0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Некомант (эл. книга) » Отрывок из книги «Некомант 3»

Отрывок из книги «Некомант (#3)»

Автор: NonSemper

Исключительными правами на произведение «Некомант (#3)» обладает автор — NonSemper Copyright © NonSemper

Пролог

На берегу небольшой речушки, петляющей среди покрытых разнотравьем лугов, расположилась массивная каменная башня. Созданная будто бы из цельного куска скалы, она, тем не менее, отличалась необычной закрученной формой, словно кому-то показалось, будто обычный цилиндр будет смотреться недостаточно красиво. Вокруг массивного строения в несколько десятков метров диаметром располагалась высокая стена, формирующая идеальную окружность. Расположившись на небольшой возвышенности, база ликторов позволяла отлично контролировать окрестности, а близость речки позволяла очень быстро добираться до расположившегося ниже по течению городка.

На самом-то деле подобных башен, окруженных стенами, было великое множество, да и большинство из них не слишком-то друг от друга отличались, будучи возведенными в столь древние времена, что никто уже и не вспомнит. Отличие же именно этой базы было не в ее внешнем виде, а в гербах ликторов, развешенных по всему периметру.

Вместо привычного многим красно-черного изображения стилизованных клыков, местные флаги пестрили искаженной когтистой лапой, очень отдаленно напоминающей волчью. От этого принадлежность к ликторам никуда не девалась, но вот отношение самих стражей Богини, коими и являлась данная организация, к людям и исполнению своих обязанностей могла варьироваться в очень широких пределах. Если вампиры вполне могли умерить свой аппетит и использовать неТемных как пропитание или своеобразную ферму, то местные ликаны очень любили устраивать самую настоящую охоту.

Сотни горожан сгонялись в расположившийся неподалеку лес, после чего им давалась небольшая фора — и начиналась погоня. Даже тренированному человеку стоило невероятных усилий убежать от ликана низших уровней, а уж если в дело вступали мало-мальски развившиеся Темные — то все превращалось в самую настоящую бойню, где оборотни не просто игрались с жертвами, но и позволяли себе полакомиться еще теплой человечиной.

***

— Нет, пожалуйста, мы ведь ничего плохого не сделали! — срываясь на плач, закричала женщина, вцепившись в сына, но крепкий мужчина в черно-красных одеяниях с изображением лапы на плаще, лишь обнажил свои заостренные зубы и провел увеличенными ногтями по щеке своей будущей жертвы.

— Почему не сделали? Вы посмели поселиться в моих угодьях, отравляли своим присутствием эти великолепные плодородные земли. За все приходится платить.

— Помоги нам Богиня — залепетала стоявшая неподалеку девушка, склонив голову и принявшись торопливо читать молитву, но ликан на это лишь усмехнулся.

— Мы — и есть воля Богини. Если будете бежать старательно, я, быть может, даже уговорю своих ребяток вас не насиловать перед поздним ужином. Так что уж постарайтесь!

Рев вперемешку с причитаниями лишь продолжился, а находящиеся рядом с горожанками мужчины молча сжимали кулаки, коря себя за слабость и бессилие. Даже если накинуться всеми сразу, ликторы нашинкуют всех своими излюбленными топорами, украшенными кусками человеческих костей, либо задерут когтями, не получив при этом особых повреждений — во всех окружающих поселениях ходили слухи о том, что ликаны практически бессмертны, и это было не просто байками. Твари выживали с оторванными конечностями и ужасными ранениями, вскоре восстанавливаясь, а про их лидера и вовсе ходил слух о том, что он пережил даже потерю головы.

— Оставьте хотя бы детей, -все-таки не выдержав, закричал один из мужчин, и тут же испуганно сглотнул, поймав взгляд нечеловеческих глаз с вертикальным зрачком.

Ликтор медленно и вальяжно подошел к человеку, наклонился, заглядывая пытающемуся отвернуться горожанину в глаза, и прошептал:

— А зачем? У них самое вкусное и нежное мясо.

Кто-то вновь сорвался на плач, переходящий в отчаянный вой, но ликторы, отойдя на несколько метров в сторону, выстроились в ряд и, одновременно задрав головы к ясному ночному небу, дружно взвыли. Замешкавшись на секунды, люди тут же бросились прочь, ломая ветки и расталкивая друг друга в попытке убежать дальше всех и тем самым выиграть себе хоть еще немного минут жизни.

***

— Раз, два, три, четыре, пять... Мы идем искать! — обрадованно и громко заорал один из ликторов, и остальные, дружно подвывая, начали изменяться. Человеческие тела на глазах увеличивались, кожа покрывалась густой серой шерстью, под которой можно было разглядеть перекатывание могучих мышц, а лица вытягивались, формируя зубастые волчьи пасти. Длинные когти, искривленные в отличную от человеческих сторону ноги — все это было частично скрыто под мешковатой формой, которая после превращения села на тварях идеально. Подергивая волчьими ушами, лидер — самый большой и мощный ликан, клацнул зубищами и, хрипло посмеиваясь, устремился в темноту густого леса.

***

Хруст веток, шуршание ткани, далекий плач тех, кто не был в состоянии справиться со сжимающим сердце страхом, шумное дыхание уставших и гулкое сердцебиение разогнанных до предела адреналином сердец — все это смешивалось для оборотней в пьянящую мелодию охоты, где каждый уже успел выбрать себе полюбившуюся цель, ориентируясь еще и по запаху, но убить, конечно, хотелось абсолютно всех. А съесть... Хотя бы попробовать стоит многих, а потом мясо уже станет прохладным и начнет твердеть, так что им смогут заняться низкоуровневые волчатки.

Подергивая ушами, ориентируясь то на один, то на другой громкий звук, все волки на миг вздрогнули, когда к обычным звукам леса и погони присоединилась... музыка? Односложный проигрыш, громкий и хорошо слышимый, казался дикостью среди этого воплощения природных порядков. Быстрые и простенькие звуки резко сменились громко прозвучавшими гитарными струнами, к которым тут же стал добавляться быстро нарастающий ритм.

— Что за чертовщина? — грубым и искаженным голосом спросил один из ликанов у остальных, хотя многие, повинуясь животным инстинктам, продолжали бежать за жертвами. Ответ не успел прозвучать, поскольку к громкой и заводной мелодии присоединился звонкий девичий голос, звучащий непривычно низко:

— Getadelt wird wer Schmerzen kennt, vom Feuer das die Haut verbrennt.

— Что это за грубый язык? Неужели он принадлежит Древним? — похоже, часть не самых уверенных в себе ликанов не на шутку испугалась, услышав незнакомые слова, раздающиеся, казалось, одновременно по всему лесу.

— Какое-то заклинание? — испуганно сказал еще один.

— Ich werf ein Licht, in mein Gesicht, Ein heisser Schrei...

— Да что это?!

— Feuer frei! — вместе с этим громким криком мелодия достигла своей кульминации, и весь лес заполонили тяжелые звуки ударных вместе с гитарными запилами. — Bang, bang!

Громкие слова ударили по чувствительным волчьим ушам, и, окончательно остановившись, троица ликанов испуганно заозиралась.

— Бах-бах! — прозвучавшие из темноты слова принадлежали длинноволосой девушке с кошачьими ушкам, чей силуэт неожиданно проявился — с нее словно бы соскользнула сама тень. —Пока, волчатки, — шесть выстрелов револьвера, заглушенных громкой музыкой, произошли быстрее, чем ликаны вообще успели пошевелиться. Ровные отверстия в черепах позволяли увидеть ошметки крови и мозгов, оставшиеся висеть на деревьях, а воткнувшиеся в могучую грудь каждого из темных пули через секунду полыхнули яркой огненной вспышкой, сжигая сердца тварей. Тела Темных рассыпались, словно пыль, а улыбающаяся девушка шевельнула кошачьими ушками и вновь исчезла.

***

Громкий шум ухудшал возможность слышать перемещения жертв, так что еще одна пара ликанов бежала вперед, ориентируясь преимущественно на запах. Высунув языки и брызжа слюной даже не столько от быстрого бега и попытки охладиться, сколько от предвкушения того, как клыки скоро вопьются в жаркую плоть, твари радостно взвыли, увидев отставших от остальных женщин с детьми. Взрыхляя когтями землю, ликаны ускорились и, оказавшись в паре метров от испуганно заголосивших людей, уже почувствовавших неминуемую гибель, одновременно прыгнули. Две девушки упали почти в одну секунду, придавленные мощными телами оборотней, а грязные когти, раздирая тонкую ткань, оставили глубокие алые борозды на белоснежной коже. Закричав от боли, обе жертвы попытались отползти от придавивших их земле существ, умоляюще смотря на своих детей, которые в шоке не могли даже сдвинуться с места.

Хлесткий щелчок металла был практически незаметен на фоне быстрой музыки, и одна из девушек закричала еще сильнее, когда на нее сверху упало что-то тяжелое, а спине становилось все жарче и жарче. Отрубленная идеальным ударом волчья голова откатилась в сторону, а дети сели прямо на землю от удивления. Над их матерью и безголовым ликаном раскачивался серебристый змей, словно бы сотканный из миллионов крошечных точек, слегка клубящихся и мельтешащих, отчего поверхность существа казалась жидкой. Раздвоенные челюсти метнулись к туловищу Темного и, отбросив тварь на спину, змей вытянулся и резко ударил. Хрустнувшая грудная клетка пытавшегося отмахиваться когтистыми лапами ликана легко поддалась, и серебристая поверхность серпента на миг окрасилась алым, когда еще один удар превратил легкие и сердце в сплошное месиво, отчего тварь тут же затихла.

На самом деле, детей даже не настолько пугало неожиданно появившееся существо, сколько удивляла его хозяйка. Одетая в обтягивающий белый костюм, подчеркивающий стройную фигурку, девушка с небольшими белыми кошачьими ушками стояла над своей жертвой с серьезным и хмурым выражением лица.

Убийство произошло так быстро, что второй ликан даже не сразу сообразил, откуда вдруг пахнуло кровью его сородича, но, повернув голову, попытался тут же броситься на неожиданного противника, на что кошечка выставила вперед небольшой пистолет с узким стволом — вырвавшийся из него крошечный серебристый шарик врезался в тело ликана, затормозив его, после чего мизерные наниты рассыпались, обволакивая Темного. Попытавшись стряхнуть с себя помеху, оборотень остановился, но, оценив, что мелочь, попавшая на него, ничуть не опаснее блох, попытался сорваться с места, но тут же заскулил от боли.

Стирая в труху крошечными лезвиями кожу, наниты вмиг лишили Темного большей части шкуры, оставляя лишь для невольных наблюдателей вид осыпающейся с голых мышц шерсти. Освежеванный Темный принялся кататься по земле, пытаясь разобраться с облепившей его техномошкарой, но та продолжила перемалывать теперь уже и мышцы. Девушка тем временем щелкнула возникшими вокруг ее руки лезвиями и, проведя в воздухе когтистой фиолетовой перчаткой, вызвала небольшой рой нанитов, который тут же распределился между двумя лежавшими на земле женщинами с разодранными спинами. Дети, вдруг подумав, что с их мамами произойдет тоже самое, что и с волком, тут же заревели. Кошечка, прижав ушки к голове, еще больше нахмурилась, бросив на детей недовольный взгляд, но раны горожанок исцелились буквально за секунды, так что нека тут же поспешила отойти, позволяя ребятам воссоединится с их матерями.

От ликана остался лишь скелет с ошметками мышц, который серпент пробил насквозь, уничтожая все еще бьющееся сердце.

— Ня... Ты уж извини, я ведь могла и сразу убить, но было любопытно, как этот тип нанитов сработает, — слабо улыбнувшись, Эн пожала плечами, смотря на исчезающие останки, после чего коснулась бусинки в своем ушке. — Мы с Кейт избавились от отстающих, остальные на вас, ня.

Глава 1. Охота на охотников.

В отличие от своих менее сильных собратьев, лидер местных ликанов и его помощники были мощными Темными, способными гнать добычу много километров, причем это давалось им очень легко: они уже через пару минут после начала охоты обогнали толпу людишек и бежали параллельно им, порой подвывая или рыча из темноты густого леса, подстегивая обезумевших от страха людей нестись вперед еще быстрее. Кто-то не выдерживал и отставал, отдавая свою жизнь на волю судьбы, были и те, кто просто сбивал с ног своих бывших соседей, знакомых и, возможно, даже друзей, рассчитывая, что чертовы твари отвлекутся на более легкую добычу и позволят лидерам уйти как можно дальше.

Однако, подобные пороки социума только развлекали бегущих неподалеку ликанов, подогревая интерес. Ведь как будет занимательно увидеть отчаяние и ужас в глазах подлых людишек, когда они поймут, что ни один из их грязных поступков не помог им выжить в этой гонке.

На этот раз у толпы тоже нашлись лидеры, решившие разделить бегущих хотя бы на три части, чтобы был шанс на то, что твари отвлекутся только на треть или две третьих сбежавших, давая остальным возможность спастись. Исходя из этого лидер с помощниками тоже решили разделиться, чтобы подогревать страх людей, которые вскоре осознают, что именно их группа оказалась достаточно невезучей для того, чтобы приглянуться зубастым монстрам.

Рыча, помощник, который после превращения стал ростом больше двух метров и обладал воистину ужасающими мышцами, от которых форма даже не выдержала и лопнула по швам, теперь подгонял людишек, направляющихся к окраине леса. Удивительно, но агрессивная музыка никуда не делась, и, хотя оборотень уже успел привыкнуть к шуму и ориентировался на малейшие изменения в лесу, присоединившийся к гитарным проигрышам звук был ему незнаком. Он вообще казался чуждым для живой природы.

Равномерное гудение приближалось стремительно, и вскоре Темный осознал, что бежит прямо навстречу непонятной аномалии. Громче, громче, совсем рядом — Темный заскулил, с чем-то столкнувшись на полной скорости. Отлетев, он проехался спиной по палкам и грязи, не понимая, что произошло, после чего взгляд смог сфокусироваться, и он увидел не какое-нибудь дерево, а доспех. Самая настоящая броня, ослепительно сверкающая даже в свете с трудом проникающих сквозь ветви и листву лунных лучиков. Как он мог ее не заметить?

Поднявшись, ликан медленно подошел к неожиданному препятствию, и от двинувшихся конечностей доспеха послышался тот самый странный звук.

— Даже не думай убегать, нян, — прозвучавший из-под шлема приглушенный голос явно принадлежал молоденькой девушке, а еще это странное...мяуканье?

— Эй, девочка, а ну вылезай из своей железяки. Сложно будет резвиться, когда ты так сильно одета, — щелкая пастью, ликан расхохотался и подошел ближе.

— Пф, я с тобой и в ней спокойно порезвлюсь, нян. Давай быстрее, тупица.

Тут ликан наконец-то увидел, что на поясе у девушки висит сразу двое ножен, причем один из мечей — явно из тех, что выдают особо отличившимся ликторам, исписанный словами на древнем языке Силы. Прикусив язык, оборотень замешкался, без лидера не зная, как лучше поступить — открытая вражда с другими ликторами ни к чему хорошему не приведет, особенно, если это он ее и развяжет.

— Слушай, ну погорячился. Но это все-таки наша территория... Давай, если ты меня сможешь побороть в рукопашной, то забудем об этом небольшом инциденте? В противном случае я продолжу заниматься своими делами, — оскалившись, что можно было трактовать, как улыбку, ликан протянул руку девушке. Ему казалось, что придуманное решение было гениальным.

— М-м, нян... Ладно, я все равно ведь не хотела мечами пользоваться, — вздохнув, девушка выставила руки вперед, широко расставив пальцы. Хмыкнув, оборотень подошел к ней вплотную и, переплетя пальцы, уперся всей своей недюжинной массой, пытаясь столкнуть девицу с места или хотя бы вынудить ее согнуть руки.

Странный звук возобновился, и ликан почувствовал, как он поддается напору мелкой девчонки. Даже зарычав от странности происходящего, Темный клацнул зубами и попытался развести руки девчушки в стороны, сыграв на том, что уж у него-то они длиннее.

«Влияние случая — критический успех».

Заскулив, оборотень почувствовал боль во всем теле, и через мгновение его рука оказалась выдрана из плеча вместе с клочками шкуры, остатками сухожилий и плоти. Растерявшись, Оудетт неуверенно мяукнула и, отбросив оторванную конечность, вцепилась освободившейся рукой сопернику в шею, но на этот раз с хрустом сломалась и она, так что голова повисла на ошметках шерсти, под своим весом перевалившись назад, словно ужасный капюшон.

— Эм... Нян, я вроде как выиграла? Тогда продолжу свои дела, — вздохнув, девушка толкнула тело ликана и, слегка подпрыгнув, сломала грудь темного, заодно раздавив и сердце.

***

Еще один помощник направлялся в сторону чащи, забавляясь от того, что люди сами себя загоняют туда, откуда им точно не выбраться. Еще более ироничным было то, что там было нечто вроде кладбища — в конце концов, после забегов оставалось немало костей, которые скидывали все в одном месте, поддерживая базу в относительной чистоте. Было бы занимательным увидеть, как люди наконец-то добегут до облюбованного ликанами местечка и обнаружат сотни останков себе подобных.

Вдоволь погоняв людишек и тем самым направив их в нужное место, оборотень обогнал этих тупых существ и, оказавшись среди горы костей, присел передохнуть, решив, что поужинать в спокойной обстановке — не так уж и плохо. Он же не зверь какой-нибудь.

Расположившись на поваленном бревне, оборотень быстро заскучал и, подергивая ушами, стал прислушиваться к шумам, приближающимся в его сторону. На этом фоне тихий треск оказался особенно странным — прозвучал он слишком близко, но сюда явно не мог успеть добраться никто из людей. Быстро развернувшись, оборотень уже собирался наорать на своего товарища, решившего покуситься на его часть добычи, хотя это тоже казалось странным вариантом, ведь не было соответствующего запаха поблизости. Быстро осмотревшись, темный никого не заметил, и, шумно втянув воздух, не смог сначала ничего учуять, но через пару секунд в нос ударила невыносимая вонь мертвечины.

Закашлявшись от неприятного запаха, ликан взвыл и бросился в нужную сторону, где за горой костей увидел скелет. Обычный человеческий скелет, держащий в руке бедренную кость, отобранную у какого-то бедолаги. Глазницы мертвого светились фиолетовым пламенем, а его покачивающееся тело за счет трения суставов как раз издавало уже знакомый треск.

— Ты еще что за хрен?! — не слишком-то умный оборотень зарычал и размашистым ударом ударил по черепу скелета, сбив его с позвоночника, только вот через секунду голова прилетела обратно и вновь расположилась на своем законном месте. Зато бедренная кость, неожиданно ставшая излучать зеленое свечение, резко ударила темного по пасти, и на останки, раскиданные вокруг, высыпалась с десяток острых зубов. Взвыв от боли, Темный отшатнулся от неожиданно сильного противника, после чего попытался что-то сказать, но тут же осознал ужасное — его язык, пошевельнувшись, развалился мерзкой сероватой жижицей. Нёба, покрывающиеся черной пленкой, быстро сгнивали, перекидывая влияние некротического пламени на кость, начавшую медленно разрушаться до творожистой массы, а осклизшие десны растеклись в пасти смердящей гниющей массой, оставив почерневшие зубы лежать во рту просто так.

Взвыв что-то нечленораздельное, волк тут же бросился на странное существо, но тут же схлопотал еще один удар костью, пришедшийся теперь по груди. Одежда вспыхнула, истлела, и влияние пламени перекинулось на шерсть и кожу оборотня. Рыча, темный принялся бить лапами по своей широкой груди, но каждый удар лишь стряхивал с него его собственную подгнившую шкуру, обнажая начавшее нестерпимо смердеть гниением мясо. Испуганно заскулив, ликан с отвалившимися когтями бросился прочь с кладбища, но тут же врезался в ледяную стену- от резкого удара его ставшая хрупкой пасть лопнула и отвалилась, превращая волчью морду в уродливую маску с продолжающим расширяться отверстием, края которого уже добрались до глаз, медленно выпавших из глазниц.

Кольцо льда замкнулось, не позволяя оборотню, обезумевшему от боли и происходящих с ним метаморфоз, выбраться, а чуть позже резко появившиеся ледяные пики, пронзившие всю ловушку, пробили все жизненно важные органы существа.

На край ледяного колечка плавно спланировала красивая девушка со стоящими торчком лисьими ушками, а серебристые волосы, слегка светящиеся в темноте, на фоне темного леса придавали образу кицунэ волшебности. Этому же способствовал и большой пушистый хвост с мехом двух цветов — серебристым и черным. Девушка держала перед носом тлеющую щепку, вдыхая аромат горящей древесины, но все равно с ее лица не пропадало выражение омерзения и презрения.

— Не зря вы все — низшие. Мясо воняет просто отвратительно! — проворчав, Ками щелкнула пальцами костлявой руки, заставив скелет рассыпаться на части, после чего встряхнула ладошкой и придала ей прежний вид.

***

Лидер ликанов обогнал группу, убежавшую дальше всех, и теперь подгадывал момент, когда наконец-то выпрыгнет и вопьется клыками в тщедушные тельца этих ничтожеств. Можно было бы еще побегать, но интерес уже частично удовлетворен, так что пора переходить от мероприятий к торжеству.На фоне этого Темный вздрогнул, когда осознал, что рядом кто-то есть.

— Куда смотреть-то? Ты хоть подскажи, а то впервые на вашем фесте, -слова принадлежали молодому оборотню, явно из другой стаи. Его мускулистое тело говорило о его силе, но на фоне мощного телосложения лидера он явно проигрывал, даже возраст ему здесь не поможет.

— Да ты кто вообще такой, чтобы меня отвлекать на охоте?! -оскалившись, ликтор развернулся к дерзкому наглецу, после чего почувствовал, что не может пошевелиться. Все тело онемело и, даже несмотря на то, что ликан стоял не в самой удобной позе, он не падал. Сейчас уже лидер заметил, что тело незнакомца плотно облегает нечто вроде тонкой ткани, выполненной из крошечных точек, практически незаметных по-отдельности, но видимых за счет легкого шевеления. Что-то все это неспроста...

— А я это... Санитар леса. Волков позорных ищу, — хмыкнув, незнакомый ликан засветился фиолетовым оттенком, и на фоне его волчьих ушей замаячили еще одни, поменьше, будто бы сотканные из света. Вокруг когтистой руки мигнула дымка, и удлинившиеся когти через мгновение мягко и бесшумно вошли в грудную клетку лидера. Резкий поворот — рваное круглое отверстие сочилось кровью, но незнакомец просто дернул на себя плоть лидера, выдергивая еще бьющееся сердце. —Ох, вот где ты был, когда я делал доклад по биопотенциалам? Весьма познавательно, тебе бы в универе работать, подопытным, вместо того, чтобы соревноваться в беге с беззащитными людьми.

На миг получив способность двигаться, лидер почти сразу вновь замер, вынужденный терпеть мучительную боль от потерянных и поврежденных органов. Незнакомый ликан тем временем отошел на пару метров и вытащил из ножен, висящих на спине, исписанный словами меч, и Темный все понял — их заказали! Наверняка другие базы ликторов тоже захотели провести охоту, и им не понравилась их монополия на такое шикарное развлечение! Ругаясь лишь в мыслях, оборотень молча наблюдал, как оборотень напротив удерживает оружие в обеих руках.

Атциртсеарп Субитнацес, — слова прозвучали громко и внушительно, но лезвие клинка лишь на мгновение мигнуло фиолетовым. В душе позлорадствовав мгновение тому, что у засранца ничего не вышло, лидер развалился на две ровные части, плюхнувшиеся на жухлую траву.

Оборотень с мечом принял вид молодого парня, а откуда-то сверху спрыгнула девушка в пышном черном платье с бантиками, на лету пряча в сумку многострунный инструмент, удивительно напоминающий балалайку. Ушки неки дернулись, и выглянувший из-под юбки хвостик заколыхался из стороны в сторону.

— Константин, ня.

— Да?

— Как вам песня, ня? — прищурившись, девушка напялила на себя огромную широкополую шляпу, но все-таки продолжила внимательно смотреть на парня.

— Эм... Не то, чтобы я на что-то намекал, но ты ее сама же придумала, верно?

— Да, я понимаю ваши сомнения, все-таки это не очень в моем стиле, ня... Я считаю, что для дебюта «Рок-баллады» — вполне неплохо.

— Это без сомнения. Что ж, девчат, тренировку можем считать завершенной, — объявил парень, вжав бусинку наушника в свое ухо.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям