0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Опасное желание: Научиться управлять мужчинами » Отрывок из книги «Опасное желание: Научиться управлять мужчинами»

Отрывок из книги «Опасное желание: Научиться управлять мужчинами»

Автор: Сирена Селена

Исключительными правами на произведение «Опасное желание: Научиться управлять мужчинами» обладает автор — Сирена Селена Copyright © Сирена Селена

Глава 1. Измена жениха

 

«Как же я устала, вот бы сейчас домой в тёплую ванну, а потом заснуть крепким сном!» - думала Алиса, возвращаясь домой после вечерней смены.

Алиса Романова окончила факультет Управления Гостиничным Бизнесом всего три года назад, но уже работала ведущей помощницей управляющего в небольшой сети трехзвёздочных гостиниц. Она с удовольствием взялась за сверхурочные, которые ей предлагали на работе, потому что скоро день рождения любимого Костика, а так хотелось скопить денег ему на подарок. Он обожал свой автомобиль и очень хотел себе новые черные диски, считая, что они особенно круто будут смотреться на его шикарном джипе.

Алиса ковырялась в замке их совместно снимаемой квартиры, за которую, кстати, последние  полгода платила она, потому что Костик выплачивал кредит на автомобиль, и подпрыгивала от нетерпения, думая, как нырнёт сначала в ванную, а потом под одеяло к любимому. «Костик наверно уже спит, я же говорила, что работаю, скорее всего, в ночь и просила не дожидаться меня, а ложиться спать пораньше». Замок тихонечко звякнул, Алиса, стараясь как можно меньше производить шума, открыла дверь и зашла в квартиру. «Странный сладкий запах, напоминает клубнику, - мелькнула мысль в её голове. - Может он мне решил устроить сюрприз?». Алиса зашла в ванную комнату. На столешнице стояли два фужера с недопитым шампанским и догорающие свечи, а в ванной оседала пена. Аромат приторно сладкой клубники, теперь она уже не сомневалась, что это аромат женских духов, чувствовался в закрытом помещении особенно хорошо.

Алиса очень удивилась, увидев алкоголь, потому что вообще не пила его. Не любила – и всё тут. Нехорошее предчувствие кольнуло её. Алиса почему-то задержала дыхание, открывая дверь в их спальню. Оттуда доносилась приятная музыка и какие-то хлюпающие звуки. Первое, что она увидела – это разбросанные алые чулки по полу, дальше взгляд упал на мужские джинсы, сверху которых кокетливо лежал кружевной женский лиф, уж точно не из гардероба Алисы. Взгляд переместился правее. Костик сидел на кровати вполоборота ко входу в спальню, а рыжеволосая девушка стояла перед ним на коленях и усердно работала. Её голова ходила вверх и вниз, рыжие волосы разметались, а Костя постанывал от удовольствия, прикрыв глаза. Одна из его рук лежала на голове рыжей девушки и придавала ей темп. Алиса аж зажмурилась от открывшейся картины.  

- Дорогая, а почему ты вернулась так рано? Ты же сказала, что у тебя ночная смена – прозвучал удивлённый голос её жениха. Теперь уже бывшего жениха.

- Я… я говорила, что у меня вечерняя смена… а не ночная – девушка была в шоке и проговорила запинаясь.

Костик уже встал и натягивал джинсы.

- Слушай, это всё нет так, как это выглядит, - он начал бормотать.

- А как? – Алиса всё ещё пребывала в шоке, глаза увлажнились, и предательски защипало в носу.

-Ну... Это Нелли. Мы познакомились, когда я её подвозил на машине. Ты же пропадаешь постоянно в своей гостинце, вот и я решил подработать таксистом, чтобы тебе не приходилось брать сверхурочные, - голос Кости звучал оправдывающимся.

- Так это ты работал так? – удивительно, но голос Алисы не дрогнул.

-Ну да. И вообще ты сама виновата, - в голосе Кости проступили дерзкие ноты, - Тебя вечно нет дома. А я мужчина и у меня есть мужские потребности. Должен же их кто-то удовлетворять. Это вообще не измена, а так… просто ни к чему не обязывающий минет, - Костик развел руками, показывая, что не считает свой поступок таким уж серьёзным событием.

Рыжеволосая красотка даже и не думала одеваться. Вместо этого она подняла довольное лицо, смачно облизнула губы и томно прошептала:

- А то, как ты меня покатал, тоже ни к чему не обязывает?

Тут терпение Алисы закончилась, она почувствовала подступающие слёзы и, чтобы более не унижаться, развернулась и кинулась прочь из квартиры.  Она не успела взять ни сумочку, ни ключи, настолько заняты были её мысли изменой жениха. А она-то наивная, копила ему на подарок. Слёзы застилали глаза, Алиса выбежала на улицу и долго бежала, не разбирая дороги.

На улице была ранняя осень, достаточно тепло. Алиса бежала по знакомым улицам какое-то время, потом сбилась на шаг. Стемнело. Рядом оказался городской парк. Она зашла в парк и села на лавочку подумать о своей жизни. Слёзы уже закончились, и теперь надо было решить, что делать дальше. Возвращаться в их общую съёмную квартиру не хотелось, было тошно. Деньги она как назло забыла дома. Алиса по сути ничего не взяла, так быстро старалась убежать из дома.

С Костей она встречалась с  третьего курса университета, вот уже шесть лет. Она хотела выйти за него замуж, и он обещал ей, что свадьба будет, но свадьба по каким-то причинам все время откладывалась. Сейчас он отдавал кредит на машину, а до этого делал ремонт в своей квартире, которую предпочитал сдавать. Костик объяснял, что так получается выгоднее: его собственную - сдавать, а другую поменьше - снимать. В результате они решили снимать квартиру вместе, поэтому Алиса оплачивала какое-то время половину квартплаты. Но последние полгода так сложилось, что она вносила всю квартплату.

В университетские годы Костя был мужчиной её мечты. За ним всегда бегало много красоток. Алиса Романова себя считала вполне симпатичной, но она никогда не относила себя к этой категории. И всё равно он стал оказывать знаки внимания именно ей. У Алисы были большие зеленые глаза и темно-шоколадного цвета волосы. Не особенно длинные, каре по ухо. Она их отрезала ещё на первом курсе покороче, потому что любила заниматься акробатикой и скалодромом в студенческие годы, а волосы мешались. А дальше как-то само собой вошло в привычку стричься покороче. Фигура Алисы не отличалась волнующими изгибами. Саму себя в зеркале воспринимала скорее как тощую девчонку с небольшой грудью. Иногда посторонние со спины принимали её за мальчишку. Всё-таки когда-то среди всех девушек Костя предпочёл именно её.

Алиса боялась начинать жить одна, потому с радостью восприняла красивые ухаживания красавчика Кости, влюбилась в него по уши, а затем и сама предложила съехаться. Он стал её первым и единственным мужчиной.

Сидя на скамейке и думая обо всём, что с ней произошло за последние  годы, она с удивлением осознала, что, в общем-то, всегда подсознательно чувствовала: Костя – любитель легкодоступных женщин. Он часто ездил в командировки, всё время откладывал свадьбу, постоянно любил посидеть со своими друзьями, но без неё.


«Какой же наивной я была!» в сердцах крикнула она, стукнула кулачком по скамейке и ободрала пальцы в кровь «Ай!».

- Аккуратнее надо быть, - произнес голос из темноты.

Неожиданно Алиса поняла, что за всей беготней по городу и размышлениями на лавочке, она вдруг оказалась среди ночи одна в парке, беззащитная и одетая не по сезону. Ночи уже были достаточно холодные. Она напряглась от постороннего голоса, подняла голову и увидела пожилую женщину приятной внешности. Женщина напоминала внешне уютную бабушку, такая полная, круглолицая с милыми морщинками вокруг глаз. Алиса слегка расслабилась:

- Ой, я и не знала что я не одна, - она смущенно покраснела.

- Расскажи старой Олейне, что так расстроило юную красавицу, что глубокой ночью она сидит на скамейке в парке и сетует на свою наивность, а глаза мокрые от слёз.

Алиса вздохнула:

- Это долгая история. И личная.

Женщина улыбнулась какой-то особенной улыбкой и отчего-то весело произнесла:

- Ты расскажи, а я послушаю. Сдаётся мне, я могу помочь.

Алиса ещё раз вздохнула, посмотрела в открытое лицо женщины, пожала плечами, взвесив все «за» и «против», и стала говорить… Ей действительно надо было выговориться. К концу рассказа монолог превратился в какие-то путаные рассуждения и просто жалобу на жизнь:

- Я не знаю, что мне делать. Мне двадцать шесть лет и до сих пор я думала, что Костя – моя судьба. Я думала, что мы поженимся, и у нас будет семья. Я простила бы измену, если бы он раскаивался. Сейчас я понимаю, что, скорее всего, он мне изменял и не раз, а я всё это время была для него удобным вариантом. Никогда не задавала лишних вопросов, легко отпускала в командировки и на встречи с друзьями, не требовала отчётов по денежным тратам. Ну как я могла быть все это время такой слепой? А работа… я закончила факультет  управления гостиничным бизнесом, потому что родители настояли в своё время, а я не смогла отказать им. Работаю  помощником управляющего, понимая, что вряд ли скоплю когда-либо в жизни столько денег, чтобы открыть что-то своё. А на это место меня устроил отец, попросив старого друга об одолжении.

-  Я вижу, ты не очень расстроилась из-за жениха. Любая другая на твоём месте рыдала бы много дней и ночей после такого предательства, ты же удивительно быстро пришла в себя и уже думаешь, что делать дальше. В душе ты признаешь, что не любила этого Константина, просто считала, что так правильно: съехаться, пожениться, завести семью. И даже где-то на задворках разума ты понимала, что он тебе изменяет, но предпочитала не думать об этом. Откладывание свадьбы, пользование тобой как удобной сожительницей, уборщицей и кухаркой в одном лице на протяжении шести лет – всё это тебя устраивало. Что касается твоей работы и образования – за тебя все основные решения до сих пор принимали родители. Всю жизнь ты живёшь по пути наименьшего сопротивления, - когда Олейна так легко говорила со стороны про Алису, ей стало ну очень обидно. Из слов Олейны выходило, что она просто слабохарактерная неумеха, а случай с Костиком стал молоточком в дверь и вывел Алису из какой-то пожизненной спячки, - Но ты мне нравишься, - вдруг совершенно нелогично закончила Олейна. - Чего ты хочешь? – и её глаза сверкнули голубым светом, но Алиса не обратила внимания на необычный блеск.

- Я даже не знаю, чего я хочу, - она сидела на скамейке и ковыряла носком балетки гравий дорожки. Сейчас Алисе стало стыдно за своё поведение. И это же правда, ей двадцать шесть лет, и она даже толком сформулировать не может, чего же всё-таки хочет. - Я хочу стать более самостоятельной, перестать идти на поводу у других людей, особенно не хочу, чтобы мужчины вот так легко как Костя использовали меня. Хочу сама управлять мужчинами. Да и вообще было бы здорово радикально изменить жизнь.

«Что ж…» Женщина уставилась куда-то вдаль, качала головой, что-то долго думала и тихо говорила сама с собой. «Ну а почему бы и нет, в конце концов? Жизнь-то точно радикально изменится, и свой путь найдёшь. Даже весело будет!».

- Я выполню твое желание, но ты должна сама научиться не давать другим людям управлять твоей жизнью - и эта милая уютная бабушка поцеловала Алису в лоб. Тут же навалилась усталость, глаза закрылись сами собой. В голове лишь мелькнула мысль: «Какая странная бабушка. И почему я ей всё рассказала? Не замерзнуть бы ночью на лавочке». И сон поглотил её.

Глава 2. Новый мир

 

Алиса Романова проснулась от громкого шума. Она точно помнила, что заснула на лавочке в парке. При ней не было ни сумочки, ни денег, ни телефона, а парк находился  в черте города, так что, засыпая, она практически ни о чём не волновалась. А вот проснулась Алиса тоже на лавочке, но лавочка стояла не в зелёном парке, а около двухэтажного чуть покосившегося здания. Слышались постоянные хлопки дверью, звуки толпы, ржание лошадей, ругань каких-то прохожих… На этом моменте Алиса проснулась окончательно и поняла, что ругань была обращена к ней:

- Нет, ну это надо же, мальчишки совсем обнаглели, мало того, что пьют в таком возрасте, так ещё и спят на лавочках в публичных местах! – возмущалась неприятная дама в пышном сиреневом платье со смешными белыми рюшами. Её лицо было красным от гнева и возмущения. Она шла под руку с высоким статным брюнетом, который давно не обращал внимания на слова женщины. Он пробежался взглядом по фигуре Алисы и, как будто не заметив её, встал к ней спиной, открывая дверь в тот самый двухэтажный дом.

- Проходите, пожалуйста, грэна Капарэлли, - ледяным тоном сказал черноволосый мужчина. Затем он молниеносно развернулся на каблуках, посмотрел на Алису, а глаза у него были тёмно-карие, подкинул монетку и сказал, - эй, парень. Вон наши лошади. Принеси им воды и свежего овса, - затем он скрылся за той же дверью, что и визгливая грэна Капарэлли.    

Алиса ловко поймала монетку, затем почесала нос и задумалась. То, что её приняли за мальчика, её не смущало. Алису часто называли «парнем» или «мальчиком» из-за коротко стриженых волос и худощавой фигуры. К тому же, она была одета всё в ту же форму с работы. Тёмно-синие штаны обтягивали стройные икры, а на ногах были надеты чёрные балетки, так как Алиса много бегала на работе и уставала от каблуков. Из-под иссиня-чёрной блузки проглядывала ключица. Девушка так и не успела переодеться, когда вернулась домой и застала Костика с другой… Костик. «Что потом было? Слёзы, парк, чудная симпатичная бабушка с морщинками у глаз, представившаяся Олейной и сказавшая, что может мне помочь, а потом моё собственное желание изменить жизнь… Ооооох… Как же болит голова и ломит мышцы во всём теле! Вроде бы не пью алкоголь вообще, а ощущение, будто напилась вчера до чёртиков». Алиса тяжело выдохнула, посмотрела на свои ободранные пальцы и запёкшуюся кровь на ребре ладони и вспомнила, как в сердцах ударила вчера кулаком по скамейке. «По этой самой скамейке. Значит, это был не сон! Но скамейка стояла в парке. Я точно помню, что вокруг меня были деревья и мощёная дорожка» - мысли разбегались как тараканы.

- Что же мне делать? – наверно в тысячный раз за последние сутки спросила себя Алиса и не заметила, как произнесла это вслух.

- Парень, ты что, глухой? Вон там корыто, а вон там вода наливается. Иди, напои лошадей, - крикнул какой-то мужчина с бородой, носом картошкой и в помятой, явно видавшей лучшие годы, льняной рубахе.  

Алиса быстро вскочила. «Ну что ж, раз уж попала в такую переделку, то надо не сидеть на скамейке, открыв рот, а действовать. А то привлеку ненужное внимание. Неизвестно, как и почему я здесь оказалась. Тем более, мне вроде как заплатили, а лошадей напоить несложно. Наверное». Там, куда указал мужчина, стоял экипаж, запряженный двумя вороными лошадьми. «Ох, ещё и распрягать надо». Алиса подошла к чёрной лошади, которая была впряжена в экипаж. Множество кожаных ремней переплеталось со сбруей. «Кажется, её распрячь - занятие на полчаса, не меньше», с лёгким испугом подумала Алиса, когда подошла к лошадям и неожиданно одна из них повернула голову и стала пристально смотреть на Алису.

- Посторонись, дай я тебе помогу. Ты вон какой низенький, а жеребец у грэта Капарэлли высоченный. Странно, что его в экипаж впрягли. Как тебя звать-то?  На, держи корыто, набирай воду! – мужичок с носом-картошкой выпалил всё на одном дыхании, вручив непонятный таз Алисе в руки.

 - Али…. Можно просто Ал, - проблеяла она рассеянно и подошла к каким-то мудрёным кранам и мискам. Над мисками парили в воздухе искорки. У одного крана искорки были золотые и немного, штук семь-восемь, а у другого синие, их было больше, штук двадцать, а то и тридцать. Алиса задумалась, а туда ли вообще подошла?

- Да-да, ты всё правильно нашёл, - усмехнулся в бороду Нос-Картошка, оглянувшись на миг, - это нам из самой столицы доставили. Мисье Руналд, как владелец сети самых лучших постоялых дворов в пригороде Алишера, самолично купил на Главном Рынке столицы эти чудо-искры. Говорят, необязательно быть из первого или второго магического сословия, чтобы ими воспользоваться. Даже такие как мы с тобой, Ал, не обладающие магией, можем ими пользоваться. Открывай кран, подставляй корыто, польется вода. Сейчас холодно на улице, а лошадям холодную воду нельзя, простудятся. Грэт Капарэлли нам потом голову оторвёт и в темницу бросит, - Нос-Картошкой оглянулся, не подслушивает ли нас кто, и продолжил, - говорят, у него очень жестокий характер, он сдирает кожу со своих врагов живьём! А ещё он одним взглядом умеет читать людей и заглядывать в их мысли – Алиса передёрнула плечами, представив себе такую картину. «Бррр! Надеюсь, это только слухи». А вот информация про магию и сословия её очень заинтересовала, видимо, между ними есть связь. Очевидно, её принял этот смешной мужичок в поношенной рубахе за местного паренька, помогающего на постоялом дворе. А сам Нос-Картошка работал в конюшне, раз вызвался ей помочь.

А Нос-Картошка тем временем громче продолжил:

- Эка новшество всё-таки нам мисье Руналд привёз, ай да мисье Руналд молодец! Вот, берёшь золотую искру и кладешь её в таз. От этого вода становится теплее. А если холодную искру в жаркий день положить, то вода вообще может льдом стать! Представляешь? И кто угодно может искры класть, здесь магический дар не нужен.

Алиса во все глаза смотрела, как искра превратилась в руке Носа-Картошки в огонь, а огонь растворился в воде. Не потух, не погас, а именно растворился! И таз с водой в её руках ощутимо потеплел.

- Вот это да-а-а-а….. – у неё аж дыхание остановилось, такое чудо она впервые видела.

- Вы уже распрягли и напоили моего коня? – сухой жесткий голос вырвал Алису из созерцания чуда. Она резко оглянулась. Как оказалось, словоохотливый мужичок уставился в пол, устланный сеном, и залебезил: «Ваша светлость, вот только распрягли, прошу прощения, если чем-то разгневал…». Алиса удивлённо перевела взгляд на высокого черноволосого мужчину. Сейчас она могла его рассмотреть вблизи очень хорошо. Он был высоким, явно обладал хорошей фигурой и не пренебрегал физическими упражнениями. Оказалось, у него короткие тёмные волосы, высокие скулы, чуть бледный цвет кожи. Одет грэт был во что-то наподобие пальто явно из дорогой ткани с двумя рядами крупных пуговиц и серебряным шитьем на плечах, а сзади у пальто был длинный разрез. «Это, наверно, чтобы удобнее держаться в седле», неожиданно для себя поняла Алиса. Ей нравилась внешность незнакомого грэта, но вот чутьё подсказывало, что перед ней стоит опасный человек. Мужчина недовольно дёрнул щекой и перебил Нос-Картошку:

 -Хватит! Коня поите побыстрее, - и повернулся к Алисе. Девушка не успела сориентироваться, и была застигнута врасплох за разглядыванием грэта Капарэлли самим грэтом. Он смотрел на неё проницательным взглядом, чуть сузив глаза. Это были тёмно-карие глаза с очень маленькой радужкой. Мужчина был явно чем-то то ли удивлён, то ли недоволен, то ли вообще разгневан, а может быть, и всё вместе — по его мимике было неясно, какие эмоции он испытывает. Чем дольше он на неё смотрел, тем яснее Алисе становилось, что она делает что-то не так. Нос-Картошка неожиданно дёрнулся и ударил под рёбра Алису локтем. «Ты что смотришь его светлости в лицо! Совсем правилам приличия не учили?».

Алиса аж скривилась от боли, отвела взгляд и ухватилась за место, куда пришелся удар. «Ооооо!» – только и выдала она. Грэт дёрнулся было в её сторону, как будто хотел отпихнуть мужичка и поддержать Алису, а потом резко выпрямился. Всё это заняло доли секунды. Алиса сделал вид, что не заметила.  А вот мужичок не заметил точно, потому что так и ковырял сено носком сапога, не смея поднять голову. Грэт нахмурился, ему явно не понравилось такое обращение с Алисой или, точнее, с Алом, чью роль она сейчас играла.

- Кхмм… - грэт прочистил горло, - мне как раз требуется в мой особняк посудомойщица… или посудомойщик. Парень, пойдёшь на меня работать?

- Я… подумаю, - Алиса ответила, как отвечала при получении оффера по работе в её родном городе. Она брала время на обдумывание и отвечала через несколько дней. Отвечать сразу как-то неприлично что ли… за это время могут предложить и место получше. С другой стороны, на что ей, не знающей ничего об этом мире и ничего не умеющей, рассчитывать? А тут явно богатый мужчина нанимает прислугу в дом. Другое дело – уж больно её что-то напрягало, но она не могла сформулировать, что именно. «Интересно, а правда ли то, что говорят про его крутой нрав?».

Брови грэта Капарэлли снова взлетели вверх. Эта девушка удивила его уже дважды, хотя мало кто был способен удивить его. Он явно не привык получать такие ответы, да ещё и от представителя третьего, абсолютно не магического, сословия. Мужчина пробуравил Алису взглядом и хмыкнул:

- Дело твоё. Мой особняк находится на периферии Алишера, отсюда на лошади добраться за час можно. Если надумаешь – приходи. Жалованье я плачу всей прислуге хорошее, - после чего добавил, - впрягите сюда любую другую лошадь. Грэна отправится позже, в экипаже, - взлетел на вороного жеребца, одним махом перекинув ногу, и умчался.

Грэт Томас Капарэлли спешил в город. Он состоял на государственной службе и отчитывался лично перед королём Шерисии. Он принадлежал первому, самому сильному магически сословию. Талант Томаса проявился невероятно рано, ещё в семилетнем возрасте, когда он уличил няньку за кражей позолоченных статуэток с каминной полки. Он не любил враньё, сильно не любил. А в тот день няня стала врать его родителям, что статуэтки разбились от сильного сквозняка, и пришлось выкинуть осколки, чтобы ребенок не порезался. С тех пор Томас всегда чувствовал, когда люди ему лгут. К совершеннолетию его дар вырос до такой степени, что он мог заглянуть под навеянные иллюзии, призванные обмануть окружающих, без каких-либо специальных артефактов. Уже в одиннадцать лет король Шерисии попросил его об одолжении найти утерянный перстень. Томас быстро справился с задачей благодаря своему дару – перстень, как оказалось, случайно укатился за диван, когда убиралась горничная. Но она боялась об этом сказать, а отодвинуть диван и достать перстень ей не хватало сил. С тех пор Томаса взяли на государственную службу. Его талант распознавать правду очень пугал окружающих. Уже к двадцати годам о нем не только по Алишеру, но по всей Шерисии поползли разные слухи, будто он умеет читать мысли людей, а Томас их и не разубеждал. При его профессии ему только на руку было, что его боялись и сразу говорили правду. Это порой сильно облегчало распутывание дел.

Сейчас грэт Томас Капарэлли мчался во весь опор обратно в свой особняк. Ему надо было забрать бумаги из своего особняка и предстать перед королем с отчетом. «Как же всё некстати… с утра не оказалось отдохнувших лошадей, а матушке приспичило поехать в этот дрянной постоялый двор, пришлось своего коня впрягать в экипаж. Не опоздать бы теперь на аудиенцию к королю». С этими мыслями он перешел с рыси на галоп. С другой стороны, только из-за этого глупейшего случая с лошадью грэт Капарэлли выбрался в захудалый, по его меркам, постоялый двор и встретился с этим странным мальчиком. «Или, точнее, девушкой», поправил он сам себя. В первый раз, открывая дверь матушке, он допустил ошибку и, приняв её за помощника конюха, дал монету на уход за своим конем. Во второй раз у него заныли виски, когда он, а точнее она смотрела на него. Так часто бывает, когда люди пытаются обмануть его. Он прищурился, проверил мальчика на иллюзию. К Томасу часто подсылали шпионов под какой-то безобидной личиной. Но грэт Капарэлли давно уже видел сквозь иллюзии, как сделанные самостоятельно мисье и миссами второго сословия, так и навеянные артефактами обывателями третьего сословия. А вот грэты и грэны первого сословия имели больше ума и не появлялись перед Томасом в личинах. Нет, конечно же, были молоденькие грэтты и уважающие себя грэны, которые маскировали с помощью иллюзий свою недостатки, скрывали некстати появившиеся прыщики или увеличивали грудь… Но Томас в принципе считал, что безобидные незначительные изменения во внешности - ничто на фоне того, как женщины виртуозно любят лгать и обманывать.

«Нет, никто не мог знать, что я буду утром на этом постоялом дворе. Чушь какая, это исключено. Она не пыталась обмануть именно меня. К тому же девушка не пользовалась никакими иллюзиями, ни самодельными, ни артефактными. Скорее всего, она просто из третьего немагического сословия, сама иллюзию создать не может, вон как искрам тепла и холода удивилась, а на артефакт иллюзии нет денег. Но внешность поменяла радикально, за молодого мальчика принять её очень легко. И штаны, блузка, короткая стрижка… она явно решила спрятаться от кого-то или чего-то. Наверное, самая частая история: родители против воли выдают замуж, вот она и решила сбежать. Умна, в изобретательности ей не откажешь. Даже я сходу не почуял подвох.

В любом случае делать ей особо нечего, тяжёлый труд конюха при её весе и хрупкой фигуре на постоялом дворе ей не по силам, а за работу по дому все знают, что я плачу гораздо больше, чем на любом постоялом дворе. Я уверен, что она уже завтра прибежит наниматься ко мне посудомойкой, это лучший расклад для неё».

***  

 - Дела-а-а…, - протянул мужик Нос-Картошка.

- Ась? – Алиса так и смотрела на удаляющуюся поджарую фигуру грэта Капарэлли и не могла понять, какие чувства испытывает. Его заметно боялся мужичок Нос-Картошка, про грэта явно пускали пугающие слухи далеко не на пустом месте. Да и во взгляде грэта было что-то такое… жуткое что ли. Его тёмно-карие глаза как будто насквозь смотрели и действительно читали мысли – брр! – Алиса передёрнула плечами, отходя от оцепенения после общения с грэтом.

- Дела, говорю – мужичок уже давно отошел от лобызанья перед грэтом, - молодец, что взял время подумать, Ал! Я бы и не догадался до такого. Дело, конечно, твоё. Платит грэт раза в три больше своим слугам, чем где-то можно в Шерисии место найти. Ты точно будешь обеспечен и с крышей над головой, но… - он протянул и замолчал.

- Что но? Раз уж начал, давай продолжай – Алиса сталась говорить низким голосом, чтобы казаться мальчиком. Выходило не очень, нужна была практика. Но Нос-Картошкой ей давно поверил, что она Ал.

- Но, говорю, ты ж парень. И работа странная для парня… посудомойщика. Обычно всё же женщин берут на кухню. Не мужское это дело – грязь с посуды оттирать. С другой стороны, вроде как у грэта Капарэлли вообще почти все слуги, поговаривают, мужского пола, и он в дом в основном только мужчин и водит, - он понизил голос и добавил, - он не женат и любовниц у него нет. Про это бы все знали. Грэт, говорят, особенно любит вот таких молоденьких смазливых мальчиков, как ты. А он же на королевской службе состоит, на него никто пожаловаться не может. Если с тобой что приключится, - здесь он понизил голос до шепота, - умрёшь в подвале, с тебя стянут кожу за клевету, и никто тебе не поверит. А если и поверит, то помочь точно не решится. Кто ты такой, а кто он? – он выпрямился во весь рост и собрался уйти.

Алиса поняла, что это её шанс разузнать побольше информации. Конечно, информация не ахти какая, но это же её потенциальный работодатель. К тому же то, что ему нравятся только мужчины, ей в определенном смысле играло на руку. К ней приставать не станут, как узнают, что она девушка. «Если только не выгонят, – прошептал внутренний голос, – бр-р-р, так ему посудомойка нужна или мальчик для утех? – заспорила она сама с собой, – впрочем, подумаю над этим вопросом позже». Алиса схватила мужичка за рукав льняной рубахи, когда он начал отворачиваться:

- Погоди. А кто он такой-то? - Алиса даже и не пыталась скрыть любопытства в своем голосе.

- Ты что, совсем не местный? Правилам приличия тебя не учили, безграмотный, да ещё и не в курсе первых фигур государства… из какой ты глуши, парень? Эх, молодёжь! – мужик махнул на Алису рукой, она только приготовилась что-то вдохновенно врать, но не понадобилось.

- В общем, грэт Томас Капарэлли состоит на государственной службе у самого короля Шерисии. Он распутывает самые сложные дела, которые ему поручает лично король.

- А что за женщина зашла с ним на постоялый двор? – Алиса пыталась выудить максимум информации из мужика.

- А-а-а-а, эта! Так это грэна Капарэлли. Мачеха грэта Капарэлли. Его матушка, говорят, рано умерла, когда тому было около семи лет. Потому дар так рано и проснулся в грэте. Маги говорят про такое «эмоциональная встряска», но я не знаю, что это значит. А потом и отец умер.

«Да уж, не повезло ему, бедному» - про себя подумала Алиса. В этот момент в животе у неё заурчало, и она вспомнила, что не ела со вчерашнего дня. Вечер прошёл в слезах по Костику, ночь она проспала, а сейчас уже солнце достаточно высоко на небе, что-то около полудня. «Надо бы поесть и всё обдумать», - с этими мыслями Алиса шагнула в двери постоялого двора.   

Глава 3. Знакомство с нимфой

 

Постоялый двор «Усталый путник» оказался достаточно большим двухэтажным зданием, на первом этаже располагались прямоугольные столы и стулья, отгороженные деревянными ширмами. «Видимо, хозяин заведения, мисье Руналд, пытался сделать подобие мини-зон для приватного общения», подумалось Алисе. Также на первом этаже помимо обеденной зоны, которую для себя Алиса окрестила трактиром, располагалась кухня и задний двор для сменных лощадей, а на втором этаже здания были комнаты, которые сдавал мисье Руналд. «Усталый путник» был достаточно большим заведением, здесь было много народу. Ещё бы! Уже самый разгар обеденного времени.

Алиса доедала самое дешёвое блюдо, которое нашла в меню – похлебку с хлебными шариками, - и думала о том, куда угодила. Всё вокруг напоминало средневековье её мира. Сомневаться не приходилось, она не только город поменяла, но и переместилась в другой мир. В этом мире, как и на её родине в средние века, была знать и простолюдины. Знать - это первое сословие: мужчины - грэты, незамужние юные девушки - грэтты, замужние дамы и вдовы – грэны. Вроде бы, здесь она не была уверена, знатные люди обладали какой-то магией. А магия точно была в этом мире, потому что чудо-искры она видела собственными глазами. Были и простолюдины, не обладающие магией, третье сословие, к представителям которого её здесь все и отнесли. Что ж, это Алису устраивало, ведь она магией в действительности не обладала. Ну а также было ещё промежуточное второе сословие – мисье, миссы и мисы. «Скорее всего, это нечто среднее. Либо богатые выходцы из третьего сословия без магии, купившие себе статус в обществе, либо люди со слабыми зачатками магии, не вошедшие в первое сословие».

Алиса выпила всю похлёбку и теперь тщательно выковыривала вилкой хлебные шарики, рассматривая заведение. А посмотреть было на что. Под потолком летали такие же чудо-искры, только они медленно переливались всеми цветами радуги и освещали помещение. «Ага, местная замена светильников», - сообразила Алиса. Окна были очень большие, на них висели весьма приличные зеленые занавески в несколько слоев. А вдоль проходов росли какие-то необычные растения с сине-зелёными листьями, напоминающие лианы. Горшками для этих лиан служили прозрачные круглые шары, парящие прямо в воздухе над деревянным полом. Алиса даже незаметно запихнула ногу под один такой хрустальный шар и проверила ногой, что шар ни на чём не стоит, а парит в воздухе. Пока она ковырялась ногой под шаром с лианой, пытаясь понять механизм парения, в её обзор попала невероятно красивая тонкая ножка, обутая в лакированную туфлю. Вокруг ножки витали нежно-розовые куски какой-то полупрозрачной ткани.

- Молодой человек, - Алиса услышала глубокий грудной голос, - Вы же не против, если я сяду с Вами и скрашу Ваше одиночество?

И пока Алиса переваривала, что «молодой человек» это, собственно, она и есть, это восхитительное создание сочло молчание за знак согласия и село напротив. Алиса посмотрела на неё во все глаза и икнула. Девушка напротив оказалась настоящей красавицей: струящееся платье из розовой ткани кокетливо просвечивало то здесь, то там, когда та двигалась. Вырезы на ногах открывали стройные загорелые ножки. Широкий шёлковый пояс подчеркивал осиную талию. Глубокий вырез на платье открывал огромную упругую грудь. Алиса поняла, что даже будучи девушкой и предпочитая мужчин, с трудом может отвести взгляд от потрясающей груди и посмотреть на лицо незнакомки. Алиса шумно выдохнула, сглотнула собравшуюся слюну во рту и перевела взгляд выше. А выше были абсолютно правильные черты лица, огромные голубые глаза, очаровательная родинка над верхней губой и воздушные белые локоны с розовыми прядками. Девушка была невероятно хороша собой и прекрасно это знала.

- Пффф, ну вот, - голос разочарованно протянул - а ты девушка, оказывается. А я рассчитывала, что ты парень, и заплатишь за меня. Так обрадовалась, когда увидела тебя одного за столиком. Одет прилично, значит, средства должны быть, по фигуре явно молодой, домогаться и преследовать не будешь, не то что эти зажравшиеся мужики, - она махнула неопределенно рукой в каком-то направлении, - а уж заставить мужчину заплатить за себя – это я всегда умею. Ну ладно, раз уж села, давай знакомиться. Я – Виолетта, но для друзей – просто Виола!

- Привет, а я Ал… э-э-э, ну, то есть, Алиса, - Алиса всё никак не могла понять, что за чудо к ней подсело.

- Да поняла я, поняла, что ты девушка, - Виолетта лукаво подмигнула, - из женской солидарности не выдам, - и она дотронулась до руки Алисы, как бы говоря, что не выдаст тайну. При этом вырез на платье опустился ещё ниже, хотя казалось, что ниже уже некуда. Но соски были закрыты, так что формально всё оставалось в рамках приличий. Формально. Алиса от неожиданности икнула, в голове зашумело. Она была готова поклясться, что её соблазняли. Причём она сама себе отдавала отчет, что соблазняли-то успешно. Вот прямо сейчас она больше всего хотела бы потрогать эту грудь.

- Нет, ну только подумать! Средь бела дня эти… эти блудные женщины приходят в приличные заведения и пристают к молодым людям! Какой кошмар! Мисье Руналд, я, право слово, думала, что у Вас приличное заведение, и Вы не пускаете на порог этих мерзких особ! – кто-то возмущался на весь обеденный зал.

Виола отдёрнула руку, а Алиса нашла в себе силы, отвернулась от Виолетты и посмотрела вбок. Очень сильно возмущалась всё та же неприятная женщина, грэна Капарэлли. Она сидела за одним столиком с мисье Руналдом, но негодовала громко настолько, чтобы все услышали. А мисье Руналд сильно покраснел, вскочил к грэне Капарэлли и что-то тихо ей говорил, явно умоляя ту не возмущаться так громко.

- Ой, прости, - Виолетта проследила за взглядом Алисы и подтянула лиф платья, - у меня как-то само собой получается. Я же нимфа, - фальшиво извиняющимся тоном сказала она.

- Ничего-ничего, - выдала Алиса и, сама не ожидая от себя, добавила, - я просто никогда ещё не видела настолько красивых женщин, как ты, - поняла, что сморозила, раскраснелась от стыда, уставилась в тарелку на последний хлебный шарик.

Виолетта расхохоталась:

- Не переживай, на меня многие так реагируют. Не ты первая, не ты последняя, - она ловко выковыряла хлебный шарик из тарелки Алисы и съела его без разрешения. Но Алиса и не замечала этого, так она во все глаза смотрела на красавицу напротив неё, - а ты чего тут сидишь, грустишь, да ещё и под мальчишку косишь? – Виолетта задала этот вопрос настолько простым голосом и настолько искренне, что Алиса даже не знала, как ответить, не соврав. Врать ей почему-то не хотелось.

- Я нездешняя. Поссорилась с женихом, с которым уже дата свадьбы была назначена. Пришла раньше домой, а он развлекался там с какой-то девицей. В общем, я убежала из дома… и теперь я здесь, - скомкано, но без вранья рассказала Алиса.

- А работала ты по хозяйству, наверное? Расскажи мне – попросила прекрасная нимфа. Она вновь взяла Алису за руку, и Алиса вновь почувствовала легкий шум в голове.

- Ну… как сказать. Не совсем. Я помогала владельцу сети, э-э-э, постоялых дворов. Вот и тут подумала, может, смогу найти что-то похожее, - способность ясно мыслить всё ещё не вернулась к Алисе, но она вовремя заменила крутившуюся в голове фразу о факультете управления гостиничным бизнесом. Удивительное дело, Виола была абсолютно ей незнакома, первая встречная девушка, да ещё и в абсолютно незнакомом мире, и почему-то Алиса сходу ей всё рассказывает.

- Поня-я-ятно, - протянула Виола, убрав руку и вмиг став серьёзной, - какие же, всё-таки, все мужики – сволочи и гады! – с чувством выругалась она. – Отомстить жениху хочешь?

Алиса была очарована нимфой. Ей польстило, что совершенно посторонняя и очень красивая девушка не просто по-доброму отнеслась к ней, но и вдруг посочувствовала, решив предложить помощь.

- А что, так можно? – не поняла Алиса.

- Конечно, можно, - нимфа ещё раз рассмеялась своим чарующим смехом, - я нимфа, но не всегда была такой. Мои родители из второго сословия. У меня много братьев и сестер, за всеми не усмотришь, поэтому мама очень обрадовалась, когда ей предложили абсолютно бесплатно взять меня в Школу Нимф взамен на то, что я потом отработаю столько же лет на Школу, сколько и буду учиться.

- А что за Школа это такая? – Алиса не переставала удивляться.

- Ой, я и не думала, что ты насколько нездешняя, - Виола даже немного смутилась, - в Школу Нимф берут самых красивых девочек из первого и второго сословия. Как правило, обучение платное. Платное обучение обычно могут себе позволить богатые семьи второго сословия. Но много красивых девочек и в первом сословии. В таком случае, их берут тоже в Школу Нимф, но на тех же условиях, что некогда взяли и меня. Выпускница Школы должна отработать столько же лет на владельца, сколько в ней и училась. Берут девочек в школу в довольно раннем возрасте, в районе шести лет. Выпускаются они из Школы в двадцать, когда наступает совершеннолетие, так что вся учёба занимает порядка четырнадцати лет. С шести лет девочек учат грамоте, счёту, письму, а с двенадцати добавляется музыка, спорт или пение на выбор девочки. В шестнадцать лет начинаются уроки по эротическим танцам и соблазнению мужчин, - до этого места Алиса слушала спокойно, а здесь сделала глубокий вдох и затаила дыхание. - Учат всему: как плавно двигаться на высоких каблуках, как танцевать и красиво раздеваться при этом, как трогать мужчин, чтобы им нравилось, как их ублажать и быть идеальными любовницами…

Алиса снова икнула от волнения, раскраснелась и перебила:

 - А потом? Что по окончании Школы Нимф?

- Ну, те, кто учились платно, уходят обратно в семью, и, как правило, им даже удаётся выгодно заключить партию с каким-нибудь знатным грэтом, - на этом месте Алиса почувствовала, что ножка Виолетты трётся об её штаны, это было очень странно, слегка возбуждающе. В голове снова зашумело. - Нимфы, так называют выпускниц Школы, – очень красивые женщины, которые умеют вести себя с мужчинами правильно. Те, что учились бесплатно, с двадцати лет отрабатывают свою бесплатную учёбу в ночном заведении мисье Габриэля, владельца Школы Нимф.

- В смысле – отрабатывают? – Алиса уже подсознательно знала ответ на этот вопрос, но почему-то все равно ей хотелось слышать голос Виолетты, и чтобы её щиколотка продолжала гладить её под столом.

- Ну, - Виола выглядела такой красивой и такой невинной, - мужчины приходят в «Запретный плод», чтобы отдохнуть и развеяться от надоевших крикливых жён с головной болью по ночам, - она подмигнула. - В «Запретном плоде» девочки танцуют приватные танцы, делают массажи, дарят мужчинам наслаждение и любовь. Всё то, в чём им отказывают жёны дома. Это хорошее заведение.

Виолетта так легко перечисляла всё, что Алисе вдруг стало казаться, будто это действительно неплохое место, которое укрепляет браки. Неожиданно сзади за стол села большая шумная компания, все начали рассаживаться, отодвигая стулья. Один мужчина тронул Алису за плечо:

- Молодой человек, не могли бы Вы подвинуться немного?

Алиса вскочила, при этом ножка Виолетты перестала касаться Алисы. Помутнение в голове прошло почти мгновенно.

- Да-да, конечно, - забормотала Алиса. Она не понимала, что с ней творится. На неё то наваливалось какое-то оцепенение с головной болью, то резко всё проходило. Она передвинула стул поближе к Виолетте, чтобы компания за соседним столом могла разместиться, и вспомнила, что ей только что рассказывала новая знакомая.

- Погоди, это же ужасно! Это же… проституция, - у Алисы не было слов, чтобы подобрать правильное определение ситуации.

- Да нет, что ты, - Виола её перебила, взяв руку Алисы в свою, - девочки делают только то, на что сами согласны. Те, кто просто танцует и массирует, получают, естественно, меньше и работают дольше. Тех, кто становится профессионалками в постели, нередко выкупают богатые грэты и мисье, кто-то становится их личными любовницами, а кто-то жёнами. На самом деле, это совершенно не ужасно. Каждая работает так, как ей хочется, спит в большинстве случаев с теми, с кем ей хочется, - здесь Алиса подметила оговорку «в большинстве случаев», но шум в голове снова наваливался с новой силой, и способность здраво рассуждать куда-то исчезла, - а тем временем Виолетта продолжала. – Чем ты опытнее, тем ты чаще получаешь удовольствие, будучи с мужчиной, даже если он совсем ничего не умеет в постели. Мы ежедневно прокачиваем наши мышцы, таким образом, становимся очень узкими там и получаем желанную разрядку практически всегда, - она широко улыбнулась, и Алиса поняла: что-что, а здесь красавица точно не врёт, - к тому же, со временем у каждой из нас остаётся круг своих постоянных клиентов.

Виола всё рассказывала и рассказывала, и Алисе стало казаться, что нимфы действительно любят свою работу. И работа эта – мечта: и удовольствие получаешь, и общаешься только с красивыми и богатыми мужчинами, и делаешь только то, что хочется. Временами Алисе казалось, что Виолетта о чём-то задумывается и грустит. Временами она просто не слышала, что ей говорят. Отчего-то проституция вдруг перестала ей казаться чем-то уж совсем постыдным. А ладони Виолетты всё ещё накрывали руку Алисы.

В какой-то момент Алиса погрузилась так глубоко в свои размышления, что даже не заметила, как нимфа в третий раз переспросила:

- Ну, что ты решила? Ты хотела бы стать нимфой?

- А-а-а-а… - протянула Алиса и хотела было отвергнуть предложение Виолы со словами, что ей и так уже предложили место посудомойки у знатного грэта.

Виолетта смотрела ей в глаза, держала её руку, и в голове вдруг возник странный голос: «Да кого ты сейчас обманываешь? Ты сама жаловалась на своего жениха и хочешь научиться управлять мужчинами. Соглашайся!»

И Алиса сама не поняла, как произнесла вслух:

- Почему бы и не попробовать? В конце концов, отказаться всегда успею.

- Вот и умничка, - улыбнулась Виолетта.

Глава 4. Квартал Нимф  

 

Прошло уже две недели с той встречи с Виолеттой в «Усталом путнике». Тем же днём Виолетта отвезла Алису в Квартал Нимф – квартал на западе столицы, где находилась Школа Нимф, ночное заведение «Запретный плод», также принадлежащее грэту Габриэлю Лируа, и дома, в которых жили ученицы Школы Нимф и состоявшиеся выпускницы.

Дом, в который Виола привезла Алису, был роскошно обставлен, хотя по местным меркам он считался небольшим: двухэтажный из бледно-жёлтого камня с витиеватыми колоннами, светящимися в ночи оранжевым светом магических искр, и большими окнами. На первом этаже располагались прихожая, большая гостиная, уютная кухня, а на втором этаже – две спальни. Виола объяснила, что все дома для выпускниц сделаны по одинаковой планировке, они сдаются в аренду нимфам на долгие годы, но каждая может обставить дом так, как хочет. Разумеется, за свои деньги. Алиса удивилась, зачем в таком случае в доме большая гостиная и целых две спальни.

- Понимаешь, - ответила Виола, смутившись и опустив взгляд в пол - нимф не очень любят в городе. Какой женщине приятно знать, что её мужчина ходит к другой? Ну и в обществе в принципе считается нормальным ходить в «Запретный плод» только неженатым мужчинам. Но, как ты догадываешься, большинство наших клиентов – как раз состоятельные женатые люди. И многие из них не хотят постоянно мелькать в «Запретном плоде». Они приходят туда несколько раз, выбирают себе нимфу, которая приглянулась, и посещают её впоследствии уже на дому.

- Удобная схема, ничего не скажешь, - хмыкнула Алиса, - так ни с кем знакомым случайно не встретишься, если на дом к нимфе ходишь. Видимо, большая гостиная нужна, чтобы принимать знатных грэтов и мисье. А спальни две, чтобы в случае чего эти же грэты ещё и поспать спокойно могли после бурной ночи?

- Да, ты всё правильно поняла, - Виола закивала, - таким образом, «Запретный плод» - это яркое заведение, там танцуют девушки, делают массажи и всячески общаются с мужчинами. Конечно, там тоже есть комнаты для уединения и всё такое. Но это шумное место. Оно больше подходит для тех, кто хочет расслабиться разово или же пришёл компанией с друзьями. А дома – это спокойные места, где живут сами нимфы, чаще всего у них постоянный круг клиентов. Выступать в «Запретном плоде» выгодно, это наращивает клиентуру, но с ночи в «Запретном плоде» нимфа должна больше половины выручки оставлять владельцу - грэту Лируа. За дом же есть фиксированная цена в месяц. И никого не интересует, сколько денег ты заработала на клиентах дома, было их три или тридцать три.

Алиса остановилась жить во второй спальне в домике Виолетты. За эти две недели Алиса не видела ни одного мужчину в доме новой подруги. Как-то её посетила мысль, что это странно, ведь прошло полмесяца, а Виола, выходит, совсем ничего не заработала. К тому же, Алиса не сомневалась, что пышногрудая блондинка с волнующими бёдрами пользуется большой популярностью среди мужчин. Но все эти вопросы она пока так и не успела задать Виоле. 

Утром Алиса рано просыпалась и готовила завтрак на них двоих, потому что Виолетта по утрам была сонной после ночной смены. Алиса или Лисси, как её стала звать подруга, с утра читала книги, принесённые Виолой, в основном это была психология и анатомия. А также занималась в гостиной своими шпагатами и стойками на руках – всем, что помнила из акробатики из прошлой жизни.

Виола за это время стала для Алисы кем-то вроде старшей сестры, которой ей всю жизнь так не хватало. Нимфа не переставала удивлять её познаниями в мужской психологии. «Лисси, ты всегда должна оставаться загадкой для мужчины, чтобы ему всегда хотелось тебя разгадать. Ты должна уйти раньше, чем наскучишь ему. Ты должна слушать и слышать то, что он говорит. Если ему интересны азартные игры – сыграй с ним, если он любит спорт – восхитись его силой и дай почувствовать, что он сильнее тебя, если он изобретатель – поддержи разговор и задай вопросы о его изобретениях». Наставления от Виолы лились рекой, и Алиса остро осознала, как много ошибок она допускала с Костиком в своё время. От желания заплатить за себя саму в кино и заканчивая чересчур сильной скованностью в постели. Алиса вспомнила их секс… Оказывается, мужчинам нравится, когда их трогают по всему телу, оказывается, мужчинам нравится, когда женщина показывает, как хочет его, оказывается, мужчинам нравятся женские крики и стоны, оказывается…. Так много «оказывается»!

Днём Виола водила Алису на занятия к старшекурсницам, где они отрабатывали техники интимного массажа, здесь пригодились знания по анатомии. Первый раз Алиса застеснялась при незнакомых девушках трогать и облизывать какую-то странную штуку, напоминающую мужской пенис. Но будущие нимфы так ловко всё делали, при этом шутили и весело общались, что Алиса решила попробовать отработать свои новые теоретические знания. А Виола её приободрила словами «Ты хочешь быть самой желанной женщиной, чтобы любой мужчина, побывавший хоть раз с тобой, думал только о тебе? От тебя больше не уйдет ни один Костик». Воспоминание о Косте больно резануло самолюбие, и вспомнились целых шесть лет отношений, которые окончились ничем, и Алиса решилась. В конце концов, ничего плохого-то она сейчас не делает. «Чем больше даёшь мужчине, тем больше он захочет дать тебе в ответ» - вспомнилось ещё одно наставление Виолы. Алиса вначале смущалась, а потом ей даже понравились эти занятия. В её мире так подробно обучали, наверное, только гейш, и найти эти знания можно было лишь по крупицам. «Интересно, почему в моем мире не преподают эти знания в школах? Сколько бы браков было спасено, сколько бы женщин было просто счастливо…»

Вечерами Виола давала упражнения для прокачки внутренних мышц. И снова Алиса вспомнила гейш из своего мира, которые даже с грузиками ходили. Теперь, окунувшись во все знания,  Алиса стала гораздо увереннее в себе. Её внешность, которая казалась ей раньше совершенно непримечательной, вдруг стала неуловимо меняться. Глаза из болотно-зелёных стали почти изумрудными, грудь заметно увеличилась, и даже волосы отросли за каких-то две недели. Раньше они были по ухо, а сейчас доходили до плеч и лежали красивыми волнами. То ли атмосфера этого мира на неё так действовала, то ли школа нимф, то ли что-то ещё, – она не понимала. Однажды вечером Виолетта застала её за разглядыванием себя в зеркале:

- Лисси, что, рассматриваешь себя? Нравишься? Больше не хочешь мальчиком переодеваться?

- Виола, мне кажется, я стала меняться, - неуверенно произнесла Алиса, - я понимаю, это невозможно. Каких-то две недели, но всё-таки… мне вдруг стало мало то платье, что ты мне дала по приезде сюда.

- Конечно же, ты меняешься, даже и не сомневайся. Видишь ли, я щедро делюсь с тобой магией. Магия запустила процесс изменения твоей внешности.

- Виола, ты это делаешь для меня? – Алиса широко открыла глаза от удивления. - Но почему?

Виола встала, тряхнула своими бело-розовыми кудрями и медленно подошла к Алисе сзади. Теперь они обе отражались в зеркале. Затем нимфа положила руки на талию Алисы и начала оглаживать живот и грудь сквозь платье. Алиса прикрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям, ей действительно нравилось, как медленно и нежно её трогали.

- Лисёнок, очень мало женщин могут стать настоящими нимфами. Конечно, у мисье Габриэля здесь Школа Нимф и выпускницы Школы – очень умелые и сообразительные девушки, знающие, как себя вести с мужчиной. Но это – обычные девушки, - она распустила тугую шнуровку на платье Алисы, и её рука нырнула под корсет, ощупывая грудь, - Чтобы стать настоящей нимфой, надо ей родиться. Я сразу почувствовала в тебе нимфу, как только увидела, потому и села за твой столик.

- Вот как? – В голове Алисы шумело, так бывало, когда Виола была рядом. Но от тёплого дыхания над ушком становилось совсем жарко. Одна из рук Виолы медленно пустилась ниже, а вторая всё ещё мяла чувствительную грудь.

- Да, всё так. Магия в человеке просыпается либо постепенно сама, либо в раннем возрасте от какого-то эмоционального потрясения. По каким-то неизвестным мне причинам у тебя магия не проснулась. Мне захотелось пробудить тебя, - последнее предложение она сказала чуть слышным шёпотом, её губы оставляли влажную дорожку вдоль позвонков. От каждого прикосновения разбегались мурашки по спине. Алиса никогда в жизни не представляла, что от женских касаний может забиться сердце чаще, дыхание сбиться, а ноги подкашиваться. Платье с ослабленной шнуровкой давно соскользнуло на талию. Язык Виолы чертил какие-то знаки на позвоночнике, от этого ощущения накатывали волны тепла.

- Я не представляю, каким же идиотом и неучем был твой бывших жених, что не смог тебя пробудить, -  тем временем продолжала Виола. – Но ты, как и я – истинная нимфа. Обычно магия просыпается после лишения девственности. Я даже вначале подумала, грешным делом, что ты девственница в свои двадцать шесть. Представить не могу, как такое могло произойти.

«Я из другого мира» - хотела было ответить Алиса, но ей было слишком хорошо сейчас, в голове шумело, а язык с трудом ворочался.

Дальше наступила тишина. Виолетта достала из-под юбки свою правую руку, смачно облизала пальцы так, чтобы Алиса увидела это в зеркале. От этого у Алисы потеплели щёки, так откровенно её ещё ни разу не соблазняли. Затем Виола потёрлась сзади своими восхитительными бедрами, зацепив её платье. Оно окончательно сползло вниз, открывая в зеркале во весь рост картину распалённой, красной от волнения Алисы с тёмными, стоящими от возбуждения сосками, и блондинки, стоящей сзади. Виола чертила дорожку по животу Алисы всё ниже и ниже, а у той разбежались все мысли, и она ничего не могла говорить. Только чувствовать нарастающий жар.

Виола улыбнулась, положила пальцы на уже твердеющий клитор и начала массировать его круговыми движениями. От этого Алиса совсем уже обмякла, облокотившись на Виолу.

- Почему?.. – выдохнула она, и её дыхание стало совсем поверхностным и частым.

- Быть истинной нимфой – редкость. А ты одна из них. Я здесь застряла, попавшись на удочку грэта Лируа. Мне нужна помощь. Я ждала её долгие годы, и наконец, встретила тебя. Ты мне поможешь. Завтра в «Запретном плоде» состоится большой праздник в честь наступающей зимы. Ты выступишь на главной сцене и отвлечёшь внимание грэта Габриэля на себя. Только ты с этим можешь справиться.

Алиса даже не слышала, что ей говорили. Сознание куда-то пропало, она отдалась чувствам. Было так горячо, так хорошо, она закусила губу и что-то мычала. Это чувство было похоже на то, что её держат на какой-то грани и не дают соскользнуть в пропасть, это было похоже на сладкое мучение. В какой-то миг Виола резко убрала руку от её клитора и ввела глубоко два пальца внутрь неё.

- А-а-а-а-а-а! – закричала Алиса, и свет потух, сознание отключилось, и пропасть наслаждения поглотила её.

  

Глава 5. Грэты Капарелли

 

Грэт Томас Капарэлли сидел в своем кабинете в родовом особняке Капарэлли и думал, параллельно делая руками пассы в воздухе. От этого воздух серебрился перед ним, и из летающих мелких искорок складывалось изображение тонкой фигурки, не то женской, не то мужской. Вот уже две недели прошло с той встречи со странной девушкой в мужской одежде в «Усталом путнике», а она так и не пришла в его особняк на работу. Он ежедневно спрашивал своего дворецкого Эдуарда, не приходил ли молодой человек на должность помощника по кухне, но Эдуард лишь разводил руками, говоря, что кроме запланированных визитов поставщиков продуктов, никого на пороге особняка не было.

Томас злился, он не понимал, почему девушка решила проигнорировать его более чем щедрое предложение. Все в округе знали, что королевский инспектор очень тщательно отбирает прислугу, устроиться к нему на работу практически невозможно, а платит он при этом в три раза больше, чем в любом другом доме. Платил, кстати, грэт специально больше, потому что ненавидел воровство и ложь с самого детства и предпочитал платить высокое жалование прислуге, чтобы она ничего не крала. Каждый из слуг в особняке по-настоящему держался за свое место и даже не болтал ничего лишнего.

А ещё Томас злился потому, что не мог понять, куда пропала эта девушка-мальчик. Он даже не выдержал и спустя десять дней после их короткой встречи специально проложил очередной свой маршрут по королевским делам именно через «Усталого путника». Но девочки-мальчика не было ни на конюшне, ни на кухне. Что-то зацепило его в этой девушке, но он не мог понять что. Он даже с первого взгляда не понял, что это девушка, а не молодой человек, и здесь она его провела. А обувь… такую обувь он не видел ни у мужчин, ни у женщин, он только сейчас это вспомнил. Вроде бы женские туфли, но совершенно без каблуков.

Грэт Томас Капарэлли был одним из самых богатых грэтов во всей Шерисии, наследник знатного рода, он обладал огромным магическим потенциалом, мог распознать ложь и работал в качестве королевского инспектора. И эта девчонка посмела не только проигнорировать его предложение о работе, но ещё и куда-то ловко исчезнуть так, что он не смог понять, куда она исчезла. И только конюх сказал, что она представилась «Алом». Ну, куда она могла пропасть из третьего-то сословия? А вдруг она все-таки из второго? Тогда почему иллюзией не прикрылась, чтобы её точно молодым человеком посчитали?

- Агр-р-р-р, - прорычал он, -  не девушка – загадка. Одни вопросы.

- О, да я посмотрю, ты начал интересоваться девушками! Вот это прогресс – последнюю фразу произнес блондин, вихрем занесшийся в кабинет Томаса без спроса. Томас резко замахал руками и постарался поскорее развеять изображение.

- Сэр Томас, я как раз спешил к Вам с докладом, что ваш двоюродный брат грэт Златан Капарэлли приехал, - за ним возник запыхавшийся дворецкий Эдуард.

Златан Капарэлли был младше Томаса всего на два года. Всюду в детстве они были вместе до смерти отца Томаса: учились ездить верхом, драться на мечах, плавали наперегонки в озере. После смерти обоих родителей Томас стал более замкнутым и менее общительным. Злат был сыном сестры отца Томаса, поэтому грэты были совершенно не похожи друг на друга внешне. С одной стороны Томас хорошо относился к Злату, тот всегда поднимал ему настроение, но в тоже время он был единственным, кто мог вывести Томаса из себя. Взбалмошный, любимый родителями до умопомрачения, Злат обладал также весьма харизматичным характером. Добавьте сюда чуть отпущенные русые волосы, вечно легкую небритость, голубые глаза и выпендрежный манер одеваться – женщин у Злата всегда было очень много.

- Спасибо, Эдуард, можешь быть свободен, - Томас махнул ему рукой и повернулся к Злату, - ну-с, чем обязан?

- Погоди, а что за таинственная девушка, о которой ты говорил? Ты уже десять лет после Дженни ни на одну женщину не смотрел!

- Это неважно. А что касается Дженни, ты сам в курсе, что мы расстались накануне свадьбы. Влюбленность в неё закрывала мне глаза на правду, ей нужны были только мой титул и деньги, - Томас посерьезнел лицом.

- Ну, хотелось ей из мисси стать грэной, что ж в этом плохого? А деньги… да кому они не нужны? – Злат улыбнулся теплой улыбкой. Вот она вся разница между Томасом и Златаном. Златан всегда и во всем видел хорошие стороны, его устраивало такое отношение, именно поэтому он был любимчиком женщин. Грэт Златан был королевским нюхачом, ему нравилось, как пахли женщины, и он получал истинное удовольствие, вкушая новые и новые ароматы. Он сам использовал женщин и был не против, когда они использовали его в денежном варианте.

- Рассказывай,  что случилось. Тебя не было видно в Алишере очень давно.

- Да это всё матушка, - Злат резко сник, - вбила себе в голову, что мне пора жениться. И даже попросила у короля, чтобы меня перевели со службы на границе с Норингией, где я проверял легальность товара на нюх, сюда, в столицу Шерисии. А к тебе приехал, потому что просто соскучился – Злат улыбнулся.

- Грэна Оливия Капарэлли права, Злат, - Томас тепло улыбнулся, вспомнив бойкую тётю, которая даже менять фамилию не стала после замужества,- тебе давно пора жениться, уже двадцать девять лет, скоро третий десяток лет разменяешь, - заметил Томас, - к тому же у тебя дома всегда будет молодая привлекательная жена. Что тебя не устраивает?

- Кому бы говорить! – Злат возмущенно откинул длинные русые волосы с лица, - тебе, значит, тридцать один, ты живешь в свое удовольствие в столице, и тебе никто не проедает плешь, что ты должен немедленно жениться. А я, ты же знаешь, люблю покутить, но меня начинают ограничивать со всех сторон. Даже за меня решили, где я буду работать! – во время этой длинной тирады Злат в своей пижонской манере подошел к столику с алкоголем, деловито понюхал закрытые бутылки, не читая этикеток, откупорил одну, ещё раз понюхал и скривился, - Том, дружище, у тебя даже приличного коньяка дома нет. Тебе какую-то дрянь подсунули.

Златан не просто так служил королевским нюхачом. У него был совершенно невероятный нюх: он мог распознать на запах любой сорт табака или год отжима вина. На пограничной службе Злат на нюх определял контрабанду, мог сказать лежит ли в коробках оружие и убивали ли им кого-либо. По его словам мечи пахли по-особому, и если меч орошался кровью, то запах железа менялся. Но как он сам говорил, интереснее всего для него пахли женщины. Умение чувствовать самые тонкие ароматы – это была его магия, за которую, кстати, король щедро платил.

- Я тут подумал, - Златан тем временем продолжал, - раз уж я в столице Шерисии, а не сходить ли нам в «Запретный плод»? – видя, как Томас кривится, тут же добавил с просящими интонациями, - да ладно, дружище, как давно там был последний раз? Ну что тебе стоит составить мне компанию?

- Там женщины, продающие свое тело за деньги. Я не люблю этого. Я считаю, что когда женщина ложится в постель с мужчиной лишь из-за денег – это обман. А я не приемлю ложь в любом её виде, ты же знаешь. Я был там много лет назад, пытаясь забыть Дженни, но в итоге получил всё тоже, что и от Дженни – девушек интересовал больше всего мой кошелек. А если они начинали меня расспрашивать про работу или делать вид, что я им интересен, то у меня начинала зверски болеть голова, как от обычного вранья в лицо, - Томас всё так же сидел в кресле. Сейчас он отвернулся в окно и вспоминал те года, когда ему было всего лишь двадцать один, и он наивно полагал, что нашел любовь всей своей жизни.

История с Дженнифер была стара как мир. Он встретил Дженни на одном из светских приемов. Это был её первый выход в свет. Томасу тогда было всего двадцать один, но он уже тогда пользовался особым расположением короля и начинал свою карьеру в качестве помощника королевского инспектора. Амбициозный, не очень общительный, считающий себя чуть ли не гением. Про него уже тогда ходили слухи, будто он умеет читать мысли. Ведь его дар раскрылся так рано. Ах, если бы!

Он впервые увидел Дженни, когда вышел в холл из бального зала. А там, в холле, вдали от суеты, смеха и музыки стояла Дженни и рассматривала картину в золотой раме. Её фигура была такой хрупкой. Её хотелось обнять и оберегать. А белое кружевное платье лишь подчеркивало тонкий девичий стан и невинность. Томас влюбился с первого взгляда. Когда он, спустя несколько выходов в свет и совместных танцев, она предложила совместную прогулку на лошадях, он не заметил подвоха. И зачем она все это сделала? Он и так хотел на ней жениться… В общем, посередине прогулки на лошадях они устроили пикник. Он выпил вина, а потом у него стала кружиться голова и дальше он ничего не помнил. Проснулся он без одежды поверх обнаженной Дженни. Она гладила его по рукам и говорила, что ей очень понравилось. И она сразу призналась, что была девственницей и не предохранялась, и считает, что он должен жениться на ней. Конечно же, он сразу сделал ей предложение. У него очень сильно болела голова в тот день, он списал это на то, что перепил вина. Ему было обидно, что он ничего не помнил о том разе.

А вечером он встретился со Златаном. Тот сразу унюхал от него какой-то одурманивающий аромат и заявил, что его опоили. Томас не поверил, он посмеялся над Златом и сказал, что это полный бред. Поехал искать Дженни и застал её в объятиях грэта Лируа младшего. Оказалось, Дженни была его постоянной любовницей из Школы Нимф. Она рассчитывала, что выйдя замуж за Томаса, откупится его деньгами, ну а от грэта Лируа младшего она попыталась в тот день забеременеть, чтобы сказать Томасу, что это его ребенок.   

- М-да…, - Златан понял, что переубедить брата, который ведет себя как старая развалина, будет сложно, но попытка не пытка. Когда-то Дженни проехалась по чувствам Томаса так сильно, что за десять лет он всё ещё не отошел от тех отношений. И Златан привел свой заключительный аргумент - посидишь со мной в ложе, посмотришь представление. Тебя же никто не заставляет уединяться с кем-то из нимф. Том, я так давно там не был и может последний раз в «Запретный плод» иду, меня вот-вот женят насильно на какой-нить глупенькой грэтте!

Том задумался на мгновение. Действительно, а почему бы и не сходить в «Запретный плод»? Он там был уже и не помнит когда последний раз. Может получится выбросить эту девчонку-мальчика из головы.

- Ладно, не драматизируй ситуацию. Совсем против воли тебя вряд ли женят, - Том ухмыльнулся, представив, как скомпрометированная молоденькая грэтта будет давить на отсутствующую совесть Злата, пытаясь его женить на себе, - но раз ты так хочешь - поехали, собирайся!

Глава 6.  Рассказ Виолетты

 

Виолетта с самого утра встала пораньше и зашла в спальню к Алисе, пока та спала, чтобы осмотреть, насколько процесс преобразования в нимфу завершен. Первые дни Виола влияла на неё своей магией внушения, заставив пойти в Школу Нифм. Виола не лукавила, когда сказала Алисе, что вкачивала в неё магию постепенно все эти дни. Но это была полуправда. На самом деле это одновременно была и магия внушения, позволившая приручить подозрительную девушку, подружиться с ней и запустить в ней процесс преобразования в нимфу.

Два дня назад Виола узнала, что грэт Габриэль Лируа устраивает большой праздник в «Запретном  плоде», куда придет и сам. Такой шанс упускать было нельзя. Он крайне редко покидал дом и посещал свое заведение. Виола уже как много лет сидела у него на коротком поводке, будучи в любовницах, и не смела ничего сделать без разрешения грэта Габриэля. «Сегодня ночью всё изменится!» радостно предвкушала она. «Отвлечь бы его всего на одну ночь и я точно справлюсь». Именно из-за этого праздника Виола поменяла тактику безопасного вкачивания магии по чуть-чуть и пошла на рискованное соблазнение Алисы.

Магия нимфы просыпалась в девушках обычно после потери девственности. Так ей рассказывала её мать. Эта магия передавалась по наследству по женской линии. По крайней мере, у Виолы это тоже было так. Глубокий оргазм запускает необратимые процессы, и девушка меняется внешне, становится более красивой и женственной, а также происходят и внутренние изменения. Испытав один раз сильнейший оргазм, нимфа начинает сама хотеть секса и разрядки. Это замкнутый круг. Чем больше удовольствия испытывает женщина, тем быстрее она превращается в нимфу и сильнее становится её магия крови. Чем сильнее магия крови, тем сильнее зов природы, женского начала, дарить мужчинам удовольствие и получать его в ответ. Для нимф секс –  как еда. Когда нимфа долго голодает, её магия увядает, красота тускнеет, нимфа начинает медленно умирать.  

Грэт Габриэль Лируа – опытный мужчина за пятьдесят лет и на обычную выпускницу из школы нимф не поведется. Недаром все эти годы Виолетта была его единственной постоянной любовницей. Только истинная нимфа по рождению могла его заинтересовать и покорить. И до сих пор Виолетта не встречала ни одной такой же, как она сама. И тут однажды она увидела Алису, смешно переодетую в паренька, с короткой стрижкой и задумчивыми зелеными глазами. Алиса выглядела потерянной и немного напуганной в этом убогом постоялом дворе «Усталый путник». Она была не только странно одета, она вела себя тоже странно, не так, как все. Все дамы, которых знала до сих пор Виола, одевались в платья, чтобы привлечь мужчин. Знатные грэтты и грэны обвешивались украшениями, менее знатные миссы и мисы предпочитали производить впечатление яркостью расцветок тканей, а простолюдинки носили обычные платьица с глубоким декольте. Нимфы квартала, разумеется, сильно отличались от благородных дам и простолюдинок. Они зачастую не надевали нижнего белья, их наряды вызывающе просвечивали, но это всегда были юбки и платья. Алиса же была одета в обтягивающие штаны, которые ей очень шли, и было в этом что-то странное. Виола заметила, что поначалу их встречи Алиса неприязненно косилась в зеркало на себя и не любила себя разглядывать. Она не хотела, чтобы на неё обращали внимание ни мужчины, ни женщины. Виола до сих пор не могла поверить, что раскопала такое сокровище и так ей повезло. Нимфа в двадцать шесть лет, которая сама про себя не знает, что она нимфа! Только подумать! «Кто же твои родители, девочка? Почему мама тебе не сказала, что ты станешь нимфой? Ну что ж, девочка, отныне для тебя всё изменится, процесс запущен и уже необратим» подумала Виола.    

Алиса пошевелилась во сне и крепче обняла подушку, что-то бормоча ей. Виола оглядела спящую Алису и недовольно прицокнула языком. Было видно, как сильно похорошела Алиса за эту ночь, но все равно этого было мало обольщения грэта Габриэля Лируа. Нимфа ещё раз окинула взглядом Алису, написала ей записку, чтобы та дождалась её, и выбежала на зимний мороз, прихватив с собой белую шубку.  

***

С утра Алиса проснулась в невероятно хорошем настроении, как будто вчера вечером произошло что-то чудесное. Она стала вспоминать… и вспомнила, что впервые в жизни испытала оргазм. Это было потрясающе, всё тело пело! Потом она вспомнила, при каких обстоятельствах у неё получилось кончить, и щеки затопил румянец. Взгляд наткнулся на кусочек бумаги на соседней подушке. Виолетта писала, чтобы Алиса с утра начала репетировать своё выступление в «Запретном плоде», что она должна придумать что-то суперзажигательное, а она, Виола, съездит на Главный Магический Рынок столицы за артефактом иллюзий и одеждой для выступления.

Алиса не помнила, как так вышло, что она согласилась выступать на сцене «Запретного плода», но раз уж согласилась, то обещание надо исполнять. Она умылась, оделась и пошла разминаться в гостиную, вспоминая всё, чему учили её на акробатике. «Если уж выступать, то так чтобы зрители ахнули», - подумала она, потирая ладони, – «зуб даю, у них здесь ещё никто не видел шпагатов».

***

Алиса сидела напротив зеркала, расчесывала свои волосы и совершенно не узнавала себя. До выступления на сцене «Запретный плод» оставалось всего ничего. Совсем недавно она была Алисой Романовой, худышкой с болотно-зелеными глазами и короткой стрижкой по ухо. Сейчас она была Лисси, обворожительной нимфой с глубоким изумрудным цветом глаз, а копна темно-шоколадных волос за ночь отросла ещё больше и уже была по лопатки. У неё пропала нездоровая бледность с лица, а также исчезли синяки под глазами от постоянных недосыпаний на работе в должности помощницы главного управляющего сети трехзвездочных гостиниц. Прошло всего две недели, как Алиса Романова из того мира превратилась в Лисси из этого, а кажется, что пролетела уже целая жизнь.

Виолетта стояла рядом и уже заканчивала  колдовать над ней при помощи пассов руками и какого-то браслета, который она назвала артефактом иллюзий.

- Вот теперь идеально, полюбуйся! – Виола оттерла пот с лица одной из прозрачных лент своего платья, подергала браслет на руке Алисы, проверив, что тот надежно на ней сидит, выдохнула как после долгой и сложной работы и улыбнулась. – Хозяин лавки иллюзий сказал, что магического заряда браслета хватит точно на всю ночь, а больше нам и не нужно.

Алиса перевела взгляд от тонкого золотого браслета на руке к зеркалу и обалдела. Разумеется, она видела перед собой иллюзию. В зеркале отражалась... младшая сестра Виолы. Темно-шоколадные волосы у иллюзии теперь были аж до поясницы, они крупно завивались, как у самой Виолы, и в них были переливающиеся блеском как морские волны пряди. Глаза стали больше, чуть более раскосые, аккуратные небольшие губы стали большими и пухлыми и их  нежный светло-розовый оттенок сменился алым. Скулы стали четче видны и немного изменился овал лица, даже появилась родинка над губой, один-в-один как у Виолы.

- Виола, тебе не кажется, что это перебор? – она критически осмотрела себя в зеркале и не могла понять, зачем её подруга настолько изменила ей внешность, придав огромное сходство с ней же самой, - Вначале ты меня убеждаешь выступить на сцене, хотя мне это не надо, теперь делаешь похожей меня на себя. Объясни, в чем дело, или я с места не сдвинусь! – Алиса все больше и больше начинала злиться. Она как никогда ясно чувствовала сейчас, что ею управляли. Это именно то, от чего она бежала из своего мира. Ей надоело быть чьей-то марионеткой, следовать указаниям родителей, жить подле Костика и копить деньги на колеса машины его мечты. Только она попала в новый мир, как её вновь взяли в оборот и начали использовать, - Какого черта вообще происходит?

Виола поняла, что Алиса не блефует и действительно никуда не пойдет, если всё сейчас не объяснит. У неё мелко задрожали руки от страха. Столько лет она ждала удобного момента, специально тайком откладывала деньги все эти годы, обучила Алису, вложила в неё столько своей магии, чтобы пробудить в ней нимфу, сколько могла. Она уже чувствовала, что на убеждение Алисы выступить в «Запретном плоде» потратила за этот день последние силы, её собственный резерв теперь на исходе и будет восполняться не один месяц.

Нимфа опустила плечи, взгляд её потух, она села на краешек стоящего позади кресла. И начала свой рассказ:

- Как я говорила, в моей семье было много братьев и сестер. Я хотя и была мисси, второе сословие, но в нашей семье всё время не хватало денег ни на что. И, конечно, когда приехал грэт Габриэль, тогда ещё очень моложавый мужчина в расцвете сил, и предложил взять меня в Школу Нимф на свое попечение, мать очень обрадовалась. Меня взяли в школу в пятнадцать, что противоречило всем правилам. Это было странно, казалось я уже никогда не догоню своих сверстниц по знаниям… Но грэт Габриэль знал, что делал. Он сразу распознал во мне истинную нимфу. Он был таким богатым, красивым, галантным…, - Виола вспоминала те дни и мутная пелена застелила глаза, взгляд остекленел, а голос стал глухим.

Алиса видела, что перед ней уже не та роскошная красавица, которую она встретила в «Усталом путнике». Алиса неожиданно поняла, что Виола старше её, лет на пять точно, а то и больше. И вроде бы ничего не указывало на возраст девушки, но она вдруг показалась очень уставшей от жизни и такой ранимой. Тем временем Виола продолжала:

- Он не просто меня взял в Школу Нимф, он лично обо мне заботился. Я тогда ещё не понимала почему. Я считала, что невероятно крупно повезло. Меня любят и ценят, меня взяли в Школу Нимф в пятнадцать, Школа длится до двадцати лет. По условиям договора я должна была отработать столько же, сколько и училась, то есть всего пять лет. Я рассчитывала, что в двадцать пять буду абсолютно свободной, а со своими знаниями и внешностью обязательно найду богатого грэта и выйду замуж. Габи делал мне дорогие подарки и оказывал недвусмысленные знаки внимания. Потом был наш первый раз…, - она едва улыбнулась, - Габи был потрясающим любовником. Собственно, почему был? Он такой и есть до сих пор. И я вдруг ощутила, что превращаюсь в настоящую нимфу. Я знала, что так и будет, ведь матушка меня предупреждала. Но это было так восхитительно… я обожала Габи, между нами была невероятная страсть. Когда мне исполнилось двадцать лет, Габи сказал, что любит меня и не хочет, чтобы я работала нимфой и обслуживала других мужчин. Он предложил мне отработать пять лет в качестве его личной любовницы. А что мне тогда надо было? Его любовь, его внимание, крыша над головой, немного денег. В общем-то, и всё. Я настолько потеряла голову от Габи, что даже и думать не могла предложить ему жениться на мне. Кто он, а кто я? Он – знатный грэт с хорошей родословной, потрясающей внешностью и невероятный в постели. А ещё разница между нами в двадцать лет. По возрасту я скорее могла бы стать женой его сыну, Грегору, - он криво ухмыльнулась, - в общем, всё было хорошо, но в один прекрасный момент я вдруг забеременела. Я была в шоке, разумеется, сразу рассказала Габи об этом. Он повел себя как настоящий джентельмен, сказал «оставляй ребенка». Мне даже показалось, что он был рад. Конечно же, он был рад! Потом много позже я узнала, что он всё спланировал так специально и исправил противозачаточные чары так, чтобы я забеременела. Мы, нимфы, обладаем такой странной способностью, что можем забеременеть лишь от того, кого любим. И Габи понимал, что добиться от меня ребенка он сможет, лишь постепенно привязывая меня к себе. Это была многолетняя тонкая первоклассная игра с его стороны.

Губы Виолы подрагивали, из правого глаза скатилась одинокая слеза. Алиса видела, как тяжело дается Виоле рассказать свою историю. Скорее всего, нимфа впервые кому-то рассказывает её. Виола встрепенулась, смахнула слезу и вновь продолжила:

- В общем, я влюбилась в Габи, потому пользовалась противозачаточными чарами. Грэт Лируа это понимал и в один из наших разов вмешался, чуть-чуть подправив чары, а я и не заметила по своей наивности и неопытности. Я и представить не могла зачем Габи от меня ребенок. У него уже был законный взрослый наследник – Грегор, от его законной супруги. Я, кстати, за все годы её ни разу не видела. Поговаривают, что он запер её в каком-то из своих замков, но я не в курсе. Тогда меня это не напрягало. Габи был целиком моим и меня это устраивало. Потом родилась Нонна, прекрасный белокурый ангелочек, моё солнышко. Я полюбила её всем сердцем, как только увидела. И в тот день Габи начал меняться. Он стал требовать от меня искать других нимф и приводить их в школу на обучение. Я была против, потому что видела, что тем, у кого не хватало денег на обучение и приходилось работать, было несладко.

Алиса хмыкнула. Вот как Виола теперь заговорила, а вначале убеждала, что это работа мечты. Ну-ну. Виола услышала хмыканье Алисы, скривилась, но продолжила:

 - Да-да, знаю, ты считаешь меня, наверное, последней мразью. Я и сама такой себя считаю. В общем, выяснилось, что Габи искал ещё и девушек из очень бедных семей для утех грэтов с определенными вкусами… кому нравилось бить женщин, связывать, насиловать… Я была против, так мы впервые поссорились. Он пригрозил, что навсегда заберет Нонну и не даст мне с ней видеться. Чем больше я с ним жила, тем больше ужасалась, как я могла не разглядеть все эти годы настоящую суть грэта Габриэля Лируа. Он был совсем другим. Однажды его сын Грегор, препротивный тип и тот ещё кутила, крупно проигрался в карты сразу трем людям. Габриэль долго кричал на сына, что у него нет таких денег, а потом все крики стихли. Габриэль нашел способ договориться и подложил меня должникам Грегора. Один из мисье взял себе в качестве долга Дженни, тогдашнюю любовницу Грегора, обычную, но очень симпатичную девушку. А двум другим была предложена всего лишь ночь со мной, как с истинно рожденной нимфой. Но они согласились. Я же была долгие годы любовницей самого грэта Габриэля и никто и пальцем не смел меня тронуть до того момента…

Виола сидела задумавшись и смотрела куда-то в окно не мигая. У Алисы уже к горлу подступил спазм, и она осознала, что жалеет эту девушку. Хотелось обнять её, успокоить и сказать, что всё образуется. Но вопрос, образуется ли?

- Я слишком плохо исполняла свою обязанность по поиску девушек для него для особых услуг, так как не хотела портить никому жизнь. И в качестве наказания Габи стал частенько расплачиваться моими услугами, грозя, что иначе не будет давать мне видеть дочь. А если я сопротивлялась, то и бил меня. Вот как-то так.

- Ты его всё ещё любишь? – шепотом спросила Алиса

- Да, люблю. Это, наверное, звучит дико и ужасно, но благодаря ему у меня самая чудесная дочка на свете. Ты бы видела Нонну, она – чудо! Да и если Габи бьет меня, то всегда за дело…, - Алиса поняла, что Виола за эти года приобрела настоящий стокгольмский синдром. Она испытывала колоссальную привязанность к своему мучителю. Даже сейчас, спустя годы, Виола ласково говорила «Габи» с придыханием.

- Ааа…., - Алиса сглотнула, сильно моргнула, чтобы не расплакаться самой, вдохнула и выдохнула, постаравшись унять свое сердцебиение, - а что ты хотела от меня?

- Ну, - тут Виола засмущалась, - я хотела переключить Габриэля на тебя. Ты же истинная нимфа, он бы точно заинтересовался тобой. А придав тебе сходства со мной, я практически гарантировала себе это. К тому же тебе двадцать шесть, ты далеко не такая наивная дурочка, как я была в свои пятнадцать. Да и у тебя разбитое сердце после измены жениха, ты ничего не должна Габриэлю, не заключала с ним никаких контрактов и ты бы точно не влюбилась в него, проведя с ним ночь. А мне всего-то и надо было – одна ночь. Я скопила достаточно денег, продумала план побега, договорилась и купила у контрабандистов очень дорогой артефакт, искажающий след. Я бы взяла дочку и убежала бы, а Габриэль никогда бы в жизни не нашел меня. Конечно теперь, когда ты всё знаешь, и поняла, как я тебя использовала всё наше знакомство, ты мне не станешь помогать, я всё понимаю, - и тут у Виолы хлынули слезы из глаз, но взгляд так и остался стеклянным.

«Она прекрасна, даже когда плачет» невольно восхитилась Алиса и тут же одернула себя, что не том думает. Виола ей очень нравилась. И, несмотря на то, что Виола планировала подменить себя Алисой, Алиса не испытывала к ней никаких негативных чувств. Она вдруг искренне захотела помочь Виоле.

- Я тебе помогу, - она решительно сказала и откинула прядь с лица.

- Пр-пр-правда? – заикаясь не то от испуга, не то от удивления прошептала Виола.

Глава 7. Ночное заведение «Запретный плод»

 

Заведение «Запретный плод» грэта Габриэля Лируа оказалось огромным шикарным особняком приблизительно в четырехэтажное здание из прошлого мира Алисы. Центр особняка представлял собой каменный купол, внутри находилась сцена, рядом со сценой – пространство со столиками и стульями для публики. По периметру купола были небольшие винтовые лесенки, поднимающиеся к  полукруглым балкончикам на разных уровнях. Это были ложи для самых знатных господ. Вход в «Запретный плод» стоил очень и очень недешево, а вот эти ложи, как поняла Алиса, были запредельно дорогими. Все балкончики были обиты алым бархатом, а центральная ложа дополнительно была украшена золотой вязью. Это была личная ложа грэтов Лируа. Рядом с центральным куполом здания находились многочисленные маленькие купола, уже с окнами, украшенные причудливыми башенками. В этих куполах, как рассказала Виолетта, находились другие развлекательные зоны для господ. Здесь были и сауны с бассейнами, и бильярдная с курительным залом, и даже комнаты для уединения с нимфами. Архитектура «Запретного плода» поражала воображение. Ничего похожего Алиса не видела до сих пор. Странные формы здания явно держались за счет магии. При этом материалы были самые обычные – камень, дерево, где-то даже кирпич. Всё это великолепие подсвечивалось магическими искрами, прямо как арендуемый домик Виолы.

Когда девушки подходили к «Запретному плоду» Виолетта пояснила:

- Это специальная, разработанная у магов-архитекторов конструкция здания. Она необычна, второго такого здания ни в Алишере, ни во всей Шерисии нет. Грэт Габриэль заплатил огромные деньги за этот архитектурный шедевр. Он хотел, чтобы его заведение было лучшим из лучших, чтобы грэты и мисье, приходя сюда, чувствовали себя как будто в другом мире, забывая о своих женах и детях, тратили все свои деньги. И он этого добился.

Сейчас Алиса стояла за кулисами основной сцены «Запретного плода» и её трясло крупной дрожью. Желудок как будто присосался к позвоночнику, её лихорадило, поэтому она сцепила руки перед собой, чтобы это было не так заметно. Девушки в гримерки просто сочли, что Алиса очень сильно волнуется перед своим первым выступлением на публику. Куда там! Алиса, будучи хорошей акробаткой, ещё в университете подрабатывала выступлениями в цирке. К выступлениям она была настолько привыкшая, что это её практически не волновало. Волновал план, который придумала Виола. Они договорились, что Алиса выступит на сцене наиболее эффектно. Так эффектно, чтобы Габриэль обратил на неё внимание. Затем после выступления она должна будет подойти к нему и предложить массаж или приватный танец, всё что угодно, чтобы гарантированно занять знатного грэта. А вот с этим у Алисы были проблемы, она ещё ни разу не соблазняла так откровенно мужчин, а тут сразу один из самых богатых и опытных грэтов столицы. Узнать бы его ещё среди других мужчин. Виола описала внешность Габриэля и не сомневалась, что Алиса его узнает. «Мне б её уверенность в моих силах и способностях!» - хмыкнула про себя Алиса.

Чтобы её так сильно не трясло, она пыталась отвлечься мыслями от того, что ей предстоит в ближайшие несколько часов. Она стала вспоминать, как попала в этот мир, вспомнила красивого высокого черноволосого мужчину, про которого рассказывал небылицы Нос-Картошкой. Или не небылицы? Она несколько раз вспоминала его властное выражение лица, а так же удивленно поднятые брови и как он дернулся, после того как Нос-Картошкой её ударил под ребра. Крохотная встреча отложилась у неё в памяти почти по секундам. Она сама не знала почему, но часто прокручивала то общение с грэтом Капарэлли. Он ей предложил работу, совершенно не зная, кто она такая. Грэт опустился до уровня простолюдина-мальчика, наверняка он не такой надменный, как ему хотелось показаться.

Затем мысли скакнули обратно к Виоле и их плану по соблазнению Габриэля. Виола была уверена, что грэт не увидит её истинную внешность сквозь иллюзию. Хотя при этом она за все годы жила под одной крышей с грэтом и не могла на него подействовать своей магией подчинения. «Очень странно. Что ж у него за магия-то такая?»…

 И эта мысль вдруг оборвалась громкими аплодисментами и свистом.

- А теперь на сцене «Запретного плода» в честь праздника начала зимы невероятная, обворожительная, неповторимая Русалочка! Встречайте!!!

***

Златан заранее отправил дворецкого Эдуарда в «Запретный плод» ещё днем, чтобы тот выбрал и забронировал лучшую ложу на вечернее представление. Все-таки они оба – грэты Капарэлли, нюхач и инспектор на королевской службе с королевским окладом, и сидеть в общем зале с обычными людьми – не комильфо. Сейчас они с Томатом сидели в роскошной ложе, обитой красным бархатом, и Златан методично спаивал Томаса. Не специально, просто так получилось. Томас предался воспоминаниям о Дженни и выпил пару стаканов дрянного виски ещё в особняке Капарэлли. В «Запретном плоде» они выпили ещё раз, уже по радостному поводу - за то, что Злат приехал в столицу. А потом и ещё раз – за то, что Злат выдернул Тома в это чудесное место, полное обворожительных нимф.

- Ох, как же мне здесь нравится! Как много красивых женщин! Как много ароматов вкусных нимф! - Злат улыбнулся проходящей мимо нимфе, поманил её пальчиком и отставил стакан на её поднос, когда она зашла в их ложу. Затем, когда она уходила, звонко шлепнул по аппетитной попке, неприлично просвечивающей сквозь одежду. Злат куда как более трезвый, чем Томас, стал нюхать воздух вокруг, явно получая огромное удовольствие. Сейчас он с головой ушел во все нахлынувшие на него ароматы и ему не нужен был алкоголь. На сцене танцевали какие-то полуголые девицы под зажигательную музыку. Всеми цветами радуги переливались подсвечивающие искры под куполом.

А Томас опрокинул в себя ещё полстакана виски, зажмурился и потянулся:

- Здесь все женщины под иллюзиями, потому тебе и кажутся просто красавицами. Я специально выпил побольше, чтобы легче было заглушить магию крови и отключить внутреннее зрение. А то мельтешит перед глазами так сильно, что голова начинает болеть. Одно дело, когда несколько человек иллюзии используют, а тут каждая буквально свою внешность норовит украсить.

- Да какая разница, как девочки выглядят на самом-то деле. Куда как важнее, что они умеют в постели, - Злат подмигнул, - а мне тут смешная идея в голову пришла.

- Ну-с? – Томас был немного пьян, а потому в благодушном настроении. Чем, интересно, его ненаглядный братец его повеселит в этот раз.

- Мне пришло в голову, что раз матушка так хочет меня женить, то я женюсь! На нимфе!

- С ума сошел! – Том засмеялся, подумав, что это шутка.

- Я серьезно! Представь, у тебя в постели на ежедневной основе красивая и страстная женщина, специально обученная тебя ублажать. Если она будет достаточно хороша, то тут даже не грех и верным ей быть.

- Зла-а-а-т, - Томас понял, что друг детства не шутит.

- Да понимаю я всё, понимаю. Нимфы бывают из третьего сословия, но бывают же и из второго. Надо просто выбрать какую-нибудь мисси с зачатками магии или безобидным даром, в таком случае дети от такого брака унаследуют магические способности, и всё будет в порядке. Если в обоих родителях есть магия, то и потомство будет магическим, то есть род не будет опозорен. Денег у меня хватает, искать богатую невесту мне нет необходимости. А что до самой женщины… Я терпеть не могу этих молоденьких, неопытных и скованных в постели, боящихся даже громко дышать, не то, что стонать, мисси и грэтт, - он выпалил всё на одном дыхании, а глаза его заблестели.

- Ну, смотри, - Томас не воспринимал Злата всерьез совершенно. Злат был горазд ещё в детстве на всякие выдумки и проказы, - Грэна Оливия тебя с потрохами съест за нимфу в невестках!

Их разговор внезапно прервали громкими аплодисментами и свистом. Сейчас сцена потухла и зажигательные нимфы оттуда ушли. Голос под куполом закричал:

- А теперь на сцене «Запретного плода» в честь праздника начала зимы невероятная, обворожительная, неповторимая Русалочка! Встречайте!!!

***

Русалочка – сценическое имя, которое выбрала Алисе Виолетта. Она сказала, что было бы лучше, чтобы никто не узнал настоящего имени Алисы, и та согласилась. А ещё они с Виолой продумали максимально эффектное появление Лисси на сцене. Алиса вспомнила пенные вечеринки на своей далекой родине и рассказала Виоле, что если смешать воду и достаточно густой шампунь, то будет много-много пены. А также предложила Виоле идею с чудо-искрами. Если их заранее разбросать по полу, то воздух внутри мыльных пузырей будет нагреваться, и хлопья пены начнут подниматься наверх. Смотреться будет просто волшебно.

Что касается костюма, то здесь Виола предложила лиф, расшитый сине-зелёными камнями, которые сияли, когда на них падал свет. Для низа Виолетта нашла очередную юбку из тонких лент, но здесь Алиса была непреклонна. Она-то знала, что будет садиться на шпагаты и делать стойки на руках, кувырки и прочие акробатические вещи. Она уговорила Виолетту сшить ей обтягивающие штаны. Швея в квартале нимф имелась своя собственная, девочки постоянно обшивались у неё на выступления. Эта женщина преклонного возраста была в шоке, узнав, что её просят сшить обтягивающие штаны на девушку. Все-таки насколько нимфы ни соблюдали правил приличия в одежде, но штаны ни одна из них не носила. «Значит, я буду первой» легко резюмировала Алиса. Ткань для штанов выбрали тоже волшебную, из чешуи какой-то глубоководной рыбы, которая светилась в водах и тем самым приманивала особей противоположного пола.

Златан и Томас смотрели во все глаза на сцену. Неожиданно свет погас, стала тихо. Вдруг пошла музыка. Но не громкая и заводящая, под которую до сих пор выступали нимфы, а медленная, тягучая, как шум океана. Кристаллы подсветки замерзали мягким синим светом, а посередине сцены вдруг стала образовываться морская пена… много пены! Любой мужчина, сидящий в зале, никогда не видел такую густую пену вот так посреди сцены. Одно дело на океане, когда волны захлестывают друг друга, другое дело здесь, в здании под куполом. Пена прибывала и прибывала, а затем вдруг стала вздыматься вверх как настоящая волна. И когда волна опустилась, на сцене вдруг, из ниоткуда, уже стояла она. Русалочка.

Габриэль смотрел на Русалочку с интересом. Это не было похоже ни на одно выступление его девочек, которые он видел до сих пор. Это было явно настоящее шоу. И девушку, представившуюся Русалочкой, он видел впервые в жизни, что показалось ему странным. Обычно он знал всех учащихся и выпускниц Школы Нимф. Сегодня он сидел в ложе со своим сыном, Грегором. Он хотел постепенно ввести своего непутевого отпрыска, вечно проигрывающегося в карты, в свой бизнес. Это был их первый совместный выход в «Запретный плод». Грегор сидел на кресле в ложе Лируа и неотрывно смотрел на Русалочку, от удивления он открыл рот и забыл закрыть его.

Златан увидел, как начала плавно двигаться тонкая фигурка Русалочки, перетекая из одной необычно позы в другую. И вот она взяла и, ловко подпрыгнув воздух, перевернулась как кошка. А сейчас она разъехалась ногами по полу, и сидела в абсолютно необычной для девушки позе. Красиво, очень красиво. Он бы даже сказал, что сексуально. Четкие линии, невероятные длинные ноги. А вот она встала на руки и прогнулась в пояснице так, что её ягодицы оказались аж над головой. От Русалочки нельзя было оторваться. Она вновь и вновь принимала какие-то неестественные, но безумно манящие позы, под плавную музыку.

Томас судорожно вздохнул. Опять девушка, опять в штанах. Что за странное совпадение? Пена намочила Русалочку со всех сторон, эти узкие штаны особенно эротично облепили её попу. Раньше он не видел на сцене, да и просто в Квартале Нимф девушек в штанах. Все приличные и даже неприличные женщины всегда носили юбки или платья. Эти штаны сидели на ней как вторая кожа и, казалось бы, закрываявсе ноги от глаз зрителя, полностью обрисовывали идеальную фигуру. А как она танцевала! Ни одного вычурного или пошлого движения, как до сих пор танцевали девушки до неё, но в тоже время было в этом танце что-то такое, что нельзя было оторвать глаз от Русалочки.

- Том, дружище, я, кажется, влюбился и нашел себе невесту, - услышал он шепот Злата, - будь другом, напряги зрение, посмотри на девчонку сквозь иллюзию. Она хорошенькая?

Томас напряг зрение и всмотрелся в Русалочку. Да, она была красавицей. И на его вкус, даже большей, чем наложенная поверх её внешности иллюзия. Иллюзия Русалочки была чересчур яркой и агрессивной, не подходила плавным и грациозным движениям девушки. А ещё девушка под иллюзией ну очень сильно напоминала того юношу из «Усталого путника». «Эх, я, видимо, много выпил. Надо было остановиться тогда, когда Злат сказал, что уже хватит. Пришел сюда отвлечься от той девчонки, и она мерещится мне даже здесь».

- Ну? Чего молчишь? – Злат толкнул его кулаком в руку, ему не терпелось узнать ответ

- Да, очень ничего, - Томас не хотел врать брату, но и почему-то ему не хотелось, чтобы Злат уединялся с этой нимфой на ночь.

- Ну, тогда я пошел к администратору, узнать номер её домика, - он подмигнул Томасу, - уже сегодня ночью эта нимфа будет стонать подо мной, а завтра с утра, если она мне понравится, то станет моей женой, - и довольный русый блондин встал из ложи, направляясь к администратору заведения.

Томас недовольно дернул щекой и посмотрел в след исчезающей в пене девушке. Все-таки Злат прав, слишком давно у него самого не было женщины. Хотя конечно это не повод спать с нимфой… Он, конечно же, пробовал ранее ходить в дома нимф на ночь, но он слишком хорошо чувствовал ложь в людях. И ему было слишком очевидно, что любая из этих женщин спит с ним только ради его денег. А когда кто-то из нимф пытался сделать ему комплименты, то у него начинала болеть голова, как от большой лжи. Слишком искусственные, слишком выдрессированные, слишком не то, что он искал. Но вот эта Русалочка ему очень даже понравилась. Он уже несколько лет не ходил в дома нимф и подумал даже: а не попробовать ли ему ещё раз? Жаль, что Злат первый вслух объявил, что хочет эту нимфу. Все-таки из мужской солидарности он не имеет права снимать именно эту нимфу этой ночью.

Глава 8. Грэт Лируа

 

Представление было закончено. Судя по нескончаемым аплодисментам, выкрикам и свистам, вся мужская аудитория была поражена. Алиса сделала правильную ставку на акробатику и свою растяжку, ведь женщины этого мира спортом не занимаются, и такие вещи как шпагаты и стойки для всех здесь – диковина.

Первая часть плана Виолетты точно удалась. Алиса мельком в процессе представления посмотрела на центральную ложу Лируа и увидела целых два внимательных взгляда. А вот здесь начиналась загвоздка. В ложе было двое мужчин, а не один Габриэль. «Что ж, импровизация – наше всё. Попробуем!» и с этими мыслями Алиса пошла по ступенькам к Ложе Лируа.

Грэта Габриэля Лируа Алиса узнала сразу. Исходя из рассказа Виолы, ему было немного за пятьдесят. Сухой строгий взгляд, белые волосы и борода, классический дорогой костюм по местной моде, трость с серебряным набалдашником и цилиндр. Возраст выдавали морщины на лбу и вокруг глаз, но при этом мужчина выглядел моложаво, и можно было смело сказать, что раньше он был очень привлекателен. Сейчас же его лицо напоминало скорее восковую маску, не выдавая никаких эмоций, и Алису это несколько пугало. «Куда же я сунулась по доброй воле? Как же хорошо, что у меня сейчас не моя внешность и не мое имя».

Рядом с Габриэлем сидел молодой человек, чуть старше Алисы на вид. В его внешности отчетливо проступали те же черты, что были у грэта Габриэля. Такая же орлиная форма носа, такой же разрез глаз, такой же овал лица. Не было морщин, чуть по-другому выглядел рот. Губы не были плотно и недовольно сжаты, как у Габриэля, наоборот, грэт Грегор развалился в кресле, некрасиво раззявив рот. А его сальный взгляд бегал по фигуре Алисы так, как будто она стояла перед ними абсолютно голая. «Ну, строго говоря, одежды на мне не так уж и много, грудь вообще почти ничем не прикрыта. Правда это всё иллюзия, но все же, вон грэт Габриэль смотрит мне только в глаза» - пронеслось в её голове. Ей было откровенно страшно перед грэтом Габриэлем, но она решила не показывать своего страха.

- Мне захотелось посетить ложу привлекательных мужчин, что так неотрывно смотрели за моим представлением, - Алиса обворожительно улыбнулась и, обращаясь к грэту Габриэлю, добавила, - грэт, Вам понравилось?

Грэт Габриэль молчал несколько секунд, изучая девушку. Мало того, что красивая, но до безумия напоминает ему Виолу. «Хм, странно».

- О, да, Ваше представление было чрезвычайно… - он сделал паузу, сверля её взглядом, - познавательным.

- Познавательным? – девушка медленно двинулась к нему, раскачивая бедрами, - что же познавательного, - она сделала ударение на этом слове, - Вы нашли в моём представлении?

Алиса не знала, что делать дальше. Грэт сидел в кресле со станаком виски. Если она подойдет совсем близко, то получится, что она будет смотреть на него сверху вниз – вызывающе, не подойдёт. Если сядет сразу к нему на колени – слишком фривольно. Не подойдёт. И она села на колени перед грэтом Габриэлем, беспроигрышная позиция. Во-первых, сверху у грэтов открывался просто-таки наилучший вид на её грудь, а, во-вторых, положение ниже мужчины – это просящее положение. Когда женщина сразу занимает положение ниже мужчины, он не станет её обижать.

 - Ну, Вы смогли удивить меня. Эта морская пена, поднимающаяся как волны вверх, это было явно целое постановочное шоу. А ещё я Вас ни разу не видел, и не заключал с Вами контрактов. Очень странно, что Вы выступаете в «Запретном плоде», а я Вас вижу первый раз, - и он задумался.

Грегор смотрел, как Русалочка вешается на его отца, и у него разве что слюна не капала изо рта.

«Чёрт, чёрт, чёрт, не туда разговор идет, надо срочно что-то предпринимать», - Алиса облизала указательный палец грэта, которым он обхватил бокал с виски. При этом она смотрела ему в глаза:

- Не хотите ли, чтобы я Вам спинку помяла? – она ещё раз улыбнулась, но подозревала, что от страха у неё получился скорее оскал гиены.

- А ещё ты так похожа на Виолу… Виолу! – он оттолкнул девушку, поднялся на ноги и сухо бросил, - у меня больная спина и, пожалуй, я иду домой, чтобы мне её размассировали там, а вот мой сын Грег с удовольствием получит от Вас массаж спины и всё, что Вы предложите.

«Аааа!» - пронеслось в голове у Алисы, - «Я облажалась по полной. Он идет домой к Виоле. Зачем же она сделала мне похожую внешность… Хотела как лучше, а получилось… Надо что-то срочно сделать!»

- А может, сообразим что-нибудь на двух знатных господ? Я так люблю нестандартные варианты, и мне очень нравятся опытные мужчины, - Алиса потянула за рукав уже уходящего из ложи Габриэля.

«Боже, и это я сейчас сказала? Что ж я делать с ними двумя-то буду?»

Габриэль посмотрел на неё, хмыкнул:

- Русалочка, - он сказал это тоном, ясно дающим понять, что она специально замолчала свое настоящее имя перед ним, но он не хочет сейчас с этим разбираться, - не изображайте из себя нимфу глупее, чем Вы есть на самом деле. Я спешу. Отпустите. Грегор, займись Русалочкой, - Габриэль крутанулся на каблуках и был таков.

А вот для Грегора это прозвучало так, словно голодной собаке кинули кость. Он не рискнул бы сам подходить к Русалочке, когда она проявляла явный интерес к отцу. Все боялись грэта Габриэля Лируа, и его сын грэт Грегор Лируа не был исключением. Но сейчас, когда отец недвусмысленно сказал, что эта нимфа его не интересует, никаких препятствий больше не было.

Грегор порывисто встал и обхватил обоими руками Русалочку за талию:

- Что ж пойдем скорее, у меня так хочу получить обещанный массаж! – от волнения над его верхней губой выступили мелкие капельки пота, а глаза блестели от предвкушения.

- Я не такая! – Алиса резко дернулась из его рук, уж очень противно ей было, когда Грегор попытался обнять её. Теперь, когда Виола всё рассказала про избалованного папенькина сыночка Лируа, ей было противно даже находиться рядом с ним. Просто взять и расплатиться своей любовницей за карточные долги! Как каким-то товаром! Мясом! Конечно, грэт Габриэль Лируа был точно не лучше сына, но хотя бы он не вызывал у неё внешне таких отталкивающих чувств, как Грегор. Младший Лируа был ей просто противен.

Видимо выражение брезгливости промелькнуло на её лице, и Грегор нахмурился. Раньше ни одна нимфа его не отталкивала так открыто. Все нимфы знали, что он Лируа и щедр на подарки, наоборот, нимфы выстраивались в очередь, чтобы провести ночь с ним и получить свои заслуженные подарки. К тому же, в отличии от своего отца, он никогда не бил женщин.

- Не понял, - растерянно произнес Лируа-младший, - ты поиграть сейчас со мной захотела в неприступную нимфу? – догадался он.

«Виола, куда же ты меня послала? Что за гадюшник из одних похотливых мужчин? Вот что мне теперь делать с этим недотепой? Да чтобы я, да хоть ещё раз в жизни тебе помогла…». Когда Алиса попадала в экстренные ситуации, план в её голове всегда зрел очень и очень быстро. И сейчас шестеренки в голове быстро зашевелились, как хорошо смазанный механизм.

- Да-да, конечно поигра-а-ать, - она сладко протянула букву «а» в последнем слове, толкнула его на кресло, села верхом на начала елозить ягодицами по грэту, ощущая, как что он уже давно и нехило возбудился.

«Возбужденный мужчина думает членом, а не головой. Это хорошо. Успею якобы выйти в туалет, когда будем идти в комнаты уединения».

***

Тем временем грэт Златан Капарэлли вернулся в лоджию и застал там конкретно пьяного Томаса:

- Представляешь, Том, а администратор сказал, что понятия не имеет, в каком доме живет эта новенькая нимфа. Я уже был, оказывается, тринадцатым, кто спросил его об этом! Представляешь, тринадцатым! – и он разочарованно выдохнул, и устало опустился в кресло.

Томас дернул кадыком, все его лицо отражало брезгливость:

- Да забей на неё. Вон посмотри, как она уже в ложе Лируа трется об этого… - он сплюнул прямо на деревянный пол балкончика, сделанный явно из дорогих хвойных пород, - слизняка. Грязь к грязи притягивается. Все эти нимфы – суть лицемерные и мерзкие создания, умеющие изворотливо врать в лицо и использующие мужчин ради наживы и положения в обществе. Злат, даже не думай жениться на одной из этих шлюх. Давай сходим лучше на королевский прием, и я познакомлю тебя с хорошенькой грэттой из обеспеченной семьи. Зачем тебе заводить детей вот от этой…этих… Да одумайся, в конце концов!

И Томас пьяным затуманенным взором с каким-то больным мазохистским стремлением уставился на соседнюю ложу, где Русалочка оседлала верхом Грегора Лируа, прижалась к нему всей грудью, что-то прошептала в ухо, а затем Грегор ей ответил, встал, взял за руку и они скрылись в индивидуальной комнате Лируа.

- Нет, ну что они все находят в этом Грегоре! – в сердцах воскликнул Томас и сжал кулак так, что бокал с виски хрустнул и сломался в его руке. Осколки порезали его руку, - Чёрт!

- Эй, эй, полегче, Том! Хватит тебе набираться. С Дженни тебе не повезло. И совсем уж строго говоря, она пыталась уйти от Грегора через брак с тобой. А что касается конкретно этой нимфы, - он сделал вращательное движение кистью правой руки, пытаясь подобрать правильные слова к сложившейся ситуации – она сразу пошла в центральную ложу напротив сцены, рассудив, что там сидит владелец заведения. И она не убежала, увидев грэта Лируа старшего, - он хохотнул, - Этим может похвастать не каждый мужчина!

 - О-о-о… – пронеслось по залу. Музыка стихла, танцовщица на стене оступилась и упала, но на неё никто не смотрел. Все вздоры были устремлены на центральную ложу.

***

«Да-да, конечно, поигра-а-ать!» услышал грэт Грегор и нимфа села прямо на него сверху и начала тереться бедрами об него. Сил терпеть этого не было совсем, а её запах сводил его с ума. А грудь… о, как он хочет её помять без этого лифа в камнях. «Девочка здесь явно новенькая, раз даже отец не видел её раньше, надо ей объяснить, что я бываю очень щедрым» - он нервно облизал губы, ссадил девушку с себя, пах уже адски болел, и сказал:

- А нам даже идти никуда не надо! Смотри, - он откинул занавеску позади. Алиса думала, что это за занавеской альтернативный вход на балкон, но там оказалась целая просторная комната, в глаза бросилась гигантская кровать в центре комнаты, застланная черными шелковыми простынями.

Рука Русалочки аж задрожала, и Грегор распознал эту крайнюю степень желания. Он самодовольно улыбнулся и завёл девушку в комнату.

«Чё-ё-ё-рт!» - пронеслось в голове Алисы за долю секунды, - «Ну, Виола, ну… а сказать заранее, что у Лируа есть личная комната прямо с выходом на балкон?! Ну, погоди…. Увижу тебя, все волосы повыдираю! Такой подставы я от тебя не ожидала».

Алиса не смогла сдержать испуганной дрожи в руках, когда поняла, что её план - на минуточку отлучиться в дамскую комнату и якобы заблудиться - уже можно было хоронить с почестями и шикарным надгробием. Тем временем Грегор завел её в личную комнату Лируа. Помимо кровати из черного дерева, заправленной черными простынями, здесь ещё был длинный столик со всякими хлыстами, шлепалками и даже лошадиным стеком. Рядом же лежали какие-то кожаные ремни, кляп, а чуть поодаль странные металлические то ли ножницы, то ли ещё что-то… «Ух, а Лируа-старший любит поразвлечься с девушками пожестче. Даже думать не хочу, зачем ему это всё нужно». Рядом с кроватью было несколько кресел. На одном из них явно забытые какой-то нимфой одеяния – кричаще розовые ленты, юбка, разорванный корсет, а под кроватью валились в тон лентами розовые подвязки… «Какая-то девица явно старалась отсюда унести ноги так быстро, что забыла здесь всю свою одежду» подумалось Алисе.

Тем временем Грегор болтал без умолку:

- Да, это личная комната Лируа. Здесь нам никто не осмелится помешать, - Он проследил, как Алиса обводит взглядом комнату, задержавшись на кровати, - эта кровать сделана из редкой черной сосны, что растет лишь в горах Лоттэ, - он прыгнул на неё, раздеваясь, - давай опробуем, моя малышка, какая она прочная! Иди ко мне, - он поманил её, видя, что Алиса как вошла в комнату, так и не двигается с места, - я осыплю тебя золотом, я подарю тебе любое колье, которое тебе понравится. Ты не пожалеешь о ночи со мной.  Ты любишь алмазы, рыбонька моя?

Алиса подошла к кровати, практически не слушая Грегора. Она терпеть не могла, когда мужчины в  её мире знакомились со фразы «Эй, детка, а у меня собственная нефтяная вышка» или что-то в этом духе. Как будто у мужчины не было ничего, чем бы он мог похвастаться – образования, достижений в науке или хобби, карьере или спорте. Но противнее всего ей было, когда ребята хвалились деньгами родителей. Она услышала обращение к ней «рыбонькая моя» и передернула плечами от омерзения «Надо заканчивать весь этот фарс».

Алиса подошла к краю кровати и поползла на четвереньках к Грегу:

- Мммм….  Не так быстро, мой тигр, я обещала тебе массаж, - она уложила Грега на спину и села на него верхом в позу наездницы. Грег к этому моменту был уже абсолютно голым, его член стоял и сейчас упирался сквозь штаны Алисы в её бедра.

Алиса рванула резким движением кусок простыни. Ткань была плотной, так что она помогла себе зубами, оторвав кусок материи. Грегор лежал под ней и уже изводился, с ним ещё ни разу не играли так нимфы. ещё несколько минут назад она сделала вид, что пыталась уйти, а сейчас полностью подмяла его под себя и сама безумно хочет его. «О, как она разорвала зубами ткань, какая же она страстная!».

Алиса завязала глаза Грегору куском черной непрозрачной простыни, искушающе приговаривая «Так, ты ощутишь полную гамму чувств», тот не сопротивлялся. Затем Грегор почувствовал, что Алиса приподнялась на нем, сев сбоку, он застонал, не на это рассчитывал, но тут же на его член опустились её маленькие, но очень горячи руки. О, это было восхитительно!

- Да-а-а-а, он простонал, детка, ещё…

Руки Русалочки скользнули и огладили его бедра, ноги, затем снова вернулись к члену.

- Ах ты, проказница, да ты дразнишь меня! – он рычал и готов был содрать повязку

- Лежи, лежи мой тигр, и получай удовольствие, - проворковал голос нимфы и она нежно стала водить не то губами, не то пальчиками вокруг сосков. Затем снова вернулась к члену, сделала несколько глубоких движений и сжала его прямо у основания очень сильно. Сил терпеть уже не было совсем, он хотел войти в эту шалунью поскорее и почувствовать её всей длиной. Он попытался схватить её, но загреб только воздух, она ловко увернулась от его рук.

- Ах ты, нетерпеливый негодник, поймай меня и овладей, - слышал он её тонкий голосок, - только не снимай повязку.

Грегор встал, сделал ещё взмах руками, но, видимо, Русалочка вновь отпрыгнула, теперь её голос слышался с другой стороны, потом она его позвала сзади, он крутанулся, сделал ещё пару шагов, вновь взмахнул руками.

Вдруг настала какая-то пугающая тишина, затем оглушительное «о-о-о-о-о», он снял повязку и увидел, что стоит на балконе абсолютно голый, а Русалочка, как ни в чём не бывало, спускается по ступеням из его ложи. Затем наступил оглушительный смех всего зала.

 Алиса улыбнулась. После того, как она завязала Грегу глаза, она дотянулась до кресла с женской одеждой, надела на мужчину ярко розовые подвязки. В складках ткани кресла она увидела женскую помаду цвета фуксии и тут же взяла её и смело нарисовала вокруг сосков мужчины большие такие сердечки. Потом осмотрела своё творчество, и решила закрасить сердечки для полного сходства с наклейками, которые клеили себе на соски в эротических играх девушки из ее мира. Все это время она не забывала оглаживать член Грегора. Он не должен был ничего заподозрить. Сам Грегор был ей противен – и внешностью, и манерой поведения, и своими речами, как он одарит ее драгоценностями, но вот его член был хорош. Большой, твердый, горячий, с небольшой крайней плотью. «Пожалуй, единственная хорошая вещь на всего Грега» - ей уже совсем не было страшно, скорее весело. Алиса выдернула из вещей на кресле большую розовую ленту в мелкий черный горошек и туго подвязала член Грега, а сверху завязала большой бант. И это было очень вовремя, дальше Грег решил ее поймать. Ну а дальше план созрел сам собой, она вывела его на лоджию-балкон, чтобы ее шедевром полюбовались все присутствующие.

Это не было местью за всех нимф, это была просто шутка со стороны Алисы. «А вот нечего ко мне так относиться!» фыркнула она. Сложнее всего было достойно спуститься с лестницы, не рассмеявшись во весь голос. Шла она медленно и торжественно, прекрасно понимая, что Грег не бросится за ней в таком виде.

В свою спину Алиса услышала лишь крик «Ах ты, дрянь…», и он утонул в хохоте и аплодисментах зала.

***

- Оооо!!! – пронеслось по залу. Томас оглянулся туда, куда смотрел Златан и не смог поверить своим глазам. 

Сейчас грэт Грегор Лируа, наследник рода Лируа, владеющего «Запретным плодом» и всеми домами в Квартале Нимф, стоял на центральном балконе напротив центральной сцены. Голый.  Его соски были закрашены губной помадок и имели форму сердечек, на нем были надеты розовые повязки, а на члене кокетливо сидел в тон подвязкам большой бантик, частично прикрывающий член.

Злат уже вовсю смеялся, да нет, ржал как лошадь, из глаз текли слезы, он развалился в кресле, потому что ноги не держали его от душащего смеха. Вытирая слезы, выступившие на глаза, он случайно смахнул свой стакан с виски с подлокотника. Тот с лязгом упал на пол и разбился, но Злат не обратил на это ни малейшего внимания.

- Это самая смешная и, очевидно, самая жестокая шутка, которую я когда-либо видел, - сквозь хохот Злата смог разобрать его слова Томас.

По идее Томасу должно было быть всё равно, но сейчас он испытал невероятное чувство удовольствия, видя как грэт Грегор, мужчина, с которым когда-то ему изменила его несостоявшаяся невеста Дженни, стоял в совершенно унизительном виде перед всей публикой «Запретного плода».

- Да уж, должно быть, он с ней поступил очень плохо, раз нимфа так зло над ним подшутила, - постарался хмуро сказать он, не выдав своих чувств, но потом все равно улыбнулся.

- Она потрясающая! – Злат никак не мог отсмеяться, - не только красива, но и остроумна, а какое чувство юмора! Нет, Томас, я решил. Она будет моей женой. А теперь извини, я ее догоню и скажу ей об этом, - Злат порывисто встал и скользнул за Русалочкой.

Глава 9. Побег и ещё один побег

  

Алиса грациозно скрылась за кулисами сцены «Запретного плода», улыбка сошла с ее губ и она быстро побежала в сторону выхода из заведения. Надо было скорее найти Виолетту. Она уже почти добежала к выходу, остался последний коридор, как ее кто-то схватил за руку. «Неужели Грегор догнал?!» она аж вскрикнула от испуга.

Тут её бесцеремонно развернули и прислонили к стене.

- Привет, беглянка-Русалочка. Это была потрясающе опасная шутка с грэтом Лируа. Кстати, меня зовут Златан, - перед ней стоял широкоплечий блондин со смеющимися глазами. Легкая небритость ему очень шла. Алиса невольно восхитилась, как ему шло его имя. Тело-русые отпущенные волосы в магических освещающих искрах отливали золотом. Златан выглядел как золотой лев. Такой большой и мускулистый, он вызвал невольную улыбку у Алисы.

Златан, видя, что девушка его не испугалась и даже улыбнулась, подошел значительно ближе, положил руку на стену, как бы пресекая ее путь дальше. Сейчас он был так близко, что чувствовал ее аромат. И это был аромат не сладких цветов или фруктов, как обычно пахли его женщины, это была свежесть. Так пахнет море по утру после грозы, так пахло на пляжах средиземноморья, где он проработал последние годы нюхачом. Именно этого запаха ему так не хватало в столице.

- Ты потрясающая, красивая и невероятно остроумная. А ещё ты умопомрачительно пахнешь, - он взял её прядь в свою руку и вдохнул аромат, - выходи за меня!

Алиса была приятно удивлена его словами и рассмеялась, подумав, что это шутка. Этот мужчина  ей явно нравился. И, наверное, не спеши она так к Виолетте сейчас, она бы осталась со Златаном, и возможно, у них бы даже был секс. Было что-то в этом мужчине такое… непередаваемое. Причем она прекрасно знала такой тип мужчин – веселые, задорные, легко привлекающие женское внимание и как следствие, любящие короткие интрижки.

-Мисье… - она начала.

- Грэт, - исправил ее Злат.

- Грэт Златан, я, к сожалению, сейчас очень спешу, но рассмотрю Ваше предложение в неопределенном будущем, - она подмигнула, - будьте добры, пропустите меня.

- Покажи хотя бы свою внешность без иллюзии, - попросил Златан.

- Нет, - Алиса пожала плечами, - извините.

Златан опустил руку, пропуская Русалочку. Не в его правилах было удерживать женщин насильно. Опуская руку, он дотронулся до ее предплечья и почувствовал, какое оно холодное. Ещё бы, девушка не переоделась после выступления и сейчас так и стояла перед ним в одном лифе и штанах. Он тут же снял с себя пальто и протянул ей:

- Там на улице холодно, снег уже лежит. Надень, чтобы не простудиться.

 Алиса взяла пальто и с благодарностью взглянула в омут голубых глаз:

- Спасибо, - она поблагодарила кивком, развернулась и побежала, на ходу накидывая пальто.

Златан прокричал ей в след:

- Скажи хотя бы, как тебя зовут?

- Не-а, - крикнула Алиса, понимая, что её уже не догоняют.

- А как я смогу тебя найти, чтобы узнать ответ выйдешь ли ты за меня? – Златан был растерян.

- Я сама тебя найду! – и Алиса выбежала из заведения «Запретный плод». Естественно, она блефовала и понятия не имела, как найти кого-то в этом огромном городе. Даже более того, она понятия не имела, что за грэт остановил её.

Сейчас она со всех ног бежала к домику Виолетты, благо он был рядом. Квартал Нифм вообще был небольшим. На ходу сняла браслет иллюзии и сунула его в карман пальто грэта. Как только она переступила порог дома, Виола накинулась на неё вся в слезах:

- Живая! Живая! Лисси! – Виола стиснула её в объятиях, Алиса не могла даже вдохнуть.

- Да, а почему… - слова замерли у нее в горле. Она хотела спросить «а почему я не должна быть живой», но увидела Виолетту.

Мало что походило от Виолетты сейчас на внешность той роскошной красотки, некогда встреченной в «Усталом путнике». Платье было изодрано в клочья, на левой скуле под глазом был огромный набухающий синяк, на подбородке кровоточила ссадина, как будто кто-то бил с размаху кулаком в перстнях, руки ободраны, ногти поломаны, на голове проплешины, не хватало волос. А те, что остались, были коротко и неумело обрезаны. Заплывший левый глаз прямо над синяком явно говорил, что удар был очень сильным. Из носа капала кровь. Скорее всего, у Виолетты было сотрясение мозга.

- Это он с тобой сделал? – Алиса смотрела во все глаза.

- Да, Габриэль всё понял. Я просчиталась, и сделал тебя слишком похожей на меня. В итоге он понял, что я что-то задумала, вернулся в свой особняк как раз тогда, когда я выходила с Нонной на руках.

- Гад…, - Алиса была в гневе, - просто гад. Надо было его сыночку член ещё обкорнать.

- Что? – Виола изменилась в лице, - неважно, тебя ищут сейчас в «Запретном плоде» как мою сообщницу, и вот-вот придут сюда проверять. Тебе надо бежать и как можно быстрее. Выходи через окно на кухне, вот тебе немного денег и карта столицы, тебе пригодится. На углу тебя ждет повозка, я договорилась. Беги скорее!

- Но куда? Он же тебя убьет…

- Но не убил же. Грэт Габриэль в первую очередь расчетливый и умный, а потом уже эмоциональный. Это просто наказание за попытку побега. Хотел бы убить – давно бы убил уже. Я ему выгоднее живой. Не беспокойся за меня.

- Но почему ты это терпишь? Почему не воздействуешь на него магией подчинения? – Алиса во все глаза смотрела на Виолу и все ещё не могла поверить, что перед ней стоит та самая улыбчивая красотка.

- У грэтов Лируа своя индивидуальная магия – полное невосприятие других видов магий. Я не могу на него воздействовать подчинением.

- А как же магия нимфы, ты говорила, что именно за это он тебя захотел в любовницы.

- Это да, это работает. Но как видишь, никаких выгод из этого я извлечь не смогла. Только беды. Это другого рода очень древняя магия, передающаяся от матери к дочери. Это твоя суть, ты такой родилась. И про это никто не должен знать, Алиса, запомни, не говори никому! Иначе тебя вообще ведьмой посчитают. С точки зрения разделения на сословия у тебя нет никакой магии, ты простолюдинка и всё.

В дверь застучали…

- А, - начала было Алиса, но Виола уже толкала ее в сторону кухни, - Алиса, быстрее, быстрее! Окно! Устройся в семью какого-нибудь молодого неженатого и симпатичного тебе мисье хоть поломойкой. Тебя скоро начнёт мучить голод нимфы. Всё, а теперь беги!

Алиса хлопнула дверью на кухню и услышала ревущий, словно раненого медведя, ворвавшегося в дом голос грэта Грегора:

- Где эта тварь?! Где эта шлюха? Я найду её и заставлю испытать такое же унижение!

Алиса быстро выбралась из окна благодаря своим спортивным навыкам, спрыгнула в мягкий пушистый снег и пошла быстрым шагом к повозке на углу Квартала Нимф. На ходу она подняла ворот пальто повыше, чтобы не бросаться окружающим в глаза. Повозка, а о которой говорила Виолетта, нашлась быстро. Молоденький кучер прикорнул и не сразу понял, что у него новый клиент. На улице постепенно рассветало. Алиса протянула ему монетку и скомандовала:

- Куда-нибудь в центр, пожалуйста, и побыстрее.

Кучер кивнул, непонимающе пожал плечами. Но раз оплата вперед, то и спрашивать нечего. Достал хлыст и повозка тронулась. Алиса посмотрела на себя и увидела, что из-под мужского пальто всё ещё торчат «рыбьи» штаны. Она не стесняясь кучера сняла штаны, паренек аж икнул от удивления, такого зрелища он ещё не видел. Вначале он подумал, что к нему в повозку сел какой-то молоденький грэт или мисье после ночной гулянки в «Запретном плоде». Ведь дамы не ходят ни в штанах, ни в мужском пальто, это всем известно. Но увидев тонкие девичьи ножки, он понял, что в повозке у него жительница Квартала Нимф. Только они могут себе такое позволить.

Тем временем Алиса вывернула штаны наизнанку. Внутренняя сторона штанов была простого неприметного темно-коричневого цвета, и Алиса вновь их надела. Как раз вовремя, так как её повозка только разминулась с каким-то экипажем.

Златан с Томасом возмутительно долго ждали подачи экипажа к «Запретному плоду». Светало, и все посетители начали потихоньку расходиться по домам. Когда они таки уселись в экипаж, мимо проезжала повозка с молодым кучером и юношей на заднем сидении. В какой-то момент Томасу почудились абсолютно голые стройные женские ножки из-под мужского пальто. «Тьфу, - подумал Томас, - вот теперь я уже напился до галлюцинаций. Прав Злат, пора завязывать».

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям