знакомый и слегка поклонился.

– Беллатриса, Эхинацея, Клотильда и Лингрен, очень приятно, – представила я нас всех сразу и тоже слегка поклонилась. Раэн улыбнулся краешками губ и продолжил:

– О вас, Лингрен, уже ходят легенды.

– Да что вы говорите! – показательно удивилась я и покачала головой в то же время расталкивая подружек по направлению к выходу.

– Боюсь, о вас будут ходить слухи еще очень долго, – продолжил Ран, аккуратно преграждая мне путь к отступлению.

– Нет-нет, что вы, – я была сама любезность, – Вам показалось. Всего-то мне повезло, уверяю вас. Новичкам везет!

Брюнет улыбнулся, но не сдвинулся и с места.

– Позвольте и мне насладиться вашей компанией, – мужчина аккуратно взял меня за руку и прикоснулся к ладони губами, а я застыла на минуту, не в силах оторваться от него. Но все же отошла, проморгалась.

– Ох, так поздно-так поздно, – грустно выдохнула я, в то же время извлекая конечность назад. А нечего хватать без спросу, – А, давайте мы с вами в следующий раз поиграем, а? Честное слово, вот, как только я сюда приду в следующий раз, так сразу и сыграем?

Ну конечно, ждите и надейтесь! Ноги моей здесь больше не увидите.

Раэн сердито сощурился и, готова поклясться, его абсолютно черные глаза на миг сверкнули янтарем. Ну, прямо мистика и только. Вот только скорее всего виновата клюковка. Это она, чертовка, играет с моим воображением.

– Прекрасная Лингрен, у меня для вас предложение, и, поверьте, вы абсолютно ничего не потеряете. Слово лорда.

Знает же, змей искуситель, чем соблазнить бедную нищую девочку.

– Я вас слушаю, – протянула я и слегка прикрыла глаза, врожденное любопытство требовало узнать подробности.

– Предлагаю вам сто золотых в случае вашей победы, – будничным тоном, как будто речь идет о газете или чашке чая, предложил Раэнард.

– А в случае проигрыша? – таким же будничным тоном спросила я и внимательно посмотрела на мужчину. Лукавит или нет?

– В случае проигрыша вы будете должны мне самую малость. Лишь поцелуй, не более, – брюнет улыбнулся и наконец-то отошел, позволяя мне решать. Но я уже и не думала уходить. И правда ведь, предложение более чем щедрое. Подумаешь, какой-то богатый дурачок решил потратить часть состояния.

– Значит, в случае моего проигрыша только поцелуй и все? Никаких условий мелким шрифтом? – озадаченно спросила я. Подруги уже были неспособны на мыслительный процесс, поэтому мне было не с кем посовещаться, и я рассчитывала только свой собственный ум.

– Никаких подводных камней, – согласился брюнет, обворожительно сверкая черными очами.

Я внимательно уставилась на незнакомца, отметив, что едва достаю ему до плеча.

– А в случае моего выигрыша? Случаем, никто не будет поджидать меня за углом? Никакая парочка головорезов?

– Нет-нет, что вы, я честный человек, – возмутился Раэн. Как мне показалось, возмутился показательно. Неискренне. Что же ты скрываешь?

– Договорились, – согласилась я и протянула руку, – Играем три партии в кости.

Брюнет победно улыбнулся. Мою руку тотчас пожали, а потом и поцеловали в ладонь.

Сели играть и очень быстро закончили.

Улыбка на породистом лице сменилась крайним удивлением. А еще мужчина словно светился счастьем. Вот дурачок, его же обыграли! Я разгромила нового знакомого в пух и прах.

Вот так. А что? Нечего разбазаривать состояние в игорном доме. Лучше я, чем вон та парочка заядлых игроков, косо поглядывающих в мою сторону. Пометка, домой лучше ехать в экипаже, чем идти пешком.

– Было очень приятно с вами познакомиться, Лингрен, – Раэн в очередной раз поцеловал мою многострадальную конечность, а затем вложил в нее мешочек с выигрышем.

Со мной снова было что-то не так, потому что, готова поклясться, на какой-то миг я замурлыкала. Глубоким гортанным голосом. Все, больше не пью, хватит.

И Раэн это мурлыканье определенно заметил.

Выдали его чрезмерно округлившиеся глаза, а также странный азарт в этих глазах.

Я, уловив филейной частью грядущие неприятности, поспешила удалиться.

Уже почти у самой двери, куда мы с подругами гуськом еле дошли, обернулась.

Раэн следовал по пятам, осторожно, медленно, как хищник на охоте. И сверлил меня задумчивыми янтарными глазами с тонким вертикальным зрачком.

– А-а-а-а! – раздался противный женский визг где-то поблизости, – Дракон!

– Спасите! Помогите! Там драко-он! – раздался истошный мужской визг с другой стороны.

– Мы все умрем! Я не готов умира-ать! – рыдал крупье за покерным столом.

Добрая половина присутствующих попадала на пол, прикрывая руками голову. Наивные, как будто это спасло бы от дракона? Остальные оперативно подоставали все имеющиеся с собой деньги и сокровища, аккуратненько стопочкой положили на пол возле себя и попятились назад.

– Твою ж налево! – ругнулся Раэн, мгновенно потеряв ко мне интерес, развернулся лицом к залу, приподнял руки в примирительном жесте и поспешил объяснить, говоря по слогам, как маленьким детям, – Господа! Я вовсе не собираюсь вас есть или грабить. И вообще, что за дискриминация?!

– Но, ведь “Все драконы свирепые и грозные создания, уважают только силу и редкие экспонаты. Предпочитают съедать или умерщвлять потенциального противника и танцевать на его костях победный танец, забирая себе трофеи”, – наизусть процитировала отрывок из Академического Курса Расс Мерсии одна из напудренных барышень у коктейльного стола.

Дракон возмущенно закатил глаза и выдохнул:

– Ну, откуда! Откуда такие неточные данные? Да и где вы тут видели моего противника?

Сложил на груди руки и сердито уставился на трясущихся игроманов.

Бинго! Вот он мой шанс быстренько ретироваться.

Готова признать, врожденное любопытство требовало, чтобы я осталась и узнала: как же выкрутится этот пройдоха. Однако, врожденная осторожность победила.

Уже через каких-то полчаса я сладко храпела в обнимку с Кло и Хисой, удобно устроив голову на коленях у Трис. Клайд для виду повозмущался, но смиренно лег спать на полу. Вот тебе, получай!

 

 

Глава 4: О новом и старом знакомом

 

Из клоповника под названием “У пегаса”, в коем я, не щадя себя и свои нервы, пребывала последние месяцы, наконец-то удалось съехать.

Словно гора с плеч! Даже и не верилось, иной раз хотелось ущипнуть себя, удостовериться, что это вовсе не сон.

Я возродилась, посвежела. Даже пританцовывала от счастья и не побоялась напоследок совершить неслыханный для леди поступок: высказать управляющему все, что я о нем думаю. Целая череда эпитетов вышла, знатная и продолжительная. Знаю, скажете, что не нужно было опускаться до грязных выражений. Может быть, но в тот момент манеры оставили меня. А нечего руки распускать!

Я была вольна, как птица, вырвавшаяся из клетки, упорхнувшая в райские края. Душа пела.

Если, конечно, не обращать внимания на настойчивые магосвитки от уважаемого папеньки. Впрочем, ерунда. Родитель как обычно требовал немедленно явиться в отчий дом и спешно выйти замуж. Успешно делала вид, что ничего не замечаю, свитки сжигала. Знаем, проходили. Папенька настойчиво пытался выдать меня замуж чуть ли не с пеленок, однако, договорные браки запретили в мои пятнадцать. Повезло, иначе уже давно бы была женой какого-нибудь высокопоставленного старика.

Один из свитков я все же сподобилась прочитать, но ничего нового не узнала, текст не менялся годами.

Вот и написала в ответ: “Дорогой, обожаемый папенька! Хотите замуж– выходите, а мне и так прекрасно. Любящая до глубины души, сердца и прочих органов, дочь, Лингрен Астрид Азалия”.

Более того, до экзаменов оставалось всего ничего. А это значит, что уже можно было подыскивать жилье в квартале артефакторов и рассматривать более интересные вакансии. На будущее. Уж теперь-то на работу меня буду обязаны принять, с моими высокими показателями и отзывами. Да что там – с руками оторвут. Потому жить мне нужно поближе к потенциальной работе.

Но не тут-то было!

Стоило присмотреть квартиру и договориться с демонессой-риэлторшей о ее посещении, как жилье тут же оказывалось куплено. Уму непостижимо!

Когда три квартиры увели прямо у меня из-под носа, я еще была спокойна. Уговаривала себя, что недвижимость нынче нарасхват. Такое уж время, да и в таком-то престижном районе.

На шестой квартире у меня нервно задергался глаз, и я решила поговорить с демонессой лично. Заявилась в офис риэлтерского бюро “Рай не в шалаше”.

Красноокая рогатая девица улыбалась натянуто, казалось, скоро треснет от напряжения, однако, приняла.

– Мне очень нужно жилье в этом районе, – я улыбнулась и обвела на карте несколько городских кварталов.

Демонесса с минуту постукивала красными коготками о столешницу, а потом, ни слова не говоря, начала выполнять свои обязанности. Но не клеилось.

Стоило ввести в мехпутер мои персональные данные и приложить слепок ауры, чтобы задать параметры поиска, как квартира оказывалась куплена. Любая! Дорогая, дешевая.

На восемнадцатой у меня просто сорвало тормоза. Подчистую.

Подумать только!

Я ведь добрая домашняя девочка, люблю розовый цвет и маленьких щенят… А тут. Как в тот раз, когда Сержио бросил меня, из носа повалила тоненькая струйка пара, а на кончиках пальцев засверкали искорки.

Демонесса опасливо спряталась под столом.

– Дорогуша, сами видите, я тут абсолютно не при делах, – раздался из-под стола низкий демонический басс.

Пришлось взять себя в руки, успокоиться и начать искать другие пути решения проблемы. Не может же быть все так плохо? Кто-то обязательно выручит. Вот только я не знала, кто сможет помочь в таком непростом вопросе.

Однако, день был хороший, погода и вовсе замечательная, а потому казалось, что решение совсем близко.

Ответ вдруг пришел сам собой, когда я злой фурией пробегала мимо Мэрии Марситаля.

– Господин мэр! Я буду жаловаться! – я влетела в крохотный кабинет, словно смерч. Техноведьма, то есть я, была на взводе. Еще немного и впала бы в отчаяние, разревелась бы в три ручья и залила бы тут все горькими слезами.

Абсолютно седой пожилой мужчина насупился на миг, разглядывая непрошеную гостью. Возрастом он, скорее всего, был намного младше папеньки, но ведь по законам Мерсии на руководящие должности брали только людей. А еще лучше, чистокровных. Их вообще с руками отрывали! Жили они, правда, мало. Но в этом и была их прелесть.

Стоило мэру увидеть мою физиономию, готовую вот-вот разреветься, как он сдвинул с носа тяжелые роговые очки. Затем отложил папку в сторону, тяжело вздохнул и с видом мученика сказал:

– Слушаю.

– О, благодарю вас! Вы моя самая последняя надежда на справедливость в этом мире! – пролепетала техноведьма. Слезы в глазах немного подсохли, а сама я направилась поближе к столу.

И как всегда мне крупно повезло. В наихудшем значении этого слова.

– Лин, золотце, какая встреча! – раздался противный и ни капли не притягательный, как я раньше думала, голос Сержио.

От отвращения я скривилась и на какой-то миг впала в ступор. Правда, быстро отошла. И поняла: вот причина всех моих бед.

Развернувшись на каблуках, увидела бывшего жениха, вальяжно развалившегося в глубоком кресле.

На коленях у него пошло распластавшись сидела длинноногая платиновая блондинка в розовом платье формата мини. Очень похожем на мое собственное, к слову. В голову закралась смутная мысль: уж не мои ли вещи на этой дамочке? И босоножки в камнях Воровски очень похожи…Хотя, возможно, это у Сержио предпочтения делать всех своих девушек одинаковыми.

– Детка, ну что же ты стоишь, присаживайся, – оборотень приветливо указал на свое освободившееся левое колено, пересадив блондинку на правое.

Я брезгливо отошла подальше от казенной коленки, а вдруг она заразная? И начисто проигнорировала высказывание бывшего. В голове крутилась целая сотня язвительных ответов, но врожденная осторожность заставила прикусить язык. Снова повернувшись к мэру, жалостливо всхлипнула:

– Творится беззаконие и произвол! – еще и руки картинно заломила для пущего эффекта. Эффект превзошел все ожидания, потому что мужчина за столом с интересом посмотрел на меня и снова сказал:

– Слушаю! – и нацепил очки обратно на нос.

Довольная маленькой победой, я в двух словах описала ситуацию с жильем. Старалась не углубляться в злоключения за последние полгода и изредка настороженно поглядывала на довольного до жути Сержио. Столько времени прошло, а у меня в голове так и не укладывалось его предательство. Обида застилала взгляд, но гордость помогала сомкнуть челюсть и не проронить лишних слов. А он, гад, того и жди, только ухмылялся да ощупывал свою новую игрушку. У которой на левом запястье, к слову, сверкал и искрился драгоценными камнями роскошный помолвочный браслет. Целое состояние, наверное, стоит.

Наконец, рассказ мой был завершен. Господин мэр вопросительно посмотрел сквозь очки на Сержио:

– Это правда?

Бывший деланно удивленно пожал плечами, делая вид, словно он вообще не в курсе моих бед, и развалился еще вальяжнее:

– Господин мэр, ну кому вы поверите: какой-то уличной девке или мне, наследнику могущественного клана?

– Госпожа… Эмм, уважаемая... – мэр посмотрел на меня, подбирая выражение.

– Леди Лингрен Астрид Азалия, – представилась я и подала приветственно руку. Мэр посмотрел на меня, на руку, пожал ее, затем снова заговорил:

– Астрид Азалия, значит. Опальные герцоги и потомственные некроманты. Хм. Наслышан.

Я покраснела.

Опальным наш род стал когда-то давным-давно, когда дед или даже прадед по студенческой пьянке поднял королевское кладбище. Да, всех мертвецов, конечно, упокоили, но, королевская семья некромантского юмора не поняла и не простила. Вообще говоря, никто не любил некромантов. Более того, их всегда боялись и предпочитали не иметь с нами дел. Ну еще бы, кто как не некроманты, мог поднять умершего, выведать всю правду, а из самого поднятого сделать боевого зомби? А мне еще и от матери ко всему прочему достались сомнительные таланты, вроде искорок на пальцах и пара из носа. Отец и сам не знал, что с ними делать. Или не хотел об этом думать, старательно игнорируя любое проявление магии огня во мне. Наверное, поэтому я и пошла в артефакторы. Некромантом стать побоялась, слишком уж их гнобили, а мамино наследство почти не проявляло себя. А уж если и проявляло, то бесконтрольно и разрушительно. Нечего рисковать. Зато артефактором быть всегда почетно, на хлеб заработать можно, да и больших магических сил не нужно.

– Я дипломированная техноведьма, знаете ли! – обиженно засопела я, – Ну, почти дипломированная, осталось сдать экзамены и получить лицензию на практику.

Мэр ухмыльнулся на мгновение, а затем укоризненно посмотрел на Сержио:

– Значит, все эти двадцать с лишним квартир, вы умыкнули из-под носа у леди? – мужчина вопросительно выгнул бровь, ожидая объяснений бывшего.

Наследный Аскольд обворожительно улыбнулся во все сорок зубов:

– Ну что вы, я и не думал! Все операции купли-продажи – работа моего секретаря.  К тому же, вы же знаете, недвижимость дорожает. Это отличное капиталовложение!

– В этом я с вами согласен, – задумчиво произнес господин мэр и почесал щербатый нос, – В таком случае, было бы справедливо, если бы одна из вышеупомянутых квартир была перепродана леди с выгодой для вас.

– Нет уж! – сердито гаркнула я.

– Я согласен! – перебил меня Сержио, – Сотня золотых и апартаменты близ Комиссарского Участка на окраине Гильдийного центра.

– А ты не офонарел, Сержио? – взвизгнула я, – Той квартирке пять золотых красная цена! Ну ладно, десять! Но ни стекляшкой больше! Да там драки под окнами каждый день будут!

– Мое предложение в силе еще... – оборотень показательно посмотрел на наручные часы, – Две минуты. Затем я буду вынужден вас покинуть, дела, знаете ли.

– У меня нет слов! – разочарованно выдохнула я.

– Предложение, конечно, крайне невыгодное для вас, но, учитывая, что десять процентов пойдут в казну, я возражать не буду, – резюмировал мэр и довольно откинулся на спинку кресла. Я сердито прищурилась.

– Девяносто золотых и ни стекляшки сверху.

– По рукам, – Сержио хитро подмигнул, достал из кармана заранее приготовленные ключи и бросил мне. Я передала мешочек с монетами.

– Твою ж налево, – без настроения подумала я, – Надо было еще поторговаться.

– Забери себе на булавки, душа моя, – оборотень брезгливо передал деньги невесте, на что она глупо похлопала длинными ресницами и томно облизала розовые губки.

Злая, как стая низших демонов, я покинула мэрию и направилась в сторону своего нового жилья.

Знакомая демонесса помогла в кратчайшие сроки оформить договор купли-продажи и все сопутствующие документы. Как мне кажется, не столько в силу любви к профессии, сколько из желания поскорее скрыться долой с глаз моих. Уж больно ясно помнилось ее бегство под стол, что для демонов страшный позор.

– Обращайтесь, – грозным басом сообщила красноокая девица, будто говоря абсолютно противоположное и походкой от бедра убралась восвояси.

– И этот клоповник мой дом!? – я хмуро обошла скромную, повидавшую жизнь квартирку,  – Зато без пап и кредитов.

Хотя, о чем это я? Кредит бы мне никто и не дал.

За неделю натирания полов и покраски стен, клоповник быть таковым перестал.

Помогли мне в этом, конечно, мои любимые Кло, Трис и Хина. Их кавалерам тоже досталось по полной программе.

Тараканов травили в несколько этапов, но, кажется, сработало.

– Что бы я без вас делала, девочки! – вздохнула уставшая и вымотанная я, присаживаясь на краешек дивана, который Кло любезно сохранила для меня. Три девицы простонали что-то нечленораздельное в ответ и принялись мученически вздыхать.

– И хватит вздыхать! Считайте, что вы занимались своим любимым худитнесом! Сбросили лишние сантиметры с талии и сэкономили при этом.

Три пары глаз осуждающе уставились на меня.ф

– Что? – спросила я.

Трио принялось тихо ворчать. Я сделала вид, что ничего не слышу и тоже прилегла.

В какой-то момент сама не заметила, как заснула.

Внезапно, сон мой потревожили. В дверь постучали.

Я конечно же проигнорировала.

В дверь постучали еще раз, но уже настойчивее.

– Кого там принесло? – прохрипела спросонья Хина.

Я никого не ждала, а потому с чистой совестью крикнула:

– Никого нет дома, приходите завтра, – и накрыла голову подушкой.

В дверь заколотили.

– Иди, – спихнула меня с дивана Кло.

Зевая и потирая глаза, я поплелась к двери. Открыла, на свою голову.

– Здравствуйте, прекрасная Лингрен, – с удивительно дружелюбной, но, тем не менее, ужасно клыкастой улыбкой на лице, поздоровался дракон. Черные глаза на миг азартно сверкнули янтарем.

В голове вспыхнули мысли: “дракон, чтоб его” и “бежать”.

Сон как рукой сняло. Что ему надо? Зачем пришел?

В панике, быстро захлопнула дверь, прищемив случайно мужскую ногу.

За дверью послышалось сдавленное шипение и ругательства.

– Лингрен, открывайте, – снова раздалось из-за двери, ласково так. Меня заколотило.

– Я заболела кхе-кхе, – показательно покашляла, – Вам лучше уйти, а то еще заразитесь.

За дверью раздался тихий смешок:

– Ли-ингрен, – протянул дракон, смакуя каждый звук, меня от этого озноб пробрал, – Я дракон, как вы успели заметить. Драконы не болеют. Человеческими болезнями, по крайней мере. Или вы хотите меня удивить?

– А вдруг вы меня съедите? – пошла в наступления я.

– А вдруг не съем? – казалось, его это забавляло.

– И вообще, я не девственница! – казалось, это был мой последний козырь. Как писали в книгах, драконы были существами тонкой душевной организации и предпочитали есть на завтрак именно девственниц, но брезгливо отпускали жен и матерей. Скажу честно, ответ дракона завел меня в тупик:

– О, так это предложение? Я и не мечтал, что мы так быстро сменим плоскость общения, – и рассмеялся.

– Издеваетесь? – взвыла я.

– Именно, – согласился дракон.

Аргументов у меня не нашлось, зато очень сильно захотелось проредить одному весьма наглому дракону зубы. Чувствуя, что вместо страха уже вовсю злюсь, решила расставить все точки над и. Набросила длинный шелковый халат, в руку взяла тяжелую механическую метлу, открыла дверь и свободной рукой указала рептилии в сторону кухни.

– У вас миленько, – заметил Раэнард, быстро оглядываясь.

– Скажу сразу, монеты ваши я не отдам, я их выиграла. И вообще, их уже нет, – и с вызовом посмотрела дракону прямо в глаза.

– Какие монеты? – пожал плечами Раэнард и подошел вплотную ко мне, – Я пришел к вам, Лингрен.

Высокий, гибкий, мощный, он слегка склонил голову, тяжело раздувая ноздри, вдыхая воздух возле моих волос.

– А что это вы меня нюхаете? – испугалась я, схватив метлу обеими руками и делая шаг назад, – Вы меня пообещали не есть!

– Разве я обещал? – Раэнард хитро прищурился, развернулся на каблуках и быстро прошел в кухню, примостившись на подоконнике. Я, конечно, хотела ему сказать, что подоконник только пару часов как покрасили, но, прикусила язык, решив, что это будет моя маленькая ему месть: пусть пощеголяет белым задом по пути отсюда.

Поплотнее прикрыла дверь на кухню, чтобы не разбудить девочек, завела механизм чайного аппарата и уселась на одинокий табурет.

– Я вас слушаю, – сухо сказала дракону холодным официальным тоном. Мехническую метлу так и не выпускала из рук. Мало ли, вдруг меня попытаются съесть, хоть будет чем отбиваться.

Гостя мой сухой тон не расстроил, напротив, он все так же продолжал улыбаться.

– Совершенно случайно я проходил мимо… – начал Раэнард.

– Совершенно случайно?  – удивилась я.

– Может и не совсем случайно, – согласился мужчина.

– Так вы пришли меня съесть? – сердито спросила я.

– Ну что вы, – улыбнулся Раэнард.

– Может, вы маньяк? – предположила я.

У дракона округлились глаза.

– А зачем еще вам искать меня?

– Может, чтобы получить свой поцелуй? – предположил дракон.

– Какой еще поцелуй? – вскинулась я, – Я выиграла, а значит ничего не должна.

Раэнард хитро улыбнулся и встал с подоконника, подошел ко мне и наклонился к самому уху:

– Дракона невозможно обыграть, прекрасная Лингрен, – тихо шепнули мне, – Разве что вы сама дракон, о чем вы были бы в курсе. Или на вас был артефакт. Вы же артефактор, дорогая. Признавайтесь.

– Какие еще артефакты! Да это врожденный талант!

Ошарашенная и возмущенная такими несправедливыми обвинениями во вранье, я чуть не подавилась и резко подскочила с места, больно ударив мужчину лбом в нос.

– Ай! – вскрикнул Раэнард и прикрыл лицо ладонями.

– Ой, простите! – испугалась я. Ну надо же, своей чугунной головой сломала мужчине нос.

– Дайте я посмотрю, у меня где-то был заживляющий артефакт.

Раэнард беспрекословно подчинился и позволил мне его рассмотреть, послушно опустив голову. Взяла его за подбородок и с минуту рассматривала ровный, ни капли не покрасневший, нос. Вот притворщик! Мужчина дышал тяжело, но тихо. Словно боялся спугнуть. Сама не заметила, как утонула в черных, словно омуты, глазах, переместила взгляд на пухлые губы. Которые были все ближе и ближе. Мужчина коснулся моих губ бережно и аккуратно, слегка обнял за талию одной рукой, а второй зарылся в скомканные рыжие волосы. Углубил поцелуй.

Тут вдруг до меня дошло.

Я целуюсь с драконом!

Как ошпаренная отскочила от Раэнарда:

– Это что вот только что было? – сердито спросила я.

– Драконья магия, – абсолютно честно ответил довольный мужчина и беззаботно пожал плечами.

– Ах, драконья магия? – возмутилась я.

– Я привык возвращать долги вовремя. Но, обещаю, следующий поцелуй долгом не будет, – и сделал шаг ко мне. Я попятилась спиной, пока не наткнулась на стену.

– Да как можно! И вообще, я вас впервые вижу! – принялась защищаться, вспоминая все возможные доводы и аргументы.

– Говоря откровенно, это вторая наша встреча, – дракон победно улыбнулся и оперся ладонями о стену вокруг моей головы.

– Я буду кричать! – решилась на угрозы. Хотя, угрозы ли?

– Конечно будете, дорогая, но не здесь и не сейчас, – на краткий миг драконьи глаза снова сверкнули янтарем, а я поняла, что, действительно, кричать не буду. И тут же задумалась, а почему это я не буду кричать?

– Снова драконья магия? – с прищуром спросила я.

– Возможно, – уклончиво ответил дракон и припал к моим губам.

Коленки задрожали, в голове зашумело и я, абсолютно не понимая, что творю, ответила на поцелуй. Крепко обняла Раэнарда обеими руками, зарывшись в мягкие черные волосы, упустив, конечно же, свое орудие– механическую метлу.

Бам-ц! Раздался грохот тяжелого механизма об пол.

Послышался топот.

– Лин, что случилось? – пискнула испуганная Хина, влетевшая в кухню.

– Тут какой-то мужик посторонний?! – гневно прошипела следующая за ней сонная Трис, – Да он же душит нашу Лин! Девочки, в атаку!

– Стойте, глупые! – попыталась остановить подруг Кло, – Никто никого не душит!

Но, девочек остановить было не так-то просто, а уж когда они вбили себе что-то в головы, вообще никак.

На Раэнарда посыпались магические удары вперемежку с интерьером моей многострадальной квартирки. Мужчина вздохнул, сгреб меня в охапку, закрывая от возможных тумаков, прижал к груди и дал девочкам выдохнуться и успокоиться.

Совсем скоро уставшие и изрядно истратившие резервы техноведьмы безвольными кулями свалились на пол.

– Да, его так просто не возьмешь, – резюмировала побледневшая Хина.

– Это просто ты, балбесина, техноведьма, а не боевик, – пихнула ее локтем Кло, – Лин, все нормально?

С совершенно глупой улыбкой я выпуталась из цепких драконьих рук и поспешила успокоить защитниц:

– Девочки, меня никто не душил. Честно. А вот я сама была бы не прочь кое-кого задушить! – и посмотрела с упреком в сияющие янтарем глаза, – Драконья магия, значит?

– Вовсе нет, – улыбнулся Раэн, – Второй поцелуй был по обоюдному желанию!

И мурлыкнул, как самый настоящий кот.

Девочки опешили.

Три пары глаз с укором взглянули на меня, затем на дракона.

– Так, нам пора, – заключила Кло, – Даже не думайте обижать нашу Лин.

Это уже было Раэну.

– И в мыслях не было, – улыбнулся чешуйчатый, быстро отсалютовал подругам, развернулся на каблуках и вернулся на излюбленный подоконник, – У меня для вас предложение, Лин.

– Какое? – хитро прищурившись спросила я.

– Крайне выгодное, – продолжил дракон.

– Ближе к делу, – я сложила руки на груди и присела на табурет.

– Я совершенно случайно узнал, что вы ищите работу, – начал издалека Ран.

– Ах, что вы говорите, – я показательно покачала головой, – Совершенно случайно, значит?

– Именно, – с самым честным выражение лица согласился дракон.

– Допустим, – согласилась я, – И что же вы хотите предложить? Ведь вы хотите чего-то?

Раэн с минуту смотрел на меня немигающим янтарным взглядом, видимо, обдумывал что-то. Затем, мужчина изящно спрыгнул с подоконника, стал передо мной на одно колено и принялся шарить по карманам. Что-то упорно не желало находиться.

– Нашел! – наконец-то искомое обнаружилось в заднем кармане брюк. В мою сторону протянули руку, со сжатой в ладони находкой. Дракон прочистил горло, еще разок сверкнул янтарными очами и абсолютно серьезно сказал:

– Прекрасная Лингрен Астрид Азалия, я был сражен вами в самое сердце, сражен наповал. Вы тронули струны моей души и заставили воспарить над холодным миром одиночества. Окажите мне честь, станьте моей женой!

В раскрытой ладони оказался тонкий черный браслет. И всего-то? Впрочем, для символического предложения было достаточно.

У меня округлились от неожиданности глаза.

– Э-э-эм, что, простите? – переспросила ошарашенная я.

– Женой, – повторил дракон, затем вздохнул и добавил, – Временной. Фиктивной, если изволите. По контракту.

Вот зря это он про контракт.

Ой, как зря…

У меня нервно дернулся глаз.

Рука сама собой потянулась к столу: нашарить что-то тяжелое и тупое, дабы скорейшее умерщвление одного не в меру наглого дракона помогло мне снять стресс.

Видимо, выражение лица у меня было слишком грозное, потому что Раэнард схватил механическую метлу с пола, встал и предусмотрительно отошел на пару шагов.

– Лингрен, моя прекрасная Лингрен, с вами все хорошо? Может, чаю? – сама учтивость, чтоб его. В моем-то доме!

– А не пойти бы вам… – зло прошипела я, приближаясь к дракону.

– Куда? – мрачно уточнил он.

– В дом терпимости! Там ваше предложение придется как раз по вкусу!

– Как интересно, – задумчиво пробубнил мужчина себе под нос, внимательно осматривая меня. По пару из носа я догадалась, что скорее всего искрюсь и лучше бы поблизости был огнетушитель. Так, на всякий случай. Квартирка чай не казенная, а моя, добытая непосильным трудом, выстраданная, так сказать.

– Ах, вам интересно?

– Лингрен-Лингрен, дорогая, вы все неправильно поняли, – поспешил пояснить дракон, достал из внутреннего кармана небольшое самопишущее перо с блокнотом и сделал заметку, – Если бы я хотел того, о чем вы подумали, я бы точно не предложил контракт и помолвку. Посудите сами, зачем мне такие сложности?

И улыбнулся, так искренне и очаровательно.

И я, как самая настоящая дура, взяла и улыбнулась в ответ.

– Хватить тут свою магию разбазаривать налево и направо! – рявкнула техноведьма, когда поняла, почему улыбка никак не желает сходить с лица. Дракон слегка наклонил голову набок:

– Вы удивительная, простите, не смог удержаться, – и в защитном жесте прикрылся механической метлой, паршивец.

– Уверяю, все до единого пункта в контракте докажут, что я никоим образом не желаю вам зла, – принялся оправдываться Раэнард, – К счастью, он у меня с собой, и вы лично можете в этом убедиться.

И легким движением руки материализовал абсолютно черный свиток.

– Черный?! Да ладно! – только и подумала я. Драгоценнейший папенька имел особую любовь ко всему черному.

– Цвет рода, – невозмутимо ответил мужчина на мой немой вопрос.

Видимо, природное любопытство сыграло со мной злую шутку, потому что, я сперва схватила свиток, а уже после подумала: ну вот зачем я его взяла?!

Пробежала глазами по белым строкам. Действительно, мне абсолютно ничего не угрожало, но как-то уж слишком подозрительно. Более того, абсолютно все аспекты семейной жизни регулировались пунктом двенадцать, в котором говорилось “Строго по обоюдному желанию”. А уж сумма вознаграждения была просто заоблачной. Я задумчиво почесала нос.

– И зачем же вам понадобилась жена? – решила уточнить причину такого щедрого предложения.

Мужчина обезоруживающе улыбнулся:

– Ничего криминального, пустяки, – драконьи глаза азартно горели янтарем, а зрачки красноречиво вытянулись, – Всего-навсего нужно убедить главу моего клана в том, что я нашел свою пару и счастливо женат.

– И ради чего, позвольте узнать, вам так резко понадобилось убедить сородичей? – не унималась я.

Дракон загрустил:

– Причин несколько. Боюсь, все сразу озвучить я не могу, только после подписания контракта, ради вашей же безопасности, – самые честные в мире глаза смотрели мне прямо в душу. Но я была неумолима.

– Мой ответ нет! – я сердито нахмурилась и сложила руки на груди. Достали они меня своими контрактами!

Раэнард, однако, лишь хитро улыбнулся, плавно развернулся и направился к выходу:

– Подумайте, прекрасная Лингрен.

Мужчина вышел, аккуратно захлопнув дверь, а я припала к окну.

Гордый, статный, гибкий, дракон изящно вышагивал прочь от моего дома, сверкая на всю улицу белой краской чуть пониже спины.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям