0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Не снись мне » Отрывок из книги «Не снись мне»

Отрывок из книги «Не снись мне»

Автор: Хусаинова Нигина

Исключительными правами на произведение «Не снись мне» обладает автор — Хусаинова Нигина Copyright © Хусаинова Нигина

Пролог

Трое детей в возрасте шести лет играли в песочнице. Двое мальчишек строили замки, а девочка сидела по центру, играя с куклой Барби. В те времена, эта кукла была практически эксклюзивом и в их дворе, такой не было ни у кого из девчонок.

Отец Маргариты Кочетковой, той самой девочки, привез «стройняшку» с кучей аксессуаров из Америки. Единственную дочь, он баловал каждый раз. Но девочка росла на удивление послушной. И, каждый раз безумно радовалась встречи с ним. Не только потому, что папа привозил игрушки и вкусности. Марго очень любила отца. Кроме того, его поездки случались довольно часто и, Павел Михайлович подолгу отсутствовал в родном городе.

В Кочеткову двое друзей мальчишек были влюблены. Конечно, это детская наивная любовь. Но все же оба хотели к себе больше внимания. Сама же Рита недолюбливала Игоря. Сын богатых родителей, он часто обижал Макса, который был из простой семьи. Мамы учителя и отца ремонтника обуви. Марго, несмотря на воспитание (музыка, рисование, бальные танцы), во дворе становилась настоящей бандиткой. И часто защищая Макса, дралась с Игорем. Точнее она его лупила, а мальчишка просто стоически терпел. Но и врозь эти ребята жить не могли. Похоже, всех троих устраивала сложившаяся ситуация. Да и кто из нас в детстве не дрался? А через полчаса, как ни в чем не бывало, снова играли вместе.

Игорь построил настоящий особняк. У мальчика, судя по всему, имелся талант. Дом из песка выглядел качественно и детально. Даже окошки со ставнями присутствовали. Помимо мелких деталей, дверей, окон, дымовой трубы, Игорь сделал гараж, а возле дома машину.

Максим тоже завершил строительство своего дома. Но тот получился обыкновенным замком с башенками, который строят практически все дети у моря.

Мальчишки довольные подошли к Рите.

  — Все! — хором оповестили они. — Мы закончили! Гляди…

Игорь взял ее за руку и подвел к своему творению.

  — Видишь машину?

Марго недовольно выдернула руку.

  — И что?

  — Когда я выросту, я привезу тебя на ней в наш дом! — довольно произнес Игорь. — Смотри, какой большой. Тут даже есть комната для твоей коллекции Барби…

  — Нет, — возразил Макс. — Рита будет жить со мной! — он уверено перетянул девочку на свою сторону.

Взгляд Игоря был полон тоски. Того и гляди расплачется. Но отец всегда говорил: «Мужчины не плачут!». Поэтому привычно полез на Макса с кулаками.

Марго довольно быстро разняла дерущихся мальчишек. Возможно, просто потому что она им нравилась или же девочка действительно была сильной. Но уже через несколько минут они стояли по разные стороны.

  — Знаешь, Игорь, — презрительно сморщив лобик, начала Рита. — Я не поеду с тобой ни в какой дом! Ясно тебе? Я буду жить с Максом…

Нога девочки безжалостно растоптала домик, который на протяжении нескольких часов строил Игорь.

  — Вот так! — фыркнула Марго, и, взяв под руку Максима, ушла из песочницы.

Игорю стало обидно, но мальчик помнил слова папы. И, стоя у разрушенного домика, поклялся. Что однажды, завоюет сердце девочки. 

Глава 1

Пятнадцать лет спустя…

Марго громко хлопнув дверью, вошла в дом. Всегда забывала, что массивная дверь так оглушительно закрывается. Буквально давая под зад.

— Я дома!

Слова эхом разнеслись по просторному холлу. Как обычно, девушку встретил угрюмый дворецкий. Сказав привычное, «Добро пожаловать» и, ответив на несколько вопросов, удалился восвояси. Рита, повесив сумку на вешалку возле входа, прошла на задний двор. Няня Настасья Петровна подолгу проводила время в саду. Пересаживала цветы, возилась с зеленью. Несмотря на английский газон, Павел Михайлович разрешил няне посадить петрушку, лучок, укроп и прочую зелень. Няня находилась в теплице в самом конце двора. И, иногда так увлекалась, что подчас ничего вокруг не замечала. Раньше, когда Рита была маленькой, Настя не позволяла себе с головой уходить во флору. Но сейчас девочка выросла, и в тщательном присмотре не нуждается. К тому же, с ней все время телохранитель. Суровую и не улыбчивую женщину, Павел Михайлович нанял, когда Рите стукнуло четырнадцать. Отчего охранник девушка? Потому что Марго впервые закатила отцу истерику. Мол, все подружки будут смеяться, если за ней будет мужик ходить. Пусть лучше женщина. Так хоть можно сказать, что подруга или сестра. Плюс ко всему, телохранитель одета не как охранники в костюм, а в обычные джинсы и футболку. На этом тоже настояла Марго. А отец не стал спорить. Так даже лучше, она сливается с людьми и не привлекает к себе внимания.

                Рита вошла в теплицу. Из-за натянутого пакета и обогревателей, здесь было душно. Уже через минуту, рубашка противно липла к телу. И Марго поражалась, как няня может проводить здесь часы.

  — Здравствуй, няня…    

  — Ох, — вздохнула Настасья. — Ритусик, ты меня напугала. Когда подходишь, хоть песенку напевай, что ли…

  — А толку? Ты все равно увлечена цветочками и не услышишь! — улыбнулась Марго.

  — Это зелень. Как учеба? Обедать будешь?

  — Не, мы с Ланкой в кафешку забурились. Я сыта.

Няня тяжело вздохнула.

  — Ох уж, эти ваши кафешки. Поди, все несвежее в вашу пинту забодяжили…

  — Да не в пинту, а в пиццу… — рассмеялась Ритка.

  — А, — отмахнулась няня. — Все одно!

  — Я чего зашла-то, сейчас переоденусь, и мы Игорька поедем встречать…

  — Звонарев приезжает? — нахмурилась Настасья.

Она знала о чувствах подопечной к этому мужчине. Но еще в далеком детстве, лет пятнадцать назад, чтобы прекратить детскую перепалку, Павел с отцом Макса договорились, что их дети в будущем поженятся. И отец Игоря тогда убедил сына, чтобы не лез. С тех пор, все трое успокоились и довольно долго дружили. Вместе ходили в одну и ту же школу, а позже тусовались в клубе.

Но время шло, дети выросли. И прежние чувства к Максиму для Риты казались смешными. Девушка всерьез полюбила Игоря. Да и парень тоже питал к ней нежные чувства. Но помнил, что она невеста друга. И, дальше дружбы отношения не заходили. А позже, он уехал в Америку учиться на архитектора. И вот теперь возвращается. Все это время друзья активно созванивались. Благо в двадцать первом веке это не проблема. Няня надеялась, что с уездом Игоря чувства Риты остынут и она, наконец, обратит внимание на Макса. Но все случилось с точностью наоборот. Марго, словно преданная невеста ждала Игоря. Конечно, девушка понятия не имела о договоренности взрослых, да и детскую болтовню уже забыла. А Максим, похоже, не замечал увлечения будущей жены другим мужчиной. Ведь она как обычно проводила с ним время. Вот только относилась она к Максу, как к другу, не более. Все эти походы в кино, парк и прочие прогулки были всего лишь для того, чтобы поскорее пронеслись эти долгих три года.

  — Марго, — няня встала. — Пойдем, поговорить нужно…

Когда Настасья Петровна произносила эти слова, Рита готова была провалиться сквозь землю. Фраза, «Нужно поговорить», никогда ничем хорошим не заканчивалась.

  — Няня, — как в детстве захныкала Рита. — Может потом?

  — Сейчас! — хмуро оборвала Настя. — Это срочно…

Марго нехотя поплелась за няней. Женщина привела ее в беседку, что находилась неподалеку от теплиц. Летний бельведер, только недавно привели в порядок. Обычно, беседку, похожую на две параллельные друг другу корзины, закрывают на зиму брезентом. Между двумя формочками «корзин» имелись четыре колонны. Оперевшись на одну из таких, няня завела рассказ.

  — Это было давно... — начала она. — Тебе тогда шесть лет было. Помнишь случай в песочнице?

  — Ну, няня, нашла, о чем вспомнить! — буркнула Марго. — Маленькой я тогда была, глупой...

  — Так вот… — продолжила Настасья.

Дальнейший рассказ все меньше и меньше нравился Рите. Оказалось, что отец Макса и ее заключили договор. Что когда она окончит институт, станет женой Максима. Теперь было понятно, почему Игорь перестал бодаться с Максом из-за нее. Институт она должна окончить через неделю. Как раз после этого приезжает и отец. Специально, чтобы обсудить предстоящую свадьбу.

  — Но я не хочу замуж за Макса! — возразила Марго. — Если бы знала раньше, то непременно бы сказала папе о том, что не люблю Горецкого. То есть люблю, но как брата, не более…

  — Поздно, дочка… — вздохнула няня. — Ты никогда не задумывалась, почему твой отец взял к себе на фирму Макса? Почему для его отца выделили такую мастерскую?

  — Просто чтобы помочь… — тихо ответила Ритка. — Они же соседи.

  — Глупенькая, — тихо возразила няня. — Это чтобы социальный статус его семьи не сильно отличался от твоего. На тот момент, когда Максим придет свататься.

  — Но я не хочу… — снова повторилась Марго. — Надо сказать отцу.

  — Нет, Ритусик. — возразила Настасья. — Всю жизнь, он потакал тебе. Выполнял все эти просьбы. А теперь, тебе придется выполнить его просьбу. Ты же знаешь, у него больное сердце. Конечно, ты можешь поговорить с ним, но если он будет просить тебя сделать хотя бы раз что-то для него, — няня окинула ее внимательным взглядом. — Не думаю, что ты сможешь отказать отцу…

И это было чистой правдой. Отец никогда ничего не просил и всегда выполнял ее просьбы. И если сейчас, он подойдет и скажет, «Дочь, ты должна сделать это ради меня». У нее язык не повернется отказать ему.

  — Так что, не стоит тебе ехать в аэропорт… — закончила няня. — Так для всех будет лучше.

  — Кому, няня? Кому будет лучше?!

  — Всем. В том числе и тебе и Игорю. Ты его спрашивала? Он тебя любит? Хоть раз о чувствах говорил? Что если он к тебе относится так же, как ты к Максу?

Доля правды в слова няни была. Рита никогда не интересовалась, любит ли ее Игорь. Но чувствовала, что чувства взаимны. Теперь она не знала, что и делать? Подчинится воли отца? С одной стороны, Марго вроде сама как виновата в сложившейся ситуации. Надо было сразу расставить точки над «и». Сказать Максу, что те чувства, которые она испытывала к нему в далеком детстве. Всего лишь детская симпатия. В конце концов, мало кто женится на своей детской любви. Чаще всего зная друг о друге с горшка они просто становятся друзьями. Да и разве можно выходить замуж, почти за брата? Да, кровной связи между ними нет, но Рита все равно относилась к нему как старшему брату. Другое дело Игорь. Он жил с ними в одном дворе не долго, да и после инцидента в песочнице не особо с ними общался. Лишь однажды в школе троица снова сошлась и стала дружить, как и раньше. Но потом Игорь уехал. А Марго и сама не поняла, как воспылала чувствами к тому, чей домик беспощадно растоптала. Она до сих пор, корила себя за ту выходку.

  — Макс сейчас за мной заедет. Я не могу не поехать… — грустно произнесла Рита. — Это будет странно.

  — Хорошо, если только вместе Максимом…

***

Максим сидел в машине перед воротами дома Марго. Ему очень не нравилось, что Игорь возвращается. Горецкий был счастлив, когда соперник уехал. Они, наконец, стали больше времени гулять с Ритой. Да вот только дальше дружеских прогулок дело не заходило. Даже поцелуя Макс от нее не добился. Однажды, сидя в кино, Горецкий наклонился, чтобы поцеловать ее. Но Ритка недоуменно посмотрела и с удивлением спросила: «Горецкий, ты чего?». По фамилии она обращалась только тогда, когда ей что-то не нравилось. И поэтому он больше не делал попыток поцеловать ее. Как-то раз он завел разговор о детстве. О том, помнит ли Рита, как дружила именно с ним, а не с Игорьком. Она тогда рассмеялась и сказала, что это все в прошлом. Но теперь Звонарев приезжает. Оно и понятно, Игорь тоже знал о договоренности семей. И, закончив учебу, возвращается домой и… на свадьбу друга.

Ритка вышла из дома, чернее тучи. Что случилось с девушкой, оставалось только гадать. Ведь, по сути, она должна быть счастлива.

  — Привет, — буркнула Марго. — Поехали…

  — Привет. Что-то случилось? Ты чего такая тусклая, как лампочка в общественном туалете?

  — А чему мне радоваться? Макс, — она замялась. — Скажи, ты знал?

  — Знал о чем?

  — Об этом дурацком договоре наших отцов?

Максим молчал и, Ритка убедилась в том, что он был в курсе.

  — Значит знал? Почему молчал все это время?

  — Рит, а что я должен был сказать? В принципе, эти слова тебе должен был сказать отец, но ведь его еще нет в городе…

  — Значит, поэтому ты клинья ко мне подбивал? Горецкий, я не выйду за тебя замуж… — категорично заявила Марго. — Я не люблю тебя. То есть люблю, но как друга, не более. Понимаешь?

  — Я тебя люблю. И этого достаточно. Поверь, моей любви хватит на двоих.

  — Горецкий, ты совсем придурок?! — разозлилась Ритка. — Я тебя не люблю! — по слогам повторила она. — Понимаешь?

Кочеткова хотела еще что-то добавить, но раздался звонок. Звонил Игорь, сказал, что у него что-то случилось. И ему срочно пришлось возвращать билеты. Но на свадьбу обязательно приедет. Марго потребовала остановить машину и вышла.

  — Ты, — голос дрожал. — Тоже знал?

  — Да, — донесся голос Игоря.

  — Почему? Почему тогда поддерживал со мной связь?

  — Мы ведь друзья, Ри, — стараясь не выдать своих чувств, произнес Звонарев.

«Ри», только Игорь ее так называл. Она считала, что это потому, что он по-особенному к ней относится, но видимо ошиблась. Горькие слезы обиды, разочарования и тоски, катились по щекам.

  — Ненавижу! — зло процедила Рита. — Ненавижу!

Она со всего маху швырнула мобильный телефон на шоссе. Аппарат разлетелся на составляющие.

  — Отвези меня домой, — потребовала Марго, когда Макс вышел из машины.

  — Рит, что случилось?

  — Ничего! Просто отвези меня домой…

Глава 2

Отец приехал на получение диплома. В принципе, как и обещал. Но впервые, Марго не была рада возвращению папы. Празднование завершения института, омрачил разговор. Долгий и тяжелый. По крайней мере, для Ритки. Поначалу, она пыталась отбрыкаться от предстоящей свадьбы. Даже рискнула прямо заявить отцу о том, что не любит Макса. Но Павел Михайлович не поверил. Он помнил, как Марго с детства тесно общалась с Горецким.

  — Папа, это была всего лишь дружба. Я не люблю Макса. И не хочу за него замуж…

  — Рита, я все время шел у тебя на поводу… — мужчина провел костяшками по подбородку. — Мне пришлось вложить уйму времени и сил, чтобы к данному времени, наши социальные статусы несильно отличались. Не желаю лишних разговоров, но я хотел, чтобы дочь вышла замуж за того, кого хочет. Поэтому все для этого сделал, а теперь, — он бросил испепеляющий взгляд на дочь. — Ты говоришь, что не любишь Горецкого? Очередной каприз? Маргарита, свадьба состоится. И это не обсуждается. Разговор окончен…

Рита вышла из кабинета отца. Что делать дальше, понятия не имела. После звонка Игоря, когда он сказал, что не сможет приехать, Марго поняла почему. Услышала разговор няни с отцом. Это она позвонила Звонареву. И только поэтому, он вернул билеты. Никаких срочных дел и в помине не было.

Кочеткова засыпала и просыпалась с мыслями о Звонареве. Несколько ночей подряд, практически перед самой свадьбой, ей снился один и тот же сон.

«Она шла к алтарю. На душе скребли кошки. Хотелось выть от досады, бросить все и бежать далеко. Но Рита ничего это не сделала, а просто продолжала идти по красной дорожке к мужчине, стоящему к ней спиной. Но была странность, по бокам от нее, на скамейках сидели гости. Люди, которых Маргарита никогда не видела. Складывалось ощущение, что свадьба не ее вовсе. Каждый шаг становился тяжелее предыдущего. И, в конце концов, она поравнялась с женихом. Мужчина повернулся и, Ритка замерла в неверии. Ее женихом был не Макс, а Игорь. Приглядевшись к лицу, она заметила, в нем странности. Глаза, цвета янтаря и змеиный зрачок. Он протянул к ней руку и, Ритка завизжала. Рука любимого была покрыта кожей крокодила, а пальцы заканчивались когтями».

Она с криком соскочила, огляделась. Спальня. Ее спальня. Снова этот сон. Она обняла колени, положив на них подбородок. Что это значит? Почему Игорь представлялся каким-то монстром. Может, это предупреждение?

Ритка покачала головой. Уснуть все равно уже не получится, и она решила прогуляться по саду. Накинув халат, Марго, стараясь не шуметь, вышла во двор. Ночной воздух слегка остудил мысли. Страшный сон, уже не казался таким страшным. Прогуливаясь вдоль дорожки, она размышляла о том, что возможно, стать женой Максима не так уж и страшно? От этой мысли где-то в груди заныло, а на душе стало тошно. Представить, что она проснется в одной постели с Горецким, Ритка не могла.

Большая луна освещала двор. Клумбы и кусты в мягком свете бросали причудливые тени на газон. Ритка дошла до беседки. Ступеньки тихо заскрипели, но в тишине этот скрип был оглушительным. Она даже подпрыгнула от неожиданности. Несмотря на июнь, погода в Ярославле далеко не летняя. Несколько дней шли дожди и сопровождались холодным ветром и даже градом. Словно сама погода рыдала вместе с ней. Рита поежилась. Ошиблась она, не накинув куртку. В одном халате долго не просидишь. Но и в спальню, возвращаться не хотелось.

Ритка открыла глаза. Солнце припекало щеку так, будто она уснула на газоне. Почти так и было. Оказалось, что остаток ночи, Марго провела в беседке. Как уснула и не замерзла, оставалось только догадываться.

В доме слышны были крики и какой-то шум. В открытых балконах то и дело мелькала голова Гали, ее телохранителя. Запыхавшаяся няня ворвалась в беседку с криком:

  — Она здесь! Я нашла ее… Ну, ты нас напугала, — тяжело вздохнула женщина. — Отец решил, что ты сбежала.

«Сбежала? А что, это мысль. Оставалось только понять, куда?»

  — Ритусик?

  — Да?

  — Как ты здесь оказалась?

  — Мне не спалось, вот я и решила прогуляться. А потом, видимо, уснула…

Завтрак прошел в суете. Через каких-то три дня состоится ее свадьба с Максом. Последние завершения подходили к концу. Оставалось только забрать свадебное платье. В салоне, Ритка пробыла почти весь вечер. Подводили последние штрихи. Выйдя из здания, Ритка устало вздохнула. Но самое тяжелое еще оставалось. Свадьба.

  — Домой? — спросила Галя, ожидающая в машине.

  — Нет. Давай к дому Горецкого. Поговорить хочу…

***

Дом Макса был намного скромнее особняка Кочетковой. Охраны здесь тоже не имелось. Поэтому зайти бесшумно, не составляло труда.

Ритка уже хотела громко спросить: «Есть кто?». Но услышала голоса двух мужчин. Она никогда не имела привычки подслушивать, но услышав в разговоре свое имя, невольно замерла. Судя по голосам, разговаривал Макс со своим отцом. Поначалу, мужчины обсуждали предстоящее торжество, а вот дальнейшие слова, заставили Ритку стоять как вкопанную и даже не дышать.

Из разговора, который явно не был предоставлен для чужих ушей. И уж тем более, не для Риткиных, она поняла, кем является на самом деле Максим.

  — Ну, вот сынок… — донесся тихий голос старшего Горецкого. После чего раздался тихий хлопок. Видимо, отец похлопал сына по плечу. — Ты, наконец, добился, чего хотел… — рассмеялся он. — Кочеткова стала твоей, а значит, вскоре и бизнес ее отца тоже. Паша уже стар, а если ты ей еще и сына сделаешь, то вообще будет замечательно…

Дальше Рита слушать не стала. Теперь понятно! Макс ее не любит. От слова совсем. Она лишь бонус к деньгам ее отца. Стало не только обидно, но и больно. Она ведь, сдалась на волю отца не только потому, что не хотела его волновать, но и потому, что Макс ее любил. Считала, что прожив с ним, как с мужем, она, возможно, сможет полюбить его. Марго влетела в машину.

  — Поехали отсюда! — зло бросила она. 

Машина неслась по проспекту Толбухина. Мимо проносились парикмахерская, пекарня и множество магазинчиков, предлагающих самые разнообразные товары. От мобильных телефонов до швейных иголок. Около одного из ларьков, Марго попросила остановить. Надпись над дверьми гласила: «Камелия». Из лозунгов и постеров можно было понять, что это цветочный магазин. Но помимо цветов, здесь продавали и мягкие игрушки и аксессуары. Одна из таких вещей и приглянулась Ритке. Небольшой брелок в виде ловца снов, висел у самой витрины. Маленькое колечко оплетено нитками цвета сирени. Причудливые узоры тянулись к центру кольца, где располагался янтарный камушек. От круга свисали пять миниатюрных, искусно сделанных пера из бронзы. Марго всегда нравились ловцы снов. Дома у нее их полно. Самый огромный висит в гостиной. Большой обруч, центр, которого заполняет материал с изображением волка. Но вот такого малюсенького ловца, который можно носить как украшение на шее, у нее не было. Она без сожаления отдала несколько тысяч рублей за столь, казалось бы, незначительную вещь.

Милый аксессуар ненадолго поднял Рите настроение. И она даже собралась с духом, чтобы еще раз поговорить с отцом.

Кабинет оказался пуст. Ни за массивным столом, ни на диване, где часто любил отдыхать отец, его не было. Но открытый ноутбук говорил о том, что еще недавно он работал. Рита прошлась до стола и заглянула в монитор. Отец никогда не закрывал страничку с почтой. Сколько бы она ему не говорила, всегда забывал это сделать. Ритка уже собиралась закрыть мейл, но увидела письмо от знакомого адресата.

«Павел Михайлович, я Вас понял. Приеду непосредственно на торжество. Чтобы не смущать Вашу дочь и Вас. Надеюсь Ри, будет счастлива. Иначе, я никогда Вам не прощу этого брака».  

Видимо, отца что-то отвлекло. Потому как он уже начал писать ответ и не дописал. Рита собиралась исправить текст написанный Павлом Михайловичем, но не успела. Зарядка, судя по всему, закончилась и ноутбук выключился. А включить не представлялось возможным. Конечно, нажать на кнопочку «power» не составляло труда. Но профиль отца был запаролен. Рита могла лишь войти в систему, как гость. Но, увы, там нет почты отца. А до свадьбы оставались считанные часы.

***

Рита стояла перед зеркалом. Легкий макияж не скрывал грусти на лице. Даже накладные ресницы не могли скрыть взгляд полный слез. Но кучка девушек снующих туда-сюда, кажется, даже не замечала этого. Работница салона зашнуровала корсет платья. И, единственное что спросила: «Не сползает?». Марго поводила плечами и отрицательно покачала головой.

  — Осталась фата и юбка…

Сначала на Риту нацепили подъюбник с тремя обручами, а затем и саму юбку от платья. Фату закрепили на «ракушке», сделанной из волос. Оставалось только поражаться, как эта конструкция не свалилась при первом же повороте головы. Впрочем, Ритке было плевать на то, как она выглядит. Вряд ли ее вид важен и жениху. Максу нужны только ее деньги и статус.

  — Восхитительно! — захлопали девушки, работающие над невестой.

И только после аплодисментов, Рита глянула на себя в зеркало. Она и вправду выглядела потрясающе. Корсет платья приподнимал грудь, а талия казалась осиной. От бедер шла пышная юбка до самого пола. Фата спускалась по плечам до поясницы.  

  — Последний штрих, Маргарита Павловна… — девушка, которая шнуровала корсет протянула туфли.

Рита с тяжелым вздохом всунула ногу в белые с крупными стразами на носке туфли. После чего, другая девушка, занимавшаяся ее макияжем, опустила фату.

Машина плавно катила по Свердловской улице. Здание дома бракосочетания находилось в самом конце. Но Марго предпочитала, чтобы этого дома вообще не существовало. Но «Тайота» довольно быстро привезла ее к загсу.

  — Приехали, — оповестила невесту Галина, открывая пассажирскую дверцу.

Рита неохотно вышла из машины и тихо попросила подождать ее у входа в загс. Решение пришло само. Марго глянула на замок зажигания, ключ телохранитель не забрала. Она, несмотря на неудобное и тяжеленное платье села на водительское сиденье и завела мотор. Марго вдавила педаль газа, направляя машину к квартире Игоря. Звонарев сказал, что прилетит непосредственно к торжеству. Но Ритка была уверена; Игорь в Ярославле. Просто не хочет своим появлением сорвать свадьбу. Долгожданная улица Урицкого была уже за поворотом, а там всего два дома объехать.

Придерживая полы грузного платья, Марго бежала по ступенькам. Один этаж, второй, третий. И Ритка замерла у двери любимого. Дрожащими руками она вдавила кнопку звонка. Задорная трель раздалась внутри квартиры, но никто не открыл. Она позвонила несколько раз и, тишина. Марго прислонившись к стене, сползла по ней. Слезы отчаяния катились по щекам. Видимо, Игорь действительно еще в самолете.

Послышался грохот, затем легкое шипение, с таким обычно раскрываются двери лифта. А затем, к двери подошел мужчина. Темно-синий деловой костюм, черные, слегка взлохмаченные волосы. Скорее всего, Звонарев уже оделся непосредственно к свадьбе, а домой заскочил, чтобы чемодан сбросить.

  — Игорь!

Ритка кинулась на шею к мужчине. Как же она была счастлива его увидеть и вот так вот просто обнять. Три года. Долгие три года, она любовалась им только на мониторе ноутбука, а сейчас, он здесь, настоящий, теплый.

  — Как же я скучала по тебе…

  — Ри? — удивился он. — Почему ты здесь? Ты должна быть в загсе…

  — Я сбежала, — всхлипывая, сообщила она. — Я не хочу за Горецкого, я тебя люблю…

  — Ри, — мягко отстранил Игорь Ритку. — Ты, невеста и без пяти минут жена моего друга.

  — Ты ведь тоже любишь меня! Помнишь тот песочный дом, в который ты хотел меня увезти?

  — Ри, — улыбнулся Звонарев. — Мы же были детьми. И, кроме того, я, конечно люблю тебя, но… — он замялся. — Как младшую сестру…

Щеку обожгла оплеуха. Рита тяжело дышала и собиралась залепить еще одну. Но Игорь прижал девушку к себе. И той оставалось лишь беспомощно лупить его кулачками по плечам.

  — Ненавижу… ненавижу… — бубнила она. После чего резко отстранившись, убежала.

                                                                              

 
Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям