0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Не проси отозваться в ночи (эл. книга) » Отрывок из книги «Не проси отозваться в ночи»

Отрывок из книги «Академия пяти башен. Не проси отозваться в ночи (#2)»

Автор: Радион Екатерина

Исключительными правами на произведение «Академия пяти башен. Не проси отозваться в ночи (#2)» обладает автор — Радион Екатерина Copyright © Радион Екатерина

Небо над Валандрией заволокло тучами, порывы холодного осеннего ветра поднимали на улицах облачка пыли. Раульфан Жерро обессиленно лежал на постели, прижимая к груди девичье платье. Оно еще хранило слабый аромат своей похищенной хозяйки.

Ран резко поднялся, распахнул окно и посмотрел в темное небо. Шум дождевых капель, разбивающихся о магический полог, едва долетал до окон маленькой таверны. Магу техники казалось, что небо плачет вместе с ним. Возможно, если бы дождь омывал улицы города, Раульфан вышел бы наружу, подставил лицо под тугие струи и позволил себе слабость, пустил скупую, но оттого не менее ранящую, мужскую слезу.

Но внизу было сухо. Ран с тоской смотрел вдаль, гадая, где же именно спрятали Илавин. Судьба остальных десяти девушек его, конечно, волновала. И по долгу службы он бросился и на их спасение. Но сейчас именно Всеукрывающая Длань не давала ему сорваться с места, ринуться на поиски, словно охотничьему псу… Длань не давала наделать глупости. Раульфан понимал, что если мать и тесть ничего не придумали, то им с Тэмлаэ, неоперившимся птенцам, тем более не стоит рубить сгоряча.

В дверь постучали, Ран вздрогнул и поспешил положить платье Илавин на постель, чтобы никто не видел его слабости. Стук повторился, и маг техники, недовольно ворча под нос, нехотя повернул ключ в замке.

— Ну наконец-то! — разочарованный голос Тэмлаэ донесся до него словно из другой вселенной.

— Что “наконец-то”? — ворчливо переспросил Раульфан, но подругу все же пропустил.

От его взгляда на утаилось, что к груди девушка прижимала Кактум, важно восседавший в новом горшке.

— И зачем ты притащила это? — зеленый монстр стал немым укором, напоминанием о том, что даже этот не-человек находился рядом, в час беды. А его, мужа, не было.

— Чтобы он за тобой присмотрел. Я провела несколько тестов, наш дорогой зеленый друг не подвержен воздействию на разум, — улыбнулась жрица.

— Ага, потому что его у него нет! Разума в смысле!

— Я бы попросил! — недовольно вклинился Кактум, потрясая рукой.

— Ран, боюсь, ты не прав. Он, конечно, не претендует на гениальность, но интеллект выше среднего. Я бы такими… друзьями не разбрасывалась. И тебе не советую.

Жрица опустила увесистый горшок на стол и провела ладонью по иголкам. Ей показалось, что Кактум на мгновение превратился в кота и заурчал.

— Хорошо, я не прав. Так зачем ты притащила его сюда? Тебе же нравится с ним общаться?

— Ох, ты меня совсем не слышишь, — Тэм подхватила подол юбки, крутанулась вокруг своей оси и танцующей походкой подошла к Раульфану. — Ну-ка посмотри мне в глаза.

Маленькой изящной ладошкой она взяла его за подбородок, покрывшийся колючей щетиной, и всмотрелась в его лицо. Ответом ей послужил усталый взгляд покрасневших глаз.

— Ясно… — недовольно буркнула себе под нос Тэмлаэ.

— Что тебе ясно? — спросил Ран, не чувствуя в себе сил даже мотнуть головой, чтобы сбросить девичью ладонь.

— Слишком много нервничаешь. Ты ведь знал, что не уследишь? Знал. Как знал и то, что единственный предполагаемый способ ее спасти — затащить в постель. Тебе даже все карты для этого в руки дали, Ран. Но ты решил вести себя как рыцарь. Это твой выбор.

В глазах мага техники вспыхнули яростные огоньки. Он схватил жрицу за руку и притянул к себе, прижимая второй рукой. Тэм невозмутимо смотрела ему прямо в глаза. Ран криво усмехнулся, нагнулся и шепнул ей прямо на ухо:

— Нет ничего хуже насилия. Не важно, убедил бы я ее силой или словами, это не решение Илавин. И если она считает, что… что я достоин всего пары поцелуев, значит, я действительно достоин пары поцелуев и не прикосновения больше. Тэм, она ненавидит меня.

— С чего ты взял? — ровным голосом спросила жрица, чувствуя некоторую неловкость от ситуации, но старательно не подавая вида.

— Она сама это написала, — криво усмехнулся Ран и достал из нагрудного кармана клочок бумаги, пробежался еще раз глазами по ранящим словам и шумно выдохнул. Он слишком много брал на себя, слишком много решал за нее, вот и поплатился, глупец.

— И ты веришь какой-то бумажке? Раульфан… я думала, ты более разумный товарищ. А выходит, что мозгов у тебя, как у Кактума.

Кактус, стоящий на столе, довольно захохотал. Ран бросил на него гневный взгляд, но усталость брала свое, и драться с колючим монстром он не стал.

— Хорошо. И что же думает великая жрица Десяти? — устало спросил маг техники, падая в ближайшее кресло.

Глаза начинало покалывать от усталости. Хотелось зарыться под одеяло, укрыться им с головой и уснуть. И чтобы утром Илавин вернулась, а все произошедшее оказалось глупым розыгрышем, проверкой его чувств.

— Великая жрица Десяти считает, что выводы надо делать исключительно по поступкам. Сказать и написать можно все, что угодно. Но если ты не хочешь что-то делать, то долго притворяться не выйдет. Когда-нибудь ты поймешь это, Раульфан Жерро. Главное, чтобы не было слишком поздно. А теперь ложись спать. По-человечески, в постель. Кактум присмотрит за тобой. Не делай глупости, я знаю, ты можешь.

 

Тэмлаэ взяла его за руку, помогла подняться и дойти до постели. Под ее строгим взглядом Рауль принялся расстегивать маленькие пуговки рубашки. Пальцы слушались плохо, хотелось послать все к Сизому и завалиться спать как есть, не раздеваясь. Но стоящая рядом жрица подгоняла его самим своим присутствием. Он устал настолько, что не заметил, как Тэми развернулась и едва заметной тенью выскользнула из комнаты. Стоило голове коснуться подушки, как Ран провалился в вязкий сон без сновидений.

Кактум на столе недовольно покачал головой, подвинулся ближе к окну и принялся бдеть. Его откровенно забавляла эта игра в шпиона и внимательного охранника. Если бы он мог, то маршировал бы с воображаемым ружьем, но кактус понимал, что это плохая идея: он обязательно разбудит мужа хозяйки, а тот явно не будет доволен...

Хвост первый. Утро придет сквозь сон

Тэм осторожно прикрыла за собой дверь и устало потерла виски. Похищение Илавин спутало все ее планы. Чихнув, жрица вздрогнула от бодрого пожелания:

— Будь здорова, Любимица.

Вздрогнув, жрица резко обернулась, инстинктивно пропев заклинание щита. Едва заметная пелена тут же окутала ее с ног до головы, вселив ощущение уверенности.

— Да, не зря ты Любимица, — хихикнула в кулачок сидящая на подоконнике рыжая девочка.

— Мы знакомы? — сухо поинтересовалась Тэмлаэ, невольно напрягаясь.

Было что-то в незнакомке такое, отчего по спине пробегали мелкие мурашки. Не вязался с ее образом девочки-бродяжки с изодранной юбкой и взгляд довольного жизнью человека. И Тэм не нравилось это ощущение неискренности.

— Нет, — рыжая улыбнулась, подбросила в воздух монетку, ловко поймала ее и показала жрице: — Герб. Ты можешь задать вопрос.

— Кто ты? — тут же спросила Тэм, прикусив язык. Если неизвестная ответит честно, а часто в таких играх требованием было отвечать именно честно, то можно узнать что-то более полезное!

— Меня зовут Кассандра, — улыбнулась девочка, обхватывая себя за плечи, словно ей холодно. — Мы с тобой работаем на одного Мастера, точнее, Мистрис. Имя Эльтиша тебе же знакомо?

Рыжая сладко потянулась, зажмурившись, а Тэмлаэ подумала, что это идеальный момент для нападения. Вот только ссориться с Мистрис ей не с руки.

— Темная Ночь не любит, когда ее называют по имени. Если она и твоя… начальница, то тебе должно быть об этом известно, — мягко поправила новую знакомую жрица.

— И что? Я вот не люблю маслины и оливки, но повар ради меня не будет убирать их из меню. Итак! — рыжая озорно подмигнула и вновь подкинула монетку. — Ну вот, опять герб. Спрашивай, Любимица.

— Почему ты называешь меня любимицей? — недовольно спросила Тэм, почувствовав себя свободнее. Она слышала несколько историй о Кассандре, и игры она любила. Даже слишком!

— Потому что так говорит Мистрис Эльтиша. Она считает, что ты весьма талантливая жрица, — Кассандра вновь подбросила монетку. — Решка! Моя очередь спрашивать!

Глаза девочки лихорадочно заблестели, словно она получила не возможность задать вопрос, а по меньшей мере несколько золотых.

— Спрашивай, — Тэм недовольно дернула плечами и опустила магический щит. Кассандра не представляла опасности.

— Ты знаешь, куда увели Илавин Аварро, дочь Годрана Аварро? — серьезным голосом спросила Кассандра, глядя прямо в глаза Тэмлаэ. — Кстати, да, забыла предупредить. Врать ты не сможешь, даже несмотря на твою хваленую жреческую волю. Этот артефакт, — она покрутила монетку между пальцами, — из другого мира. Он работает по другим правилам. Я ответила на два твоих вопроса. Поэтому ты обязана ответить на мой. И так как я предельно искренна, то и тебе придется. Правда, здорово?

Тэмлаэ нахмурилась. Ей до последнего хотелось верить, что слухи про странную Кассандру, которая любит играть в странные игры, не были правдой. Обычно эти игры плохо заканчивались. Не для Кассандры, а для тех, кого она выбирала своими жертвами.

— Я уже отвечала на этот вопрос. Если ты его задаешь, значит, ответ ты уже знаешь? — попыталась уйти от ответа Тэм.

Живот жрицы тут же скрутило от неприятной боли, она нахмурилась, но вида не подала, хотя сложно сохранять невозмутимость, когда по ощущениям изнутри тебя грызет голодная крыса.

— Попытка отвечать вопросом на вопрос тоже не нравится артефакту. В следующий раз боль будет сильнее. Лучше ответь. Я ведь не желаю тебе зла, — хищно улыбнулась Кассандра.

Ее мимика настолько разнилась со словами, что по спине Тэмлаэ пробежала армия мурашек, заставив жрицу неприятно поежиться.

— Я не знаю где находится Илавин Аварро, дочь Годрана Аварро. Поверь, этот вопрос волнует меня не меньше, чем Длань, — сухо ответила жрица, с облегчением почувствовав, что боль ушла.

— Вот так бы сразу, — улыбнувшись, прокомментировала Кассандра, бережно спрятав монетку в нагрудный карман жилетки.

— Все, наигралась? — недовольно спросила Тэм, ей показалось, что ее просто нагло использовали.

— Я с дороги, знаешь ли. Туда-сюда, в Орден и обратно… это тяжело, даже если тебя телепортируют, — девушка сладко потянулась, прикрыв ладошкой рот. — А они еще хотели, чтобы Касси выросла. А Касси им говорит, что надо сначала поесть. А они такие отвечают, что есть некогда… и отправили на голодный желудок.

Кассандра недовольно поджала губы, спрыгнула с подоконника, смешно упав на четвереньки. Глянула на жрицу, ловко поднялась и сорвалась на бег, только каблучки застучали по коридору.

“Неугомонная!” — немного раздраженно подумала Тэмлаэ. Собственная слабость и усталость злили жрицу. Впрочем, в озвученном желании Кассандры поесть был один плюс: Тэм тоже вспомнила, что пришло время подкрепиться.

Царственно расправив плечи, Тэмлаэ медленно спустилась по широким ступеням в обеденный зал, чтобы застать там Кассандру, держащую в каждой руке по ароматной куриной ножке. Жир стекал по ее рукам, но рыжая словно не замечала этого. Девочка откусывала попеременно то от одной, то от другой, зубами подцепляя ломтики жареной картошки из тарелки. Жрица невольно улыбнулась и подошла к стойке.

— Моро? — осторожно позвала она хозяйку таверны. Та вздрогнула и подняла сонный взгляд на жрицу. — Прости, я понимаю, что мы все невовремя. Может, и для меня найдется чего перекусить?

— Перекусить? — Морилин оживилась. — Перекусить — это мы запросто. Люблю адекватные заказы. Картошку с курицей будешь? Есть еще щи из свежей капусты и компот!

Тэм улыбнулась, почувствовав на языке вкус прекрасной стряпни Моро, и утвердительно кивнула. Сейчас жрица даже что-то менее аппетитное съела бы.

— А где наши… сильные маги? — задала неопределенный вопрос Тэмлаэ, не ожидая какого-то конкретного ответа.

— Волшебница вернулась в академию, сказала, что у нее есть очень важные дела. А за господином Годраном прислали мага с порталом. Не переживай, они обязательно найдут Илавин. С такой-то поддержкой.

— Если бы это было так просто было, Моро… Боюсь, все несколько хуже, чем они предполагают.

Хозяйка таверны нырнула на кухню, вернулась с подносом, полным еды, поставила его перед жрицей и, наклонившись, заговорщицки спросила:

— Ты что-то знаешь? Так рассказывай!

Неопределенно пожав плечами, Тэмлаэ с наслаждением принялась за наваристые щи со сметаной. Моро понимающе хмыкнула и продолжила натирать сияющие бокалы.

— Если бы я знала, давно бы уже сказала. Все происходящее идет в разрез с моими планами. И мне не нравится, что Всеукрывающая Длань не доверяет мне. Я знаю лишь одно: я что-то не знаю. И от этого оторопь берет!

Хвост второй. Игра в вопросы

— Темной ночи, — Годран недовольно потер виски. Годы брали свое, и частая телепортация выматывала. Ему хотелось лечь и отдохнуть, но беспокойство о судьбе дочери придавало сил двигаться дальше.

— Доброй ночи, Годран, — отозвалась женщина в темном струящемся платье с открытой спиной. Она плавно встала с кушетки, изящным движением поправила волосы и повернулась к гостю со странной плотоядной улыбкой. — Рада, что ты не стал откладывать нашу встречу.

Жрец равнодушным взглядом проскользил от глубокого выреза аппетитного декольте до полных темных губ, изящного носа и остановился на пронзительно-синих глазах.

— Когда беда оказывается совсем рядом, волей-неволей сорвешься, — грустно усмехнулся он, обводя взглядом будуар. — Более… нейтрального места для встречи не нашлось?

— Ой, не переживай. Как мужчина ты меня не интересуешь, — отмахнулась женщина, поправляя копну темных вьющихся волос. — У тебя жена есть.

Последняя фраза прозвучала так, словно брак в ее понимании являлся сродни смертному приговору. Годран устало вздохнул, наткнулся взглядом на небольшой пуф и в изнеможении сел на него.

— Ночь, я понимаю, что ты бодра и весела, что сейчас твое время… но давай перейдем к делу. Зачем ты… пригласила меня в гости? — Годран устало прислонил посох к стене и потер ноющие виски.

— Поговорить, — с улыбкой ответила женщина, вальяжно растянувшись на кушетке. Струящаяся ткань платья выгодно подчеркнула ее точеную фигурку, но жрец не обратил на это внимания. — Ты же знаешь, как я падка на тайны и секреты.

— А еще на долгие разговоры. Я сейчас начну называть тебя по имени, если не будешь избегать пространных бесед ни о чем! — недовольно шикнул на нее Годран.

— Какой ты скучный, жрец, — Темная Ночь зевнула, прикрыв ладошкой рот, привстала на локте и заглянула ему в глаза. — На самом деле, я рассчитывала принести тебе интересные вести… взамен на небольшую услугу, но моей сподручной не удалось добыть нужную информацию.

Женщина недовольно закусила губу, пристально вглядываясь в глаза жреца.

— Я могу идти? — устало спросил Годран, с трудом скрывая свое разочарование.

— Я бы не делала таких поспешных выводов. Кое-что тебе все же стоит узнать. Тэмлаэ Аринэ… тебе ведь знакомо это имя? По блеску в глазах вижу, что знакомо. Будь с ней осторожен. Она ведет двойную игру, — усмехнулась Эльтиша и довольно потянулась.

— С чего ты взяла? Она преданно служит Длани, насколько мне известно, — тут же встал на защиту подруги дочери Годран.

— Ты так и не вступил в орден, иногда помогаешь, не больше. Ты не видишь всего, — усмехнулась женщина, поудобнее устраивая под щекой мягкую подушку.

— И какой толк тебе все это рассказывать мне?! — недовольно спросил Годран.

— О! — Эльтиша с довольной улыбкой подняла указательный палец вверх. — У меня своя игра, Годран. Не думаю, что мне стоит посвящать тебя в нее. По крайней мере, пока.

— Кто бы сомневался, — процедил сквозь зубы жрец. — Ты всегда темнишь, умалчиваешь, выкручиваешься! Как воришка!

— Ну так не поэтому ли меня зовут Темной Ночью, а имя предпочитают не называть даже шепотом? — засмеялась женщина. — В любом случае... я тебя предупредила. Будь осторожен с тем, что говоришь этой милой девочке. У нее посох ненамного слабее твоего по силе. Откуда у простой студентки пятого курса такие артефакты? Никогда не задумывался?

— Это подарок Всеукрывающей Длани, — Годран пожал плечами, вспомнив, как на одном из жреческих собраний Ордена юная Тэмлаэ хвасталась подарком.

— Да-а, — протянула Эльтиша, перетекая с кушетки на пол, словно не человек, а живая тень. — А зачем Ордену дарить такие дорогие вещи простой девочке? Тебе не показалось это странным? В наших рядах есть намного более перспективные жрицы.

— Не тебе решать, Темная Ночь. Если подарок сделан, на то были причины. Орден ревностно хранит свои тайны, — нахмурился Годран, снизу вверх глядя на волшебницу.

Эльтиша рассмеялась, танцующей походкой приближаясь к жрецу. В ее протянутую руку лег посох с навершием из красно-фиолетового обсидиана. Темная Ночь ударила им об пол.

— Ты задержался, Годран. И задаешь слишком много вопросов, за ответы на которые не готов заплатить. По крайней мере, сейчас. Думаю, пришла пора отправить тебя домой, не находишь?

Жрец величественно кивнул и позволил Эльтише телепортировать себя в Валандрию. Когда тьма вновь поглотила комнату, волшебница грустно усмехнулась. Разговор вышел не таким плодотворным, а во всем виновата мелкая негодница Кассандра! Это ей не удалось добыть столь необходимую информацию.

“С другой стороны… — напряженно подумала Эльтиша, всматриваясь в свое отражение в зеркале, —… если она не смогла узнать, то, значит, никто не знает. Все намного хуже, чем я предполагала. Могу не успеть добыть…”

Эльтиша облизала вмиг пересохшие губы, зрачок в ее глазах на мгновение вытянулся, но женщина тут же взяла себя в руки. Потянув за завязку, волшебница отпустила поддерживающие платье ленты, сделала пару шагов, и струящаяся ткань бесформенным пятном обмякла на полу. Эльтиша нахмурилась, щелкнула пальцами, и платье покорно перелетело на спинку кресла.

— То-то же, — промурлыкала Темная Ночь и скрылась за дверью ванной, где ее ждал бассейн с теплой водой и ароматной пеной.

Хвост третий. Темная Ночь

В подземелье холодно. Илавин попыталась разговорить сестру по несчастью, но Тэринаэ старательно ее игнорировала. Другие девушки и вовсе не отзывались, пребывая в блаженных грезах. Илавин даже на короткое мгновение позавидовала им. Прекрасный сад определенно лучше аскетичной клетки!

Прошло всего несколько часов заключения, а Илви уже не находила себе места! Ей чудилось, что она просто сходит с ума. Незамысловатые привычные радости вдруг стали казаться чем-то божественным и недостижимым. И даже брак с Раульфаном, заключенный обманом, вдруг стал нужным и важным.

Смахнув скупую слезу, а вместе с тем прогнав губитетльную жалость, Илавин забралась с ногами на скамью, обняла себя за плечи, пытаясь согреться, и стала думать. Выход обязательно должен найтись, надо только немного постараться!

“Итак… это место определенно похоже на подземелье. И это плохо, Илви, очень и очень плохо. Любое колебание земных плит может стоить вам жизни! Но… если мы здесь, то напрашивается один простой вывод: здесь нет землетрясений. Ну… или давно не случалось, что очень похоже на первый вариант. Вряд ли бы пленниками стали рисковать... Хотя, может быть, мы не настолько ценные, как хочется думать. Только это все не сужает круг поисков! Где я?!”

Свет полыхнул ярче, висящие под потолком шары даже немного увеличились в размерах. Послышался неприятный скрип, как будто невидимый гость катил тележку с плохо смазанными колесами. Илавин решила изобразить спящую, чтобы не попасться и вновь не оказаться в мире грез. Сквозь приоткрытые веки она наблюдала за тем, как высокий худой подросток с усилием толкал перед собой тележку. Незнакомец остановился, вытер тыльной стороной ладони пот, зачерпнул половником из огромного бака какую-то жижу, плюхнул в металлическую тарелку и просунул в соседнюю клетку.

Пленная девушка тут же оживилась, смешно пошевелила носом, схватила тарелку двумя руками и принялась пить.

“Десятеро! Гадость-то какая! — Илавин передернуло и она зажмурилась. — Неужели это можно есть?” Ей вспомнился вчерашний завтрак с Раном, ароматный десерт, и желудок тут же скрутило болезненной судорогой.

Незнакомец медленно разливал жижу по тарелкам и разносил пленницам. При ярком свете шаров Илавин смогла насчитать восемь клеток с жителями и еще три пустых. “Повезло кому-то, — с тоской подумала волшебница, — сидят себе дома, еще ни сном ни духом, что их тут ждет веселье!”

Когда пришла очередь Тэринаэ получать еду, соседка встрепенулась, глупо улыбнулась и с явным наслаждением приняла угощение. Илви сжалась в комок. Брать эту гадость отчаянно не хотелось, гордость не позволяла. Но разум требовал не только взять это нечто, но и съесть до конца, ведь спасение может быть как быстрым… так и весьма нескорым. Не стоит искушать судьбу и делать себя слабее, чем можешь быть. С трудом натянув на лицо маску непроницаемости, Илавин взяла свою порцию обеда и зажмурилась. Есть не хотелось, тем более что-то по цвету напоминавшее позавчерашнее пюре из баклажанов и кабачков.

Но выбора не было. Илавин пригубила странную жижу и, не почувствовав вкуса, принялась опустошать миску. Все же лучше, чем что-нибудь неприятное. А так… похоже на манную кашу, даже комочки такие же!

Собрав опустевшие тарелки, худой юноша ушел. Вместе с ним исчез и яркий свет, захотелось спать. Илавин забралась на свою лавку, с тоской подумав о том, что от пледика она бы не отказалась.

— Ну как тебе наш царский ужин? — шепотом спросила Тэринаэ.

Илавин встрепенулась и перевела сонный взгляд на подругу по несчастью.

— Ужин? Я думала обед…

— Обед ты уже ела, — усмехнулась девушка. — Да с таким удовольствием, что аж за ушами трещало.

— Не помню, — растерянно ответила Илавин, с трудом подавляя зевоту.

— Ну и не удивительно. Вообще чудо, что с тебя спала эта муть. Ты не выглядишь сильным магом, я уже посмотрела.

— Так ты все-таки волшебница?! — спросила Илви, с надеждой вглядываясь в девушку напротив.

— Не знаю, — девушка пожала плечами. — Была ей уж точно… пока не угодила сюда. А сейчас петь не могу. Так, на что-то хватает, но совсем мелочи.

Илавин почувствовала себя так, словно на нее ушат холодной воды вылили. Неужели не она одна потеряла голос?

— Я тоже… раньше могла петь, — скупо поделилась она, — Теперь не могу. И давно ты… немая?

— Два месяца примерно. Может где-то сбилась со счету. Тут же даже палочки не порисуешь… поймают и все… опять отправят в дурман, как Альрику. Так что… ложись спать. Мы должны спать, — усмехнулась Тэринаэ, заползая на свою лавку.

В сердце Илавин на секунду промелькнула надежда. А потом она всего на мгновение прикрыла глаза и уснула.

Хвост четвертый. В клетке

Шегорн провел бессонную ночь. Он то проваливался в липкий бред, в котором не только терял самого себя и счет времени, но и видел свою рысь. Каждый раз выныривая из душного омута небытия, Шен улыбался. Наваждение и безумие оказалось тем, чего втайне ждало каждое существо в Эзинтале. Любовью, посланная богами. Испытание и великая, всепоглощающая радость. Одна жизнь на двоих, одни мысли, одна судьба. В то утро Шегорна не пугало даже мифическое “и жили они долго и счастливо и умерли в один день”, на практике означавшее: если кто-то из пары погибал, то умирал и второй. Друиду плевать на это. Все мысли крутились только вокруг его рыси.

“Поскорее бы открылся медпункт. Надо проведать моего рыжика!” — подумал Шен и довольно заулыбался. От воспоминаний защемило сердце, ему грезилось, что рыжеволосая красавица все так же лежит у него на коленях, а ее сбившееся дыхание греет бедро.

Подскочив с кровати, друид размялся, принял контрастный душ, надел свой любимый зеленый костюм и крадучись вышел из комнаты. Общежитие еще видело сны, коридоры пусты, и Шен уверенной походкой направился к своему любимому пекарю. Никто лучше него не делал ягодных пирогов. Упрямый мужчина отказывался сменить район, считавшийся трущобами, на что-то более презентабельное, и продолжал свое маленькое дело в крохотном кафе. Друид улыбнулся, вспомнив, как спас из щекотливого положения жену друга. “Интересно, как они там? Растопил ли он ее холодное метущееся сердце? Давно не видел его таким счастливым”, — мимоходом подумал Шегорн, запрыгивая на движущуюся в воздухе платформу.

Оказавшись на втором снизу ярусе, Шен бросил короткий взгляд в сторону больницы и замотал головой, отбрасывая наваждение. Его рыжик, скорее всего, в медпункте академии. Вряд ли она больна серьезно, а отсутствие магического кристалла — повод проверить ее личность. Это проще сделать в стенах академии, чем в больнице. А если она сумасшедший маг, то не стоит подвергать горожан опасности.

“Глупости какие! Она невинна!”— с дурацкой улыбкой подумал Шен, вложив в это слово намного больше, чем отсутствие нарушений закона. Шагнул в неприметный переулок и быстро двинулся вперед. С ноги открыв дверь кафе, друид бодро подошел к стойке и требовательно позвонил в колокольчик. С кухни раздалось недовольное “Сейчас, иду!”, и, пока Шен забирался на высокий стул, появился хозяин.

— А вот и рыжая оторва. Что на этот раз решишь утворить? — устало спросил хозяин кофейни, утирая полотенцем выступивший на лбу пот.

— Я просто спас жену своего друга из щекотливого положения. И тебя, старина Онто, от проблем с законниками. Потом бы еще разборки устраивали. Она из рода Аварро, это просто так не оставили бы.

Онторн побледнел, недоверчиво посмотрел на довольного жизнью друида и все же решил уточнить:

— Опять твои глупые шуточки?

— Да чтоб у меня все зубы повыпадали! Это Илавин Аварро! Дочь Годрана Аварро! Ты понимаешь, какие бы у тебя были проблемы, не окажись я здесь пробегом? Впрочем, я пришел не за благодарностями. В меню сегодня вишневый пирог есть?

Хозяин кафе с облегчением выдохнул и даже робко улыбнулся.

— Будет тебе вишневый пирог. Скоро из печи вынимать! — Онто скрылся за массивной дверью, а Шен принялся нетерпеливо постукивать костяшками пальцев по барной стойке.

Зверь внутри требовал сорваться скорее с места, побежать к его рыси, а Шен не сомневался, что это именно его рысь. И плевать на пироги и цветы, как будто их нельзя добыть в другой день! Да и зачем они нужны, когда можно просто быть рядом! Но друид понимал, что, кроме желаний и инстинктов, есть правила и нормы поведения, и идти в больницу с пустыми руками по меньшей мере неправильно. К тому же, пироги Онторна чудо как хороши! Надо побаловать девочку.

Шегорн зажмурился, глупо улыбаясь, и пропустил момент, когда хозяин кафе вновь оказался рядом с ним.

— Да ты никак влюбился? — удивленно спросил мужчина, хлопнув ладонью по столу.

— Хуж-же, — довольно ответил Шен. — Влюбленность пройдет, а это навсегда. Десятеро послали мне судьбу.

Онторн хмыкнул, но ничего не сказал. Когда-то в юности он тоже верил в то, что боги могут подарить великую любовь. Понимая, что это большая редкость, Онто и не надеялся, что такая милость коснется его. Но верил, что сможет хотя бы увидеть ее, услышать о таком великолепном чувстве. Но годы шли, а даже намека на любовь-судьбу не видно. И Онторн перестал ждать.

— И не смотри на меня как на сумасшедшего! Я тебе правду говорю! Вот выпустят мою кошечку из больницы, и я вас познакомлю. Все сам и поймешь.

— Ну, коль так, — хмыкнул в усы Онто, — С меня тогда ужин на двоих, коль действительно судьба.

Из кухни выглянул поваренок, поставил на стойку картонную коробку и уныло поплелся назад. Шегорн втянул носом нежный ягодный аромат пирога и почувствовал, как все внутри скрутило.

“Ничего, она же обязательно угостит тебя. А даже если нет, то потом сходишь и поешь что-нибудь еще. А пока хватай, расплачивайся… или наоборот? В общем, забирай свой пирог и за цветами!”

— Онто, старина, да ты превзошел самого себя, судя по запаху, — довольно заулыбался друид, кинул на стол несколько монет, чего более чем достаточно даже за два пирога, а не один.

Пропустив мимо ушей ворчание Онторна, хоть и довольного высокой оценкой своего труда, не любил расточительную молодежь, транжирящую денежки родителей. Шен только хмыкнул, решив не посвящать Онто в то, что уже давно самостоятельно зарабатывает на жизнь.

 

По дороге заскочив в цветочную лавку и выбрав небольшой букетик нежных голубых колокольчиков, Шегорн почувствовал, как за спиной выросли крылья, и полетел в медпункт. Но его рыжей кошечки там не было. Целительница Ауринэя только руками развела, сказав, что не приводили, не приносили и вообще нет там таких. Да и Данира она давно не видела. Иди мол, ищи в госпитале, скорее всего, ее туда доставили.

Шен повесил нос и пошел в сторону городской больницы. Если его кошечка там, то дело серьезное, серьезнее, чем просто маг с неопределенной личностью. Друид сжал кулаки в бессильной злобе и поспешил на центральную площадь. В голове мелькали десятки жутких картин, но Шен отказывался верить в то, что с лесной рысью могло что-то случиться.

Влетев стрелой в здание больницы, он сделал несколько медленных вдохов, выравнивая дыхание, и пошел к стойке регистрации.

— Доброе утро. Часы посещений еще не начались, — поприветствовала его миленькая блондинка в белом халате.

Друид скользнул взглядом по бейджику на лацкане, обворожительно улыбнулся, опираясь о стойку.

— Прекрасная Верлинэя, кудесница, вчера должны были доставить девушку из леса. Рыжую, голую, без сознания. Я ей гостинец принес. Как мне ее найти? — Шегорн попытался улыбнуться еще очаровательнее, но лицо регистратора внезапно побледнело.

Девушка потянулась к своему магическому кристаллу, с ужасом сдвигаясь назад. А потом резким движением сорвала артефакт с шеи и приложила куда-то под столом. Из потолка тут же выдвинулись диспенсеры, разбрызгивая едкий дезинфицирующий раствор.

— Что происходит, Верлинэя? — настороженно спросил друид, оглядываясь по сторонам.

— Вас по всему городу искали, — прошептала девушка, окутывая себя воздушным щитом. — Сохраняйте спокойствие. Сейчас прибудут медики.

— Медики?! — взвился Шегорн, пытаясь припомнить, не просрочил ли он какой-то из многочисленных санитарных контролей. — Да я здоров как бык! Я пришел подругу навестить, справиться о ее здоровье!

— А это нам еще предстоит узнать. Спасибо за быструю реакцию, Вери. Следуйте за нами, молодой человек, — потребовал мужчина лет за тридцать, пропел короткое заклинание, заключившее друида в воздушный кокон.

— Что происходит?!

— Следуйте за мной, — сухо потребовал мужчина и пошел вперед.

Шегорн упрямо закусил губу и попробовал направиться в сторону выхода, но наткнулся на непроницаемую воздушную стену. В качестве эксперимента он сделал шаг в сторону незнакомца и не наткнулся на препятствие. Но шагнуть назад не получилось, невидимая преграда двинулась вслед за ним.

— Я еще раз спрашиваю, что происходит? Почему вы ведете себя со мной как с преступником?!

— Молодой человек, — мужчина обернулся и строго посмотрел на друида. — Вы будете оказывать сопротивление Ордену Всеукрывающей Длани или сотрудничать?

У Шена по спине пробежали мурашки, он отстраненно подумал, что пирог, скорее всего, безнадежно испорчен, а потом уныло поплелся вслед за незнакомцем, гадая, где же он допустил ошибку, что его все же решили взять в оборот.

— Вот так-то будет лучше, молодой человек.

— Ага, — буркнул друид. — Сотрудничайте, и мы убьем вас наиболее гуманным способом.

Незнакомец ничего не ответил и расслабленной походкой отправился вперед по коридору.

Хвост пятый. Почти добраться

— Куда ты? — хором спросили Раульфана собравшиеся на завтрак маги.

Ран нахмурился, пытаясь ответить самому себе на этот вопрос. Кусок в горло не лез, чувствовал он себя просто отпратительно: ночью снились кошмары с участием любимой один другого хуже, маг техники то и дело просыпался в липком поту под недовольное ворчание кактума.

— Не знаю, — честно ответил маг техники, скрестив руки на груди. — Пока мы тут сидим, с Илавин может происходить что-то ужасное!

— Не может, а происходит, — безразличным тоном поправила его Тэмлаэ.

— И тытак спокойно говоришь об этом?! — взвился Ран, подскочил к столу, оперся о него и с вызовом посмотрел в глаза жрице.

— Холодная голова — горячее сердце. От того, что ты сейчас наделаешь глупостей, ей лучше не станет, — улыбнулась Тэм и отпила из чашки травяной настой.

— Она права, Ранни, — с горечью подтвердила Горин. — Что ты можешь сейчас сделать?

— Пойти ее искать! Наверняка есть подполные мастера, способные выследить. Надо только их найти! — Ран сверкнул глазами, обводя суровым взглядом всех присутствующих.

— Как дитя малое, — хмыкнула Тэмлаэ. — Неужели ты думаешь, что если такие мастера и есть, то они не находятся под протекцией Ордена?

Жрица откинулась на спинку стула, сложила руки за головой и с чувством собственного превосходства посмотрела на мага техники. Ран стушевался и отвернулся.

— Они задействованы, Ран. Не беспокойся об Илви. Она намного сильнее, чем тебе кажется. Пережить два покушения со стороны культистов — это надо умудриться.

Недовольно сопя, Раульфан вернулся за стол и принялся буравить взглядом жрицу, ожидая продолжения. Но Тэмлаэ, как ни в чем не бывало, вернулась к завтраку. Ран перевел недовольный взгляд на мать, Годрана, Кассандру, ожидая пояснений. Рыжая девушка засмеялась, рисуясь, поправила выбившуюся прядь, и заворковала:

— Ну ты же в курсе, Ранни, что, когда она чуть не умерла, была попытка ее убить? — дождавшись утвердительного кивка, Кассандра зашептала: — Когда она лишилась голоса, это тоже покушение. Кто знает, на ее жизнь или магический дар, мы так и не нашли виновных…

— Почему я не в курсе?! — вновь взвился маг, принявшись недовольно расхаживать по комнате.

— Потому что ты натворил бы дел, скорее всего. Если ты сейчас готов делать глупости, то и тогда вряд ли бы отличался умом и сообразительностью! Успокойся и жди указаний руководства. Нам же вчера ясно дали понять, чтобы не делали глупостей. Ты сильный маг, в некотором роде гениальный изобретатель, но часто ведешь себя как дитя малое.

— Кстати! — резко перебил ее Раульфан, — Мам, ты когда успела вернуться? Уходила же вечером…

— Уладила все формальности и вернулась. Я, между прочим, не использовала свой летний отпуск из-за их дополнительных программ. Так что… я официально на отдыхе! — Горин приосанилась и с видом королевы посмотрела на всех. — У нас ведь просто замечательный отдых, у всех, не так ли?

— Ага, — недовольно буркнул Ран. — И какой план? Судя по вашим переглядываниям, вести из Ордена уже прибыли, а вы по каким-то причинам умалчиваете о них.

— Не хотели портить тебе аппетит, — подал голос Годран. — Но раз ты не ешь… то можно и приступить к обсуждению. А новости не утешительные, друзья.

— Не томи! — поторопила его Морилин из-за барной стойки и с каменным лицом выдержала тяжелый недовольный взгляд жреца.

— Не томлю. Официально объявлена эпидемия белой удавки. Покидать дома без соответствующего защитного заклинания не рекомендуется. Читай запрещено.

— Проклятье! — Ран раздраженно ударил кулаком по столу.

— Да нет, не проклятье. А четкий продуманный план. По нашим данным, две известные нам девушки из пророчества… ведут довольно уединенный образ жизни. Мы уже отправили к ним охранные отряды, но остаться незамеченными будет сложно.

— Мы? — хмыкнула Тэмлаэ, выгнув бровь. — Когда это Годран Аварро успел присоединиться к ордену?

Жрица скрестила руки на груди, с усмешкой поглядывая на более опытного коллегу. Подсознательно она ощущала в нем конкурента и даже угрозу.

— Как только мою дочь похитили. Мне нужно больше информации, чтобы спасти ее. Итак, эпидемия — это отвлекающий маневр, который, к тому же, затрудняет передвижение. Нам должны доставить защитные артефакты. Но я хочу напомнить, что вспышек болезни не регистрировали больше двадцати лет, неизвестно, насколько сильно изменился вирус и поможет и против него защита. Соблюдайте осторожность. Лекарства от этой напасти не придумано.

Над столом повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь мерным скрипом полотенца о стекло.

— Что? — раздраженно спросила Морилин, когда на нее посмотрело пять пар недовольных глаз.

— Не хотелось бы оказаться в неловком положении, госпожа Моро, когда кто-то из нас принесет заразу под эти стены. Но и сидеть сложа руки не получится.

 

Тэм подняла ладонь вверх, требуя тишины. Жрица прикрыла глаза и спустя пару минут, недовольно поджав губы, обвела всех собравшихся тоскливым взглядом и объявила:

— Они оживились. Ночью похищена еще одна девушка. Осталось две. И где вторая только Десятерым известно, но они молчат, — жрица устало выдохнула. — Исчезла под покровом ночи. Свидетели говорят, что видели с ней человека в плаще с капюшоном. А из-под него…

—… виднелись желтые совиные глаза, — закончил за нее Раульфан.

— Именно. Все это говорит лишь об одном: они спешат. Значит, и нам придется поторопиться. Кассандра, у нас встреча с Мистрис через три часа в Эльтарнии. Полетишь со мной или сама рискнешь добираться?

— Еще чего — сама. Удумала тоже мне. Я же не маг, Любимица, — улыбнулась рыжая, сладко потягиваясь.

По тоске, на мгновение отразившейся в глазах Тэмлаэ, можно понять, что жрица предпочла бы путешествовать одна, но Тэм промолчала и никак не выразила своего неудовольствия.

— Замечательно. Господин Годран, вас ожидают в центральном храме Десяти в Валандрии. В это нелегкое время каждый сильный жрец на счету. А вас, госпожа Горин, просят подождать. За вами придут и проводят в земли Ордена. Ваши знания могут пригодиться, — Тэм замолчала, барабаня пальцами по столу в тщетных попытках скрыть беспокойство.

— А я? — насупившись, спросил Раульфан, почувствовав себя брошенным на произвол судьбы.

— А тебя ждет встреча с менталистами. Только они могут быть уверены, что ты не сдал Илавин культистам добровольно.

— В Ордене что, с ума все посходили?! — в очередной раз вспылил маг техники.

— Не думаю, что тебе стоит возмущаться. Перестраховка, не больше. Помни о том, что лучше очистить свой разум и впустить туда чужое сознание, чем сопротивляться. Тебе же не привыкать, насколько я знаю? — жрица встала из-за стола. — А теперь нам пора. Полет обещает быть тяжелым.

— А защитные атрефакты? — настороженно спросил Раульфан, которому этот момент показался подозрительным. А вдруг это всего лишь предлог, чтобы удержать его?

— Вчера доставили два. На тебя и на меня. Надеюсь, ты не будешь против, если я твой передам Кассандре? Или ты готов показать нам свою гордыню и рискнуть жизнью Илви?

Ран ничего не ответил, развернулся на каблуках и пошел в комнату. Вынужденное заключение его не радовало, но маг техники знал, что скрывать ему нечего. Боль можно перетерпеть ради безопасности любимой женщины. И он потерпит, раз на то пошло!

— Вот и ладушки. Пошли, Касс, — жрица поманила за собой старательно вылизывающую тарелку рыжую девушку.

— Но еще компот остался! — недовольно буркнула Кассандра, хватая кружку и опустошая на ходу.

— Ладно, а мне что делать? Сидеть тут и ждать?! — крикнул Ран вслед Тэмлаэ.

— Именно, — улыбнулась блондинка, приложив палец к губам.

Хвост шестой. План

— Морилин, я могу выйти прогуляться? — сухо спросил Раульфан, исподлобья поглядывая на хозяйку таверны.

Маг техники как никто другой знал, на что она способна. За маской тихой заботливой мамочки, держащей под крылышком таверну, скрывалась расчетливая женщина. Можно даже сказать смертоносная, способная в любой момент достать из складок пышных юбок какой-нибудь гадкий артефакт и заткнуть за пояс любого мага. А если не поможет, то ударит по-простому, в лицо. И хорошо, если отделаешься парой выпавших зубов и кровоподтеками, а то и до сотрясения мозга недалеко, кулаки у Морилин ого-го!

— Не советую, — сухо ответила Моро, как ни в чем не бывало, продолжая натирать бокалы.

Ран устало вздохнул и поплелся наверх, размышляя о том, что Морилин, похоже, родилась с этими бокалами и с ними же и умрет. Не с ними, так с тарелками и поварешками. Возвращаться в комнату, где еще чудился дух любимой, невыносимо. Но и вырваться не получится. Да и глупо, проблем с руководством не хотелось. И пусть все упорно твердили о том, что боль при сканировании памяти зависит исключительно от степени сговорчивости допрашиваемого, Раульфан на собственной шкуре прочувствовал, что настроение менталиста играет не меньшую, а, может, даже и большую роль.

Ступени под ногами словно выросли в высоту, лестницы казались бесконечными, и Ран даже не сразу осознал, что добрался до четвертого этажа. Задумчиво глядя перед собой, он уныло пошел в сторону комнаты, распахнул дверь и обессиленно упал на кресло.

— Что случилось, муж хозяйки? — тут же подал голос кактум. — Кстати, а где мой завтрак?

Зажмурившись, Раульфан схватился за голову. О зеленом монстре он забыл и, похоже, очень зря.

— Ну пойдем я тебя полью, — уныло отозвался Ран, с трудом поднялся из кресла, подхватил горшок и понес в сторону туалета.

— Ты что, решил меня поить водой из-под крана? Караул! Убивают! — завизжал кактум, раскачиваясь в горшке.

— Что не так? Ты же растение.

— Я личность! — упрямо поправил его зеленый монстр. — Так что повежливее, пожалуйста. Неси меня вниз. Там явно есть фрукты, овощи и мясцо! Много мясца! Неси быстрее, а то лицо разукрашу царапинами так, что мама с папой не узнают!

Ран обреченно вздохнул, с тоской посмотрел на кактум, вспомнил бесконечные лестницы и уныло поплелся вниз. Лучше выполнить требования зеленого террориста и попытаться отвлечься, чем слушать его нудное нытье часами.

Оказавшись в обеденном зале, Раульфан с облегчением поставил увесистый горшок на барную стойку.

— Моро, есть что-нибудь на прокорм этому паршивцу? — устало спросил маг техники, потирая виски. Бессонная ночь сказывалась, намекая на возвращение в постель, а не то хуже будет.

— Почему у себя не полил? Воды в номере нет? — обеспокоенно спросила хозяйка таверны, наливая в начищенный до блеска стакан воду и подходя к кактуму.

— Безобразие! Никакого уважения! — зеленый монстр выбил из ладони Моро стакан, и, скрестив свои руки на груди, с вызовом посмотрел на хозяйку таверны. — Я порядочный кактум. Вот вы бы пили воду из водопровода? То-то же, что нет. Мне нужны свежие овощи и фрукты, а еще мясо. Иначе я отказываюсь!..

— Что ты там отказываешься? Ты вроде и так не работаешь, так еще и проблемы создаешь! — огрызнулся Ран.

— Отказываюсь с вами общаться! — парировал кактум.

— От же счастье будет. Моро, давай не будем его кормить, а? И тишина, и спокойствие.

— Ага, и очень довольная чья-то жена, — хмыкнул Кактум. — Я-то что, я ничего. Я выживу, мы, кактумы, очень выносливые. Вот только Илавин будет явно недовольна. Не находишь?

— Моро! — взмолился маг техники. — Дай этому чудовищу чего-нибудь пожрать. Он же просто выест мозг чайной ложечкой, если не получит желаемое!

Кактум оглушительно засмеялся, но сник под строгими взглядами Моро и Рана.

— А как мне еще быть? — тут же начал оправдываться он. — Я ведь на работу пойти не смогу. Кто в своем уме возьмет на работу кактус? И плевать, что я и стихи умею сочинять, и сторожить… Повезло вам, вы люди… а я чертов зеленый колючий…

— Так, хватит! — оборвала его хозяйка таверны, скользнула на кухню и вернулась с тарелкой фруктов. — Ешь.

— А мясо? — робко спросил Кактум, насаживая на свои колючки яблоко и отправляя в рот.

— Вечером. Если будешь себя хорошо вести, — улыбнулась ему Морилин и вернулась к посуде.

Ран обреченно вздохнул. Что-то меняется, например, занавески на окнах, а что-то остается навсегда. Как Моро и ее бокалы.

— Ладно, намек понял, — обреченно отозвался кактум, подпрыгивая в горшке поближе к блюду с фруктами.

— А ты чего нос повесил? Вот ни в жизнь не поверю, что это тебя так зеленое чудовище огорчило, — подала голос Моро.

— А то ты не догадываешься? — рыкнул на нее Ран. — Сама потеряешь смысл жизни, так и поймешь, что случилось и почему я не в духе. Дай бумагу и карандаш!

 

Раздражение нужно срочно куда-то приложить, а в голове уже давно крутилась одна интересная мелодия. Выхватив из рук Моро письменные принадлежности, маг техники склонился над бумагой и принялся за расчеты.

— Я тоже потеряла. Думаешь, хозяйке таверны есть дело до Длани и до всего, что происходит за пределами ее маленького царства? Ладно, до поставщиков дело есть всегда, этим заразам если хвосты не накрутишь, то обманут, как пить дать!

Моро замолчала, прикрыла глаза, словно что-то вспоминала, а потом, тяжело вздохнув, продолжила:

— Я потеряла мужа и дочь во время прошлой попытки культистов совершить ритуал. Моя маленькая звездочка была одной из избранных, а муж пытался защищать ее до конца. Культистов не остановит ничто и никто на пути к их цели.

— И что же тогда помешало им завершить ритуал в тот таинственный “прошлый раз”? — с саркастичной усмешкой спросил Раульфан, ненадолго отрываясь от бумаг.

— В последний момент Длани удалось найти их логово и сорвать проведение ритуала. Вот только спасти пленниц не получилось: культисты убили их, а потом ушли по тайным ходам. Поэтому сейчас и осторожничают в Ордене. Не хотят новых жертв. Ты ведь не будешь пороть горячку, да, Ран? — с нажимом спросила Морилин.

— А у меня выбор есть? Сбежать из твоей вотчины без ведома хозяйки невозможно. А ты считаешь, что в праве мне указывать, где находиться. Хорошо хоть, не лезешь указывать, что делать, — вяло огрызнулся Ран, обдумывая новую информацию.

Ему она совершенно не нравилась. Ситуация начинала казаться критической. Он с силой сжал карандаш, и вернулся к расчетам, пытаясь отвлечься.

Хвост седьмой. Томительное ожидание

Шегорн недовольно морщился, когда медсестра в защитном костюме брала на анализ кровь, сердито ворчал, когда его обрабатывали дезинфицирующими средствами. Он даже не пикнул, когда его заставили вдохнуть какую-то едкую гадость, мотивируя это тем, что нужно обеззаразить легкие. Все мысли друида были там, у стойки регистрации, где остался злосчастный вишневый пирог и путеводная нить к его дорогой рыси.

Оказавшись запертым в маленькой комнатушке с крошечным окном под потолком, Шен почувствовал, как к горлу подступает ком. Что же такое с его рысью, что его, бедного друида, так пропесочили?

Потекли томительные минуты ожидания, Шегорн растянулся на кушетке и провалился в странное состояние полудремы, где он рядом с рысью, и на душе хорошо.

— Повезло тебе, парень, — голос с хрипотцой вырвал Шена из блаженства. Друид подскочил и принялся осматриваться. — Да угомонись уже. Повезло тебе, говорю. Не заразился каким-то чудом.

— Чем? — сухо спросил Шен, пытаясь припомнить, какие эксперименты ставил в последнее время и какую такую гадость он мог подхватить, что его заперли здесь и не пускают к спасенной красавице!

— Белой удавкой. Давай, собирайся. То, что ты не болен, порождает больше вопросов, чем ответов. Надо кое с кем посоветоваться.

Дверь в комнату распахнулась резко, на пороге появился тот самый мужчина, который вынудил Шена отойти от стойки. Бросив короткий взгляд на друида, незнакомец запел, а Шегорн принялся внимательно всматриваться в его лицо, чтобы ни в коем случае не забыть. Но ничего приметного “поймать” не удавалось, а потом полыхнул яркой вспышкой портал.

— Может быть, все-таки скажете, куда вы меня притащили? — недовольно спросил Шен, приходя в себя. Он не любил порталы, а уж когда его перемещали без согласия, еще больше. Голова кружилась, в горле встал ком.

— В обитель Ордена Всеукрывающей Длани, — сухо прокомментировал мужчина. — На допрос.

— Да какой к демонам допрос?! — взвился Шегорн, намереваясь взять незнакомца за грудки, но под тяжелым взглядом его темных глаз стушевался.

— Молодой человек, вы притащили в здание академии девушку, являющуюся переносчицей белой удавки. Как нам к вам относиться?

— Да ну, у нее просто жар. Скорее всего, в облике рыси застряла надолго, отсюда и проблемы, — отмахнулся друид. — Отпустите, мне нужно с ней встретиться.

Незнакомец усмехнулся и прожег взглядом Шегорна.

— Будете сопротивляться следствию? Мне напомнить вам, господин Салинх, чем это чревато? Всеукрывающая Длань имеет полномочия для того, чтобы прочитать не только воспоминания подозреваемого, то есть ваши, но и всей вашей семьи, друзей, а еще всех тех, с кем вы общались. Продолжите упираться или поступите как хороший мальчик и будете сотрудничать?

Шегорн отчаянно хотел послать к Черному Сонтуму этого наглого самоуверенного мужчину, но инстинкт самосохранения кричал о том, что незнакомец крайне опасен, а за непритязательной внешностью скрывается если не сильный маг, то опытный боец, что в узком пространстве подземного коридора означало одно: отсутствие альтернативы. Друид обреченно повесил нос, разбив собственные мечты о скорейшей встрече с рысью на мельчайшие осколки.

— А то у меня выбор есть? — хмыкнул Шен, горделиво вскинув подбородок. Подставлять близких и знакомых не хотелось, лучше перетерпеть боль самому и доказать свою невиновность. Тем более, Шегорн уверен, что он ни в чем не виноват.

— А ты умнее, чем кажешься на первый взгляд, — удовлетворенно кивнул мужчина, развернулся на пятках и пошел вперед по темному коридору.

— Вообще на интеллект не жалуюсь, — пробурчал Шен и покорно поплелся следом.

Осветительные шары вспыхивали при приближении мужчины и также быстро гасли за спиной. Шегорн не знал радоваться ему или грустить. С одной стороны, Длань не решила завербовать его любой ценой и пока не покушается на свободу, а с другой… если верить словам незнакомца, то его рысь в опасности. А он тут прохлаждается! Это ужасно мучило Шена, заставляло чувствовать себя виноватым. Неприятный червячок грыз его сердце, как спелое наливное яблочко, не давая ни секунды покоя.

— Кстати, не хотите немного уравнять наше положение? — после нескольких сотен утомительных шагов спросил друид, чтобы хоть как-то скрасить напряженное молчание.

— О чем вы, молодой человек? — сухо спросил незнакомец, не сбавляя шага.

— Мое имя вам известно. А я вот не вашего не знаю…

— Кальден Закорро. Полегчало? — спросил с усмешкой и не оборачиваясь.

— Не очень, — признался Шегорн. — Да и, если честно, я много слышал о ваших менталистах… Захотят и сотрут это знание.

— Боишься?

Шен ничего не ответил. Признаваться в трусости не хотелось, а нагло врать, что он спокоен и уравновешен в этой неприятной ситуации, показалось ему неправильным.

 

Оказавшись в мрачном темном помещении, освещенном лишь одним блеклым шаром под потолком, Шен почувствовал себя не в своей тарелке. По позвоночнику пробежал нехороший холодок, а дверь за спиной захлопнулась с натяжным скрипом, отрезая пути к отступлению.

 — Проходи, садись, — бархатистый женский голос заставил друида вздрогнуть.

Глаза немного привыкли к скудному освещению, и Шегорн заметил в темном углу изящную фигурку, которая плавно отделилась от стены и пошла в его сторону. С трудом сдержав разочарованный вздох, друид констатировал, что узнать, красива ли незнакомка, будет невозможно. Ее лицо скрыто изящной кружевной маской, искажавшей искажала черты настолько, что Шен смог запомнить только изумрудно-зеленые глаза. Ее волосы надежно скрывала нежная шелковая вуаль, закрепленная венцом. Было что-то в ее облике пугающее, Шену даже показалось, что незнакомка напоминает богомола, только жвал не хватало.

— Мне долго ждать? — ледяным тоном спросила женщина.

Шен сделал несколько неуверенных шагов вперед, рассматривая обычный стул с подлокотниками. Ничем не примечательный, если не считать широких кожаных ремней. Увиденное друиду ни капельки не понравилось.

— Привяжете, чтобы не убежал? Да никуда я не денусь, — обреченно пробормотал он, садясь.

— Это не для меня. А для тебя, чтобы ты не повредил себе, — женщина едва слышно пропела заклинание, и ремни затянулись сами собой. Она достала из поясной сумки капу и подставила к губам друида. — Открой ротик, будь хорошим мальчиком.

— Зачем это еще?

— Чтобы язык не откусил, — ответила женщина, ловким движением фиксируя капу во рту. — Вот и молодец, вот и умничка. А теперь смотри мне в глаза.

Женщина чуть согнулась над ним, пальцами растягивая веки и не давая друиду и шанса закрыть глаза.

Шегорн сдавленно застонал от этого взгляда, вместе с которым пришло жуткое ощущение того, что сквозь зрачки ему прямо в мозг вонзили раскаленные гвозди.

— М-м! — недовольно замычал Шен, пытаясь вырваться из цепкой хватки незнакомки.

А потом окружающий мир перестал существовать. Его место заняли боль и обрывки воспоминаний. Шену чудилось, что они шелестят у него в сознании. Друид слышал недовольное ворчание зеленоглазой женщины, стук ее каблучков, эхом разносящихся в темных сводчатых коридорах разума. Шен потерял счет времени, казалось, пытка длилась уже целую вечность, как вдруг женщина вскрикнула и отпрыгнула от него на шаг.

С облегчением выдохнув, Шен выплюнул капу на пол и недовольно посмотрел на женщину.

— Предупреждать надо! — буркнул он. — Все нашли, что хотели?

— Прости, малыш… Боюсь, тебе придется еще поработать с моим коллегой.

— Почему?! — взвыл Шегорн. — Разве вы увидели недостаточно?

— К сожалению, я не могу ответить на этот вопрос, — женщина щелкнула пальцами, и ремни, удерживающие друида, ослабли. — Пойдем пообедаем. А там разберемся…

— Да какого Сонтума тут происходит?! — недовольно ругнулся Шен, с трудом вставая. Его все еще мутило, в горле застрял ком, голова кружилась, но он понимал, что от обеда отказываться не стоит. Силы пригодятся, особенно если впереди еще одна пытка.

— У меня к тебе тот же вопрос, — хмыкнула женщина. — Идем.

Друид уныло поплелся за ней, повесив нос. Есть хотелось ужасно, но еще больше он желал оказаться в больнице рядом с рысью. Шен мысленно похоронил себя, слишком яркими были страшилки из детства об Ордене Всеукрывающей Длани, способном на… многое. В каждой байке ему приписывали разные таланты. И еще утром Шегорн с усмешкой вспоминал про исчезающих людей, а сейчас всерьез задумался, будут ли его искать родные. Или проще оставить его на откуп Длани, чтобы отвести опасность от семьи?

Усмехнувшись, Шен вышел вслед за женщиной в маске в сад и вдохнул полной грудью. Какие бы беды на него не валились сверху, он предпочитал не прижиматься к земле, а идти с гордо поднятой головой. Юмор и наглость часто заставляли пасовать неприятелей, и это ему нравилось.

— Что-то ты слишком весел для того, кому только что взломали мозг, — хмыкнул появившийся непонятно откуда Кальден.

— Как будто от того, что я сяду в уголке и пореву как девчонка, кому-то будет лучше! — огрызнулся друид, неосознанно обвиняя во всех своих бедах того, кто увел его из больницы.

— Эй, парень, полегче! Злость не красит мужчину. На вот съешь куриную ножку, — усмехнулась женщина в маске, подталкивая Шена к столу, ломящемуся от всевозможных лакомств.

В животе заурчало, но друид не позволил себе ускорить шаг и с царственным спокойствием опустился на скамью, высматривая кусочек поаппетитнее.

— Ден? Мы можем поговорить? — встревоженно спросила женщина в маске, придерживая Кальдена за локоть.

— Да, конечно. Наш друг все равно отсюда никуда не денется. Я прав? — с нажимом спросил он, буравя взглядом спину друида.

— А то у меня выбор есть, — понуро ответил Шен, наливая из супницы ароматную фасолевую похлебку.

 

Хвост восьмой. Неудавшееся путешествие по воспоминаниям

— Почему ты все время молчишь? — недовольная Кассандра ударила кулачком жрицу под ребра, привлекая внимание.

— А о чем говорить? Я много о тебе слышала. Узнавать больше не горю желанием, — тоном, словно сделала одолжение, ответила Тэмлаэ.

— Какая же ты нудная, Любимица. Не то что Мистрис, — недовольно проворчала Кассандра, свешивая голову через край облака и с восторгом поглядывая на крошечные деревья внизу.

— Поработаешь с мое — посмотрим, насколько веселой останешься. Это ведь ты у нас любимица Темной Ночи, не я. Это у тебя вечный праздник и отдых, а я круглосуточно на работе, — раздраженно буркнула Тэмлаэ и трелью влила в заклинание еще немного маны, чтобы оно не развалилось прямо под ними.

— Ты что, ревнуешь? — с прищуром спросила Кассандра, подползая поближе к жрице и устраивая голову у нее на коленях и заглядывая в глаза.

— Брысь! — недовольно буркнула жрица.

— Бука! — отозвалась Касс, но с места не сдвинулась. Поворочавшись так и эдак, она устроилась поудобнее и задремала.

Тэм с завистью посмотрела на беззаботную Кассандру и закусила губу, стараясь не уснуть. Все же в постоянной болтовне имелся один большой плюс — она отвлекала и не давала отключиться.

Внизу проносились облака, иногда жрица спускалась, чтобы висящие в воздухе капельки воды осели на ее лице и взбодрили. Наверху ветрено и холодно, но защитные заклинания спасали от этих неприятностей. Птицы облетали ее стороной, и Тэм ощущала себя безгранично одинокой, словно одна во всем белом свете. Только она и ворох проблем, которые надо решить.

 

Эльтиша Темная Ночь редко бывала в землях Ордена, предпочитая жить в неприметной хижине в лесу. Тэм понимала ее: уединение, спокойствие, и много времени на эксперименты. Пожалуй, жрица тоже не отказалась бы от такого подарка судьбы.

Направив облако вниз, Тэм ласково потрепала Кассандру по плечу.

— Вставай, рыжее недоразумение.

— Я не недоразумение, — недовольно проворчала Касс, отворачиваясь.

Тэм едва успела ее остановить, не давая сорваться вниз.

— А я говорю, просыпайся. Прибыли.

— Ну вот, — Касс села, сонно потирая глаза. — А мне такой сон снился!

— Ночи будешь жаловаться, — проворчала Тэмлаэ, спрыгивая с облачка.

Кассандра не успела отреагировать, и упала на землю. Всего полметра, но не очень приятно. Потирая ушибленное бедро, рыжая встала под довольную улыбку жрицы.

— Эльтиша не любит, когда ей жалуются. Но на тебя обязательно донесу, Любимица! — мстительно пообещала Касс.

— Да пожалуйста. Можешь даже побить, я сопротивляться не буду. Может, попаду в больницу и отдохну, — жрица пожала плечами и осмотрелась.

С момента последнего визита домик ведьмы в лесу разросся. Отстроили флигель, возле бани растянулись грядки с растениями, а у входа появился благоухающий розовый куст.

“Явно без помощи дриад не обходится. Ночь не будет этим заниматься самостоятельно, не в ее духе”, — подумала Тэм.

— Даже не надейся! — донесся до жрицы самодовольный выкрик Кассандры.

— Не надеяться на что? — Тэмлаэ потеряла нить разговора и отчаянно замотала головой, пытаясь вернуться в реальность.

— На то, что я подарю тебе радость отдыха, — ухмыльнулась Кассандра. — Ты обыграла меня с монеткой. Это нечестно.

— Сама придумала игру и правила, заставила меня присоединиться, не рассказав о том, как играть, проиграла... и теперь я еще и виновата? — оскалилась Тэмлаэ. — Осторожнее. Не забывай, что жрец — это не только человек, лечаший душу и тело, но и тот, кто упокаивает нежить.

Тэм демонстративно погладила висящий в ножнах кинжал, намекая на то, что терпеть оскорбления она не только не намерена, но и больше не будет.

— Ой, боюсь-боюсь, — поворчала Касс, легко взбегая по ступеням на высокое крыльцо, стуча в дверь и, не дожидаясь ответа, открывая ее. — Эльтиша, это мы!

— Я в курсе, — донеслось откуда-то из темного угла комнаты. — Заходите. Я вас уже заждалась.

Жрица обреченно поплелась вперед. Ночь всегда заваливала ее работой по самую маковку, а дел и так невпроворот, хотелось хоть немного отдохнуть. Впрочем, когда сильных мира сего интересовало кто и что хочет?

— Доброго дня, — поздоровалась Тэм, прислонившись спиной к прохладной деревянной стене и ставя рядом посох.

— Ага. Ладно, ближе к делу. По плану обед, обсуждение планов и… все на задания! — Эльтиша вышла из тени, зажгла под потолком светящиеся шары и уселась за стол.

Хлопнув в ладоши, она дождалась, когда из печи вылетят чугунки с едой, а с полок спустится простая глиняная посуда. Тэмлаэ в очередной раз завороженно наблюдала за тем, как Эльтиша сотворяет заклинания. Не голосом, а мелодичными щелчками пальцев, хлопками и потопываниями. Все же правы в Ордене, Темная Ночь гениальна, если не больше.

— Ну, чего встали? Еда сама себя не съест. У нас сегодня рагу из кролика, нежный крем-суп с грибами и клюквенный пирог, — с излишней бодростью сказала Темная Ночь, садясь за стол и разливая по тарелкам суп.

С завтрака прошло не меньше трех часов, полет был долгим и даже изматывающим, и Тэм с благодарностью приняла угощение, сразу же запустив туда ложку. Готовила Эльтиша ничуть не менее божественно, чем колдовала. Безумно вкусно и сытно. Тэмлаэ расплылась в довольной улыбке, уткнувшись носом в тарелку. Не хотелось отрываться от еды ни на миг, пока плошка не опустела. Но ее место тут же заняла следующая, с ароматным изысканным рагу, которое не стыдно подать и императору!

 

А вот у Кассандры еда такого восторга не вызывала. Девушка давно привыкла к стряпне Тиши и перестала удивляться и восхищаться. Уныло поковыряв ложкой в тарелке, Касс лениво принялась есть, кидая на Эльтишу странные взгляды, которые женщина предпочитала не замечать.

Первой с трапезой закончила жрица. С чувством выполненного долга, она отставила опустевшие тарелки в сторону, откинулась на спинку стула, позволив себе маленькую слабость, и с прищуром посмотрела на Темную Ночь.

— Мы сюда не обедать прилетели. Какие будут поручения, Мистрис? — устало спросила Тэм, желая разобраться со всем как можно скорее.

— Нетерпеливая девочка, — улыбнулась Эльтиша, проводя пальцем по ободку чашки. — Сходи собери трав. Я слышала, что ты научилась делать какое-то новое бодрящее зелье. Я бы хотела посмотреть.

Тэм схватила ртом воздух. Она еще не успела заявить свои права на изобретение, а его уже пытаются отобрать!

— И вовсе ничего я не хочу отобрать. Просто предстоит много работы. Если у Ордена будет два мага, способные сделать это зелье, мы станем сильнее. Ты же не хочешь, чтобы Культ Сизого одержал верх? — коварно улыбаясь, спросила Эльтиша. — Покажешь, как делается, я засвидетельствую.

Темная Ночь достала из поясной сумки свиток, вытянула руку в сторону жрицы и развернула его. Тэм несколько раз пробежалась по тексту глазами, не веря самой себе. Перед ней лежал самый настоящий патент. И в нем вписано ее имя, не хватало только описания технологии, действия и побочных эффектов зелья.

— Ну так что, покажешь, как эта штука работает?

— Покажу! Но, — жрица сверкнула глазами, — патент мой!

— Да-да, он мне не нужен. Иди, развлекайся, — отмахнулась от Тэм волшебница и повернулась к Кассандре. — А вот для тебя у меня другое задание. Так что, давай, еще супа.

— Опять?! — взвыла рыжая, понуро запихивая в себя ложку. — Куда на этот раз?

Обреченно доедая остатки роскошного обеда, Кассандра чувствовала, как к горлу подступает ком. В бытие идеального шпиона есть свои плюсы, но минусов оказывалось намного больше. Они кольями пригвождали к земле, лишая возможности маневра. Бросив короткий взгляд на Эльтишу, рыжая подумала, что хорошо всегда быть одинаковой: не надо заботиться о подходящей одежде как минимум.

— Скорее всего, это будет последнее поручение, Касс. Ты уж постарайся, — приободрила ее волшебница, нетерпеливо постукивая пальцами по столешнице.

— И в чем же заключается задание? — заинтересованно спросила Кассандра. Она давно хотела избавиться от опеки Эльтиши, но не могла. Мало кто воспринимает всерьез того, кто большую часть времени выглядит меньше, чем на два десятка лет!

— Проследить за одной из невест Сизого. Как только заметишь, что ее пытаются похитить, позовешь меня.

— Зачем вам это? — испуганно спросила Кассандра. За годы поисков избранных, она усвоила одно: чем дальше от них держишься — тем безопаснее. По крайней мере, для той, что так и не смогла освоить странную маги этого мира!

— О, маленькие женские шалости и секретики. Не забивай свою хорошенькую головку. Тебе предстоит поистине интересное занятие. Ты ведь ни разу не переодевалась в парня, да? — в глазах Эльтиши плясали озорные огоньки.

— Нет, не приходилось. И, если честно, не особенно горю желанием, — хмуро ответила Касс.

— А тебя никто не спрашивает, — пожала плечами Темная Ночь. — Мне нужно, чтобы ты присмотрела за одинокой селянкой. Предыдущие соглядатаи вызывали у нее кучу подозрений. Такое ощущение, что она ждет чего-то. А милый юноша, остановившийся переночевать у старосты и оказывающий ей скромные, я подчеркиваю, скромные знаки внимания, может добиться успеха.

Кассандра рассмеялась в голос, демонстративно хватаясь за живот.

— Вы хоть понимаете, что я не знаю, как ухаживать? Да у меня ни одного поклонника в жизни не было! — возмутилась рыжая.

— В этом и прелесть. Ты ведь читала женские романы? Действуй, как там написано. Это будет очень мило и искренне.

— Ладно… выбора у меня все равно не особо, — беззаботно согласилась Касс, которой не важно победить в споре, интересен сам процесс.

Хвост девятый. Два поручения Эльтиши

Тэм прогуливалась по саду Темной Ночи, выбирая лучшие травки для зелья, ей хотелось блеснуть своими знаниями и умениями, доказать, что она добилась многого и достойна не только патента, но и какой-нибудь еще награды. Например, приглашения на бал, где можно встретить мужа. Время неумолимо неслось вперед, а вместе с ним приближался и день возвращения в родные северные земли. Да, работа на Длань, могла дать отсрочку, но Тэмлаэ была уверена, что отец обязательно найдет способ сплавить ее замуж.

Закончив с выбором ингредиентов, жрица покосилась на домик, и решила притаиться на лавочке в саду. Посидеть и подремать минут пятнадцать будет не лишним. Никто не узнает, а ей небольшой, но отдых. Устроившись в тени раскидистого дуба, Тэм откинулась на спинку лавочки, пропела себе под нос заклинание, и провалилась в сон.

Кристалл на груди жрицы завибрировал, и она с тоской разлепила веки. Тэмлаэ показалось, что прошло всего несколько мгновений, только закрыла глаза, как нужно вставать. Но она привыкла брать себя в руки, быстро просыпаться и продолжать работу. Подхватив корзину, Тэм медленно пошла в сторону домика, задержалась на несколько секунд на крыльце и нырнула внутрь как раз в тот момент, когда затухала портальная вспышка.

— А где Касс? — настороженно спросила жрица.

— Отправилась на свое задание, — пожала плечами Темная Ночь, картинно поправляя черные кудри. — Ты готова? Я прямо вся в нетерпении.

— А то у меня выбор есть? Нет, конечно же, я бы куда с бо́льшим удовольствием завалилась куда-нибудь подремать, но только это путь саморазрушения. Да, мне нужна будет еще еда. И приготовленное зелье мое!

— Но травы же из моего сада! — притворно возмутилась Эльтиша.

— Я могу оставить их вам и не показывать ни рецепт зелья, ни процесс приготовления, — сухо ответила Тэм, с вызовом смотря на свою Мистрис.

— Хм… теперь я понимаю… — задумчиво протянула Ночь.

— Что понимаете?

— Почему тебе так часто уступают. Ты умеешь отстаивать свои интересы.

— Приходится, — сухо ответила жрица. — Меня проводят в алхимическую лабораторию?

Хозяйничать в доме мага — самоубийство. Кто знает, какие заклинания и куда он прицепил. А времени, сил и желания разбираться в этом у Тэм не было.

— Да, следуй за мной, — царственно велела Эльтиша, размеренной походкой направляясь к неприметной лестнице в подвал.

Подхватив корзину, Тэмлаэ поспешила за ней. Оказавшись на этаж ниже, жрица присвистнула. Коридор уходил вперед как минимум на десяток метров, слабо светящиеся шары под потолком не давали разглядеть точнее. По спине поползли мурашки, какая-то не очень приятная аура тянулась в подземелье, словно там совершались темные дела. Но Эльтиша будто не замечала ее, уверенно двигаясь вперед. Маленькие каблучки стучали по каменным плитам пола, а эхо подхватывало звук, унося все дальше. Жрице хотелось спросить, куда же они направляются, но она решила не нарываться. Кто знает, что придет в голову одной из самых экстравагантных волшебниц Ордена? Лучше не проверять. По крайней мере, не на себе.

Поплутав немного по закоулкам подземелья, Темная Ночь остановилась перед одной из массивных дверей, обитых железом, сняла с шеи кристалл и открыла проход.

— Ну, располагайся, — с усмешкой сказала волшебница, отступая в сторону и пропуская Тэм вперед.

Жрица невольно напряглась, но все же вошла. Терять ей нечего. Если уж и жалеть о чем, так это об оставленном на поверхности посохе. А так… вряд ли ей удастся противопоставить что-то Эльтише, если та вдруг решит напасть. Вдохнув поглубже, Тэм вошла в комнату, под потолком тут же разгорелись световые шары, и жрица восторженно ахнула. Ей еще никогда не приходилось работать в такой современной алхимической лаборатории.

— Это же просто фантастика! — с восторгом воскликнула Тэм, нежно поглаживая пальцами стеклянные колбочки и пробирки.

— Я рада, что ты оценила. А теперь перейдем к изготовлению. Я могу записывать? — строго спросила Эльтиша, устроилась за столиком в углу и достала бланк патента.

Тэм сверкнула глазами и кивнула:

— Да, давайте начнем. Одним из основных критериев успеха является тщательное перемешивание всех ингредиентов. Свежие травы дают больший эффект. Необходимо взять в равных долях мелиссу, драконий клык, корень маковичника и листья ортонского ореха. Их помещают в ступу и перетирают, — Тэм с наслаждением рассказывала о своем изобретении, складывая травки в емкость. — Мы получаем кашицу, в которую нужно добавить по три капли жерчичного и кричного масел, а также две ягоды фожи. Продолжаем перемешивать. Когда кашица становится однородной, добавляем немного дистиллированной воды, переливаем в колбу и ставим в перегонный куб…

 

Эльтиша устало записывала убористым почерком в бланк все этапы приготовления зелья и была готова порвать дотошную жрицу на кусочки за такое подробное описание. Хотя, с другой стороны, Темная Ночь понимала, что у такой точности есть свои плюсы. По крайней мере, рецепт получится максимально подробным.

— Кстати, Тэм?.. — спросила Эльтиша, растирая закостеневшую руку.

 — Да? — удивленно отозвалась жрица, наблюдая за тем, как последние капли эликсира стекают по стеклянной трубке.

— А яды ты умеешь делать? — будничным тоном поинтересовалась волшебница.

— Умею. Вам нужен какой-то яд? Хотя, чего это я спрашиваю, у вас много подходящих растений в саду… — Тэмлаэ растерянно посмотрела на волшебницу.

С одной стороны, Мистрис могла приказать ей сделать любой яд, но… с другой-то стороны, подставляться Тэм не хотела. Мало ли как Темная Ночь использует отраву?

— Да нет. Просто думала, вдруг… вычитала в одном старом манускрипте данные о яде, не убивающем, а замедляющем процессы в организме так, что человек кажется мертвым. Интересная вещь, не находишь? Но я проверила все архивы и новые патенты, ныне такой не известен.

— Никогда не слышала, госпожа Темная Ночь, — жрица раздраженно пожала плечами и с облегчением выдохнула. — Я целительница, а не ассасин. Я больше интересуюсь лекарствами.

— Вот и я так подумала, но вдруг… А я дописала. Осталось только заверить.

Тэм тут же оторвалась от созерцания перегонной установки и подошла к столу, облизывая губы. Патент так близко, почти в ее руках.

— Вот, твоя магическая метка нужна здесь. Свою я уже поставила.

Жрица осторожно взяла документ, поднесла к глазам и внимательно рассмотрела, прочитала от начала до конца и только потом подписала.

— Какая же ты дотошная, — недовольно пробурчала Эльтиша, забирая у Тэм документ. — Его заверят в бюро и пришлют тебе твою копию. Не переживай. Я прослежу за этим.

Тэм кивнула и вернулась к эликсиру, перелила его в пустую колбу и спрятала в поясной сумке.

— Что-нибудь еще? — спросила жрица, с прищуром поглядывая на Мистрис.

— Нет. Пойдем, выведу себя из своего маленького темного царства. А там уже разберешься. Тебя, вроде бы, хотели видеть в Ордене. Заскочишь.

Проворчав что-то не очень цензурное под нос, Тэм покорно поплелась вслед за Темной Ночью. С каждым днем желание спрятаться где-нибудь в дремучем лесу и поспать становилось все сильнее, а работы меньше не становилось. Наоборот, воображаемый список разрастался и придавливал сверху.

Хвост десятый. Больше работы для маленькой жрицы

Представитель Ордена незаметной тенью проскользнул в таверну, переглянулся с Морилин. Та тут же расплылась в довольной улыбке.

— Давно не виделись, Кальден. Как жизнь? — Моро смущенно отвела взгляд, и только слепой не заметил бы неприкрытой симпатии к гостю. Вот только Кальден, похоже, тот самый слепец.

Он стянул шляпу котелок, прижал к груди и поклонился, обводя задумчивым взглядом помещение.

— Кто тебе так заклинания настроил? Неужели не стала экономить в этот раз? — с профессиональным любопытством поинтересовался Кальден, выкладывая на стол связку защитных амулетов.

Моро недовольно поджала губы, но больше ничем не выразила своего негодования. Натянув на лицо милую улыбку, хозяйка таверны забрала амулеты и беззаботно махнула рукой.

— Да мальчишка настраивал, низший чин.

Кальден довольно хмыкнул, еще раз посмотрел на рисунок заклинаний, сделал пару пасов руками под тихое пение под нос.

— Он хорош, почти идеален, — побарабанил пальцами по стойке. — Дала бы парнишке рекомендацию. Гляди и повысили бы.

— А какой мне от этого толк? — раздраженно бросила Моро, не желая обсуждать дела. И так с Безымянным Перстом видятся не часто, а тот еще о делах да о делах говорит.

— Я думал, добро обычно просто так делают. Разве нет? Когда ищут выгоду, то это уже никакое не добро. Впрочем, решать тебе. Его, так или иначе, заметят, можешь не сомневаться.

— Меня бы кто заметил, — проворчала под нос Морилин.

— Тебя и заметили. У тебя и так одна из самых престижных должностей. С твоими-то способностями к магии, точнее, с их отсутствием, — Кальден оперся локтем о стойку и с прищуром посмотрел на Моро.

— Как будто одной магией мы едины, — нахмурилась та, скрестив руки на груди. — Найди мне кого-нибудь из Ордена, кто так же ловко обращается с арбалетом!

— И что сделает твой арбалет магическому щиту? — с усмешкой спросил Кальден, смотря хозяйке таверны прямо в глаза. — Ничего, Морилин. Совершенно ничего. Для любого мага ты словно слепой котенок. Расправиться с тобой ничего не стоит. Так что… не строй слишком больших иллюзий. Я понимаю, что тебе хочется быть сильнее. Но мы все разные. И в этом есть своя прелесть.

— Вот так вот взял и унизил, — фыркнула Моро, натягивая маску непроницаемости и возвращаясь к блестящим тарелкам.

— Я просто не хочу, чтобы в критический момент ты пострадала из-за своей самоуверенности. У каждого из нас свое место, своя партия. И стоит играть ее чисто, не фальшивя, чтобы иметь шанс дойти до конца, — многозначительно ответил ей Кальден. — Мальчишка, как всегда, наверху?

Моро кивнула, отворачиваясь. С одной стороны, забота Кальдена приятна, но вот форма, в которой она воплотилась… раздражала и делала больно. Хотелось высказать этому наглому магу все, что накопилось за долгие годы. Но Морилин слишком дорожила своей работой, чтобы просто так ее потерять, как много лет назад потеряла всю семью.

— Да, наверху, — сухо ответила Моро и, переступая через себя, добавила: — Надеюсь, вы сможете не допустить лишних жертв. Иначе я потеряю смысл жизни…

— Мы делаем все возможное, — Кальден махнул рукой и направился в сторону лестницы.

— Безымянный Перст! — окликнула его Морилин и, дождавшись, когда мужчина обернется, уперла руки в бока и строго на него посмотрела. — Обед через полчаса. Не задерживайтесь!

Кальден улыбнулся, чуть склонился вперед и с недовольным ворчанием принялся подниматься по лестнице. Любовь Раульфана к жизни в “скворечнике” он не одобрял. То ли старость сказывалась, то ли лень слишком сильна, но Безымянный Перст ордена Всеукрывающей Длани ворчал все восемь лестничных пролетов и длинный коридор и успокоился только возле двери искомой комнаты. Постучав для приличия костяшками пальцев и выждав несколько секунд, Кальден вошел и замер.

На окне, расставив руки в стороны, принимал солнечные ванны кактум. Зеленый колючий монстр напевал что-то себе под нос и покачивался. Картина настолько нереальная, что Кальден Закорро даже пропел защитное заклинание и только потом приблизился к письменному столу, за которым, не обращая ни на что внимания, сидел Раульфан.

— Привет, малыш, — поздоровался Кальден и положил руку на плечо.

Ран вздрогнул, резко обернулся, готовый в любой момент броситься в атаку. Но врагов не было, только старый бесцеремонный знакомый. Маг техники выдохнул с облегчением, перевернул мелко исписанный лист и с прищуром посмотрел на гостя.

— Чем обязан?

— Прислали с проверкой, — беззаботно ответил Кальден, уселся на кресло и закинул ноги в голубых пушистых тапочках на журнальный столик.

— Опять… неужели вы до сих пор не поняли, что я ради нее умереть готов? — устало спросил Раульфан, садясь напротив.

— Поняли. Но ты же знаешь, что…

— Что, пока не покопаетесь у меня в голове, не отстанете? Кто бы сомневался, — ухмыльнулся Ран, нервно барабаня пальцами по подлокотнику.

 — Как будто тебе в первый раз.

— Если бы в первый… то я бы так не нервничал. Не знал бы, какая это гадость. Ну и кто в этот раз полезет в мою голову? — с усмешкой спросил Раульфан, с трудом скрывая нервную дрожь в пальцах.

Ему и самому интересно, что он такое упустил, что позволил украсть Илавин. Этот вопрос не давал покоя, но копаться в собственных воспоминаниях не только бесполезно, но и вредно, вот он и отвлекался как мог.

— Я. Сегодня в твое сознание пойду я.

— А вы умеете? — настороженно спросил Ран, не желая работать с неопытным специалистом.

— Еще как умею, малыш. Один из лучших менталистов в Ордене к твоим услугам.

— Тогда почему?..

— Почему я не посмотрел твои воспоминания в первый раз? Потому что дело не такое важное. Это очень энергозатратно. Меня на всех не хватит.

Маг техники недовольно фыркнул и скрестил руки на груди.

— И нечего бучиться. Тебе не идет. Посмотри мне в глаза, — то ли попросил, то ли приказал Кальден.

Ран против воли послушался его и тут же утонул в темных, почти черных, глазах. Боли нет, только тошнота подступила к горлу.

 

Пришел в себя Раульфан на кровати. Голова противно кружилась, чуть покалывало в висках. Привстав на локте, маг техники нашел взглядом Кальдена, увлеченно о чем-то болтающий с кактумом.

— Уже спелись? — ехидно спросил Ран, садясь и закрывая глаза в попытке убрать пляшущие темные пятна.

— Знаешь, после того, как ты отключился, он меня чуть не поранил. Весьма опасный экземпляр. Ты его откуда достал? Орден им явно заинтересуется.

— Я разумный! Не смейте говорить обо мне в третьем лице пока я тут! Это не вежливо! — тут же вставил свое веское слово кактум, скрестив руки на груди.

— Ой, да кто докажет, что ты разумный? Говорящий кактус. Что мы, говорящих кактусов не видели? — спросил Кальден, поглядывая на зеленого монстра.

— Я уже отправил запрос на присвоение интеллектуального уровня в комиссию по магическим существам, — ухмыльнулся кактум. На его лице появилась ниточка из ярких желтых розочек. — Так что если меня не найдут, то к вам будут вопросы.

— Да ну? Ну пошутил кто-то насчет разумного говорящего кактуса…

— Который пришел и лично отдал прошение? — с сомнением спросил кактум.

— Да когда ты успел? Ты же все время тут был! — недовольно буркнул Ран, осторожно приоткрывая глаз.

— Когда успел… Когда успел тогда и успел! Пока ты дрых с утра.

— Ладно, мальчики, угомонились. Ранни, лучше скажи мне, почему ты не отправил рапорт в Орден о человеке с совиными глазами, — сурово спросил Кальден, не сводя пристального взгляда с мага техники.

— Видел его всего один раз. Когда мы на колесе застряли. Думал так, совпадение, — пожал плечами Ран. — А когда подумал о важности, стало уже поздно…

— Вот поэтому и не видать тебе повышения.

— Да к демонам оно мне не надо! — Раульфан подскочил с постели, сжимая кулаки. — Единственное, чего я хочу, это избавиться от проклятых культистов и жить спокойно с Илавин. Или без нее, если она этого захочет!

— Тише, тише… успокойся. От твоих криков лучше никому не будет. Поверь, пока ничего совсем уж страшного не случилось. Есть еще три девушки… и пока они на свободе, твоей ненаглядной ничего не грозит, — попытался успокоить его Кальден.

— Ага! А как их так же уведут из дома среди бела дня, то все? Что делает Орден? Как всегда, прикрывается красивыми словами, а по факту ничего! — в отчаянии выкрикнул Ран. — Если ты узнал все, что хотел, оставь меня. И это зеленой чудовище с собой забери, раз оно так тебе нравится.

— Не боишься, муж хозяйки, что она будет недовольна? — ворчливо спросил Кактум.

— Боюсь, что если вы будете мне мешать, то я так и не закончу то, что делаю. И Илавин мы не спасем. Выметайтесь!

— Пойдем, — обратился к кактуму Кальден, аккуратно поднимая со стола горшок. — Малыш слишком нервничает. Это нормально, молодые люди такие глупые и самонадеянные. Пусть побудет один. Ты, кажется, хотел котлету? Обед почти закончился, но, я думаю, Моро нас покормит. И этому порцию отправим. Кстати, Ран, лови!

Кальден обернулся, кинул Раульфану защитный амулет и вышел. Маг техники поворчал несколько мгновений для вида, натянул на шею долгожданный подарок и вернулся за стол. Перед глазами все еще плясали тени, но в ближайшее время вряд ли станет лучше, а работа сама себя не сделает.

Подрагивающей рукой перевернув исписанный листок, Ран вгляделся в расчёты, недовольно ругнулся, зачеркнул часть из них и принялся пересчитывать. Ошибиться очень легко.

Хвост одиннадцатый. Кактум находит друзей

В дверь постучали, и, не дожидаясь приглашения, внутрь вошла одна из официанток. Она молча поставила на столик поднос и так же тихо удалилась, лишь на мгновение задержавшись у двери и бросив короткий взгляд на Раульфана. Похоже, девушка что-то хотела сказать, но по ведомым только ей причинам передумала. Ран ее не заметил, испещряя мелким убористым почерком очередной лист.

В работе легче забыться, отвлечься от тревожных мыслей. Слова Кальдена о том, что Илавин пока ничего не грозит, не слишком-то успокоили. Своевольную магичку надо найти. И как можно скорее. Чтобы ничего не случилось! Потому что уж слишком зыбким было это "пока", ненадежным и не вселяющим надежды.

Ран ненадолго отвлекся от расчетов, уловив приятных запах свежего прожаренного мяса. Живот недовольно заурчал, голова закружилась, и магу техники пришлось с сожалением отложить работу и поесть. Голодный обморок ему, конечно же, не грозил, но с пустым желудком работается во сто крат хуже.

Подняв металлический колпак, сохранявший тепло, Раульфан с тоской улыбнулся. Ужин чем-то напоминал завтрак из будуара, где их с Илавин заперла Горин: каша с мясом, тосты, суп и десерт. На душе снова стало тоскливо, но маг техники упрямо запустил ложку в тарелку и приступил к еде.

“И все же… зеленого чудовища не хватает. Он хоть немного скрашивал одиночество и тоску, — подумал Ран, размазывая по хлебу масло и отправляя в рот ложку супа. — Но иногда он такой болтливый… прямо… прямо как Илавин в детстве. Вот уж правду говорят, что питомец похож на хозяина! И не поспоришь же!”

Методично расправившись с ужином, Ран почувствовал себя лучше. В животе приятно-тепло, мысли упорядочились и, хоть и отчаянно захотелось спать, маг нашел в себе силы закончить первоначальные расчеты. Перепроверив в последний раз, Раульфан спрятал лист в записную книжку, наспех умылся и забрался под теплое одеяло.

Сонливость, еще десяток минут назад мучившая его, улетучилась. Ран беспокойно ворочался в постели, не в силах найти удобную позу, в которой пришел бы сон. Мысли стаей комаров кружили вокруг, не только не давая отдохнуть, но и высасывая последние силы. Стоило закрыть глаза, как перед внутренним взором появлялся образ Илавин. Девушка выглядела несчастной и недовольной, с укором смотрела на Рана и безмолвно винила его в случившемся. И пусть Раульфан понимал, что не мог ничего изменить, сердце болело. Нет ничего хуже вины, вмененной себе сам.

А еще ощущение того, что он делает недостаточно, не давало успокоиться. Подскочив с постели, Ран закутался в халат и принялся мерить шагами комнату. Спускаться не хотелось: другие гости, не члены Ордена, уже наверняка пришли и, так или иначе, мельтешат в главном зале.

Общаться с кем попало не хотелось, но и жаловаться на жизнь Морилин при куче народа тоже не вариант. И Кактум очень бы пригодился как не молчаливый слушатель. Но своенравный кактус ушел!

Покрутившись еще немного, Раульфан попытался вернуться к расчетам, но буквы и цифры прыгали перед глазами. Отчаянно разболелась голова, и маг, плюнув на все, вернулся в постель. Ворочаясь с боку на бок, он все глубже проваливался в сон.

 

Темно и сыро, холодно и голодно. Ран недовольно подумал, что из-за нервов ест не в себя. Осмотревшись, маг уловил слабый свет и пошел на него. Под ногами что-то иногда хлюпало, Раульфан по щиколотку проваливался в противную ледяную воду, от которой несло гнилью и смертью. Не понимая, где находится, Ран подсознательно чувствовал опасность, и нервно оглядывался по сторонам на каждый шорох и скрип.

Коридор был длинный и широкий, расставив руки в стороны, Ран не смог дотронуться до стен, да и до потолка дотянуться не получилось, он уходил вверх, судя по всему, на несколько метров. Каменный мешок давил своей мощью, не давая вдохнуть полной грудью. Что-то похожее Раульфан чувствовал в прошлом, оказавшись впервые в подземельях Ордена, но там

не в пример чище... и спокойнее.

— Что-то ищешь? — спросил голос откуда-то из темноты.

Ран тут же развернулся на пятках, оставив слабый источник света позади.

— Смешной маленький мальчик. Отвечай, когда тебя спрашивают, — голос определенно принадлежал женщине и казался Раульфану знакомым, но он никак не мог припомнить, где слышал его.

— Ищу. Жену, — сухо отозвался маг, осматриваясь по сторонам в безрезультатных попытках разглядеть незнакомку...

— Маленькую глупую блондинку? — уточнила женщина, и Рану показалось, что на короткое мгновение на его плечо легла ледяная ладонь. — Зачем она тебе? Она тебя не любит, вечно воротит нос, ругается, не доверяет… Она ведь тоже видела Хозяина Ночи, но промолчала. Гордая маленькая глупышка.

— Заткнись! — зло выкрикнул Ран, сжимая кулачки.

— Не нравится правда, малыш? — незнакомка засмеялась, перемещаясь из-за спины куда-то вбок. — Она ведь эгоистка, принцесса.

— Не тебе, чудовище из тьмы, судить ту, что много лет владеет моим сердцем, — хмыкнул Раульфан, скрещивая руки на груди. Промокшие ноги заледенели и начали побаливать от холода. С появлением незнакомки воздух вокруг наполнился зимней стужей.

— Горячая любовь, что пылает без дров уже десяток лет? Как мило. Думала, смертные на такое не способны. А я думала, тьма добралась до ваших сердец, — в ее словах звучало неприкрытое сожаление.

— Кто ты? Черный Сонтум, владеющий тьмой и посмертием, мужчина. И он не творит описанного зла! — огрызнулся Раульфан, заступаясь за божество.

— Я? Ой, не забивай себе голову, малыш. Я просто пришла поговорить. Впрочем, если ты не хочешь, я уйду. Не страшно остаться одному в темноте?

— Я не вижу тебя. Так что все равно что один, — ухмыльнулся Ран.

— Это пока. Тьма живая, в ней рождаются слухи и страхи, боль и любовь, свет… Тьма милостива и может дать тебе то, что ты хочешь. В обмен на маленькую услугу, конечно. Просто так ничего не бывает, малыш.

— Что тебе нужно?! — выкрикнул маг, сжимая кулаки.

— Ой, да сущая мелочь. Ты и так бы ее сделал. Но, если свяжешь себя договором, будешь делать старательнее. Ну так что, малыш, сделаешь кое-что для меня, а я отвечу на твой вопрос.

— Какой вопрос? — недоверчиво спросил Ран, пытаясь вспомнить, когда успел выдать таинственной незнакомке свои мысли.

— Что с твоей белокурой принцесской. Я даже показать смогу. Ну так что, сделка будет? — на мгновение во тьме полыхнули алые глаза с вертикальным зрачком.

Ран невольно отступил на шаг назад, споткнулся и начал падать. Холодная миниатюрная ладонь схватила его за локоть, легко оберегая от падения. Магу стало страшно. Невидимое существо просто играло с ним, как кошка с мышкой. И самое ужасающее то, что вряд ли молодой маг мог что-то ему противопоставить.

— Я согласен, — обреченно ответил Ран.

Незнакомка резко дернула его на себя, а потом потащила вперед по коридору.

— Куда мы? — неуверенно спросил Раульфан, едва успевая переставлять ноги.

— Увидеть то, что тебя беспокоит. Твою… — незнакомка замолчала на мгновение, словно подбирала слова. — В общем, эту девочку. А вот и пришли!

Она толкнула Рана вперед, и магу показалось, что он врезался в очень прочное стекло. Препятствия впереди не видно, но что-то не пускало дальше. Неожиданно полыхнул осветительный шар, больно ударив по глазам. Ран зажмурился.

— Ну что ты. Смотри. Ты ведь этого хотел, — промурлыкал за спиной голос.

Раульфан обернулся, но не увидел рядом с собой никого. Словно с ним разговаривала сама тьма. Стало неуютно и, стараясь отвлечься, маг принялся вглядываться в помещение за странной преградой.

Один за другим зажигались шары под потолком, вырывая из темноты огромные клетки, где, словно звери, сидели люди. Ран пригляделся и понял, что все девять пленниц девушки.

— Вон там, чуть левее, малыш, твоя, — холодная ладонь повернула его голову, и Ран увидел Илавин.

В бессильной злобе маг ударил по стеклу.

— Не бушуй, малыш.

— Где находится это место? — спросил Ран, в бессильной ярости сжимая кулаки.

— Я не знаю, малыш. Но ты можешь узнать. И это и есть твоя задача. Ты начал делать одно заклинание. Постарайся завершить поскорее. Время дорого.

— Кто ты? Зачем помогаешь?

— Не важно. Просто закончи заклинание. Считай это своим отчаянным желанием, миссией, как хочешь. Но оно приведет тебя к ней. Запомни, малыш.

Тьма вокруг вдруг стала непроглядной, но теплой и обволакивающей, и из сна-видения Ран провалился в странные липкие бессвязные грезы.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям