0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Незнакомец. История одержимости. Книга 1 » Отрывок из книги «Незнакомец. История одержимости. Книга 1»

Отрывок из книги «Незнакомец. История одержимости. Книга 1»

Автор: Лукьянова Виктория

Исключительными правами на произведение «Незнакомец. История одержимости. Книга 1» обладает автор — Лукьянова Виктория Copyright © Лукьянова Виктория

Пролог

 

Я вновь очутился в этом месте. Вонючая, прогнившая, полуразрушенная общага, принадлежавшая когда-то давным-давно заводу, который стоял на окраине города. Да вот только завода теперь не было, а это место осталось. Как горькое напоминание прошлых лет. И люди, жившие здесь, тоже были напоминанием, что не всем так хорошо живется. В отличие от меня.

Я наморщился, ощутив затхлый запах. Он словно впитался в обшарпанные стены, в грязные стекла. Тянуло тухлым мусором и забитой канализацией. В здание точно не было мусоропровода, и эта вонь шла с улицы. Прикрыв нос ладонью, я поднялся на третий этаж. Темно, хоть глаз выколи. Здесь-то ли намерено выбивали лампы, то ли люди просто привыкли так жить. Я ненавидел это место. И не только потому, что оно кардинально отличалось от того, где я привык жить. Это место было неотрывно связано с ней. С девушкой, которая стала моей одержимостью. Моей болезнью. И я пришел сюда вновь, но не надеялся отыскать ее тут как в прошлый раз.

Она исчезла. Растворилась в вечерней дымке. Оставила меня умирать. Сука. Грёбаная сука, которая забрала мое сердце. Мою душу и покой. Эта маленькая чертовка вывернула меня наизнанку, открыла во мне то, чего там не должно было существовать априори, и просто ушла. Даже дверью хлопнула на прощание, пока я захлебывался собственной кровью.

Как же я ненавидел ее. Презирал, желал растоптать. Уничтожить.

Проучить, показать ее место в этом мире. И эта гнилая комнатушка, из которой я однажды ее забрал, была прекрасным отражением ее уровня. Она ничтожество. Она грязь на моих ботинках. И я намеревался эту грязь скинуть с ног и растоптать. Но она ушла.

Я шагнул вперед, без проблем отыскав комнату. Знал, где она находится. Помнил эту пожелтевшую от времени дверь. В кармане были ключи. Один ключ. И теперь он принадлежал мне, как и эта комната. Ее дом. Теперь мой дом.

Я забрал несчастную жилплощадь в надежде однажды уничтожить. За этим я приехал, оставляя свой роллс-ройс с охраной внизу. Теперь всегда с охраной, но не сейчас.

Мне не нужны свидетели. Я хотел побыть один. Подумать, понять, и возможно принять ее поступок. Хотел принять, но не мог. Ни тогда, когда она уходила, ни тогда когда очнулся после тяжелой операции и медикаментозной комы. Ни тогда, когда разнес в щепки комнату, в которой верил ей. В которой любил ее.

Любил ли я ее?

Она отняла все, что было дорого мне. Мою душу.

И эта сука еще поплатится за то, что выбрала не меня.

Вставил ключ в замочную скважину. Дверь подалась с трудом, но я толкнул ее, вступая в чуждый мне мир.

Воздух стоял тут затхлый.

Сколько прошло дней, когда она появлялась? Охрана сообщила, что девчонка побывала здесь в последний раз в тот же день, когда оставила меня умирать. А перед этим за два месяца, когда я забрал ее.

Я хотел подарить новую жизнь. Бросить к ее ногам весь мир. А взамен просил лишь преданность.

И что в итоге? Нож в спину. Сука знала, что однажды я потеряю бдительность. Однажды я поверю ей. Доверюсь и закрою глаза в ее объятиях. Так и произошло. Но она не знала, что тот человек, который был с ней два месяца, оставался лишь тенью моего зверя. Моей истинной сущности. Теперь же я сорвал маску. Никаких масок.

Нащупал выключатель. Щелчок, и комнату наполнил слабый свет.

- Вот же сука, - прорычал я, хлопая дверью.

Я не думал, что привлеку чье-то внимание. Я не думал, что за стенкой кто-то есть. В этом тесном мире был только я, и ее воспоминая.

В комнате осталась мебель. Шкаф с покосившейся дверцей, зеркало, без оправы, висевшее на гвоздике. Шторка около железной кровати с пружинами. На нее я присел. Матрас подо мной продавливался, пружина жалобно протянула металлический лязг.

Отвратительное место. На окнах разномастные шторы. Грязные от пыли, как и стекла.

Моя девочка жила здесь. Спала на этой ржавой кровати, на этом старом матрасе. Я прикоснулся к подушке. Синтетика, а я предлагал ей натуральные ткани, огромную квартиру. Все что она захотела бы. Ей нужна была свобода, а не золотая клетка. Так она называла мой дом.

И если она не хотела оставаться в моей клетке, то я мог предложить деревянный гроб. Туда ее загоню, как только достану. Но дам немного форы, пусть почувствует себя в безопасности. Пусть продолжит играть в примерную девочку-тихоню. А я был тираном. Деспотом. Чудовищем. И это, мать его, лучшее, что я слышал в свой адрес.

Что же, я не отрицал того факта, что никогда не был добрым и пушистым. Стержень во мне не просто взращивали, его вбивали. И никому как собственной родне это было не знать лучше остальных. Они видели, каким меня растил дед. Как он выбивал из меня дурь. Как воспитывал. Я был приемником крупного бизнесмена. К моим ногам упали миллионы, которые я превратил в миллиарды. И которые как оказалось не нужны были ей.

А что нужно? Я не понимал ее. Не мог разобраться в этой девчонке. А она так ловко манипулировала мной. Или я сам не хотел видеть, ослепленный желанием обладать ею.

Как же я заблуждался.

Дверь скрипнула.

Я напрягся. На пороге появилась женщина. Старуха. Седая голова, морщинистое лицо, с желтоватым оттенком кожа. На ее иссушенном теле старые тряпки, шаль, проеденная молью. Я знал кто она. Видел здесь в тот день, когда забирал девочку. Слышал ее хриплый голос, но не был уверен, что она помнила меня. Потому что изумленно хлопала глазами, пытаясь меня рассмотреть.

- Вы кто? - голос старухи отозвался пульсирующей болью в голове.

Эта боль теперь ежедневно сопровождала меня. Уничтожала. И я ненавидел себя за эту слабость.

Тряхнув головой, я все же ответил. Мне не нужны свидетели, и чем быстрее старуха отстанет, тем скорее я вернусь к своему плану мести.

- Владелец, - низкий голос разорвал повисшую тишину.

- Здесь другой владелец, - она недоверчиво глянула на меня.

- Я теперь хозяин, - и для убедительности похлопал по лежащей рядом папке с документами.

Договор продажи был оформлен на некую Андрееву Алевтину Петровну, которую я в жизни не знал. Да и вообще сомневался, что такая существовала. Мои ребята умели состряпать так документы, что им верили все. И она поверила. Думала, что продавала комнатушку приятной доброй тетеньке, а на самом деле я забрал ее дом. И пара новых бумажек в этой папке были тому подтверждением.

- Хорошо, - старуха кивнула, но все еще рассматривала меня с подозрением.

Я усмехнулся. Понимал, почему она не верила. Да потому что я был не из этого мира. Костюм от ведущих дизайнеров, белоснежная рубашка. Только часы на моей руке стоили в пять раз дороже этой комнаты. И я не боялся здесь появиться в подобном виде. Под строгим темно-синим пиджаком был пистолет, приятно давящий кобурой на ребра. Великолепная тяжесть, от которой я долгие годы отказывался. Но не сейчас, когда побывал на грани. И когда над моей головой повис дамоклов меч. В любой момент я мог сыграть в ящик, и лишняя предосторожность мне не помешала бы.

Но старуха не видела, как я дернулся к пиджаку, прижав руку к пистолету. Я знал, появись там кто-то другой, у меня хватило бы скорости реакции, чтобы достать оружие и пустить пулю в лоб. А эта ведьма пусть поживет, ей и так, судя по цвету лица, осталось недолго. Печень вероятнее всего отказывала, причем очень давно.

- Есть еще вопросы? - я намеревался прогнать ее, да вот бабка соображала туго, раз не поняла сразу.

- Нет, сынок, - пробормотала она, уловив мой тон.

Я гнал ее прочь, и она, сгорбившись и закутав себя в шаль, отвернулась, прикрывая дверь. Вновь скрипнули петли. Я отвернулся, уставился себе под ноги. Тяжелый вздох не помог расслабиться.

Пора уходить. Эта гнилая комнатушка все равно не даст ответов. Она здесь не появится. Теперь это чужой дом.

Поднимаясь на ноги, я забрал ключ и папку с документами. Пора возвращаться в ад. И та напряженная струна, в которую я превратился с момента пробуждения, норовила лопнуть. Мне стоило поторопиться, чтобы загнать свою девочку. Чтобы достать ее, растоптать и уничтожить. Я намеревался показать ей свои круги ада, свою истинную сущность, и вернуть в этот мир.

В мир, где за кусок хлеба она будет вылизывать мои ботинки. В мир, в котором чтобы дышать, она научится сначала заглатывать по самые яйца.

Мой мир. Грязный, порочный, но таким был я. Такой станет и она.

Я сломаю ее крылья. Девочке пора взрастить собственный стержень, перестать надеяться на чужую помощь. Я не ее ангел-хранитель, спасший от извращенца. Я не тот, кто открыл ей страшную правду о семье. Я тот, кто заберет у нее семью. Кто отнимет свободу. И лишь тогда, когда я насыщусь ею, утолю свою жажду одержимости, я отпущу ее. И пусть ей помогут силы свыше, иначе она просто не выживет.

 

Глава 1.

 

Я возвращалась после работы к себе в комнату. Жила скромно, по средствам, и малюсенькая комнатушка в старом общежитии, которое когда-то принадлежало уже закрытому заводу, стала моим новым домом.

Поморщила носиком. Опять воняло гарью на этаже. Кто-то забыл кастрюлю, и сбежавшая вода вместе с пенкой оставила грязный и противный след на поверхности. Интересно кто будет потом это отмывать?

Я заглянула на общую кухню, попутно открывая здесь загаженное окно. Никто не торопился убираться в общих помещениях, хотя график с жильцами мы составляли каждый месяц. Моя очередь через три дня, поэтому я не намеревалась тут мыть раньше срока. Все равно загадят.

Я ненавидела это место. Эту душную, темную кухню. Общежитие, в котором мне пришлось купить маленькую комнатушку, продавая год назад трехкомнатную квартиру, доставшуюся от бабушки. Это место было наилучшим, как я тогда думала, вариантом. Пусть так, но своя. Но я сдержала слово, данное для сестры, хотя бабушка перед смертью умоляла сохранить ее квартиру, переписанную на меня. А я хотела помочь сестре и племяннику. И была уверена, что Дениска пойдет на поправку.

Когда мальчик появился на свет, он был хорошим здоровым младенцем. Его мать, моя старшая сестра, жила одна в другом городе. Так далеко, что у меня не получалось навещать свою единственную родню. Лишь редкие звонки и фотографии свидетельствовали, что Маша и Дениска в порядке. Почти в порядке. Пока у него не обнаружили генетическое заболевание. Кажется, он унаследовал его от отца. Я ругала себя, потому что никак не могла запомнить это длинное слово, да и думать не хотела. Вспоминая тот день, когда мне позвонила Маша и сообщила ужасную новость, я перестала дышать. Еще немного, и у меня почти никого не останется.

Тогда-то я и предложила им помощь. Денису нужна была операция. Дорогая, сложная и с длительной реабилитацией. Продала квартиру, купила себе комнату, а остальные деньги передала Маше. Денис хорошо перенес операцию, но денег все равно не хватало. Потом начались кредиты. Долги росли как снежный ком, готовый поглотить нашу маленькую семью.

Закрывая за собой дверь, я щелкнула замком. Всегда закрывалась, потому что боялась соседей. Здесь жили те, кто не отличался хорошим поведением. Алкаши, наркоманы и прочий сомнительный сброд. Но они оставались моими соседями, с которым приходилось мириться. И меня радовал тот факт, что здесь я появлялась редко, посвящая себя бесконечным подработкам.

Вонь пробралась и сюда. Наспех проветрив комнату, я взглянула на пыльное зеркало. У меня не хватало времени убраться у себя, а вот в офисе через три квартала всегда тщательно мыла полы, и зеркала там блестели после уборки. На хорошую постоянную работу меня бы не взяли. А всё потому что я бросила учебу в колледже, а оставалось-то доучиться год.

Пришлось устроиться на работу. Сначала на склад комплектовщицей, потом продавщицей в овощной. После и уборщицей. Я искала работу, любую, лишь бы погасить долги. Сложно, тяжело, и порой валилась с ног от усталости. Но продолжала много работать, брать двойные смены. И вела блокнотик, в котором были записи. Две колонки. Сколько заработала и сколько должна. И вторая была чересчур длинной.

Сложив на столик пакет с продуктами, стоявший в углу и служивший сразу нескольким функциям, я переоделась. Достала из-за пазухи помятый конверт с полученной зарплатой и решила, что не стоит затягивать с подведением очередных итогов. Утром получила зарплату за ночную смену.

Как много цифр, думала я, внося новую запись. Проведя подсчеты, поняла, что у меня остается небольшой запас и радовалась впервые за несколько месяцев, как ребенок. А мне всего лишь двадцать лет. Но чувствовал себя, как удрученная тяжелым опытом женщина. Хотя технически, женщиной еще не стала. Не до романов. Не до ухажеров, хотя порой ловила на себе заинтересованные взгляды. Но не сейчас.

Я невольно задумалась и засмотрелась на собственно отражение в зеркале, висевшем на гвоздике. И увидела там уставшего ребенка. Да, мордашка еще детская, а глаза взрослые. Темные, тяжелые. И круги под ними тоже темные, черные. Даже дешевый тональный крем не замаскирует их. Мне бы поспать, а не готовиться к новой смене. Сегодня вторая ночная. А днем нужно еще сбегать полы помыть.

Тяжело выдохнула и отвернулась. Нет времени разглядывать себя. Пора перекусить и собираться дальше. Потом я успею немного поспать. Часа три, не больше. А остальное уже завтра, после утренней уборки в офисе.

И как мне удавалось не путаться? Нет, я путалась.

Путалась в днях, путалась в сменах и работах. И вела еще один блокнотик, тонкий, потертый. И там подробно было расписано где, когда и во сколько должна была появиться. А иначе бы точно осталась без работы. Заглянув в него, убедилась, что все верно запомнила.

Закинув второй блокнот к первому, я отправилась к старому холодильнику «Бирюса», доставшемуся от прежних хозяев, и извлекла позавчерашние макароны. Сегодня только макароны. Принюхалась. Вроде пахли нормально, значит, не испортились. И я не отравлюсь, что дико радовало. А вот завтра я обязательно пошикую и куплю котлеты. А может еще и полкило конфет. Гулять так гулять, раз деньги остаются.

Пискнул телефон. Старый «Самсунг», купленный в магазине, где продают подержанную технику. Там же покупала себе запчасти для этого смартфона. Иначе просто на выброс, если не ремонтировать.

Сообщение от сестры. Я с опаской открыла его и прочитала.

Хотела рассмеяться. Или заплакать.

«Привет, сестренка. Тут такое дело. У меня опять долг по кредиту. Помоги. Все деньги на Дениску ушли. Я верну.»

Подобные сообщения я получала и в прошлый месяц, и в позапрошлый. Сестра обещала вернуть. Каждый раз. А я уже не надеялась, но вела тайную третью колонку. Долги Маши передо мной. Но мы же семья, и такого нельзя делать. Поэтому и колонка эта была написана простым карандашом, на последней страничке. Либо стереть потом ластиком, либо и вовсе выдрать листок. Я бы так и сделала, но продолжала записывать. Ведь Маша так и не вернула деньги. Ни разу.

Взглянув в блокнот, я поняла, что в этом месяце останусь без конфет.

Рука дрогнула, но я взяла телефон. Быстро набрала сообщение, потому что понимала, что если промедлю, то смогу передумать.

«Хорошо. Переведу сегодня. Без проблем, сестренка. Передавай привет Дениске.»

За дверью послышались шаркающие шаги, и я знала, что там бродила моя соседка. Добрейшая женщина, Зинаида Ивановна. Бабушка - божий одуванчик. Да вот только в последнее время она все чаще начинала теряться, путаться и порой мне казалось, что она не понимала, что происходило вокруг.

Я поспешила открыть дверь и пустить ее на порог. С ней было приятно поболтать. Хоть кто-то здесь со мной разговаривал.

- Здравствуйте, - я улыбнулась, открывая дверь пошире.

Зинаида Ивановна закуталась в шаль. Она всегда ее носила, независимо от времени года. Говорила, что кости мерзли. И я верила, а еще понимала, что соседка болела. Цвет ее лица не сулил ничего хорошего, да вот только она никому тут не нужна была. Ее дети, двое взрослых сыновей в свое время продали большую квартиру матери, чтобы разъехаться и позаботиться о собственном будущем. А старушка-мать была рада помочь детям, которые клятвенно обещали о ней позаботиться. Видимо поэтому купили ей тут комнату и почти не навещали. И я сомневалась, что она все еще нужна была им. По крайней мере, ее дети не появлялись здесь месяца три.

- Здравствуй, Варечка, - прохрипела она, снимая резиновые шлепки. - Как у тебя дела? Я вот решила прогуляться. Ноги побаливают, на улицу не пошла.

- Хорошо, баба Зина. Все хорошо, - я улыбнулась, пододвигая ей стул. - Вот недавно с работы пришла. Сейчас поем и дальше пойду.

- Ох, Варечка, загоняешь ты себя. Побереги здоровье, а то потом будешь с такими же руками.

Она показала свои сухие ладони с кривыми пальцами. Артрит в тяжелой форме. Неприятное и болезненное состояние. Я понимала ее, у самой порой болели руки после холодной воды, и я отчаянно надеялась, что со мной такого не произойдет.

- Да я так, не утруждаюсь уж сильно, - попыталась успокоить старушку.

Она кивнула. Не поверила, но не спорила. Никогда не спорила со мной, потому что понимала, что мы одинаковые. И если ее жизнь угасала, и она смирилась с тем, что однажды просто не проснется, и навряд ли в этот же день найдут ее тело, то моя жизнь только начиналась. И какая жизнь? Я загнивала тут, теряла себя.

- Да, не перетрудись, - повторила она мои слова, рассматривая стену за спиной.

- Вам что-нибудь нужно? Я могу по пути вечером заскочить в магазин, молока или хлеба купить.

- Нет, Варечка. Сынок приедет. Обещал.

Я кивнула. Она всегда так говорила, но я по-прежнему покупала для нее продукты. Баба Зина отдавала мне часть своей маленькой пенсии на продукты и квартплату, потому что не доверяла себе. Боялась забыть, боялась потерять деньги. Поэтому я исправно платила за все, приносила необходимые вещи и еду, но Зинаида Ивановна каждый раз говорила, что приедут дети. Она верила, а я не хотела отнимать эту веру.

Я доедала в одиночестве. Баба Зина посидела недолго. Отправилась дальше гулять по этажу, а я вновь закрыла дверь на замок.

 

Чуть позже собравшись, я отправилась на свою очередную подработку. Небольшой офис через три квартала. Платили хорошо, и уборка не отнимала много времени.

- О, Варька, привет, - в небольшой комнате, где обычно переодевались, появилась Нина.

Она тоже работала тут уборщицей. Причем, как и я, сразу с несколькими подработками. Крутились как могли, как умели.

- Привет, - я улыбнулась, замечая, как на лице женщины расплылась ответная улыбка.

- Ты не представляешь, что я тут слышала, - заговорщически пробормотала она.

- Что? - также тихо ответила.

Женщина хохотнула и склонилась немного вперед.

- Компания «Inter Group» опять набирает сотрудников. И там появилась пара вакансий в клининговый отдел. То есть для нас, поломоек. Надо бы попробовать. Там у них зарплата такая, что можно в ус не дуть и не заморачиваться с кучей подработок.

- Вот только туда с улицы не берут, - проговорила я.

Знала эту фирму, потому что не знать крупнейшую компанию, про которую только ленивый не говорил, было непозволительно. Хотя название мне ни о чем не говорило, так и то, чем они там занимались.

- Не берут, согласна. Но можно же попробовать, - она ухмыльнулась, натягивая платок на волосы. - Ты со мной?

- Не знаю, - пожала плечами. Не хотелось терять то, что удалось получить. Даже здесь, в этом небольшом офисе приходилось доказывать каждый раз, что я не хуже остальных уборщиц, хотя и самая молодая.

- Как знаешь, Варь. А я попробую.

- Обязательно. Потом скажи, как пройдет.

Она кивнула и отправилась работать. Как и я. Моя жизнь продолжалась. Поэтому подхватив ведро и швабру, я отправилась убираться. Мне нужны деньги. И как можно больше. Долги сами себя не закроют.

 

Глава 2.

 

Я пришла к Светлане, пожалуй, единственной подруге, оставшейся со времен школы и колледжа спустя неделю после нашего последнего разговора. Тогда она выманивала меня прогуляться вечером, поболтать. Но я отказалась, потому что в моем плотном графике не было времени на сон, не то чтобы разгуливать по городу и беззаботно щебетать. Этим обычно и занималась Света, когда у нее не было смены в гостинице.

- Ну, наконец-то пропажа ты моя, - она рассмеялась и приобняла за плечи. - Я уж думала, что придется брать штурмом твою комнатушку или завалиться на работу. Представляешь, какой бы я там концерт устроила? - и она хитро подмигнула.

- Представляю, - проворчала в ответ, стягивая с ног кеды. - Поэтому и пришла. Сама. Сдаюсь, - и в шутливой манере подняла руки перед собой.

В эти же ладони хлопнула Света.

- Эх, Варёк, я так скучала по тебе. Ты не представляешь, даже поболтать не с кем.

- А как же Миша? - припомнила имя одного из ухажеров подруги.

Но девушка только отмахнулась.

- С ним каши не сваришь. Мямля какой-то. Маменькин сынок.

- Ты же сама решила, что с мальчиком из университета не плохо бы закрутить. Мол, с мозгами, значит перспективный.

- Да, перспективный. Если только колбы свои туда-сюда переставлять. Ох, Варька, видела бы ты его член, - она хохотнула и вскинула руку, - вот такой малюсенький. Я разочарована.

- Значит расстались?

- Не то слово. Я его послала. А он еще мне цветы таскал. Представляешь, три розочки! Я бы его этими розочками по шее настучала, но успел свалить. Подбежал, вручил и был таков.

Я улыбнулась. В этом году у Светы был уже восьмой неудачный роман. И про каждого парня она примерно так и отзывалась. Сначала он мой единственный, а потом бежала как от огня, проклиная себя за поспешность выводов.

- Все-таки надо в гостинице себе мужика искать. Там порой ничего такие дядечки останавливаются, - она томно вздохнула, усаживаясь на зеленый диван с деревянными подлокотниками, рядом с которым стоял стол-книжка.

Я осмотрелась. Давно тут не была. Свете повезло больше. Работа у нее лучше, да и с родными не было проблем. Вот и жила с теткой в квартире, хотя тетя тут почти не появлялась. У нее тоже была своя личная жизнь с собственной как говорила Света шикарной жилплощадью. Квартира в хорошем спальном микрорайоне, трешка. Так что Света берегла эту квартирку, теткину. Заодно и крыша была над головой. Родители подруги давно развелись и разъехались, а дочь им оказалась не очень-то и нужна. Поэтому Света и осталась у близкой родственницы. Сначала для того, чтобы школу закончить, потом и колледж. Никто не был против, а после и вовсе не обращали внимания.

- Жаль, что тебя не удалось пристроить, - протянула подруга, наблюдая за тем, как я кручусь на другом конце дивана, стараясь подогнуть ноги удобнее. В тонких носочках замерзли пальчики. - Сейчас бы не коробки таскала, а работала бы в теплых комфортных условиях. Там и зарплата больше.

- Значит не судьба, - неловко улыбнулась в ответ.

Да, я сожалела, что не получилось попасть на работу в гостиницу, хотя подруга старалась протолкнуть. Да она сама туда попала благодаря стараниям тетки. Но у знакомств не такие длинные руки и крепкие связи как порой хотелось бы.

- Да ладно. Мне и так не плохо. Денег вроде как хватает.

Света покачала головой.

- Не ври, Варь. Ни хрена тебе не хватает. Иначе бы не занимала опять.

Я смутилась. Повесила голову и отвернулась. Опять пришла просить в долг, при этом еще прошлые займы ей не вернула.

- Ну ладно, только не грусти. Конечно же, помогу чем могу. Но обещай, что ей денег не дашь. На себя потрать, поешь что ль нормально.

Я покачала головой. Не могла соврать подруге. Просто не умела это делать.

- И что с того, что ей опять нужны деньги? - Света хлопнула по столу кулаком.

Она злилась, а мне оставалось только пожимать плечами. Из месяца в месяц мы проходили по кругу. Даже знала, что одноклассница скажет потом.

- Шла бы и сама работала.

- Дениска болеет.

- Ты, Варя, балда. И что с того что он болеет. Операция была? Была. Реабилитация? Да. Лекарства? Да. И за все платила ты. Да тебя по миру пустят. Эх, как была лапшой в школе, так и осталась.

Я скривилась. Как же ненавидела это прозвище, приставшее ко мне со средней школы. Класс пятый, или шестой. Точно не помнила, когда именно это случилось, но отчетливо припоминала того, кто меня так прозвал. И вот эта девчонка сидела напротив и злилась.

- Она обещала вернуть.

- У тебя лапша уже до колен висит. Варь, так уши отвалятся, если будешь верить своей сестре. Вот я ей не верю. Нельзя же столько денег просаживать, пусть и на лечение.

- Ты не видела этих прейскурантов. А ценники в аптеках! - жалкие оправдания в глазах подруги.

- А ты видела? - парировала она. - Тебе хоть один чек показали? Или выписку? Звонки да сообщения, и никакого подтверждения.

Я знала, почему Света так относилась к моей сестре. Пожалуй, про Машу все так отзывались. Не любили ее. А я не могла отвернуться от нее. Она моя единственная родня.

- Ты так говоришь, потому что не веришь ей, - пробормотала в ответ, стараясь не смотреть на искаженное гневом лицо подруги. - Ну, подумаешь, в детстве она была врунишкой. Но Маша выросла!

- А маманя твоя ей не верила. Никогда. Ни в детстве, ни потом.

- Ох, Света. Давай не будем вспоминать.

- Не будем. Но скажи, ты уже перевела деньги?

- Да, - я с грустью в глазах кивнула.

Всё, что было отложено, перевела. До последней копейки.

- Дуреха. А как же долг мне? Я-то когда его увижу? Или тоже нужно подождать?

Кровь отхлынула от лица. Я всем должна, в том числе и Свете. Небольшую сумму, но и ее не было.

- Давай в следующем месяце? - предложила, рассматривая коротко отстриженные ногти без лака. - Я возьму несколько смен, и тогда точно хватит рассчитаться.

- Ты сдохнешь быстрее, чем расплатишься с долгами, - отмахнулась Света, тряхнув гривой светло-русых волос.

- Ну, прости. Иначе не получается заработать.

- Блин, учиться надо было, и квартиру оставить. А не бросать все. Лапша! Эх, ты все-таки Лапша.

- Перестань. Мне не нравится.

- Тогда дура! Работу тебе надо нормальную найти. Или мужика состоятельного. Ты же симпатичная. Хватит свою целку беречь. Иди и предложи ее повыгоднее. Говорят, можно неплохо заработать.

- О чем ты говоришь! - теперь лицо залилось румянцем. Интимные вопросы меня пугали до дрожи в коленях.

Еще одна тема, которую одноклассница в последнее время все чаще и чаще поднимала. В первый раз она предложила подобный способ подзаработать три месяца назад. Тогда я решила, что это шутка. Вот второй раз уже расстроилась. Потом обиделась. А сейчас даже не знала, как воспринимать подобное заявление.

- Я же тебе говорила, что Лиза Семёнова так неплохо заработала. И знаешь где она сейчас? В столице! Причем устроилась там очень хорошо. С таким-то любовником она как сыр в масле катается. А все что требовалось, так повыгоднее свою невинность предложить.

Я проглотила вставший в горле ком. Ох, не так меня растили и воспитывали. Чтобы подумала мама или бабушка, если бы услышали подобные заявления?

- Помнишь, какой она замухрышкой была?

Я кивнула. Помнила и не понимала, почему все так придирались к внешности девушки. Да, она выросла в бедной семье. Отец-алкоголик, спился и умер от какой-то малоприятной болячки. Мать тянула трех детей. И только Лиза была нормальной в семье. Правда, выглядела всегда так, словно одевалась на помойке. И не дружила с гигиеной. Как оказалось, дело было не в бедности или отсутствии воспитания, а в том, что она намеренно прятала за грязной неряшливой оболочкой. Если бы она помылась разок и нацепила симпатичное платье, ее бы изнасиловали. Красотка! Она была действительно очень красивой, притягательной. Сногсшибательной. Но это одноклассники узнали накануне выпуска. Тогда Лизка пропала на две недели. Все думали, что девушка заболела перед выпуском. Благо экзамены были сданы, и ребята готовились к празднику. Лиза появилась накануне. Яркая, сияющая, дорого одетая, с макияжем и усыпанная драгоценностями.

- Так вот, продала свой дорогой товар и рванула в столицу, - сообщила Света и ткунала в меня своим телефоном. - Глянь, как теперь она живет.

Я рассматривала поток фотографий в «Инстаграме». Да, Лиза действительно жила на широкую ногу. Дорогие наряды, украшения, машины. Путешествия по миру. А прошло-то всего два года. Завидовала ли я? Да, но лишь тому, что у девушки были деньги, а у меня нет.

- И ты продавай свою ценность и расплатись по долгам. На сестру свою забей. Пусть крутится, как умеет. Подыщет себе состоятельного мужика, или работать выйдет наконец-то.

- Я не могу так, - покачала головой, возвращая подруге телефон. Спасибо насмотрелась на чужую красивую жизнь.

- Поверь, сможешь и то и другое. Вот и я бы смогла, если бы Лёшке из параллели на даче не дала. Из-за этого дурака я лишилась возможности подзаработать. А тебе совет дам, не бойся. А хочешь я помогу найти клиента, который подороже заплатит? Может, и мне должок вернешь? - Света хитро подмигнула.

Я же отрицательно покачала головой. Нет, не я готова переспать с кем-то за деньги. Не так меня растили. Несмотря на то, что жизнь меня уже успела потрепать, я оставалась доброй, нежной, заботливой. Трудолюбивая и покорная. Не такая, как Лиза. Не смогу лечь с неизвестным мужчиной и подарить себя. Продать себя.

 

В дверь постучали.

Я позволил войти.

- Документы готовы, - передо мной на столе появилась папка с необходимой информацией.

Как бы я лояльно не относился к современным технологиям, бумага нравилась на ощупь. Пожалуй, единственный изъян, который трепал нервы моей службе безопасности. Отчего-то им казалось, что бумажки легко выкрасть.

Если знать, что красть и как.

- Самолет?

- Тоже готов, - женщина, стоявшая перед столом, нахмурилась.

- Что-то не так?

Я мог ее читать. Видел насквозь. Да и она никогда не пыталась скрыть от меня эмоций. Как на ладони. Поэтому и работала личным помощником. Иначе бы не взял, не позволил находиться рядом с собой. Полный контроль, который порой превращался в болезненную одержимость.

- Она вновь звонила.

Я знал, о ком говорила помощница. Чувствовал, как ее голос дрогнул. Поверь, мне она тоже не нравилась. Но мы вынуждены были терпеть. По своим причинам.

- Что ей опять нужно?

- Хотела бы с вами встретиться, - чуть слышно ответила помощница.

- Ты знаешь ответ.

Она кивнула. Я позволил ей уйти. Не до разговоров. Нужно закончить с последними переговорами. И еще раз удостовериться, что все пройдет по плану. Завтра я заключу крупный контракт. Миллионы долларов в виде вливаний в компанию. И угроза вышибить себе мозги чужой рукой. Такова моя суть, мой бизнес, вполне себе легальный, но слишком много хищников вокруг. И есть у этой своры свой предводитель. Именно из-под его носа и уйдет контракт.

Я запустил собственный таймер, но когда рванет бомба, не знал. К сожалению.

Глава 3.

 

Сегодня дневная смена в магазине. Я, устало перебирая ногами, добралась до работы. Переоделась в местную униформу, состоявшую из темно-красной жилетки с названием магазина спине, стянула волосы в узел, чтобы не мешались, и подхватила инвентарь. Перед открытием нужно помыть полы в зале.

Потом мне предстояло навести порядок в подсобке, в кабинете администратора, и конечно же на складе. За последние дни накопилось коробок, отчего порой закрадывалось подозрение, что меня специально ждали для самой грязной работы. Но я не ныла, а исправно выполняла положенную работу.

- Привет, Варюх, - ко мне подлетели Женя и Дамир.

Оба работали здесь грузчика, продавцами и охранниками. Как обычно, в трудовой у всех было записано одно, а по факту - разносторонне развитая личность с уймой непонятного функционала. Я же вообще тут не трудоустроена пока официально, испытательный срок. После того, как пройдет третий месяц, мне обещали оформление. Тогда и зарплата повысится, и можно будет от какой-нибудь из подработок отказаться.

- Привет, ребята, - ответила я, отжимая швабру.

Единственное, как мне казалось, что я умела делать получше остальных. Профессиональная уборщица в двадцать лет. Глядишь, до начальницы какого-нибудь поломоечного отдела в крупной фирме дорасту. Еще бы образование должное получить, по управлению персоналом и швабрами.

- Как дела? - протянул Дамир.

Я искоса глянула на парня.

Дамир был приятный на манеру общения молодой человек, но те взгляды, которые я порой ловила на себе, не очень-то и радовали. Казалось, что меня оценивали.

- Хорошо, - натянуто улыбнулась, протирая полы.

Уборку еще никто не отменял, даже если кто-то из персонала и слонялся без дела.

- Тогда отлично, - добавил Женя. - Слушай, Варь, мы же по делу.

Я напряглась. Надеюсь, не попросят что-нибудь вместо ребят сделать.

- Тут зарплату обещают послезавтра, - продолжил Женя, и Дамир кивнул в качестве подтверждения слов друга. - Может, погуляем? Все вместе? Ну, в кино что ль сходим? Или в кафе?

Я нахмурилась.

- И кто все вместе? - не уверена, что они намеревались позвать кого-нибудь из женской части коллектива. Там все занятые, с парнями, мужьями и детьми. Я единственная свободная девушка.

- Ну, я, ты и Дамир, - подтвердил догадку Женя. - Так что? Прогуляемся?

Покачала головой. Мне не нужны приключения.

- Простите, ребят, - отозвалась я, убирая швабру обратно в ведро. - Не могу, - пожала плечами. - Мой парень возвращается из командировки.

- Парень? - протянул Дамир, удивленно уставившись на меня.

- Да, - кивнула в ответ.

- Я думал, ты ни с кем не встречаешься, - тихо произнес он. Кажется, даже огорчился.

- Как ни с кем? Я просто не афиширую. Не люблю личную жизнь обсуждать, - мило улыбнулась.

- Понятно, - выдохнул Женя, отворачиваясь. Он что тоже расстроился? Что-то мне совсем не понравилось то, что сейчас происходило. По коже пробежался целый табун мурашек.

- Ладно, я вернусь к работе, - предложила парням оставить меня в покое.

Они кивнули и молча удалились, и лишь метров через пять-шесть от меня тихо заговорили друг с другом. Мне послышалось какое-то слово, очень похоже на облом. Видимо, действительно выходные у ребят сорвались. И я даже думать не хотела, как эти выходные должны были пройти и чем закончиться.

После уборки я вернулась на склад. Про меня благополучно все забыли. Да и не обращали внимания никогда. Просто девчонка, которая делает всю грязную работу. Я не обижалась. Привыкла к подобному отношению. И порой даже нравилось, что всем было безразлично на меня. Никто не лез в личную жизнь, не задавал вопросов.

Перебирая пустые коробки, я зевала. Как же устала за последние дни. Толком не спала, то кошмары снились, что Денис умирает, то воспоминания о прошлом терзали. А еще наш местный в общежитии наркоман активизировался. Устроил дебош, чуть комнату свою не спалил. Так что прошлая ночка была сумасшедшей. Никто не поспал, пока не приехали из полиции и не забрали его. Мне казалось, что та вонь, которая пропитала мой нынешний дом, въелась и в мою кожу.

Невольно втянула воздух. Нет, пахло не от меня. Тут тоже чем-то воняло. Не помешало бы и здесь все помыть, проветрить, но никому не было дела. А я не напрашивалась, все равно за это не заплатят.

Вот с такими мыслями, собрав очередную кучу из картона, я пошатнулась.

Все ощущения вмиг усилились, в голове поплыло. Затошнило.

«Все-таки нужно было покушать», - выдохнула я, закрывая глаза.

О том, что я потеряла сознание и шлепнулась в обморок, узнала позже. Но то ощущение подступающей дурноты, вставшего в горле кома и онемения конечностей я помнила с детства. Когда мамы не стало. Рак, последняя стадия. Когда мы узнали, было уже поздно. Первый обморок, потом было еще несколько. На похоронах, после смерти бабушки. Она долго не протянула. Горе, свалившееся на нашу семью, подорвало и так хрупкое здоровье пожилой женщины.

Поэтому когда я получила звонкую пощечину, и кто-то яростно тряс меня за плечи, я знала, что это был не сон. Я не спала.

- Варя, какого хера ты ту разлеглась! - за плечи трясла Антонина Сергеевна, наш администратор.

Я скривилась, но заставила себя открыть глаза.

- Это работа, а не ночлежка. А ну вставай, мелкая сучка! Разлеглась мне тут. Кто работать будет? Я тебе не за это плачу, - она бушевала, хватая меня за шиворот фирменной жилетки и поднимая на ноги.

Я с трудом, но выпрямилась. Ноги совсем не слушались, а в голове гудело. Может, я приложилась о бетонный пол, когда падала? Хорошо, что подо мной оказались коробки. Иначе проломила бы череп.

- Простите, - выдавила из себя единственное, что пришло на ум в тот момент.

В горле пересохло.

- Простите?! Да ни черта, Варя, не простите. Собирай свои манатки и проваливай. И так вечно ходишь как сонная муха, так еще и дрыхнешь тут, - он махала руками и так громко кричала, что стали собираться невольные зрители.

- А вы чего уставились? - администратор вскипела, грозно посматривая на собравшихся. - И вас к чертовой матери сейчас уволю. А ну работать немедленно! - ребята стали расходиться и перешептываться.

Как жаль, никто не будет на моей стороне.

- А ты, Варюша, не тяни. Забирай вещи и уматывай. Найду более расторопную девчонку. Таких как ты очередь там. Вагон и маленькая тележка, готовых работать, чтобы деньги зарабатывать, а не бока пролеживать. Проваливай, давай! - Антонина Сергеевна махнула рукой на дверь.

Что же, последнего слова не будет. Я повесила голову, тихо всхлипнула и вышла со склада. Заглянула в каморку, где мы все переодевались, оставила жилет, забрала свой рюкзак.

Администратор все это время стояла над душой, словно проверяя, не стащу ли я чего с собой.

- Ты уж извини, Варь, - она немного успокоилась, но гнев все так же искажал и так малоприятное оплывшее лицо с ярко нарисованными густыми бровями и пухлыми губами. - Но мне не нужны такие сотрудницы. И зарплату за эти дни не жди. Не заслужила.

- Но почему? Те смены я отработала, - силы вновь покидали меня.

- Сомневаюсь. А вдруг так же спала? Лучше уходи и не возмущайся. Я же могу ревизию организовать. Тогда тут столько недостачи всплывет. И как думаешь, на кого все повешу?

Я знала, на кого. Всегда так было. Тот, кто уходил, значит, виноват и воровал, когда само начальство тащило у себя, не заботясь о последствиях. Такие Вари, как я, заплатят за все.

Кивнула и молча ушла. На глазах навернулись слезы. Поплачу потом. Дома. Лишь бы сейчас никто не видел, как горько и обидно мне было. Со мной никто не прощался, лишь тихие перешептывания вслед.

Закрыв за собой входную стеклянную дверь, я втянула свежий воздух. Свеж он был относительно, чувствовалось загазованность и вонь от ближайшего мусорного бака за магазином, но все же лучше, чем на складе или в общежитии.

- Что же, - пробормотала себе под нос, - зато появилось время прогуляться.

Усмехнувшись невеселой затеи, я побрела в сторону ближайшего парка.

Купив по пути пару газет с объявлениями о работе, я присела на лавочку. Полистаю, когда доберусь до комнаты. Сейчас же просто наслаждалась дневным солнцем. И когда я в последний раз так гуляла?

Зажмурившись, посмотрела немного вверх и вперед. Там над кромкой деревьев вдали возвышалось огромное здание.

«Inter Group». Интересно, у Нины получилось пройти собеседование? С того момента, когда мы общались, прошло дня три-четыре не больше, мы так и не виделись. Смены совпадали редко, особенно теперь, когда я надеялась попасть на работу в магазин. Но видимо с Ниной я буду видеться чаще, если она не уйдет в эту компанию.

Огромное офисное здание пугало своими габаритами. Отсюда казалось, что она занимало целый квартал. Может, так и было, я не была уверена. Но вроде компании принадлежало несколько соседних зданий. Даже кофейни и магазинчики поблизости арендовали площади там.

Вот это бизнес. Вот это размах. Наверное, и деньги там текли рекой, а не как у меня. Капля воды в пустыне. Но я не хотела унывать и мечтать о недоступном. В такое место меня при великом желании не взяли бы. Слишком молодая, опыта мало, нет образования. Да, даже для уборщицы нужно было хотя бы ПТУ окончить, а не мое школьное и брошенное после в колледже. Пустышка, одним словом. Поэтому предложение Нины отмела сразу, даже пытаться не буду.

Подхватив газеты и запихнув их в рюкзак, я отправилась к себе. Настало время погрустить и подумать, как поступить дальше. Вариант один — искать новую работу. Но где? Как?

Я не знала, даже тогда, когда просмотрела газеты и вычеркнула все оптимальные варианты. Обзвонила десятка три компаний, но везде один ответ — «извините, вы нам не подходите». То есть в разной формулировке, но с одним смыслом. Так я потеряла надежду в то, что все получится.

Видимо, вот она черная полоса в моей жизни. Хотя, куда еще черней.

Бросив газеты, ручку и телефон на кровать, я потянулась к кружке, когда услышала тихий перезвон. Входящее сообщение.

Вновь писала сестра. Я боялась открывать сообщение. Боялась по двум причинам: либо с Денисом беда, либо вновь нужны деньги. Со вторым угадала.

«Привет! Можешь выручить? Опять на кредит не наскребла...»

Она даже не обещала что вернет. А я и не верила, что когда-нибудь мне вернут долги. Как и сама не могла с ними расквитаться.

Новое сообщение от сестры пришло через три дня. Я уже опасалась лишний раз трогать свой телефон. Опять просьба одолжить денег. Цель та же. Кредит. И сколько у нее этих долгов?

И пока сестра допытывала меня с просьбами помочь, я моталась по подработкам и собеседованиям. Никто не хотел брать молодую девчонку на полставки. Неофициально. Всем подавай умных и опытных. Поэтому я доела пустую кашу, отодвинула кружку с остывшим чаем и взглянула на телефон.

Кажется, я приблизилась к грани. Потому что поняла, что Света была права. Можно заработать быстро и много. И я готова была пойти на это.

Глава 4.

 

- Привет, - пробормотала я, стараясь сохранить голос ровным и спокойным.

Репетировал долго перед зеркалом, которое наконец-то отмыла.

- О, Варька, приветик! - бодро поздоровалась Света.

Порой я завидовала ее оптимизму. Мне бы капельку ее жизнерадостного настроения, возможно и жить захотелось бы больше.

- Какими судьбами? - поинтересовалась она, и я была благодарна, что подруга сама заговорила первой, потому что моя молчаливая пауза затянулась. Видимо нужно было подготовить речь на листочке заранее, чтобы помнить, что и как говорить.

- Да так, - отозвалась я. - Мне опять нужны деньги.

Света промолчала. Повисла новая тягостная пауза. Я ждала, что подруга бросит трубку или что хуже пошлет меня куда подальше.

- Прости, Варь, но лимит исчерпан, - проговаривала она. - Ты и так мне кучу бабок должна. Три моих зарплаты в гостинице. Знаешь, это немаленькие деньги.

Я помнила про долг. Смутилась, сжав дрожащей рукой трубку.

- Я не хочу занимать, - ну вот, я смогла сказать то, что думала.

- Тогда что?

- Ты говорила, что знаешь, как заработать быстро.

Света тяжело выдохнула. Я готова была поклясться, если бы не сидела на кровати, то упала бы в обморок от страха.

- Неужели целку свою продавать удумала?

- Угу, - выдавила себя нечленораздельный звук.

- Да уж, Варенька, вот тебя жизнь-то загнула, - пробормотала Света. - Ты уверена?

- Да, уверена, - голос все-таки дрожал.

- Раз так, то помогу. Но дай мне немного времени. Знаешь, такое не на каждом углу продают-покупают.

Я была согласна с подругой. Продажа девственности — это не пирожками на вокзале торговать. Товар не простой, и спрос особый.

- Я перезвоню, как что-нибудь найду.

- Спасибо, - прошептала я, выдыхая.

- Не благодари раньше времени, - огрызнулась Света.

Кажется, она тоже злилась, но не могла отказать. Понимал лучше, чем кто-либо, хотя знакомых и родных у меня оставалось все меньше с каждым годом.

- И, Варь, обещай, как срубишь бабла за свою крошку, то в первую очередь вернешь мне должок. А потом можешь все своей сучке-сестричке отдать.

- Света, пожалуйста, - взмолилась я, надеясь, что подруга перестанет поливать грязью мою семью.

- Обещай! - разозлилась она.

- Хорошо, сразу же отдам тебе деньги, - произнесла я, ощущая, как в груди бешено стучит сердце.

- Тогда жди, дуреха. Найдем тебе самого богатого клиента на твое сокровище, Лапша, - ответила Света и сбросила вызов.

И я ждала. День, другой. Света прислал ссылку на сайт и подробную инструкцию на то, что и как сделать. И ник того, кто поможет мне хорошо заработать. Леди. Так ее звали.

Я успокаивала себя мыслью, что на это не потребуется много времени. Лишь одна ночь или день. Мне было без разницы, потрачу ли на это сутки, час, десять минут. Без разницы, лишь бы заработать. И я согласилась лечь под незнакомого мужчину. Надеялась, что не попадется какой-нибудь извращенец. Такого унижения не переживу.

Но сообщение от Светы убедило меня, что все пройдет нормально. Там где можно провернуть подобную продажу, лучшие клиенты платят хорошо и много.

Я сделала так, как велела Света. Перешла по ссылке, зарегистрировалась на сайте знакомств. Составила подробную анкету и даже не врала. Потому что не любила ложь, да и не видела смысла привирать. А вдруг проверят и узнают, что например я не доучилась или работала не там, где указала. И что цвет глаз не тот?

Мне ответили, но не сразу. Я ждала и с замиранием сердца обновляла страничку в приложении по двадцать, а то и больше раз, дожидаясь ответа. Но загадочная Леди терпеливо молчала. Но я не сдавалась, пока не поняла, что мое скучное описание себя в профиле и серая фотография с выпускного просто не привлекли Леди. Разве такая замухрышка может привлечь нормального человека? Особенно того, который купит тебя? Наверное, разве что извращенец клюнет, которого интересуют девушки с кукольными личиками. И это была еще лучшая фотография. Сейчас я выглядела иначе. Круги под глазами, мозоли на руках. Коротко отстриженные ноготки без лака, спутанные локоны некогда шелковистых волос. Мне не помешал бы салон красоты.

Спустя несколько дней я уже перестала надеяться, но перед сном все-таки проверила приложение. Это вошло уже в привычку, бесполезную, отнимающую время и нервы.

Одно сообщение.

Я вновь побоялась его открыть. Как и с сообщениями от сестры. Страх на подсознательном уровне въелся в подкорку. А если отказ? Если Леди скажет, что я ей не подходила?

Рука дрогнула, но кнопку нажала.

«Добрый день, Варвара. Познакомимся?»

Я тяжело вздохнула. Радоваться или нет? Сказать Свете или подождать окончательного результата?

«Добрый вечер», - пожалуй, с этого и началась моя переписка с женщиной, длившаяся еще пару дней.

Простые вопросы ни о чем. Где училась, чем занималась. Я отвечала честно, без вранья и украшательства. Знала, что проверят. Сделать это в современных условия легко, особенно для тех, у кого есть деньги и власть. Хотя первое дарует второе. В этом я не сомневалась. Особенно после того, как Леди, пропав на три дня, перезвонила мне.

Последний вопрос в приложении, который получила незадолго до звонка, звучал так:

«Зачем вам деньги?»

«Долги».

Я ответила честно. Как и прежде. Но Леди исчезла. И тогда я впервые призадумалась, а может, нужно было ответить иначе. Сказать, что хочу красиво жить? Или найти себе приличного ухажера? Да хоть что, кроме горькой правды. Я задыхалась от давящей пустоты как в жизни, так и в кошельке. Устала от бесконечных смен, в которых начинала путаться, несмотря на блокнот. И с новой подработкой не везло. Я на мели.

Накануне звонила сестра. Опять просила денег на лекарства. Перевела оставшееся. Теперь была на дне. И с пустым холодильником.

В тот день отключила старую Бирюсу, разморозила морозильник и решила, что не нужно так отчаянно унывать. Зато порядок навела. Давно хотела холодильник помыть, а то что там в итоге ничего нового не оказалось, так это временные трудности. Еще чуть-чуть и я обязательно решу проблемы.

Ранний звонок с неизвестного номера застал меня в офисе, когда я убиралась в кабинете кадровиков. Потом еще коридоры помыть, туалет и можно быть свободной.

- Доброе утро, Варвара, - голос тихий, нежный.

Я бы даже сказала, что звонившая женщина околдовала меня, заставила замереть около ведра с мокрой тряпкой во второй руке. Прижав трубку к уху, я почти не дышала. Слушала ее голос, зажмурившись. Я знала, кто звонит. Была уверена, что это Леди.

- Доброе, - вдохнула, когда поняла, что стало просто не хватать воздуха в легких.

- Вам удобно говорить?

- Да, - я бросила тряпку в ведро и выскочила прочь. Не нужны лишние свидетели разговора.

- Варвара, вы прошли первый этап. И я вас поздравляю.

Теперь я точно перестала дышать. Какой еще первый этап?

- Если вы все еще готовы сделать это, то получите от меня сообщение с адресом и датой. Нужно будет пройти обследование в клинике.

- Обследование? - я не понимала, что происходит. Анализы? Врачи? Этапы? В горле встал тугой ком горечи.

- Да, мы заботимся о том, чтобы наш товар был наилучшего качества. Иначе вам не заплатят ту самую сумму, какую вы заслуживаете.

Я проглотила вставший в горле ком. Я что-то заслуживаю? И смогу закрыть долги? Не верила, но от меня ждали ответ. Причем времени на раздумья не было.

- Я готова, - резко ответила. Нельзя сомневаться. Не должно быть вариантов и времени для отступления. Я намеревалась дойти до конца.

- Хорошо, Варвара, - она попрощалась, и я еще несколько секунд слушала короткие гудки, пока телефон не ожил вновь, оповестив о входящем сообщении. Адрес, дата.

 

Как же я задолбался с бесконечными перелетами. Пора завязывать мотаться по миру, иначе упущу важное, что происходило под носом. А то, что враги зашевелились, стало понятно после того, как было объявлено о подписании договора. Я постарался и забрал очередной многомиллионный контракт. Парнасский утерся, но обиду затаил.

Я бы себя похвалили, да не было времени на подобную блажь. Это лишь начало.

С самолета отправился в офис. Показался там для галочки, чтобы местное мелкое начальство и их подчиненные не расслаблялись. Порой нужно наводить страх на тех, кто работает на тебя, иначе забываются, отбиваются от рук, и тогда отлаженный механизм летит к чертям. Такое случалось в прошлом. Дважды. И оба раза, когда у руля стоял мой отец. Но я не отец. Не позволю системе рухнуть из-за собственной оплошности.

Поэтому напугав подчиненных и раздав четкие указания, я отправился по другому адресу. Мне нужна была разрядка. И я бы с удовольствием прогулялся до «Железной Маски» — моего с недавних пор любимого места, где мог найти такие удовольствия, которые не каждая любовница или шлюха могла предложить. Но сегодня не было времени готовиться к театрализованному мероприятию. Да и не хотел я натягивать на себя костюм и маску. Сейчас мне нужна была разрядка, как глоток свежего воздуха.

И я знал место, где мог получить быстрое удовольствие. Рабочий ротик моей нынешней любовницы.

С Ольгой я познакомился около полугода назад и понял, что она та самая женщина, в рот которой не страшно засунуть свой член. Не откусит, не возьмет в заложники. А отсосет так искусно, что искры из глаз полетят. Да и ее дырки были неплохо разработаны. Как раз под мой размер.

- Добрый вечер, - она ждала меня на пороге.

В платье. Черное, с кружевом на декольте. Не плохой выбор для встречи любовника, который оплачивал любые женские прихоти. И она знала о моих правилах, прописанных в договоре. Конфиденциальность прежде всего, и кому как не мне, человеку не последнему не только в этом городе, но и в стране, не знать о подобном. Пожалуй, моим компаньонам, а тем более врагам, не стоит знать, что я творю собственным членом с женщинами.

- Здравствуй, - я усмехнулся, входя в квартиру, приобретенную специально для Ольги.

Она по достоинству оценила подарок и готова была расплачиваться еще пару лет, заглатывая член по самые яйца. В принципе, сегодня она это и будет делать. И по ее хитрой улыбке я понял, что она жаждала оказать передо мной на коленях не меньше, чем я хотел вставить в ее изумительно-пронырливый ротик член.

- Соскучилась?

- Да, - она кивнула и направилась в спальню.

Интересно, что она сегодня приготовила для меня? Все-таки мы не виделись почти две недели. А у Ольги была богатая фантазия, как осчастливить меня, позабавить мое эго. И она точно улавливала моменты, когда я хотел быть добрым и заботливым, а когда желал содрать с нее шкуру. И эта женщина терпела, позволяя брать ее изящное тело так как вздумалось мне.

- Возможно, тебе понравится вот это? - она протянула мне ремень.

Обычный, кожаный, черного цвета.

- Мой?

- Да, забыл в прошлый раз, - она подмигнула.

В прошлый раз я торопился, покидая ее. Срочная встреча чуть не сорвалась из-за того, что Парнасский решил сыграть по чужим правилам.

- Проверим? - я усмехнулся, принимая из рук женщины ремень. - Покажи, как ты скучала.

Она кивнула и встала на колени. Ох, я обожал эту женщину. Но лишь пока. Скоро она надоест мне, как и остальные.

Глава 5.

 

Я пришла в клинику. Насторожено осмотрела здание и поняла, что это частное заведение точное такое, как множество других по всему городу. Но все же оно отличалось чем-то от прочих клиник. Двухэтажное здание со стеклянными фасадами и невысокими кустарниками по периметру. Чисто, светло и тихо, хотя удивительно, ведь совсем рядом проходила дорога.

Приоткрыла калитку и не спеша вошла, продолжая вертеть головой по сторонам. Приблизившись к главному входу, я вдохнула. Если я переступлю порог, то пути для отступления уже не будет.

Мне нужны деньги.

Главный мотивирующий фактор вынудил толкнуть дверь и войти в здание. Светлый широкий холл, пахло приятно, по больничному, но не щипало нос от обеззараживающих средств. Натянув на обувь бахилы, я приблизилась к стойке регистратуры.

- Добрый день, - мне улыбнулась высокая стройная блондинка в рабочей униформе. Ослепительно белые зубы, голливудская улыбка.

- Добрый, - вымучено выдавила из себя.

И что я должна ей сказать?

- Вы по записи? - она продолжала рассматривать меня с улыбкой на милом лице.

Я кивнула.

- Ваше имя? - я поразилась насколько она оставалась спокойно, пока меня колотило от страха.

Я бывала в больнице довольно часто, когда мама болела. Но ни разу в таких местах. Тут все кричало о дороговизне. Боюсь представать какой тут прейскурант.

- Варвара Лапшина, - ответила я и потянулась к рюкзаку. Знала, что обычно для заполнения карточки нужны документы, но женщина остановила меня.

- Вас уже ждут, Варвара Алексеевна, - я втянула воздух. - Вас проводят.

Она позвала другую женщину в такой же униформе. Рыженькая, с забавными кудряшками, она выглядела иначе, хотя и у нее были особенные детали во внешности. Но в целом эта женщина оставалась самой обычной медсестрой, которых я позже повстречала тут человек пять.

- Пройдемте со мной, Варвара Алексеевна, - и она махнула рукой в сторону длинного коридора. - Я проведу вас по всем необходимым врачам. Меня зовут Лилия.

- Спасибо, - прошептала я и склонив голову последовала за женщиной.

Мы ходили из кабинета в кабинет, и нигде не спрашивали про документы. Только имя, а после врачи принимались за работу. Осмотр, сбор анамнеза, анализы. Что же, даже если план не выгорит, то хотя бы узнаю, все ли со мной в порядке. Леди в сообщении убедила меня, что вся подготовка будет бесплатной для меня. Иначе бы я отказалась.

После Лилия проводила меня до регистратуры.

- С вами свяжутся, - она улыбнулась и наблюдала, как я стягивала бахилы и бросала их в корзину для использованных.

Улыбнувшись на прощание, я с дрожащими коленками выскочила из здания. Не думала, что самое страшное будет побывать у гинеколога. Врач очень долго меня осматривала, расспрашивала. А после подтвердила, что я девственница. И, значит, с моим товаром все было в порядке. Хотя я точно помнила, что никогда не бывала с мужчиной. Но Леди можно было понять. Она права, если люди готовы платить за такой товар, то и качество для них важно.

Я товар.

Усмехнувшись, я утерла проступившие на глазах слезы и отправилась в общежитие. Оставалось ждать результаты и с замиранием сердца прислушиваться к обычно молчаливому телефону.

За результатами отправилась через пару дней, но вместо того, чтобы выдать бланк с заключением, меня попросили подождать в кабинете. Та же самая женщина с рыжими кудряшками по имени Лилия проводила меня в дальний конец коридора, открыла дверь.

- Проходите, Варвара Алексеевна.

Я вошла в небольшое помещение и замерла на пороге. За столом в окружении папок сидела женщина в белом халате. Неужели еще один врач? Возможно, она скажет мне результаты обследования. А вдруг все так плохо? Может, какое-нибудь неизлечимое заболевание? Я натянуто улыбнулась. Не удивлюсь, если так и будет, и осталось мне немного.

- Добрый день, - женщина улыбнулась в ответ и указала на свободный стул. - Я Анна. Проходите.

Я сделал несколько неуверенных шагов, и плюхнулась на стул. Ноги подогнулись. Я узнала ее голос. Передо мной в белом халате, с неброским макияжем и с туго затянутыми на затылке шелковистыми волосами сидела Леди. Невзрачная, похожая на местных медсестер, она, словно хамелеон, становилась частью того места, где была.

Хлопая длинными ресницами, я пыталась сообразить, что скажет женщина.

- Варвара, вы прошли все этапы. И остался последний, финальный. Со мной.

Проглотив вставший в горле тугой ком, я кивнула.

- Буду откровенна. То место, куда вы попадете, не простое. И требования, как вы уже заметили, жесткие. Мы отвечаем перед нашими клиентами. И они готовы платить не только за сервис, но и за анонимность. То, что вы продаете, пользуется особым спросом, но это не значит, что для вас или для клиентов не существуют ограничений. Вы понимаете?

- Да, понимаю, - прошептала в ответ. Женщина улыбнулась и переплела длинные пальцы в замок.

- У нас будет подписан договор о конфиденциальности. Все что вы там увидите, узнаете, не должно покинуть стены. Иначе последствия будут очень серьезными. А мы заботимся о комфорте клиентов. Вы готовы пойти на такие условия?

- Да, готова.

- Отлично. Но прежде чем мы подпишем все документы, вам стоит знать некоторые правила, которые будут распространяться как на вас, так и на того, кто заплатит.

- Какие?

- Помимо молчания, мы гарантируем полную безопасность и анонимность, - она продолжала смотреть на меня. - А также оплату. Причем цена будет зависеть не только от того, сколько клиент будет готов заплатить, но и то, какой уровень вы, Варвара, выберете.

- Уровень? - в горле резко пересохло.

- Да, это наши правила. Для каждого клиента установлены ограничения. Все зависит от их благосостояния. Поэтому мы и проводим не просто продажу, а торги. В зависимости от уровня, на торгах будут присутствовать те, кто смогут удовлетворить запрос и предложить наивысшую сумму.

- Я товар, - с губ сорвалось то, о чем я думала последние дни.

Анна усмехнулась.

- Не стоит так категорично относиться к себе. Не вы товар, Варвара, а то, что готовы предложить. И поверьте, это лучшее, что может дать невинная девушка мужчине. И они ценят подобное, особенно в современном мире, где так сложно встретить девственницу. Тем более в вашем возрасте. Вам уже двадцать?

Я согласно кивнула.

- Поверьте, Варвара, с каждым годом девушки лишаются невинности все раньше и раньше. Никто себя не бережет для того самого, единственного.

Видимо, как и я. Но промолчала. Она не должна узнать, что я все еще сомневалась и боялась.

- Поговорим о цене, раз вы не испугались и не отказались, - она склонила голову на бок, прищурившись. Словно пыталась рассмотреть меня под иным углом. - Есть три ценника. И про каждый я расскажу отдельно. И только вам, Варвара, решать, за какую цену вы себя продадите. Оплату вы в любом случае получите наличными деньгами.

Я прислушалась и кивнула.

- Как я говорила, есть три уровня. На начальном этапе это будет классический секс, на втором мужчина потребует от вас удовлетворить его орально, - с каждым произнесенным словом я все сильнее краснела. - А вот третий, жесткий и наиболее дорогой. Девушкой воспользуются так, как захотят. Но и заплатят такую сумму, которой хватит вам для безоблачной жизни. И вам решать, Варвара, который выбрать.

- Последний, - я резко перебила женщину, намереваясь закончить разговор.

- Вы уверены?

- Да. Где подписать? - нельзя отступать, иначе я сбегу. И все мои усилия буду напрасны.

Леди улыбнулась и протянула мне стопку документов.

- Это договор и правила. Не торопитесь, изучайте и подписывайте. Я подожду.

Я же вскользь читала и оставляла размашистую подпись на всех страницах. Мой первый договор, о котором, пожалуй, никто не узнает.

- А что это? - я испугано ткнула пальцем в строчку со словом Лимит.

Анна наклонилась вперед и прочитала то предложение, про которое я говорила.

- Ох, - она улыбнулась. - У каждой цены есть порог. У нас называется Лимит. Самая большая сумма, которую мы выставляем за товар. И у вас будет порог, до которого смогут дойти клиенты на торгах.

- И как часто они доходят?

Анна нахмурилась. Ее лицо потемнело, и мне не понравилось то, как она взглянула на меня, отвечая на вопрос.

- Не всегда. Но бывают случаи, когда клиент готов заплатить такую сумму. Обычно она многократно превосходит настоящую стоимость. И поверьте, такие дни для меня лучшие.

- А смогу ли я так заработать? - насторожено переспросила, рассматривая притягательное слово.

- Да, Варвара. В вас я верю, - и с этими словами я поставила заключительные завитушки на документах.

 

Слова Леди еще долго звучали в моей голове. После того, как мы закончили с подписанием документов, распрощались на пороге кабинета. Уверена, что она здесь точно не работала, а просто играла очередную роль. Почему роль? Да потому что понимала то, что зачем простому врачу заниматься подобными вещами.

Леди, или Анна, напоследок добавила, что за мной будет направлена машина в день, когда состоятся торги. А накануне я должна буду посетить салон красоты. Когда я услышала это, то впала в ступор.

- Салон красоты?

- Конечно, - она кивнула. - Приведем вас в порядок, чтобы ваша внешность соответствовала возрасту. И поверьте, я знаю, что хотят мужчины от невинной девушки.

Я понимала. Они хотели видеть в постели девочку. И убедилась в этом в салоне, когда мной занялись сразу три мастера. Подравняли кончики волос, решив, что новая стрижка испортит образ. Вторая мастер навела порядок с ноготками, жалуясь, что давно не видела таких убитых ладошек и пяточек. А ногти ее вовсе повергли в дикий ужас, но спустя несколько часов я могла похвастаться аккуратными ноготками, чистыми пяточками и со страхом в глазах входила в новое помещение.

Здесь мне предстояло избавиться от растительности на всем теле.

- У девушки должны быть волосы только на голове, - проговорила женщина в белом халате, укладывая меня на стол.

Я кивнула. Спорить было бесполезно, и поняла, что глубоко заблуждалась после первой же процедуры. Со слезами стерпела, пока она обрабатывала мои руки, ноги. Самым болезненным оказалось удаление волосков между ног. Начисто. Никаких изъянов, как сказала мастер и выпроводила и кабинета. А я лишь благодаря усилию воли не хромала, ощущая, как горит кожа между ног.

Уже у себя в комнате, закрыв на замок дверь, я скинула одежду и рассматривала отражение в зеркале.

- И действительно, так лучше, - смущенно пробормотала, скрещивая коленки от стеснения собственной наготы.

Отчего-то было стыдно рассматривать отражение. Так, должно быть, будут смотреть на меня клиенты. Тем самые покупатели. И кто-то из них потом рассмотрит даже больше, чем просто отражение в зеркале. Я должна научиться не смущаться и не прятаться. Как же тяжело перешагнуть через природную застенчивость.

Но я смогу. Я должна.

Глава 6.

 

В назначенный день и час под окнами общежития стоял черный огромный внедорожник с номерами 777, и я точно знала, что это приехали за мной. Наглухо тонированный, словно монстр, он ждал, когда я спущусь вниз и сяду в салон. Вот тогда-то не будет шанса на отступление.

И я поторопилась. Нельзя опаздывать, иначе это не понравится, прежде всего, Леди. А ее злить отчего-то не хотелось. Чувствовала, какой силой и властью обладала женщина, скрываясь под невзрачной оболочкой в клинике.

Натянув джинсы, футболку и накинув поверх ветровку, я выскочила наружу. Быстро спустилась по лестнице и подскочила к машине, в метре от которой замерла, потому что из салона вышел высокий крепкий мужчина. С широкими плечами, мощными руками, он напугал меня. И он точно знал, что я не ошиблась. Меня ждали.

Открыв передо мной дверь, он наблюдал, как я забиралась внутрь, искоса поглядывая на него. Почему-то казалось, что он схватит меня за ноги и выволочет наружу, если я посмею испачкать салон. То ли морщился от моего непрезентабельного наряда, то ли просто лицо такое было вечно искаженное гримасой.

Добирались мы в полной тишине. Помимо меня и этого амбала, был еще водитель, которого я не рассмотрела. Но находиться в машине с двумя мужчина было страшно. Коленки тряслись, зубы стучали. А если я еду не на те торги? Увезут из страны и продадут в рабство. И прощай Варвара Лапшина. Лапша по жизни.

Но я старалась не вертеть головой и не рассматривать город. Да и сквозь тонированные стекла получалось плохо. Но когда мы оказались за городом, стало дурно. Деревья-то в вечернем свете я могла рассмотреть.

На душе стало не спокойно. Лишь бы не в яму около какой-нибудь березки.

Но нет, все мои опасения развеялись, как только машина оказалась на парковке перед двухэтажном зданием. Чем-то был похож на загородный клуб для богачей.

Я вышла из машины, когда передо мной открыли дверь. Старалась не рассматривать местность, но все же удалось разглядеть аккуратные деревья по периметру, зеленую площадку, широкую дорогу по которой мы приехали.

Машина тронулась с места и исчезла в небольших воротах, которые, видимо, вели на парковку.

Я же стояла перед входом и понимала, что это не центральный, гостевой. Скорее всего, для обслуживающего персонала.

- Добрый вечер, Варвара, - ко мне приблизилась невысокая женщина. Не Леди, чему я была дико рада. Та бы уловила волны страха исходившие от меня. - Меня зовут Матильда. И я сегодня позабочусь о вас.

Насчет имени сомневалась, что оно настоящее. Так было и с Леди. Но я кивнула и последовала за Матильдой, которая поспешила войти в здание, придерживая для меня дверь. Она провела меня по коридорам, при этом сохраняя молчание. И когда мы остановились около очередной двери, которую женщина толкнула, я нерешительно осмотрелась по сторонам.

- Проходите, Варвара. Сегодня это будет ваша комната.

- Что мне здесь делать? - прошептала я, нервно дергая за замочек на ветровке. Неужели клиент придет сюда.

- Это комната для подготовки. Здесь вы должны помыться, потом вами займутся.

- Займутся? - неуверенно переспросила женщину.

- Да, - она улыбнулась. - Прическа, одежда. В «Железной Маске» все самое лучшее.

Я вновь кивнула. Говорить не могла, потому что в горле пересохло. Это название. Я знала его. Слышала. Ходили легенды, да самые разные. Но я промолчала и последовала совету Матильды, отправляясь первым делом в душ. Намыливая кожу пеной, я усмехалась, понимая, что клиент захочет свежее молодое тело. И постаралась смыть с себя любые следы, запахи прогнившего общежития, которое, казалось, въелось в кожу. Что же, он получит меня чистую. Целиком.

После процедур, в комнате появилась Матильда и еще одна девушка. Обе были облачены в серые форменные платья средней длины и рукавом три четверти. Вырез-лодочка, никаких украшений. Туфельки на низком каблучке. Вот значит, как выглядят работники в подобных заведениях. Что же их точно ни с кем не перепутаешь. Клиенты тут, скорее всего, одеваются иначе.

Женщины занялись моим внешним видом. И когда я хотела потянуться обратно к одежде, аккуратно сложенной на краю узкого диванчика в углу, Матильда покачала головой.

- Для вас специальный наряд, - она мило улыбнулась и протянула мне вешалку с лоскутком ткани.

Полупрозрачная невесомая ткань. Я с сомнением рассматривала этот наряд, пока Матильда не стянула с меня рывком полотенце, в которое я завернулась после душа, и не стала сама наряжать в тряпочку.

- Оно же прозрачное, - прошептала я, смутившись. Все на показ.

- Так и должно быть, - спокойно произнесла женщина. - Вас должны видеть.

Больше она не объясняла, а я не спорила. Меня усадили в кресло и попросили дожидаться Леди. Я кивнула на прощание и скрестила руки на груди, которая успела замерзнуть, и тугие горошины сосков налились и больно терлись о ткань. Пусть она и была тонкой и прозрачной, но причиняла дискомфорт телу.

 

Зажмурилась, вспоминая Свету. Та умудрилась, словно чувствуя, заявиться ко мне накануне. Она рассмеялась, заметив мое недовольное лицо.

- Значит, ты согласилась?

- Да, согласилась. И я верну тебе должок, - проворчала в ответ, прикрывая за подругой дверь. Щелкнул замок.

- Ох, Варька, - выдохнула она, плюхаясь чуть ли не с разбегу на ржавую кровать, которая жалобно застонала пружинами под ее телом. - Вот заживешь, как женщиной станешь. Столько бабок заработаешь, что и работать не придется.

- Мне нужно закрыть долги, - устало напомнила, присаживаясь на табуретку.

- Глупая ты, - Света подперла бока. - Тебе о себе нужно думать, а не о своей якобы родне. Машка то тебе единоутробная сестра. Вы и внешне не похожи, не то, что характером. Завязывай, Варь, заниматься благотворительностью! Подумай о себе!

- Я так не могу, - покачала головой. Пора заканчивать этот бессмысленный разговор. Каждый все равно останется при своем мнении.

Света вынуждена была согласиться. Она больше не спорила и не напоминала. Кажется, понимал, как мне тяжело далось подобное решение. Поэтому и чай мы пили с принесенными подругой сладостями почти в тишине.

Но сейчас тишина, повисшая в этой комнате, пугала. Настораживала.

 

Леди появилась через некоторое время. Я не знала, сколько просидела в комнате, ежась от холода, но когда скрипнула дверь и на пороге появилась она, то догадалась, что та женщина из клиники была только жалкой копией. Леди поразила меня, одновременно напугав. И ее голос, звучавший теперь иначе, заставил подчиниться.

Я поднялась на ноги. Она протянула мне сверток. Плащ, который накинула на плечи, чтобы прикрыть наготу.

Страшно. Мне было страшно, но я шла следом по темным коридорам, всматриваясь в спину женщины. Холодно, морозный, леденящий холод. Он заползал под кожу, как змея. Вился по сосудам. Будоражил, душил. Но я продолжала идти дальше.

- Не бойся, крошка, - Леди поравнялась со мной.

Я впервые за несколько минут после нашей новой встречи посмотрела на женщину. Сегодня Анна, как она назвалась при первой встрече, выглядела иначе. На ее лице была маска.

- У вас маска, - прошептала я.

Она невольно коснулась лица.

- Да, такие носят все.

- А я? Или Матильда?

Леди задумалась.

- Прости, Варвара, но маски носят гости. Или мы, руководство. Персонал или новенькие как ты не нуждаются в масках. Тем более клиенты захотят видеть не только твое тело, но и лицо. Поэтому не положено, - она улыбнулась, заводя руку за спину.

Руководство? Значит, она не просто тут работает? И я вновь посмотрела на женщину. Анна, то есть Леди, больше не та невзрачная особа из клиники. Теперь она яркая, притягательная. Опасная. Я не могла поверить в то, что такие женщины существуют. Она словно соткана из власти. Из порочной грязной власти. Одно слово — и ты на коленях. Один взгляд — и хлыст на спине. Не хотелось проверять теорию, поэтому кивнула в ответ, соглашаясь с ее правилами.

- Молодец, девочка. Мы подобрали для тебя самых достойных клиентов. Поверь, один из них тебя купит, а сначала перегрызет горло конкурентам.

- Горло? - хриплый низкий голос. Я не узнавала себя. Нет, это не я. Другая девушка в моем теле. Я словно была не здесь, не рядом с этой женщиной.

- Да, дорогая. Но не волнуйся. Никого кровопролития. Лишь самая высокая цена. Уверена, так и будет.

Мне показалось или она улыбнулась? Или это оскал? Звериный, грозный, плотоядный оскал. Нет, такая женщина не может так улыбаться. Она внимательная, заботливая. Такой Леди была в день нашего знакомства. И чем дольше я находилась рядом с ней, тем больше путалась в ощущениях.

- Понимаешь, ты моя лучшая находка, - ответила женщина. - Эх, рынок невинных девушек за последний год существенно обеднел. Никто не бережет себя. Никто не хочет заработать, как ты, - она вновь повторила то, что я уже слышала.

В горле появился тугой ком, который я поспешила проглотить. Не хватало еще расплакаться на глазах у этой женщины. Я берегла? Нет, не берегла. Просто никто не претендовал, а я и не искала. Не предлагала. Мне было не до ухажеров, не до парней. Никакой любви. Долги. Я погрязла в них. Тонула в этой грязной яме.

- Будешь умницей, и тебе потом воздастся.

- Умницей?

- Конечно. Я же говорила, - ее голос дрогнул. Нет нежности, доброты. - И ты выбрала последний уровень. Самый высокий ценник, - словно читая мысли, произнесла женщина и остановилась перед высокой черной дверью.

Леди повернула меня к себе. Провела тонкими пальчиками с алым маникюром по нежной чистой коже. Мне казалось, что она оставляет след, ранку на щеке. Таким чужим и жестким было касание.

- Мне нравится то, какой тебя сделали. Запомни это и будь такой. Тогда у тебя не будет проблем. Эту красоту купят. Чего стоят твои глаза! Я бы сама продала за них душу, - женщина улыбнулась, а мне не понравилось такое внимание. Я испугалась. - Ты красивая. Нежная, - выдохнула Леди, касаясь коготком носика. - Я уверена, что сегодня будет мой лучший день.

Я согласно кивнула. Иначе и не могло быть. Я должна думать только так.

- Ты помнишь правила?

- Да, - вновь кивок. - Я сделаю все так, как положено. Я постараюсь.

- Умничка. А теперь снимай плащ. Покупатели должны видеть то, что ты прятала от других.

Я бережно стянула накидку, свернула ее и протянула женщине.

- Чудесно, - она улыбнулась, и в ее темных глазах вспыхнули огоньки азарта. - Ты прелестное создание, Варвара. И помни то, что ты делаешь, не так уж и плохо для молодой девушки.

Вот с этими словами я могла поспорить. Но, увы, я приняла решение и пойду до конца. Потом я возможно буду винить себя, ругать за такой поступок, но сохраню свои страхи в тайне, потому что нельзя быть настолько слабой.

- Запомни, Варвара, выбрав последний уровень, ты дала согласие на то, что мужчина может сделать с тобой все, что пожелает. Но не переживай, обычно с невинными девушками тут обращаются нежно и заботливо. Я не буду давать тебе надежд, но даже после этого их покупатель может стать клиентом. Ведь есть те, кто возвращаются сюда потом.

Я не собиралась возвращаться. Пусть я и не видела здесь практически ничего, но, как только случайно услышала название клуба, поняла, что попала в опасное место. Клуб «Железная Маска» славился тем, что мог осуществить самые порочные фантазии. Здесь не искали любви. Лишь секс. Даже такой, про который я не хотела знать.

- А теперь пойдем. Нас ждут.

Двери перед нами раскрылись, и темный коридор наполнился свечением редких ламп. Я сделала первый шаг, смирившись с тем, что произойдет после.

Глава 7.

 

«Железная Маска». Я уже и забыл когда бывал здесь в последний раз. Жизнь проносилась мимо, пока я пытался урвать хоть один лакомый кусочек. И вот сегодня я здесь. Черт меня дери, но не ради развлечений. Я должен обвести Парнасского вокруг пальца в очередной раз. Даже возбудился от мысли, представив как оставил этого сушенного как вобла старика с носом.

Знал его как облупленного. Поэтому и явился сюда, преследуя единственную цель. Очередное поражение для моего врага номер один.

Контракт с китайцами у него не выгорел. А сегодня и девочку уведу. Даже если придется здорово потратиться. Но на что не пойдешь, чтобы после смаковать очередную победу, вдалбливаясь в податливое тело Ольги.

В клубе искать подружку не намеревался, потому что времени не будет. После торгов я намерен уединиться с девственницей, ради которой Парнасский и явился сюда. А то, что она будет моей, уверен. Если я чего и хотел в жизни, так это победы.

Вот только невинная девочка мне не нужна. До скрежета зубов ненавидел таких. Нетронутых. Хотя сильно сомневался, что она была целкой во всем. Уверен, что рот или задница, а может и все вместе, было разработанным и готовым для вторжения. Пусть и пленочка оставалась на месте. Не верил в существование девочек в таком возрасте. Двадцать лет?! Да к черту ее девственность! Не могло быть такого.

Но я пришел. Блуждал по клубу, потягивая виски. Напиток разливался в горле, обжигал. А тело приятно нагревалось.

Время. Что же, пора поприветствовать врага.

Я прошел в специально отведенную комнату. Небольшой зал для торгов. Здесь собирались остальные покупатели. Насчитал, что вместе со мной получалось двенадцать. Что же, не плохо. В такой толпе могу и затеряться на время. Поэтому выбрал дальнее место у стены. Пока посижу там, не намереваясь светить своим присутствием лишний раз. Парнасскому лучше не знать, что я дышал ему в спину.

Поэтому когда заметил старика, улыбнулся. Тот расхаживал с друзьями, такими же любителями девочек, и потягивал шампанское. Бабский напиток. Ну что же, пусть балуется, пока есть время. А мне стоило настроиться и наблюдать за сценой. Скоро там появится она, ради которой и был затеян этот спектакль.

 

Леди помогла мне устроиться на небольшой сцене, отделяющей ее от собравшихся по ту сторону людей высокой темной ширмой. Я услышала мужские голоса, почувствовала сигаретный дым.

- Их двенадцать, - улыбнулась Леди, поправляя платье, если эту тряпочку можно было так назвать.

Я кивнула. Посмотрела вперед. Сцена закрыта и не освещена, а та сторона залита светом. Скрытая от чужих взглядов я могла приготовиться. Присмотреться. Кто-то из них меня купит. Даже по начальной стоимости. Мне было достаточно и этих денег, чтобы покрыть долги, но в глубине души я все же надеялась, что смогу помочь еще и сестре. На лекарства. Пусть будет так.

- Прими вот эту позу. Пусть они тебя хорошо рассмотрят. Нельзя прятать такие ножки.

Я смутилась. Мне не понравилось то, как женщина касалась меня. Слишком интимно.

Леди провела ладонью по ноге, развела их немного в сторону, коснулась внутренней стороны бедра. Задержалась там, словно пытаясь прощупать пульс на бедренной вене. Мужчины не увидят меня там, но поймут, что ничего кроме полупрозрачного платья-туники, переливающейся перламутровым оттенком в искусственном освещении, на мне  не было.

- Твои соски набухли. Чудесно. Какие твердые горошины. Мне нравится, - женщина коснулась груди. Смяла ее, перекатила между пальцев твердый сосок. Я поморщилась. Она вела себя так, словно была хозяйкой моего тела. - Розовые. Нежный оттенок. Детский. Ах, Варя, ты сама невинность.

Я шумно втянула воздух и поймала на себе задумчивый взгляд. Зарделась, спрятала глаза, на мгновение крепко зажмурившись. Так на меня еще ни одна женщина не смотрела. Даже мужчина. Похоть. Мне показалось, что я увидела именно это, но Леди качнула головой и одернула руку. Словно заставила себя переключить внимание на что-то другое, чтобы перестать пугать. Я поблагодарила невидимых богов за то, что она убрала руку. Еще бы чуть-чуть и я бы сама скинула чужую ладонь.

- Ты им понравишься. Мне нравишься, - она тихо рассмеялась, и этот звук резал слух. Мне не нравились слова женщины. - Давай поправим волосы, - она занялась локонами. - Чудесный аромат. Кому-то повезет ощутить его, - томно вздохнула, напоследок пропуская локоны через пальцы. - Я оставлю тебя. Торги начнутся через пять минут. Приготовься. Просто сиди и жди, пока все не закончится.

Я вновь кивнула. Я помнила инструкции, данные Леди несколько дней назад. Прокрутила в голове все указания и наблюдала за тем, как женщина поспешно удалилась со сцены. Она будет здесь, в зале, наблюдать за торгами. Потом она отведет меня в комнату, куда направится и покупатель. Все произойдет там, в другом месте, и я радовалась тому, что меня не возьмут на этой же сцене под громкие аплодисменты присутствующих.

Я еще раз одернула платье, но ноги не свела. Взглянула на дрожащие руки и постаралась успокоиться. Шумные голоса привлекли внимание.

Двенадцать. Так много. И все они будут смотреть, когда ширму уберут. Я же не увижу их лиц, зато они рассмотрят в подробностях. Я присмотрелась к собравшимся.

Четыре человека весело перебрасывались фразами в центре, еще трое чуть тише что-то быстро обсуждали, держа в руках бокалы. Остальные по парам затягивались сигаретами. И лишь один мужчина оставался в стороне. В темном углу. Мне показалось, что он только наблюдатель, и, если бы не дорогой костюм и искусно изготовленная, без излишеств, как у остальных, маска, я бы так и решила. Но он двенадцатый. И он смотрел на меня. Неужели видел через ширму? Знал ли он, что я тут, полуобнаженная, с дрожащими от страха коленками?

Нет, не знал. Леди уверила, что никто не увидит меня до начала торгов.

- Я товар, - тихо выдохнула, стараясь не смотреть на человека в углу.

Вместо этого огляделась по сторонам. Все мужчины взрослые, среди них не было юнцов. Значит опытные, и я надеялась, что, кто бы меня не купил, не будет жесток или холоден. И будет наверняка знать, как не причинить боль. Но к боли я была готова. Решила, что просто покрепче стисну зубы, зажмурюсь и пошире разведу ноги. Потерплю. А когда все закончится, я уйду к себе, в сырую, темную комнатушку, пропахшую грязью, гарью очередной сгоревшей пищи на плите, в дымный запах и с кучей денег в кармане.

Я потреплю ради денег. Ведь за этим и оказалась тут.

На удовольствие я даже не рассчитывала. Светка меня уверила множество раз, что ничего приятного я не испытаю в первый раз. А потом еще будет саднить. Но, по словам Леди, обо мне позаботятся после. Врач осмотрит, если понадобится. Сервис. Вот как это называла Леди. И все это было прописано в договоре, заключенным с ней.

Пять минут прошло, и я поняла это, когда в зале немного потух свет, ширма исчезла и сцену осветили лампы. На мгновение зажмурилась от слепящего света, но смогла открыть глаза и привыкнуть, рассматривая зал. Мужчины заняли места. За их спинами у дальней стены стояла Леди. Мне казалось, что женщина улыбалась. И я хотела верить, что меня поддерживают.

Торги начались. Мужчина среднего возраста в простом темно-сером костюме и не прячущий лицо под маской встал ко мне спиной. Я не могла разглядеть его, но отчетливо слышала каждое слово. Он назвал начальную сумму.

Я глубоко вдохнула воздух. Отсчет пошел.

Мужчины молчали, но поднимали руки. Сумма росла, но я не знала на сколько. Больше ни слова, лишь руки. То одна, то другая. Сначала их было так много, отчего мне показалось, что я действительно пользовалась спросом.

«Они перегрызут глотки друг другу за тебя», - слова Леди зазвучали в голове, разрушая повисшую тишину.

Хотела ли я такого кровопролития? Нет. Но я желала одного, лишь бы это поскорее закончилось и меня увели в комнату. А потом я немного потреплю и вернусь к себе.

Но чем дольше шли торги, тем меньше рук. Наверное, сумма была большой. Я не заслуживала. Зажмурилась и упустила момент.

Двое. Их осталось двое. Старик. Я обреченно вздохнула. Это наихудший вариант. Я могла разглядеть его. Сухой, высокий, с длинными руками и костлявыми пальцами. Тонкие жесткие губы. И он улыбался, облизнув нижнюю губу. Мне стало дурно. Я не хотела, чтобы это был старик. Я шлепнусь в обморок, если он притронется ко мне. Перестала дышать, закрыла глаза, молясь, чтобы появился кто-то второй, кто тоже поднимал руку, продолжил торги.

- Лимит, - вдруг тишину нарушил низкий баритон.

Воздух накалился до предела, и послышались приглушенные голоса. Перешептывания. Я открыла глаза и увидела смеющееся лицо Леди. Она ликовала. Она была права. За меня дали наивысшую сумму. Меня продали.

 

И если я не сошел с ума, то я не понимал, что со мной творилось.

Я дал Лимит. Назвал максимальную цену, которую выставил клуб за эту девочку.

Ее увидел в тот момент, когда ширма отодвинулась, и в зале стало темно. А вот сцена наоборот стала подсвечиваться, явив нам девственницу. Я бы рассмеялся, осознав, в какое дерьмо вляпался, но не мог выдавить из себя ни звука.

Неужели такие еще существовали? Я впился взглядом в сидевшую на стуле девушку и не мог поверить глазам. Наверное, в виски намешали какой-то херни, иначе не мог объяснить происходящее со мной.

Впервые реагировал так на девушку. Да вообще на женскую особь.

Худенькая, но с налитыми дерзко вздернутыми грудями. Длинные ножки, острые коленки. И какая-то полупрозрачная тряпочка прикрывала ее. Но разве можно скрыть ее тело под этим лоскутком? Нет, нельзя. Поэтому не только я мог рассмотреть ее тело. Изящное, тонкое. Такое, которое легко переломить.

В горле пересохло. Член дернулся.

И все из-за ее глаз. Чистые, ясные, они смотрели в зал. Распахнулись после того как свет ослепил ее на мгновение. Какие же они большие. Цвет? Я не мог разобрать их цвет, но хотел узнать. Заглянуть, утонуть в них. И откуда это во мне? Что за болезненная одержимость прикоснуться к невинной девочке? Она разозлила меня. Еще ни одна женщина не вызывал во мне подобные ощущения. Словно нечто тугое, тяжелое упало в груди. Сердце ударилось о грудную клетку, выбивая попутно весь воздух из легких. И, пожалуй, я был не единственным, кто ощутил на себе ее чары. Чертова ведьма.

Тряхнул головой, борясь с дурманом. Бесполезно.

Начались торги. Я прислушивался, присматривался. Парнасский, как и ожидалось, дошел почти до конца. Почему почти? Да потому что я первым прервал гонку, назвав стоп-слово в этой игре. Лимит за девственницу. Пожалуй, достойная цена, чтобы заглянуть в ее глаза.

Глава 8.

 

Свет на сцене погас, появилась ширма. Я так и не успела рассмотреть того, кто меня купил. Но это был не старик. Его я увидела. Старик был недоволен. Нет, он кипел от злости, плотно сжав тонкие сухие губы. Меня увели из-под носа костлявого мужчины с седой головой, и я впервые была рада, что на моей стороне пусть и такая призрачная удача.

Ко мне подошла Леди.

- Я же говорила, - усмехнулась она. - А теперь пойдем. Тебя будут ждать.

Ее слова меня не порадовали. То, что сейчас было, лишь цветочки. Самое сложное впереди.

- Кто он? - осторожно поинтересовалась я, поднимаясь со стула.

- У нас не называют имен, - чуть грозно отозвалась женщина. - Правила, ты же помнишь?

Конечно же, я их помнила, хоть и не старалась вчитываться в бумаги. Но правила о конфиденциальности строго оговаривали, что не будут называться имена. Не моё, ни того, кто купит. Остальное на наше усмотрение. О чем мне и напомнила Леди.

- Как бы он не представился потом, поверь, это не настоящее имя. А вот хочешь ли ты называть свое, тебе решать. Я не буду ограничивать в этом вопросе. Как и в темах, если вы соберетесь мило поболтать.

- Поболтать? - вот про это я не думала. Да и навряд ли мужчине захочется разговаривать. Правда я не знала, чем обычно занимаются люди во время секса. Может и болтают.

- Ох, малышка, - отмахнулась она, - не забивай голову. Просто делай все, что тебе скажут. Поверь, сегодня ты разбогатеешь настолько, как тебе не снилось. Твои долги покроет с лихвой. Еще и на красивую жизнь хватит, - Леди похлопала меня по руке.

А потом она сжала мою ладонь. И мне не понравилось, как женщина продолжала касаться. Так нельзя касаться.

- Вот и пришли, - Леди толкнула дверь и пропустила меня вперед.

Я нерешительно переступила порог. Огляделась по сторонам. Никого.

- Он скоро придет. И, Варвара, будь умницей. Не подведи меня, - она прищурилась. Опасно. Я должна согласиться вести себя хорошо, поэтому быстро кивнула в ответ.

Женщина вышла из комнаты, закрывая за собой дверь. Я же долго не решалась сделать хоть один шаг. Весь мир словно замер вокруг. Сбитое дыхание, дрожащие ноги. Мне было страшно. И этот страх не покидал меня ни на минуту. Покрутила головой, намереваясь осмотреться. Я должна узнать об этом месте как можно больше, чтобы привыкнуть и не бояться так сильно, когда придет мужчина. Но кто он? Эх, почему я не успела рассмотреть покупателя. Надо же было зажмуриться в последний момент.

- Трусиха, - шепнула себе под нос и чуть не подпрыгнула от испуга, когда дверь неслышно отворилась.

Он пришел.

 

Свет на сцене погас, закрылась ширма. Она пропала, а я не мог перестать смотреть туда. Словно искал это видение. Этот сумасшедший бред, навалившийся на больную голову.

И какой черт дернул меня произнести это слово. Сукин сын точно узнал по голосу. Парнасский повернулся, долго рассматривал меня. Словно не верил, что я опять обвел его вокруг пальца. Что же, ублюдок, выкуси. Сегодня я трахну твою девочку, а ты не засунешь в нее ни свой дохлый стручок, и не тем более пальцы. Знал, что ты любил творить с ними там, за закрытыми дверями. Пообщался как-то с такой. После тебя они боялись мужиков как огня.

Я натянуто улыбнулся и слегка кивнул. Да, он узнал. Его рожу перекосило. И даже чертова маска не могла скрыть гримасу ярости. Испещренное морщинами лицо стало похожу на собачью задницу.

Ко мне подошел лицитатор.

- Прошу следовать за мной, - четко проговорил он, указывая на дверь в дальнем конце комнаты. Мне предстояло подписать договор, после произвести оплату, и я меня отведут к моему товару. К моей девочке.

И с каких пор она стала моей? Не думаю, что Лимита достаточно, чтобы купить женщину. Хотя, они бывают разные. Кто-то и за копейки ноги раздвинет. Так что посмотрим, кого я приобрел.

Проследовав за лицитатором, я услышал приглушенные поздравления от собравшихся. И большинство слов были малоприятными. Колкости, грязные словечки и пожелания вытрахать ее до бессознательного состояния. Понятно, что они бы сделали с девочкой. Но я не такой. Я умел иначе обходиться с женщинами, но лишь с теми, кто по-настоящему хотел именно меня. Ну, или мои деньги в придачу. А я был щедрым.

- Добрый вечер, - в дверях появилась Леди. - Вы уже подписали документы?

Я кивнул. Минуты как две все было готово. То же самое с деньгами. Я подготовился, и поэтому на счету «Железной Маски» значилась кругленькая сумма.

- Отлично, - она улыбнулась. - Я провожу.

И я последовал за этой женщиной. Леди я видел в клубе давно. Она была местной начальницей, хотя официально не владела заведением. Здесь руководил кто-то другой, предпочитающий скрываться, как и гости, под маской. И даже мне не удалось отследить его. Словно тень он то появлялся, то исчезал, при этом ловко пряча настоящую личность. Здесь его знали как Мастер.

- Вы же помните условия, - она обернулась и посмотрела на меня. В глаза. И я с готовностью ответил на вызов.

- Да, помню.

- Замечательно. Постарайтесь ее не попортить, - она улыбнулась и вновь не спеша направилась по коридору.

- Как ее зовут? - я знал, что нарушаю правила, но Леди усмехнулась. Все покупается, все продается.

- Вы знаете цену, - на ее губах играла улыбка.

- Считайте, что уже оплачено, - пожалуй, я мог и доплатить за информацию. Хотел знать ее имя. И не только его. Но сейчас достаточно, чтобы управлять девушкой. Особенно собственной головой.

- Варвара, - прошептала она, слегка склонившись ко мне.

Мы стояли около обычной двери, каких тут было немереное количество.

- И она вас ждет.

 

Я шумно втянула воздух, узнав в вошедшем в комнату человеке того самого. Он наблюдатель. Тот, который сидел в углу и ни с кем не общался. Он делал ставки, как и другие. Но редко. И я искоса поглядывала в его сторону, будучи уверенной, что не заинтересовала его. И не могла поверить, что этот человек стоит сейчас передо мной, спрятав руки в карманы.

Я рассматривала его. Черный костюм, белоснежная рубашка. На лице маска. Все как у всех, но мне казалось, что он выделялся на фоне прочих участников торгов. Словно что-то скрывалось под богатой оболочкой сдержанной и молчаливой личности.

И он действительно молчал. Как и я не могла выдавить из себя ни слова. Тишину, повисшую в небольшой полуосвещенной комнате, нарушало лишь мое сбитое поверхностное дыхание. Мне казалось, что он слышит, как бешено бьется сердце в груди, больно ударяясь о ребра.

Я растерялась, когда почувствовала на себе обжигающий взгляд. Темный, жесткий, властный. Он видел всё. Обнаженное тело, прикрытое прозрачной тряпочкой. Набухшие соски, которые болезненно напряглись. Я попыталась убедить себя, что это реакция на прохладный воздух, а не оттого как на меня влиял мужчина. Невольно подняла руки, прикрыла грудь. Я не хотела думать, что мужчина рассматривает, изучает. И совершенно никак живого человека, который мог заинтересовать. Я просто товар, а он покупатель.

Мужчина усмехнулся и шагнул вперед.

- Перестань строить из себя скромницу, - его низкий баритон заставил меня отступить назад.

- Я не строю, - выдохнула и испугалась, когда обнаженные ноги коснулись края кровати.

Широкая, застеленная белыми шелковыми простынями. Их я успела рассмотреть, но не рискнула прикоснуться. Впервые видела подобное постельное белье. Наверное, и ценник заоблачный.

- Вы все так говорите, - еще один шаг в моем направлении. - Может ты там и действительно целка, но ротик по любому рабочий. Как и задница. Так что проверим, не зря ли я отвалил такие деньги.

Я не хотела слушать, как изо рта мужчины вырывались грубые слова. Словно пропитанные ядом. Рабочий ротик? Задница? Он намекал на то, что я прикидывалась невинностью. Но я действительно ни разу не была с мужчиной. И врач это подтвердил. Но наблюдателю, как я мысленно прозвала мужчину, было все равно.

- Я не просила вас платить, - чуть слышно пробормотала в ответ.

Он замер. Его лицо, наполовину скрытое под маской, исказилось в гримасе.

- Да, я мог бы и не покупать, - он криво усмехнулся. - Тогда ты бы досталась тому, второму. А знаешь, какие про него ходят слухи?

Я покачала головой. Кровь отхлынула от моего лица. А он рассмеялся, заметив, как я побледнела. Опустилась на край кровати, ноги перестали держать. Во что же я вляпалась?!

- Он любит девочек. Любит лишать их невинности, - мужчина сделал еще один шаг.

Так, по чуть-чуть, но он приближался к моему дрожащему от страха телу, при этом его руки по-прежнему были спрятаны в карманах брюк. Я старалась не пересекаться с ним взглядом. Боялась, что он поймет, как меня колотит. И лишь чудом голос не выдавал страх, и зубы не стучали.

- А знаешь как именно? - наблюдатель продолжал не спеша приближаться. - Думаешь, простой секс ему интересен? Не уверен, что без таблеток у него встанет.

Я напряглась. Мне совершенно не нравился рассказ незнакомца, но больше не хотела перечить ему. Он не потерпит пререканий или возражений. Полное подчинение. Это чувствовалось в его позе. В его походке. Даже в том, как он держал руки, спрятанные в карманы брюк. Я не видела его кистей, но чувствовала, как они смыкаются на шее. Давят, не дают шанса на глубокий вдох.

- Он делает это пальцами.

Вот теперь я сжалась, потому что вспомнила тонкие костлявые пальцы. Представила их на своем теле. Как бы тот старик дотронулся до меня. Затошнило. Отвратительная картина стояла перед глазами.

- Жестко лишает пальцами. Или иными предметами, которые попадаются под руку. А знаешь, что он делает потом?

Я покачала головой. Мне уже было противно до тошноты. И страшно. Поторопилась втянуть воздух, чтобы побороть рвотный приступ. Если наблюдатель продолжит в том же духе рассказ, меня вывернет, хотя нечем. Я не ела сегодня. Выдерживала диету, опасаясь того, каким образом могли воспользоваться моим телом. Даже то, что было для меня не приемлемо, и против чего была категорично настроена.

- А потом он вылизывает там. Извращенец. Больной извращенец, - зло усмехнулся мужчина, остановившись в полуметре от меня.

Я могла ощутить исходившее тепло от его тела. Почему? Может настолько замерзла, что тянулась к любому источнику тепла в округе. Или что-то иное влекло. Но я покачала головой. Нужно сконцентрироваться и перестать трястись от каждого слова или звука.

- Но мы все здесь такие, - спустя мгновение добавил мужчина. - Иначе это была бы не «Железная Маска». Так что снимай свои тряпки, крошка, и открывай ротик. Проверим, стоила ли ты Лимита.

Я схватила свое платьице, но не для того чтобы раздеться по первому требованию. Прозрачная преграда, отделяющая меня от мужчины. Единственное, что могло спасти. Хотя, кого я обманывала. Эта тряпка не спасала. Он все и так видел. И мои скрещенные коленки, и мою грудь, которую я тщательно прятала за руками.

Опасный, жесткий. Он внушал лишь страх, которым мужчина будет упиваться, беря меня раз за разом. Рабочий ротик? Да я в жизни не видела мужского органа вблизи от себя, а он уверен, что я лишь притворялась, чтобы повысить цену.

Мне стало противно. Вновь замутило, но я сдержалась, взглянув в его глаза. Мужчина нависал надо мной темной порочной тенью. И его руки теперь не покоились в карманах.

Он медленно расстегнул пиджак, стянул его и небрежно бросил на кровать. Потянулся к ширинке. Брякнула застежка ремня.

- Давай, не тяни время, – прорычал мужчина, хватая меня резко за волосы и притягивая лицом к паху.

Глава 9.

 

Вблизи она оказалась намного лучше. И с каких пор меня начали привлекать молоденькие девушки? Она же почти ребенок. Хотя… с другой стороны мне все равно. Она готова была продать свое тело, даже такому старику как Парнасский. И только чудо в моем лице уберегло ее от унижения, которое доставлял старик другим девочкам.

Чудо? Какое идиотское слово.

Я точно не ее ангел-хранитель, спасающий от монстра. Я сам не лучше, но не стоит ее так сильно пугать. Хватит и красноречивого рассказа о старике. Уверен, ее либо стошнит, либо рухнет на пол в обмороке. Я бы посмеялся, обходя обездвиженное тело, и дожидался бы, когда она придет в чувства. Но девушка устояла.

Я видел, как менялось ее лицо. Страх, отвращение, ужас. Она следила за мной, пыталась что-то отвечать, и ее голосок явно дрожал, как и коленки, которые она невинно сжимала, словно опасалась, что я увижу ее там.

Но я увижу. Рассмотрю эту девочку во всех деталях, чтобы убедиться, что тот дурман, навалившийся на меня в зале, был лишь иллюзией. Вспышкой, фантазией в больном воспаленном мозгу.

Но как мать его, я ошибался. Это девочка, Варя, умела произвести впечатление. И во всем были виноваты ее глаза. И что за дурацкое имя? Какое-то простое, невинное и даже детское. Но мне нравилось, как оно звучало в голове. Отрезвляло. Я жал на тормоза со всей присущей мне силой, не позволяя сорваться. Она сломается, если я не сдержусь. Поэтому и прятал руки в карманах, потому что она увидела бы кулаки.

Ее глаза. Теперь я знал их цвет. Зеленые, как весенняя листва. Яркие, но в то же время нежные. Она впивалась в меня взглядом, словно пытаясь увидеть через кожаную маску. Словно заглядывала в нутро. Что же девочка, лица ты моего не увидишь. Сохранение репутации для такого бизнесмена как я было на первом месте.

Продолжая запугивать Варвару, я понял, что был недостаточно убедителен. Она устояла, хоть и бледнела от каждого произнесенного мной слова все больше. Крепкая, но казалась слабой и ранимой. Поэтому я не вытерпел и приблизился к ней вплотную. И во всем виновато это платьице, которое она не торопилась снимать. У Леди странный вкус. Лучше бы вообще не наряжала ее в эту тряпку, пытаясь то ли прикрыть наготу, то ли оставить загадку. Потому что я точно мог сказать какого цвета ее соски. Что на ее худом впалом животике две родинки около пупка. А ребра... Черт, она что ли изводила себя диетами? Мешок с костями, хотя груди были крупными. Размер второй, не меньше. И ее задорно торчащие тугие соски налились и требовали внимания. Я облизнулся, но она не заметила. К лучшему, потому что могла понять мой замысел.

Неторопливо стянул пиджак и бросил его рядом с девочкой. Она вздрогнула и проследила за моими движениями. Глаза еще больше расширились. Догадалась. Молодец. Возможно, мы даже найдем приемлемый для нас компромисс.

Я схватил ее за волосы. Ощутил шелк ее локонов, которые намотал на кулак. Притянул к себе, лицом в пах. Член дернулся в штанах. Тоже ждал ее внимания.

Пусть догадается, для чего она здесь. И что ей придется делать за те деньги, которые я заплатил.

- Так ты будешь хоть что-нибудь делать? - она не шевелилась, и я был вынужден ее оттолкнуть.

Она упала на кровать и зажмурилась. Еще чуть-чуть, и я бы ткнулся в нее своим членом. Я видел, как ее щеки запылали. Хорошо, хотя бы больше не выглядит болезненно бледной.

- Я не умею, - прошептала она и насторожено открыла глаза.

- Сколько тебе лет, чтобы ничего не уметь? - я до сих пор не верил, что существуют девственницы в таком возрасте.

- Двадцать, - чуть слышно добавила.

- Ну, хорошо, продолжай ломать комедию, - огрызнулся, продолжая стоять около кровати. - Так уж и быть, я притворюсь, что верю в твою невинность. Раздевайся и поиграй с собой.

В голове созрел новый план. Но вот девочка то ли была глупой, то ли продолжала играть в невинность. Неужели не понимала, что мужчине нужно от женщины. И это явно не вести беседы за кружечкой чая.

Варя задохнулась от предложения. Подтянула ноги, словно опасаясь, что я схвачу ее и насильно разведу в стороны лодыжки. Я бы так и поступил, навалился бы и вставил по самые яйца, но боялся, что порву ее. Причем в прямом смысле этого слова.

Однажды у меня была девственница. Единственная невинная девушка. Мы были юными, глупыми и не понимали, что творили у нее в комнате, пока старших не было дома. Уже тогда я был крупным парнем там, в штанах. Тогда мне казалось это преимуществом. Мол, с таким размером девушки будут вешаться на меня, а не скулить от боли, как узнал чуть позже. И эта мисс невинность по имения Лара, моя одноклассница, не просто скулила. Она взвыла как раненный зверь, когда я порвал ее целку. А сколько было крови! Черт, перед глазами до сих пор стояло то темное пятно на смятых простынях. Тогда Лара кричала, корчилась и отбивалась, а я не мог себя остановить. Раз добрался до долгожданного тела, то хотел получить сполна. Что же, я получил, но чуть позже. Лара нажаловалась матери, та моему деду. Нет бы пойти к отцу, тот бы пожурил и отстал, а дед был человеком иных нравов. После воспитательных мероприятий я неделю не мог встать с постели. Думал, что мне член оторвут, о чем и грозился старик, но все закончилось жуткой поркой.

С тех пор я усвоил урок. Никаких девочек- целочек. Теперь рядом со мной были опытные женщины с разработанными дырками. Такой была и моя учительница французского. И ей явно доставляло удовольствие поскакать на огромном толстом члене. И она не была глупой, чтобы разбалтывать наш общий секрет.

- Поиграть? - она наконец-то ожила. Я вздрогнул, услышав ее голос.

- Да, крошка. Поиграй, - усмехнулся, пряча руки в карманах, которые норовили превратиться в кулаки вновь. Не хватало еще заехать ей в личико. Леди просила не портить товар. - Покажи, как невинная овечка развлекается по ночам, когда мамка не видит ее. Ну же, перестань краснеть. Я знаю, что ты трогала себя там. И не раз. Пусть и выглядишь как ребенок, но тебе двадцать. В этом возрасте уже успевают развестись и остаться с парочкой детишек на руках. А ты в невинность играешь. Так что покажи мне, как ты себя удовлетворяешь.

 

Я покачала головой. Он просил меня сделать то, что было стыдно делать даже будучи одной в темной комнате под одеялом. Потрогать себя. Но он заплатил. Заплатил, судя по всему очень много. И я должна сделает это. Долг. Должна теперь ему.

- Только не говори, что не трогала себя там.

Вздрогнула, но кивнула в ответ. Да я трогала, но об этом никто не знал.

- Ну вот, крошка. Я был прав. Покажи, как ты это делала. Поиграй пальчиком. И поверь, я благодарный наблюдатель.

Я задохнулась от его слов. Словно прочитал мои мысли. Я считала его таким в зале, среди других покупателей. Наблюдатель. Неужели он предпочитает смотреть? Я угадала? Как мужчина сказал - они извращенцы. Все тут, в «Железной Маске».

Я перехватила дрожащими руками подол платья, потянула на себя. Оголила бедра, впалый живот. Задержалась на груди лишь потому, что соски были твердыми и болезненно набухшими. Ткань резала нежную кожу, оставляла на ней невидимые следы.

- Молодец, - прошептал мужчина, оставаясь стоять у края кровати. - Выброси эту тряпку. Она тебе больше не понадобится.

Я хотела бы предложить ему отойти, но не рискнула. Мало ли что он потом потребует от меня. Надеялась лишь на то, что мужчина просто возьмет меня и уйдет. Я бы потерпела.

- Ляг на спину и разведи ножки, - он продолжал давать указания. И я старалась исполнить их. Ведь так быстрее, чем сопротивляться. Просто согласилась делать все, что он скажет. Такая покорность наблюдателю наскучит, и он быстро сделает свое дело и оставит меня в покое. А я подожду. Терпения мне не занимать.

- Пошире. Я ничего не вижу, - кажется, он раздражался.

Я разомкнула колени. Так стыдно. Зажмурилась, ощущая, как продолжала дрожать под его пытливым взглядом.

- Розовая, - усмехнулся он. - Как и твои соски. Красивый цвет. Дорогой.

Я сглотнула. Так говорила и Леди. И чем их так привлек цвет моих сосков? Обычный, как мне казалось, но он жадно рассматривал меня. Смутилась от этого еще больше. Вновь зажмурилась. Лучше не видеть его глаз. Так проще.

- А теперь прикоснись к себе, - проговорил мужчина. - Ну же, поиграй для меня.

Я неторопливо подняла руку. Скользнула по животу, втянула воздух. Шумно. Как и он. Я не верила, что мужчина дышал в унисон со мной. Наверное, показалось. Задержалась прохладной ладонью на лобке. Гладковыбритый, без волосков. В салоне красоты постарались, лишая меня девичьего пушка. И мне понравилась нежная теплая кожа под рукой. Вот так бы всегда. Как жаль, денег на салонные процедуры у меня не будет.

- Ну же, не тяни, - прошептал он.

Я поторопилась исполнить его приказ. Развела пальчиком складки, чуть влажные. Провела по бугорку, невольно дернулась. Он уловил движение, эту пульсацию и громко выдохнул.

- Продолжай, - хриплый низкий голос сорвался с его губ.

Я распахнула глаза и встретилась с ним взглядом. Ему нравилось то, что я делала. И удивилась сама себе, когда ощутила, как в животе затягивается узел. Тот самый, про который не раз читала в книжках или слышала от знакомых девчонок. Возбуждение. Лишь один взгляд, и я перестала бояться.

Складки под неловкими касаниями пальчиков набухли, клитор дрогнул еще раз. Я стала влажной. Впервые так сильно, что смутилась от собственного вожделение. Ни разу, когда я себя касалась подобным образом, я не ощущала такого возбуждения. Мокрая, горячая, и всё для него. Под его пристальным взглядом. Он творил непонятное с моим телом. И тело перестало слушаться рассудка. Просто повиновалось каждому слову наблюдателя.

Мужчина заметил возбуждение. Мою влагу, проступившую на складках половых губ. Он склонился вперед и накрыл меня ладонь.

- Прекрасно, - выдохнул, когда я дернулась и не нарочно попыталась свести ноги. - Не торопись.

Я кивнула и развела ножки. Пусть все сделает сам. А я потерплю. Тем более сейчас, когда ощутила, как влага стала накапливаться там, под ладонью.

- А прикидывалась невинной овечкой. Смотри, как ты течёшь, - мужчина убрал мою руку в сторону и провел по красной мокрой плоти пальцем.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям