0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Невеста оборотня, любовница вампира » Отрывок из книги «Невеста оборотня, любовница вампира»

Отрывок из книги «Невеста оборотня, любовница вампира»

Невеста оборотня, любовница вампира от автора Гринь Ульяна

Исключительными правами на произведение «Невеста оборотня, любовница вампира» обладает автор — Гринь Ульяна Copyright © Гринь Ульяна

ГЛАВА 1. Приглашение

«— Послушай, я люблю тебя больше всех на свете. Разве этого недостаточно?

— Да, — улыбнулся Эдвард. — Достаточно на сегодня и навсегда.

Холодные губы снова прильнули к моей шее.»

Лора закрыла книгу и положила её на стол. Задумчиво поправила так, чтобы уголок совпадал с углом столешницы. Бр-р-р! Никогда не могла понять эту Беллу. Как можно влюбиться в вампира? В холодного парня, который не спит, не ест, светится на солнце и пьёт кровь? Лору аж передёрнуло от отвращения. Уж если выбирать, так оборотня. Они, по крайней мере, тёплые, мохнатые, привычные… А если шерсть вычёсывать, так и носки можно вязать! Из собачьей шерсти выходят отличные носки!

Мобильник запиликал простенькой танцевальной мелодией. Лора глянула на экран — Марго. Господи, чего ей надо в полдесятого вечера?

— Тиневич, ты спишь?

Голос у подруги был слегка весёлый. Ну, такой весёлый, какой бывает после парочки коктейлей… Небось, опять в клубе гуляет со своим роковым брюнетом, так зачем звонит? Может, нужно её выручать из лап какого-нибудь приставалы?

— Слушай, у меня проблемка! Ну как проблемка… Проблемища века! Помнишь платьице Босс Блэк, которое я тебе подарила?

Как же не помнить! Красивое платье, только куда его надевать? В институт на пары?

— Ну помнишь, у меня ещё такое второе было? Так вот, я его спалила утюгом сегодня… Мне нужно твоё, просто позарез!

— Да помню я, помню. Завтра привезу, правда, мне ко второй паре только…

— Ты что-о-о! Мне сейчас надо! Завтра в инстике меня не будет! У меня… Дела!

— Ну тогда заезжай, — вздохнула Лора, открывая шкаф. Где там это платье? Вроде, сунула его на полку прямо в целлофане…

— Я пришлю Макса, он посигналит с паркинга, вынесешь?

— Хорошо, а какая у него хоть машина?

Марго невнятно спросила что-то в сторону и через пару секунд ответила:

— Белый «Мерседес». Да не ошибёшься! Таких машин у вашей хрущобы не паркуют!

И отключилась. Лора отложила телефон, начиная искать платье. В этом вся Марго! У неё на личике написано «Золотая девочка», и проба стоит. Высшая. Золотая она и есть — наследница империи мелкооптовых магазинов, весит несколько миллионов долларов… Ну и живёт соответственно. Платьице от Босса за семьсот баков? Дайте два, одно подарю подружке, а то вдруг я своё спалю утюгом… Кстати, откуда Марго знает, куда втыкать штепсель от утюга?

Платье обнаружилось на верхней полке шкафчика. Лежало на стопке старых джинсов с дырками на коленках, завёрнутое в пластиковый мешок. Лора развернула платье, подошла к старому зеркалу, которое когда-то было трельяжем, и приложила к себе. Бюстье без бретелек, мягкое, облегающее, с воланом-вставкой. Густого бордового цвета. Классное стильное платье… Эх, жалко… Но Марго в нём, конечно, красивее. Да и о чём жалеть, ведь Лора не ходит по клубам и ресторанам, пусть уж лучше подруга надевает его по своим «делам». Интересно, что за дела такие?

В дверь постучали, и она открылась. Папа. Он всегда стучит и входит, не ожидая ответа. Вроде бы и приличия соблюдены, но не очень логично. Лора обернулась, сворачивая платье:

— Привет, ты чего так поздно?

— Привет, доча, да тут такое было…

Папа блеснул линзами круглых очков в свете лампы и потёр лысину ладонью. Да он смущён? С чего бы это? На работе что-то случилось?

— В общем, я познакомился с одним влиятельным человеком. Помог ему, так вышло, ну и он сделал мне интересное предложение…

— Пап, он тебя замуж позвал? — не удержалась от усмешки Лора.

— Да ну тебя в самом деле! Лариса!

— А что Лариса? — засмеялась она. — Выражайся по-человечески!

— На вот, почитай лучше, — махнув рукой, папа протянул ей конверт. Лора взяла, нахмурившись, повертела:

— Что это?

— Ты почитай. И главное — ничего не говори сразу же! Подумай хорошенько. А я пойду пока разогрею ужин.

Глянув на закрывшуюся дверь, Лора подняла брови. Ладно, посмотрим, что за тайны мадридского двора!

В конверте оказалась открытка. Дорогая шершавая бумага, золочёное тиснение, изысканные пастельные тона. Приглашение. Куда же их приглашают?

Прочитав текст внутри открытки, Лора с размаху села на кровать. Можно было подумать, что это шутка, если не знать папу. Он просто не умеет так шутить. Он вообще шутить не мастак, а выдумать подобный фарс ему бы и в голову не пришло.

Дочь господина Тиневича, Лариса Николаевна, приглашалась третьего мая сего года ровно в десять часов утра в поместье некоего господина Морозова для участия в ежегодном бале дебютанток. Дебютанток, Карл! В поместье! Завтра! Что, простите?

Лора бросила платье на кровать и решительно вышла из комнаты. На кухне горел свет, шкворчала картошка на сковородке, а любимый родитель что-то напевал, нарезая помидор. Лора помахала у него перед носом приглашением:

— Пап, это что за розыгрыш дурацкий?

— Это не розыгрыш, Лариса, — не отрываясь от своего занятия, ответил папа. — Это твой первый выход в свет.

— Какой свет, папа? Мы в каком веке живём? Бал дебютанток? Помещик Морозов, рили? Может, он ещё и аристократ какой-нибудь?

— Сядь, ребёнок, не кипиши!

Лора машинально села на своё место за столом. Папа ссыпал кусочки помидора в миску и потряс баночкой с солью над овощами. Потом обернулся и сказал спокойно:

— Аристократ или нет — этого я не знаю. Но знаю, что там соберутся сливки Питерского общества и будут самые завидные женихи со всего города, а возможно, и со всей страны…

— Ты хочешь меня сбагрить замуж?!

Лора аж задохнулась от возмущения. Никогда не думала, что придётся услышать такое из уст родного отца! Завидные женихи! Обычно отцы встречают женихов с ружьём наперевес, а её папочка просто пихает дочь на смотрины! Пусть даже и аристократические!

— Ну, замуж или нет, решать тебе. А что? Ты девочка свободная, ни с кем не встречаешься, насколько мне известно… А там можно завести полезные знакомства!

— Спасибо! — с сарказмом в голосе ответила Лора. — Спасибо, папа, что оставляешь мне иллюзию свободы выбора! Я тронута, весьма…

Папа поставил перед ней тарелку, положил котлету и протянул вилку:

— Ребёнок, ты не понимаешь. Я не мог отказаться от этого предложения. Мог бы — отказался бы, поверь.

Лора скорчила гримасу:

— Это было предложение или приказ?

— Предложение, — слегка подумав, ответил папа. — Но мне дали понять, что от таких предложений отказываются только бессмертные…

Вот новость! Интересно, чем могли запугать её честнейшего, неподкупнейшего папу странные деловые аристократы? Беспокойство внезапно обдало Лору ледяным душем. Если она не поедет на бал дебютанток, папу могут… Ой, нет! Даже думать об этом нельзя! Плохие мысли имеют обыкновение сбываться. Нет, нет! Надо думать позитивно, надо притягивать только хорошее! Хрен с ним, с балом, в конце концов, Лора не собирается выходить замуж, а танцевать вальс она как раз умеет — ведь именно она открывала школьный выпускной в паре с долговязым Ракитиным. Страшно, конечно, но раз уж так вышло… Папа лажанулся, а бояться теперь ей!

От тревоги даже расхотелось есть. Лора вяло разминала картошку вилкой и ковыряла котлету. Бал этот… Ей даже надеть нечего! Единственное приличное платье Марго забирает. А на балу надо быть в специальных платьях, вон в Москве эти звёздные детки-дебютантки заказывают за несколько месяцев наряды у известных модельеров. Придётся ехать туда в джинсах и какой-нибудь кофточке поприличнее. Десять утра, значит, лёгкий макияж безо всяких выпендрёжей… Тусоваться со светскими львицами мини-формата — то ещё испытание! А у неё педикюр совсем старый… И лак на руках обновить надо! Блин, тут надо часа три в салоне сидеть и угрохать половину месячной папиной зарплаты!

Платье! Ёлки! Марго же должна была послать своего рокового брюнета за платьем! Небось, приехал уже, ждёт и матерится на стоянке! И не посмотришь: окна у них на другую сторону выходят… Лора вскочила под удивлённым взглядом родителя, бросилась в комнату, и тут раздался звонок в дверь. Лора метнулась обратно, по пути думая, кто бы это мог быть и как некстати припёрся прямо сейчас. Папа позвал с кухни:

— Лариса! Это к тебе?

— Не знаю, пап! — выкрикнула Лора и, щёлкнув замком, распахнула дверь.

На коврике стоял брюнет. Роковой, да. Такой, что Лоре поплохело, потом похорошело, а потом она просто застыла, глядя на него.

Вот уж где аристократ, так аристократ! Бледная в тусклом свете лампочки кожа, лёгкая небритость квадратного мужественного подбородка, такая модная среди парней, густые брови вразлёт, а под ними — самые светлые глаза, которые Лора когда-либо видела. Светло-голубые, с тёмным ободком вокруг радужки, внутри словно припорошенные серыми прожилками… Какой… красивый! Блин, неужели это и есть Макс? Нет, господи! Так нечестно… Против Марго у Лоры нет ни одного шанса, это как боксировать против Майка Тайсона!

Красавчик деликатно кашлянул, и Лора очнулась. Стоит перед ним, словно из монастыря недавно вышла и ни одного парня ещё вблизи не видела! Чувствуя, как предательский румянец смущения заливает щёки, она спросила неловко:

— Вам кого?

— Вы Лариса? — осведомился брюнет бархатным вкрадчивым голосом, и Лора снова чуть не выпала в осадок от такого сексуального тембра, но взяла себя в руки и кивнула. Макс со скучающим видом осмотрел свои ногти на левой руке:

— Я, вообще-то, сигналил. Меня Марго попросила забрать платье.

— Платье, да… — вспомнила Лора, окончательно покраснев. — Сейчас, минутку.

И отступила назад на несколько шагов. Потом метнулась в комнату за пакетом. Побыстрее отдать, и так человек ждал… В комнате глянула мельком в зеркало и ужаснулась: волосы паклей свисают, помада невнятная после ужина, да ещё и стрелка на веке потекла! Господи! Вот так всегда — непричёсанная и без макияжа, а навстречу принц её мечты! Не везёт, так капитально, чего мелочиться…

Лора схватила щётку, пригладила причёску, потом послюнявила палец и попыталась поправить стрелку, но только размазала ещё больше. Начала рыться в сумочке в поисках влажных салфеток, только пришлось вывалить содержимое на кровать… Кое-как уничтожив чёрный потёк, махнула по губам глоссом и улыбнулась своему отражению. Вот так уже лучше! Вышла из комнаты и на полпути спохватилась, что забыла пакет с платьем! Вот клуша!

Когда она, наконец, вручила Максу посылку, тот выглядел сердитым. Лора прикусила губу и пробормотала:

— Извините за задержку.

— Спасибо, — бросил роковой брюнет и, развернувшись, легко сбежал по лестнице. Лора ещё с минуту стояла и слушала его быстрые шаги, а потом со вздохом закрыла дверь. Ну вот... Выставила себя полной идиоткой перед самым красивым парнем, встреченным ею в жизни! Да, папа абсолютно прав, ей место только на смотринах. Иначе замуж не выйти…

— Ребёнок!

Оглянувшись, она встретилась взглядом с папой. Он прищурился и спросил:

— Кто это был?

— Приятель Марго, — небрежно отмахнулась Лора, но только бог знал, чего ей стоила эта небрежность в данный момент. Хотелось плакать и биться головой об стену…

— А-а-а… Ужин стынет, иди ешь.

— Не хочется, — отказалась Лора. — Пойду подберу наряд для завтра.

— Они сказали: дадут тебе платье, так что не волнуйся об этом. Там будут парикмахеры, стилисты, всё такое…

— Всё равно не поеду туда бедной сироткой Марысей, — упрямо ответила Лора. — Помирать — так при полном параде!

Папа придержал её за руку:

— Ну что ты такое говоришь? Лариса! Это просто бал для девушек, чтобы себя показать. Походишь, поговоришь с людьми… Тебя же не заставят делать что-то неприличное или противозаконное!

— Да, папа, — автоматически согласилась Лора. — Пойду ногти накрашу хотя бы…

Остаток вечера она провела в попытках привести свою внешность в относительный порядок. Не то чтобы это требовало каких-то специальных усилий, но ужас просто, сколько девушке надо совершать всяческих телодвижений, чтобы хотя бы издалека выглядеть ухоженной! И депиляция, и увлажнение кожи, и пилинг, и маникюр… Брови выщипать, ресницы подпитать специальным маслом, сделать маску для волос, маску для лица, маску для век… Спать Лора пошла лишь в начале второго, накрутив влажные волосы на крупные бигуди для эффекта натуральной волнистости. Узкие джинсы и простая, но элегантная серая кофточка с вышивкой по воротнику лежали на спинке стула. Рядом на полу стояли туфли на каблуке «типа лабутены», но Лора не стала красить подошвы красным лаком. Туфли и так красивые, а прикидываться богатой наследницей смысла нет.

Поставив будильник на семь часов, чтобы успеть одеться и накраситься, Лора легла и тут же провалилась в странный сон. Утром она вспомнила лишь танец — прекрасный чувственный вальс, а партнёром был роковой брюнет, внезапно. Конечно, это было волнующе и приятно, но откуда Максу взяться на балу дебютанток? Возможно, подсознание страстно желало, чтобы Лора танцевала именно с голубоглазым красавчиком. А одной из причин был страх, что в поместье соберутся исключительно занудные уроды и задроты…

Глядя в зеркало и стараясь, чтобы стрелка на веке была идеальной, Лора подумала, что по большому счёту ей должно быть абсолютно всё равно, кто именно будет на балу. Она туда попадёт по чистой случайности, потанцует, создаст видимость и отчалит домой. Ещё и объяснительную придётся писать в институт. Сегодня зачёт… Блин, зачёт же! Потом пересдавать надо будет. Вот подстава! Бал этот идиотский!

Папа заглянул в ванную, и Лора от неожиданности мазнула тушью по щеке. Простонала:

— Ну ёлки! Теперь всё сначала начинать!

— Извини, ребёнок, — виновато ответил папа. — Я думал, ты уже готова. Надо выезжать, а то в пробку попадём!

— Десять минут, — буркнула она, пытаясь аккуратно стереть след от туши. Теперь ещё и опоздает — вот будет чудесное первое впечатление!

Через пятнадцать минут Лора села на пассажирское сиденье папиного «Опеля» и раздражённо заметила:

— За сорок минут мы не доедем до Петергофа! Невозможно!

— Мы попробуем, ребёнок, — ответил папа, заводя машину. — Ты не забыла приглашение?

Лора похлопала по сумке:

— Приглашение, запасные туфли без каблука, влажные салфетки… Да, ещё газовый баллончик и портативная монтировка!

— Лариса!

— А что Лариса?! Я еду в незнакомое место, где будет куча незнакомых аристократов, охочих до симпатичных девушек… Мне нужно что-то тяжёлое, чтобы защитить свою честь, а может, и жизнь!

— Милая моя, какой ты ещё ребёнок… — вздохнул папа, выруливая на набережную Фонтанки. — Никто тебя и пальцем не тронет, зря ты так волнуешься! Возможно, этот бал станет поворотным моментом в твоей жизни.

— Поворотным, скажешь тоже, — пробормотала Лора. Ещё каким поворотным: повернётся несколько десятков раз в ритме вальса — и домой. А утром в институт, на пары. Договариваться о пересдаче зачёта. Зубрить неправильные французские глаголы, а вечером повторять их, вывязывая петли тёплого шарфика на зиму…

Когда они выехали на Петергофское шоссе, стало ясно, что к десяти никто никуда не успеет. Лора терпеть не могла приезжать с опозданием. С самого детства она старалась рассчитывать время так, чтобы быть в нужном ей месте с запасом. А сегодня вообще всё пошло наперекосяк: будильник не услышала, макияж размазала, пробка на шоссе. Лора приоткрыла окно, впустив свежий, пахнущий заливом воздух в машину, и закрыла глаза, пытаясь успокоиться. Всё будет хорошо. Всё пройдёт, бал закончится, вернётся обычная, привычная жизнь… Всё будет отлично. Как всегда.

 

ГЛАВА 2. Поместье

Паркинг перед воротами поместья был почти пуст. Лишь одинокий внедорожник с огромным знаком мерседеса над решёткой грустно торчал посреди стоянки. Папа остановил машину подальше от пафосного чудовища и повернулся к Лоре:

— Ну вот… Всего десять минут одиннадцатого. Иди, что ли. Встретимся после бала?

Она улыбнулась, осознавая, что улыбка выходит слегка натянутой, и кивнула:

— Да, только не опаздывай!

— Позвони мне, когда всё пойдёт к концу.

Вид у папы был виноватый, как будто он жалел, что втянул Лору в эту авантюру. Впрочем, жалеть уже поздно, а расстраиваться ещё рано. Лора взялась за ручку дверцы и, помолчав, спросила:

— Приготовишь драники? Я наверняка вернусь голодной.

— Приготовлю, со сметаной, как ты любишь, — кивнул папа с улыбкой. Лора быстро чмокнула его в щёку, поддавшись внезапному порыву, и вышла из машины. Поместье было отгорожено от дороги солидным каменным забором до пояса, а сверху кованые решётки позволяли оценить размер угодий. Лора подошла к воротам. Вероятно, аристократ, обитающий здесь, заказывал их по собственному проекту, вдохновившись просмотром фильмов о старинных усадьбах. Чугунные завитушки на решётках, листики с цветочками, золочёные стебли, а венчал всё это безобразие огромный овальный вензель с буквой «М». Сразу за воротами начиналась широкая гравийная дорожка, ведущая под небольшим уклоном вверх, к самой усадьбе, которая упиралась крышей в серо-голубое северное небо. Дорожку охраняли от наступающих деревьев парка небольшие кустарники, усыпанные белыми и алыми цветками. Там и сям виднелись крохотные аккуратные клумбочки с вакханалией роз и астр. Подняв взгляд к дому, Лора поразилась скромной величественной красоте жёлтого в белом обрамлении здания, которое словно посматривало на неё с холодным презрением. Мол, кто ты такая и зачем сюда пришла?

Тот же вопрос, но в более вежливой форме, прозвучал из небольшого громкоговорителя на столбе ворот. Там же висела табличка «Частная территория» и ещё одна «Охраняется злыми собаками». Лора почувствовала, как ноги отказываются держать её, устраивая неожиданную забастовку, и услышала шум мотора сзади — это папа отъехал, сочтя, видимо, свою роль исполненной. Надо взять себя в руки! В конце концов, она не воришка и не агент известной фирмы по продажам! У неё есть приглашение.

— Здравствуйте! Э-э-э, меня пригласили, — громко сказала Лора, вытягиваясь в сторону громкоговорителя, а потом добавила потише, чтобы не так стыдно было, если вдруг окажется, что это розыгрыш: — На бал.

Через пару секунд замок на воротах щёлкнул, и обе створки начали медленно открываться с металлическим лязгом. Лора увидела высокого статного мужчину в тёмной форме, в чёрном берете на бритой голове, и слегка перетрусила. То есть, трусила она уже давно, но в этот момент ей стало действительно не по себе. Мужчина протянул руку:

— Приглашение, будьте любезны!

Лора принялась копаться в сумке. Пальцы находили всё что угодно, только не плотный картон пригласительной открытки. В какой-то момент Лоре показалось, что она забыла приглашение дома, на столе, и холодный пот прошиб её с ног до головы. Да что ж такое? Неужели и правда забыла? Тогда звонить папе, ждать, пока он съездит домой и вернётся с конвертом… И она точно опоздает на этот чёртов бал! И тогда папе грозят большие, очень большие неприятности! Ой, нет! Пожалуйста, только не это!

Чуть ли не со слезами на глазах Лора переворошила ладонью всю мелочёвку в сумке и неожиданно наткнулась на вожделенную картонку. Уф! Пронесло! Вытащив приглашение на белый свет, она с видом победительницы протянула его охраннику. Тот открыл, изучил подпись и вернул картон Лоре:

— Прошу, мадемуазель, проходите!

Она ступила на гравий дорожки, внезапно почувствовав себя Алисой в Зазеркалье. Как будто здесь, за воротами, начиналась совсем другая страна. Чугунные створки снова заскрипели, затворяясь за её спиной, щёлкнули замком, и Лора вздрогнула. Путь назад отрезан. Теперь только вперёд!

— Минуту, прошу вас, — бесстрастно остановил её охранник и, повернув лицо к плечу, заговорил в висящую в петельке униформы рацию: — Шестой, я альфа-пост. Как слышно, приём?

Рация зашуршала, затрещала, и невнятный голос пробулькал что-то похожее на «Слышно, приём».

— Забрать гостя.

«Понял, забрать гостя, конец связи».

Лора улыбнулась мужчине, пытаясь скрыть свою неловкость, и решилась на шутку:

— Как у вас здесь всё серьёзно! Как у президента!

Охранник лишь коротко кивнул, и лицо его при этом осталось абсолютно непроницаемым. Как у тех гвардейцев, которые охраняют Букингемский дворец. Ничто не может вывести их из себя. Так и этот: хоть шути, хоть плачь — даже бровью не поведёт!

Шелест гравия за спиной заставил Лору напрячься. Обернувшись, она широко раскрыла глаза, глядя на чудо, которое до этого видела только в кино. Шурша непропорционально большими шинами, по дорожке ехал гольф-кар: белый, почти полностью открытый всем ветрам, кроме прозрачного лобового даже не стекла, а пластика, и с шаткой тонкой крышей. Медленно развернувшись с величавостью атомного крейсера, он остановился возле Лоры. Внутри сидел молодой парень в такой же форме, что и охранник альфа-поста, но без берета. Взглянув на Лору, он сказал:

— Садитесь, прошу вас.

А первый мужчина кивнул:

— Желаю вам приятного времяпровождения в поместье Морозовых, мадемуазель.

Лора усилием воли опустила брови на их обычное место и села рядом с парнем без берета. Машинка всё с тем же неспешным величием описала полукруг и натужно загудела, поднимаясь по дорожке. Они не поехали прямо вверх — вероятно, угол наклона дорожки был слишком большим для этого чуда техники, — а свернули вправо, между деревьев. Дорога здесь была узкой, земляной и отлично утоптанной, поэтому гольф-кар безо всяких усилий полз, словно бездушный работяга-муравей, туда, куда направлял его охранник. Лора повертела головой, но не увидела ничего интересного, кроме безусловно красивого и ухоженного парка и полуразрушенной лестницы, спускавшейся куда-то в сторону от дорожки. Конечно, было бы любопытно пройтись по ней и узнать, куда ведут выщербленные каменные ступеньки, но, разумеется, не сейчас. Жаль, вряд ли выдастся другой случай прогуляться по старинному имению… Лора едва слышно вздохнула и обратилась к охраннику:

— Красиво у вас тут.

На что парень снова коротко кивнул и тихо сказал:

— С обслуживающим персоналом необязательно вести беседы.

Лора пожала плечами, отворачиваясь. Не хочет — пусть молча сидит. Она просто хотела быть вежливой. Может, он хозяина боится? Что тот подслушает по рации? Хм, если так, то господин Морозов ещё тот самодур! Что ждёт Лору в таком доме? Нет, не стоит накручивать себя раньше времени. Надо просто дожить до бала, пережить его и с чистой совестью вернуться домой. Папа сделает драники со сметаной…

Последний поворот — и машинка выехала из парка на открытое место. У Лоры захватило дыхание от чудного вида. Простой, но от того не менее красивый и величественный дом — так и хотелось назвать его дворцом! Дорожка всё из того же гравия, огибающая его, касающаяся парадного входа и снова убегающая за угол. Справа — подвесные сады: настоящие заросли виноградной лозы на деревянных подпорках, аллеей уходящие вглубь поместья. Декоративная ограда из сложенных один на другой крупных камней, всего по колено высотой, но зато с вычурными старинными вазами, на вид совсем недавно отреставрированными. А в вазах — лиловые, жёлтые, розовые цветы, в каждой свой оттенок, своя маленькая компания.

Гольф-кар остановился у гранитных ступенек, и охранник выскочил, обошёл машинку, подал Лоре руку:

— Прошу вас, вход здесь. Вас уже ждут.

— Я, наверное, безбожно опоздала, — пробормотала Лора, выбираясь из кара. Но парень качнул головой, оставаясь серьёзно-спокойным:

— Вы приехали первой, мадемуазель. Думаю, остальные приглашённые будут ближе к полудню. Желаю вам приятного времяпровождения в поместье Морозовых!

Он забрался обратно в машинку и уехал по дорожке в парк, оставив Лору одну перед крыльцом.

Впрочем, крыльцом вход в здание назвать можно было с большой натяжкой. Гольф-кар мог бы спокойно въехать между любыми из четырёх длинных узких колонн, поддерживающих крышу портика. Да, наверное, и тот «Гелендваген» с паркинга развернулся бы на этом крыльце, если бы ему дали пандус. Лора поднялась по ступенькам с опаской: камень был отполирован до блеска, не поскользнуться бы! И что делать дальше? У высоких дверей не было ни следа звонка или какого-нибудь колокольчика со шнурком… Постучать, авось кто-то услышит?

Но стучать ей не пришлось. Когда Лора приблизилась к средней из дверей, она сама распахнулась, и в проёме появился седовласый элегантный старик в странном костюме. Ни дать ни взять — мажордом, какими их любят снимать в американских мыльных сериалах. Сверкающие зеркальным блеском ботинки, стрелки на брюках, серая добротная жилетка, под которую прячется бордовый галстук, и фрак! Самый настоящий короткий фрак с длинными полами сзади, под стать ласточкиному хвосту. Лора решила больше ничему не удивляться в этом доме и только молча протянула старику своё приглашение. Мажордом взял его рукой, затянутой в белую перчатку, положил на блюдо рядом с входом и низким, отлично поставленным голосом сказал:

— Рад приветствовать вас, мадемуазель Тиневич, в поместье Морозовых. Прошу вас, проходите, сочту за честь показать вам флигель для гостей, а также вашу комнату.

— Спасибо, — скромно ответила Лора. — Но мне не нужна комната, я только на бал…

— Возможно, вам неизвестны детали проведения балов в этом имении, мадемуазель, но комната совершенно необходима, ибо вы пробудете гостьей в поместье три дня и две ночи. Следуйте за мной, прошу вас.

И он заскользил по безупречному лаку паркета через огромный вестибюль к арке. Лора, слегка оглушённая подобными заявлениями, машинально пошла за мажордомом, а паника уже бегала кругами по голове, выдирая космы. Три дня? Никто не подписывался на три дня! Лору пригласили на бал, а не на уик-энд за городом! Да и не пятница сегодня вовсе, а только вторник! А институт? А папа? Нет, это совершенно невозможно!

— Простите! — робко окликнула она старика, попутно разглядывая лепнину арки, под которой они как раз проходили. — Но мне не говорили ни о каких трёх днях. Был разговор только о бале…

— Это и есть бал, мадемуазель Тиневич, — мажордом слегка оглянулся на неё, поджав губы. — Три дня и две ночи — самый короткий из всех балов, которые когда-либо устраивал господин Морозов. Но не извольте волноваться о таких мелочах: вас снабдят всем необходимым! Для нас в удовольствие сделать ваше пребывание в поместье приятным и удобным!

— Спасибо, — обескураженно пробормотала Лора, приноравливаясь к медленному и чинному шагу старика.

— Мы находимся в бальном зале. Конечно, в основном семья использует это помещение под столовую, но раз в году здесь танцуют.

В бальном зале, сиречь столовой, вовсю кипела работа. Две девушки в униформе горничных под присмотром пожилой дамы в чёрном старательно и сосредоточенно укрепляли гирлянды живых роз на стенах. Ещё одна женщина натирала паркет, толкая перед собой гудящую машинку, похожую на американский пылесос. Не останавливаясь и только чуть повысив голос, мажордом повёл рукой влево:

— Здесь сидят музыканты. Небольшой оркестр, который приезжает из Австрии специально по приглашению господина Морозова. Уверен, вы по достоинству оцените вальсы в исполнении австрийцев.

Пафос. Сплошной пафос и пускание пыли в глаза. Лора покачала головой. У Морозова замашки олигарха, интересно, на чём он заработал столько денег? Надо посмотреть в интернете…

— Вот здесь мы обычно устанавливаем шведский стол, — показал старик направо. Перед распахнутыми окнами уже стояли пока ещё пустые столы даже без скатертей. Да, небось шампанское течёт рекой, и все жуют невнятные мини-нано-бутербродики с запахом трюфелей и чёрной икры… Лоре захотелось кофе. Можно ли здесь получить чашку кофе на кухне или надо специальное разрешение от хозяина получить?

Мажордом между тем продолжал работать гидом:

— С левой стороны комнаты супругов Морозовых, там же рабочий кабинет хозяина и гостиная хозяйки. С правой стороны на верхнем этаже комнаты детей, внизу кухня и подсобные служебные помещения. У каждого гостя в апартаментах есть внутренний телефон, по которому можно связаться с персоналом и заказать еду или напитки. Даже ночью.

— Ух ты! Вот это действительно полезное дело! — восхитилась Лора. — Люблю ночью в интернете зависать и хомячить вкусняшки!

— Вынужден вас разочаровать, мадемуазель, но здесь нет интернета, — старик покачал головой, и на лице его появилось брезгливое выражение. — Лишь хозяин имеет доступ к спутниковой связи в случае необходимости и для работы. А гостям предоставлена в пользование великолепная библиотека, которая находится как раз вот за этой дверью.

И он указал на массивную дверь, украшенную затейливой резьбой, повторяющей мотивы на воротах.

— Читать я тоже люблю, — ответила Лора, разглядывая узоры на двери. — А современные любовные романы там есть?

— Эту деталь вам лучше уточнить у дочери хозяев, Ангелины, — уклонился от прямого ответа мажордом. — Вы познакомитесь с ней на балу. Ведь вы впервые в поместье, не так ли?

— Так.

Они вышли во внутренний двор. Два крыла дома, располагавшиеся буквой «П», скрывали между своих стен небольшой навесной сад, вымощенный светлой плиткой. Вазы с цветами обрамляли уютные диванчики и столики, как на террасе ресторана. Хмурый мужчина в синем комбинезоне тащил явно тяжёлую напольную пепельницу, то ли настоящий антиквариат, то ли искусно сделанную под винтаж. Поставив её у мягкого кресла, наполовину спрятанного под увитым какими-то ползучими цветами портиком, рабочий снова пошёл в дом. Лора успела увидеть, как вторая точно такая же пепельница заняла своё место под другим портиком, напротив первого. Только там не было лиан, а стоял тяжёлый мраморный столик с двумя стульями. Столешницей служила шахматная доска. Хм, интересно, здесь играют в шахматы, читают, но не имеют выхода в интернет… Просто какой-то девятнадцатый век!

Мажордом снова заговорил, показывая на два небольших двухэтажных дома, наполовину скрытых за полосой деревьев слева от усадьбы:

— Пойдёмте, мадемуазель, вот здесь дорожка, ведущая к гостевому флигелю. В нём шестнадцать двойных спален со всеми удобствами.

— Это что, гостиница? — хмыкнула Лора.

— Господин Морозов заботится о своих гостях, — с гордостью ответил старик. — Его дом всегда открыт для родственников и друзей. Думаю, вам понравится дизайн комнаты и мягкость перины на вашей кровати! Флигель обставлен подлинниками мебели семнадцатого и восемнадцатого веков. Вы также сможете любоваться пейзажами, написанными известными русскими художниками с натуры в парке поместья.

— Во как, — пробормотала Лора себе под нос. Олигарх, точно. А в доме, небось, золотые унитазы и платиновый душ! Надо будет глянуть потом, хоть глазочком. Будет о чём рассказать подружкам в институте, да и Марго похвастаться! Хотя у той дома обстановочка наверняка не беднее…

Да, жалко, что Марго тут нет. Лора всегда была её тенью: небогатой, не слишком красивой, ничуть не эффектной. Играла роль серого фона, на котором прекрасная королева блистала и сияла всеми цветами радуги. Но быть фоном ничуть не тяготило Лору. Это было удобно и нетрудно. Не нужно выпендриваться, строить из себя нечто особенное, заводить инстаграм и постить туда селфи и фоточки из суши-бара… Зато можно просто быть собой.

Они прошли по узкой дорожке между деревьев парка и оказались на мощённой булыжником площадке перед флигелем. Лора всегда представляла что-то старое и ветхое, когда слышала это слово, но здешний флигель выглядел получше её хрущёвского дома. В архитектурном плане он повторял стиль основной усадьбы, только немного попроще, даже выкрашен был в те же цвета — жёлтый и белый. Но на крыльце тоже стояли колонны с греческими завитушками наверху. А у колонны курил, прислонившись к ней спиной в позе мыслителя, никто иной, как роковой брюнет.

Увидев Лору, он поднял красивые брови и удивлённо спросил:

— А ты что здесь делаешь?

— Приглашена на бал, — растерянно пробормотала Лора, пытаясь справиться с ногами, которые снова норовили стать ватными. Вот так встреча! Неужели Макс тоже аристократ и цвет питерского общества? И Марго… Ведь она его подружка, значит, должна быть с ним? А говорила, «дела» …

— На бал?

Макс заметно напрягся, и его взгляд словно прожёг Лору насквозь. Потянув носом воздух, роковой брюнет процедил сквозь зубы:

— Мог бы и раньше догадаться. Но как этого не заметила Марго?!

 

ГЛАВА 3. Недопонимание

— Добрый день, господин Сосновский, — с лёгким поклоном поздоровался мажордом.

Макс кивнул ему, всё ещё разглядывая Лору:

— И вам здрасьте, Ефим.

Ей стало совсем неловко. По-видимому, Макс часто бывал здесь, и его все знали. Но отчего он так враждебно настроен? Ведь они совсем незнакомы, а он уже морщится брезгливо… Вот, опять повёл носом в её сторону и нахмурился:

— Обмельчал господин Морозов, приглашает на бал кого ни попадя! То ли дело раньше — только леди и джентльмены, никого со стороны…

Лора даже сразу не нашла, что ответить. Ни фига себе заявленьице! Если у неё в предках нет графов и князей, это значит, что она второго сорта? Как та осетрина? Ну погоди, лощёный роковой мачо! Не стоит так обращаться с девушками!

То ли это поместье так на неё подействовало, то ли внезапно гордость очнулась от долговременной комы, но Лора, которая раньше сбежала бы с поджатым хвостом и забилась бы в угол, теперь ответила, подняв подбородок повыше:

— Тебе стоило бы поблагодарить создателя раздельных туалетов. Только при выборе «М» или «Ж» и можешь вспомнить, что ты джентльмен!

И, полюбовавшись секунду на его взлетевшие от удивления на лоб красивые брови, она поднялась по ступенькам крыльца, прошла мимо Макса ко входу и оглянулась на мажордома. Тот слегка склонил голову, чтобы спрятать мимолётную улыбку, и поспешил, насколько это было возможно при его сединах, открыть дверь и пригласить Лору внутрь.

Коридор во флигеле был узким, видимо, для того, чтобы выиграть в размерах комнат. После просторного холла Лора почувствовала себя, как в гробу. Но в гробу вполне симпатичном: с голубыми обоями в вертикальную полосочку, одинаковыми дверями с позолоченными ручками в виде розочек и картинами в простенках. Ефим провёл Лору почти до конца коридора и распахнул предпоследнюю дверь:

— Прошу вас, мадемуазель. Это ваша комната. Возможно, вы разделите её с другой молодой дамой.

Лора вошла и обалдела. Комната была… красной. Не алой, конечно, но достаточно агрессивной. Везде, буквально в каждом углу, торчало что-то позолоченное: там ножки кровати, тут подлокотники кресла, подсвечники на столике, рама зеркала… У Лоры зарябило в глазах, и она прислонилась к косяку. Мажордом с гордостью сделал широкий жест, обводя комнату:

— Стиль ампир, выдержанный до последней зубочистки!

— Я вижу, — буркнула Лора. — У Стендаля было «Красное и чёрное», а тут красное и золотое!

— Господин Морозов уделяет большое внимание деталям. Он лично проверяет работу дизайнеров!

— Похвально, — кивнула Лора. — А когда он работает, если всё проверяет сам?

— У вас будет возможность расспросить его лично, — склонил голову старик. — Вот здесь телефон, взгляните на секунду: две кнопки. Одна из них, розовая, служит для вызова горничной, жёлтая же позволяет связаться с кухней и сделать заказ. Всё очень просто.

— А как звонить в город? — Лора осторожно положила сумку на кровать и снова огляделась. Здесь неплохо. На первый взгляд ужасно, конечно, но, когда немного привыкнешь к засилью красного, детали выходят на первый план и очаровывают напрочь.

— В город можно позвонить только из кабинета господина Морозова. В случае любых, даже самых незначительных проблем вызывайте горничную. А теперь позвольте откланяться, надеюсь, что бал придётся вам по душе!

Он действительно поклонился и вышел из комнаты. Лора вздохнула, чтобы хоть немного прийти в себя в красном великолепии стиля ампир, и села на кровать. Мягко! И вместе с тем неожиданно удобно. У бабушки в деревне во времена далёкого детства была перина из настоящего гусиного пуха, так Лора утопала в ней, как ягода в жидком тесте. А здесь матрас легко прогибался под попой, но не расплывался под тяжестью тела. Интересно, каково на нём спать? Попробовать, что ли, лечь, пока никого нет… Чисто для информации! Нужно же знать, к чему готовиться…

Лора сбросила туфли и растянулась на кровати во весь рост. Словно повисла в невесомости — таким мягким и пружинящим оказался матрас. Хорошо-о-о… Взгляд её зацепился за балдахин, прикреплённый к потолку: круглый, обшитый тканью и тесьмой, украшенный смешными висюльками, с лёгким тюлем, который сейчас был собран у изголовья кровати, а в разложенном виде должен был надёжно скрыть всю постель. Удобно, наверное, когда спишь с незнакомыми людьми в одной комнате. Подселят к ней кого-нибудь на эти две ночи, или так и останется одна? Лора посмотрела на вторую кровать, стоявшую ближе к окну, с точно таким же балдахином, но другого оттенка. Хоть бы соседка была нормальной, а не истеричной блондинкой с силиконовыми губами…

Чья-то рука похлопала Лору по плечу, и она подхватилась, не понимая, где находится. Симпатичная и по виду ещё юная девушка с копной разноцветных кудрей и чуть раскосыми восточными глазами усмехнулась, уперев руки в бока:

— Ни фига себе ты спишь! Тебя пушками не разбудишь!

— Плохо ночью спала… — пробормотала Лора, пытаясь прийти в себя. Поместье аристократов, кровавая комната в стиле ампир, бал… А это соседка, что ли?

Девушка тряхнула головой, и кудряшки задорно спружинили, словно были из проволоки. Жёлтые, красные, синие прядки чередовались с чёрными, и Лора решила, что девушка всё же брюнетка.

— Ну давай знакомиться, мы вроде ещё не встречались? Я Милана!

Она зашвырнула на соседнюю кровать кожаную куртку с твёрдыми вставками на плечах и спине, и Лора увидела на столе мотоциклетный шлем, украшенный черепушками и одновременно стразами. Милана была одета в широкие штаны защитного цвета с сотней карманов и нарочито толстыми застёжками-молниями и в серый топ с Сердитым Котиком. На ногах у девушки красовались мужские берцы со стальным носком. Даже удивительно, где можно было найти такой маленький размер, ибо ножка у Миланы казалась Золушкиной.

— Очень приятно, — начала Лора и осеклась.

Между кудряшек на лбу у Миланы стремительно выросли два остреньких рожка, чёрных, как и волосы, а из-за спины показались покрытые тёмными перьями полусложенные крылья. Лора прижала ладонь ко рту, моргнула пару раз и оглохла от визга. Потом поняла, что визжит она сама — от ужаса, когда поняла, что ей это не привиделось! И рога, и крылья, и даже хвост — длинный, гибкий, с пикой на конце…

Милана подпрыгнула от неожиданности и замахала на неё рукой с длинными загнутыми когтями:

— Чего орёшь?! Замолчи, всех перепугаешь!

Лора послушно заткнулась и зажмурилась. Пусть она исчезнет! Пусть исчезнет это жуткое виденье!

В дверь застучали, и раздался тревожный женский голос:

— Мадемуазель, всё в порядке? Мы слышали крик!

Лора снова открыла глаза и с ужасом убедилась, что Милана была всё ещё в образе чёртика. Более того — чёртика сердитого, ибо девушка нахмурилась, как на нашкодившего ребёнка, и фыркнув, пошла к двери. Открыла с улыбкой:

— Всё отлично! Просто моя соседка уснула, а я её неожиданно разбудила, вот она и вскрикнула!

В комнату мельком заглянула хорошенькая женщина в форме горничной и с белой кружевной наколкой в волосах, подозрительно осмотрела застывшую на кровати Лору и кивнула:

— Хорошо, я просто обязана проверить… Если что-нибудь понадобится — зовите!

— Всенепременно! — заверила Милана и затворила за ней дверь. Потом повернулась к Лоре:

— Ты что, белены обкурилась? Что за сцены устраиваешь?

— Ты… Что ты… Такое? — едва выдавила Лора, чувствуя, как сильно колотится сердце.

— Жертвенные ёжики! — воскликнула Милана, пряча одновременно рога, хвост и крылья. — Ты что, не в теме, что ли? Демоница я! Суккуб! Неужели никогда не видела?

— Н-нет…

— Святая Инквизиция, да расслабься ты, наконец! Стыд-позор: такая большая, а демона боишься!

Милана снова встала перед ней, склонив голову набок, и любопытно спросила:

— А ты кто? Из какого клана?

— В смысле? — не поняла Лора. — Извини, мне трудно сейчас соображать… Что за кланы? Это из ролевой игры?

— Подожди, ты хочешь сказать, что ты… человек?

Выражение недоверия на лице Миланы заставило Лору нервно сглотнуть и хихикнуть:

— Ну да… А что?

— Не-ет! — протянула девушка с усмешкой. — Будь ты человеком, дядя Вик тебя не пригласил бы на бал! Давай, колись! Твоя фамилия?

— Тиневич.

— Нет такого клана, — помотала головой Милана, отчего её кудряшки снова запрыгали вокруг лица. — Ты вампир? Оборотень? Дракон? Нет, у них фамилии еврейские… Ведьма, да?

— Да я никто! — возмутилась Лора. — Я здесь вообще случайно!

— Случайность — частный случай закономерности, — заявила Милана и, всё ещё посматривая недоверчиво на Лору, отошла к своей кровати. — Ладно, не хочешь — не говори, всё равно ведь на балу узнаю!

Она села и принялась стаскивать с ног тяжёлые берцы. Запихнув их одним точным толчком под кровать, с громким вжиком раскрыла молнию на спортивной сумке и достала из неё пушистый тапочек в виде кролика Снежка с оранжевой морковкой. Натянув его на ногу, начала рыться в вещах с озадаченным видом:

— Неужели второй забыла дома? Вот непруха! Кстати!

Милана подняла голову от сумки и глянула на Лору:

— Ты уже платье выбрала?

— Нет… А надо?

— Ну… Если хочешь получить лучшее — надо идти раньше всех! А то потом набегут, как в день начала скидок, ещё и по уху отхватить можно!

Лору это заявление не удивило: девушки за платье могут удавиться, но скорее удавить ближнего своего. Или ближнюю…

— А потом причёски! Лучше, если горничная будет делать причёску уже под платье, так стильней получится. Слушай, ты ведь так и не представилась, Тиневич! Хочешь, чтобы я тебя звала по фамилии?

— Лариса, можно Лора. Да можно и по фамилии, меня и так Тенью зовут…

— Тень от Тиневич или нужно копать глубже? — хитро прищурилась Милана. — Да что ты куксишься, я тебя не съем! Я демоница, а не вампир!

И она засмеялась собственной шутке. Лоре было не до смеха. Она никак не могла забыть чёрные крылья… Как такое возможно? Да ещё постоянные упоминания о вампирах! Это сказка, фэнтези, фильм с Паттинсоном и Стюарт. Да, там же ещё и оборотни были — большие мохнатые волки! В жизни такого нет, не существует! В жизни есть люди, которые ни в кого не превращаются, не кусают шеи и не пьют кровь. Люди учатся в институтах, ездят на работу, ходят по магазинам и пьют вечерами пиво перед телевизором, занимаются любовью, танцуют в клубах, ссорятся и мирятся… И очень любят читать книги про вампиров и демонов! Которые на самом деле живут только в воображении.

— Ну, ты чего зависла?

Лора очнулась от раздумий и увидела Милану прямо перед собой. Похоже, любимой позой девушки была вот эта — руки в боки и голова к плечу. С усмешкой Милана продолжила:

— Платье пойдём выбирать? Или я одна, а ты тут останешься ждать у моря погоды?

— Слушай… — нерешительно начала Лора. Неудобно как-то, но надо же удостовериться!

— Слушаю.

— А можешь ещё раз… Ну, выпустить крылья и хвост? — попросила Лора, краснея. Милана непонимающе нахмурилась, потом кивнула:

— Да раз плюнуть!

На лбу у неё снова показались рожки, хвост пополз по ноге, обвивая её, потом поднялся вверх и игриво пощекотал ладонь. Отдёрнув руку, Лора в этот раз удержалась от визга и удивилась: хвост оказался тёплым и слегка шершавым, а не холодным и скользким, как ей представлялось. Милана распустила большие крылья за спиной и, улыбаясь, махнула ими. Совсем немного, но воздух качнулся Лоре в лицо, как будто включили вентилятор. Тёмные перья манили прикоснуться. Лора осторожно потрогала край крыла, провела по шелковистому длинному перу пальцами. Милана едва слышно мурлыкнула:

— Эй, осторожнее, я ведь могу воспринять это как призыв!

От неё волнами исходило нечто волнующее, словно демоница вылила на себя целую бутылку жидких феромонов из ближайшего секс-шопа. Лора почувствовала, как стало жарко, забилось сердце, волнующее нечто родилось в груди… Милана тронула пальцем её щёку, тихо шепнула:

— Давай не будем сейчас, но вот после бала, если хочешь…

Осознав, что сказала демоница, Лора отдёрнула руку от крыла и сделала шаг назад. Смущение завладело ею. Господи, неужели это было предложение провести ночь вместе? Фу, как неприлично! И к тому же с девушкой! Нет, она не такая! Ей нравятся мужчины!

Милана расхохоталась, глядя на выражение её лица:

— Ну ты даёшь! Это шутка, эй!

— Шуточки у тебя… — пробормотала Лора, прижимая ладони к горящим щекам.

— Вот мой братишка шутить не будет! — подмигнула ей Милана. — Не проси его распускать крылья, если не собираешься доводить дело до конца.

— Учту.

— Ладно, пошли! Покажу тебе гардеробную.

Этим пафосным словом во флигеле называлась большая комната, по периметру обитая зеркалами и уставленная стойками. На плечиках висели платья. Вроде бы обыденная фраза, просто слова, но для Лоры они ни в коей мере не выражали то чувство, которое она испытала, войдя внутрь. Цветущий сад. Клумба. Букет. Парфюмерная лавка. Каждое платье — цветок. Воздушные, с кружевными лифами и лёгкими, как пух, юбками. Тяжёлые и гладкие, словно выкованные из драгоценного металла. Длинные и покороче, со шлейфом и без, с рукавами, без рукавов, без плечиков, с воланами, с вышивкой, с сотней розочек, с одним большим бантом на груди…

У Лоры разбежались глаза. Столько произведений швейного искусства она не видела ни в одном магазине. Примерить вот это: светло-голубое в узенькие полосочки с рукавами-фонариками и широким декольте? Или белое с розовой отделкой и бантиками по складкам юбки, как будто нарисованное ребёнком для принцессы? А может… Или вот это… Ох, как же тут выбрать?

Лора оглянулась на Милану. Та уже деловито перебирала плечики, разглядывая платья. Почувствовав взгляд, улыбнулась:

— Не жмись, бери что нравится!

— Знать бы, что мне нравится! — вздохнула Лора.

— А ты трогай каждое и слушай, что оно тебе шепчет. Или не шепчет! — засмеялась Милана. — А вообще, не стоит заморачиваться. Это просто тряпки.

Она схватила одно из платьев, осмотрела его спереди и сзади и свернула в рулончик, прижав к себе:

— Вот так. Я уже. Давай и ты, не тяни кота за все подробности!

Лора нерешительно провела ладонью по ряду юбок и закрыла глаза. Шепчет ли ей одно из платьев? Неясный шорох проскользнул по комнате, словно сквознячок, словно тихие голоса прошелестели по углам. Лора испугалась и посмотрела на то, чего касалась её рука.

Нежно-жёлтое, как бутон чайной розы, платье с очень глубоким декольте, обрамлённым широкой полосой тонкого кружева, с пышной длинной юбкой, покрытой прозрачным гипюром, на который были нашиты изящные шёлковые цветочки кремового оттенка. Материал сам ласкался к руке, как игривый котёнок, и Лора улыбнулась. Вот и нашептало! Берём, заверните два.

— Тебе пойдёт, — одобрила Милана. — Похоже, мы с тобой подружимся. Тоже терпеть не могу шоппинг! Не понимаю, как можно часами выбирать, примерять, крутиться перед зеркалом!

— Были бы деньги, а желание найдётся, — пробормотала Лора, стаскивая платье с плечиков. — Ну а теперь что?

— Теперь пойдём искать горничную! — с воодушевлением ответила демоница. — Туфли захвати, у тебя какой размер?

— Тридцать восьмой.

— Вон балетки симпатичные, как раз под цвет! Пошли, пошли, нет времени! Осталось всего три часа до начала бала!

Милана бросила Лоре высокие матерчатые туфельки на плоской подошве с длинными атласными шнурками и потянула её к выходу, приговаривая:

— Пока причёски, пока накрасимся… А ведь тебя ещё надо ввести в курс дела, ты, как я вижу, совсем тёмная в вопросах существ! Скажи спасибо, что я всё обо всех знаю! А на бал уже третий раз приезжаю. Да и не будет ничего интересного в этом году, самые скандальные невесты уже тихонечко замужем сидят…

Лора снова ощутила внутренний протест. Папа говорил о женихах. Милана говорит о невестах. Неужели всем вдруг стало жизненно важно выдать Ларису Тиневич замуж? А ничего, что тут тусуются всякие монстры под видом аристократической верхушки Питера?! Ничего, что замуж выходят за человека, при одном взгляде на которого сердце начинает биться сильнее и отчаяннее? Если она, Лора, ещё не нашла такого человека, это не значит, что надо бросаться на первого попавшегося, пусть даже и высокородного по каким-то меркам! Дайте время влюбиться. Дайте время найти свою судьбу!

Лора поймала себя на том, что думает о Максе. Однозначно, её сердце положительно реагирует на рокового брюнета. Но к сожалению, он уже занят и никем иным, как её лучшей подругой. Королевой.

— Милана, а ты случайно не знаешь Марго? — наобум спросила Лора и услышала:

— Случайно знаю, — спокойно ответила демоница.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям