0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Обычная девушка » Отрывок из книги «Обычная девушка»

Отрывок из книги «Обычная девушка»

Автор: Делия Росси

Исключительными правами на произведение «Обычная девушка» обладает автор — Делия Росси . Copyright © Делия Росси

Машина неслась по пустынному шоссе, резко набирая скорость.

– Терри, тебе не кажется, что это уже чересчур?

Мужчина окинул сидящую за рулем девушку внимательным взглядом.

– Боитесь? – вопросом ответила та.

– Ты же знаешь, что нет.

Мужчина усмехнулся, отчего некрасивый шрам, тянущийся от виска до самого подбородка, стал еще заметнее.

– Тогда не мешайте.

Девушка нажала на педаль газа. Машина взревела, входя в крутой поворот, дорога резко ушла вправо, но крепкие девичьи руки уверенно вывернули руль, не позволяя своенравной «Берлинетте» выйти из-под контроля.

– Детка, что с тобой происходит?

Мужчина легко коснулся плеча своей спутницы.

– Ничего.

– Ничего? Терри, не лги мне. Я же вижу, что ты сама не своя. Чувствую.

– Все нормально.

Девушка упрямо вздернула подбородок.

– Со мной все в полном порядке, – повторила она и крутанула руль, посылая автомобиль в управляемый занос.

На губах ее появилась счастливая улыбка.

– Сумасшедшая, – тихо пробормотал мужчина, устало прикрывая глаза.

– Кто бы говорил!

– Ладно, разбудишь, когда доедем.

Девушка кивнула, а ее спутник откинул сиденье, пытаясь устроиться с комфортом, но места для его худого, жилистого тела было слишком мало, и он грустно вздохнул.

– Все-таки нужно было брать Мерседес.

– Ну уж нет. Я за руль этого монстра не сяду.

– Все еще не любишь немецкие машины?

– Вы же прекрасно знаете ответ.

– Пора бы уже отпустить прошлое, Терри.

– А я и отпустила. Только некоторые антипатии все равно остались, – девушка посмотрела на собеседника и совсем другим тоном спросила: – Нога сильно болит? Дотерпите? Уже недалеко осталось.

– Не переживай, детка. Все нормально, – отозвался мужчина. Он протянул руку и погладил украшенное платиновым браслетом запястье своей спутницы. – Развлекайся дальше.

Девушка довольно  улыбнулась и сильнее надавила на газ.

Дорога мягко стелилась под колеса черного «Феррари», оставляя позади и огни небольшого городка, в котором путники провели пару дней, и ненужные воспоминания, вновь воскресшие в памяти.

 

ГЛАВА 1

{Три года назад}

– Катерина, зайди ко мне.

Катя чертыхнулась и быстро скинула плащ. Интересно, ей хоть раз удастся появиться на рабочем месте раньше босса?

– Отчеты захвати, – недовольно булькнул динамик селектора. – И побыстрее.

"И вам здрассьте, Александр Палыч!" – хмыкнула она.

Похоже, начальство сегодня снова не в духе. С утра лютует! "Побыстрее!" Не к добру это. Ох, не к добру...

Катя пригладила волосы, бросила короткий взгляд в небольшое зеркало и решительно шагнула в кабинет босса.

– Доброе утро, Александр Павлович, – бодро поздоровалась она.

– Где отчеты по питерскому филиалу? Почему их до сих пор нет? – не отвечая на приветствие, хмуро поинтересовался начальник.

Амбарцумов сосредоточенно просматривал какие-то бумаги и привычно не обращал на нее внимания. Что ж, она тоже давно привыкла не обращать внимания на его пренебрежение.

– Я вчера не успела вас предупредить, Алексей Николаевич забрал все отчеты с собой, – невозмутимо отчиталась Катя.

Она прищурилась, разглядывая коротко стриженную макушку начальника, и неожиданно вспомнила любимую цитату их институтской компании. Как там? Подчиненный, перед лицом начальствующим, должен иметь вид лихой и придурковатый, дабы разумением своим не смущать начальство? Катерина постаралась скрыть невольный смешок. "В точку, – подумала она. – Именно так и есть. Осталось только сделать этот самый вид и можно наслаждаться истерикой начальства».

– Коренев заходил? – переспросил Амбарцумов. Лицо его потемнело, брови сурово сошлись на переносице. – Почему я об этом не знаю?

– Вы на объекте были.

Она спокойно выдержала недовольный взгляд босса.

– Сколько раз я просил докладывать обо всем, что происходит в мое отсутствие? – повысил голос Александр Павлович. – Ладно, сделай кофе и подготовь документы для совещания.

Он вновь уткнулся в бумаги, а Катерина, кивнув для порядка, вышла из кабинета.

"Будет исполнено, Вашество! – мысленно передразнила она начальника, включая кофемашину. – Лишь бы вы довольны были, отец и благодетель!".

Автомат деловито перемолол кофе, сыто заурчал и выдал чашку крепкого эспрессо. По комнате поплыл приятный горьковатый аромат. Катя поставила чашку на поднос, добавила тарелочку с шоколадным печеньем и тихо пробормотала:

– Мне срочно нужна заправка – торт со взбитыми сливками вполне подойдет.

Крылатая фраза Карлсона подняла настроение. Да и как иначе? Этот наглый и прожорливый персонаж мультфильма был ее любимчиком.

Толкнув дверь бедром, Катерина вошла в кабинет и ловко сгрузила на стол кофе и документы.

– Седов еще не заходил?

Амбарцумов наконец-то поднял глаза от бумаг.

 – Нет? Ладно, отдашь ему договора, – он протянул Кате несколько папок. – Да, и еще. После обеда ко мне придет важный клиент, пропустишь его без доклада.

Катерина уточнила:

– Александр Павлович, а как я его узнаю? Имя, фамилия...

– Высокий блондин, – отрывисто пояснил босс.

"Вот так. Блондин. Ни имени, ни фамилии. Догадывайся, Катенька, сама", – безмолвно возмутилась Катя, однако вслух ничего подобного не сказала. Просто кивнула и забрала поднос.

– Будут еще какие-нибудь распоряжения? – спокойно спросила она, продолжая держать в уме бессмертное "указание" насчет придурковатости подчиненного.

– Нет, иди уже, – отмахнулся от нее шеф, вновь погружаясь в изучение бумаг.

Косой солнечный луч высветил чуть заметную седину в темных волосах, прошелся по хмурому лицу, коснулся крупного кольца, плотно сидящего на мизинце левой руки, и остановился на тонкой фарфоровой чашке, подсветив ее золотистый ободок.

Катерина на секунду застыла, наблюдая за передвижениями нахального лучика, а потом, очнувшись, неслышно выскользнула за дверь и перевела дух. Похоже, сорвавшаяся сделка с "Ранстроем" испортила настроение шефа надолго. Вон, две недели уже прошло, а Палыч все никак не остынет.

Она вздохнула и кинула взгляд на часы. Девять. Пора.

Катя распахнула дверь приемной, состроила серьезную физиономию и подхватила со стола подготовленные документы.

Рабочий день привычно покатился по заранее отлаженным рельсам: совещание, отчеты, препирательства с плановым отделом, бесконечные звонки и визиты сотрудников, а с ними и мелкие недоразумения, ссоры, слухи и предположения.

– Катенька, а правда, что генеральный собирается заменить Трошина?..

– Катюша, как думаешь, Александр Павлович подпишет отпуск или лучше обратиться попозже?..

– Катерина Алексеевна, мы вам отчеты еще вчера передавали! А то, что они в отдел продаж попали, так мы в этом не виноваты!..

И так весь день. Катя привычно отвечала на возникающие вопросы, выпроваживала не в меру навязчивых посетителей, разрешала случающиеся недоразумения. К вечеру мышцы лица сводило от приклеенной намертво улыбки, а в душе зрело истеричное желание послать всех подальше и закрыть дверь приемной.

Наконец, поток клиентов и просителей иссяк, и она с облегчением вздохнула. Торопливо приведя в порядок документы, Катерина быстро просмотрела план на завтра и принялась за составление расписания для босса. Блаженная тишина воцарилась в ее небольшой комнатке. Тиканье часов, легкий шорох бумаги, круг света от настольной лампы – любимые и необходимые мелочи, помогающие пережить цейтнот трудового дня. Больше всего на свете она любила вот такие моменты, когда никто не беспокоил, и можно было спокойно заняться делами.

– Александр Павлович у себя?

Поглощенная работой Катя не заметила открывшуюся дверь и вошедшего в приемную посетителя.

– Эй, вы меня слышите?

Высокий светловолосый мужчина окинул ее недовольным взглядом.

Катерина вздрогнула от неожиданности. Голос незнакомца заставил сердце предательски замереть. Боже, какой тембр! Низкий, глубокий... Таким только фильмы озвучивать.

Медленно подняв глаза на посетителя, она невольно отметила, что его внешность полностью соответствует волшебному тембру. Красавчик! Впору в кино сниматься. Желательно, в мелодрамах, чтобы толпы поклонниц дружно утирали слезы, наблюдая за чужим киношным счастьем. Еле заметно вздохнув, Катя отмахнулась от представшей перед глазами картины – ночь, пламя свечей, неяркие блики, скользящие по обнаженным телам любовников... Фух, ну, и воображение у нее!

– Вы что-то хотели? – поинтересовалась она, стараясь не глядеть в стремительно темнеющие глаза незнакомца.

– Я спрашиваю, Амбарцумов у себя? – нетерпеливо повторил тот, и Катерина, вспомнив распоряжение босса, поспешно ответила:

– Да, конечно. Александр Павлович ждет вас, проходите, пожалуйста.

Мужчина медленно окинул ее взглядом, слегка задержавшись на груди, усмехнулся каким-то своим мыслям и вошел в кабинет Амбарцумова, 

Катя вздохнула. Что-то не ладится у нее сегодня работа. Все невпопад. Устала, видимо. Еще и сон этот... Ей вспомнилась минувшая ночь и привычно повторяющийся кошмар. На душе стало тоскливо. Мысли снова вернулись туда, в загадочную черную пустыню.

…Темный песок простирался до самого горизонта.

Она брела по нему, не замечая, как гудят уставшие ноги, как болят израненные ступни, как тоскливо ноет в груди сердце. Ей было все равно.

Шаг, еще один... И еще...

Казалось, она идет по этой пустыне целую вечность. Босая, измученная, потерявшаяся в бескрайних барханах. Идет, не помня о прошлом и не думая о будущем. Горизонт сливался с черными барханами, необычное красное солнце мрачно освещало своими лучами уходящие вдаль пески, в раскаленном воздухе мерцала еле заметная глазу дымка. Сил оставалось все меньше. Казалось, они тают с каждым шагом, утекая в никуда.

Катя машинально переставляла ноги, двигаясь вперед.

Она не знала, как попала в этот мрачный мир. Не знала, есть ли из него выход. Не знала, зачем и куда идет. Не знала...

Внезапно свет стал меркнуть, и в воздухе едва ощутимо запахло грозой.

Катя невольно вздрогнула. Тупое безразличие исчезло, уступив место смутной тревоге.

– Наконец-то ты пришла ко мне... Пришла...

Хриплый шепот окружил Катерину со всех сторон.

– Кто здесь? – испуганно спросила она.

Темнота ожила и придвинулась к ней вплотную, обволакивая и укрывая со всех сторон.

Катя в ужасе огляделась, пытаясь понять, что происходит и откуда доносится таинственный голос, но тьма надежно скрывала от нее говорящего.

– Подойди ближе. Ну же, не бойся...

Катя в страхе попятилась и почувствовала, как чье-то ледяное дыхание холодит ее шею.

– Умница, девочка, – довольно произнес неизвестный.

Он коснулся распущенных волос Катерины и мягко провел по ним рукой, заставляя ее повернуться. Миг – и приоткрытые губы оказались смяты поцелуем. Долгим. Жадным. Беспощадным…

– Катерина, два кофе. И побыстрее, – ожил динамик, выдергивая ее из минувшего кошмара.

 Веселый голос босса был так не похож на привычный, что Катя удивленно уставилась на коммутатор. Интересно, с чего это начальник так радуется? Неужели гость сумел поднять ему настроение?

Она включила кофе-машину, та утробно загудела, перемалывая зерна, и выдала порцию эспрессо. А следом – еще одну. Приемную заполнил бодрящий аромат.

Катерина аккуратно поставила чашки на поднос, привычным движением толкнула дверь бедром и вошла в просторную комнату.

– Ваш кофе.

 Мужчины, сидящие в креслах, продолжали непринужденно общаться, не обратив на нее никакого внимания.

– Думаешь, Коренев потянет?

Сомнение, прозвучавшее в голосе блондина, было достаточно заметным.

– Потянет, куда он денется?

Хозяин кабинета добродушно усмехнулся и ловко отрезал кончик толстой сигары.

– Он давно уже созрел для самостоятельной работы, – раскуривая любимую "Montecristo", добавил Амбарцумов. – Пусть попробует. Лешка парень толковый, не подведет.

– Что ж, тебе виднее.

Гость едва заметно усмехнулся.

Стараясь не шуметь, Катя осторожно поставила поднос на небольшой столик, подвинула чашки к собеседникам и незаметно сделала шаг назад, собираясь покинуть кабинет.

– А кстати, как тебе моя новая помощница?

Амбарцумов благодушно прищурился, наблюдая за тонкой струйкой дыма, затейливо вьющейся над темной сигарой.

– Нравится?

Катя запнулась на пороге и удивленно посмотрела на начальника. Нет, с боссом точно что-то не так! С чего бы ему обращать на нее внимание пришлого красавчика?

– Боюсь, она не слишком расторопна, – недовольно процедил блондин, окинув Катерину пренебрежительным взглядом.

– Все бы тебе придираться, – усмехнулся Александр Павлович. – А, между прочим, неплохо справляется. И кофе у нее хороший выходит.

– Алекс, боюсь тебя разочаровать, но хороший кофе – это заслуга той машины, что стоит в углу твоей приемной.

Гость насмешливо сверкнул глазами и вальяжно развалился в кресле.

– Не скажи, – покачал головой Амбарцумов. – У Инги эта техника такую бурду выдавала! Как я еще жив остался?

Он хмыкнул и благосклонно улыбнулся Кате.

– Можешь идти, Катенька. И не забудь подготовить отчеты по "Ферратеку"

– Хорошо, Александр Павлович, – невозмутимо ответила она.

И только оказавшись в своей приемной, Катерина беззвучно прошептала пару крепких словечек. Нет, ну надо же! Кофе, видите ли, машина делает! Ну да, ну да! А те сорта, что она, Катя, специально подбирает в одном из лучших магазинов города, это так, мелочи! Да если бы она продолжала сыпать в аппарат тот ужас, что покупала ее предшественница, вряд ли пришлый сноб с таким вальяжным видом попивал бы сейчас поданный кофе!

Задетая за живое Катерина еще долго не могла успокоиться и время от времени тихо бормотала нелестные слова в адрес обидчика. Надо же! Нерасторопная... Посмотрела бы она на этого умника, если бы он целый день провел на ее месте! Небось, к вечеру уже сдулся бы!

– Что ж, думаю, мы решим это вопрос, – неожиданно прозвучал голос начальника.

Амбарцумов, довольно улыбаясь, вышел из кабинета. Следом за ним появился и гость. Тихо переговариваясь и не глядя на Катерину, мужчины направились к выходу из приемной.

– Катя, завтра ты будешь нужна мне на конференции, – уже на пороге обернулся начальник. – Выезжаем в девять.

– Хорошо.

Она кивнула, стараясь не смотреть на противного блондина.

А тот, словно нарочно, окинул ее пренебрежительным взглядом и демонстративно усмехнулся.

Вот же мерзкий тип!

– И не опаздывай, – добавил Амбарцумов.

Он открыл дверь приемной, и белобрысый гад, как успела окрестить пришлого красавчика Катя, еще раз сверкнув насмешливой улыбкой, вышел вслед за ним.

"Правильно, Вашество, катитесь-ка вы отсюда! – беззвучно фыркнула Катя. – Наше вам с кисточкой!"

Она едва не показала закрывшейся двери неприличный жест, но благоразумие заставило ее удержаться от необдуманного поступка. Мало ли, может, Амбарцумов и в приемной распорядился камеру установить? Нет, план Катерина видела, и по нему никаких посторонних устройств в приемной не значилось, но чего только в жизни не бывает? А расставаться с хорошо оплачиваемой работой  она как-то не планировала, и никакие грубияны не заставят ее забыть об осторожности!

Приведя эмоции в порядок, Катя вздохнула и снова взялась за расписание босса.

Она старалась не обращать внимания на засевшее в душе неясное томление. Отмахивалась от воспоминания о насмешливых синих глазах незнакомца. И пыталась не думать о том, что в ее жизни нет места подобным мужчинам. Нет, и быть не может. Она давно так решила. Красавцы – не ее формат. Она сама не понимала, почему, но красивые мужчины вызывали у нее неясное раздражение и казались ужасно самодовольными. Этакие самовлюбленные самцы, привыкшие ко всеобщему восхищению и поклонению.

Катя хмыкнула. Чего ее на рассуждения потянуло?

Она еще раз проверила расписание, выключила компьютер, собрала бумаги и сняла очки. Рабочий день подошел к концу. Аллилуйя!

Накинув плащ и подхватив сумку, Катя сбежала по лестнице и вышла в мокрую серость осеннего вечера.

***

…В старом подземелье было сумрачно и тихо. Чуть слышно потрескивали свечи. Где-то вдали раздавался глухой звук падающих капель. От неровных каменных стен веяло сыростью, а низкие своды давили своей  мощью, вызывая в душе безотчетный страх.

– Пора, – раздался тихий голос, и пятеро мужчин, стоящих у древнего алтаря, мгновенно подняли головы.

Черные плащи колыхнулись, капюшоны спали, открывая красивые бледные лица, ухоженные руки соединились в странном молитвенном жесте.

Прошло пару минут, и неизвестные слаженно шагнули вперед, выстраиваясь по обе стороны от огромного каменного стола, на котором лежала обнаженная девушка.

Яркие блики свечей трепетали на ее белоснежной коже, играли в темных волосах, оттеняли прекрасное лицо, сияли в золоте широкого ожерелья.

Глаза девушки были открыты, но в них не мелькало даже проблеска мысли. Спокойные, безмятежные очи равнодушно взирали на происходящее.

Неожиданно, тишину подземелья нарушил громкий возглас:

– Virgos!*

– Virgos! – повторили стоящие у алтаря.

– Virgos sempiternus!** – снова послышался одинокий голос.

– Virgos sempiternus! – громко выкрикнули мужчины.

Свечи ярко вспыхнули и мгновенно погасли. Несколько секунд в подземелье царила полная тьма, а потом под потолком загорелась тусклая масляная лампа, и ее свет выхватил из темноты высокую, укрытую длинным плащом фигуру.

– Мы собрались здесь сегодня, братья, чтобы совершить очередной обряд, – глухо произнес неизвестный. Лицо его было закрыто черной маской, из-под которой неестественно ярко блестели светлые глаза. – Вы готовы к нему?

– Готовы, – раздалось под низкими сводами.

– Нет ли в ваших сердцах сомнений и страха?

– Нет.

– Не живет ли в них недостойная жалость?

– Нет.

– Да будет так, – удовлетворенно пророкотал неизвестный.

Он протянул руку, на которой нестерпимо сияло крупное темное кольцо, и указал на алтарь.

– Придите, братья, отпейте из чистого источника и примите живительную энергию.

В тот же миг мужчины склонились над неподвижной девушкой, тишину подземелья разрезал пронзительный женский крик, но спустя минуту все стихло, и в склепе снова воцарилась тишина…

Резко распахнув ресницы, Катя с трудом сделала вдох. Сон. Опять проклятый сон! Господи, когда уже это все закончится?

Как же она устала... Устала от непонятных видений, устала бояться, устала вздрагивать от каждого шороха и выискивать в толпе тех, кто снится ей в кошмарах.

Натянув на себя одеяло, она попыталась успокоиться. Все хорошо. Это всего лишь сны, и нет никакого повода сходить с ума. Подумаешь, подземелье! Ну и что? Фигуры в плащах? Бред! Меньше надо ужастики смотреть.

Она бодрилась, не желая признаваться себе в том, что напугана. Ужасно, до чертиков, напугана. Холод, сковавший ее тело во сне, проник и в реальность, заставляя дрожать и кутаться в теплое покрывало.

Старые механические часы деловито отсчитывали минуты, а она смотрела на них, и думала о том, как не хочется выбираться из теплой постели и идти на работу. Правда, спустя некоторое время, переборов себя, она все же поднялась и поплелась в ванную. Сил не было, настроения – тоже, но разве это кого-то волнует? Впереди ее ждал очередной рабочий день.

***

– Катерина, зайди ко мне.

Катя невольно вздохнула. После нудной конференции, испортившей и без того не радужное утро, она и на минуту не присела. Сплошная беготня и нервотрепка. То девчонки из планового отдела  перепутали документы, то кладовщик, Николай Безухов, пришел на работу нетрезвым и принялся рыдать, жалуясь на весь мир. А потом еще и бывшую жену шефа принесло!

И Катерине пришлось со всем этим разбираться – искать бумаги, успокаивать Безухова, держать оборону кабинета. Последнее, кстати, было самым трудным. Наученная горьким опытом, она знала, что Элину к Александру Павловичу допускать ни в коем случае нельзя. Истеричная красотка обязательно устроит очередной скандал, а свое плохое настроение босс выместит на подчиненных. Причем, даже разбираться не будет, виноваты те в чем-либо или нет. Влепит выговор, и все! Нет уж, пусть лучше бывшие супруги общаются где-нибудь в другом месте! Катя еле уговорила обиженную дамочку покинуть приемную и лишь после этого облегченно вздохнула. Кажется, обошлось! Но сейчас она готова была застонать от разочарования – только устроилась за столом и сняла неудобные туфли, как шеф снова вызывает ее к себе. Ну вот что за невезение?!

Открыв дверь кабинета, Катерина прошла к столу босса и негромко спросила:

– Александр Павлович, вам что-нибудь нужно?

Почему-то ей всегда сложно давалось общение с шефом. Вроде, не первый день работает, а внутри до сих пор сидит то неприятное чувство, что появилось при знакомстве с Амбарцумовым.

– Присядь. Разговор есть.

 

 Александр небрежно указал рукой в сторону кресла и окинул свою сотрудницу внимательным взглядом. Он заметил и усталое выражение ее лица, и попытку скрыть беспокойство за доброжелательной улыбкой, и привычный ежедневник, стиснутый в руках. Алекс еле слышно хмыкнул. Надо же, а ведь девчонка до сих пор побаивается! Полгода уже работает, а все равно смотрит с опаской. Что ж, с интуицией у нее все в порядке. Не зря опасается, хоть и думает, что он ничего не замечает! Амбарцумов прищурился, наблюдая, как девушка идет к стоящему в углу комнаты креслу. Хороша… Все при ней – и фигурка аппетитная, и личико смазливое. Жаль, что не удалось попользоваться. Как не вовремя Терсенов заглянул! И чего ему на Кипре не сиделось?

 

Катя опустилась на мягкое сиденье и вопросительно посмотрела на босса, пытаясь понять, о чем будет разговор, однако Александр Павлович не спешил его начинать. Он задумчиво поглядывал на нее и медленно перебирал пальцами нефритовые четки. Крупные зеленоватые бусины неторопливо скользили в его ухоженных руках, нарушая хрупкую тишину кабинета чуть слышным глуховатым звуком.

– Катерина, я хочу попросить тебя о небольшом одолжении, – заговорил, наконец, Амбарцумов.

– Да, Александр Павлович.

– У меня есть один близкий друг, – шеф расслабленно откинулся в кресле, но Катя видела, как напряженно стиснули его пальцы зеленые бусины четок. – Очень близкий, – многозначительно подчеркнул он. – Так вот...

Амбарцумов внезапно замолчал, не сводя с Катерины тяжелого взгляда темно-карих глаз, и она едва удержалась от того, чтобы не передернуть плечами. Не нравилось ей, когда начальник так смотрел. Обычно это не сулило ничего хорошего.

– Ему срочно нужен секретарь, – продолжил Александр Павлович. – Пойдешь? Ненадолго. Всего на пару месяцев.

Катя удивленно посмотрела на шефа. Это что же, ее, как какую-то крепостную, новому барину передают? Ничего себе!

– Катенька, я понимаю, что мое предложение выглядит несколько странно, – в голосе Амбарцумова зазвучали вкрадчивые нотки. – Но поверь, Терсенов – не тот человек, которому можно отказать, – он впился взглядом в лицо Катерины и веско добавил: – Соглашайся. 

Александр Павлович рывком поднялся из-за стола и принялся расхаживать по кабинету, а Катя задумчиво наблюдала за ним, пытаясь понять, почему ей так не нравится предложение босса.

– И в чем будет заключаться моя работа? – после небольшой паузы, спросила она.

– Ничего нового, – скупо ответил начальник. – Все то же, что и здесь. Разница только в некоторых нюансах производства.

Он остановился у окна и задумчиво посмотрел вниз, на забитый стоящими в пробке машинами проспект. Четки, все с тем же глухим стуком, быстро скользили в его пальцах.

– Соглашайся, Катенька, – бросив на Катю какой-то нечитаемый взгляд, повторил Амбарцумов. –  Поверь, я умею быть благодарным. И потом, "Интелком" – довольно крупная компания, с обширным рынком сбыта и внушительными связями, и тебе, в будущем, может пригодиться опыт подобной работы. Не век же в приемной сидеть.

– Я могу подумать? – поинтересовалась Катерина.

– Разумеется, – кивнул Александр Павлович. – У тебя есть несколько минут.

Катя вскинула на босса удивленный взгляд. Так мало?!

– Ты пойми, нам нужно решить этот вопрос как можно быстрее, – правильно понял ее недоумение начальник. – Если согласишься, то уже завтра с утра Терсенов будет ждать тебя в своем офисе.

Катерина задумчиво покачала головой. Что и говорить, особого выбора у нее не было. Отказывать начальству чревато, а с работой нынче не густо и вряд ли удастся так сразу найти что-нибудь подходящее. Да и с деньгами у них все еще напряг.

– Катерина, тут не о чем раздумывать, – словно услышав ее мысли, сказал Амбарцумов. Он подошел к Кате и положил руку на спинку ее кресла. – Ты прекрасно справишься. Тем более что ничего нового делать не придется. Та же работа, что и здесь.

– Хорошо, – решилась Катерина. – Я согласна. Только у меня есть небольшое условие.

– Что за условие? – насторожился шеф.

– После окончания контракта мне нужен двухнедельный отпуск.

Она выпалила это и замерла, ожидая ответа начальника.

– Всего-то? – Кате показалось, что, после ее слов, Амбарцумов расслабленно выдохнул. – Ладно. Будет тебе отпуск.

– И прибавка к зарплате? – невинно добавила она.

– Катерина, – в голосе шефа проскользнуло предупреждение. – Не наглей.

– Ясно, – погрустнела она. – Значит, прибавки не будет.

– Ну, не кисни. Так уж и быть, накину, – поддался Амбарцумов. – Но немного, – тут же уточнил он.

Катерина согласно кивнула, постаравшись скрыть довольную улыбку. Перспектива на два месяца перейти в другую фирму становилась все более заманчивой.

– В общем, этот вопрос мы решили, – подвел итог разговора Александр Павлович, и Катерине показалось, что глаза его как-то странно блеснули. – Я позвоню Константину Сергеевичу, и завтра он пришлет за тобой машину. Будь готова к восьми. И не волнуйся, у тебя все получится.

Катя кивнула и поднялась с кресла.

– Я могу идти?

– Конечно, Катерина, иди, – махнул рукой босс. – И не опаздывай. Константин Сергеевич опозданий не любит.

 

Выйдя от шефа, Катя подошла к своему столу и принялась рассеянно перебирать документы. Надо же, с завтрашнего дня у нее будет новый начальник и новое рабочее место. Интересно, что представляет из себя этот самый Терсенов? Известная фамилия, где-то Катя ее уже слышала. И название компании... Что-то очень знакомое, вот прямо крутится в голове! Кажется, недавно она видела в документах упоминание об этом самом "Интелкоме". И новый босс... Кто-то говорил о нем. Причем, буквально на днях. Точно. Леха тогда еще о своем отпуске рассказывал, а девчонки из бухгалтерии трепались в курилке о каком-то красавчике. Вроде, именно эта фамилия и звучала. Блин, ну почему она никогда не прислушивается к сплетням? Сейчас бы уже знала, на кого работать будет. А так, догадывайся теперь, чего ждать от нового шефа!

Расстроенно покачав головой, Катерина постаралась отогнать мысли о будущем и переключилась на настоящее. Ей предстояло разобрать все бумаги и оставить Светлане краткие записи того, где что находится. Провозившись с документами, Катерина даже не заметила, как вышел из кабинета Амбарцумов, как стихли в коридоре голоса сотрудников, как погасло освещение в большинстве помещений офиса. Приведя в порядок свое рабочее место, она удовлетворенно осмотрелась и только тут обратила внимание на висящие напротив ее стола часы. Двадцать два десять. Удивленно присвистнув, Катя подскочила со стула и принялась лихорадочно переобуваться. Вот это она задержалась! А еще ведь до дома добираться! Спешно накинув плащ и на ходу попадая в рукава, она выключила свет и захлопнула за собой дверь приемной.

***

– Ты почему так поздно?

Мама выглянула из кухни и одарила Катю недовольным взглядом.

– На работе пришлось задержаться, – снимая сапоги, ответила Катерина. – Дела передавала.

– Тебя уволили? – Елена Борисовна взволнованно скомкала в руках вафельное полотенце. – Катя, ты можешь объяснить нормально?

– Мам, успокойся, никто меня не увольнял, – устало выдохнула Катя.

Сорок минут в ожидании маршрутки не прошли даром, и сейчас она хотела только одного – забраться под горячий душ и согреться. Даже в автобусе не смогла избавиться от пробирающего до костей озноба. Проклятый холод! Как же она его ненавидит!

Повесив плащ на плечики, Катерина убрала его в шкаф и повернулась к матери. Как ни хотелось ей отложить разговор на потом, один взгляд на поджатые губы мамы заставил Катю вздохнуть и спокойно пересказать просьбу шефа.

– И ты, конечно же, согласилась? – выслушав ее, уточнила Елена Борисовна.

– Да, мам, – вяло кивнула Катя. – У меня не было другого выхода.

– Глупости, – отрезала Елена Борисовна. – Ты просто побоялась отказать. Впрочем, чего еще от тебя можно было ожидать? Сразу же пошла на поводу у начальника. А нужно было поторговаться, набить себе цену. А-а, кому я это говорю?! – мама махнула рукой и пошла на кухню. – Святая простота!

Катя вспыхнула от обиды, но тут же привычно затолкала ее поглубже. Не нужно. Не стоит обижаться на маму. Она же не виновата, что Катя не похожа на... Впрочем, об этом сейчас тоже лучше не думать.

– Мамуль, а что у нас есть покушать? – как ни в чем ни бывало, спросила она, остановившись в дверном проеме. Что толку говорить о выторгованных условиях? Мама все равно останется при своем мнении.

– Мой руки, ужин на столе, – не глядя на нее, проворчала Елена Борисовна. – Посуду сама помоешь, я спать пойду.

Мать повесила на крючок полотенце, которое до этого комкала в руках, и молча вышла из кухни, а Катерина устало опустилась на стул и проводила ее задумчивым взглядом. Она давно уже привыкла к маминой холодности, но иногда ей так хотелось, чтобы мама обняла ее, ласково прикоснулась, сказала доброе слово. Да-а... Мечтать не вредно.

Прогнав ненужные мысли, Катя через силу усмехнулась и подняла крышку с керамического горшочка. Чанахи... М-мм... Красота! Разом повеселев, она принялась за еду, забыв и о горячем душе, и о недавнем желании поискать в интернете сведения об "Интелкоме" и его владельце.

Уже поздно ночью, укладываясь спать, Катерина вспомнила навязчивые сны, преследующие ее, и понадеялась, что сегодня обойдется без них. Ее надежды оправдались. Утром она проснулась бодрой и выспавшейся, с радостью улыбнувшись наступающему дню.

{прим. Virgos* – жизненная сила (лат)

Virgos sempiternus** – вечная жизненная сила (лат)}

 

ГЛАВА 2

 

Катя наскоро позавтракала и выскочила из дома, торопясь к автобусной остановке. Еще вчера, на вопрос начальника, откуда ее лучше забрать водителю Терсенова, она, не задумываясь, назвала место рядом с торговым центром. А что? И ей удобно, и для шофера ориентир хороший. Она мельком бросила взгляд на часы и припустила быстрее – до назначенной встречи оставалось всего несколько минут.

Не успела Катя подбежать к остановке, как рядом неслышно притормозила большая серебристая машина, и ее передняя дверца приглашающе открылась.

– Екатерина Алексеевна? Я от Константина Сергеевича, садитесь, пожалуйста, – вежливо произнес водитель.

– Спасибо, – машинально ответила она, удивляясь пунктуальности шофера. Надо же, минута в минуту подъехал!

Молча усевшись на сиденье, она захлопнула дверцу и чуть смущенно улыбнулась немолодому, седовласому человеку за рулем. Тот приветливо кивнул ей, включил поворотник, и автомобиль плавно тронулся с места.

– Извините, что заставила ждать, – не зная, с чего начать разговор, негромко сказала Катя.

– Не извиняйтесь, Екатерина Алексеевна, вы вовремя. Это я приехал чуть пораньше, чтобы вам не пришлось мерзнуть на остановке. Погодка сегодня не очень, – мужчина мазнул взглядом по ее легкому плащу и добавил: – Не располагает к длительному ожиданию.

– Это точно, – улыбнулась Катя. – А до офиса далеко?

Шофер как-то странно на нее покосился.

– А вас разве не предупредили, что… – он запнулся, но тут же добавил: – Хотя, Константин Сергеевич сам вам все объяснит.

– Подождите, так мы сейчас куда? – недоуменно посмотрела на него Катя.

– Екатерина Алексеевна, вы не волнуйтесь, – спокойно ответил водитель. – Константин Сергеевич находится за городом и велел привезти вас туда.

Катерина поежилась. Нехорошее предчувствие, со вчерашнего дня успешно игнорируемое ею, вновь подняло голову. Ну вот куда она вляпалась? Жила себе тихо-мирно, никого не трогала. И нате вам!

 Уставившись в окно, Катя задумчиво провожала взглядом мелькающие мимо дома и старалась не поддаваться панике. Ну что такого страшного может с ней случиться? Она совершенно обычная девушка, с абсолютно заурядной внешностью и простым происхождением. Вряд ли ей может что-либо угрожать.

Критически покосившись в боковое зеркало на собственное отражение, Катя еле слышно хмыкнула. Типичный офисный работник. Бледное лицо, темная оправа очков, еле умещающаяся на маленьком носу, собранные в узел каштановые волосы. Очки, кстати, Катерина носила только для того, чтобы подчеркнуть свой возраст. Без них она выглядела слишком уж молодой и неопытной, а это, при ее должности, было большим недостатком. Катя не сразу поняла, почему на собеседованиях у нее постоянно уточняют, сколько ей лет. Написано же в резюме – двадцать два! Неужели не видно? Однако вскоре до нее дошло, что выглядит она слишком легкомысленно, со своими пышными кудрями и вздернутым носом. Что ж, кудри были безжалостно стянуты в тугой узел, а вот нос... А нос скрыли строгие очки, сразу придавшие ей недостающей солидности.

Чуть успокоившись, Катерина повернулась к шоферу и окинула того внимательным взглядом. Немолодой, серьезный, глаза чуть прищурены и от них разбегаются тонкие лучики морщинок. Чем-то похож на дворецкого из старых английских фильмов. Такой же невозмутимый и доброжелательный на вид. И явно знает намного больше, чем ему положено. Катя незаметно хмыкнула. Вот уж кого неплохо иметь в друзьях, оказавшись в незнакомом месте!

– Может быть, познакомимся поближе? – улыбнувшись, предложила она. – Я, как вы уже поняли, Катя, новый личный помощник господина Терсенова, а вы...

– Петр Андреевич, – усмехнулся в усы мужчина. – Личный водитель Константина Сергеевича.

– Ух ты, – удивилась Катя. – Не ожидала, что босс отправит за мной своего личного шофера. Польщена.

– Екатерина Алексеевна...

– Катя, – перебила его Катерина.

– Что, простите?

– Катя, – улыбнулась она. – Не люблю ненужный официоз.

– А, ну ладно, – согласно кивнул водитель. – Так вот, Катенька, вы не переживайте. Константин Сергеевич человек очень хороший, он к своим работникам относится просто исключительно, так что не думайте обо всех тех ужасах, которые вам успели примерещиться. Просто хозяину удобнее работать дома.

Петр Андреевич окинул Катерину веселым взглядом проницательных голубых глаз и неожиданно подмигнул.

– А с чего вы решили...

Договорить Катя не успела.

– Да у вас такое лицо было, словно мы не за город едем, а в логово маньяка направляемся, – добродушно усмехнулся шофер.  – Вы, Катенька, ни о чем плохом не думайте, просто выполняйте свою работу и все будет хорошо, – неожиданно серьезно добавил он.

Катя задумчиво посмотрела на него и медленно кивнула. Какой странный дядечка, однако. Не похож на простого шофера. Интересно, какие еще обязанности он выполняет при Терсенове? Неожиданно ей стало неловко от того, что водитель понял, чего она боится. М-да. Вот тебе и взрослая, солидная девушка. Спалилась, как школьница.

Расстроенно вздохнув, Катерина уставилась в окно. За время ее разговора с Петром Андреевичем пейзаж успел измениться. Последние многоэтажки остались позади, и машина, набрав приличную скорость, стремительно двигалась по автостраде. Мимо мелькали придорожные кафе, заправки, ярко-желтые кроны деревьев и багряные сполохи невысоких кустарников. Осень уже вовсю хозяйничала в округе. Катя засмотрелась на пролетающие за окном посадки, невольно вспомнив, как любила когда-то бродить с отцом по извилистым тропинкам небольшого лесочка, начинающегося почти сразу за забором их дачи. Как пьяно пах воздух, как щемяще-радостно сжималось сердце и как громко хотелось смеяться от счастья. Ох, и зачем только она все это вспомнила?

Катя покосилась на водителя. Петр Андреевич ответил понимающей усмешкой, и Катерина смущенно улыбнулась.

– Нам еще долго ехать? – спросила она, стремясь избавиться от неловкости.

– Уже подъезжаем.

Шофер свернул с трассы на второстепенную дорогу.

– Видите указатель?

Катя встрепенулась, заметив крупную надпись на белом фоне, виднеющийся вдали КПП и шлагбаум, перекрывающий дорогу. Несколько секунд – и автомобиль оказался у самого въезда в небольшой элитный поселок. М-да... Что и следовало ожидать. Новый босс явно не бедствует.

Охранник, выглянув из сторожки, кивнул водителю, полосатая преграда дернулась, поднимаясь вверх, и машина проехала за металлическую ограду, свернув на одну из центральных улиц. Катя с интересом разглядывала огромные дома, возвышающиеся за не менее огромными заборами. “Пафос и деньги. Большие деньги” – вспомнила она высказывание Мориса о русских олигархах. Что ж, друг был прав. Именно так все и выглядело в этой “обители богатых” – дорого, очень дорого и просто неприлично дорого.

Вопрос только в том, что она здесь забыла? Никогда вроде не мечтала оказаться в среде элиты, а вот поди ж ты! Оказалась. Спасибо Александру Павловичу, чтоб ему хорошо жилось!

Автомобиль остановился возле высоких кованых ворот, и Петр Андреевич помог Катерине выйти.

– Вот мы и на месте, – распахивая перед ней калитку, негромко произнес он.

Катя вошла во двор и огляделась.

Ну да, конечно. Охрана. Куда же без нее? Двое у ворот, один у дома. И еще парочка бродит по территории. А сама территория впечатляет!

Аккуратные газоны, длинный ряд ровно постриженных кустов, крупная брусчатка, расходящаяся под ногами темным веером. И большой особняк, в европейском стиле. Катя восхищенно уставилась на него, совершенно забыв о своем провожатом. Удивительная красота! Строгие лаконичные линии, четкий силуэт, идеальная форма...

– Пойдемте, Катенька, – Петр Андреевич чуть коснулся ее руки, заставив Катерину очнуться.

– Ах да, конечно, – ответила она. – Идемте.

Водитель направился к дому, и Катя поспешила за ним.

 

– Константин Сергеевич, можно?

Петр Андреевич постучал в дверь кабинета и тут же открыл ее. Катерина, стараясь сильно не глазеть по сторонам, вошла вслед за шофером в комнату и едва не споткнулась, увидев, кто сидит за столом. Не-е-ет! Господи, пожалуйста, только не он! Ну почему ей так не повезло?! Идиотка! Хотела же найти в интернете подробности про "Интелком"! Сейчас уже знала бы, что ее ждет. Вернее, кто!

– Вы уже приехали? – раздался знакомый бархатный баритон. Да-да, тот самый, которым впору фильмы озвучивать! – Петр Андреевич, спасибо, что доставили мою новую помощницу. Можете пока быть свободны, но не забывайте, после обеда вы мне еще понадобитесь.

– Хорошо, Константин Сергеевич.

Водитель почтительно кивнул и направился к выходу. Правда, не доходя до двери, он оглянулся на Катю, ободряюще подмигнул ей и только после этого вышел. Катерина почувствовала, как на душе стало теплее. Надо же, почти незнакомый человек, а не постеснялся ее поддержать.

– А вы, Екатерина Алексеевна, проходите поближе, – негромко, но очень отчетливо произнес сидящий за столом мужчина. – Нам с вами предстоит много работы, поэтому, предлагаю побыстрее покончить с формальностями и перейти к делам.

Катя шагнула вперед, постаравшись придать своему лицу спокойное выражение, хотя внутри у нее все бурлило от возмущения. Нет, ну почему именно этот "белобрысый гад" оказался ее новым боссом? Что за закон подлости такой? Хотя, тут скорее сработал закон Мерфи – если какая-нибудь неприятность может произойти, она непременно случится! Вот. Случилась. И имя этой неприятности...

– Терсенов, Константин Сергеевич, – представился мужчина, вставая из-за стола и протягивая Катерине руку.

Угу. Катя так и догадалась. Тот самый нахал, который пренебрежительно отзывался о ее расторопности и способности готовить кофе. Разве можно было его не узнать?! Интересно, как это он решился взять себе в помощницы "полную неумеху"?

– Катерина Савицкая, – прохладно ответила она.

– Что ж, – отрывисто произнес Терсенов, коротко пожав ее ладонь. – Раз уж мы с вами познакомились, можно переходить к главному, – он указал на небольшое кресло и небрежно бросил: – Присаживайтесь.

Катя уселась, не решаясь откинуться на спинку, а потом, разозлившись на саму себя, удобно устроилась на мягком сиденье. Не хватало еще показывать свое смущение! Нет уж. Лучше сразу дать понять новому боссу, что она его не боится!

Терсенов, казалось, не заметил этого маленького демарша. Он неторопливо обошел стол и остановился рядом с ее креслом.

– Итак, Катерина Алексеевна, для начала мне хотелось бы прояснить некоторые моменты, чтобы больше к ним не возвращаться, – размеренно произнес Константин Сергеевич. – Надеюсь, Александр Павлович предупредил вас о необходимости переезда в мой дом на все время действия вашего контракта? Нет? Что ж, не страшно. Я говорю вам об этом сейчас. Все расходы и неудобства вам компенсируют, – заметив, что Катя собирается что-то сказать, тут же уточнил он. – Идем дальше. Моя работа предполагает постоянные разъезды, так что вам стоит подготовиться к тому, что вы будете довольно часто сопровождать меня в поездках и находиться рядом во время переговоров. От вас потребуется четкое исполнение всех приказов и умение понимать меня с полуслова. Надеюсь, вы сумеете с этим справиться. Что еще? Ах да. Ваше рабочее место.

Терсенов подошел к незаметной темной двери, скрывающейся в неглубокой нише, и резко распахнул ее. Глазам Катерины предстал небольшой, уютный кабинет, с письменным столом, двумя шкафами, доверху заполненными ровными рядами папок, и плоским монитором, отражающимся в полированной поверхности столешницы.

 – Все необходимые документы найдете вот тут, – босс указал на ящики стола. – Пароль от почты записан в ежедневнике на первой странице. Мое приблизительное расписание – вот здесь. Просмотрите его сразу, чтобы иметь представление, с чем предстоит работать, – он окинул Катю внимательным взглядом и веско добавил: – Александр Павлович рекомендовал вас, как отличного специалиста, и я очень надеюсь, что вы меня не подведете. Рабочее место в офисе компании я покажу вам после обеда. А пока осваивайтесь здесь. Вопросы есть?

– Константин Сергеевич, у меня будет время съездить домой за вещами? Дело в том...

– Все необходимое вы найдете в своей комнате, – равнодушно перебил ее Терсенов. – Если понадобится что-то еще, составьте список, моя домработница купит. Вопросы?

– Нет, я все поняла, – отрицательно покачала головой Катя.

Она все еще не могла до конца осознать масштаб подлянки, устроенной бывшим шефом.

– Тогда осваивайтесь пока, если что-то будет непонятно – спрашивайте, – вернувшись к своему столу, произнес босс. – Надеюсь, больших сложностей у нас не возникнет.

Катерина не стала отвечать на это заявление. Она прошла в предназначенную ей комнатку, аккуратно прикрыла за собой дверь и только тогда позволила себе тихо выругаться. "Твою ж налево! – прошептала она. – И надо было так вляпаться?! Прям, повезло – так повезло!"

Вот как чувствовала, что не все так просто с предложением Амбарцумова! Ладно, работа, но жить в доме начальника... Бред какой-то. Ох и удружил Александр Павлович!

Катя понимала, что бывший шеф сознательно утаил от нее подробности новой работы. "Всего пару месяцев, Катенька! – передразнила она Амбарцумова. – Чтоб ему... икнулось! Ни вещей не взяла, ни маму не предупредила! Зашибись просто!".

Впрочем, долго раздумывать над этим времени не было. Матери она позвонит чуть позже, да и с вещами как-нибудь разберется. Какой смысл переживать и волноваться? Лучше уж сразу заняться делом. Глядишь, работа и поможет преодолеть ненужные сомнения и страхи.

Привычный пофигизм, не раз выручавший ее в трудные моменты, и тут пришел на помощь, не позволяя излишне волноваться из-за неожиданной подставы.

Удобно устроившись в мягком кожаном кресле, Катя включила компьютер и погрузилась в изучение расположенных на рабочем столе папок, постаравшись выкинуть из головы все мысли о новом начальнике. Она с интересом просматривала документы, делала для себя пометки и так увлеклась, что не заметила, как подошло время обеда.

 – Катерина Алексеевна, зайдите ко мне, – ожил динамик селектора.

 Вздрогнув от неожиданности, Катя оторвалась от монитора и усмехнулась. Надо же, так погрузилась в изучение деятельности "Интелкома", что даже не заметила, как пролетело несколько часов. Поднявшись с кресла и одернув юбку, она направилась к двери.

– Константин Сергеевич?

Катерина переступила порог кабинета и выжидательно уставилась на босса.

– Обед, – коротко произнес Терсенов. – Мы с вами сейчас поедим, а потом, поедем в офис. Нужно забрать кое-какие бумаги, да и вам не помешает ознакомиться с основным местом работы.

– Хорошо, – покладисто ответила Катя.

Ее обрадовала перспектива увидеть офис "Интелкома". Еще бы! Должна же она узнать, где предстоит работать? К тому же, не терпелось посмотреть на сотрудников компании и понять, каких подстав от них ожидать. А то, что подставы будут, она даже не сомневалась.

Терсенов открыл дверь и чуть придержал ее, пропуская Катерину вперед.

– Направо, – коротко скомандовал он, указывая направление.

Просторная столовая встретила их накрытым столом и тонкими ароматами горячих закусок.

– Константин Сергеевич, обед уже ждет, приятного аппетита, – невысокая, полненькая женщина добродушно улыбнулась хозяину и с плохо скрытым интересом покосилась на Катерину.

– Татьяна Николаевна, познакомьтесь, это Екатерина Алексеевна, моя новая помощница. Катерина, Татьяна Николаевна – ангел-хранитель этого дома, со всеми бытовыми вопросами вы можете обращаться к ней. Чуть позже она покажет вам комнату и объяснит, где что находится.

Терсенов отодвинул стул и сел, жестом предложив Кате последовать его примеру.

– И раз уж с главным человеком в доме вы познакомились, можно приступать к обеду. Татьяна Николаевна, распорядитесь сразу принести горячее.

– Константин Сергеевич, – укоризненно протянула женщина. – Ну как же так? А борщ? Свежий, наваристый! Глаша расстроится.

– Татьяна! – предостерегающе повысил голос Терсенов.

– Хорошо-хорошо, поняла я, – тут же стушевалась экономка и поспешила выйти из столовой.

– Катерина, не стесняйтесь, – обратился Константин Сергеевич к Кате. – Попробуйте горячий салат с мидиями. Думаю, вам понравится.

Она положила на тарелку яркую закуску. Мидии, овощи-гриль, какой-то соус, напоминающий песто. Должно быть, вкусно. Аккуратно подцепив на вилку ломтик черри и оранжевую тушку морского гада, она бросила незаметный взгляд на своего босса, и рука ее дрогнула. В голубых глазах сидящего напротив мужчины Катерине почудился такой голодный блеск, что она едва удержалась от желания вскочить со стула и сбежать куда подальше и из этой комнаты, и из этого дома. Она опустила голову, пытаясь справиться с собой, а когда подняла ее, Терсенов уже равнодушно смотрел в окно, и прозрачная дымка его взгляда была совершенно безмятежна.

Надо же, неужели почудилось? Нервы совсем ни к черту!

Катерина машинально отправила в рот набранный на вилку салат, не замечая ни вкуса мидий, ни тонкого аромата соуса. Аппетит пропал безвозвратно.

– Ваш бифштекс, – экономка поставила перед Терсеновым широкое фарфоровое блюдо, с крупным куском мяса и разноцветными овощами. – Константин Сергеевич, что-нибудь еще? – мягко спросила она, преданно глядя на босса.

– Нет, Татьяна, ничего больше не нужно, – ответил тот, беря в руки приборы. – Чуть позже принесете Катерине борщ.

– Я не буду, – поторопилась возразить Катя.

– Не обсуждается, – отрезал Терсенов. – Вы должны хорошо питаться. Это входит в условия контракта.

– Я еще ничего не подписывала.

Она упрямо вскинула голову.

– После обеда мы обязательно исправим это упущение, – невозмутимо произнес Константин Сергеевич. – А пока, приятного аппетита.

Он неторопливо разделывал истекающее жирным соком мясо, а Катя задумчиво наблюдала за его ловкими движениями и пыталась понять, во что же она влипла. Слишком уж необычным было все, что происходило с ней в последние дни. И пугающие сны, и странное предложение Амбарцумова, и непонятные условия контракта, да и сам новый босс... Не нравилось Катерине все происходящее. Очень не нравилось. Слишком много недоговоренностей виделось ей за всей этой историей. Если бы только она могла отказаться! Встать из-за стола, попрощаться и уйти.

Беззвучно хмыкнув, Катя представила свой эффектный уход и с сожалением признала, что сразу за ним последует ее не менее эффектное увольнение из "ТэрКора". Амбарцумов не потерпит подобных выходок. Если уж Ингу, непревзойденную Ингу, работавшую у него до Кати личным помощником и, по совместительству, бессменной любовницей, шеф уволил только за то, что та без предупреждения не явилась на работу, то уж ее, Катерину, Александр Павлович и слушать не станет. Собрала коробки – и на выход! Скатертью дорога! Разумеется, допустить подобное Катя никак не могла. Сокращение и последующие поиски работы успели основательно убедить ее в том, что за хорошее место нужно держаться "руками и ногами". Хватит с нее безработицы. Если сейчас она уйдет, то в ближайшее время вряд ли сумеет найти хоть что-то подходящее. Кризис. В большинстве компаний происходят сокращения, новые сотрудники никому не нужны, устроиться на нормальную должность просто нереально. Это она уже проходила.

Катя еле слышно вздохнула. Странно, конечно. Все происходящее немного напоминает сюр. И ее неожиданный перевод, и новый босс, и обстановка. И пункты контракта. Жить в одном доме с начальником, хорошо питаться... Прямо, домашний любимец какой-то, а не личный помощник! Интересно, а мурлыканье в договоре не прописано? А то ведь у нее с музыкальным слухом неважно, может и оскорбить нежную душу шефа непотребными звуками!

Незаметно усмехнувшись крамольным мыслям, Катя придвинула к себе принесенный Татьяной борщ и обреченно зачерпнула его ложкой. Ну не любила она "горячий салат из свеклы", как называл это блюдо ее друг Морис – французский журналист, пять лет проживший в России, но так и не сумевший приспособиться к непривычной для него русской кухне. Катерина не раз пыталась приобщить своенравного француза к прелестям национальной кулинарии, но тот только морщился и с мягким акцентом объяснял, что его нежный желудок не в силах переварить странную российскую еду. "Не обижайся, Катрин, – говорил он. – Но это есть невозможно. Я уважаю Россию, я уважаю русских, я уважаю водку, но ваша еда... Нет, я не могу ее уважать. Прости". Катерина смеялась и доказывала упертому французу, что еда не требует уважения, ее нужно просто есть, но тот лишь кривился в ответ и пускался в долгие рассуждения о том, что русские привыкли к слишком тяжелой и неправильной пище.

Заканчивались споры всегда одинаково – Морис обещал пригласить Катю во Францию и накормить настоящими шедеврами кулинарного искусства. А не той "пародией, что готовят в ваших французских ресторанах, Катрин. Подделка, всего лишь подделка!" – сокрушенно комментировал он подаваемые в дорогих заведениях столицы блюда. Катя только усмехалась в ответ. На ее непривередливый вкус, все было очень даже съедобно!

Познакомились они с Морисом случайно. Столкнулись на выставке Серова в Третьяковке, как-то незаметно разговорились, а после еще долго гуляли по заснеженным улицам, обсуждая увиденное. Француз оказался веселым и общительным парнем, много шутил, рассказывал забавные случаи из своей жизни, пару раз поцеловал Катерине руку, но дальше этого дело не пошло. Несмотря на взаимный интерес, той тяги, что возникает между мужчиной и женщиной, в их отношениях, к сожалению, не было. Они часто встречались, приятно проводили время, гуляли по городу, ходили в рестораны, но так и остались просто приятелями. Катерина иногда жалела о том, что ничего большего между ними не случилось, но тут же успокаивала себя тем, что теперь у нее есть еще один очень хороший друг. Да только вот друзей у Кати было предостаточно, а любимого... Почему-то, почти все мужчины, с которыми знакомилась Катерина, очень быстро и безболезненно переходили в разряд приятелей. Можно сказать, у Кати имелся настоящий талант превращать перспективные любовные отношения в обычную дружбу. Нет, романы в ее жизни тоже были, но какие-то несерьезные, без бурных страстей и яркого секса.

– Интересно, в каких облаках вы витаете? – вырвал ее из размышлений задумчивый голос Константина Сергеевича.

Катя опустила ложку, удивленно посмотрев на босса.

– Простите?

– Интересно, говорю, узнать, какие мысли вызвали такое мечтательное выражение на вашем лице, – серьезно произнес Терсенов и положил приборы на тарелку. – О чем думаете, Катерина?

– А-а, да так, обо всем и ни о чем, – неопределенно ответила она, досадуя на себя за то, что чересчур увлеклась собственными мыслями. Нашла время! Вон, даже начальник заметил.

– Татьяна, можете подавать второе, – кивнул своей экономке хозяин, глазами указав на Катерину.

Женщина тут же исчезла из комнаты, чтобы через минуту вернуться и поставить перед Катей блюдо с мясом и овощами.

– Приятного аппетита, – мило улыбнулась она, и Катерина невольно залюбовалась ямочками на ее щеках. Улыбка удивительно шла экономке, делая ее моложе и привлекательнее.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Катя, с опаской поглядывая на огромную порцию, исходящую ароматным паром на ее тарелке.

– До последней крошки, – глядя на свою новую помощницу, распорядился Терсенов. – Пока не доедите, никуда не поедем.

– Я что, настолько плохо выгляжу? – удивленно спросила Катерина.

– Вам не помешает немного поправиться, – невозмутимо ответил босс, помешивая принесенный ему кофе. – Не люблю худышек.

Катя едва не поперхнулась, услышав это заявление.

– Простите, а какое отношение к работе имеет мой вес?

– Самое прямое, – усмехнулся Терсенов. – Мне нужны здоровые сотрудники, а не ходячие вешалки, так и норовящие рухнуть в голодный обморок. Так что, ешьте, Катерина, и считайте это одним из пунктов своих новых обязанностей.

Он небрежно поставил на стол пустую кофейную чашку и, не обращая внимания на удивленную его словами Катю, посмотрел на экономку.

– Татьяна, принесите еще кофе, – распорядился Терсенов, и она поняла, что вопрос ее питания закрыт. Весь вид Константина Сергеевича говорил о том, что он не собирается возвращаться к этой теме.

Катерина сдержала рвущееся наружу возмущение, мрачно уставившись на нежное филе. "Два месяца. Мне нужно продержаться какие-то несчастные два месяца, – пыталась успокоиться она, ожесточенно разделывая ни в чем не повинный кусок мяса. – Зато потом потребую у Александра Павловича две недели отпуска и умотаю к Ольге на юга. Давно пора отдохнуть...".

При мысли о подруге Катя повеселела и сама не заметила, как расправилась с горячим.

Крепкий кофе, поставленный перед ней расторопной экономкой, окончательно улучшил ее настроение, и она перестала переживать из-за странностей новой работы.

– Татьяна, скажи Петру Андреевичу, чтобы подогнал машину, – распорядился Терсенов, дождавшись, пока Катя допьет свой кофе. – И покажи Катерине Алексеевне ее комнату.

– Хорошо, Константин Сергеевич, – кивнула женщина. – Катерина Алексеевна, пойдемте со мной.

Она направилась к выходу, и Катя, бросив быстрый взгляд из-под ресниц на Константина, поспешила за экономкой.

 

Комната, в которую привела ее Татьяна, ничем не отличалась от комфортабельного гостиничного номера – такая же огромная, функциональная и... безликая. Светлые обои, просторная кровать, телевизор на стене, пушистый ковер на полу, пара кресел, шкаф, небольшой письменный стол. Ни растений, ни картин, ни безделушек. Ничего, что позволило бы хоть немного оживить бездушный интерьер. Катя невольно вздохнула. Придется обживаться.

– Всю необходимую одежду вы найдете здесь, – деловито произнесла экономка, распахивая створки шкафа.

Катерина удивленно уставилась на многочисленные плечики. Пиджаки, юбки, брюки, вечерние платья. Это что – все ей? На полках внизу в разноцветный ряд выстроились туфли, боковые отделения оказались заполнены свитерами, футболками, упаковками колготок и бельем. При взгляде на невесомое кружево трусиков и лифчиков, она озадаченно нахмурилась. Странный, однако, у господина Терсенова подход к сотрудникам. Ладно, одежда – ее хотя бы под понятие дресс-кода подвести можно, но белье... Это уж слишком!

– Так, здесь у вас ванная, – Татьяна распахнула незаметную на первый взгляд дверь, и в небольшом помещении мгновенно вспыхнул свет. – Тут тоже есть все необходимое, – пояснила женщина, скользнув одобрительным взглядом по висящим на крючках полотенцам.

Катя бегло осмотрела ванную, невольно отмечая ослепительно-белый цвет стен и сантехники. Надо же, ни одного яркого пятна. Даже шампуни и гели не разбавляют стерильный холод обстановки – их непрозрачные флаконы из матового стекла почти не заметны на фоне кафеля.

– Екатерина Алексеевна, если вам понадобится что-то, вы не стесняйтесь, говорите.

Татьяна, покинув душевую, неторопливо прошла к кровати и разгладила на покрывале едва заметную складочку.

– И если перекусить захотите, не скромничайте, у Глаши на кухне всегда есть что-нибудь вкусненькое, и она только рада будет вас накормить.

Экономка добродушно улыбнулась, отчего на ее щеках снова появились ямочки, и Катя не удержалась от ответной улыбки.

– Спасибо, Татьяна Николаевна, – поблагодарила она женщину. – Если мне что-то понадобится, я обязательно к вам обращусь. Наверное, мне пора возвращаться к работе. Не хочется заставлять Константина Сергеевича ждать.

– Да-да, конечно, пойдемте, – тут же засуетилась Татьяна. – Хозяин не очень любит, когда его задерживают.

 

Уже позже, сидя на заднем сиденье роскошного «мерса» рядом с боссом, Катя еще раз проанализировала все увиденное в отведенной ей комнате. И огромное количество совершенно новой одежды, и обилие дорогого белья, и макбук, стоящий на письменном столе. К чему столько затрат? Тем более что наняли ее всего на пару месяцев. Интересно, а откуда Татьяна узнала ее размеры? Неужели Амбарцумов подсказал? Впрочем, почему бы и нет? Судя по количеству любовниц Александра Павловича, тот должен хорошо разбираться в женских объемах. Как и всякий состоятельный мужчина, шеф не привык отказывать себе в удовольствиях и менял девушек одну за другой. Вон, даже жена не выдержала. Катерина была свидетельницей их последнего скандала и до сих пор не могла забыть безобразную истерику Элины. Правда, после этой самой истерики супруга босса быстро перешла в категорию бывших, а невозмутимый Александр Павлович спокойно улетел с очередной красоткой в Испанию. И все же, отчего начальник так спокойно уступил свою сотрудницу другу? Судя по всему, Терсенов легко мог найти подходящую кандидатуру в любом хорошем агентстве. При его-то возможностях! Так почему же именно она?

Катя незаметно покосилась на сидящего справа от нее босса. Терсенов просматривал какие-то бумаги и не обращал на нее никакого внимания. Полутьма салона скрадывала черты его лица, но Катерина заметила напряженную складку между бровями, сурово сжатые губы и небольшие морщинки в уголках глаз. Кстати, вот странность – при светлых, почти пепельных волосах, брови мужчины были достаточно темными и густыми. И ресницы тоже. Поразительный контраст! Интересно, а как выглядит подруга Терсенова? Наверняка, какая-нибудь холеная породистая блондинка. А может быть, веселая заводная брюнетка? Или яркая рыжая бестия?.. В любом случае, рядом с таким красавчиком должна быть незаурядная женщина. Хорош ведь, ничего не скажешь. И привлекателен, и умен, и богат. Прямо, мечта любой девушки! Принц, так сказать... На черном «мерседесе».

Катерина вздохнула и отвернулась к окну. "Окститесь, мадемуазель, – иронично подумала она. – Не про вашу честь подобные экземпляры. У богатых мужчин совсем другие вкусы, и на такую, как вы, они даже не посмотрят".

Катя вспомнила, что Амбарцумов, при всей своей любвеобильности, ни разу не взглянул на нее с интересом. А ей только и не хватало влюбиться в богатого, избалованного женским вниманием плейбоя, а потом страдать от собственной глупости! Нет уж. Не для нее все эти страсти...

Катерина откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза. Она старалась не думать о сидящем совсем рядом мужчине, но не могла отделаться от мыслей о нем. Острое ощущение его присутствия, тонкий аромат парфюма, негромкий голос, отдающий указания по телефону, – все это будоражило душу, заставляя Катю нервничать и мечтать оказаться как можно дальше от нового босса.

– Приехали, – неожиданный возглас Терсенова заставил ее вздрогнуть. Катерина только сейчас заметила, что автомобиль давно уже остановился, и Константин Сергеевич, сложив документы, застегивает кожаную папку.

– Не отставайте, – коротко бросил он Кате, а потом многозначительно посмотрел на Петра Андреевича и покинул салон.

– Удачного дня, Катерина Алексеевна, – негромко напутствовал Катю водитель.

В его глазах промелькнуло довольно странное выражение, но Катерине некогда было разгадывать непонятные шарады. Мимолетно улыбнувшись шоферу, она поспешила открыть дверцу и выйти.

"Конечно. Как я и думала! – фыркнула она, глядя, как стремительно Константин Сергеевич идет к раздвижным дверям, не обращая внимания на отставшую секретаршу. – Галантность – это не про нас! Его превосходительство не изволит всяких холопов ждать. "Не отставайте»... Это же еще постараться надо, чтобы не отстать! ".

Она почти бежала, пытаясь нагнать входящего в здание начальника.

"Фитнес – это хорошо. Это полезно. Особенно, после сытного обеда!" – оптимистично убеждала себя Катя, торопливо поднимаясь по ступенькам. Прозрачные двери открылись и бесшумно закрылись за ее спиной, и она на миг замерла, пытаясь сориентироваться.

 

 

 

 

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям