0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Не зли ведьму! Или охотница за головами » Отрывок из книги «Не зли ведьму! Или охотница за головами»

Отрывок из книги «Не зли ведьму! Или охотница за головами»

Автор: Ванда Шелл

Исключительными правами на произведение «Не зли ведьму! Или охотница за головами» обладает автор — Ванда Шелл. Copyright © Ванда Шелл

ГЛАВА 1

Угасающие лучи солнца уже с трудом озаряли каменные стены тронного зала. Я стояла и с сожалением смотрела в огромное окно, разделённое фигурным переплётом. И ничто не могло заставить меня отвести взгляда от причудливой игры света, даже невыносимая боль от цепей. Но иногда моё внимание всё же переключалось на большую ритуальную чашу, до краёв наполненную тёмным вином. Но и она привлекала меня только тем, что в ней отражались отблески кровавого заката.

Он полыхал уже в полную силу, а значит, я проторчала здесь почти полдня! Но я совсем не против такой задержки… О Боги, неужели это последний заход солнца в моей жизни?!

Закат в Сотрионии. Какая завораживающая красота! Надо же… я в нескольких минутах от обряда, который вряд ли переживу, а мои глаза никак не могут оторваться от этого великолепного зрелища. Пускай этот мир жесток, но он безумно красив.

— Ведьма, жить хочешь? — раздался вдруг за моей спиной хриплый мужской голос.

«Идиот, а чего ещё может желать молодая здоровая женщина на пороге смерти?» — подумала я и лишь сильнее стиснула зубы.

В этот самый момент свод старинного замка осветили факелы, и в тронный зал, где происходило всё это бесстыдство, внесли главного зрителя — Главу клана ликанов Ройсека. Его грузное, расплывшееся в кресле тело с огромным трудом подняли на специальное возвышение несколько оборотней.

Фу! Мерзость какая! Я слышала о нём, но увидеть его мне «посчастливилось» только сейчас. Никогда бы не подумала, что оборотень может так разъесться. Он что, вообще не двигается и никогда не слазает со своего трона? И его всегда таскают на себе слуги? Но этот клан славился своей особой мужской привлекательностью. Честно говоря, я ещё ни разу не встречала несимпатичных ликантропов, а жирных как этот и подавно.

Неужели он тоже примет участие в обряде?! Хотя, это вряд ли… с его-то пузом. Буду надеяться, что мною займутся такие же привлекательные ликаны, которых я привыкла видеть в городах Сотрионии. Умереть так с удовольствием! Ну, или почти так, потому что вряд ли мне понравится последняя стадия этого обряда.

Но от таких мужчин я бы и сама не отказалась. Вот только я готова встретиться с ними при других обстоятельствах, а не в качестве жертвы для их Богини. Я бы согласилась на парочку, или даже на троих ликантропов… Но вот в чём беда — меня никто не спрашивал, чего я хочу. Меня просто схватили и притащили сюда. Искупали в нефритовой ванне, словно особу королевской крови, после чего долго втирали мне в тело дорогие благовония.

И теперь я стою здесь, прикованная к столбу, который подозрительно похож на гигантский фаллос, и жду своей участи…

— Если будешь послушной девочкой, то я вытащу тебя отсюда, — раздался уже знакомый мне низкий голос.

Я постаралась оглянуться назад, но обмотанная вокруг шеи цепь не позволила мне этого сделать.

— Кто ты? — процедила я сквозь зубы.

— Молчи, а то нас засекут. А я не хочу стать дополнительным подарком для собакоголовой Богини, — произнёс мой тайный благодетель. И я сразу же ощутила, как цепь, которая ещё секунду назад больно впивалась мне в тело, значительно ослабла. — Когда начнётся заварушка, просто сбрось эту железку с себя и всё. Но пока стой и не шевелись, а то она упадёт с тебя раньше времени.

Мне не нужно повторять дважды. Я сразу же поняла что к чему, поэтому замерла, едва дыша, и приготовилась не умирать. Но не успела я в полной мере осознать свалившуюся на меня удачу, как началось представление. Или обряд Волчьей Силы, как называли его ликаны. Ведь едва сюда внесли трон с жирным Главой клана, как зал наполнился полуобнажёнными мужчинами.

Интересно, сумела бы я по достоинству оценить это зрелище, не появись у меня надежда выжить? Вряд ли. Поэтому мои глаза с жадностью уставились на великолепно сложённых ликанов, а они, похоже, задумали меня порадовать своим зажигательным танцем. Вернее, не меня, а свою Богиню, но это уже не важно.

Все красавцы, один к одному. Высокие, широкоплечие, с обильной растительностью на теле, как и положено оборотням. Мне это даже нравилось. В них ощущалась звериная сила, необузданная мощь, причём во всех смыслах… Любовниками они были и на самом деле выдающимися, я знала это не понаслышке.

Неожиданно несколько донжуанов, как назвали бы их в Старом Свете, отделились от толпы. В страстном танце, о смысле которого нетрудно было догадаться, они начали приближаться ко мне. В конце концов они выстроились прямо передо мной и сбросили с себя свои набедренные повязки.

То, что я увидела, не стало для меня полной неожиданностью. Я и до этого момента прекрасно рассмотрела под этими тряпками их великолепную эрекцию. М-да… настоящие самцы, ничего не скажешь. Их Богиня наверняка осталась бы ими довольна. Чего нельзя сказать обо мне…

А в это время их танец становился всё откровеннее и откровеннее. Ещё немного и они начнут тереться об меня своими членами! Главное, чтобы дело не зашло ещё дальше, ведь тогда меня уже ничто не спасёт.

Не успела я об этом подумать, как началось главное зрелище этого балагана, а все, что происходило до этого, было лишь вступлением к нему. И меня это неслыханно обрадовало, так как мои горячие поклонники с вздыбленными достоинствами тут же отошли на второй план, а их место заняли участники поскромнее. Во всяком случае, они ещё не распалились, как их предшественники. Поэтому я тут же расслабилась и стала с любопытством наблюдать за их ловкими трюками.

Всё-таки любят ликаны напустить атмосферу раннего средневековья. Их мёдом не корми, дай только поиграть в диких людей. И это притом, что их клан считался одним из продвинутых в Сотрионии. Они давно уже применяли в своих домах газовое освещение, в отличие от других кланов. Но в некоторых случаях, например, как этот, ликаны предпочитали пользоваться примитивными факелами и прочими штучками из прошлого.

Вскоре я даже засмотрелась на чувственные танцы этих оборотней. В конце концов, я же ведьма. Не знаю, как их Богине, а мне очень понравились скачущие с огнём полуобнажённые красивые мужчины. Прямо-таки завораживающее зрелище…

Запах газа я почувствовала сразу. Но не успела я как следует испугаться, как началось то, о чём меня предупреждал мой загадочный доброжелатель. Все резко забегали и, похоже, ликаны враз обо мне забыли. Ещё бы! Все бросились спасать свои шкуры. И даже толстого Ройсека как ветром сдуло со своего трона.

— Долго ты собираешься здесь торчать?! — прорычал мне кто-то на ухо. — Сейчас рванёт! Бежим отсюда!

Не дожидаясь моей реакции, незнакомец буквально сдёрнул меня со столба. В результате чего я слетела с этого уродливого фаллического символа как пушинка. Правда, при этом я сильно ударилась коленом о каменный пол, но это не беда. Когда ты только что избежала смерти, на такие мелочи не обращаешь внимания.

Высокий незнакомец протянул мне руку, и я схватилась за неё, не раздумывая. Мы побежали с ним так быстро, что у меня ветер зашумел в ушах. И едва я со своим спасителем ворвалась в какой-то узкий коридор, как за нашими спинами раздался мощный взрыв. Рвануло так, что стены этого величественного старинного замка задрожали как при сильном землетрясении. Отчего с потолка сразу же посыпалась многовековая пыль и небольшие камни.

— Похоже, ты начисто разнёс их тронный зал. Бедный Ройсек… — ухмыльнулась я, с жадностью хватая ртом воздух. — Где мы? Откуда ты узнал об этом проходе?

— Тебе этого лучше не знать. И хватит болтать, побереги силы. Ведь мы ещё не выбрались из замка…

 

ГЛАВА 2

 

В Хокриостене образованные женщины не ценились, они считались там чем-то вроде проклятия. Ибо умная жена для любого мужа — сплошное наказание. Ведь гораздо приятнее иметь дело с безграмотной и забитой особой, которая не умеет ничего, кроме как выполнять домашнюю работу и раздвигать ноги. Только для мужа, конечно.

Я же, в отличие от здешних девушек, имела прекрасное образование. Я родом из Флиоса, а там к женщинам всегда относились уважительно, не как к домашнему скоту. К тому же отец всегда ко мне благоволил и выделял меня из числа своих детей. Но так было только до того момента, пока мне не исполнилось шестнадцать. И в одно НЕ прекрасное для меня утро, как раз в день моего совершеннолетия, мои глаза поменяли свой цвет. Из иссиня-чёрных они стали вдруг лазурными…

Не знаю, с кем изменила матушка моему отцу (вернее, для меня уже чужому дяде), но это явно был не ведьмак. Поэтому, я до сих пор терялась в догадках: кто я, к какому клану принадлежу? И как они относятся к таким как я: к тем, у кого в жилах течёт смешанная кровь?

В отличие от меня мой отец не особо задавался этим вопросом, он просто выгнал меня из дома и всё. Но я не виню его за это, закон есть закон. Грязнокровкам не место среди ведьмаков. А вот своей матери я бы посмотрела в глаза. О чём она только думала, когда ложилась под чужака? А когда поняла, что залетела? Задумывалась ли она о том, что обрекает своего ребёнка на судьбу вечного изгоя? Если уж у неё так зачесалось в одном месте, могла бы подыскать себе кого-то из своих. Но нет же, ей захотелось экзотики!

В общем, у меня были серьёзные претензии к своей матери. Вот только высказать их я уже не могла. Моя матушка отправилась к Богам ещё тогда, когда я под стол пешком ходила. Поэтому дети в моей семье росли как полевые цветы: кто посильнее и понаглее, тому и доставался весь солнечный свет. А если ты ни на что не годен — чахни в тени своих сильных собратьев.

Но я никогда не отличалась кротостью и послушанием, как мои сёстры. Поэтому всегда предпочитала компанию братьев. И, между прочим, среди них я пользовалась заслуженным авторитетом. Ведь никто не мог так ловко воровать на базаре вкусные фрокусы как я! Вернее, никто на это не осмеливался. Ведь ими торговали исключительно дракайны, так как эти изумительно вкусные плоды росли только на их землях.

Но с этими наполовину людьми, наполовину драконами опасно иметь дело. Особенно, когда ты человеческое отродье (так они называли всех, кто выглядели как люди), к тому же ещё слабый детёныш. Поэтому я умудрялась таскать скользкие фрокусы прямо у них под носом, так как дракайны не обращали на меня никакого внимания. Им и в голову не могло прийти, что какая-то девчонка способна на такое. Этим я и пользовалась, дурила этих чешуйчатых верзил, строя им при этом невинные глазки.

Это потом, спустя годы я уже не осмеливалась подойти к ним на близкое расстояние. Предпочитала обходить их стороной. Виной тому был мой женский запах, его дракайны чуяли за версту. И даже тогда они провожали меня голодными взглядами, заставляя меня невольно содрогаться от ужаса. Ведь я прекрасно знала, какая участь меня ожидала, попадись я им в их чешуйчатые руки.

И почему эти уроды так любили человеческих женщин? Им что, не хватало собственных зеленолицых и перепончатых красавиц? Но, похоже, всем мужчинам, независимо от их вида и клана, в постели хотелось чего-то особенного. И многим из них было плевать, что после соития с ним девушка могла остаться калекой. Главное — чтобы ему стало хорошо, а всё остальное мелочи жизни…

Я в ужасе проснулась. Открыла глаза и сразу же напоролась на чёрный, как сама бездна, взгляд своего спасителя.

— У тебя крепкие нервы. Отрубилась сразу же, едва присела на землю. Другая бы на твоём месте несколько ночей не смогла бы заснуть.

— Но я же не другая. Я побывала в таких переделках, что тебе и не снилось. И спать мне приходилось даже стоя в воде.

— Верю, — усмехнулся незнакомец. — Ты будешь покрепче многих моих соплеменников, но всё равно ты женщина. И этим всё сказано… Во сне ты стонала так, что мне пришлось тебя разбудить. Кошмары снились?

— Ага… моё детство.

Незнакомец вскинул на меня голову, и даже в свете костра я заметила вспыхнувшее в его глазах любопытство.

— А я-то удивлялся, почему ты не проронила там ни слезинки. Видимо, тебе и на самом деле досталось в жизни, — проронил незнакомец и начал вытаскивать из углей жареные плоды дикого батата. Я же промолчала, так как не привыкла изливать душу, тем более, непонятно кому.

Тем временем мой загадочный спаситель разломил клубень и протянул его мне со словами:

— Или же ты просто не знакома с обычаями ликанов и думала, что тебя ожидает лёгкая смерть. Хотя, даже в этом случае любая девушка на твоём месте стала бы умолять о пощаде и проливать горючие слёзы.

— Ты об обряде Волчьей Силы? — пробубнила я с набитым ртом. — Да знала я всё… Меня ликаны залюбили бы до смерти, вот и весь обряд. Так они ублажают свою Богиню. Уроды… это я в переносном смысле, на самом деле они очень даже ничего. Не считая их Главы клана, конечно.

Краем глаза я следила за своим спутником. Не привыкла я доверять и принимать пищу из рук чужаков. Но сейчас у меня не было другого выхода. Ведь мне нужно как следует подкрепиться и отдохнуть. В противном случае я стану для него лёгкой добычей… В благородство и сострадание незнакомца я не верила, даже несмотря на то, что он меня спас. Похоже, этот тип имел на меня виды, и для чего-то я ему сильно понадобилась. К тому же, кое-что в его облике меня настораживало.

Странно. Какая-то нестыковочка получается: лицо небритое, даже с небольшой бородкой, а ведёт он себя далеко не как простолюдин. Но в Сотрионии только мужчины знатного рода могли бриться, все остальные носили бороды или же многодневную щетину. Гладко выбритые щёки у чёрного народа, как называли здесь простолюдинов — серьёзный проступок. И вряд ли кто в здравом уме посмел бы нарушить это правило.

Кроме того у него холёные руки, не знавшие физического труда. Ухоженные ногти, на пальцах следы от колец… Никаких сомнений, что он кто-то из знати. Но зачем тогда он строит из себя бродягу? К тому же, его бородка говорит о том, что он готовился к встрече со мной заранее. Ох, не нравится мне это…

Но во всём этом был один большой плюс — мой спутник оказался весьма привлекательным мужчиной. Поэтому я постоянно ловила себя на том, что невольно на него засматриваюсь.

Высокий и широкоплечий как оборотень, хотя, всё остальное говорило о том, что передо мною обыкновенный человек. А тёмно-русые волосы, да к тому же ещё короткие, отметали предположение, что он колдун или ведьмак. Хотя, чёрные как ночь глаза очень напоминали мне колдовские. Да и его взгляд с какой-то шальной бесинкой наводил на мысль о колдовской крови. Может, он такой же, как и я, грязнокровка? Но это вряд ли. В Сотрионии смешение кровей — такое же редкое явление, как и милость Богов. И дело вовсе не в том, что все опасались заниматься сексом с кем-то из другого клана. Просто от такой любви, как правило, не рождались дети. Поэтому вряд ли в этом мире могли встретиться двое нечистых. Такая вероятность попросту сводилась к нулю…

Медленно наматывая на указательный палец свой чёрный как сажа локон, я думала о незнакомце. Я всегда так делала, когда обмозговывала что-то.

— Думаешь, в темноте этого не видно? — прервал мои мысли незнакомец.

— О чём ты?

— О том, что ты с меня глаз не сводишь. Настолько понравился? Хотя, о чём я? Ведь ты же ведьма…

— Далеко не все ведьмы шлюхи!

— Но зато все шлюхи, как правило, ведьмы, — огрызнулся он. Но почти сразу же на его лице промелькнула тень сожаления. Мужчина как-то затравленно мне улыбнулся и закончил: — Нам не мешало бы познакомиться. А-то как-то не по-человечески получается… 

— А зачем? Лично я не собираюсь заводить с тобой дружбу. Это, во-первых, а во-вторых, по-человечески всё равно не получится. Ты же знаешь, кого спасал…

— Во-первых… — начал незнакомец с сарказмом, явно передразнивая меня. — Судя по цвету твоих глаз, ты ведьма только на половину. А во-вторых, я тебя спас от смерти, не забывай это.

— Ладно. Перейдём к главному: зачем я тебе понадобилась? Ведь ты же не просто так рисковал своей шкурой, чтобы вытащить меня оттуда.

Я отхлебнула из специального кожаного мешка родниковой воды. Её незнакомец набрал неподалёку от нашего привала, после чего любезно предложил мне из него напиться. Вот ещё одно доказательство того, что он далеко не простолюдин.

Такую вещицу мог позволить себе только богатый человек. Ведь при изготовлении таких мешочков использовали шкуру очень редкой в Сотрионии гидры. Одна такая зверюга стоила целого состояния!

— Да, ты права. Как правило, я не занимаюсь спасением ведьм, — начал издалека незнакомец. — Кстати, я Габриэл. А тебя как зовут?

Я чуть не подавилась ботатом. И всё потому, что его простой вопрос вызвал у меня недоумение.

Абсолютно никого и никогда не интересовало моё имя. Все называли меня ведьмой или же охотницей за головами. Даже в порыве страсти с губ моих любовников слетали ничего незначащие слова, типа «малышка» или же «сладкая девочка». Многие даже в постели называли меня ведьмой. Зато коротко и ясно. Тем более что в любви я и на самом деле была такой: горячей, ненасытной, с шаловливыми ручками и умелыми губками. В общем, настоящая ведьма.

Поэтому сначала я даже растерялась, после чего прокрутила в голове своё непривычное для меня имя и неохотно ответила:

— Афелина.

— Прекрасное имя, и оно тебе очень подходит.

— Не заговаривая мне зубы, так зачем я тебе понадобилась?

— Неужели ещё не догадалась?

— Допустим, догадалась. Но я же не единственный в Сотрионии охотник за головами. Стоило так рисковать и лезть из-за меня к ликанам!

— Стоило, потому что ты лучшая в своём деле. Ты себя явно недооцениваешь…

— Не волнуйся. Когда речь зайдёт об оплате, ты поменяешь своё мнение, — заметила я и откинулась на ствол дерева.

Наконец-то я наелась. Вернее, почти наелась. Но мне вообще не следовало сейчас много есть, так как с набитым брюхом тяжело бегать. Я же не какая-нибудь белошвейка, мне расслабляться нельзя…

— Это не имеет значения, я заплачу столько, сколько ты попросишь, — заверил меня мой наниматель.

— Да? — с сомнением протянула я, демонстративно окидывая его насмешливым взглядом. — Только деньги вперёд.

 

ГЛАВА 3

 

Я испытующе посмотрела на странного Габриэла. Интересно, пойдёт он на это или нет? Любой на его месте не согласился бы на такие условия. В лучшем случае, охотники за головами брали заранее треть от всей суммы…

— Без проблем, но как только доберёмся до моего тайника. А пока, в качестве гарантии моих слов, могу предложить тебе это.

Габриэл нагнулся и завернул край одной штанины. Затем он выудил из потайного кармана какую-то маленькую вещицу и протянул её мне. И каково было моё удивление, когда я ощутила на ладони приятную тяжесть большого транаилса, или сапфира, как его называли в Старом Свете.

— Ого! Я сразу поняла, что ты из богатых. Один этот камень с лихвой покроет все расходы и оплату моих трудов. Отлично! В таком случае, можно узнать своё задание?

Я тут же спрятала камень в потайной карман в лифчике, про себя усмехаясь.

Я тоже знаю, как хранить подобные вещи. Но у мальчиков и девочек разные потайные местечки. Но не имей я пышной груди, то вряд ли осмелилась засунуть туда такой крупный камень. Но надёжнее места для хранения драгоценностей и придумать себе нельзя.

Проследив за моими манипуляциями, мой наниматель улыбнулся:

— Если хочешь что-то спрятать, положи это у всех под носом? Похоже, у тебя там целый склад…

— Ничего подобного. На данный момент там хранится только твой камень, а всё остальное — подарок Богов, — ответила я, демонстративно поправляя свою шикарную грудь.

Но я ему слегка слукавила: у меня там хранился ещё мини клинок, верёвка и малюсенькая склянка с ядом. Кроме того сам лифчик имел специальную подкладку, которая приподымала мою грудь и делала её более соблазнительной… Но этого Габриэлю знать не следовало.

— Ладно, перейдём к делу, — произнёс мой наниматель, и его лицо сразу же стало серьёзным. — Ты должна спасти мою дочь. Она попала в плен к одному очень мерзкому типу. И только Богам известно, что он сейчас с ней делает…

— Вообще-то, я специализируюсь на отлове подобных гадов, — заметила я, сделав акцент на слове «отлов». — И чаще всего от меня требуется принести только его голову. А кого-то спасать — это не моё. Но в благодарность за своё избавление от смерти я займусь твоим делом. Но… давай по существу. Где её держат? Кто охраняет? Как долго она находится в плену, и требовали за неё выкуп?

— Про голову мне понравилось. Но, к сожалению, убить его невозможно… К тому же, он слишком влиятелен. А я не хочу потом всю жизнь опасаться за безопасность своей дочери, так как его соплеменники не оставят её в покое. Думаю, тебе это тоже не нужно.

— То, что мне нужно, я буду решать сама. А насчёт того, что его нельзя убить… Прикончить можно всё, что шевелится, было бы умение и желание.

— Этого точно нельзя убить, я уже пробовал… — Габриэл сделал приличную паузу, и тем самым вывел меня из себя. Он что, совсем идиот? Ведь в таких случаях счёт идёт на секунды! Неужели он сам этого не понимает? Но не успела я открыть рта, как он продолжил: — Четыре дня назад я подослал к нему своего человека. Надёжного, опытного и верного мне воина. Я даже не сомневаюсь, что он в точности выполнил мой приказ: всадил кол прямо вампиру в сердце… На следующее утро около замка этого кровососа нашли моего мёртвого слугу с окровавленным колом в руках, а хозяин этих владений и по сей день находится в полном здравии.

Едва я услышала о вампире, которого нельзя убить, как у меня резко испортилось настроение. Я готова была уже отказаться от этого задания и вернуть Габриэлу его камень… Но что-то меня остановило.

— Если это то, о чём я думаю…Ты же в курсе, что посылаешь меня на верную смерть? — недовольно пробурчала я.

— Но ты же самая лучшая! Неужели ничего нельзя сделать?!

— Схлестнуться с Вечным?! Ты смеёшься? Да я вообще не знала, что они существуют на самом деле! Ведь о них заговорили не так давно, поэтому я решила, что подобные слухи распускают сами же вампиры. Эти твари любят, чтобы их все боялись. Но если всё это правда… А где гарантия, что твоего человека не пришил кто-нибудь другой?

— Это исключено. Фозгэнен был отличным воином. Он прошёл войну с мормоликами и на его счету несколько эмпус, которых он придушил собственными руками. Так что с обыкновенным вампиром он бы справился в два счёта.

Мормолики, эмпусы… последних тварей я особенно ненавидела. Честно говоря, я недолюбливала всех демонов, но эти мрази женского пола заслуживали полного уничтожения. Эмпуса — женщина-демон, да к тому же ещё вампир, которая лакомилась исключительно детьми. Она воровала их по ночам прямо из люлек, после чего высасывала из них всю кровь.

Однажды меня наняли убить такую тварь. Та эмпуса утащила малыша одного горожанина. А так как у его папаши водились деньги, то я сразу же приступила к поискам… Её голову я принесла через несколько дней, которые показались мне нереально длинными. И всё потому, что выследить эту эмпусу оказалось не так-то просто.

Как выяснилось, эта тварь могла превращаться даже в животных! И не будь я ведьмой, то вряд ли мне удалось её выследить. В конце концов я её поймала и раздавила как мерзкого слизняка. Но я чуть не описалась от страха, когда эта тварь перевоплотилась (они все так делали, когда подыхали). И после того как её сердце перестало биться, она приняла свой настоящий облик — мерзкой волосатой бабы с козлиными ногами.

Мормолики тоже неприятные твари. Но те хотя бы изначально были наказаны Богами с момента своего рождения, так как эти существа не знали наслаждений любви. Им это просто не дано, отсюда их озлобленность и жажда убивать красивых людей. Поэтому они выслеживали именно внешне привлекательных. После чего мормолики превращались в особь противоположного пола и соблазняли своих жертв. А дальше они занимались с ними страстным безудержным сексом… Но, чем больше они предавались любовным утехам, тем сильнее росла их неудовлетворённость… В общем, заканчивалось всё очень печально, и вскоре находили обескровленный труп какого-нибудь красавца или красавицы.

Поэтому я знаю не понаслышке, каково это прикончить подобную тварь. Так что если тот слуга и на самом деле умел управляться с такими опасными существами, то вряд ли он стал жертвой обыкновенного вампира. И, скорее всего, здесь не обошлось без тех, кого и на самом деле невозможно убить. А вдруг, всё-таки это возможно?..

Что, вообще, мне известно о Вечных? Честно говоря, ничего. Единственное, что о них все знают, так это то, что появились они не так давно. Откуда — неизвестно. Обладают ли они ещё какими-нибудь способностями, кроме вампирских — тоже неизвестно. Но срази меня вонючий драйкан, если я не узнаю о них всё! В конце концов, мне это необходимо для работы.

— Афелина, ты хоть что-то услышала из того, что я тебе рассказал? — донеслось до меня откуда-то издалека.

Я тут же вздрогнула. Но неожиданность здесь была совсем не причём, меня напугало собственное имя.

— Конечно, услышала! Просто я не привыкла заглядывать в рот собеседника. И ещё одно… мог бы ты не называть меня по имени?

— И как же прикажешь к тебе обращаться?

— Просто ведьма. Договорились?

— Нет, не договорились. Я же тебе ни какой-нибудь неотёсанный бродяга, чтобы подобным образом обращаться к девушке! Только не ведьма…

От досады я чуть не пнула его ногой. Вот ведь попался мне клиент! С другими было значительно проще. Получила все наводки — и до свидания, до финальной встречи. А тут приходится строить из себя его напарницу, и это притом, что я привыкла работать в одиночку.

— Но совсем недавно ты обращался ко мне именно так. Что-то изменилось? — с раздражением поинтесовалась я у него.

— Конечно. Тогда ты была для меня просто ведьмой, одной из многих. А сейчас ты становишься для меня другом.

— О Боги! Про дружбу заговорил! Я сейчас умру от смеха, — заметила я с ещё большим раздражением, так как мне было совсем не смешно. — Во-первых, я не умею дружить, никак. А во-вторых, подобные отношения между мужчиной и женщиной в принципе невозможны. Ведь ты мне тут заливаешь про дружбу, а у самого одна только мысль — как бы залезть мне под юбку. То есть, в штаны, так как с моей профессией в женской одежде особо не походишь.

— Перестань! Не старайся казаться хуже, чем ты есть на самом деле. Но если тебе настолько ненавистно собственное имя, то я стану называть тебя… Лазурью. По цвету твоих глаз.

Я аж поморщилась. Ведь от его слов так и повеяло чем-то странным, запредельным для моего понимания.

Это что ещё за нежности?! Но всё же это лучше, чем Афелина…

— Ладно. Я, конечно, не в восторге, но пойдёт. Надеюсь, освобождение твоей дочки не займёт много времени. И больше я никогда уже не услышу это идиотское прозвище.

 

ГЛАВА 4

 

Родовой замок Лортогианов.

 

Оления лежала в огромной графской кровати, и её била безудержная дрожь. Ей было настолько холодно, словно бы на ней лежала не пуховая перина, а покрывало из снега. Её зубы непроизвольно стучали так, что она ничего не слышала вокруг себя. В то время как служанки шептались межу собой: как обычно они распускали про неё грязные сплетни. Вернее, о ней и об Арконе. О том, что она ему не пара…

Оления и представить себе не могла, что разлука с отцом станет для неё настолько тяжелой. Как же ей не хватало его доброго ласкового слова! Она сейчас отдала бы всё на свете за один только миг с ним. Ведь никто не понимал её лучше, чем отец. Никто не жалел её как он. Конечно, был ещё Аркон… Но он не относился к ней как отец, его чувства носили совсем другой характер…

Опять у неё ничего не вышло. В который раз она завалила своё испытание? Кажется, уже в пятый. И если бы не её особое положение, то вампиры давно вышвырнули бы её со своих земель. Ведь таким слабакам как она здесь не место.

Она и сама так думала до недавнего времени. Недоумевала по поводу своего постоянного недомогания, ломая над этим голову. Ведь дома у неё не наблюдалось ничего подобного!

Сначала она списывала всё на непривычную для себя пищу, так как вампирские повара готовили просто отвратительно. Ещё бы! Ведь если бы их готовку ели их хозяева, то они наверняка старались бы лучше. А так… стоило ли перенапрягаться ради каких-то людишек, которые обслуживали вампиров? Нет, конечно. И это притом, что им самим приходилось питаться этими помоями. Хотя… наверняка они урывали себе кусочек послаще, или же готовили для себя отдельно.

Но Оления не привыкла жаловаться, поэтому стойко сносила все невзгоды…

Сегодня она проснулась на заре, очнулась в сильном жаре, который в последние дни не оставлял её ни на минуту. Открыла глаза, и эта мысль буквально взорвала её мозг.

Ну конечно! Как она раньше не догадалась? Ведь женские дни должны были начаться у неё ещё неделю назад… Но… нет. Это невозможно: в Сотрионии ещё никто не зачал от вампира. Никто и никогда, даже с помощью колдовства. И пускай внешне вампиры походили на людей, но по своей сути они оставались живыми мертвецами. Именно поэтому их семя было бесплодным на протяжении всей их вампирской жизни.

Но Аркон отличался от своих собратьев. Причём, сильно. Конечно, он не мог и половины из того, что приписывалось испокон веков вампирам. Например, он не мог подчинять себе людей силой мысли, не мог превращаться в туман или же в летучую мышь… Зато он имел способности к левитации и мог летать уже как опытный ведьмак. Но Аркон почему-то это от всех скрывал (только не от неё). Кроме того он мог очень долго обходиться без крови. И самое главное — Аркон не был бездушным мерзавцем, как большинство его соплеменников.

Неужели она забеременела от вампира? Это объяснило бы её состояние. Ведь рождение полукровок — процесс противоестественный, и поэтому у неё жар. Возможно, таким образом её организм пытался избавиться от ребёнка-вампирёныша…

Но Оления тут же отмела эту мысль, посчитав её бредом. Придёт же такое в голову! Вместо этого ей сейчас нужно думать о своём здоровье, чтобы в скором времени встать на ноги и вновь попытаться пройти испытание. Ведь её никто не будет ждать. Число счастливчиков, прошедших все десять заданий, росло с каждым днём. А если учесть, что их количество ограничено…

Эти испытания вампиры придумали несколько лет назад, и тем самым настроили против себя чуть ли не всю Сотрионию.

Кровососов не любили на протяжении всего сосуществования этого мира. Причём, не только люди. Их ненавидели даже демоны и драйканы, потому как считали их выскочками и вконец обнаглевшими тварями. Кроме того им всегда завидовали. И на то были свои причины.

Примерно половина кладки драйканов отправлялась к Богам в первый же год своего появления на свет. И это несмотря на то, что родители тщательно оберегали свои драконьи яйца. Но кто-то из детёнышей обязательно становился жертвой грифонов или других летающих существ. А кто-то погибал под копытами кентавров, которые постоянно бились с драйканами за плодородную землю. Но даже если меленькому драйканчику удавалось избежать подобной участи, и он благополучно вылуплялся из яйца, то и это не гарантировало ему безопасную жизнь. Ведь ещё оставались его собратья, у которых, как и у него самого имелись острые зубы и когти. За кусок мяса они готовы были порвать любого, даже своего братика или сестрёнку, что они и делали при любом удобном случае…

Вампиры же, в отличие от других существ, не размножались естественным путём. По этой причине они не тратили сил и времени на охрану своего потомства, так как маленьких вампирчиков просто не существовало на свете. Вампиры делали себе подобных очень быстро и без каких-либо сложностей. Именно поэтому их вскоре стало так много, что это привело к дисбалансу между людьми и вампирами.

Это вызвало огромное недовольство во всех кланах без исключения. В результате чего в Кодекс Сотрионии внесли несколько пунктов, касающихся вампиров. И теперь количество новообращённых кровососов не превышало десятка в год…

 

Аркон Лосхингтон, шестнадцатый граф Лортогиан быстрым шагом вошёл в спальню Олении. Он улыбнулся ей как обычно, одними только губами. Его же глаза при этом остались холодными и ничего не выражающими, как и всегда. Но её это ни сколько не смутило: Оления прекрасно знала, что на самом деле скрывалось за этим взглядом.

— Тебе стало лучше? — спросил он у неё, взяв девушку за руку.

Его пальцы были холодны как камень. Но Олении его ладонь показалось самой тёплой, самой уютной, почти как у её отца.

— Да… кажется.

— Я бы этого не сказал, ты вся горишь.

— Это потому, что ты сам холодный, — улыбнулась Оления.

— Сегодня я пошлю за другим доктором в соседний клан. По всей видимости, вампиры неспособны врачевать, так как сами никогда не болеют.

— Смотри, не скажи так кому-нибудь из своих. Тебя не поймут…

— Знаю, — усмехнулся Аркон. — Честно говоря, я уже устал от нашей вампирской сущности. Почему нужно быть обязательно сильнее всех и вся? Я понимаю, что вампирами должны становится самые достойные, но нельзя же доводить всё до абсурда! Зачем столько шума вокруг этих испытаний? Я считаю, всё это можно сделать гораздо проще.

— Но так будет не интересно…

— И в чём заключается этот интерес? — Оления ещё никогда не видела своего возлюбленного таким раздражённым. Но не успела она сказать ему что-нибудь ласковое, как он продолжил: — Из-за этих дурацких правил ты должна доказывать, что достойна меня! Хотя, я вообще против того, чтобы ты становилась одной из нас…

— Даже не начинай. Мы это с тобой уже обсуждали. Я стану вампиром несмотря ни на что…

— По-моему, всё это неправильно. У людей должны быть свои ценности, а мы им навязываем вампирские идеалы… Поэтому ваша молодёжь больше стремится стать нами, чем воинами или же великими магами… Против нас опять настроены почти все кланы. Но Совет Вампиров словно бы только того и добивается! Идиоты!

— Аркон, давай не будем касаться дел Совета.

— Я бы с удовольствием, но зато они касаются нас. Ты болеешь, а до конца испытаний осталось совсем немного. И если ты не пройдёшь эти состязания, нам придётся ждать следующих…

— Я знаю, дорогой. Но это всего лишь простуда, и я скоро поправлюсь. Кроме того… — Оления замялась, испытывая неловкость. Но ей очень не хотелось выглядеть в его глазах немощной слабачкой, поэтому она ему соврала, хотя прежде этого не делала: — Кроме того у меня начались женские дни, поэтому я слаба сейчас как никогда. Ведь я ещё не вампирша, и мне приходится мириться со всеми «прелестями» человеческой жизни.

Граф испытующе посмотрел на Олению.

— Любовь моя, зачем ты мне так очаровательно лжёшь? Или ты забыла кто я?

Оления тут же ощутила невыносимый жар в щеках. И простуда здесь была совсем не причём.

— Не забыла. Но причём здесь это?

— А тебя никогда не интересовало, почему я даже не помышляю о близости в определённые дни? И они как раз совпадают с твоими женскими циклами?

— Хочешь сказать, ты знаешь… что мне тогда нельзя и я тебе всё равно откажу? Но как?!

— Милая моя, я кровь чую за сотни туазов. По этой же причине я уверен: ты меня сейчас обманываешь.

Оления грустно улыбнулась и протянула к нему руки. Граф тотчас прижал её стройное тело к себе.

— Любимый, иногда я забываю, что ты у меня вампир… Ведь ты не такой как остальные…

— И мне это порой совсем не нравится. Но я не хочу, чтобы обо мне узнали всю правду. Ведь тогда мной начнут пугать людей, делая из меня какого-то монстра. Поэтому, чем меньше вокруг меня слухов, тем лучше для нас обоих. Ведь ты же хочешь когда-нибудь воссоединиться с отцом?

— Конечно. Но вряд ли он меня когда простит…

 

ГЛАВА 5

 

Лес около Верумуна.

 

— Значит, от меня требуется освободить твою дочурку и доставить её к тебе в целости и сохранности. Но, предупреждаю сразу, это как получится…

— Что ты хочешь этим сказать? — пробормотал Габриэл, занимаясь костром и с возмущением посматривая на меня.

— Это я к тому, что её похитили уже несколько недель назад. Поэтому, скорее всего, она далеко уже не в целости и сохранности… К тому же, как она узнает, что меня послал ты? Она сейчас очень напугана, и вряд ли доверится первой встречной ведьме.

Габриэл тут же запустил руку в карман, вытащил из него какую-то тряпку и протянул её мне:

— Отдай ей вот это. Этот шарф связала мать Олении, когда ещё носила её в себе. К сожалению, она умерла при родах…

— Я, конечно, тебе сочувствую, но сейчас не время предаваться воспоминаниям. Думаешь, когда твоя дочь увидит эту тряпку, то сразу же проникнется ко мне доверием?

Я повертела в руках шарф, удивляясь сентиментальности некоторых людей.

— Думаю, что да.

— Тогда у твоей дочурки маловато мозгов. Как она ещё дожила до своего совершеннолетия?

— Прекрати. С головой у неё всё в порядке. К тому же, далеко не все девушки такие же хладнокровные и бессердечные как ты. А я воспитывал свою дочь доброй и отзывчивой.

— Вот и довоспитывался… В Сотрионии железные яйца нужно иметь всем без исключения, иначе тебя разжуют и выплюнут. А насчёт моей бессердечности… Да, ты прав, я такая. И горжусь этим. Моя мать не вязала мне шарфиков. — Я сделала паузу, чтобы разложить всё в голове по полочкам. И выводы, к которым я пришла, меня совсем не обрадовали… — Габриэл, я не сдвинусь с места, пока ты мне не расскажешь всё, что знаешь. Ведь я же не дура, в этом деле слишком много нестыковок. Во-первых, чем ты занимался всё это время, кроме того, что пытался убить вампира? А во-вторых, нафига этому кровососу понадобилась именно твоя дочь? Ему не хватает тех, которые добровольно хотят поделиться своей кровью? И ради неё он притащился аж в Треквекс?

Габриэл бросил на меня глубоко несчастный взгляд и отвернулся. Но почти сразу же он достал из нагрудного кармана аккуратно сложенный лист бумаги и протянул его мне. Я пробежала глазами написанное и чуть не рухнула от потрясения.

Это оказалось письмом Олении, дочери Габриэла, своему отцу. И в нём она признавалась ему в том, что сбегает из дома, чтобы «остаться с любимым навсегда»…

Вот это поворот. Только что моё задание из очень сложного стало просто невыполнимым! Тысяча драйканов! Почему этот красавчик сразу не рассказал мне всю правду? Я бы тогда ни за что на свете не согласилась на такое безумное задание! Хотя, именно поэтому он этого и не сделал…

— Неужели я похожа на идиотку?! — прошипела я в лицо Габриэла.

— Ни капли.

— А на самоубийцу?

— Тоже нет.

— Так почему ты выбрал именно меня?!

— Потому что внешне ты похожа на мою дочь.

Я чуть не задохнулась от возмущения. Ведь он провёл меня как девчонку. Заморочил мне голову с самого начала нашего с ним знакомства!

— Даже так? Я сразу поняла, что здесь что-то нечисто… Назови мне хоть одну причину, из-за которой я не должна послать тебя в зелёный зад драйкана.

— Назову, и даже несколько. Во-первых, я тебе понравился как мужчина. А во-вторых, я дам тебе столько денег, что ты сможешь безбедно прожить до конца дней своих. И тебе не придётся больше гоняться за всякими тварями, — ответил Габриэл и улыбнулся мне так, что моё ведьмовское сердце непривычно затрепетало. — А в третьих, ты не настолько бессердечна, как кажешься.

Честно говоря, я не ожидала от него такого ответа. Довольно самонадеянно, но не безосновательно. Это насчёт первого утверждения, а что касается второго… Даже не сомневаюсь, что он меня не обманывал. Жизненный опыт — лучший учитель, поэтому я прекрасно разбиралась в разных тварях, а в людях и подавно. К тому же ведьму нелегко обмануть (но можно, как только что выяснилось). А насчёт моей бессердечности, которой у меня якобы нет, тут он глубоко заблуждался. Я соглашаюсь на это безумное задание лишь по одной причине — деньги и ещё раз деньги. Ведь столько мне не заработать за всю свою жизнь! Так что мною движет лишь холодный расчёт, а вовсе не жалость к какой-то дурёхе, которая умудрилась влюбиться в кровососа.

— Между прочим, у меня были мужчины и покрасивее тебя… А во-вторых, может, ты поделишься со мной своим планом? Как ты задумал подсунуть тому вампиру меня вместо своей дочери? И как ты, вообще, собрался спасать человека, которого никто не похищал?

— Я знаю свою дочь. Она не глупа, но очень наивна. Этот кровосос, граф Лосхингтон, просто задурил ей голову. Очаровал её красивыми словами о любви!

— Допустим. Но как ты собираешься её возвращать, если она по уши влюблена в этого вампира? Да она не станет меня даже слушать! Вместо этого она сдаст меня своему дружку и всё!

— Нет. Оления добрая девочка, она никогда этого не сделает. Кроме того, я надеюсь, что она давно уже поняла, что представляет собой её возлюбленный. От тебя требуется только показать ей шарф и рассказать о том, что её отец на неё не злится. Что я безумно волнуюсь и жду её возвращения, — в сердцах произнёс Габриэл и отвернулся…

Не знаю почему, но его эмоциональная речь вызывала у меня странное ощущение. Я вдруг почувствовала себя какой-то ущербной, обделённой родительской любовью и не только. Но, хвала Богам, это состояние продлилось у меня не долго, и ко мне вновь вернулась моя прежняя невозмутимость. Но мысленно я отругала себя за опасную в моей профессии чувствительность. Расслабляться нельзя, никогда и ни с кем…

Я хлопнула себя по коленям и подытожила всё услышанное:

— Надеюсь, это сработает, и мне не придётся похищать Олению против её воли. Но меня волнует вот что… А где гарантия, что она ещё человек? Ведь прошло уже столько времени, её могли уже давно обратить.

— Это исключено. Вампиры строго соблюдают все пункты Кодекса, и даже их король Зонгроф Кровавый не осмеливается их нарушать. К тому же ежегодные испытания болванов, которые мечтают стать вампирами, ещё не закончились. Так что у нас есть ещё время.

— Я знаю об этом. Но сейчас ни в чём нельзя быть уверенным. И появление Вечных — вампиров, которых невозможно убить, прямое тому доказательство. Так что особо не надейся на их законопослушность… А сейчас мне нужно подготовиться, стать максимально похожей на твою дочурку. Какой цвет волос мне делать? Или же они у неё такие же черные, как и у меня?

Вместо ответа Габриэл вытащил из своей сумки маленькую шкатулку и протянул её мне:

— Это прядь волос её матери. Отрезал на память, когда её не стало. Оления вся пошла в мать…

Я с любопытством открыла шкатулку.

Золотистый локон, словно бы пропитанный солнечным светом, загадочно заискрился в свете костра. На какое-то мгновенье у меня даже укололо сердце от зависти: такие волосы мечтала бы иметь любая девушка. Но в то же время их красота стала для меня серьёзной помехой.

— И где мы сейчас найдём мочу блондинки? Отправимся за ней во Флиос? Там не проблема найти белокурую девушку, а вот в Верумуне с ними туго… — с возмущением заметила я, возвращая ему шкатулку. И пускай его вины в этом не было (иметь дочь блондинку — это не преступление), но я почему-то завелась. Ведь с этим делом сразу же всё пошло наперекосяк! И даже такая, казалось бы, мелочь вызвала у меня сложности. Хотя, поменять цвет волос для любой ведьмы — проще простого. Для этого нужна лишь моча женщины, у которой такой же цвет волос, какой тебе требуется.

— Что, значит, мы? Я не собираюсь выпрашивать у кого-то его мочу! Как ты себе это представляешь? — в свою очередь возмутился Габриэл. — «Девушка, не могли бы вы пописать для меня в эту склянку?» Так что ли?!

— А если даже и так! Ты хочешь вернуть свою дочь или нет?! — вспылила я, подобно сварливой старухе. — А ты думаешь, мне, ведьме, кто-то даст что-то просто так? У вас, людишек, и снега зимой не выпросишь! Вот только ликаны в первую очередь отняли у меня все деньги, а уже потом они покусились на мою жизнь.

— Так бы сразу и сказала, что загвоздка в деньгах, — пробурчал недовольно мой спутник и полез в свою сумку. И в ту же секунду он дал мне такую большую сумму, за которую мне с радостью пописала бы половина города. Вот только мне нужна была моча именно блондинки…

— Ладно, это я беру на себя, — пробурчала я, приводя себя в порядок. Как-никак мне предстояло отправиться в город.

В Верумуне проживало много богатых семей, и большинство из них были колдовскими. И, несмотря на то, что ведьмаки не очень-то их уважали, я прекрасно с ними ладила. Особенно с колдунами… чаще всего с молодыми и симпатичными… А зачем строить из себя гордую истинную ведьму, если ты сама только наполовину ведьмачка? Поэтому я не зацикливалась на таких мелочах и охотно отвечала им взаимностью.

С некоторыми из них у меня сложились довольно тёплые отношения. Поэтому я тут же перебрала в памяти всех своих знакомых из Верумуна и сразу же остановилась на Дрогаре.

С этим зрелым по возрасту колдуном я встретилась совершенно случайно, а вот расстаться навсегда у нас с Дрогаром так и не получилось. Люди наверняка назвали бы это любовью. Но подобное между нами просто невозможно: таким как мы это не дано. Так что после нескольких бурных расставаний и воссоединений мы с ним решили, что на этом всё, хватит. В конце концов, подобные чувства между колдуном и ведьмой — это нонсенс. Тем более, с моей-то работёнкой! Поэтому как любовники мы с ним расстались. Но иногда, при редких встречах мы позволяли друг другу всё…

В общем, я особо не раздумывала, куда мне пойти за помощью. Ноги сами несли меня к огромному дому на окраине Верумуна, который больше напоминал миниатюрный замок. Туда, где меня всегда ждал мрачный и холодный с виду колдун. Но только с ним я могла расслабиться и душой и телом…

— Ты?! — выдохнул Дрогар, когда я беспардонно ввалилась к нему в спальню.

— Извини, я не знала, что ты не один и… очень занят. 

Я соврала. Мне сразу же стало всё понятно, едва я переступила порог его дома: запах секса так и витал в воздухе! Поэтому я решительно отодвинула в сторону онемевшую от страха служанку и прямиком направилась в хозяйскую спальню. Не знаю почему, но во мне вмиг проснулась собственница. И одна только мысль о том, что Дрогар ублажал сейчас какую-то девку, привела меня в бешенство.

 

ГЛАВА 6

 

Мой взгляд тут же приклеился к смазливой особе, которая бесстыдно раскинулась под колдуном. Но больше всего меня взбесило то, что своими пышными бёдрами она обхватила Дрогара так, словно он был её мужчина!.. Этого я уже не смогла вынести, поэтому бросилась на неё как кошка.

— Моя королева! — воскликнул Дрогар (так меня называл только он) и попытался встать на защиту этой шлюхи. Но, кажется, он забыл, кто я. Поэтому не успел колдун и глазом моргнуть, как я уже с ней закончила. На это у меня ушло пару секунд. И вот уже эта потаскуха прилипла к потолку спиной, раскинув в стороны руки и ноги. Так что от её сексуальности не осталось и следа, сейчас она выглядела словно раздавленная на стене муха. А судя по её истошным воплям, ощущала она себя так же.

— И я рада тебя видеть, — невозмутимо ответила я Дрогару, буквально пожирая его глазами. Ведь такое красивое тело не могло оставить равнодушной ни одну женщину. А ведьму и подавно.

Я тут же представила себе, как запускаю пальцы в его чёрную поросль на груди… От невыносимого желания у меня даже потемнело в глазах.

— Королева, оставь эту девушку в покое. Забудь про неё, она всего лишь игрушка на один день. Мне не терпится остаться с тобой наедине, — чарующе низким голосом произнёс Дрогар. И мне это предложение настолько понравилось, что я тотчас выполнила его просьбу.

Раздался увесистый удар об пол и раздражающий женский вопль. Я тотчас невинно захлопала ресницами и улыбнулась:

— Для тебя всё что угодно!

— Я же просил тебя просто…

— Ты сказал оставить её в покое, что я и сделала.

— Ладно, забудь, — пробормотал Дрогар и рявкнул барахтающейся на полу девице: — Пошла вон отсюда! И не забудь сказать слугам, чтобы поменяли бельё на постели.

Шлюху как ветром сдуло, а уже через минуту в спальню влетели две перепуганные насмерть служанки. Они встали перед кроватью столбом, не сводя глаз со своего Господина.

— Королева, я должен смыть с себя следы этой женщины. Надеюсь, во время омовения ты ко мне присоединишься.

— С огромным удовольствием. Тем более что мне это необходимо не меньше, чем тебе. Ведь я эту ночь провела в лесу на куче из веток, скрючившись у костра как собака. Да ещё на пару с одним ненормальным…

Одна только мысль о каменной ванне размером с огромную комнату наполняло меня радостным предвкушением. Насколько я помню, вода в ней всегда была кристально чистой, тёплой и благоухающая душистыми травами. После такой ванны кожа становилась нежной и бархатистой словно крылья у бабочки. Кроме того специальные масла, растворённые в воде, удивительно быстро снимали усталость и заряжали тело энергией. Причём настолько, что после неё безумно хотелось секса…

Когда-то я неплохо развлекалась в этой ванне с Дрогаром. Иногда к нам присоединялся молодой колдун, которого Дрогар держал при себе только для оргий… О Боги, как же я это любила! Особенно роскошь и богатство. Вот только они мне, почему-то, не отвечали взаимностью. Но я знала, что рождена для шикарной жизни. Я верила в это и упорно шла к намеченной цели. В то же время мне совсем не хотелось становиться ради этого чьей-нибудь содержанкой. Я мечтала быть сказочно богатой, но оставаясь при этом совершенно независимой. И только так.

Как я и предполагала, близость с Дрогаром была просто божественной. Зачастую мужчины набрасывались на меня как голодные псы на лакомый кусок мяса. Но только не он. И в этот раз колдун превзошёл самого себя, его нежность ко мне не знала границ. Мужской язык ласкал меня так, что даже у ведьмы сносило голову от запредельного удовольствия. Я стонала и кричала, словно безумная рвала ногтями гладкие простыни и ни как не могла им насытиться…

Но колдун удивил меня не только этим. И когда в очередной раз мы кончили с ним под звуки собственных стонов, Дрогар неожиданно прошептал мне на ухо:

— Оставайся.

— Что?! — выдохнула я поражённо. — В смысле, на время?

— Нет. В смысле навсегда.

Я замерла, не веря своим ушам.

И как это понимать? Ведь мы с ним это уже обсуждали! Зачем бередить старые раны?

— Не думаю, что это хорошая мысль. По-моему, мы нашли с тобой компромисс. Лично меня всё устраивает: я сплю с кем хочу, ты тоже от меня не отстаёшь.

— А меня это не устраивает! — прорычал колдун, и злость в его голосе неприятно меня поразила. Но то, что произошло потом…

Неожиданно Дрогар рывком развернул меня к себе спиной. Не успела я опомниться, как колдун навалился на меня сзади, его ладони сжали мои ягодицы, и он вошёл в меня одним мощным ударом. И сделал он это так, чтобы нарочно причинить мне боль. Сильную, обжигающую изнутри, такую, словно тебя посадили на кол.

Но Дрогар всегда спрашивал моего согласия на подобный секс! Так к чему это унижение и боль?..

Впервые он брал меня силой. И впервые Дрогар делал мне невыносимо больно. Причём, душевная мука не шла ни в какое сравнение с физической. Моё тело всё равно заживёт, ему не привыкать. А что делать с душою?! Ведь до этого момента я и не подозревала, что она у меня есть!

Тем временем колдун задвигался во мне с какой-то необъяснимой для меня яростью, словно одержимый. Поэтому меня не хватило надолго, к тому же я не собиралась терпеть подобное с собой обращение. Унижение, возмущение и боль вскипели во мне подобно гремучей смеси и выплеснулись на моего обидчика…

Опомнилась я только после того, как увидела на каменном полу кровь. С ужасом я посмотрела на колдуна.

Рана около его виска, судя по всему, была неглубокой, но выглядела она премерзко.

Неужели это я его так приложила?! Точно, моих рук дело. Ибо зажатая в моей ладони декоративная штуковина, сделанная из полудрагоценного камня, не оставляла мне никакой надежды.

— Извини! Всё вышло случайно! — воскликнула я и отшвырнула от себя эту каменную штуку. Бросилась к колдуну и обхватила его голову руками. Другая на моём месте запаниковала бы, но только не я, только не ведьма. Поэтому я тут же схватила с вешалки полотенце и приложила его к ране…

Через какое время я с опаской убрала руку с мужского лба.

У меня сразу же вырвался вздох облегчения: кровотечение полностью прекратилось.

— Слава Богам! Обошлось, кажется. Даже не пришлось прибегать к колдовству.

— М-да? Я так не думаю… — устало выдохнул Дрогар. — Я хочу, чтобы ты наложила на меня заклятие беспамятства. Хочу забыть всё, что здесь произошло. Иначе я с ума сойду от стыда.

— Какие мы нежные. Перебьёшься! Пусть это станет для тебя уроком: нельзя гадить тем, кому ты дорог. — Я посмотрела пристально на колдуна и… он отвёл взгляд как нашкодивший пёс. Ничего себе! Похоже, он и на самом деле здорово переживает из-за случившегося. Поэтому внутри у меня что-то ёкнуло, и я решила сгладить ситуацию: — Дрогар, если ты думаешь, что сделал мне по-настоящему больно, то не переживай. Я и не через такое проходила, просто я никогда тебе об этом не рассказывала. Однажды я вляпалась так, что даже вспоминать не хочется. В общем, меня тогда поймали двое любвеобильных кентавров. Вот это, я тебе скажу, было по-настоящему неприятно…

— Прекрати! Если ты меня таким образом успокаиваешь… то мне от этого становится только хуже. Ведь то были мерзкие твари, которые лишь наполовину люди! А это с тобой сделал я! — выкрикнул Дрогар мне в лицо с таким отчаянием, что мне и на самом деле стало за него страшно. — Я всего лишь хотел, чтобы ты осталась со мной…

После успокоительной с ним беседы (хотя, это он должен был меня сейчас успокаивать), я поняла, что ни к чему хорошему это не приведёт. Но я не могла оставить Дрогара в таком состоянии! Колдуны мужчины непредсказуемые, а влюблённые и подавно. Хотя, это в принципе невозможно, но всё же это случилось. И как всегда со мной! А всё потому, что я полукровка, неправильная ведьма.

В конце концов, окончательно намучившись с Дрогаром, я наложила на него заклятие беспамятства. Как он и просил. И сделала я это настолько быстро и незаметно, что он даже ничего не понял.

Колдунам для этого нужны магические предметы, у ведьмаков всё происходит гораздо проще. Магия уже заложена в нас с рождения, даже у таких полукровок как я. Для этого нам нужно только захотеть, всё остальное происходит само собой. Но это распространяется только на простейшие заклинания. Как заклятие беспамятства, например. А для колдовства посерьёзнее приходится поднапрячься, поэтому у каждого ведьмака и ведьмы припасено немало артефактов и других магических предметов. И это не считая всевозможных снадобий и зелья.

Так что колдунам приходилось гораздо сложнее, чем нам. Ведь все они по своей сути — обыкновенные людишки без каких-либо врождённых способностей к Магии. А умение колдовать — это результат их многолетнего труда и накопленных знаний. Но именно этим мне колдуны и нравились. Ведь им не доставалось всё по лёгкому, как ведьмакам. Именно поэтому из них получались сильные, целеустремлённые личности…

— Что произошло? — недоумённо воскликнул Дрогар, увидев на полу кровь.

— Хорошо же ты приложился головой, коли ничего не помнишь! Всё обошлось, жить будешь, — усмехнулась я, как ни в чём не бывало. — Я тебя давно уже предупреждала, чтобы ты не ходил босиком по мокрому полу. Вот и доходился.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям