0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Зверь без страха и упрека: белая ведьма (эл. книга) » Отрывок из книги «Оборотни. Зверь без страха и упрека: белая ведьма»

Отрывок из книги «Оборотни. Зверь без страха и упрека: белая ведьма (#2)»

Автор: Лебедева Жанна

Исключительными правами на произведение «Оборотни. Зверь без страха и упрека: белая ведьма (#2)» обладает автор — Лебедева Жанна Copyright © Лебедева Жанна

Если вы считаете, что настоящее волшебство творится только ночью, вы глубоко ошибаетесь. Здесь, в Саванне оно творилось при свете дня, прямо под палящим солнцем.

            Ольга вспоминала рассказы Гэривэлла – и ведь не соврал! Воистину волшебная земля. Сперва амулеты и ритуалы. Теперь – переполненный незнакомыми запахами, кишащий народом базар. Там и тут раскинулись удивительные лавочки, полные зелий и трав. На стенах домов - цветными красками картины из мифов и легенд.

- Вот Сумаоро сражается с Суньдьятой, - Энн огладила рукой изображения воинов-великанов, - а вот Цагн путешествует с кваммангой, - кивнула на старика и сопровождающего его радужного зверя неведомой породы, - а это родня твоего Билла – гиена. Она собирает солнечный свет, чтобы разжечь огонь в волшебном горне и отогреть замерзшую землю от ледяного колдовства…

            После того, как Белая Ведьма проявила милость и благословила просящих, город ожил. Теперь Ольгу никто не боялся – напротив, на нее смотрели с уважением и радостью. Как на защитницу.

- Мне неудобно, - шепнула она Энн. – Они на меня рассчитывают.

- Да, - невозмутимо кивнула спутница и, прислушавшись к разговорам вокруг, добавила. – Они уверены, что ты защитишь их от Гизы-Бваны.

- Зато я в этом не уверена.

- Не переживай! – рука Энн уверенно легла на Ольгино плечо. – Магия магией, но в лагере у меня остался карабин. Против такого никакой Темный Властелин не устоит! Я редко берусь за оружие, но если деваться некуда…

- Мне бы твою уверенность, - протянула Ольга с сомнением, и тут же отвлеклась.

            По цветной, людной улице им навстречу шло удивительное существо. Первая ассоциация, которая возникла – эльф! Тот самый, из сказок про гномов в пещерах, драконов с сокровищами и колдунов в конических шляпах. Только черный. Вернее, не черный, а нежно-кофейный. С длинными волосами цвета горячего шоколада. С ослепительно белыми зубами и белками глаз.

            Эльф шагал по площади, возвышаясь над остальными горожанами. Метра два с лишним в нем было… Качались в такт шагам длинные цветастые одежды. Широкополая плетеная шляпа бросала тень на безупречное лицо с отличительно тонкими чертами. Идеальное лицо.

            Заметив чужестранок, эльф окинул их изучающим взглядом и пошагал дальше.

- Кто это? – поинтересовалась Ольга.

- Фулабе, - без особого интереса пояснила Энн. – Странный народ – пастухи, помешанные на красоте. Нарциссизм у них в крови. За их женщинами охотятся все короли Саванны, но фулабе не заманить даже самыми дорогими сокровищами! Они признают только физическую красоту. Ни власть, ни деньги не могут ее заменить. Кстати, если они сочтут тебя красивой, обязательно позовут замуж.

- Прямо сразу?

- Ага, - возмущенно фыркнула Энн. – Думают, что все просто мечтают любоваться их смазливыми физиономиями и пасти их бесчисленные стада. Говорю же, они странные.

 

***

            За городом их встретила сотрудница Энн. Они подъехала на стареньком раздолбанном паромобиле-пикапе и, забрав девушек, чемоданы и Билла, увезла в научный лагерь.

            Всю дорогу Ольга любовалась видами. Беспредельная равнина лежала вокруг. Она касалась горизонта и исчезала за ним в золотой закатной дымке. Стало темнеть. На фоне алеющего неба поднимались резные акации, и текли куда-то, покачиваясь, размытые силуэты зебр.

            Далеко впереди, у края дороги, возникла высокая фигура.

            Сначала Ольга приняла ее за столб или дерево, но потом разглядела, что это человек. Высокий и стройный – правда, не выше и не стройнее эльфа-фулабе – он стоял на одной ноге, балансируя, и опирался на копье. Он был черен, как эбеновое дерево, и носил алую тогу. Широкую спину омывал каскад покрытых красной глиной кос.

- Кто это? – поинтересовалась Ольга.

- Моран – воин равнины.

            Моран заметил их и помахал рукой. Прокричал что-то, пока паромобиль ехал мимо. Услышав оклик, девушка за рулем – ее звал Ванда – резко нажала на тормоз.

- Что он хочет? – уточнила у нее Энн.

- Предупредил, что впереди львы-людоеды растерзали путников. Просит подвезти и обещает проводить мимо львов.

- Пусть садится, - решила Энн и махнула воину. – Эй, садись!

            Он поднялся в кузов, уселся напротив Ольги и Энн на скамеечку. Огромный и впечатляюще-черный, а зубы – как сахар. Воин улыбнулся девушкам и невозмутимо потрепал по ушам Билла.

            Энн принялась расспрашивать нового попутчика о чем-то на его родном языке. Моран улыбался, отвечал спокойно и весело, будто ничего особенного не произошло. Вот только Энн мрачнела.

            Невозмутимая и жизнерадостная Энн…

            Ольга еле дотерпела до конца беседы. Вопросительно взглянула на подругу, когда гость замолчал.

- Что там?

- Плохо дело. Говорит, львы сходят с ума и убивают людей. А еще, что их шерсть при этом чернеет…

            Она не успела договорить. Впереди раздался оглушительный рев. Услышав его, Билл яростно завизжал и заугукал, а моран поднялся во весь рост и поднял копье.

            Первые секунды Ольга не могла понять, что происходит, но потом заметила движение в траве у обочины. Из нее, словно из воды, поднялись черные длинные хребты и поплыли к паромобилю.

            Стало тихо. Очень тихо!

            Как в ночном кошмаре, машина ползла по дороге нарочито медленно. За ней в безмолвии двигались преследователи – перетекали в волнах травы смоляными тенями.

- Не бойся, - успокоила Ольгу Энн, - с моранами на равнине не страшно. Чтобы стать воинами они сдают особый экзамен. Знаешь какой?

- Нет.

- Сражаются со львами один на один. Правда же? – Энн повторила вопрос на языке темнокожего спутника.

            Он бодро закивал и, развернувшись боком, продемонстрировал девушкам украшенное шрамами плечо. Четыре светлых борозды тянулись за спину и скрывались за водопадом волос. После демонстрации последовало пояснение.

- Он говорит, что сражался с огромным львом, когда ему было пятнадцать, и одолел его, - перевела Энн, добавив от себя. – Вырастая, каждый моран должен сразиться со львом, иначе ему не быть воином и мужчиной. И так из года в год. Из столетия в столетие. Бедные львы! Страх перед моранами они впитывают с материнским молоком…

            Ее прервал Билл.

            Он вскочил и принялся неистово кричать, звать кого-то. Несколько раз зверь пригибал к полу голову и отправлял в закат раскатистое, басовитое «оуу-ыын!» Черные львы в траве нервничали и рычали, но Билл продолжал звать…

            Он звал, пока ему не ответили.

            Моран услышал оклик первым и, молча, показал на что-то, несущееся к паромобилю в клубах пыли. Указал копьем, произнес коротко и понятно:

- Боуда.

            И в подтверждение его словам прилетело издали грозное «оуу-ыын». От тяжелого, заполняющего пространство звука Ольга вздрогнула, стала вглядываться в приближающийся силуэт. Ее сердце трепетало и билось в два раза быстрее. Неужели так и вправду бывает? Как в сказке? Быть может, там, в розовой пыли качается мираж? Или происходящее - сон?

            Это был не сон.

            И минуты не прошло, как их нагнал всадник.

            Гэривэлл…

            Какое-то время он скакал параллельно пикапу. Его конь, полосатый, словно зебра, но совершенно на нее не похожий – уж зебр-то Ольга успела увидеть достаточно – взбивал копытами искристую пыль, как комета, мчался в ореоле света. И Гэривэлл на спине скакуна был прекрасен! У Ольги даже дух захватило… Здесь, в Саванне, он не был стеснен небоскребами и тонкими улочками. Здесь, на бескрайней равнине он был раскован и свободен.

            Здесь он был в своей тарелке, и это невероятно ему шло. 

            Едва завидев боуду, черные львы прыснули в стороны и, досадливо ворча, скрылись в травяном море.

            Моран что-то крикнул новому спутнику. Они с Гэривэллом, похоже, оказались знакомы.

- Привет, Али, - ответил оборотень. – Здравствуйте, дамы, - его глаза остановились на Ольгином лице. Взгляд прожег, проник в самую душу, поразил разрядом молнии. – Привет. Я знал, что встречу тебя здесь… Верил в это.

- Ты нашел меня… - только и смогла выдохнуть Ольга.

- Я бы мог потерять тебя в Гандвании, но не в Саванне. Здесь ветер всегда принесет мне твой запах, а земля отдаст твои следы.

 

***

            Билл осторожно подошел к огромной гиене, вежливо закивал головой и заулыбался.  Потом, приблизившись вплотную, задрал перед ее мордой заднюю лапу.

- Что он делает? – озадаченно поинтересовалась Ольга. 

            Они с Гэривэллом сидели поблизости в густой траве. Энн наблюдала с большого камня, в руках ее был фотоаппарат.

- Почтительно приветствует того, кто старше по рангу.

            Самка обнюхала живот и пах гостя, и Ольга не удержалась от очередного вопроса:

- Вы тоже так здороваетесь?

- Мы? – Гэривэлл удивленно вскинул брови. – Не-е-ет, ну что ты! Мы давно избавились от подобных пережитков.

            На мгновение он задумался, после чего начал фыркать в кулак, пряча смешки.

- Что смешного? – на всякий случай уточнила Ольга.

- Представил нашу первую встречу… и если бы я так с тобой поздоровался.

            Ольга тоже представила. Покраснев до ушей, подавилась смехом.

            Гиены забеспокоились, услышав шум, а Энн, потеряв хороший кадр, погрозила оборотням кулаком…

            Клан гиен, за которыми наблюдала Энн, жил возле скал. Водила его старая Мать с подругами. То ли в силу возраста, то ли благодаря обаянию Билла (вкупе с красивым радио-ошейником), возражать против его присутствия она не стала. Еще и Гэривэлл замолвил словечко. Крикнул напоследок:

- Эй, Мизари! Прими нашего приятеля. Он отличный парень…

            Энн изучала гиен. И не только. Она, вообще, много кого изучала: даманов, слонов, шакалов, носорогов… Всех, кто не мог (или не догадывался) сбежать от грозного «ока» ее объектива.

            Гэривэллова скакуна она тоже попыталась изучить.

- Какой чудный зеброид! – восхитилась, вынимая карандаш и блокнот. – Обычно они получаются некрупные – в зебр идут, а не в коней. А тут…

- Зеброид? – с любопытством переспросила Ольга, гладя кобылу, которую, как ей вспомнилось, звали Гвембеш, по полосатой морде.

- Да. Помесь лошади и зебры…

            Описав и зарисовав ее, Энн пригласила оборотней в лагерь.

- Оставайтесь, мы будем вас изучать,  - предложила простодушно.

- Надеюсь, не препарировать, как лягушек? – весело уточнил Гэривэлл.

- Постараемся обойтись без этого.

- Мы бы с удовольствием, но нам нужно в Мару, - извинилась Ольга. – Есть дела, которые нельзя отложить.

- Понимаю, - вздохнула Энн. – Эх, жаль нас, иностранцев, туда не пускают. Я так понимаю, для большинства местных людей эта территория – табу?

- Она для оборотней, - развел руками боуда.

- Тем интереснее… А вы, оба, когда решите свои важные «оборотневые» вопросы – возвращайтесь!

            Ольга вопросительно взглянула на Гэривэлла, и тот улыбнулся в ответ:

- Я бы вернулся. Тут наука, как-никак. А у нас-то все магия – магия…

            Ольга так и не поняла, всерьез он говорил или шутил.

            В Мару решили выдвинуться утром – переночевать в лагере. Там, помимо Энн, находилось еще человек десять ученых, и все они были одержимы наукой. Так одержимы, что даже присутствие оборотней их не смутило.  Да они просто не верили в оборотней!

            Конечно, ни Ольга, ни Гэривэлл не демонстрировали им свою способность оборачиваться. В силу разных причин, а также в силу некоего негласного запрета – оно действовало в Саванне так же, как в Гандвании. А без оборота – на словах – никого не убедишь. Ученых уж тем более!

            Страшные они люди – эти ученые. Сказали, что оборотней не существует – значит, не существует. Нет аргументов – нет тебя…

            Гэривэлл даже не выдержал один раз – запалил на ладони световую искру. Хоть магией их поразить! Не помогло. Энн взглянула на яркий комок поверх очков и заявила, что это просто какое-то неизученное атмосферное явление или фокус. 

            Вечером весь лагерь собрался у костра.

            Были и заумные разговоры, и веселая болтовня, и шутки, и смех. Звон железных кружек. Неожиданный ночной холод. Огонь, дарящий глазам золотые отсветы, пляшущий во тьме, пугающий хищные тени, снующие по равнине в безлунную ночь.

            Ольга сидела рядом с боудой, куталась в шерстяной плед. Дневная жара обернулась неожиданным холодом. Стоило солнцу опуститься, температура резко упала. Зябко…

            … и Ольга прижалась к Гэривэллу, всем телом вбирая его тепло.

            Он по-прежнему ее не касался. Между ними по-прежнему была дистанция. Даже не дистанция – стена. Она лишь усиливала тягу, провоцировала напряжение. Из-за него всякие слова вертелись на языке, крутились в мыслях всякие вопросы…

            А ведь со стороны они, наверное, смотрятся сейчас, как пара. Не зря  коллеги Энн – веселые, молодые и увлеченные парни и девушки – разошлись, оставив их у костра наедине.

            Тепло. Чужое тепло…

            Ольга скосила глаза на огонь, в пляске которого таилась тревога. Где-то далеко, у самого горизонта рычали львы и неистово, обреченно «тявкала» зебра. Ее странный голос, совершенно не похожий на конское ржание, а скорее напоминающий лай собаки, отдавался в груди болезненными спазмами. Там, вдали у горизонта, совершалось убийство. Последние крики утихли, и ночь окрасилась новыми звуками. В Саванне не было места тишине.

            Гэривэлл сидел неподвижно и вслушивался в ночь.

            Тьма обступила его со всех сторон, затемнила кожу, провалила в череп глаза, сделав их черными дырами с искрами на дне.

- Что-то недоброе здесь творится, - сказал он то ли Ольге, то ли себе. – Надо скорее добраться до Мары.

            Ответом послужил громоподобный топот табуна. Он промчался совсем близко, в тот же миг небеса расколола белая молния. Замелькали в ее вспышке черно-белые стремительные полосы, потом ухнуло басовито, глухо и все вновь стихло. Вернулись привычные звуки Саванны, порожденные ночью.

            Ольга прильнула к Гэривэллу сильнее – сделала это по инерции, словно ее притянул магнит. Боуда непроизвольно поднял руку, желая обхватить ее за плечи, но вовремя остановился – сработал принцип «неприкасаемости». Горячая ладонь распласталась в сантиметре от рукава Ольгиного жакета, опалила кожу сквозь ткань… И Ольга не выдержала -  ухватилась за нее, притянула, позволив прижаться к себе.

            В голову тут же пришла волна отчаяния – зачем так! Ведь еще на борту цеппелина дала себе слово, избегать отношений с мужчинами. С Гэривэллом тем более! В особенности с Гэривэллом… Потому что ее любовь – любовь Ольги Мантидай – это смерть. Удержаться на краю не получится. Богомол ясно дал понять, что на компромиссы он не пойдет; показал, с какой легкостью погасит сознание и, разобравшись с жертвой, сотрет неприятные воспоминания из памяти.

            Наверное, Маэйру устраивало такое положение вещей. Убила и забыла. Наверное, главу дома не сбивала с толку романтика – она ложилась в постель с мужчиной не для любви, а для производства столь необходимых семье наследников.

            Ольга так не могла, даже ради семьи. Не желала сжигать себя для того, чтобы Маэйре стало теплее. Продажа себя ради великой цели – все равно продажа. Ломать собственную душу невероятно мерзко! И как же мерзок был ее выбор тогда, в Ангелиоплисе: отдаться ненавистному врагу или убить того, кто нравится, кому не желаешь зла… Один вариант хуже другого.  Нельзя из таких выбирать! Надо искать что-то третье, и Ольга нашла – осмелилась. Решилась бросить вызов желаниям и принципам Маэйры, тем более что Маэйра Мантидай умерла. А, значит, настало новое время. У дома новая глава – Ольга, ведь больше некому занять этот пост…Глава, которая – видит небо! – не хотела подобной власти, но что поделать теперь?

            Крис говорила, что Ольга должна родить дочь, чтобы та изменила правила. Нет! Ольга не будет этого делать, она все поменяет сама, раз уж есть у нее на это полномочия.

            Ольга будет одна!

            Это вовсе не значит, что она предаст дом и обречет род. Вовсе нет! Род продолжат другие – человеческие дочери Маэйры, которых так недооценила их властная мать. Они родят не оборотней – людей, и избавят семью от проклятья. Потому что насекомые, рвущие душу изнутри, - это не благословение. Это проклятье! И к демонам магию, силу! Одни беды от них. Что толку в оборотах и артефактах, если они не спасают от волчьего преследования и волчьих зубов? На людей волки Гвидо охотятся гораздо реже, чем на врагов. Значит, пора перестать быть врагами – перестать быть прежними Мантидай…

            Ольга будет одна…

            Но перед долгим одиночеством выполнит обещание из договора – явится на службу в гиений клан, и пусть моэдэ Адеола сама решает, чем ее нагрузить. Главное, выпросить, вымолить у нее защиту для оставшейся в живых родни.

- Что тебя беспокоит? - спросил Гэривэлл, отодвигаясь от огня.

- Мне надо так много всего сделать… того, что я не умею. Я не привыкла действовать, всегда была жертвой обстоятельств.

- Жертвой? - Боуда поднялся и отошел в темноту, потом вернулся и положил к костру львиный череп. Огонь осветил жуткие трещины, расходящиеся от дыры в его лобной части. – Вот что бывает с тем, кто недооценивает свою жертву.

- Это лев? Кто его так?

- Зебра. Она способна одним ударом пробить преследователю голову. Может одним укусом нанести смертельную рану, если повезет. Нам внушают, что жертва ничтожна. О том, что у нее всегда есть шанс не принято говорить. Но, запомни, даже будучи чьей-то жертвой, ты всегда можешь остаться сильной.

            Отброшенный ударом ноги, львиный череп улетел в ночь.

            Неподалеку, у акациевой рощи раздался рев, больше походящий на плачь. Из темноты призраком вылетел огромный полосатый жеребец с окровавленной мордой. Отразив глазами пламя, он взметнулся над костром, перескочил его махом и скрылся, выбивая копытами дробь.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям