0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Няня в Стране чудес » Отрывок из книги «Няня в Стране чудес»

Отрывок из книги «Няня в Стране чудес»

Автор: Орлова Марина

Исключительными правами на произведение «Няня в Стране чудес» обладает автор — Орлова Марина Copyright © Орлова Марина

Марина Орлова

«Няня в Стране чудес»

Глава 1

С легкой грустью и щемящей нежностью я рассматривала небольшой аккуратный домик. Цвет фасада уже не такой белый, как в моих воспоминаниях: оконные рамы давно просят покраски (а в идеале — замены, так как в некоторых местах сгнили в труху), а сами стекла давно немытые, что, понятное дело, не добавляет уюта. Крыша еще несет исправно свою службу, но в скором времени потребует внимания к себе и она. Сам двор зарос высокой травой, прямо указывая на то, что дом давно необитаем. Деревянный забор местами сгнил и покосился. В общем, работы — непочатый край. И все же настроение мое было на высшей отметке. Несмотря ни на что, этот домик, доставшийся в наследство от бабушки с дедушкой, был мне мил и дорог, как воспоминание о счастливом детстве и дорогих мне людях, которые, увы, уже ушли из жизни.

Я смотрела на окна, выцветшую и потрескавшуюся входную дверь и глупо ожидала, что сейчас, как в детстве, бабушка выйдет на порог или выглянет из окна и громко позовет меня обедать.

Я прождала пару минут, но никто не вышел, не выглянул и не крикнул. С грустной улыбкой открыла калитку, немного повозилась с ржавым замком, и, сквозь буйную растительность пробила себе путь к крылечку, такому же старому и выцветшему, как дверь, на которой висел большой амбарный замок. Ключа у меня не было, но я не расстроилась. Отсчитала положенное количество досок на крыльце сбоку и отогнула дощечку. Старая доска не выдержала напора и осталась в моей руке. Я нервно хохотнула и проверила тайник. Как и предполагалось, там лежал массивный ключ со следами ржавчины.

Оказавшись в доме, я неспешно прошлась по комнатам, дотрагиваясь пальцами до старой пыльной мебели, не рискуя открывать окна. Несмотря на спертый воздух, чудился знакомый с детства запах — запах дома, где я провела лучшее время в своей жизни и свойственный людям, которые были мне дороже всех на свете.

Покачав головой от своей глупости, я в последний раз вздохнула полной грудью и решительно открыла рассохшиеся окна, впустив в дом поток свежего воздуха.

В лепешку разобьюсь, но восстановлю этот дом, стараясь по максимуму оставить все так, как было в детстве. При НИХ.

— Я люблю вас. До сих пор люблю, вы ведь в курсе? — прикрыв глаза, с улыбкой спросила у пустоты, и в легком ветерке мне послышалось ответное признание. — А еще я уверена, что именно здесь найду свое счастье. Иначе и быть не может, ведь я всегда была счастлива именно в этом доме, — так убеждала себя.

Улыбнулась шире и решительно раскрыла глаза. Работы много, а вот время поджимает. Отпуск не резиновый.

— Не буду терять и минуты, — кивнула я своим мыслям и, насвистывая веселый мотивчик, отправилась со двора в сторону своей машины.

                                                ***

Спустя две недели, несколько миллионов моих нервных клеток и уйму денег дом преобразился. Не изменился, а просто восстановился, обновился и задышал новой жизнью. Как и обещала себе, я не стала кардинально все менять, что, как удивительно, влетело мне в копеечку. Так как дом оказался старым, нестандартным (еще бы, мой дед сам его строил), рабочим было легче все снести и построить новое, чем восстанавливать старое. Но я уперлась рогом, щедро разбазаривая не только с трудом нажитые деньги, но и те самые нейроны, которые, как известно, не восстанавливаются.

Сейчас, стоя посреди отремонтированной комнаты, я вдыхала уже слабый запах краски и неприлично широко улыбалась, соревнуясь с известным говорящим котом. Осталось найти свою Алису и компанию для чаепития. Но с этим потом разберусь. Не все сразу.

Вышла в преобразившийся двор и потерла руки. Уже не терпелось взяться за работу. Конечно, на полноценный огород замахиваться не было ни сил, ни желания, но красивый, аккуратный палисадник стал необходимой деталью, что закончила бы картину. Моя бабушка обожала цветы, и в нашем саду цвели разные растения — с ранней весны и до поздней осени. На подобное, я, конечно, не рассчитываю (силенок и знаний не хватит), но высадить несколько кустов разнообразной цветущей и неприхотливой флоры мне вполне по силам.

Так я и провозилась почти до позднего вечера с лопатами и удобрением, но результатом осталась довольна. Однако усталость и ломота чувствовались во всем теле, которое буквально молило о срочном отдыхе и расслаблении. Нужно было помыться и ложиться спать. Даже есть не хотелось.

Посмотрела на реку, берег которой граничил с моим участком, и шкодливо улыбнулась. Время для очередной ностальгии. День был жарким, потому и работала в купальнике да старых шортах. Даже переодеваться не нужно! Красота и только. Шорты скинула еще на участке и отправилась к воде в одном купальнике, не боясь, что кто-то увидит.

Поселок тут дачный, хоть и находится недалеко от города. А судя по тому, что на смену старым лачугам выросли несколькоэтажные дворцы, сомневаюсь, что их хозяева станут лазать по кустам, чтобы подглядывать за непонятной, чумазой девицей. Ко всему прочему мой участок был последним на улице, располагаясь в тупике. Тишь и благодать. То, что нужно, чтобы отдохнуть от людей и городской суеты, а главное — от работы!

С трудом отыскала в высокой траве причал. Его построил еще мой дедушка — во времена, когда обзавелся лодкой и частенько рыбачил на реке. С этим местом у меня связано воспоминаний не меньше, чем с домом. Было видно, что им давно никто не пользовался. Хотя некоторые следы пребывания человека все же просматривались в виде протоптанной тропинки и примятой травы.

К счастью, в конце причала растительность заканчивалась, и начиналась чистая вода. Недолго думая, я решительно нырнула, проплыла под водой и вновь показалась на поверхности, когда легкие загорелись от нехватки воздуха. Добралась до середины реки, полежала на воде звездой, наслаждаясь видом закатного неба, и с легкой душой поплыла обратно.

До причала оставалось пару метров, когда из сумерек послышался детский голос:

— Ты русалка?

От неожиданности я чуть было не заорала благим матом, молясь о том, чтобы не стать платиновой блондинкой. Мельком проверила мокрые пряди, облепившие грудь, на предмет седины и вздохнула с облегчением. Пронесло.

Пригляделась внимательнее и заметила в растительности маленькую фигурку. При пристальном рассмотрении узнала девочку лет пяти-шести.

— Не умеешь разговаривать? — вновь спросила она, с любопытством меня разглядывая. Я подплыла ближе и поднялась на руках, чтобы сесть на причал.

— Ты откуда здесь? — склонила я голову набок и улыбнулась, не желая напугать девчушку своей суровостью.

— Я часто тут бываю. Но раньше тебя не видела. А ты тут что делаешь? — пришел слегка шепелявый ответ.

— Живу, — усмехнулась я, запоздало подумав о том, что девчушка может подумать совсем не о ближайшем участке. Так и оказалось.

— А я знала, что русалки живут в реке, — серьезно кивнула она со знанием дела. Меня стала забавлять ситуация. — А папа мне не верил, — поделилась она со мной. — Можно мы придем с ним завтра, чтобы он тоже тебя увидел? — оживилась она, пылая желанием доказать родителю свою правоту.

— Я не русалка, — улыбнулась я, чтобы смягчить ситуацию и не сильно огорчать маленькую девочку.

При лучшем рассмотрении она оказалась удивительно хорошенькой: большие голубые любопытные глазищи, аккуратный, вздернутый носик, пухлые щечки и ротик бантиком. Ну разве не прелесть? Добавьте к этому копну золотистых кудрей — передо мной стоял настоящий ангелок.

— А-а-а, — протянула она важно. — Это секрет, верно? Я никому не скажу, обещаю, — горячо зашептала она, подходя ближе, внимательно меня рассматривая.

— У меня ноги, — ткнула я пальцем в свои нижние конечности, в попытке отстоять свою принадлежность к хомо, которые сапиенс. Мой, казалось бы, убедительный аргумент не прошел.

— А я видела в мультике, что когда вы не в воде, у вас вместо хвоста ноги отрастают, — с профессорским видом покивала она.

Обреченно вздохнула и мысленно махнула рукой. Ну, русалка и русалка. Меня и хуже обзывали, так что жабры меня вряд ли испугают.

— Хорошо. Ты меня раскусила, — вздохнула я. — Я русалка, но об этом никто не должен знать.

— Совсем-совсем никто? — надула она губы, перебирая мои мокрые кудри.

— Совсем, — бескомпромиссно кивнула я. — Где твои родители, ребенок? Почему ты гуляешь тут одна? — перешла я к главному.

— Дома, наверное, — грустно пожала она хрупкими плечиками. — Я часто гуляю здесь. Мне нравится сидеть тут.

— Одна?! — поразилась я, мысленно перечислив, сколько всего могло случиться с одиноким ребенком в таком глухом месте. На реке! Что это за родители такие, которые позволяют маленькому ребенку гулять в одиночестве?!

— Нет! Мы часто бывали здесь с папой. Иногда с няней тут гуляли. Одна я боялась сюда приходить, — от ее слов я немного успокоилась, решив, что звонок в органы опеки пока подождет.

— А сейчас почему не испугалась?

— Меня дом пугал. Тот, что был заброшен. Мне кажется, там были привидения!

Я не выдержала и хрюкнула, но, видя серьезный и даже обиженный моей реакцией вид девочки, призвала себя к порядку. Ну не умею я с детьми общаться! Нет у меня такого опыта.

— А сейчас он изменился. И уже не такой страшный.

— Это мой дом. Теперь я там живу.

— Правда?! — восторженно захлопала она в ладоши. — А ты разве не должна жить в реке?

— В реке много тины, пиявок, а по ночам холодно и мокро. Куда разумнее жить в теплом доме, — подмигнула я. — А еще рыбы очень дразнятся, — доверительно прошептала я, невольно принимая правила игры. — Поэтому я нашла этот заброшенный дом, починила и поселилась в нем. Ты разве не видела процесс ремонта? Мне казалось, это было громко, — задумчиво нахмурилась я, вспоминая, каким шумом сопровождалась работа.

В строительных фирмах этого города я не очень разбиралась и наняла рабочих в первой попавшейся, у которой было достаточно положительных отзывов в интернете. В результате я не знала, что производило больше шума: перфоратор и строительная техника или сами рабочие. Но ремонт вышел славный, этого не отнять.

— А мы совсем недавно вернулись. У папы был отпуск, и мы летали к морю.

— Море — это хорошо, — сказала я.

— А в море тоже есть русалки? — оживилась она, а я почувствовала, что мы так можем и всю ночь проговорить, а мне, тем временем, уже становится довольно холодно в мокром купальнике.

— Не знаю, — честно призналась я, обхватив себя за плечи. — Думаю нам пора уходить. Давай я провожу тебя домой.

— Правда? — обрадовалась она. — Здорово! Я покажу тебя папе, и он сразу поймет, что ты настоящая русалка, даже без рыбьего хвоста.

Чувствуя себя редким экспонатом, я немного смутилась и, взяв девочку за руку, повела в сторону своего дома.

— С чего ты это решила?

— Ты очень на нее похожа, — авторитетно заявил этот знаток мультяшных русалок.

По моему мнению, я никак не соответствовала этим представлениям. Мне эти мифические существа виделись иначе: с зелеными, вечно спутанными волосами, длиной с их рост, блеклыми глазами, жабрами, зеленоватой кожей, плавниками и перепонками. Короче, рыбы, только немного очеловеченные. От них у меня разве что длинные волосы. И это я еще романтизирую. В реальности, если бы русалки и существовали, то скорее в том виде, в каком их представляют себе создатели ужастиков: лысые, полностью в чешуе, с рыбьими глазами и полным набором акульих клыков во рту. Но взгляды людей на одни и те же вещи бывают разные. Тем более у маленьких девочек. Так что придется пока соответствовать канонам русалочьей красоты. От меня не убудет.

— Так почему ты сегодня пришла одна? Разве тебе родители не объясняли, что нельзя гулять в одиночестве? Мало ли кого ты могла встретить! — принялась я за нравоучения, подводя девочку к незаметной калитке в заборе, из которой можно было выйти из дома к причалу.

Девчушка немного замешкалась, решая, входить или нет в мой двор, и любопытно оглядываясь. На мой скромный взгляд, она несколько запоздало вспомнила о правилах безопасности.

— Не бойся меня. Мы пройдем через двор, чтобы не огибать участок. Так быстрее.

Она смерила меня взглядом и решительно вошла в калитку. Я печально вздохнула — до этого момента я внутренне надеялась, что она все же откажется, проявив сознательность. Неужели ей родители не объясняли, что так делать нельзя?

— Сейчас и со мной это, конечно, исключение, но в будущем — никогда, слышишь? Никогда не гуляй одна и, тем более, не уходи с незнакомыми людьми. Ясно? — строго нахмурилась я.

— Но ты ведь русалка, — попыталась она оправдаться.

— Русалки тоже бывают плохие. Что ты вообще о них знаешь? — с раздражением стала я натягивать на себя шорты, что оставила во дворе, перед тем как пойти купаться, и огляделась в поисках футболки. — Знаешь ли ты, что большинство русалок промышляет тем, что топит таких вот маленьких доверчивых девочек? — рискуя нанести ей психическую травму, спросила я. Но как донести до нее то, что не донесли родители, я не знала, так как раньше дел с детьми не имела. Значит, придется выкручиваться как умею. Мои откровения ее явно напугали.

— И ты тоже? — со страхом в глазах спросила она, прикрыв рот ладошками. — Ты хочешь меня утопить?

— Я — нет. Я другая, потому и переехала к людям. Но таких как я очень мало. Если кто-то заговорит с тобой и предложит пройти к нему в гости, когда ты будешь одна, кричи, что есть сил, зовя на помощь, и беги так быстро, как только можешь. А еще лучше — никогда не гуляй одна. Поняла?

— Да, — прошептала она и шмыгнула носом, а в глазах заблестели слезы.

Ну вот, какая я молодец! Довела ребенка до истерики. Могу начинать собой гордиться!

— Прости, если напугала, — смягчила я тон и присела перед ней на колени, обхватив ладонями плечики. — Просто я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты ведь не хочешь, чтобы тебе сделали плохо?

Она отрицательно замотала головой, утирая слезки.

— Вот и отлично. Значит, договорились?

Она кивнула и нерешительно улыбнулась. Довольная собой я поднялась и подала девочке руку. Она доверчиво обхватила мои пальцы, и мы пошли со двора на основную улицу. В беззаботном личике не проглядывался даже намек на недавнее расстройство. Поразительная детская способность. Мне после рыданий нужно как минимум час пролежать с компрессом на лице, чтобы убрать припухлость с глаз и щек. А тут без посторонней помощи и минуты не потребовалось!

— Как тебя зовут? — опомнилась я.

— Алиса, — пришел мне ответ, а я опять прыснула, но вовремя опомнилась.

Ну вот, Алиса уже нашлась. Осталась компания для распития чая.

— А тебя?

— Марина, — представилась я и огляделась. — Ты знаешь, где твой дом? — забеспокоилась я, прикидывая, что делать, если ей это неизвестно. Придется идти к посту охраны. Они наверняка должны быть в курсе.

Как я уже говорила, из дачного поселка это место переродилось в местную «Рублевку». Меня пропустили сюда по паспортным данным. Только потом я показала документы на дом, и, как собственник, была внесена в базу.

— Конечно, — серьезно кивнула она и указала пальцем на двухэтажное чудовище из красного кирпича… по соседству с моим домом.

Если судить по площади участка, который приравнивался к трем моим, и соответствующим размерам самого жилища Алисы, ее родители явно не бедствовали. Я себя даже неловко почувствовала в своих старых шортах и местами дырявой футболке.

Так, стоп! Я к ним не на ужин, и даже не на работу устраиваться иду. Мне нужно всего лишь отдать нерадивым родителям их непоседливое чадо. Просто поразительно, что при деньгах, на которые они смогли отстроить такой домище, ребенку не могут приставить няню, раз уж сами ей не занимаются. С идеей звонка в органы опеки придется распрощаться в силу бессмысленности. Такие откупятся на раз.

Тем временем я уже жала на кнопку звонка, настороженно поглядывая в сторону установленной камеры на заборе. Как все серьезно!

Секунд десять ничего не происходило, после чего неприметная дверь беззвучно открылась, и Алиса потянула меня за собой с упорством маленького ледокола. Хоть в моей помощи уже явно не нуждались, хотелось передать ребенка из рук в руки, раз уж взялась. Потому я безропотно следовала за золотоволосой непоседой, прямо к особняку.

Дверь в дом резко открылась, и на пороге показалась красивая темноволосая женщина с суровым выражением лица. Судя по длине подола платья и глубине декольте — родительница Алисы. Иначе странно было бы, ходи в подобных нарядах прислуга. На ее фоне, в своей футболке и шортах, я смотрелась почти невинно. Да и во внешности заметно уступала. Как по мне, длина ее ног была соизмерима с расстоянием от дома до ворот. Да и моя родная двоечка смотрелась просто жалко на фоне ее уверенной тройки. Возможно, и с плюсом. Вот она, русалка во плоти, только более взрослая версия. Я бы даже сказала с пометкой «18+».

— Явилась? — рявкнула «русалка», и я поняла, что с сиренами ее роднит разве что «тройка». Меня вниманием не удостоили, полностью сосредоточившись на вмиг сжавшейся девчушке. — Отец с ног сбился тебя разыскивая! А ну быстро в дом, паразитка мелкая, — указали Алисе направление наманикюренным пальчиком. Девчушка вздрогнула и, робко махнув мне рукой, скользнула в дом.

Мой рот, открытый было, чтобы что-то сказать, поспешно закрылся, как и дверь перед моим носом. Ни «здрасти», ни «до свидания». Про «спасибо» я вообще молчу. Какая прелесть! Хотя можно понять — ее дочь убежала, она, вероятно, переживала. Попытки отца разыскать кровиночку — прямое тому доказательство. Мама наверняка осталась ждать дома, на случай, если девочка вернется. Как это и произошло. После такого стресса неудивительно, что на меня даже не посмотрели. Даже строгий тон и грубость по отношению к девочке вполне объяснимы. Боюсь представить, как бы я себя повела в подобной ситуации. Не дай, конечно, Бог.

Свою миссию могу считать выполненной. Теперь нужно выбраться с чужой территории.

— Здравствуйте, — услышала я со спины и резко обернулась.

Передо мной стоял молодой мужчина в черном строгом костюме. В ухе у него торчал наушник, а на поясе висела рация. Опа! Так тут еще и охрана есть! Как они ребенка профукали?!

— Здрасте, — растерялась я, полагая, что меня примут если не за воровку, то за попрошайку точно. Даже у охраны этого дома галстук стоит больше чем все, что на мне надето в данный момент. — Я только девочку привела, — поторопилась я оправдаться, боясь, что меня сейчас выбросят за территорию, как котенка. Хоть мне и хотелось покинуть территорию как можно скорее, но лучше бы на своих двоих и без ускорения в виде пинка охранника.

— Я знаю, — улыбнулся он мне вполне по-человечески. — Я хотел проводить Вас, если Вы не против.

— А! — обрадовалась я, вздохнув с облегчением. — Да, конечно. Если Вам не трудно.

— Если не секрет, то где Вы нашли Алиску? — поинтересовался он, сопровождая меня к воротам.

— Это она меня нашла. Я плавала в реке, а на берегу увидела ее. Разговорились, и я взялась ее проводить до дома, удивившись, что она гуляет одна. Мало ли, — пожала плечами и решила разрядить обстановку. Вроде как кинула камень в огород его хозяев. Может, охранник им жутко предан, и ему не понравятся мои слова. — Она меня за русалку приняла, представляете? — засмеялась я.

— А что, вполне похожа, — добродушно усмехнулся он. Я фыркнула и только рукой махнула. — Я Вас прежде не видел. Гостите у кого-то?

— С недавних пор живу. Мой участок соседний, — поделилась я информацией. Глупо утаивать, если проверить правдивость моих слов несложно.

— Дом с привидениями? — уточнил он.

— И Вы туда же? — усмехнулась я.

— Не обижайтесь, — улыбнулся он, а я подумала, что улыбка у него вполне симпатичная. Да и сам он очень ничего. А я, между прочим, девушка свободная. Причем давненько… — Дом стоял давно заброшенный. Хозяин хотел его купить, но там были проблемы с документами. С владельцами участка трудно связаться. А тут вот как получилось. — Я пожала плечами, мол, сожалею, но не мои проблемы. — Напарник говорил мне, что дом ремонтировали, а я не верил.

— Меня, кстати, Марина зовут.

Я протянула руку. Мужчина посмотрел на мой жест немного странно, и я успела пожалеть о содеянном. Мало ли, как теперь принято знакомиться у богатых людей. Я все больше по старинке.

— Михаил. Можно просто Миша, — улыбнулся он, и я улыбнулась в ответ. — А говоришь, не русалка. Даже имя подходящее, — усмехнулся он.

Тем временем мы успели подойти к воротам, и он открыл мне дверь. Я проскользнула мимо него, и он неожиданно вышел за мной.

— Я провожу. Поздно ведь.

— Так ведь в соседний дом, — засмеялась я.

— Все равно. Мало ли, что в темноте приключиться может.

Я пожала плечами и неспешно зашагала к своему дому, мысленно надеясь, что он меня не проверяет на вранье, а просто заинтересовался симпатичной девушкой и хочет продолжить знакомство.

— Ты здесь на ПМЖ? — нарушил он тишину.

— Надеюсь, что да, — кивнула я, обхватив себя руками за озябшие плечи.

Как бы простуду не подхватить. Все же следовало сначала переодеться в сухое, а уже потом доставлять домой белокурых беглянок. Кстати, о ней.

— Часто девочка сбегает?

— Нет. Обычно она вполне послушный и спокойный ребенок. На моей памяти, впервые убежала. В остальном, самый обычный ребенок, насколько я могу судить, — и вдруг поделился наболевшим, — даже понять не могу, как именно ее из виду упустили. Шустрая засранка, даже по камерам не уследили.

— Сильно досталось от начальства? — посочувствовала я.

Старалась себя заверить, что если сейчас Алиска получает по мягкому месту, под аккомпанемент родительских угроз оставить на год без сладкого и так далее, то за дело. Надо думать, заставить родных так переживать! Однако сердце против воли болело за непоседу. Наверное, потому что сама не раз сбегала. И получала по первое число. Вероятно, это такой ритуал взросления. Без «люлей» вырасти нереально.

— Не успели, — грустно усмехнулся он. — Босс, как узнал о пропаже, сразу же ринулся на поиски вместе с охраной. Тут не до выговоров. Хотя, наверное, это еще только предстоит. Во всяком случае хозяину уже доложили, что Алиска вернулась. Вот, когда он вернётся, тогда по шапке все получат. Он хоть и справедливый, но мужик строгий. А на этот раз имеет полное право злиться.

Я согласно кивнула и остановилась у своих ворот.

— Мы пришли. Спасибо, что проводил.

— Не за что, русалка. Может, еще увидимся, — подмигнул он и отправился восвояси.

                                                ***

— Иду! — громко крикнула я, накидывая халат на ходу. Стук в дверь повторился. Да кто же там такой нетерпеливый? — Иду уже! А, черт! — споткнулась я о коврик и чуть было не поцеловалась с дверью, в которую упорно стучали на зависть всем дятлам. — Кто там? — спросила я, помня, что на улице ночь, я дома одна, а дом мой находится в тупике.

Чем не сюжет для очередного ужастика? А я осторожная, триллерами ученая, потому посторонним без взрослых не открываю. Ага, родители могли бы гордиться такой дочерью.

Судя по тому, что стучат в дверь дома, а не калитки, последнюю я благополучно забыла закрыть. Гордость родителей несколько померкла. Нужно хоть глазок в дверь вставить что ли. Перекрикиваться жуть как неудобно.

— Я Ваш сосед. Хотел поблагодарить за то, что привели дочь, — послышался ответ.

Подумала немного и себя оглядела. Стук в дверь застал меня, когда я выходила из ванной. Майка и пижамные шорты, а сверху шелковый халатик, который длиной не отличается, — вот и все, во что я одета. А не мог бы он со своими благодарностями потерпеть до завтра? Что за срочность?

Потом вспомнила, в чем ходит его жена. И вообще жену вспомнила, понимая, что с такой благоверной ему мои голые коленки даром не сдались. Рискнула открыть дверь, но в халат укуталась плотнее. Кто знает этих богачей, может, модели надоели и ему экзотику подавай?

Экзотика в моем лице уставилась на мужчину чуть выше среднего роста, немного за тридцать, с копной светлых волос и знакомым цветом лазурных глаз, как у его дочери. Мимолетно отметила, что от матери Алиса не унаследовала ничего.

Мужчина замялся, так же внимательно разглядывая меня, затем как-то странно широко улыбнулся и заметил:

— Так вот как выглядят русалки?

— Да вы, должно быть, издеваетесь? — возмутилась я.

Ладно, маленькая девочка так называет. Ей в силу возраста можно. Допустим, охранник пошутил, но я сама ему рассказала. Теперь еще один индивид изволил шутить! Это уже начинало раздражать.

— Что? — перестал он улыбаться и внимательно на меня посмотрел.

— Ничего, — буркнула я. — Вы, кажется, благодарить хотели. Так что, будьте добры, благодарите и не задерживайте. Я, знаете ли, спать хочу. Время позднее, — сварливо заметила, чувствуя, что раздражаюсь на пустом месте: сказывалась усталость.

— Так, может, я пройду?

— Зачем это? — удивилась я и покрепче вцепилась в дверной косяк.

В моем понимании, благодарить можно независимо от того, где стоишь: в доме или на крыльце. Так что ему мешает? Обстановка должна быть подходящая? Или он боится, что его подслушают и используют в качестве компромата?

— Ну не здесь же? — возмутился он, тоже не понимая моей позиции.

— А где? Хочу Вам напомнить, что мы с Вами даже не знакомы. Так с какой такой радости я должна впускать в дом совершенно постороннего и незнакомого человека?

— Александр, — представился он и обаятельно улыбнулся. Так, во всяком случае, ему казалось.

По его задумке, вероятно, я должна была растечься лужицей и уже усаживать его на свой диван, как дорогого гостя, предлагая тому яства различные, потехи полезные и т.д., что положено гостеприимной хозяйке. Лужица у меня, конечно, натекла, но только с мокрых волос после душа. А вот сама таять я была не в настроении. И вообще хотелось, наконец, закончить этот бесконечный день.

— А Вы Марина, верно? — не дождавшись от меня ответной любезности, спросил он.

— Слушайте, Вам заняться нечем на ночь глядя? — поинтересовалась я, сложив руки на груди. — Так у меня дрова в сарае не колотые. Раз не хотите благодарить на словах, приступайте к делу, а я, с Вашего позволения, Александр, спать хочу. Спокойной ночи.

Я попыталась закрыть дверь, но меня вместе с ней нагло отстранили, уверенно пройдя в прихожую. Глупо хлопая глазами и шалея от чужой наглости, я прикидывала: мне уже стоит кричать «караул» и сочинять заявление в полицию или обойдется?

— Я для этого и пришел, — перешел он к делу, доставая из кармана брюк несколько красных купюр. — Вот. — С видом благодетеля он протянул мне изделия Центробанка.

— Это что такое? — не поняла я, чувствуя, как раздражение во мне пошло на второй круг.

— «Спасибо», — сообщил мне озадаченный Александр. Мужчина, видимо, не понимал, почему я не радуюсь возможности резко обогатиться на несколько десятков тысяч за свой благородный поступок.

— Мне достаточно обычного «спасибо», а деньги уберите, — стараясь сохранять терпение, попросила я. Себя я убеждала, что меня он не хотел обидеть, просто привык, что все в мире делается за деньги, включая хорошие поступки, — и следует этой философии по жизни. Не больше.

— Берите, берите, — запротестовал он, вновь протягивая «спасибо». Теперь и его желание благодарить исключительно в доме становится понятным. — Я же понимаю, что для Вас деньги лишними не будут.

Та-а-ак! А это уже откровенное хамство! Он меня что, за нищенку принимает что ли? Даже не знаю, плакать или смеяться от иронии ситуации. Лично я себя бедным человеком не считаю!

— Я похожа на нуждающуюся? — с прищуром спросила я, тихо сатанея, мысленно умоляя его сказать банальное «спасибо» и уйти с глаз моих вместе со своими деньгами. И в идеале — появляться в дальнейшем мне на глаза, исключительно чтобы вежливо, по-соседски, кивнуть в знак приветствия. Если и кивать не станет — тоже неплохо.

— Ну… — помедлил он с ответом и выразительно огляделся.

Что?! Да у меня ремонт только-только закончился! Он хоть представляет, сколько денег я в него вбухала?! Гад! С его дворцом, конечно, не сравнится, но и халупой мой дом обозвать нельзя!

— Будьте добры покинуть мой дом сейчас же, вместе со своим «спасибо», — тихо попросила я, боясь сорваться в любой момент и покрыть соседа матом. Не так я представляла себе знакомство с соседями. Ой, не так!

— То есть, гордая? — поинтересовались у меня с усмешкой.

Вместо ответа я указала пальцем направление входной двери. Мужчина засунул деньги в карман, посмотрел на меня внимательно пару секунд и, хмыкнув, отправился в указанном направлении.

— Спасибо еще раз за дочь. Спокойной ночи, — и закрыл за собой дверь.

А на утро в своем сарае я обнаружила аккуратно разложенные наколотые дрова.

— Пожалуйста, — усмехнулась я. Вот такое «спасибо» мне нравится.

***

Глава 2

С тех пор прошло несколько дней, которыми можно было гордиться. Я закончила приводить палисадник в надлежащий вид, засадив кустами роз. Но вот незадача: хотела красные розы, а продали белые. Мда… В памяти всплыл эпизод из известного произведения с подобной ситуацией. Ну не стану же я перекрашивать розы, верно? Ладно, белые, тоже неплохо.

Так же я обставила дом и закупила еще несколько мелочей для сада, бани и мастерской (это я так сарай красиво обозвала). Еще восстановила причал, в некоторых местах заменив доски. В общем, могла себя с гордостью назвать сильной и независимой. Где мои сорок кошек?

За эти дни пришлось часто мотаться в город. Каждый раз проезжая мимо «дворца» из красного кирпича, я невольно искала глазами золотоволосую головку, но не находила. Вряд ли ее теперь оставят без присмотра и вообще выпустят из дома. А за глухим забором точно ничего не увидишь, если не обладаешь рентгеновским зрением. Я таким похвастать не могла.

Периодически ловила себя на мысли, что постоянно думаю о моей новой знакомой. Как она, что с ней, сильно ли ее ругали? Проведать хотелось безумно, но я не решалась. С какой радости мне интересоваться? Вдруг меня неправильно поймут или посчитают, что я навязываюсь? Свое наколотое «спасибо» я уже получила. С меня должно быть достаточно.

С этими мыслями я загнала машину в гараж и с покупками отправилась в дом. Не успела их даже разложить, как услышала стук в дверь. Опять калитку оставила открытой. Да что же такое с моей памятью? Между прочим, с тех пор я уже обзавелась домофоном. Так что можно было и не заходить на мой участок!

Чуть приоткрыла дверь и с удивлением обнаружила своего соседа.

— Вы? — немало удивилась я, открывая дверь чуть шире.

— Здравствуйте, — несколько нервно кивнул мне сосед. Александр, кажется.

— Здравствуйте, — растерянно ответила, силясь понять, что ему от меня нужно. — Чем могу помочь?

— Понимаете, Алиса… Она… Короче, она снова убежала. Мои люди сейчас ищут ее по округе. А я подумал, что она может быть у Вас, или Вы ее видели, — переминаясь с ноги на ногу, немного путано ответил он.

— Как давно она пропала? — заволновалась я, открыв дверь шире и пропустив мужчину внутрь.

— Час-полтора назад, — тяжело вздохнул он. Было сразу видно, что отец переживает за дочь.

— Увы. Я с самого утра была в городе. Вернулась минут десять назад, — с сожалением пожала плечами.

— Что же, — поник он, — извините за беспокойство. Если вдруг что-то узнаете, дайте знать, пожалуйста.

Я с готовностью кивнула. Уже на пороге задала вопрос:

— Что планируете делать? Быть может, нужно звонить в полицию и спасательную службу?

— Я уже подключил нужных людей. Буду надеяться, что обойдется без полиции. Сейчас мне не остается ничего, кроме как попытаться искать самому, чтобы не сидеть дома и не сходить с ума в ожидании.

Долго не думая, я обула легкие балетки и вышла на крыльцо вместе с мужчиной.

— Я с вами, — категорически заявила я ему.

— Зачем? — удивился Александр.

— Чтобы не сходить с ума в ожидании, — нервно хохотнула я, чувствуя, как в груди разрастается непривычное чувство, похожее на беспокойство.

                                                ***

Александр при мне повторно обзвонил всех знакомых, у кого предположительно могла оказаться девочка. Никто ее не видел, но обещали сразу перезвонить, если что-то узнают. Друзей у Алисы не оказалось. Сосед несколько сконфуженно ответил, что живут они здесь не так давно, друзьями как таковыми обзавестись не успели. Ко всему прочему семьи здесь живут зажиточные и все больше обособленно, так что бегающую ребятню по улице, как в моем детстве, сейчас не встретишь. Мда… Я бы на месте девочки тоже взвыла: несколько лет находиться только на территории дома, без сверстников — та еще пытка. По себе знаю. Из слов мужчины я поняла, что он очень много времени уделяет работе (что не удивительно, судя по тому, сколько у него денег), и для дочери, увы, его остается категорически мало.

— Я понимаю, что поступаю неправильно, — со вздохом, печально заметил он, в который раз кидая взгляд на молчаливый смартфон. — Дочери я нужен, и мне это прекрасно известно. Ей плохо без моего внимания. Так что такие побеги были делом времени. Правда я ожидал, что это будет несколько позже. Примерно в четырнадцать, — горько усмехнулся сосед, взъерошив волосы.

— Не корите себя так, — попыталась я его успокоить.

Только «соплей» мне сейчас не хватало. Похвально, конечно, что он понимает, как девочке необходимо внимание родителей. Плохо то, что при всем его понимании он ничего не сделал, чтобы этих побегов избежать. Да и у меня есть подозрения, что не только его вечная работа стала причиной…

— Ведь у Алисы есть мать.

— Мы с матерью Алисы развелись три года назад, — сообщили мне новость, от которой я выпала в некоторый осадок. Я-то была уверена, что мать Алисы как раз та, что забрала у меня девочку в прошлый раз.

— Простите… А та девушка, что забирала у меня Алису, такая красивая, высокая и темноволосая, разве не ваша жена?

— Можешь обращаться ко мне на «ты», — улыбнулся он мимолетно. — Нет, Кристина — моя невеста. Алиса не ее дочь.

— Мачеха, значит, — кивнула я. — И как они между собой ладят? — спросила я, прежде чем смогла остановиться, вспомнив, что это не мое дело. Но перед глазами всплыла картина, как та девушка встретила Алису, и как девочка сжалась от ее крика. Сейчас, зная, что они не дочь с матерью, все смотрится несколько иначе.

Александр замялся и чуть ускорил шаг, оглядываясь вокруг, в надежде обнаружить дочь. Сейчас мы шли привычным маршрутом, где девочка предпочитала гулять. Детскую площадку мы успели обыскать вдоль и поперек, на пост охраны не пошли, хоть я и предлагала. Сосед сообщил, что его люди у охраны поселка уже бывали. Мы направлялись в сторону пляжа.

— После развода с женой я стал понимать, что девочке необходимо женское общество. Я не мог  как должно воспитать дочь, если не в силу мужской принадлежности, то хотя бы из-за работы. Нанимал нянек, но Алиса их не воспринимала всерьез, и они у нас не задерживались. Поэтому я принял решение жениться, чтобы у Алисы была мать.

Я еле удержалась, чтобы не присвистнуть от мужской логики. Никаких компромиссов. Девочке нужно внимание и любовь — вот тебе нянька. Не нравится нянька — держи мачеху. И все. Проблема решена. Герой!

— Я не спрашивала причины, почему ты решил жениться, — как можно аккуратнее заметила я. — Это дело сугубо твое и твоей невесты. Я спросила, как они ладят между собой. Одно то, что няни у вас в семье не задерживались, дает понять, что девочка могла и потенциальную маму принять в штыки.

Саша помолчал, будто задумываясь над моими словами.

— Прежде мне казалось, что Алиса не воспринимает нянек из-за их возраста. Можешь считать меня странным, но я думаю, что хорошая няня может быть только в возрасте. Поэтому решил найти жену. Кристина показалась мне подходящей. Она знала о том, что у меня есть дочь и против ничего не имела. Поначалу мне казалось, что все хорошо. Алиска хоть и без восторга, но смирилась с тем, что Кристина живет с нами. Напряжение между ними есть, но до откровенных конфликтов никогда не доходило. Во всяком случае мне о таком не известно. Я надеялся, что это дело времени, потом они привыкнут и смогут подружиться.

Я не удержалась и фыркнула. Поймав на себе взгляд, отвернулась.

— Осуждаешь?

— Нет, — пожала я плечами. — Это твоя семья и тебе лучше знать, что с ней делать. Это не мое дело.

Поражают же меня его прагматические взгляды на жизнь. Решил, что не в состоянии дать дочери необходимое внимание — ок, нужна нянька. Нянька не прижилась — не беда, найду жену. И не важно, что сама жена ему как таковая не нужна, а дочери не нужно суррогатное внимание. В конечном итоге страдают все. Дочь от того, что ей навязывают чужое общество. Недовольная и капризная красавица от того, что вместо роли жены богатого красавца ей приходится возиться с его непослушной дочерью. И сам отец, как итог, страдает от ежедневных упреков и скандалов невесты (которые мне слышны даже в моем дворе) и от побегов маленькой дочери.

Из своего личного опыта я могу назвать несколько семей, в которых, несмотря на неполный состав, все-же выросли любящие, вполне самостоятельные и полноценные дети. Матери с легкостью растят сына без отца. Отцы приспосабливаются и воспитывают прекрасных дочерей. Другое дело — во внимании. Если ты не желаешь уделять своему ребенку достаточно внимания и любви, то хоть десять жен себе найди, лучше от этого не станет. Но это мое личное мнение. С ним могут не согласиться. Я даже знаю, кто это сделает.

Он хотел что-то сказать, но я перебила, не желая разводить демагогию на тему правильного воспитания.

— Кстати, как Алисе вообще удалось сбежать из дома? У Вас же неприступная крепость, а не дом. Причем с охраной.

— Благодаря дереву, что растет на границе с живой изгородью на задней стороне участка.

Я подняла брови. Если он сейчас скажет, что она пробралась через нору в корнях дерева, следуя за белым кроликом, пожалуй, я стану биться в истерике с просьбой выпустить меня из этого места обратно в город — от греха подальше. Уж больно много совпадений.

В церковь, что ли, сходить?

— Ветки довольно низко растут. По ним она взобралась на дерево и по изгороди смогла спуститься с обратной стороны.

Я выдохнула с облегчением.

— Я распорядился, чтобы позвонили в службу и спилили нижние ветки, но они не успели. Чертовка сбежала раньше.

— На пляже ее нет, — констатировала я через несколько минут. За это время ему несколько раз звонили, докладывали об успехах, которых не было, чем повергли нас с соседом в пучину депрессии. — Есть еще места, где она любит бывать?

— Причал рядом с твоим участком, — пожал он плечами. — Но там я смотрел, прежде чем идти к тебе.

— Вариантов все равно больше нет, давай еще раз посмотрим. Все равно недалеко, — вздохнула я. Саша безразлично мотнул головой.

Поиски ничего не дали. Ничто не указывало на то, что девочка тут была. Но я старалась не отчаиваться.

— Это бесполезно, — вздохнул сосед и сжал кулаки. — Нужно было сразу вызывать кинологов, а не терять время зря.

Ничего против я ответить не смогла, так как была с ним согласна. Сосед сделал звонок и кивнул мне.

— Нужно выбираться отсюда, — и повернулся в ту сторону, откуда мы пришли.

Эта тропа вела в обход моего участка, заставляя делать большой крюк. Мои ноги и природная лень были с этим категорически не согласны.

Хоть и не хотелось открывать тайну моей «потайной двери», но лишние сотни метров, которые придется преодолеть, идя в обход, поставили точку в моих внутренних метаниях. Я окликнула мужчину и позвала за собой, приближаясь к забору, на котором частыми шапками висели лозы винограда. За одной из них и пряталась неприметная дверца, которую непосвященный ни в жизнь не отыщет. Вот и сейчас под удивленным взглядом соседа я просунула руку сквозь листья в поисках небольшого замка, но неожиданно дверца открылась сама, просто от прикосновения, а я отлично помню, что дверь закрывала плотно.

Я удивленно моргнула и перевела взгляд на озадаченного Александра.

— Что такое? — нахмурился он.

— Иди за мной. Кажется, кинологи не понадобятся, — хмыкнула я, понимая, кто кроме меня мог знать про эту дверь.

Как я и подозревала, во фруктовом саду за домом, в гамаке между двух яблонь покачивалась спящая фигурка. Саша метнулся к ней и сжал в объятиях сонное тельце.

Из тех объятий послышалось хриплое после сна:

— Папа?

                                                 ***

— Папа, — потирая глазик кулачком, позвала она. — А что ты тут делаешь?

— Лиска, лучше ты мне ответь, что здесь делаешь? — потребовал он, стараясь говорить спокойнее. Но недавний страх за дочь сказывался и сейчас выливался на одну несмышленую головку пока еще контролируемым гневом.

— Сплю, — дала очевидный ответ малышка, а я поняла, что отец сейчас взорвется.

— Алиса, как ты здесь очутилась? — быстро спросила я, разряжая обстановку.

— Русалка! — восхитилась она, заметив меня. Я тяжело вздохнула. — Папа, ты уже познакомился с Мариной? Правда, она красивая? Она тебе нравится? А можно она будет жить с нами?

Я чуть не подавилась, мысленно представляя себя котенком — маленьким, блохастым, худющим и дрожащим, — которого добрая девочка трогательно прижимает к груди и слезно умоляет родителя оставить несчастную животинку. Мяу.

— Она сказала, что ее рыбы обижают. Ты же говорил, что обижать других — не хорошо! А рыбы могут разговаривать? А… — со скоростью автоматной очереди завалила она вопросами растерявшегося отца.

Он с трудом призвал свое чадо к порядку, заставив ответить на вопрос:

— Ты почему опять сбежала, Лиса?

Девочка насупилась и надула губы.

— Я не сбегала! — воскликнула малышка с возмущением. — Я сказала Кристине, что иду в гости к русалке.

Я подавила стон. На месте Кристины я бы тоже не приняла слова девочки всерьез. Хотя, вру — с моими мрачными взглядами на жизнь я бы подумала буквально. В том смысле, что они довели ребенка до желания утопиться в среде естественного обитания этих самых русалок.

— Ты через забор по дереву спустилась. Так сбегают, — возмутился отец, не допуская той мысли, что передай его невеста слова ребенка, не пришлось бы так долго искать.

— А как иначе?! — вдруг заплакала она. — Я просила, чтобы меня отпустили в гости к русалке, но Кристина сказала, чтобы я не отвлекала ее всякой ерундой, — пожаловалась золотоволосая «обиженка». — Мне скучно! Тебя дома как всегда нет…

При этих словах я увидела проблеск вины в лице мужчины.

— С Кристиной я играть не хочу, она противная, — добавила она, подтверждая версию о «натянутых» отношениях между девочкой и будущей «мамой». Мы с мужчиной переглянулись. — А дядя Миша сказал, что он на работе и ему играть со мной не положено.

— Лиса, но ведь это не повод убегать, — вздохнул Александр, придерживая всхлипывающую девочку за плечики. — Прости меня, — прижал он ее к себе порывисто. — Я больше не оставлю тебя одну. Хочешь этого?

— Правда-правда? — с восторгом шмыгнула она носом и посмотрела в лицо отцу.

— Да. И на работу со мной ездить будешь, — усмехнулся он.

— Нет! На работу не хочу, — запротестовала она, вырвалась из объятий мужчины, проворно спрыгнула на землю и, шустро добежав, обняла меня, смущенную и удивленную, за ноги. — Так еще хуже, чем дома.

С этим я, пожалуй, соглашусь: на работе — не радостно. Меня тоже всегда угнетала моя работа, и я старалась делать ее, как можно быстрее, чтобы не растягивать «серые будни».

— Я хочу с Мариной быть! Она добрая и хорошая, — заявила она громко, чем привела меня в шок.

Еще несколько недель назад меня бы такой точно никто не назвал. На работе все коллеги старались меня лишний раз не трогать, чтобы не нарваться. Казалось, даже случайные прохожие обходят меня стороной, ассоциируя мое выражение лица с признаками нескольких психических расстройств или известными маньяками. Видимо, отпуск благоприятно на меня влияет.

Увидев растерянность мужчины, я обреченно вздохнула.

— Идемте в дом, — сказала я, отмахиваясь от главного кусачего «минуса» проживания рядом с рекой. — Идемте, пока нас совсем не съели, хоть чай попьем, — предложила я, отвечая радостной улыбке малышки.

Чувствую, мне нужен ромашковый.

                                                ***

После воспитательной беседы Александр ушел в другую комнату, чтобы созвониться со своими людьми, а мы с Алисой расположились на кухне.

Поставила чайник на плиту и стала сервировать стол. Поймала заинтересованный взгляд малышки на вазочке с моим любимым овсяным печеньем.

— Ты, может, есть хочешь? — озадачилась я, вдруг подумав, что вероятно она давненько не ела, если учесть, что уже поздний вечер.

— Хочу, — кивнула она с готовностью, не размениваясь на лишнюю скромность.

Тут, признаться, я растерялась. Что можно приготовить ребенку? Что они вообще едят? Я толком незнакома с рационом детей, имею лишь приблизительные знания о необходимости различных каш, которыми меня закармливала бабушка, обещая, что вырасту размером с баобаб. Почесала макушку и полезла с инспекцией в холодильник и ящики стола. До этого момента я как-то не озадачивалась своим питанием. Много ли мне нужно одной? С трудом припомнила, чем питалась эти дни. Выходило, что у меня была строгая диета из яиц и овсянки. Иногда отваривала гречку с курицей.

Отыскала забытую упаковку макарон. Сойдет.

— Ты ешь макароны? — поинтересовалась я у девчушки. Та кивнула, сидя на стуле и задорно болтая ногами.

Так, с гарниром определились. Однако есть пустые макароны как-то тоскливо. В холодильнике отыскала охлажденную курицу — то, что нужно. Помимо нее, с удивлением обнаружила брокколи. А это здесь откуда? Видимо, при переезде я на радостях покупала все, что попадалось, не задумываясь, нужно мне это или нет.

На глаза попался сыр и молоко. Что же, с блюдом определились.

Вернулся Александр, почему-то вместе с Михаилом, и застал нас с его дочерью за кипучей деятельностью. Я нарезала филе курицы кубиками, солила воду в кастрюльке и параллельно проговаривала каждое свое действие по требованию маленькой почемучки. Сама девочка без дела не осталась и с энтузиазмом ломала спагетти надвое: я решила, что так ребенку будет удобнее есть.

— Что тут происходит? — послышался удивленный голос соседа.

— Марина учит меня готовить, — важно пояснила малышка, ответственно расправляясь с макаронными изделиями. — А я ей помогаю.

— Зачем? — не понял Михаил, с улыбкой поздоровавшись со мной.

— Потому что я хочу кушать. Это же очевидно, — фыркнула маленькая зазнайка, чем вызвала у меня улыбку.

Александр попытался возмутиться, мол, неудобно меня утруждать и так далее, но я и слушать не стала.

— Мне нетрудно, — улыбнулась я, думая, что и мне не мешало бы разнообразить свое меню, а то на яйцах и овсянке долго не проживешь. Готовить для себя одной мне лень, а тут такой повод! К тому же блюдо простое до смешного. — Ты, я так понимаю, тоже голодный. Да и Миша, надеюсь, не откажется. Поужинайте со мной, если не спешите. Все равно уже готовится, — указала я на очевидное, помешивая макароны, чтобы не слиплись. Курица тоже уже подрумянилась, можно и брокколи добавлять.

— Тогда давай и я помогу, — улыбнулся в ответ мужчина после того, как его с потрохами выдал жалобный шум голодного желудка.

Александру я поручила ответственное дело: натереть сыр. С ним он блестяще справился, всего лишь дважды чуть не оставшись без пальца. А Мишка накрывал на стол. Через пятнадцать минут мы уже с аппетитом ужинали. Обстановка была веселая и непринужденная, что удивительно, так как с людьми я обычно сходилась с трудом. Вероятно, причиной стало одно непоседливое чудо, которое умудрялось делать несколько вещей сразу: и есть, и разговаривать и требовать добавки, и приставать к мужчинам.

Я для себя отметила, что эти трое очень близки. Саша и Миша общаются скорее как друзья, нежели начальник и подчиненный, а Алиса с Мишей — практически как настоящие дядя и племянница. Было видно, что охранник очень тепло относится к девчонке.

После чая с печеньем гости все же решили меня покинуть. Мишка похвалил мои кулинарные способности, несколько раз отвешивал лестные комплименты моей внешности, после чего подхватил сонную девчушку на руки и отчалил. Александр помедлил на крыльце.

— Спасибо тебе большое, — поблагодарил он. — Ты очень мне сегодня помогла. Хоть и не должна была.

— Если ты мне сейчас деньги совать начнешь, я тебя пну, — предупредила я с насмешкой. Он криво усмехнулся.

— В таком случае мне ничего не остается, как пригласить тебя завтра на шашлыки.

— Завтра же будний день. Разве ты не должен работать? — нахмурилась я, почесав нос и посмотрев на небо. Уже звезды видны. Хорошо, что мне завтра не нужно на работу. Терпеть не могу вставать с утра.

— Алиса права. Я слишком много времени уделял работе, совсем забыв о семье. Для себя я решил это недоразумение исправить. Теперь постараюсь чаще появляться дома и бывать с дочерью. С завтрашнего дня, пожалуй, и начну.

— Я рада, что ты пришел к этому решению. Девочке тебя действительно не хватало, — улыбнулась я и посмотрела ему в лицо.

Печально, когда дети живут без родных. Сироты при живых родителях. Мне повезло: у меня хоть бабушка с дедушкой были. А вот моей новой знакомой — не очень. Вместо этого ей навязывали гувернанток и ненужных мачех.

Я заметила, что молчание затягивается, а смотрим мы друг на друга слишком долго.

— Да. — Он отвел взгляд. — Вновь испытать сегодняшнее беспокойство я не хочу, — он прочистил горло и бросил на меня взгляд. — Так что, тебя ждать завтра?

— Конечно, — фыркнула я и не смогла сдержать ехидства. — Когда еще я смогу поесть настоящего мяса?

***

Глава 3

В гости к соседям я заявилась отнюдь не в радостном расположении духа. Как назло, день начался с огромной подлости — меня разбудили. Звонили с работы. Во время недолгого, малоприятного разговора, которым меня хотели выманить и заставить трудиться раньше окончания моего отпуска, я с некоторым трудом отстояла законный отдых и попросила не беспокоить без особой надобности.

Естественно, вновь уснуть не получилось. Чертыхаясь себе под нос, я спалила яичницу, проворонила кофе в турке и после этого минут десять оттирала пригоревшее пятно от конфорки. Ко всему прочему обнаружила, что запасы еды заканчиваются. С тяжким вздохом отправилась собираться в магазин. Против обыкновения, машину решила не брать, вспоминая, сколько в этом мороки: открыть гараж, ворота, выехать; закрыть гараж, ворота. А по приезде повторить манипуляции. Да и супермаркет не так далеко, чтобы нельзя было обойтись без машины.

На глаза попался старенький велосипед, на раме которого я каталась еще в детстве. Он обнаружился при ревизии старого сарая. Правда, я на нем лет пятнадцать не каталась. Но не беда! Вспомнилось, как мне говорили, что умение ездить на велосипеде не забывается. Это была моя ошибка, которая стоила мне порванных джинс, содранной коленки и отбитого копчика.

Проявляя завидное упорство и отплевываясь от песка, я все же приноровилась к непривычной езде и без еще больших приключений добралась до магазина. Разумно предположив, что на мою рухлядь позарится только очень больной коллекционер древностей, я без опасений оставила транспортное средство на парковке перед магазином.

Чумазая и местами потрепанная, со следами недавнего воссоединения с землей нашей русской, я производила впечатление не только на покупателей, но и на более приземленных продавцов. Уже у кассы, стараясь не замечать направленные на меня взгляды, я услышала голос из динамика, который убедительно просил владельца велосипеда подойти на стоянку. Понимая, что ничем хорошим для меня это не обернется, я сложила в рюкзак нехитрые покупки и с тяжелым вздохом поплелась в указанном направлении.

Как и предполагалось, ждала меня нерадостная картина: на моем несчастном, побитым жизнью, временем и сегодня, немного, мной, велотранспорте, одним колесом стоял дорогой внедорожник, не оставляя моему двухколесному другу и шанса на жизнь и восстановление. Велосипед было искренне жаль, но не так, как мои нервные клетки. Поэтому, когда ко мне подошел владелец внедорожника, я, не слушая его оправдания (спасибо, что не наезды), попросила, вместо извинений, оттащить покореженный велосипед на ближайшую помойку. Под недоуменный взгляд мужчины я развернулась и потопала в направлении дома. Путь не то чтобы близкий (все же это был единственный супермаркет на весь поселок, а я живу на окраине), но терпимый. Прикинув свои возможности, решила, что минут за пятнадцать-двадцать должна добраться. Печалила только разбитая коленка, которая при каждом шаге нещадно саднила. Если бы не она, быть может, добралась куда быстрее.

Минут через пять возле меня затормозил автомобиль, и меня окликнули:

— Девушка, давайте я Вас подвезу.

Я повернула голову и обнаружила, что говорит «убийца» моего велосипеда. Сначала хотела послать его подальше, но вовремя вспомнила, что отказываться не в моих интересах. Солнце жарит, коленка болит, и копчик о себе напоминает. А путь еще не близкий, ага.

Молча подошла к автомобилю и с трудом вскарабкалась на заднее сиденье. Я устало назвала адрес и отвернулась к окну, полностью сосредоточившись на дороге. Водитель неожиданно затормозил и обернулся. Я выразительно выгнула бровь.

— Маринка? — словно не веря, спросил он, чем заставил приглядеться к нему получше. Пригляделась, и чуть было не застонала. Что ж за день-то сегодня такой?

— Здравствуй, Гриша, — обреченно кивнула я, понимая, что сбежать от него вряд ли получится.

— Марина, правда, ты?! — воскликнул он, и, слава богу, вновь завел машину. — Сколько лет прошло! А ты, как прежде, красавица. Совсем не изменилась!

— Ты тоже, — несколько тоскливо ответила я. Только я не внешность имела в виду, она-то как раз претерпела кардинальные изменения, а вот характер, кажется, остался прежним.

Гришку я помню хилым, вертлявым коротышкой, с копной непокорных, кудрявых, рыжих волос. Сейчас на месте того мальчишки сидел солидный парень, высокий, широкоплечий, немного склонный к полноте, в хорошем костюме и не менее хорошем автомобиле. Волосы он стриг коротко, лицо лишилось своей конопатости, но задорный огонек в глазах так и не потух.

В детстве мы с Гришкой крепко дружили, несмотря на заметную разницу в возрасте. Он был мне как старший брат. Он отвечал взаимностью. Все бы хорошо, вот только по его милости мы вечно влипали в различные неприятности. Большинство шрамов из детства у меня появилось по его милости. Гришке вечно не сиделось на месте, ему постоянно нужно было влезть в самые неприятности, и меня, естественно, он всюду таскал с собой. Таким образом, он уговорил меня воровать у соседей яблоки, перебравшись через забор. Увы, гнилой забор не выдержал нашего веса. Как итог, Гришка с разбитой коленкой, а я с порванной подмышкой, на которой умудрилась повиснуть, — и провисела так до прихода взрослых. Помимо уже полученной раны, я получила по первое число от бабушки с дедушкой за попытку воровства.

Другой эпизод: он предложил поиграть на территории старого гаражного кооператива. К сожалению, мы не учли, что там могут обитать бродячие собаки с потомством. Защищая это самое потомство, меня пребольно цапнули за мое непоседливое мягкое место. Правда Гришке досталось и того больше, так как он, оттаскивая за хвост вцепившуюся в меня собаку, неосторожно отобрал все внимание мохнатой матери-героини. Помню, ему тогда даже швы на руку накладывали, и он проходил с перевязанной рукой до конца лета.

А еще он учил меня кататься на двухколесном велосипеде. На том самом, кстати, который он сегодня переехал. Просто в моем распоряжении на тот момент был только трехколесный, а двухколесный — у дедушки. Гришка почему-то был уверен, что лучший способ научиться кататься на велосипеде — скатиться на нем с холма. Стоит ли говорить, что доехала я до первой же кочки, впоследствии оказавшись в кювете, — накрытая несчастным велосипедом? Тогда я здорово ушиблась головой. Даже сознание потеряла. Гришка так испугался, что тащил меня на руках почти километр до моего дома, обливаясь горючими слезами страха за мою тушку.

Были еще моменты, о которых и грустно и весело вспоминать, но именно тот эпизод стал последней каплей для моего дедушки. Он категорично запретил мне общаться с Гришкой, что в тот момент показалось мне катастрофой.

Мы с моим другой приняли решение продолжать общаться, но тайно. У нас, как мне казалось, это хорошо получалось. Уже после я поняла, что конспираторы из нас были никудышные, а на нашу дружбу родные просто смотрели сквозь пальцы.

Годы шли, а Гришка не менялся. Вот только проказы становились серьезнее. И в какой-то момент я поняла, что давно уже не одобряю увлечения друга, но, сколько ни пыталась, отговорить его не могла. На этом фоне мы стали часто ссорится, общались все хуже и хуже. А после родители прекратили привозить меня на лето к бабушке с дедушкой, и мы совсем перестали видеться с Гришей.

И вот, спустя много лет мы вновь встретились. А мне теперь думай, во что эта встреча выльется.

— Ты как тут оказалась? После смерти твоих бабушки с дедушкой дом пустовал и был заброшен. Я узнавал. Неужели решила вернуться?

— Да, — кивнула я неохотно. — Я хочу здесь жить. Сделала ремонт, восстановила дом. А ты все так же живешь здесь? — с затаенной надеждой на обратное спросила я.

— Нет, — улыбнулся он. — Что ты! Я в городе живу. У меня семья уже давно. Жена-красавица и два прелестных мальчугана, — похвалился он, а я перевела дух и порадовалась за бывшего друга.

Несмотря на свою безалаберность, пареньком он был добрым и хорошим. Интересно посмотреть на его жену. Должно быть, очень терпеливая женщина.

— Я родителей приехал проведать. Помнишь их?

— Конечно, — улыбнулась я. — Как Мария Степановна и Павел Петрович? Здоровы?

— Здоровы! — протянул он задорно. — Что им сделается?

— Это хорошо, — кивнула я с улыбкой. — Я рада за тебя, честно, — искренне заверила я.

— Что мы все обо мне? — возмутился он, сворачивая на мою улицу. — Сама-то ты как?

— Нормально, — пожала я плечами. — Живу, работаю. Сейчас в отпуске. Переехала, вот. Семьей, увы, не обзавелась. С моей работой это сделать трудно.

— Да, я слышал, — кивнул он. — Как тебя угораздило? Родители заставили?

— А кто же еще? — вздохнула я, вспоминая, сколько скандалов у меня было на эту тему.

Я хотела стать музыкантом, в училище мне пророчили большое будущее со скрипкой. Но нет. Родители настояли, чтобы я заканчивала высшую школу бизнеса и изучала языки. Теперь работаю в крупной компании и лишь изредка с грустью беру в руки скрипку.

— Не унывай, — в привычной для себя манере легкомысленно махнул он рукой. — Найдешь ты еще свое счастье.

Я кивнула, не желая разговаривать на эту тему.

— Слушай, Маринка, нам нужно как-нибудь встретиться! Поговорить. Столько лет прошло! Я и с семьей тебя познакомлю. Мальчишки тебе понравятся. Мои копии, веришь?

— Верю, — с ужасом кивнула я, очень надеясь, что он имеет в виду внешность. Иначе я не завидую их несчастной матери. Одного Гришку вытерпеть трудно, а тут целых три шалопая в доме. Они йод и зеленку, наверное, канистрами закупают, а в травмпункте у них уже абонемент.

Мы обменялись телефонами, Гришка еще раз заверил меня, как раскаивается в том, что сотворил с несчастным велосипедом, и потребовал, чтобы на выходных мы встретились.

Уже дома я обработала колено, с горечью осознавая, что юбки и шорты мне в ближайшее время противопоказаны.

Я уже было хотела позвонить соседу, сообщить, что не приду, но неожиданно он сам дал о себе знать. С его номера пришла смс.

«Приходи скорее, я уже скучаю», — значилось в послании, от которого у меня глаза на лоб полезли. Ничего себе, какой он быстрый! И это при наличии в доме невесты! Вот кобель!

Не успела я как следует возмутиться и написать нахалу все, что думаю о его моральных качествах, как смартфон пиликнул, сообщая о новом сообщении: «Это Алиса».

Я вздохнула свободнее, засмеявшись от своей глупости. Надо же такое подумать, будто я могу быть ему интересна! Пусть меня сегодня Гришка заверял, будто я красавица, да и сама я себя считала далеко не уродиной, но на фоне модели Кристины я выгляжу… обычно. Я бы сказала — блекло. Где я, и где вкусы Александра? Но я не унывала. Роман с соседом в мои планы точно не входил. С таким свяжись и проблем не оберешься. Тем более что в случае неудачного исхода я переезжать вновь не захочу и придется очень часто чувствовать неловкость при встрече с Сашей. Нет уж. Спасибо.

Ладно, делать нечего, нужно собираться. Не могу же я проигнорировать просьбу девочки.

                                                ***

Меня встретил Миша. Интересно, у него вообще выходные бывают?

— Замечательно выглядишь, — с улыбкой заметил он, оглядывая мой светлый топ, укороченные брючки и туфли на небольшом каблучке, — и повел в глубь участка за дом.

— Спасибо, — улыбнулась я, довольная комплиментом.

Как и любая женщина, я люблю комплименты. Особенно искренние. Мужчинам вроде бы и пустяк, а нам, женщинам, приятно. Увы, большинство мужчин забывают об этом. Несмотря на свою, казалось бы, располагающую к комплиментам внешность, похвалу я слышу нечасто. И это при том, что работаю преимущественно в мужском коллективе. Мишка же отвешивал комплименты от души и щедро, чем нравился мне все больше и больше.

— Алиска тобой все уши прожужжала, — пожаловался он. — Кажется, ты стала ее кумиром.

— Ты преувеличиваешь, — фыркнула я. Меньше всего в своей жизни я хотела стать чьим бы то ни было кумиром. По-моему мнению, равняться на такую, как я, не стоит. Особенно, маленькой девочке.

— Можешь мне не верить, — пожал он плечами, задумчиво смотря на меня. — Только факт остается фактом. Ты первая на моей памяти, кого малявка приняла. Она плохо сходится с людьми, не приняла ни одну няньку, невест отца тоже, мягко говоря, не любит. А ты ей понравилась. Это удивительно.

— Ты на что-то намекаешь? — нахмурилась я, подозрительно посмотрев на таинственно улыбающегося Мишу. Ответ услышать не смогла, так как из-за поворота на меня налетел маленький золотоволосый ураганчик, чуть было не сбивший с ног.

— Ты пришла! — взвизгнула она, обнимая меня за талию.

В душе против воли шевельнулось непривычное чувство, похожее на нежность. У меня. По отношению к чужому ребенку. Что со мной происходит вообще?

— Идем скорее, я покажу тебе мой дом. А там папа уже мясо жарит. Папа очень вкусное мясо готовит. Но твои макароны тоже были очень вкусные, — быстро тараторила она, ведя меня за руку на задний двор.

— Паста, — машинально поправила я, мысленно представляя, как некий итальянец сейчас поперхнулся от моего громкого и кощунственного заявления.

Глазам моим открылся ухоженный дворик с аккуратно постриженным газоном, высокими туями, округлой беседкой из кованого металла, расположенная в некотором отдалении и выполненная в том же стиле, не менее ажурная мангальная зона. Александра я заприметила сразу, и его внешний вид меня немного удивил. Было непривычно видеть его в потертых джинсовых шортах и простой футболке. В наши немногочисленные встречи я видела его исключительно в деловом обличье. Даже вчерашние поиски он проводил в офисном костюме, так как о пропаже ему сообщили, когда он был на работе.

— Это и есть та «русалка», из-за которой у меня были проблемы? — услышала я напряженный голос.

Говорила Кристина. Она, стоя на ступеньках беседки, сложив руки на груди, внимательно меня осматривала, чуть прищурившись. Вся поза показывала крайнюю недоброжелательность.

— Простите? — выгнула я бровь, прямо смотря на нее. Не помню, чтобы доставляла ей проблемы. Обычно я помню, когда создаю окружающим неприятности. Часто это бывает умышленно, потому запамятовать подобное никак не могла. — Для начала, для Вас я не «русалка», а Марина Сергеевна. Во-вторых, обычно я, прежде чем доставлять кому-то неприятности, знакомлюсь с человеком. Для начала представьтесь, а потом уже выдвигайте претензии.

На лице красавицы показалась растерянность. Она явно не ожидала, что я посмею ей что-то ответить. Я понимала, что завожусь на пустом месте. Да и идти на открытый конфликт не хотелось. Просто день сегодня такой… неудачный.

Я почувствовала, как маленькая теплая ручка обхватила мои пальцы. Посмотрела на малышку и заметила победную улыбку на лице ребенка, направленную на будущую мачеху. Мда, совсем не тому я учу ребенка. Нужно следить за своим поведением, хотя бы в ее присутствии. Благо, подоспел Александр, который, видимо, слышал наш разговор.

— Марина, здравствуй. Рад, что все-таки пришла. Позволь представить, Кристина — моя невеста. Кристина, это Марина, наша новая соседка и вовсе не русалка, — он выразительно посмотрел на собирающуюся возразить дочь. Алиска надула губку и обиженно отвернулась, шагнув ближе ко мне. — Ты вовремя, — посмотрел он на меня. — Шашлык почти готов, можно уже садиться. Кристина, помоги, пожалуйста, нашей гостье расположиться, — обратился он к невесте. А мне послышалась в его просьбе какое-то напряжение. Видимо, он тоном призывал невесту не создавать конфликт.

— Кристина Олеговна, — не осталась она в долгу и гордо отвернулась, давая понять, чтобы я следовала за ней.

Мы с Алисой переглянулись и вошли в беседку, где уже был накрыт стол.

Шашлык действительно выдался на славу. Я даже спросила рецепт маринада. Поначалу разговор за столом не клеился из-за неловкости при первой встрече. Но после Кристина нехотя призналась, что жених отчитал ее за невнимательность. Мол, она не обратила внимания на слова Алисы, что та отправилась к русалке. Я ее понимала. Я бы тоже не придала словам ребенка значения, если бы он сказал, что пошел к эльфам, феям, гномам и т. д. Она даже извинилась за свою резкость.

После этого мы перешли на имена без отчеств, и обстановка была уже менее напряженной. С удивлением я отметила, что Кристина на несколько лет младше меня. Быть может, ее искусственные ресницы, неправдоподобно пухлые губы и вытатуированные брови создавали впечатление, что если она не старше меня, то точно ровесница. Еще не без гордости отметила, что всю ее красоту при желании можно смыть влажными салфетками, и останется блеклое нечто, на фоне которого я буду смотреться очень даже выигрышно. Знаю, мыслишки подленькие, но мою природную женскую «сучность» они очень радуют.

Ко всему прочему ее юность сильно сказывалась на общении. Хоть я признаю, что человек она далеко не плохой, но подругами мы станем вряд ли.

Алиска потребовала, чтобы ее посадили рядом со мной, и щедро, со всем гостеприимством и детской непосредственностью, накладывала мне в тарелку все, что, по ее мнению, я обязана попробовать, создавая в тарелке маленькую копию Эвереста. Особо она хвасталась огурцами и помидорами, которые ей разрешили самостоятельно нарезать. Я оглядела кривой и несоразмерно огромный кусочек огурца и не смогла сдержать улыбку, похвалив хозяюшку за старательность. От моей похвалы она возгордилась и счастливо улыбнулась.

Периодически я ловила на себе долгие взгляды хозяина дома, особенно, когда общалась с его дочерью. Мне они не нравились. Вообще не люблю, когда на меня пристально смотрят, а тут еще и совершенно неприлично! Хуже то, что его взгляды заметила не только я, но и Кристина, отчего ее настроение и начинающееся расположение ко мне резко улетучились.

— Марина, ты работаешь? — поинтересовалась невеста моего соседа, пока я помогала Алиске нарезать мясо на маленькие кусочки.

Сил моих больше не было смотреть, как бедный ребенок терзал кусок мяса размером в два ее кулака. Причем девочка стойко игнорировала просьбы отца выбрать кусочек поменьше, приготовленный специально для нее. Маленькая егоза заявила, что хочет, как взрослые. Со вздохом я пообещала есть с помощью ножа и вилки, если она согласится составить мне компанию. К всеобщему удивлению, Алиска согласилась. Нож я ей, естественно, не доверила, решив нарезать кусочки самостоятельно.

— Сейчас в отпуске, — не отрываясь от нарезания мяса, ответила я.

— Кем же трудишься? — с затаенным ехидством спросила она, словно ожидала, что моей специальностью будет кассир в супермаркете.

Я хотела честно ответить, но потом поняла, что моя должность и специфика компании ей ни о чем не скажет.

— Менеджер в торговой компании, — с легкостью обобщила я.

— Правда? Должно быть очень скучно, — посочувствовала она.

— Не без этого, — должна была я признать. Работа с бумагами (а в основном у меня именно такая) меня очень печалит. Душа требует действий под музыку скрипки, но приходится большую часть времени заполнять бумаги и сидеть за компьютером. Бывают, конечно, командировки, что радует. Огорчает то, что командировки имеют строгие временные рамки. Часто приходится из аэропорта ехать в офис компании, составлять договоры, после чего сразу же лететь обратно. Мой личный рекорд — две командировки в разные страны за день. И ночью я уже вернулась домой. О, как!

— Надеюсь, платят хорошо? Сейчас одинокой девушке так трудно прожить одной, — «посочувствовали» мне, демонстративно прижимаясь к плечу жениха. Я еле сдержала ироничную усмешку. Неужели она думает, что меня можно таким задеть? Да с моей работой, я сама змей могу кусать, и они будут дохнуть в страшных мучениях!

— Мне хватает, — заверила я.

Во всяком случае, желание искать спонсора, чтобы красиво жить, у меня еще ни разу не появлялось. За это, наверное, все же стоит сказать «спасибо» родителям, заставившим меня бросить музыку и работать в сфере бизнеса.

— А ты работаешь? — ответила я ей «любезностью».

Девушка брезгливо скривилась, будто я ее заподозрила в подработке проституцией.

— Конечно, нет! Я считаю, что работать должен мужчина.

— А что должна женщина? — вдруг заинтересованно спросила Алиска с набитым ртом.

Жуть! Кто вообще воспитывал этого ребенка?

— Алиса, сначала прожуй, а после говори. Некрасиво и невежливо говорить с набитым ртом, — заметила я, строго посмотрев на девочку.

Под моим взглядом она гулко сглотнула и виновато потупилась:

— Извини, я больше не буду.

В этот момент Александр замер с занесенным ко рту куском мяса и с выражением полного шока посмотрел на дочь.

— Женщина должна создавать уют в доме, чтобы мужчине было приятно возвращаться домой, — наставительно заметила Кристина, надменно на меня поглядывая, как барыня на крестьянку.

Я подавила смешок, представляя, как Кристина в переднике и в резиновых перчатках, с ведром наперевес, стоя на коленях, драит пол и ругается на прошедших, угрожая им мокрой тряпкой, со словами: «Куда по мытому?!». Судя по размерам дома, с колен она встает только для того, чтобы поменять воду и вновь браться за дело.

— И как же ты его создаешь? Вдруг я тоже решу бросить работу и выйти замуж? Нужно быть подготовленной. Наверное, трудно поддерживать такой большой дом в порядке? — не смогла я удержаться от вопроса.

Я понимаю, что уют создается не только посредством стерилизации дома. Моя бабушка могла создать этот уют из совершенно незначительных вещей. Например, запаха свежей выпечки с ароматным чаем. Или кружевные салфеточки, которые она щедро вязала и не отчаивалась бегать за мной с пряжей, дабы научить этому искусству. Еще уют был в цветастых занавесках, сквозь которые поутру, пробивалось яркое солнце, раскрашивая стены причудливым узором. Я всегда старалась встать пораньше, чтобы застать этот момент. Я помню, что рядом с бабушкой было уютно просто молча сидеть и вслушиваться в звуки ночи, как она любила делать перед сном, на лавочке перед домом.

От моего вопроса Кристина немного зависла, не ожидая, что я осмелюсь его задать. На нее посмотрели все, включая ее жениха, и она смутилась. Как я и предполагала, если Кристина на коленях и стоит, то вряд ли для мытья пола.

— А убирается у нас тетя Рита, — беззаботно «сдала» свою мачеху маленькая заноза.

— Наша домработница, — пояснил Александр, с усмешкой посмотрев на смущенную невесту.

— А в каких странах ты отдыхала? — так и не найдя ответа, перевела она тему. — Может, посоветуешь какой-нибудь курорт?

Вот интересно, чего она добивается? Пытается меня унизить, поставить на место, опустить в глазах Александра, чтобы выглядеть на фоне «нищенки» в моем лице более выигрышно? За что? За то, что, по ее мнению, могла понравиться ее жениху? Так это он на меня смотрит, а не наоборот. Пусть ему нервы треплет. Я-то тут причем? То ли ее юность сказывается, то ли стервозный характер. Но умом и тут и там не пахнет.

— Увы, не могу. Это первый отпуск за последние три года. И посвятила я его переезду. Когда теперь снова предвидится подобная удача, не знаю, — ответила я, понимая, что мои командировки, в которых море я вижу исключительно из окна самолета, не могут считаться отпуском на море.

— Какая жалость. А мы с Шуриком любим бывать на тропических курортах, — похвасталась она, отчего «Шурик» под моим взглядом поперхнулся. — Мы и неделю назад отправились в Таиланд, но любимому позвонили с работы, и нам пришлось вернуться, — обиженно добавила она, с укором глядя на жениха.

— Ты могла остаться там и вернуться, когда кончится путевка, — в свое оправдание ответил он, а я почувствовала что назревает ссора.

— С Алисой? — фыркнула она. — Я хотела отдыхать, а не быть нянькой, — оскорбилась девушка.

— Ты и здесь не сильно устаешь, как я посмотрю, — тихо добавил он, отчего красавица пошла пятнами. — В любом случае, давай обсудим это потом. У нас гости, — напомнил Александр, призывая невесту к порядку.

Та, в свою очередь, бросила со звоном вилку на тарелку, и быстрым шагом удалилась из беседки, позабыв даже попрощаться.

За столом была напряженная тишина. В неловкой ситуации я даже не знала, что сказать. И нужно ли вообще.

— Пожалуй, я пойду, — вздохнула я, поднимаясь. — У меня еще дела дома остались. Благодарю за угощение, все было очень вкусно.

Александр напряженно кивнул, понимая, что после этой сцены семейной ссоры, мое присутствие будет лишним.

— Нет, Марина, не уходи, — всполошилась Алиса, хватая меня за руку. — Побудь со мной еще немного, пожалуйста!

— Алиса, это неприлично, — возмутился Александр, отчего в глазах девочки появилась печаль.

— Александр, — обратилась я к нему, не желая, чтобы девочка грустила.

Вероятно, после моего ухода, жених и невеста станут выяснять отношения. Не хотелось бы, чтобы ребенок присутствовал при этом. По себе знаю, как неприятно ребенку от взрослых ссор. В свое время я их наслушалась на годы вперед, всеми силами желая оказаться в эти моменты у бабушки с дедушкой.

— Можешь называть меня Сашей, — великодушно разрешил он.

— Можно Алиса побудет некоторое время у меня? Если она, конечно, хочет, — продолжила я. В мыслях называть его «Сашей» было легче, чем в реальности.

— Ура! — взвизгнула она, подпрыгивая на месте. — Папа, можно? Скажи, что можно!

— Если Марину это не затруднит, — кивнул он и с благодарной улыбкой посмотрел на меня.

Не такой он и пропащий. Понимает, что ребенку при ссорах взрослых делать нечего.

— Возьмите с собой Михаила. Он поможет приглядывать за Лиской.

Я кивнула и, взяв радостную девочку за руку, вышла из беседки.

— Марин, — услышала я и обернулась. Саша стоял на выходе из беседки и смотрел нам вслед. — Спасибо, — поблагодарил он.

С мимолетной улыбкой я кивнула в ответ.

***

Глава 4

Я с трудом представляла, чем бы можно было занять ребенка. Номер с готовкой, как вчера, не проходил ввиду плотного обеда шашлыками. Игрушек у меня, естественно, не было, и быть не могло. Единственный велосипед из детства — и то профукала.

— Чем ее можно занять? — в панике поинтересовалась я у Михаила. Все же он ее лучше знает, следовательно, должен быть более сведущ в этом вопросе.

— Откуда мне знать? — тихо возмутился он. — Ты у нас нянька. Вот и дерзай, — усмехнулся он пакостно.

— Я не нянька, — запротестовала я.

— А кто? На то время, что ребенок с тобой, ты именно нянька. Сама подписалась.

Я злобно зыркнула на него и повернулась к Алисе, так как не нашла, что ответить.

Я призвала на помощь свою память, с трудом припоминая, чем любила заниматься в детстве, помимо попаданий во всякие передряги по вине Гришки. Из того, что вспомнила, выбрала, что безопасно. Получилось до печального мало. Не потащу же я ее яблоки воровать, верно? Хотя было весело… если не висеть подмышкой на заборе… Мда, педагог из меня никудышный.

Купаться ее тоже не потащишь в такой солнцепек, велосипеда я сегодня бездарно лишилась, и в лес не сходишь. В прятки тоже не рискнула предложить играть. Вчерашних поисков с меня хватило. В догонялки не вариант, так как последствия утреннего велопаркура все еще побаливают. В идеале, нужно что-то спокойное и не активное. Дела…

— Алиса, ты любишь рисовать? — отчаявшись хоть что-то придумать, поинтересовалась я. — Только у меня цветных карандашей и красок нет, — предупредила сразу.

На мое счастье, она согласилась. Около получаса мы самозабвенно разрисовывали листочки у меня в гостиной, пока Мишка нудел об отсутствии телевизора.

— На кой черт он мне? — недоумевала я. — У меня есть компьютер и волшебная вещь под названием «интернет». Все что захочу, могу посмотреть там.

— А новости? — пытался он подловить меня.

— Не интересуюсь, — фыркнула я.

Кстати о компьютере!

Мы предоставили строгому жюри в лице охранника свои работы карандашом. Моя розочка (которую я практиковала на полях тетради, обучаясь еще в школе) продула какому-то огурцу с глазами и макаронами на том, что предположительно было головой. Алиска с гордостью сообщила, что это мой портрет. Ну, в смысле — русалки. Пока я с вымученной улыбкой убеждала девочку в ее таланте и достоверности рисунка, граничащей с фотографией, за спиной у меня тихо стекал по стеночке Мишка, давясь смехом.

Она предложила нарисовать еще несколько моих портретов, но я поторопилась заинтересовать ее мультфильмами. Включила на ноутбуке мультик моего детства про ее обожаемую русалку и отправилась на кухню заваривать чай.

— Ты молодец, — услышала я и подняла голову. Облокотившись на дверной косяк, стоял Миша и смотрел на меня с улыбкой. — Впервые Алиска так спокойна с кем-то, кроме меня и ее отца. Считай, что у тебя талант.

— Приму за комплимент, — фыркнула, заглянув ему за спину, где с моего места была отлично видна малышка, сидящая с ногами на моем диване в гостиной.

— Не думала о карьере няни? У меня на работе есть вакансия. Платят хорошо. И тебе до работы недалеко, — хохотнул он и подмигнул.

— Спасибо, меня моя работа вполне устраивает, — заверила я. — Ты какой чай будешь? — спросила я, чтобы перевести тему.

— Что произошло у вас там? Почему так быстро разошлись? — спросил он через какое-то время, прихлебывая из кружки.

— Скажем так, Александра приревновала ко мне его невеста. Конец, — вздохнула я, поглядывая в гостиную. Малышку так увлек мультик, что она отказалась от чая с печеньями.

— Вот в чем дело, — усмехнулся он и на секунду отвел глаза. — Не принимай на свой счет. Кристина — девчонка не плохая. Просто характером не вышла, и возраст сказывается. Девочка хотела красивой жизни, чтобы жених ее носил на руках и выполнял все капризы, аки джин. А тут видишь, как получилось? Саныч на невесту откровенно забивает и всячески показывает, что та ему интересна скорее в плане няньки, нежели жены. И с капризами неувязочка. Джином Саныч становиться не собирается, хоть и в расходах невесту не ограничивает. Но ей, видимо, этого недостаточно. Хочется любви и ласки. Вот и бесится.

— Может, мне ее еще и пожалеть? — выгнула я бровь насмешливо.

— Жалеть не обязательно, но скидку на возраст сделать можно, — улыбнулся он. — Ко всему прочему, разве можно ее винить в ревности? Жених уделяет ей внимания столько же, сколько и болонке, а тут в соседях появляешься ты.

— А что я? — не поняла я связь между мной и проблемами соседей.

— Красавица, умница да еще фаворитка Алиски. Мало того, что девчонка тебя полюбила, что вообще за гранью реальности, так еще Саныч тебя в гости позвал. Хотя раньше не любил к себе домой вообще кого бы то ни было звать. Вот и получается, что поводы для ревности очень даже есть.

— Но он же в благодарность за помощь в поисках Алисы, — попыталась я оправдаться, не понимая, зачем вообще это делаю.

— Это не отменяет всего остального. Ты потрясающая девушка. И знаешь что?

— Что? — смутилась я.

— Учитывая все выше перечисленное, и конец моей рабочей смены, я приглашаю тебя завтра в кино, — подался он вперед, вроде бы улыбаясь, но смотрел напряженно, ожидая мой ответ.

Я прикинула все «за» и «против», и благосклонно кивнула. Отпуск у меня или нет?

                                                ***

В назначенное время я вышла из дома. Возле ворот уже стояла машина, а возле нее, облокотившись на капот, Михаил, курящий сигарету. Одет он был демократично: светлые брюки и футболка поло, отлично подчеркивающие его широкие тренированные плечи и узкие бедра. Идеально. Люблю пунктуальных мужчин. Особенно таких хорошеньких. Курение, конечно, порок, но не критичный. И не таких отучали.

При моем появлении Миша оживился и с восхищением окинул меня взглядом — от небрежной прически, сарафана и до туфелек на высоком каблуке. Да что уж, я и сама себе нравилась, даже очень! А я, поверьте, довольно самокритична. Сегодня я неподражаема.

Сигарета была небрежно отброшена в сторону, что мне, признаться, не понравилось, так как человек я чистоплотный, готовый пройти километр с фантиком в поисках урны. У каждого свои заскоки. У меня такие. И не только. Ну, да ладно.

Мишка рассыпался в комплиментах, поцеловал в щеку, словно старый приятель, галантно открыл мне дверь своей иномарки, помогая усесться в салон. Сел сам и с заднего сиденья достал мне букет роз. Я поблагодарила, прикидывая, что мне с ними делать. Если я их сейчас верну на место, не обидит ли это Мишу? Но и на коленях оставлять их неудобно, если учесть, что розы на длинном стебле. На свой страх и риск, предпочла первый вариант. Миша глянул на меня, но, вроде не обиделся и завел машину.

Через десять минут мы уже въезжали в город. Еще через пятнадцать зашли в здание кинотеатра. Мишка вновь помог мне выйти из машины и больше моей руки не отпускал, окидывая долгими взглядами с чисто мужской заинтересованностью.

Кино нас мало обрадовало. Вместо обычного просмотра мы с Михаилом не упускали возможности прокомментировать самые нелепые моменты, интенсивно заедая попкорном горечь разочарования в нынешнем кинематографе.

Из кино мы переместились в популярное кафе. Обстановка меня порадовала, как и сама кухня. Было вкусно и уютно. По ходу дела мы продолжали делиться впечатлениями от кино, не забывая перечислять свои любимые фильмы и то, что конкретно в них нравилось. Так я с удивлением узнала, что Миша поклонник советского кино. Особенно ему нравился «Москва слезам не верит». А любимый персонаж у него Гоша, он же Гога, он же Жора, он же Георгий. На мой удивленный вопрос, он ответил, что поддерживает позицию последнего, мол, женщина не должна зарабатывать больше мужчины. Я посмеялась, но к сведению приняла.

— Скажи, как давно ты работаешь у Александра?

— Да считай, как Алиска родилась. Почти шесть лет уже. А что? — смакуя пирожное, ответил он.

— Просто мне показалось, что вы скорее друзья, чем начальник и подчиненный.

— Это да. Друзьями нас назвать, конечно, трудно. Ни он, ни я не решились бы делиться проблемами друг с другом. Но отношения приятельские, — он вздохнул и продолжил. — Это из-за Алиски. Прежде я просто был главный по смене. С боссом общался, но больше как подчиненный. А потом Саныч развелся со своей первой женой. Она укатила за границу в поисках новой семьи и лучшей жизни, мотивируя тем, что муж много работает и не уделяет ей достаточно времени. Но Саныч человек деловой, сама понимаешь. Откуда у него время? После ухода жены он вообще как с цепи сорвался. Видимо, все же любил ее и уход любимой считал предательством. Поэтому с головой ушел в работу, дома появляясь раз в несколько дней. Хуже всего то, что Алиска осталась одна. Саныч, конечно, завалил ее подарками, и нянек приводил, чуть ли не по три штуки в неделю, но девочка все равно закрылась и не реагировала на окружающих.

У меня от его слов сердце сжалось. Бедный ребенок! В таком нежном возрасте быть преданной матерью и брошенной отцом! Вероятно, она считала себя ненужной, потерянной. Тосковала по родителям, и, возможно, винила себя в их разрыве.

К горлу подступил тугой комок, и я поторопилась его запить кофе, старательно сдерживая слезы. Что-то со мной не так. Слишком мягкая стала, чуть что сразу реветь готова. Не порядок. Нужно скорее возвращаться на работу. Закаляться.

— Так получилось, что мы с ней проводили много времени, и она нашла в моем лице друга. И с тех пор я стал ей что-то вроде дяди. Логично, что с боссом общение изменилось. Вот уже три года примерно.

— Понятно, — прошелестела я задумчиво.

После он расспрашивал о моей жизни, детстве и доме, в котором я провела это детство. О работе тоже спросил, но я ловко перевела тему, не желая сейчас поднимать этот вопрос.

Незаметно мы переместились на набережную, где долго гуляли. Я сняла туфли с уставших ног, а после, счастливо повизгивая, убегала от своего кавалера, чтобы вскоре оказаться у него в объятиях и ненадолго затихнуть, прижимаясь к его груди.

С ним уютно, тепло и хорошо. Пожалуй, многого мне и не нужно, чтобы разбавить свое одиночество. Он кажется порядочным и надежным. Этого вполне достаточно. Во всяком случае, пока. Поэтому сама встала на цыпочки и робко дотронулась до его губ. Он ответил, и поцелуй перерос во что-то другое, долгое, нежное и многообещающее.

У моего дома он еще раз меня поцеловал и посмотрел с немым вопросом. Я улыбнулась, словно извиняясь, и попрощалась, самостоятельно выпрыгнув из машины. Увы, сегодня я его не позову к себе. Не готова. Да и рано еще.

Когда я поднималась на свое крыльцо, мое внимание привлек соседний дом. Точнее одно окно, в котором горел свет, и чудился человеческий силуэт. Через секунду силуэт исчез, а свет потух, погружая дом в полную темноту.

А я вспомнила сегодняшний день и почему-то нахмурилась.

                                             ***

Сегодня с утра пришлось ехать в город. В офисе срочно понадобилось мое присутствие. Провела там несколько часов и, словно выжатый лимон, еле выползла, отбиваясь от настырных коллег с их просьбами, помочь, подменить, посмотреть, исправить и, конечно же, возвращаться на работу из отпуска поскорее. Ага, конечно! Готовьте хлеб с солью, барыню встречать. Чур, чтобы у всех были кокошники!

Проезжая мимо большого торгового центра, решила закупиться продуктами на неделю, не смогла устоять и зашла в магазин детских игрушек. Что-то мне подсказывает, что Алиса станет частым гостем в моем доме. Судорожно искать, как вчера, чем занять ребенка, я не хотела. Консультант нашел в моем лице благодарного покупателя, который совершенно не разбирался в возрастной политике детей и их предпочтений. Потому мне впихнули всего и еще немного (про запас). Я только успевала поражаться ценам. Детей сейчас иметь, оказывается, очень дорогое удовольствие! Судорожно сглатывая от каждого ценника на игрушку, я начала подозревать, что меня нагло дурят и пихают все, что плохо лежит. А общая сумма, тем временем, приближалась к стоимости моего ремонта. Ну, или близко к этому.

Под обиженный взгляд продавца я выгрузила большую часть товаров из тележки, оставив карандаши, краски, пластилин, альбом и раскраску. На первое время должно хватить. Проходя мимо плюшевых игрушек, зацепилась взглядом за нечто белое. При лучшем рассмотрении «нечто» оказалось кроликом. Недолго думая, схватила несчастного за уши и утащила на кассу.

Последним пунктом моего пребывания в центре был книжный магазин.

Вернулась домой, разложила покупки, приготовила нехитрый обед. Именно в это время я услышала трель домофона. На экране увидела Александра, держащего дочь на руках, которая активно махала в объектив. С удивлением обнаружила, что широко улыбаюсь и пританцовываю от нетерпения на крыльце, ожидая, пока они подойдут. Малышка вырвалась из рук отца и бегом бросилась в мою сторону.

— Я скучала, — призналась она, обнимая меня за талию, таким голосом, от которого я сама чуть не зарыдала.

Растерянно посмотрела на мужчину. Он стоял в нескольких шагах от меня и, сложив руки на груди, задумчиво смотрел на эту умильную картину. После окинул меня взглядом, остановившись на лице, и почему-то широко улыбнулся, показывая белые ровные зубы. Меня это немного напрягло. Перед взором встал книжный персонаж.

— Спасибо, что согласилась посидеть с ней, — сказал он уже дома, сидя на моей кухне, хлебая из моей чашки, МОЙ чай, между прочим, который я не допила. — Наша няня уехала в отпуск к своим родным. Она же не знала, что мы вернемся с моря раньше. Замены пока, увы, нет. А с Кристиной… — он нахмурился и отвел взгляд. — С Кристиной я пока не могу оставить дочь. Так что ты меня очень выручила. Я постараюсь пробыть в городе недолго. Некоторые проблемы с потенциальным партнером. Нужно решить.

— Что-то серьезное? — проявила я участие.

Алиска, словно клещ, вцепилась в меня и отказывалась слезать с рук. Я так скоро бодибилдершей стану. И так с этим переездом и восстановлением дома сильно похудела. Я и раньше не жаловалась на фигуру, но теперь приобрела красивый рельеф и упругость. Физическая работа — наше все! Сидя в офисе, я такого результата добиться не могла. Но Алиска все же тяжелая, да.

— Я там тебе кое-что купила, ребенок. Не хочешь посмотреть? — хитро улыбнулась я и с облегчением вздохнула, когда Алиса ускакала в указанном направлении.

— Нет, все хорошо, — отмахнулся он, не желая вдаваться в подробности. — Просто мы контракт с ними уже несколько месяцев не можем подписать. Гендиректора фирмы хрен когда в офисе застанешь. Мои люди сообщили, что сегодня он вроде как вернулся из отпуска. Во всяком случае, на работе его точно видели.

— Понятно, — пожала я плечами. Чего только у этих бизнесменов не бывает.

Из комнаты послышался радостный визг, и, громко топая, таща за уши, ввиду массивности игрушки, появилась Алиска, хвастаясь отцу подарком, нещадно тиская несчастное плюшевое изделие.

— А еще книга! — восторженно совала она ему под нос книгу с красивой обложкой.

— Алиса в стране чудес, — прочитал он и поднял взгляд на меня.

— Что? — смутилась я. — Хорошая сказка. Мне всегда нравилась, — сложила руки на груди.

— Алиса, поблагодари Марину за подарки, — подтолкнул он дочь в мою сторону.

Алису уговаривать не пришлось и вскоре меня чуть не снесли с ног, с разбегу запрыгнув на руки, горячо поблагодарили, поцеловали в щеку и ускакали играть с новым плюшевым питомцем.

— Не стоило. Ты и так делаешь для нас очень много, — заметил он с улыбкой.

— Мне было приятно сделать ей подарок, — не согласилась я. — Ты только сильно не задерживайся, пожалуйста. На вечер у меня планы, — предупредила.

А то знаю я, как это бывает! Сначала вроде бы на работе задержали, потом пробки, колесо спустило и т. д. В конечном итоге, являются на два-три часа позже обещанного.

— Ты куда-то собираешься? — почему-то нахмурился он, а в голосе послышалось напряжение.

— Да, — пожала я плечами. — В кино иду, — улыбнулась, но от взгляда Александра улыбка стекла с моего лица, как растаявший снег.

— Как интересно, — задумчиво заметил он, внимательно меня разглядывая, склонив немного голову набок. Потер подбородок и невзначай поинтересовался. — Свидание?

— Тебе есть какое-то дело до этого? — возмутилась я, моментально напрягаясь.

Я уже вышла из того возраста, когда меня пытались контролировать. Уже много лет я сама себе хозяйка. И насколько я помню, должна только налоговой законный процент от дохода.

— Никакого, — невозмутимо пожал он плечами. — Просто любопытство.

С этими словами он поднялся и распрощался, обещая вернуться через несколько часов. Обещание выполнил, причем вернулся даже раньше, в хмуром настроении. Мы в это время с Алисой изучали подаренную книгу. Я очень надеялась, что девочке понравятся история, красивые иллюстрации, и не прогадала. Малышка была в восторге, особенно от того, что главная героиня ее тезка.

И вот сейчас, в два часа ночи, при виде нечеткого силуэта в окне, в груди появился какой-то комок. Я не могла его никак интерпретировать, но чувство было неприятное.

***

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям