0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Одинокая волчица (с тремя детьми) желает познакомиться » Отрывок из книги «Одинокая волчица (с тремя детьми) желает познакомиться»

Отрывок из книги «Одинокая волчица (с тремя детьми) желает познакомиться»

Автор: Вокс Любава

Исключительными правами на произведение «Одинокая волчица (с тремя детьми) желает познакомиться» обладает автор — Вокс Любава Copyright © Вокс Любава

ПРОЛОГ

- Ты одна такой дом не потянешь, - качая головой, сказала мне Марина. – Не-е-ет, не потянешь. Тут мужик нужен.

- Потяну, не нагнетай, - осадила я подругу, глядя, как под окном огромный грузовик, словно голодный бегемот, жадно поглощает мой любимый столовый гарнитур.

            Пара дюжих грузчиков безжалостно пихала в бездонный кузов изящный столик и белые стулья с кремовой обивкой. Вокруг грузовика, быстро перебирая длиннющими ногами в красных туфлях, бегала Вероника – новая пассия моего уже бывшего мужа – и отдавала распоряжения, как лучше пихать.

            Муж Тема был тут же. Он беспомощно разводил руками и опасливо поглядывал в мою сторону, опасаясь, что я выскочу на защиту отсуженного гарнитура и попутно сотворю что-то нехорошее с его дорогой Вероникой.

            Больно надо.

            Я даже от окна отвернулась. Пусть подавится эта Вероника… и Темой, и стульями. Уж я-то не пропаду. Даже в таком – я погладила свой надутый мячиком живот, – в общем-то, безвыходном положении.

            Справлюсь я и с домом, и с детьми. С будущими и уже имеющимися. И без мужика как-нибудь обойдусь. Я сильная.

 

ГЛАВА 1. Одинокая

            Каждый вечер, приходя домой, я печально вздыхала.

            Отдав младшую дочку домработнице Ангелине, готовила ужин и думала. Думала о многом: о своем прошлом, в котором остались два бывших мужа. Ни один из них не интересовался судьбой жены и детей. Алиментов я не ждала и не просила, жалела об одном, что дети не общаются с отцами. Я давно научилась обеспечивать свою семью самостоятельно.

            Мой бизнес – небольшой спортивный зал и пара салонов красоты – приносил пока сносный доход с регулярной надежностью, которой искренне завидовали конкуренты. Все дело в том, что я - Вера Ивлева, - сумела зарекомендовать себя. Я не жалела денег на умелых тренеров и мастеров, всегда прислушивалась к мнениям и пожеланиям клиентов, следила за новинками рекламы.

            После развода с первым мужем Гришей, оставившим меня беременную с ребенком на съемной квартире, я так погрузилась в работу, что заслужила от подруг прозвище – «одинокая волчица». Уж как они ни убеждали меня, что в одиночку тянуть двух маленьких детей будет нереально сложно, я не сдалась.

            Не прошло долгого времени после развода, как у меня появился дом. Свой дом, просторный, новый. Я построила его сама на собственные деньги. Это «сама» в некоторых моментах даже следовало понимать буквально. Посчитав, что нанимать бригаду для заливки фундамента слишком дорого, я вручную рыла ямы, выкладывала сетку, втыкала в дно арматуру и возила на тележке битый кирпич с развалин в районе Альдоран.

            На работу ушло все лето, но результатом я осталась довольна. В сентябре пришла бригада рабочих, за месяц возвела двухэтажный брусовый особнячок, и уже к следующей весне я с детьми съехала со съемной квартиры.

            Кирилл, мой второй ребенок, подрос, и я смогла, наконец, отдать его в садик. Теперь почти все свое время я посвящала работе: уволила пару плохих мастеров, отправила лучшего тренера на новомодный тренинг в столицу, взяла небольшой кредит и, закупив в недавно открывшемся бюджетном торговом центре стройматериалы, сделала в одном из салонов и клубе косметический ремонт.

            Дела пошли в гору. Доходы приятно удивили. Так приятно, что я даже смогла нанять домработницу. Для меня – одинокой матери – это стало настоящим спасением. Ангелина, пожилая женщина из деревни, согласилась помогать мне по хозяйству и следить за детьми в обмен на проживание и сравнительно небольшую зарплату.

            И все бы было хорошо, если бы в мою жизнь вновь не вмешался мужчина.

            Стоило нарушить негласный кодекс «одинокой волчицы», как волчьи боги (видимо) жестоко покарали меня за это.

            Случился мой второй брак, и все пошло как под копирку с первого. Годик незамутненного, слепого счастья, а потом снова беременная, снова брошенная и преданная.

            А ведь второй супруг Тема казался просто образцовым мужчиной – взял меня в жены с, как говорится, «двойным прицепом», заваливал конфетами и цветами, обещал золотые горы. Потом же, когда я забеременела третьим своим ребенком, ушел к другой. Счастливицей оказалась грудастая модель по имени Вероника, с которой Тема (он был светским фотографом) познакомился на одном из приемов. Я тогда была аккурат на седьмом месяце беременности и соперничать с красоткой Вероникой, само собой, не могла.

            Да, сначала было тяжело – работа до девятого месяца, после грудная Дуся на руках, за салонами и залом нужен глаз да глаз... Слава богу, выручила самая старшая дочка - Алька. Все летние каникулы она помогала мне и Ангелине, проявив удивительную стойкость и рассудительность.

 

ГЛАВА 2. Объявление

            В воскресенье с самого утра Кирилл весело резвился во дворе. Младшая дочь Дуся сидела у меня на руках и неистово грызла резиновую игрушку – чесала растущие зубки. Я же наслаждалась редким выходным.

- Мам, - раздался над ухом звонкий Алькин голос. – Давай я с Дуськой посижу, а ты по магазинам погуляешь.

- Зачем мне, Аль, по магазинам гулять? – непонимающе переспросила я.

- Ну, купишь себе чего-нибудь. Платьице, босоножки, а?

- Да есть у меня все, - я кивнула на притулившиеся в углу комнаты серые кроссовки, - а платье мне зачем? Все равно ходить в нем некуда.

- Мам, ты же хозяйка салона красоты. КРА-СО-ТЫ! – по слогам отчеканила Алька. - А ходишь, как оборванка.

- Я – мать троих детей, могу себе позволить, все поймут, у кого есть хоть один ребенок, - уперлась я, - и ты поймешь, когда у тебя свои дети появятся, сама из кроссовок и футболок не вылезешь.

- Вот уж нет, - самоуверенно хмыкнула Алька.

            Уж кто-кто, а она-то в семье Ивлевых считалась первой и единственной модницей, и в словах ее, наверное, был резон. Тратя кучу времени на помощь по дому и учебу, Алька умудрялась при любых обстоятельствах выглядеть безупречно – всегда с маникюром, укладкой и легким, совершенно незаметным макияжем – не смотри, что лет всего шестнадцать. Я взирала на дочь с гордостью – достойная смена растет, из Альки точно выйдет лучшая хозяйка для моих салонов красоты. Это я – сапожник без сапог, а она-то будет…

            Грело сердце и то, что, несмотря на любовь к красивым вещам и нарядам, Алька не была ветреной особой, наоборот, со всей серьезностью тянула учебу и собиралась поступать на экономический. Радость, а не дочь!

- Мам, не пытайся уйти в себя, когда я с тобой говорю, - Алька строго надула губы и нахмурила светлые брови. – Дай сюда, - она решительно забрала у меня Дусю и указала на дверь. – Иди и без новой одежды не возвращайся.

- Наказание, а не дочь, - с напускным недовольством пробурчала я и послушно отправилась в заданном направлении.

            «Вот и заводи после этого детей, - раздумывала я, спускаясь по лестнице в холл, - сперва ты их нянчишь, а потом они вырастают и указывают тебе, что делать, и ты для них уже вовсе и не авторитет. Хотя, наверное, Алька права – ну, какой из меня авторитет? Я ведь просто старая, глупая заморенная кляча под сорок, вдобавок ко всему совершенно немодная и несовременная».

            Я ненароком быстро оглядела себя в зеркале. Стройная, спортивная фигурка – как у множества женщин, что целыми днями проводят в суете и беготне, когда некогда ни присесть, ни поесть – пышные волосы чуть ниже лопаток – концы, правда, посеченные, но зато шевелюра густая. Лицо замученное – синяки под глазами – но еще не окончательно «потерянное», восстановлению подлежащее. А ведь могла бы быть еще ничего так. Если бы собой занялась. Но времени у меня на это пока что нет, и не предвидится.

            Захватив в коридоре старую кожаную сумку, я прошла по нагретым солнцем плиткам двора, бросила взгляд на лужайку, где Кирилл мастерил что-то из фанерки и пары пластиковых бутылок, и вышла за калитку.

            Квартал Жасмин, где проживала наша дружная семья, всегда отличался чистотой. Жильцы ревностно следили за порядком – стригли газоны и высаживали вдоль разделяющей дома автодороги кусты ярких цветов.

            Исполнить Алькино требование мне не удалось.

            У калитки меня встретила подруга Марина и радостно развернула назад. Марина, та самая, что больше года назад убеждала меня в том, что я, видите ли, одна дом не потяну, работала… Как бы это помягче сказать, чтобы никого не шокировать… В общем, ведьмой она работала. Сама, правда, на современный манер звала себя медиумом или экстрасенсом. Но я Маринку всегда звала просто ведьмой и звать буду! Она ведь даже похожа. И одевается, как Мартиша Аддамс из фильма про жуткую семейку…

- Верунчик, а я к тебе. Чайком напоишь? Я тут гадала намедни, сегодня удачный день. В особенности для тебя. Я тут нашла кое-что интересненькое!

            Знаю я это Маринино «интересненькое». Опять какая-нибудь безумная идея с моим замужеством. У нее это прямо идея фикс. То она меня за восточного шейха выдать хотела, то в модельную школу записать, чтобы я там красиво на каблуках ходить выучилась. И похудела, ага. Видимо, до костей.

            В общем, Маринин визит как всегда не предвещал ничего хорошего.

            Увидев, что я возвращаюсь, Алька строго уперла руки в боки.

- Мама! Я тебе, кажется, сказала… Ой, теть Марин, здрасьте. Вот хоть вы ей скажите…

- Не переживай, Алюнчик, все скажу, - Марина оборвала ее на полуслове и хитро подмигнула.

            Я вжала голову в плечи. Эти двое точно сговорились. Сейчас опять начнется лекция про то, как «неспортивно» сейчас быть одинокой.

            Угадала.

            Обложив меня с двух сторон на моей же кухне, Марина и Алька в два голоса начали поучать и советовать, пока я, обреченно уткнувшись взглядом в полупустую чашку, раздумывала – интересно, кто здесь хозяйка, мать, бизнес-леди и авторитет? Точно не я…

- Мама, тебе надо отдохнуть, развеяться, почувствовать себя женщиной, в конце-то концов, - начала (вернее, продолжила) Алька, – тебе просто необходима романтика. Любящий мужчина, который наполнит твою жизнь калейдоскопом ярких эмоций и чувственных наслаждений.

- Каких-каких наслаждений? Откуда такие фразочки, Аль!

- В журнале «Модная девчонка» прочитала.

- Там такое пишут? – подняла брови я.

- Там еще не такое пишут, - интригующе подтвердила Марина, а Алька тут же оправдалась.

- Я читаю, просто чтобы в курсе быть. А до восемнадцати я с мальчиками ни-ни. Ты же знаешь, я себе обещала. И замуж – только после окончания института и только по контракту, а не как ты, мама. Не хочу совершать твоих ошибок.

            В этом вся Алька. Деловая, прямолинейная и сама всегда знает, как лучше. Как лучше ей, и мне. Даже странно, что я ее мама, а не она моя.

- Так вот, - Марина щелкнула пальцами, привлекая общее внимание. – Мне тут один сайт знакомств порекомендовали. Говорят, надежный, и без обязательств.

            Подруга достала планшет в готично-черном чехле и, загрузив браузер, зашла на какой-то сайт с украшенным сердечками меню.

- Вот, - она кликнула кнопку «Мой аккаунт», демонстрируя мою – мою собственную! – фотографию. – Я тут тебя уже зарегистрировала. Написала, что ищешь мужчину пока для романтики, но  с перспективой…

- Марина! – я возмущенно округлила глаза. – Знаешь что…

            Я не могла подобрать нужных слов, чтобы выразить свое возмущение. И сказать, что я была возмущена до глубины души, значило не сказать ничего!

- Мама, - разгадав мой настрой, осадила меня Алька. – Тетя Марина все правильно говорит. Она старается, переживает за тебя. Не возмущайся, лучше посмотри, кто там тебе уже написал? Вон, отметка входящего сообщения в диалогах.

- И правда, Верунчик, не дуйся, посмотри, - Марина шустро подсунула мне планшет.

- Ладно, только, если мне там какой-нибудь урод написал, я удаляю аккаунт сию же минуту, а с вас беру обещание больше никогда не марать на подобных сомнительных сайтах доброе имя Веры Ивлевой.

- Договорились, - не стала спорить Марина.

- Мам, а вдруг не урод? Вдруг там настоящий принц? – с надеждой протянула Алька.

- Не думаю, - нахмурилась я, открывая диалоговое окошко.

            Первое, что бросилось в глаза – фотография симпатичного мужчины лет сорока. Седого, импозантного, чем-то похожего на голливудского актера… что-то среднее между Джорджем Клуни и Шоном Коннери.

            И короткое сообщение под фото:  «Привет. Я Марк. Встретимся в реале?»

            Я зависла, не зная, как отреагировать. С одной стороны, все эти спонтанные знакомства не для дважды разведенной, умудренной опытом матери семейства, а с другой – что мне грозит? Очередной, третий по счету, сомнительный брак? Напугали… И вообще, я не думаю, что у меня с этим красавчиком зайдет дальше одной встречи.

-  Ну, что? Не урод же? – обрадовано воскликнула Алька, а Марина приказала:

- Напиши ему ответ. Скажи, что согласна. Встреться с ним. Вдруг…

- Давайте пока без «вдруг», - осадила подругу я, набирая в переписке скромное «встретиться согласна».

 

ГЛАВА 3. Свидание… или нет?

            На свидание меня провожали… как… Как сына в армию! Жалели, обещали скучать, но в глазах - лишь гордость и надежда. Вот, мол, вырастили! Не стыдно…

            Почему жалели? Да потому что платье, старательно подобранное для меня Мариной, сидело, как седло на корове. Не тот у меня был бюст и попа не та. Для такого-то платья! А туфли жали, да. Еще бы! Чему удивляться? Это ведь Алькины туфли, запасливо купленные в брендовом секонд-хэнде на будущий (аж в следующем году еще!) выпускной. Дольче Габбана. Черно-белые. Под зебру. Со стальными зебровыми мордочками на мысках. Коллекция давности, этак, двадцатилетней, но нам ли, хозяйственным людям, выбирать? Главное, что фирменно, красиво и надежно. Классика не стареет.

- Красотка, - протянула Марина со всей возможной искренностью, но вышло как-то не очень правдоподобно.

- Ну, мам, по крайней мере, сегодня уж точно лучше, чем обычно, -  честно прокомментировала мой внешний вид Алька. – Профессиональная укладка бы, конечно, не помешала, но ты отказалась.

- Нечего деньги тратить, - отмахнулась я, поправив стянутый на затылке аккуратный пучок.

- Тратить? – Марина изумленно приподняла брось. – Зачем тратить? У тебя же свой салон?

- Мама не хочет, чтобы сотрудники узнали о ее… свидании. Понимаете, теть Марин? – объяснила ситуацию Алька.

- Понимаю. Ну, что? Такси вызывать? – Марина устало взглянула на часы. – И почему ты не купишь себе машину? Ты же бизнес-вумен? Неприлично.

- Прилично-неприлично, - отмахнулась я. – Мне машина ни к чему. Стресс один. Терпеть не могу вождение. Разлюбила водить еще со времен первого мужа. Он постоянно донимал меня утомительными поездками по соседним городам. И такси не надо. Не сейчас. Этот… Марк назначил мне свидание в двенадцать ночи в ресторане «Эмильен».

- Ох, я столько ждать не могу, - расстроилась Марина и тут же отдала распоряжение Альке. – Я скоро домой пойду, так что мама теперь на тебе. Проконтролируй ее отъезд, хорошо? А то еще передумает.

- Не передумаю, - обиделась я. – А следить за мной не обязательно, в особенности моим же собственным детям. Тебе, Алька, завтра вставать рано, так что пока все спать не лягут, я никуда не уеду.

- Ладно, ляжем, - клятвенно пообещала дочь, - только ты не передумывай, хорошо?

- Хорошо…

            Марина уехала, а у меня до свидания была еще куча дел. Переодеться в домашнюю одежду. Проверить уроки у Кирилла. Накормить всех ужином, укачать Дусю… Снова надеть нарядное платье, вызвать такси и ждать на диване в холле, наслаждаясь тишиной угомонившегося дома.

            В ожидании я скинула с ног туфельки и, забравшись на диван, легла, накинув на плечи пушистый плед. Многократное материнство научило меня пользоваться любой подвернувшийся минутой для восстановительного сна.

            «Такси через четверть часа будет. У меня целых десять минут, чтобы вздремнуть… А, может, черт с ним, с этим свиданием? Хотя, нельзя… Обещала»…

            В сон я провалилась быстро. Это была не привычная чуткая дрема, а глубокий провал в темноту.

            Сколько я проспала – не знаю. При            шла в себя уже сидя в такси, на заднем сиденье.

- Сигналил вам, сигналил, - упрекал меня полный, седой водитель. – Вы что, не слышали? Я всех соседей, наверное, перебудил…

- Простите, - промямлила я, прикрывая глаза.

            Как же хочется спать.

            Дурацкое свидание… Зачем я на него вообще потащилась? Сейчас бы дрыхла… Как там Дуся, интересно? Последние ночи она хорошо засыпала, но сон полуторагодовалой малышки еще не так четко настроен, как у взрослых детей. Она может проснуться и расплакаться в любой момент. От холода, от голода, от чего угодно. Лишь бы бедной Ангелине не пришлось с ней ночью мучиться… Надо было Альке, как зачинщице, ее подсунуть. А лучше сразу Марине, в ее «ведьмовскую» берлогу сбагрить…

            Господи, как же хочется спасть. Веки не могу разлепить, будто их «Моментом» склеили. И голова кружится. Черт, давно я не была такой вялой, с тех пор, как Дуська, когда у нее первые зубы резались, ночные концерты мне устраивала… А сегодня я целых пять часов проспала. Подряд…

            Машину качнуло на повороте. Я выглянула в окно и глубоко зевнула. Мерно тянущиеся за бортом такси цепочки городских ночных огней умиротворяли. Постепенно яркие цвета ночного центра слились в единый поток, и я, ткнувшись лбом в подголовник переднего сиденья, уснула…

- Верочка, мое почтение! Я ведь могу называть вас Верочкой?

            Мой локоть крепко сжимают чьи-то холодные и сильные пальцы. Я уже не в машине… Интересно, я вообще расплатилась за нее? Не помню! Ничего не помню… Под ногами беломраморные ступени, над головой вывеска «Эмильена» - самого дорогого ресторана в нашем в городе. Тяжелые буквы сияют призрачно-голубым и режут глаза. Нет! Больше я их не закрою, иначе рискую снова выпасть из реальности.

- Верочка, вы хорошо себя чувствуете? – настойчиво интересуется мой спутник.

            Я с трудом поворачиваю голову, вымученно улыбаюсь. Меня ждет приятный сюрприз – спутник действительно тот самый, с фотографии. В жизни он даже еще лучше – выглядит, как кинозвезда. Я-то, по правде сказать, боялась, что вместо Шона Коннери рискую получить какого-нибудь Мистера Бина. Нет, не обманул мой новый знакомый, за что ему сразу можно поставить жирный плюс. Интернет развращает – привыкли мы фотошопить себя на аватарках до неузнаваемости или вообще чужие картинки ставить. А тут... Реальность превзошла ожидания!

            Мое настроение сразу улучшилось, даже бодрости немного прибавилось. Чтобы не показаться букой, я решила поддержать беседу и с ужасом обнаружила, что совершенно не могу вспомнить, как зовут моего импозантного красавца… Марион, Марли, Мартин… Проклятая память. Да что со мной такое сегодня творится? Надо взять кофе и ни в коем случае не пить ничего спиртного. Хм-м-м, если бы странная усталость напала на меня в ресторане, я решила бы, что мне что-то подсыпали, но сейчас я совершенно точно уверена, что «схудилось» мне еще дома. Вот ведь проблема!

            Тем временем галантный спутник провел меня через длинный сумрачный холл в большой зал, уставленный столами и большими креслами. В углу находилась сцена, и на ней, скрытый бархатной портьерой, играл невидимый пока оркестр. Взвизгивала скрипка и глухо басил контрабас.

- Присаживайтесь, Верочка, прошу вас.

            Сильные руки Марка… - точно! Его зовут Марк! – отодвинули тяжелое кресло, обитое бархатом «под питона».

- Спасибо, - я села, ощутив легкое головокружение.

            Портьеры на сцене раздвинулись, явив взгляду музыкантов. Пышнотелая певица в обтягивающим алом платье запела глубоким контральто старинный романс о любви молодого слуги и купеческой дочери. Меня вновь дико потянуло в сон, но я собрала последние силы и попыталась сосредоточиться на Марке.

            Марк. Марк. Марк… Главное, опять не забыть. Как неудобно получается! Ну, почему я сегодня такая уставшая?

- Что будете, Верочка? – голос мужчины баюкал, заставлял веки сами собой смыкаться. – Позвольте предложить вам вина? Самого дорогого в этом заведении.

            Ах, как соблазнительно это прозвучало. Сказать честно, я уже давно не позволяла себе ничего самого дорогого. Тем более вина. Но…

- Мне лучше кофе, что-то в сон клонит, - оправдалась я. – Устала сегодня.

- Кофе, так кофе, - благосклонно улыбнулся мне Марк и подозвал официанта. – Прекрасный выбор.

            Музыка заиграла громче. Зазвучало что-то веселое, даже озорное. Очень кстати, мне нужно срочно взбодриться. Прямо сейчас!

            Большая кофейная чашка тяжело ударилась о стол. Качнулась высокая шапка пены. Ура! У меня есть шанс не заснуть!

            Полная надежды, я прикоснулась губами к вожделенному напитку и вновь провалилась в небытие…

            Очнулась в какой-то огромной комнате, кроваво-алой, полутемной.  Под потолком сверкали россыпи розовых звезд, переливались, мигали. Я лежала на кровати титанических размеров – на такой вся моя семья могла бы разместиться с комфортом, даже Ангелине бы места хватило.

            Марка я заметила не сразу. Он стоял в темном углу и молчал, а потом приблизился. У меня даже дух захватило! В этом мерцающем, магическом свете он выглядел просто невероятно. Какая там кинозвезда! Все красавчики-актеры немедленно начали бы комплексовать, окажись они рядом с ним. Марк являл собой идеал мужской красоты – высокий, плечистый, с брутальными и одновременно чувственными чертами мужественного лица, с густой копной волос, изысканно посеребренных сединой – это придавало ему элегантности и вовсе не старило. Небожитель, античный бог, эталон…

            Я, наверное, даже рот открыла от удивления и восхищения. Да не бывает такого в жизни, чтобы встречались такие, как я, и как он… Так, стоп? А где мы сейчас вообще находимся?

- Где я? – решила поскорее удостовериться, пока этот Марк мне совсем голову не закружил.

- Вы, Верочка, у меня в гостях, - мужчина чуть заметно улыбнулся, и от улыбки этой по моему телу побежали мурашки приятного возбуждения.

            Наверное, это неправильно. Это совершенно недопустимо, вот так вот просто взять и оказаться в доме мужчины, которого видишь в первый раз в жизни… Наверное, надо встать и уйти, но, черт возьми, мне совершенно не хочется этого делать! Вообще! Я не хочу… Я так устала от рутины, от серости будней, от постоянных переутомлений и стрессов, что готова согласиться даже на эту странную и, возможно, опасную сказку с Марком.

            Опасную… В голову полезли нехорошие мысли. Вдруг Марк – маньяк? Убийца? Или нет… Интуиция упорно не желала с этим соглашаться и твердила мне, что Марк хороший. В конце концов, все маньяки в кино и новостях обычно оказывались неудачниками, которым не повезло с женщинами, а Марку… Марку с его внешностью стоит только подмигнуть, и все женщины сами к нему сбегутся…

            Он словно разгадал мои мысли и тут же успокоил.

- Не бойтесь, Верочка, я не маньяк и не убийца. И простите мне ту наглость, с которой я вас взял и без вашего согласия привез сюда. Не мог же я бросить вас в таком состоянии в ресторане? А где вы живете, я, к сожалению, не знаю.

            Действительно. Я отрубилась в «Эмильене», и он привез меня сюда. Все логично. Все просто. Вот только, что дальше? Я нервно облизнула губы. Продолжать вечер в таком состоянии нельзя. Я не уверена, что произойдет дальше – а вдруг я опять отключусь и рухну с лестницы или выпаду из окна?

- Простите, Марк, но мне, наверное, стоит вызвать такси и поехать домой, - с неохотой призналась я. – Неважно себя чувствую, не хочу создавать вам проблемы своим состоянием.

            Черт возьми, почему… Почему в такой шикарный вечер со мной случился этот дурацкий недуг? Последние же годы пахала, как лошадь, ночами не спала, то из-за развода, то из-за детей переживала, и не болела. А тут на тебе – случилось, что случилось…

- Что вы, Верочка, вы не создаете мне никаких проблем, напротив, ваше присутствие несказанно приятно. Кстати, я вызвал медсестру из частной клиники.

- Из частной клиники? – я удивленно вскинула брови. – Не стоило. Это же очень дорого.

            Знаю я, сколько стоят эти ночные частные вызовы. Сейчас у меня такой суммы даже с собою нет.

- Не переживайте, я все оплачу, - успокоил меня Марк. – Ваше здоровье важнее денег, разве не так? К тому же, это я так некстати вытащил вас на ночное свидание.

            Он хлопнул в ладоши, и в комнату бесшумно прошла девушка в белом халате и шапочке. Она присела возле меня на стоящий у кровати крутящийся стульчик, измерила мне давление, пульс, температуру, даже в горло заглянула.

- Ничего страшного, просто сильное переутомление.

            Потом она принялась быстро-быстро писать что-то на листочке. Когда закончила, протянула бумажку мне. Порывшись в сумке, вынула оттуда пачку таблеток и сунула в руки. Название на пачке я знала – ничего сверхъестественного. Помнится, пила такие в периоды особых перенагрузок.

- Вам бы на курорт съездить, отдохнуть. В «Три дуба», например – это тут, под городом, рядом, далеко уезжать не надо. Вот вам билет с промоакцией, - медсестра сунула мне в руки яркий листок с красивым пейзажем и щедрой скидкой в 80% процентов, поднялась и, кивнув Марку, удалилась.

- Спасибо вам, - произнесла я ей вслед и рассеянно огляделась, отыскивая взглядом сумочку.

            Она отыскалась тут же, на постели, под рукой. Убрав внутрь купон и таблетки, я поднялась на ноги.

- Спасибо вам, конечно, Марк, но я, наверное, все-таки пойду…

- Ну, куда же вы пойдете в такую погоду, Верочка? – Марк доброжелательно улыбнулся, приблизившись вплотную, взял меня за руку и нежно погладил тыльную сторону ладони кончиками пальцев. – Только взгляните за окно.

            Он слегка отодвинул портьеру, и я увидела тьму. Нет, не ночь, а именно тьму – непроглядную, беззвездную. Но вот – р-р-раз! – и черноту расколола надвое вспышка белой молнии, а потом, спустя какое-то время мягко грохнуло вдали. Звук получился приглушенным, видимо, стекла были толстые.

- Гроза… - выдохнула я разочарованно. – Что же делать?

- Просто останьтесь у меня и переждите ее, - предложил Марк, и я больше не искала поводов покинуть его.

            Таинственный мужчина заворожил окончательно. Меня охватило сонное умиротворение. Острая обычно интуиция не била тревогу – мне было спокойно и комфортно. Даже представлять не хотелось эту неприветливую, холодную и сырую заоконную ночь. Идти в нее сейчас явно опаснее, чем остаться в  теплом, гостеприимном доме Марка.

- Пойдемте в столовую, согреемся чем-нибудь. Я приготовлю вам кофейный глинтвейн с острым перцем чили. Пили такой когда-нибудь?

- Нет, - я растерянно мотнула головой.

- Пойдемте, или, может, уже пойдем? Перейдем на «ты», а?

- Давай, - поспешно согласилась я и сразу ощутила себя увереннее. Терпеть не могу это «выканье» в подобных, не рабочих ситуациях.

            Хозяин проводил меня в уютную комнату с диванами и массивным баром. Усадив, отошел, и вскоре вернулся с подносом, на котором действительно стояли два глинтвейна.

- Угощайся, Верочка…

- Спасибо.

- За нас! – прозвучал громкий тост, весело звякнуло стекло.

            Я пригубила, опасаясь, что снова вырублюсь, но ничего страшного не произошло. Аромат – странная смесь изабеллы и кофе – приятно пощекотал нос, а острая нотка перца на языке придала бодрости.

            Сказка. Это точно какая-то сказка. Со стороны, наверное, выглядит, как кульминационная сцена из любовного фильма шестидесятых. Красиво, дорого, душевно. А вдруг, это нас действительно снимают? И это какое-то реалити-шоу, наподобие «Подставы», или чего-то подобного…

            Я огляделась в поисках камер, и Марк, заметив, что я опять напряглась, вдруг нежно подхватил меня за подбородок. Я даже, кажется, дышать перестала – уж слишком напряженный был момент. Прислушавшись, насколько было возможно, к собственным ощущениям, я поймала себя на мысли, что меня ничего не тревожит… что я готова окунуться в пучину безумия с головой. Вот прям сейчас. Тут. На этом самом месте…

            В тот же миг Марк приблизил свое лицо к моему и нежно попробовал мои губы на вкус. Поцелуй обжег, будто молния ударила – кстати, она еще пару или тройку раз проблескивала за окном… Марк не распробовал – прикоснулся к моему напряженному рту вновь – горячее, чувственнее, настойчивее. Его глаза – таинственные, темные, как то самое грозовое небо за окном – оказались напротив моих глаз. Его руки – впечатляющие руки человека с ежедневным упорством занимающегося собственным телом, - руки атлета, нежно окольцевали мою талию, прижали к себе. Я ожидала ощутить жар, даже отстраниться приготовилась… как-то инстинктивно… Но вжавшееся в меня тело Марка оказалось неожиданно холодным - резкий контраст с раскаленными губами.

- Прости за настойчивость, Верочка, но ты ведь не против? – Марк разорвал поцелуй и требовательно заглянул мне в глаза.

- Не против. Конечно, не против…

            Не знаю уже, чем кончится все это… Что мне грозит, но отказываться от сказки не хочется… Это невозможно.

            И сказка продолжается! Мою кожу вновь обжигают поцелуи, теперь уже не только в губы. Сначала в шею – настойчиво и страстно, потом – ниже. Марк спустил лямку платья с моего плеча и впился в нежную кожу. Исцеловав ключицу, он бесстыдно спустился к груди и, отведя в сторону кружево старенького (уже лет десять я не разорялась на дорогое белье) бюстье, прикоснулся кончиком языка к соску. Это было так волнительно и чувственно, что я не смогла сдержать стон. Боги, что я творю? Что бы там ни было, остановить все это уже не в моих силах… и не в моих желаниях.

- Марк, - я потянулась губами к мужчине, моля о поцелуе, - Марк…

            Его не нужно было просить дважды, оставив в покое мою грудь, он одарил меня вожделенным поцелуем – горячим, плавящим тело, заставляющим сердце биться чаще раза в два…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям