0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Опасное желание: Узнать свою судьбу (#3) (эл.книга) » Отрывок из книги «Опасное желание: Узнать свою судьбу 3»

Отрывок из книги «Опасное желание: Узнать свою судьбу (#3)»

Автор: Сирена Селена

Исключительными правами на произведение «Опасное желание: Узнать свою судьбу (#3)» обладает автор — Сирена Селена Copyright © Сирена Селена

Глава 1. Грэтта в рабстве

На изумрудной траве пустынного и безлюдного пляжа спала синеволосая девушка. Она чувствовала приятное тепло, как будто кто-то её заботливо укрыл пуховым одеялом и напел колыбельную. Это и неудивительно, ведь на всём материке целый год стояло жаркое лето в отличие от её родного Алишера, где зимой и осенью требовалось носить пальто из овечьей шерсти. Девушка спала прямо на траве, а солнышко припекало её с правого бока. Во всём виде спящей ничего не напоминало её высоком происхождении и титуле незамужней грэтты. Спутанные синие волосы, частично заплетённые в необычные косы, местами высохли, а местами были всё ещё намокшими и своим цветом напоминали образ разгульных девиц на её далёкой родине. Из нескольких кос торчали водоросли, короткая рубашка задралась, оголив плоский и загорелый живот, а просторные штаны-шаровары были точь-в-точь как у членов Гильдии Пиратов. Всё тело девушки было в мелких ссадинах и синяках, ведь она спаслась с кораблекрушения, а худые руки и бедра говорили о том, что она недоедала последние дни. Ни один человек в здравом уме не смог бы узнать в этой девушке грэтту Кейлину Капарэлли, наследницу богатейшего рода Шерисии, а также невесту принца Вилладжо.

Кейлина сладко улыбалась во сне, потому что ей снились ласкающие слух песни и райские цветочные ароматы, смешанные со свежим морским воздухом.

- Кейла, Кей, ну проснись же… - именно это услышала Кейла, когда разомкнула свои очи и увидела узкую полоску потрясающего розового пляжа, резко переходящего в холмы, поросшие сочной зелёной травой и яркими разноцветными цветами.

Рыжеволосый юноша теребил её за плечо, склонившись и явно вслушиваясь в её дыхание. На его лице было написано беспокойство, пальцы чуть подрагивали. Когда девушка открыла глаза, глубокая складка между бровей юноши тут же исчезла, и он облегчённо выдохнул: «Слава богине, я уже испугаться успел!»

Думать было тяжело. Воспоминания о кораблекрушении и последующем бегстве с тонущей пиратской шхуны давались с трудом. Кейла окинула взглядом смятую и местами влажную одежду. Одобрительно хмыкнула, убедившись, что по большей части горячее полуденное солнце уже высушило вещи на ней. Голова гудела, видимо слишком много времени они провели вот так, без сил валяясь на розовом пляже.

- О-о-о-о, как красиво, - первое, что сказала девушка, когда оторвала взгляд от своей одежды и посмотрела на живописные холмы вдали, - Дэрек, ты не говорил, что на твоей родине так красиво!

- Это потому, что нас выбросило в заповедную зону, - хмуро ответил юноша. Несмотря на всё великолепие природы вокруг них, его взгляд был угрюмым и мрачным. Бывший помощник капитана Торнадо почти десять лет был рабом на этом материке, а потому искренне ненавидел родные места. – Но я, в целом, ничего кроме окрестностей Миянира, Зомцырра и тракта между ними и не видел. Но судя по слухам, которые ходили среди рабов, - он вновь окинул взглядом розовый песок и траву, на которой они лежали, - мы в заповедной зоне, где нельзя показываться никому, кроме потомков драконов.

«Потомки драконов… точно, Дэрек рассказывал мне о них как раз перед кораблекрушением, - стала вспоминать Кейла. - Их здесь ещё называют хозяевами. Бритоголовые типы, которые владеют рабами. С одним таким я умудрилась подраться в свой предыдущий приезд в Миянир. И мне страшно повезло, потому что на том бритоголовом не было татуировки в виде зелёного дракона, иначе он бы воспользовался магией. По предположению Шесси эти хозяева крадут магию у растений, произрастающих как раз в  заповедной зоне… Шесси, мой милый пушистый друг из Варварских пустошей…».

- А где Шесси? – неожиданно спросила Кейла, вспомнив о проницательном хорьке со сложным характером.

«Да, здесь я, здесь», - отряхивая от песка, пробурчал маленький грызун позади девушки.

«А почему я слышу тебя? Я же отдала артефактное кольцо с магическими свойствами распознавания речи животных Глэну», - тут же задала она вопрос, взяв крошечное тельце Шесси в руки и посмотрев на него в упор.

«Я думал об этом, пока мы добирались до берега вплавь, ведь ты со мной разговаривала ещё в море, – вздохнул Шесси, - Не могу сказать наверняка, но предполагаю, что это последствия Дьявольского треугольника, в котором мы все побывали. Если помнишь, Чёрный принц сказал, что после того, как побывал там впервые, способности, которыми он пользовался, многократно усилились. Ты разговаривала со мной в Дьявольском треугольнике, а кольцо Тео было у тебя в это время на пальце. Как и магия жаброслей, магия кольца смешалась с твоей личной, теперь тебе не нужны артефакты, чтобы разговаривать с животными».

«Ого-о-о… я во сне голоса какие-то слышала. Здесь есть поблизости ещё животные помимо тебя?» - живо поинтересовалась девушка.

«Здесь никого нет, кроме нас троих. Если ты слышишь голоса в своей голове, то тебе пора обратиться к лекарю. А из-за тебя я теперь весь в песке», - ответил Шесси, и, деловито усевшись на мягкую пушистую попу, стал вынимать песчинки из шерсти. Кейла же рассудила, что если Шесси проявляет ворчливость и недовольство, значит с ним всё в порядке и расспросы, не пострадал ли он, будут излишними.

- Так вот же он, - сказал Дэрек, не слышавший их мысленного диалога.

- Да-да, спасибо, - рассеянно ответила Кейла и по примеру хорька тоже принялась отряхиваться. Рыжеволосый худой юноша, явно очнувшийся раньше всех, уже успел привести себя в порядок.

- Как ты себя чувствуешь? Ты вытянула меня и столько пробыть под водой тогда, когда корабль стало засасывать в воронку… - Дэреку явно было не по себе от того, что ему помогла грэтта, которая по идее должна была быть значительно слабее его, не факт, что уметь плавать и уж точно не уметь находиться под водой такое длительное время. Он мялся, подбирая слова и не зная, куда деть руки. Вначале он спрятал их за спину, потом спохватился, что знакомой надо помочь встать и протянул ей. – Если бы не ты, то я не знаю, выжил бы я или нет. Спасибо.

Кейла с улыбкой наблюдала за неловкими движениями парня. Было очевидно, что он не привык благодарить девушек за что-либо. Да и были ли в его жизни девушки, если первые десять лет жизни он провёл в рабстве, а оставшиеся семь или восемь – в помощниках капитана пиратской шхуны?

За всё время крушения Торнадо Кейла ни разу не испугалась за себя. Сложно и глупо бояться утонуть, когда в твоих жилах течёт кровь сирен, и ты умеешь дышать под водой благодаря жаброслям. По-настоящему Кейла переживала лишь за Дэрека, Шесси и немного за Глэна. Ум подсказывал, что уж с кем-кем, а с самым ловким и сильным пиратом, привыкшим пользоваться подводными путями, будет всё в порядке, но предательское сердце всё равно переживало.

Кейлина приняла руку помощи от Дэрека, чтобы встать, легко кивнула на благодарность бывшего помощника капитана Торнадо.

- Дэрек, давай лучше думать, куда теперь двигаться и что делать. Я не ожидала ни того, что мы окажемся где-то в безлюдном месте, ни того, что со мной будешь ты и Шесси. Это же твои родные края, тебе виднее, куда нас занесло и какие здесь есть опасности.

Юноша тут же забыл о стеснении и сосредоточился на словах девушки.

- Да, ты права. Нам бы переодеться во что-то местное и слиться с толпой. До Миянира отсюда день пути, в принципе недалеко. Надо хорошо продумать нашу историю. А что касается опасностей, то, насколько мне известно, в заповедной зоне их нет. Здесь не водятся хищники, да и вообще на всём материке мало зверей.

- Слиться с толпой, это я могу, - улыбаясь, сказала Кейла, после чего зажмурилась и воссоздала образ бритоголового хозяина, но без татуировки, который продумывала для себя ещё на летающем корабле, когда планировала путешествовать по материку в одиночку. - Как тебе?

- Круто, - оценил изумлённый Дэрек. Его голубые глаза распахнулись и просто стали огромными, - я думал, что шерийсские маги только с артефактами такое могут. А ты, выходит, сильный маг, раз так умеешь… ну да ты же грэтта, оно и логично… - последние слова он произнёс еле слышно, уткнувшись взглядом в кончики сапогов. 

- Вот только не годится твой образ никуда, - вдруг вставил своё слово Шесси, уже приведший в порядок свои лапы и занимающийся хвостом.

- Что он говорит? – переспросил Дэрек, явно уловивший, что грызун что-то пытается высказать.

- Говорит, что мой образ не подходит, - пожав плечами и ничего не понимая, повторила Кейла.

- А ну да, он, конечно, прав, - подтвердил юноша. – Твои способности иллюзиониста впечатляют, но конкретно этот образ ситуации не подходит. Ты выглядишь как свободный человек из потомков драконов, но при этом не говоришь на местном языке. Ты вполне могла бы не знать местного языка, если бы была привезённой и проданной в рабство женщиной или мужчиной… Ну или местный раб какого-нибудь хозяина, не пожелавшего обучать тебя своему языку… или наоборот, вырвавшему язык своему рабу за излишнюю болтливость. Такое тоже бывает, но редко. А вот быть потомком дракона и не знать местного языка – это очень и очень подозрительно.

Девушка поёжилась, когда Дэрек спокойным тоном рассуждал о том, что рабу могут вырывать язык. «Всё-таки многолетнее угнетение свободы человека накладывает неизгладимый отпечаток на него самого», - подумалось ей и стало жалко юношу. «Сколько же боли и унижения он успел вынести за своё детство на этом материке».

- Хм-м-м, я как-то не подумала об этом, - призналась Кейла. «И, кажется, магия внушения нимфы тоже не сработает, если хозяева элементарно не поймут, что я говорю», -  вдруг её нехорошо осенило. От этой мысли сердце застучало чаще, девушка с силой прикусила губу.

«О-о-о, а ты верные выводы делаешь, в кои-то веки», - не удержался от язвительного комментария Шесси.

Кейла машинально погладила его по тёплой пушистой головке. Как бы хорёк ни ворчал, но даже тогда, когда она отдала кольцо Глэну, он всё равно по каким-то причинам остался с ней. Кейла осознала, что даже не случись кораблекрушения Торнадо, отважный и умный грызун всё равно бы последовал за ней. За его сарказмом и язвительностью она стала чувствовать его тщательно скрываемые переживания и привязанность. А желчь в его голосе сейчас произрастала из обиды на неё. Ведь она попыталась передать Шесси в руки Глэна, не спросив его самого, чего он хочет.

-… по этим же причинам ты не можешь быть и инициированным хозяином, - закончил свою речь Дэрек, а Кейла поняла, что всё прослушала.

- Я могу изменить твою внешность, - вдруг её озарило. – Ты-то говоришь на местном языке. Я могу тебя сделать свободным человеком, а я буду твоей рабыней.

Дэрек поперхнулся от такого предложения и покосился на Кейлу, не пошутила ли она. Но девушка явно даже и не думала шутить. Было видно, насколько некомфортно ему находиться здесь на этой земле, а ещё страннее от мыслей, что в этот раз он будет не рабом, а хозяином.

- Ты? Рабыней? – переспросил он, уставившись на неё вновь… - Но ты же благородная грэтта…

Человеку, которому всю его жизнь внушали, что хозяева отличаются более высоким происхождением, просто невозможно было представить, чтобы чистокровная грэтта из первого сословия стала рабыней.

- Это будет не по-настоящему, - терпеливо повторила Кейла, видя сомнения Дэрека. – Мы просто накинем на меня иллюзию.

- Ну-у-у л-ладно, допустим, - осторожно сказал он, всё ещё ожидая, что над ним шутят, - я буду свободным неинициированным человеком. Делать мне зелёную татуировку в виде дракона глупо, так как я совершенно не обладаю магией. Это быстро вскроется. Но какой рабыней будешь ты? Темнокожей ты быть не можешь. Они в основном в домах хозяев живут, убирают пыль, моют полы, готовят еду, прислуживают и на улице не показываются. Будет странно, если рядом со мной везде будет ходить темнокожая рабыня.

- Хорошо, а розовокожей и с медными волосами, как ты сам, я могу быть? Я буду твоей личной наложницей в глазах общества, – Кейлина быстро сменила облик на внешность рыжеволосой красотки, которую видела в клетке в свой первый приезд в Миянир.

Дэрека явно смутило предложение нимфы, тощий парень вновь уставился на носки своих сапог и покраснел так сильно, что цвет щёк сровнялся с веснушками. Затем он тихо произнёс:

- Я не смогу так…

Кейлина закатила глаза, понимая, как же ей будет тяжело общаться с Дэреком ближайшее время.

- Какой же ты непонятливый. Я ж сказала, что это будет понарошку. По-на-рош-ку!

Дэрек, всё ещё будучи красным как помидор, грустно покачал головой:

- Я понял, что это будет лишь иллюзия. Я просто пытаюсь сказать, что не смогу тебя защитить… Свободные люди иногда заводят себе одного-двух личных рабов. Наложница у свободных людей – не редкость. Но если рядом со мной будет такая красивая наложница, - Дэрек сглотнул и мельком кинул взгляд на Кейлу. Она пожала плечами в ответ. Эта иллюзия не казалась ей существенно красивее, чем её собственная внешность, но видимо на этом материке представления о красоте были совершенно иными, - то кто-нибудь обязательно захочет у меня тебя выкупить или украсть... Я не смогу тебя защитить и не прощу себе этого.

«Совсем ты парня задёргала, а ещё и заставила признаться в том, что он считает себя слабым. Мало ему было, что на корабле пираты цеплялись и не давали ему мужскую работу, так ещё и ты по его самооценке потопталась, словно медведь по грядке», - проворчал Шесси в её голове. И впервые в жизни Кейла была готова согласиться со своим питомцем на свой счёт. 

- Хорошо, - Кейла, сосредоточилась и поменяла черты лица, увеличила нос, добавила родинок и уродливое родимое пятно на шею, изменила разрез глаз и сделала волосы более тёмными и тусклыми. – А если я буду страшненькой наложницей?

Дэрек посмотрел на неё и уже улыбнулся:

- Не обижайся, но даже с такими чертами всегда остаётся риск, что кто-то заинтересуется тобой. Ты какая-то не такая, словно светишься, - он попытался изобразить что-то руками в воздухе, но потом махнул рукой. - Я вполне понимаю Клопа… тогда на корабле от тебя никто глаз отвести не мог… и постоянно неприличные шутки отпускали… только из-за Глэна тебе не делали недостойных предложений, - сбивчиво объяснил Дэрек, после чего замолк и покраснел, а его оттопыренные уши покраснели вместе с ним.

Кейлина внимательно посмотрела на юношу, она-то несколько раз выходила из каюты под личиной пирата и прекрасно знала, что о ней говорили матросы. Но об этом не знал Дэрек. И словосочетание «недостойные предложения» действительно было самым мягким, какое только мог подобрать медноволосый парень, потому в действительности морские волки выражались крайне грубо. Древняя кровь нимфы, а теперь, как выяснилось, сирен, всё-таки даёт о себе знать. Спустя неполную минуту Кейла спросила, затаив дыхание:

- А ты как ко мне относишься?

- Ты мне нравишься, - Дэрек смущённо перебирал травинки рядом с собой, отводя взгляд, - с тобой всегда весело, ты знаешь много интересных историй. Вначале я подумал, что ты чопорная грэтта, как и все аристократы, когда капитан тебя представил команде. Но как выяснилось, ты совершенно другая, – на этих словах он вскинул голову и посмотрел ей прямо в глаза. - Я не перестаю тебе удивляться… ты разговариваешь животными, запросто нырнула в Дьявольском треугольнике под воду, магией подняла Торнадо в воздух, а сейчас эти иллюзии... И при всём при этом ты совсем не страшная. Рядом с капитаном я, как и остальные матросы, чувствую, что он сильнее, умнее, храбрее... То есть ты тоже умная и храбрая, - он быстро поправился, понимая, что как-то неловко выразил свою мысль, - я хочу сказать, что его я уважаю и немного побаиваюсь. А с тобой я как будто могу просто общаться, потому что ты вот такая. Ты даже была не против поучиться у меня вязанию морских узлов, - последние предложения были сказаны совсем тихо.

Кейла облегчённо вздохнула, понимая, что бусины, которые подарил Глэн своему подопечному, действуют. Крошечные артефакты блокировали любую магию, направленную на того, кто их носил. В том числе и сводящую с ума магию нимфы. Если бы они не действовали, то ответ юноши был бы совершенно другим. «Надо срочно поднимать его самооценку», - решила девушка, оглядывая худощавую фигуру подростка, мявшегося перед ней и старательно отводящего взгляд.

Дэрек явно трактовал её вздох как-то не так, потому что после него тут же затараторил:

- Я знаю основной закон пиратов и, несмотря на то, что мы сейчас даже не на корабле, ты не подумай, я не стану, тебе ничего не угрожает…

Кейлина потрепала юношу по медным кудрям и перебила:

- Спасибо, мне ты тоже нравишься, - сказала она ему искренне, отчего парень покраснел ещё больше. – Я благодарна тебе за то, что ты научил меня вязать узлы. Если бы не твои уроки, то в тот шторм меня бы смыло в Мёртвое море. И всё то время, что я была на корабле, только ты и Шесси стали для меня настоящими друзьями. 

Дэрек какое-то время переваривал услышанное, а Кейла молчала, обдумывая, кем же она тогда может быть на этом странном материке с рабовладельческим строем.

- Дэрек, - позвала она его, - а что насчёт личной охраны?

- Чего? – не понял юноша, он всё ещё витал в своих мыслях.

Нимфа, ничего не говоря, сразу же стала лепить себе внешность большого атлетичного медноволосого мужчины. Лицо его было отдалённо похоже на самого Дэрека, только взрослее и серьёзнее.

«Ошейник не забудь на себя нацепить», - посоветовал Шесси мысленно, и Кейла тут же добавила эту деталь к образу.

- О-о-о-о, - заворожённо прошептал Дэрек, смотря как Кейла магичит над своей внешностью, - а что, это может сработать. Как свободный человек, но без татуировки, скорее всего у меня не будет пары сотен рабов и большого дома, но вот позволить себе личного телохранителя я могу.

- Ну, как? – Кейла гордо закрутилась перед друзьями, когда окончила с личиной, предлагая себя рассмотреть со всех сторон. Перед Дэреком и Шесси сейчас стоял мощный раб лет тридцати с оголённым рельефным торсом, несколькими глубокими шрамами и большим кожаным ошейником на шее. Мускулы бугрились под кожей на руках и спине, сама кожа отливала приятным розовым оттенком, а рыжие волосы слегка касались плеч. Кейла невольно взяла в качестве основы для своей иллюзии тело Чёрного принца, так как считала его совершенным.

- Класс! – выдохнул Дэрек, оглядывая девушку, - ты совсем как… настоящий гладиатор!

«Смотрите только в драку не влезьте, а то глупо получится, ты и вполовину не такая сильная, как выглядит твоя иллюзия, - отметил Шесси, - ну а для меня что-то будет? Я тоже в новых землях и хочу посмотреть всё, а не украдкой из сапога».

- Дэрек, а в Миянире есть домашние животные? Кошки, например, или ещё кто? – уточнила Кейла.

Юноша глубоко задумался, а затем ответил:

- Вообще, животных хозяева обычно не держат. Даже лошади здесь редкость и роскошь. К ним относятся гораздо лучше, чем к рабам, которых в любой момент можно купить на невольничьем рынке. Именно поэтому чаще всего кареты с хозяевами носят на себе рабы, а не запрягают в них лошадей, как это принято в Шерисии, Норингии или Крэнгии. Но очень редкие маги сильны настолько, что ловят и удерживают при себе золотых птиц с чешуйчатыми крыльями. Их называют лаунами, отдалённо они напоминают крошечных дракончиков и поэтому им поклоняется мой народ. Можно поменять облик Шесси на золотого лауна. Они редко летают, потому что хозяева держат их на привязи. Вопросов, почему Шесси не летает, не возникнет. Боюсь только, тогда придётся всё-таки татуировку моему образу сделать.

- Пускай лучше оставим тебя без татуировки, так будет нам легче объяснить всего одного раба и безденежное положение, а Шесси скажешь, что ты сам приручил, - внесла своё предложение Кейлина.

На том они и порешили. Совместными усилиями и комментариями Кейлина изменила внешность себе, Дэреку и Шесси, после чего вся троица двинулась в путь. Поддерживать сразу несколько иллюзий было для Кейлы в новинку, и первые часы то одна, то другая личина иногда шла рябью или пропадала, потому что девушка теряла сосредоточение, но Кейла быстро освоилась. Дьявольский треугольник сильно изменил её, загадочным образом приумножив её магические силы.

«Ну а что ты хотела? Там по-другому течёт время, по-другому отзывается магия, и даже кристалл управления от Эрика перепутал стороны света. Мне вообще кажется, что бог морей Альтис сделал переход в другой мир в этом месте. Не удивлюсь, если узнаю, что пока мы гостили несколько суток в Дьявольском треугольнике, во всём мире прошли месяцы или даже годы», - вторгся в её мысли Шесси.

«Да уж, было бы неплохо узнать, как много времени прошло во всём мире. Кайл, наверно, места себе не нашёл, когда я вовремя не приплыла в Норингию», - сделала себе заметку в голове девушка.

Пока Кейла обсуждала со своим хорьком-птицей, что же всё-таки произошло там, у сирен, Дэрек нашёл съедобные грибы и даже ягоды. Он также показал, что кора некоторых деревьев не просто съедобная, а очень даже вкусная. Юноша удивительно быстро и чётко ориентировался на этой странной, но очень красивой земле.

«Поразительно, как в месте, где песок розового цвета, произрастают цветы причудливых форм, а трава буквально сияет нефритовым цветом, живут жестокие люди, силой и, скорее всего, обманом подавившие и подмявшие под себя другие расы», - вяло размышляла Кейлина, переставляя уставшие ноги. Несколько раз она вновь пыталась мысленно пробиться к Кайлу, как это у неё получилось накануне, когда она вышла на розовый пляж. Но в ответ стояла тишина.

Весь день троица неспешно двигалась вдоль берега Мёртвого моря на юг к Мияниру, а уже к вечеру Кейла заметила, что справа деревья стали сгущаться, а впереди них раскинулась огромная поляна с яркими изумрудными цветами. Она сильно устала за весь день и не обращала внимания на шум в голове, прекрасно понимая, что солнце напекло ей голову за время путешествия.

Переночевать путники решили в лесу, чтобы укрыться от прибрежного ветра, а поутру двинуться в сам Миянир. По словам Дэрека, до города осталось всего пара часов пути, не более. Уснули все быстро, Шесси подтвердил, что в окрестностях нет никаких животных, и ничего им не угрожает. Да и сам Дэрек несколько раз говорил, что самые опасные существа на всём материке – это хозяева с зелёными татуировками в виде драконов на черепе.

Глава 2. Становление связи

Принц Вильям дал Кайлу всего двое суток в память о прежде оказанных услугах рода Капарэлли королевской крови, прежде чем его во всеуслышание объявить изменником родины и пустить на поиски преступника совместные силы Шерисии и Норингии. А всё почему? Потому что грэт Кайл Капарэлли ослушался приказа Вильяма Тунийского и вместо того, чтобы найти и жестоко покарать тех оборотней, кто осмелился остановить карету с беременной женой принца, разобрался в ситуации и даже подружился с ужасными полухищниками-полулюдьми. Как оказалось, лисы и рысь, что перекрыли дорогу карете графини Амалии, рассчитывали лишь поговорить с нейтрально настроенным к метаморфам членом королевской палаты. Оборотни не рассчитывали встретить в карете беременную герцогиню Лиану Редкафф, жену шерисского принца и кузину короля. И тем более они не хотели её напугать и, увидев будущую правительницу Норингии, тут же ушли. Но Лиана успела испугаться вида острых когтей и белых клыков, этого хватило, чтобы у неё начались преждевременные схватки. Состояние герцогини удалось стабилизировать, сам принц Вильям дежурил в её комнатах денно и нощно, помогая лекарю в силу своего дара, отзеркаливающего магию других людей. К сожалению, беспокойство за жену и ребёнка, а так же предвзятое мнение к метаморфам сыграли свою роль. Принц Вильям был в бешенстве, когда получил письмо от Кайла, в котором рассказывалось, как обстояли дела на самом деле. Он потребовал у грэта Капарэлли немедленной казни повинных в нападении метаморфов, а Кайл отказался, считая, что их не за что казнить. Так грэт Кайл Капарэлли стал изменником родины. 

Оставшиеся двое суток надо было использовать максимально обдуманно. Что ему теперь делать? Куда податься? Если останется в Норингии, то, скорее всего, его выследят слуги принца Вильяма, а по пути ещё и убьют метаморфов, которые будут прикрывать его. «Нет, я так не могу поступить, надо увести след от оборотней. Но вот куда? В Фелисию? Там не обрадуются мне… ни как беглому политическому преступнику, ни как сыну нимфы, вообще никак».

Когда-то давно Фелисия и Крэнгия были одним единым государством - Кронусом, но потом произошёл раскол. Официальных причин было много, но точно из-за чего произошёл раскол ни Норингии, ни Шерисии известно не было. Как итог, территорией к северу стала править девушка из императорского рода Кронуса по имени Фелисити. По имени императрицы и дали название всей стране – Фелисии. Шли годы, под умелой рукой Фелисити страна развилась, стала богатой и преуспевающей. Императрицу обожали её подданные за ум, проницательность и дальновидность. Удивительное дело, но после раскола Кронуса на территории Фелисии остались жить в основном женщины. Они выращивали различные культуры, заботились о растениях и редких животных. Фелисия стала диковинной страной, где обитали такие прекрасные создания, как единороги, пегасы, грифоны и фениксы. Только на её территории произрастали самые редкие цветы и деревья. Неудивительно, что Дети Говорящего Леса предпочли соседство мирной Фелисии. Ходили слухи, что именно они и даровали обычной человеческой девушке Фелисити вечную молодость. Неизвестно, как дело обстояло на самом деле, но вот уже более четырехсот лет Фелисити остаётся юной и прекрасной императрицей.

Если кто-то хочет проникнуть на территорию сказочной страны с дурными намерениями или просто без приглашения, то нежеланные гости теряются в лесах и всё время выходят на границу с Крэнгией или Норингией. Ходят слухи, будто сама земля Фелисии была зачарованной от незваных гостей. Скорее всего, и здесь Дети Говорящего Леса оказали услугу императрице Фелисити.

После раскола Кронуса территориями к югу стал управлять двоюродный брат Фелисити – Крэстоф, но достаточно быстро его свергли его же приближённые, переругавшиеся и перегрызшие друг другу глотки, словно свора бродячих псов. В Крэнгии остались жить практически одни только мужчины. И что удивляло всех, но только не крэнгийцев, изменилась и рождаемость: на несколько десятков мальчиков стала рождаться всего одна девочка. Достаточно быстро Крэнгия завоевала себе репутацию опасной и воинственной страны, в которой появляются лучшие во всём мире воины. В этом государстве власть официально принадлежала гильдиям, узаконенной была даже Гильдия Наёмных Убийц. Крэнгия не была закрытой, как Фелисия, но туда в своём уме и рассудке не поехал бы ни один порядочный человек или маг.

«В Крэнгию не пойду, так как без знания их законов это просто глупо. В Фелисию меня не пустят, ибо не приглашали, да и не любят фелисийки чужих мужчин. Вот Кейлину бы возможно и пустили, но я - не она. Можно было бы уйти на север Норингии с народом метаморфов, вот только им от этого лучше не будет. Да и мне что с этого? Неужели прятаться всю жизнь в холодных горах? Если я уйду с метаморфами, то их, скорее всего, рано или поздно выследят и истребят… Вот о чём говорила Дитя Говорящего Леса Вивиэль в пророчестве! – Кайл в своих размышлениях словно нащупал зудящее место. - Разве не это она имела в виду, когда упомянула, что я могу спасти множество жизней? Оборотни и без меня попытались бы добиться равноправия и принятия новых законов, лисы всё равно остановили бы ту карету с герцогиней, а принц Вильям разгневался бы и устроил чистку леса. Вот только здесь оказался я, и я могу попробовать увести слежку. Я-то, дурак, думал, что спасти необходимо будет людей от оборотней, а выходит всё наоборот. Мне изначально необходимо помочь именно метаморфам».

Осенённый догадкой Кайл сел за стол и стал писать письма. У него не было времени на личные встречи, письма – единственное, что ему осталось. Он написал герцогу Ришалю де Лефёр, получеловеку-полумедведю, рассказав ему честно и о поручении принца, и о том, что вот-вот его назовут изменником Шерисии и станут прочищать леса близ Фолчестера в его поисках. Он также попросил старого медведя распорядиться, чтобы метаморфы временно покинули центральную часть Норингии и ушли севернее, пока принц Вильям будет проводить свою «чистку леса». Напоследок он пожелал ему успехов в новом законопроекте.

Подумав, что терять ему, собственно, больше нечего, Кайл написал письмо графине Амалии, подруге Лианы, и объяснил всё, что с ней приключилось. Он добавил от себя, что занимался расследованием этого дела по поручению принца Вильяма Тунийского, наследника престола Шерисии, а потому имеет совершенно независимое от внутренней ситуации в Норигии мнение, что метаморфы не опаснее людей, и закон о справедливом суде должен быть принят. К письму он приложил отпечаток кольца, отданного ему принцем Вильмом, тем самым подтвердив свою личность и тот факт, что не преследует никакой личной выгоды для себя. Поразмыслив над сложившейся ситуацией, Кайл написал аналогичные письма всем тем, кого граф Дюссо Тейлор считал нейтрально настроенными в отношении оборотней. Он подумал, что его слово может склонить чашу весу в нужную сторону, ведь граф Оливер не просто входил в королевскую палату Норингии, но и был одним из её самых влиятельных членов.

Совершенно неожиданно Кайл почувствовал внутреннюю потребность написать графу Дюссо Тейлору. Внутреннее чувство подсказывало ему, что так будет правильно. Кайл не знал, что именно ему рассказать, а потому, вспомнив прощальные слова его сына Доминика, написал всего несколько строк:

«Уважаемый граф Оливер Дюссо Тейлор! Так уж сложилось, что я знаю Вас, Вашего сына и то, что у Вас некоторое время гостила лиса-оборотень. Я вас не осуждаю. Я сам прожил два месяца среди двуликого народа и скажу Вам, что это чудесные полулюди-полузвери, которые живут по своим законам. И пускай далеко не всё мне понятно и ясно, но я считаю, что они во многом гораздо более человечны, чем мы сами. Чтобы ни случилось между Вами и той лисой, я уверен, что всё было не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Я набрался смелости написать Вам об этом, потому что попал в похожую ситуацию. Именно я был у Вас в гостях под личиной принца Вильяма и по его на то распоряжению. В ближайшие дни будет объявлено, что некий грэт Кайл Капарэлли - изменник Шерисии, а метаморфы напали на карету герцогини Лианы с целью убийства возможного наследника. Не верьте этому, это неправда. Продолжайте внедрять свой законопроект. С уважением, грэт Кайл Капарэлли».

Подумав ещё немного, Кайл написал старому приятелю матери гениальному изобретателю грэту Эрику Рунальду. Он не стал рассказывать, в какую передрягу попал, но уточнил про его последние изобретения, попросил прислать кристалл управления, чтобы воспользоваться его подарком на день рождения двухлетней давности – воздушным шаром. Одновременно Кайл попросил метаморфов добыть большие куски ткани и доски для строительства воздушного шара. Стабилизированные магические искры, способные поднять его в воздух и подаренные некогда Эриком, Кайл везде носил с собой. А вот всё остальное он ещё в Шерисии решил, что сконструирует на месте, если понадобится. Грэт Капарэлли решил прицепить воздушный шар не к себе, а построить небольшую корзину, в которой мог бы улечься спать, оставить провизию и воду, а уже веревками соединить корзину с самим шаром. Такая конструкция позволила бы ему лететь на воздушном шаре без остановок на ночёвки и еду. По расчётам Кайла, чем больше магии вложить в искры, тем больший вес они смогут поднять. Уж что-что, а свой магический резерв за последние два года грэт Капарэлли существенно увеличил, а потому и не сомневался в затеянном предприятии.

Метаморфы очень сильно заинтересовались чертежами Кайла, а потому решили ему помочь в строительстве всем поселением. К концу первого из двух отведённых Вильямом дней в лесной деревеньке оборотней вовсю кипела работа: кто-то тащил доски, кто-то воду, а кто-то еду. Сам Кайл занимался пошивом воздушного шара из простыней, что ему отдала волчица Менни.

- Ну что, когда будем трогаться с места? – по-дружески хлопнув его по плечу, спросил Теодор. Его платиновые волосы были влажными после купания, а позади блондина стояла довольная Чилли, отжимая свои медные пряди. Каждому в поселении было очевидно, что после того, как Тео спас лисицу, за короткое время эти двое стали без ума друг от друга.

- М-м-м-м… - грэт ещё не сказал другу детства, что собирается расстаться с ним на данном этапе и не знал какие слова лучше подобрать, чтобы не обидеть его, - Тео, боюсь, я буду использовать не лошадей, а воздушный шар. Помнишь, как я летал два года назад на приёме в честь нашего дня рождения с Кейлиной? Ну, вот примерно на таком шаре и полечу.

- О, здорово как! Ну, тогда когда полетим? – ничуть не смутившись, спросил друг.

- Тео, видишь ли… - Кайл прикусил нижнюю губу, - никаких «мы». Вы все тронетесь на север. Ты и Чилли тоже. А я перетяну внимание преследователей на себя, чтобы у вас были время и возможность убраться отсюда.

- Что-о-о? – глаза Тео округлились, было видно, что он готов спорить и отстаивать, что не собирается бежать, поджав хвост. Кайл прекрасно знал это выражение лица друга, а потому тут же продолжил.

- Тео, ты теперь женатый человек и нужен Чилле, да и всем метаморфам. Посмотри, у тебя и дня не было свободного, пока мы здесь жили, твои лекарские услуги постоянно кому-то требуются. Тебя уважают все оборотни за то, что ты говоришь на их языке. Я не говорю о том, что только тебе я доверяю безоговорочно во всей Норингии. Если мне что-то понадобится, то я буду рад, что у меня останется связующее звено с народом метаморфов в лице тебя. Я же не навсегда улетаю. Но я эту кашу заварил, мне и расхлёбывать, а точнее, уводить след. Ты здесь ни при чём. Если меня поймают, то будет лучше, чтобы в этот момент ты оказался как можно дальше от меня. Сейчас он зол лично на меня и ищет именно меня.

Тео хотел было что-то ещё возразить, но к нему со спины подошла Чилли и положила свою маленькую ладошку на его плечо. Теодор сразу же как-то обмяк и взглянул на свою теперь уже супругу.

- Кайл прав, сейчас правильнее всего будет вам разделиться, - прошептала она.

Тео понимающе кивнул, горестно вздохнул, а затем снова перевёл взгляд на друга:

- Ну и куда ты полетишь? В Фелисию тебя не приглашали же, верно? В Шерисию путь заказан, в Крэнгию или Варварские пустоши подастся только идиот, ты на него не похож.

- Сам ещё не решил, там видно будет, - честно ответил Кайл.

В этот момент в руки грэта Кайла Капарэлли упала коробочка, окутанная волшебной пылью, и записка на ней с парой чернильных пятен от подушечек пальцев.

«Дорогой Кайл, рад, что ты написал мне! Как раз именно сейчас я провожу тестирование своего нового кристалла управления. Это усовершенствованная вещь, кристалл можно подпитывать собственной магией и помимо управления, он ещё и придаёт скорость объекту. К сожалению, у меня пока не нашлось добровольца, кто решил бы опробовать моё новое изобретение, поэтому я безмерно рад, что ты так вовремя попросил у меня кристалл управления. Передаю тебе экспериментальный образец. Только представь, если всё пройдёт хорошо, то кареты можно будет заправлять именно такими кристаллами вместо лошадей. Больше не нужно будет держать огромные конюшни, обученных конюхов и заготавливать овёс на зиму! Обязательно сообщи, как всё прошло. Эрик».

- Да, грэт Эрик как всегда в своём духе, - усмехнулся Тео, подглядев письмо из-за плеча Кайла. – Даже удивительно, что всего два пятна на записке и нигде нет крошек. Всегда поражался вам с Кейлой, как вы только не боитесь испытывать на себе его чудо-изобретения!

Кайл улыбнулся словам Тео, открыл коробочку и вытащил из неё многогранный кристалл, переливающийся всеми оттенками радуги. «Ну, дружок, либо ты меня доставишь куда надо, либо угробишь по пути», - весело подумал он, глядя в своё отражение на одной из грани кристалла. Письмо и посылка от Эрика ненадолго подняли ему настроение.

Вечером, когда совсем стемнело, Кайл ворошил догорающие угли в общем костре. Оборотни устроили прощальный ужин, но разговор не клеился, настроение в деревне царило грустное, да и быстро холодало. Куницы почти сразу же разошлись по домам, енот Нокс некоторое время посидел с Кайлом и также молча ушёл. Мэнни попрощалась с Кайлом ещё днём, ведь у неё теперь были новорождённые волчата, за которыми необходим глаз да глаз. Тео и Чилли рассудили, что у них ещё будет время попрощаться. Лисы и рысь тихонечко сидели вокруг костра и время от времени позёвывали. В какой-то момент Стенси встал и, пожелав всем спокойной ночи, двинулся в свой дом. Остальные практически одновременно с ним встали и попрощались.

Кайл вспомнил то время, когда в деревне ещё жила Джессика, их первую встречу на балконе и совместное мытьё под водопадом. «Что ж, она была права, когда прощаясь, предчувствовала, что мы больше не увидимся. Как жаль, что я даже не знаю, где теперь её искать». На душе скребли кошки. Воздушный шар был уже сшит, корзина сколочена, провизия собрана, осталось лишь решить, куда лететь. Кайл вновь вспомнил о своей сестре и отчаянно подумал: «Где же тебя, Синяя Борода, русалки два года носят? Ты мне здесь как воздух нужна! Выходи на связь, ты же можешь!».

«Меня не было целых два года?» – вдруг он услышал удивлённый голос Кейлины в своей голове.

«Кейла! Это правда ты?» – Кайл не мог поверить, что слышит голос сестры в своей голове. – «Но как? Почему ты пропала в прошлый раз? Ты жива! Я уже стал сомневаться, не галлюцинации ли это были!»

«Сама не разобралась ещё с этой связью до конца…» - ответила Кейла в замешательстве. – «Ты не ответил на мой вопрос. Сколько времени меня не было?»

«Два года и несколько месяцев», - подтвердил Кайл, а в ответ почувствовал, как его накрывает с головой ответной реакцией от близняшки: ошеломление сменилось пониманием, затем сожалением.

«Извини, не представляю, что ты пережил за эти два года», - пробормотала она.

«Я даже отголосков твоего настроения не чувствовал и не понимал, жива ли ты или нет!» - с горечью подтвердил Кайл. - «На днях, когда мне показалось, что я услышал тебя, я не мог понять, рехнулся ли я, или же ты действительно смогла найти способ связаться со мной!»

«Извини…» - повторилась Кейла, - «Меньше всего на свете я хотела, чтобы ты переживал. Я, как только почувствовала, что ты думаешь обо мне, смогла услышать твой голос. Я тебя тоже не чувствовала в Дьявольском треугольнике, предполагаю что…»

«Что? Кейла, какой к русалочьему хвосту Дьявольский треугольник? Ты что, была в нём все эти годы?» – изумился Кайл.

«Ты даже не представляешь, как ты прав», - получил Кайл в ответ странный смешок, а затем ещё более удивительную историю о морском путешествии через Мёртвое море, посещении Миянира, шторме, что почти разбил корабль, Дьявольском треугольнике и таинственных сиренах, один голос которых заставляет мужчин подчиняться, каком-то невообразимом полёте на летающем корабле, его крушении и вновь Миянире.

Местами Кейлина замолкала, явно что-то недоговаривая. У них с Кайлом всегда была особая связь, он чувствовал её эмоции, где-то радость, где-то грусть, а потому и не сыпал вопросами в ответ, прекрасно понимая, что если Кейла сочтёт необходимым, то сама ему всё расскажет. Самому ему было безумно радостно слышать её голос в своей голове и знать, что пускай она и далеко, но с ней всё в порядке.

«…и вот теперь я, завидная наследница самого богатого и знатного рода Шерисии, невеста принца Вилладжо, фактического наследника Шерисии, маг из первого сословия, нахожусь в иллюзии раба», - закончила она на удивление бодрым тоном и расхохоталась всей иронии ситуации.

«Как только увижу Глэна, набью ему морду», - выругался Кайл. Он негодовал от того, что предводитель гильдии пиратов оставил его сестру в Миянире. Ему было совершенно не смешно слушать всё то, что пережила Кейлина. С другой стороны, он знал, что уж кто-кто, а она всегда найдёт способ подстроить обстоятельства под себя, а он сейчас ей не помощник.

«Не беспокойся за меня», - отозвалась Кейлина, ощутив волны досады на обстоятельства от близнеца, - «со мной всё хорошо будет».

Вот это «не беспокойся за меня» ещё раз подтверждало, что с ним говорила именно его сестра и никто другой. Кайл не мог себе и представить, чтобы кто-нибудь вёл себя настолько безответственно и безалаберно, как его Синяя Борода. Сейчас он готов был поклясться, что её передряга выглядит гораздо хуже, чем его собственная, вот только Кейла всё равно не унывала. В районе груди потеплело. Как же давно он её не видел. Интересно, как она выглядит теперь с жабрами и остались ли у неё клыки после посещения сирен?

«Погоди, а с каких это пор ты изменник родины?» – спросила она, и его мысли вновь потекли в другом направлении.

«С завтра буду», - хмуро ответил Кайл, вспомнив, что его-то проблемы ещё никуда не делись.

«Давай, рассказывай», - настояла Кейла.

И Кайл рассказал. Правда, в его пересказе тоже многие детали сами собой опустились. Например, он так и не стал рассказывать, что же его связывает с Джессикой. Просто упомянул её вскользь.

«Так ты думаешь, что уведя магов, брошенных за тобой принцем Вильямом, от поселений метаморфов, ты спасёшь их жизни, тем самым выполнив пророчество Вивиэль?» – уточнила Кейла.

«Думаю, что это она и имела в виду», - подтвердил Кайл.

«А куда ты направляешься на воздушном шаре?» – уточнила Кейла.

«Да вот не решил ещё. Хотел с тобой посоветоваться», - честно признался Кайл, - «экспромт – это всегда по твоей части было».

«О», - оживилась Синяя Борода, - «а навести-ка тогда Алишер. Расскажешь мне, как Эрик моих розовых единорогов пристроил, как там дела у папы с мамой, не забыли ли про нас с тобой, да и вообще наверняка у тебя дела там остались…»

«Кейла, ты чем слушаешь? Меня изменником Шерисии объявили! Какой Алишер?» – Кайл начал злиться на непонятливую сестру.

«Да кто ж тебя искать-то в Шерисии будет? К тому же, если ты будешь держать ухо востро, то наверняка сможешь найти способ реабилитироваться в глазах короля Валериана. Он пока что король, а Вильям всего лишь принц», - сказала Кейла и вновь пропала.

«Дракон тебя задери!» - прорычал Кайл, и задумался над сумасшедшим предложением сестры. Вот только чем дольше он размышлял, тем менее сумасшедшим оно ему казалось. Как бы дико не звучало предложение Кейлы, оно не было лишено смысла. Действительно, в Алишере его никто не будет искать… « Синяя борода умудряется находить выходы даже из безвыходных ситуаций, - хмыкнул Кайл про себя. - Только след надо будет проложить в Крэнгию для правдоподобности, а затем развернуть шар домой. И наверняка я смогу оказать Валериану услугу, за которую он меня помилует. К тому же в Шерисии у меня действительно осталось одно незаконченное дело. Нонна. Я так и не успел поговорить с ней до своего отъезда в Норингию. А ведь Вивиэль меня тогда предупреждала, что та, кого я ищу – рядом. Я потерял целых два года, думая, будто она находится в отношениях со Златаном. Как же глупо получилось…»

Глава 3. Тайна изумрудных цветов


Всю ночь Кейле вновь слышались мелодичные песни, ласкающие уши, сладкие цветочные запахи, а под утро последовал настойчивый шёпот. То ли слова были тихими и неразборчивыми, то ли они звучали на другом наречии, Кейлина не смогла разобрать. Неожиданно из приятного сна её выдернул Дэрек, тряся за плечо:

- Кейла, Кей, только не шуми, т-с-с-с-с, - приложил он палец к губам, когда она проснулась.

Спросонья девушка забыла, какие иллюзии наколдовала им всем, поэтому чуть было не заорала, когда, разомкнув веки, увидела над собой квадратную челюсть, крупный нос и бритого налысо парня, вместо привычного худощавого и рыжеволосого Дэрека. Сон как рукой сняло.

- Что? Что-то случилось? – спросила Кейла охрипшим шёпотом.

- Да вон там, смотри, пришли хозяева, рвут какие-то цветы. Мы же в заповедной зоне находимся, по идее, нас здесь быть не должно. Повезло, что в лесу спать решили, а то нас бы там быстро на поле заметили, - тихо ответил Дэрек.

Кейла присмотрелась и увидела за плечом мужчины в отдалении три человеческие фигуры. Это были три хозяина в сиреневых одеждах с бритыми головами, на которых отчётливо сияли зелёные татуировки. Они шли с объемными корзинами, высматривали растения и срезали под корень изумрудные цветы, а затем складывали их в корзины. Хозяева не заметили их, так как были увлечены собирательством и смотрели на землю перед собой, а Кейла и Дэрек вовремя, пятясь на четвереньках, отползли глубже в лес за деревья.

- А где Шесси? – девушка поискала взглядом золотую птицу с чешуйчатыми крыльями, как только пышный куст окончательно скрыл их.

- Он убежал куда-то. Шесси попытался мне что-то объяснить знаками, но я ничего не понял, - извиняющимся тоном сказал Дэрек, пожимая плечами. – Я бы и рад понять, но…

Через некоторое время трое в сиреневых одеждах набрали полные корзины цветов и двинулись вдоль моря в сторону города. Минут десять спустя вернулся и запыхавшийся, но очень возбуждённый Шесси. «Всё как я и предполагал, – почти сразу же доложил он, - они срезали только крупные изумрудные цветы с белыми сердцевинами. Если цветок ещё не раскрылся, или же сердцевина уже пожелтела, то они не трогали такие растения. Я практически уверен, что вся зона объявлена заповедной лишь из-за этих цветов».

Девушка закусила нижнюю губу, обдумывая полученную информацию. Гипотеза Шесси о том, что хозяева хитрят и обманывают другие две расы, создавая себе татуировки в виде драконов, обретала всё больше и больше доказательств. Дэрек прервал её мысли радостным криком:

- Кейла, иди сюда, смотри, что я нашёл!

Как оказалось, юноша нашёл целую поляну спелых ягод величиной с кулак. Шесси первым прибежал на голос Дэрека, деловито обнюхал сочную спелую красную ягоду с черными косточками и подтвердил, что находка съедобна и очень даже вкусна. Вся троица стала радостно уплетать завтрак.

- Дэрек, - обратилась девушка к своему спутнику, - а расскажи мне немного про заповедную зону.

- Что ты хочешь знать? – откликнулся парень, вгрызаясь в очередную кисловато-сладкую алую ягоду.

- Ну… почему сюда никому нельзя ходить кроме хозяев? Как вообще случилось так, что здесь не водится опасных животных? Мы же ночуем под открытом небом, и Шесси подтвердил, что вокруг нет диких зверей… какое-то странное место, - пожала плечами Кейлина.

Дэрек сорвал тонкую травинку и стал задумчиво ковырять ею в зубах, доставая застрявшие косточки:

- Знаешь, когда ты так ставишь вопросы, действительно, звучит несколько странно… Как я тебе уже говорил, эти места считаются священными, потому что здесь когда-то жили драконы. И только хозяева как потомки драконов могут посещать эти холмы и побережье. Для меня это всегда было очевидным, и я не задавался вопросом, почему других людей сюда не пускают. Да и вопросом про хищников я никогда не задавался…

- А какие на материке вообще хищники водятся? И просто животные? – настойчиво расспрашивала Кейла. Ну не бывает же так, чтобы вообще никто не водился.

- Да-а-а-а… - начал было Дэрек и вновь задумался, - в общем-то, никаких. Здесь есть кое-какие птицы, рыба, мелкие животные размерами не крупнее кролика. Ну, там белки всякие...

- А домашние животные какие есть? – уточнила Кейла. Сейчас она уже спрашивала из любопытства. Миянир совершенно не походил на её родной Алишер, а потому ей было всё интересно.

- Домашние животные, конечно же, есть. Овцы и лошади, но их немного, их специально разводят для знатных господ, и стоят они о-о-о-очень дорого, - Дэрек помахал в воздухе руками, показывая, насколько дорого стоят лошади.

- Ясно, - хмыкнула Кейла. Она уже наелась, а потому встала, отряхнулась и стала собираться в путь. – Ну а что насчёт растений?

- О, ну этого-то много добра на всём материке, - обрадовался Дэрек тому, что хоть на какой-то вопрос может ответить развёрнуто. - Сама видишь, здесь ягоды и грибы растут на каждом углу, Даже многие деревья имеют съедобную кору, а плодоносят в силу жары почти круглый год. Очень много растений со съедобными кореньями, такие часто выращивают в личных садах при тавернах.

- А цветы? – уточнила девушка. – Бывают съедобные цветы? – к этому моменту троица уже собралась и шла вдоль кромки леса.

- М-м-м… не слышал, - немного удивившись, пожал плечами Дэрек.

- Ну, вон те, зелёные, например, - Кейла махнула рукой в сторону потрясающего изумрудного поля. – Собирали же их зачем-то хозяева.

- А эти цветы я вообще впервые вижу. Я таких раньше не встречал нигде. Видимо они растут только на священной территории.

«Или же территория, на которой они растут, объявлена священной», - мысленно поддакнул Шесси, сидящий на плече у Кейлы. За утро он набегался по полю и теперь отдыхал, сидя на ней и внимательно вслушиваясь в разговор.

- А как думаешь, они съедобны? – уточнила нимфа.

- Изумрудные с белой сердцевиной? Не, они не могут быть съедобными, - покачал головой Дэрек.

- Хм…. Вот как. А почему ты так думаешь? Срезали ли их же зачем-то хозяева, - задала очередной вопрос Кейла.

- Понятия не имею, зачем они могли понадобиться хозяевам. Может духи какие из них для женщин делают, но они точно не съедобны. Я чувствую, как чувствовал что и те ягоды, что нашёл нам на завтрак, съедобны, - уверенно произнес Дэрек. – На нашем материке почти вся еда растительная, у нас это в крови - чувствовать, что съедобно, а что нет.

- Ясно, - кивнула Кейла и вновь ушла мыслями в себя. «Если бы эти цветы собирались для духов, то сюда бы послали рабов. Определённо, эти цветы обладают какими-то удивительными свойствами… может целебными?».

Кейла наклонилась к одиноко растущему цветку и захотела его сорвать, чтобы взять с собой. Но когда она поднесла руку к хрупкому стеблю, на неё тут же накинулся Дэрек:

- Ты что! Нельзя рвать эти цветы!

- Почему? – растерявшись, спросила Кейла. – Они ядовиты?

- Нет, не ядовиты… Не знаю, - теперь уже Дэрек растерялся, сам от себя не ожидая такой реакции. – Просто, чувствую, что нельзя. Когда ты нагнулась к стеблю, чтобы сорвать, мне аж подурнело,  - признался юноша. – Они как будто живые и им больно от этого. Как я уже говорил, наш народ питается в основном растениями  у нас в крови чувствовать, что можно рвать, а что нет. 

Кейла задумчиво кивнула, посмотрела ещё раз на изумрудные лепестки, и вся троица двинулась в Мияниру. Девушка наслаждалась потрясающей природой и лесными ароматами, смешанными с морским воздухом. Климат близ Миянира был жаркий, но при этом росли и деревья, и кустарники, и трава, и цветы. Шесси ещё раз подтвердил, что здесь нет никаких опасных змей или ядовитых жуков. Уж кому-кому, а выходцу из Варварских пустошей она верила безоговорочно. А ещё весь путь нимфа смотрела на красивое море по правую руку, которое после встречи с сиренами стало ей ещё ближе. За время их неспешной прогулки у Кейлы получилось связаться с Кайлом, и она была ужасно рада рассказать ему всё, что с ней произошло за последнее время. Изумрудные цветы сами собой выпали из её мыслей.

В заповедной зоне они больше никого не встречали. В какой-то момент розовые пляжи и холмы перешли в обычную степь, а после неё бритоголовый мужчина с золотой плицей на плече и его розовокожий раб вышли на пыльную дорогу метрах в двухстах от ворот в древний город. Кейлина уговорила Шесси пересесть на плечо Дэрека, чтобы они не смотрелись странно.     

По дороге друзья решили, что зайдут в постоялый двор и попросятся на постой на ночь в обмен на какую-нибудь услугу. Дэрек сообщил, что в Миянире и Зомцырре очень часто валютой служило не золото или драгоценности, как в Шерисии, а рабы, их услуги или же небольшие магические услуги от хозяев с татуировками. Это не должно вызвать никакого удивления. Так они и поступили.

«Наверно, все таверны мира чем-то похожи друг на друга», - подумала Кейла, оглядывая зал, полный людей. Здесь было достаточно много бритоголовых, кто-то в богатых одеждах и с рыжеволосыми рабынями, большинство одеты попроще и сидели за столами сами по себе. Присутствовали и женщины, судя по одеждам и цвету кожи – из расы хозяев. В качестве обслуги крутились темнокожие девочки лет от четырнадцати до восемнадцати.

- Темнокожих девочек покупают хозяева таверн в качестве разносчиц и подавальщиц еды. Они стоят дешевле, чем женщины, но не умеют готовить и плохо справляются с тяжелой домашней работой. А вот на кухне уже работают рабыни постарше и поопытнее в хозяйстве. В качестве управляющего таверной часто нанимают кого-то из свободных, кто обучен письму и счёту, - пояснил шёпотом Дэрек на удивлённый взгляд Кейлы, проводивший пятнадцатилетнюю чумазую девчушку на кухню.

Дэрек в иллюзии хозяина уверенно двинулся вглубь зала к свободному столику и грузно опустился на стул, подражая другим бритоголовым в таверне. Кейла хотела было сесть рядом, как услышала шёпот друга:

- Кейла, а ну встань ровно за моей спиной! Ты сейчас играешь роль моего телохранителя. Я попрошу еды с собой, мы возьмём в комнату наверх, где ты и поешь, но сесть за один со мной стол ты не имеешь права.

- А-а-а-а, - разочарованно протянула Кейла и с грустью подумала, что всё-таки в роли наложницы смогла бы сейчас посидеть за одним столом с Дэреком. Она обвела зал взглядом, и то тут, то там встречались довольные бритоголовые люди, на чьих коленях располагались медноволосые красавицы, жеманно прижимаясь всем телом к своим хозяинам. Ноги гудели от усталости, да и стула Кейла не видела давно. Даже на Торнадо после Дьявольского треугольника не осталось ни одного стула или кресла, так как это были вещи, утяжеляющие корабль.

Дэрек оказался единственным человеком, кто зашёл в таверну с золотой птицей на своём плече. Многие оборачивались на них и внимательно наблюдали. Надо было отдать должное помощнику капитана Торнадо. Он двигался, щурился, пренебрежительно кривил губы так, будто по-настоящему являлся свободным человеком, а не бывшим рабом. Достаточно быстро к их столику подбежала темнокожая и скороговоркой что-то спросила у Дэрека на непонятном языке. «Должно быть, спрашивает, что мы будем есть», - вслушиваясь в её слова, но ничего не понимая, решила Кейла. Дэрек ответил ей что-то, и девочка убежала на кухню.

- Я попросил позвать хозяйку таверны. Я сейчас договорюсь о еде и ночлеге для нас за какую-нибудь услугу. Скорее всего, придётся крышу подлатать или воду натаскать. На время работы ты поменяешь наши личины местами, и я всё сделаю, - пояснил ей Дэрек. Кейла поймала себя на мысли, что уже стала привыкать к такому облику своего попутчика. Судя по тому, как вёл себя сам Дэрек, он тоже уже привык к этому образу.

К их столу подошла очень высокая женщина лет тридцати пяти или сорока в длинных одеяниях с большим вырезом на груди. Часть её головы была так же бритой, а оставшаяся часть волос собрана в длинную косу. Наверное, по меркам расы хозяев она была очень красива, хотя и не молода. Её огромная грудь колыхалась в туго обтянутом корсете. Татуировки ни на затылке, ни на шее хозяйки таверны не наблюдалось. Женщина пристальным взглядом окинула вначале Дэрека, затем Шесси и уже потом Кейлу. С последней она не сводила жеманного взгляда, общаясь с её якобы хозяином. Нимфа вначале растерялась, думая, что делает что-то не так, а потом вспомнила, какой облик носит сейчас и выпрямилась, устремив взгляд куда-то вглубь таверны и делая вид, что её ничего не волнует. Дэрек о чём-то активно спорил с высокой женщиной. Затем он оттёр пот со лба, и женщина удалилась. Перед тем как удалиться, она посмотрела Кейле в глаза и хищно облизнула губы. Нимфа почувствовала неприятный осадок, так её ещё никогда в жизни не раздевали взглядом.

- Уффф… - грузно осел Дэрек на стул, -  у нас есть еда на пару дней, а так же пара ночей в комнате на втором этаже в обмен на то, что мы подлатаем крышу и соберём плоды с верхушек деревьев. Я сказал, что моя золотая птица может это сделать. Её рабы не достают, собственного лауна нет, а плоды уже созрели и сгниют, если их не снять.

- А почему вы так долго спорили? – поинтересовалась Кейла, стоя у него за плечом.

- Ты слишком перестаралась со своим обликом, - сказал Дэрек, его голос изменился, и даже у его иллюзии заметно покраснели щёки.

- Хозяйка не на шутку запала на тебя и требовала ночь с тобой, а в обмен она предлагала нам неделю постоя здесь, - вдруг, еле сдерживая смех, простонал Шесси, - Да, я знаю этот язык, так уж сложилось.

- О-о-о-о, - произнесла Кейла, впервые осознав, от каких неприятностей её только что спасли.

- Причём у меня не было видимой причины ей отказывать, - продолжил Дэрек, закусив губу и поняв, что грызун всё пояснил грэтте. – Здесь это не принято. Одно дело, я мог бы отказать, если бы от моего раба требовали что-то тяжёлое физически, там, принести воды из колодца на несколько ванн или ещё что-то в таком духе. Здесь я мог бы сказать, что ты мой телохранитель, и я не хочу, чтобы ты вымотался, потому что не сможешь меня охранять…

- И что же ты придумал? – тихо спросила Кейла.

В этот момент темнокожая девчушка подбежала к их столу с подносом, сгрузила тяжёлые блюда едой с него на стол и, низко поклонившись, убежала на кухню. Кейла постаралась унять громкое урчание в животе.

- Прости, я должен сделать хотя бы вид, что ем, раз уж сел за стол, а уже остатки заберём в комнату,  - извиняющимся тоном сказал Дэрек, услышав рулады в животе девушки.

- Неважно. Так что же ты ответил хозяйке таверны? – почти прошипела ему на ухо Кейла.

- Ну, ты же сейчас в образе гладиатора. Видишь ли, существует всего одна уважительная причина, по которой хозяин раба может отказать свободной женщине в… э-э-э… Ну, этом самом… - протянул Дэрек.

- Дэрек, не томи, что ты ей сказал? – уже почти прошипела Кейла.

- Что ты участвуешь в предстоящих гладиаторских боях, - слишком довольным голосом вставил Шесси. Он забавлялся и разве что не смеялся в полный голос, слушая оправдания бывшего помощника капитана Торнадо.

- Что сказал Шесси? – переспросил Дэрек, услышав писк грызуна и стараясь оттянуть объяснение.

- Бой? Гладиаторский? Ты серьёзно? – её брови поднялись вверх.

- Да не пойдёшь ты, разумеется, никуда. Мы передохнём тут денёк, а послезавтра с утра пораньше встанем и уйдём отсюда, я вообще не хотел тебя волновать лишний раз, - тут же затараторил юноша в личине бритоголового мужчины, оправдываясь перед ней, как нашкодивший ребёнок.

- А, ладно, - махнула рукой нимфа, думая только о еде и о том, как скоро они окажутся в снятой комнате, - там видно будет.

Глава 4. Валюта Миянира

Они поднялись в комнату, прихватив часть еды с собой. Кейла и Шесси с удовольствием поели тёплую пищу, после чего с не меньшим удовольствием все трое по очереди приняли ванну. Кейла и Дэрек поменялись иллюзиями, и парень наносил воды для всех них, тем самым не вызвав подозрения у местных людей. Со стороны выглядело, будто рыжеволосый раб-боец таскает воду для своего хозяина, который любит купаться. Пока Дэрек был занят делом, Шесси подбросил идею Кейле, что она может попробовать зачаровать какой-нибудь артефакт, чтобы и юноша понимал язык животных. Теперь же это была её собственная магия, а не магия кольца, подаренного Тео. Именно этим нимфа и занялась. Весь день вплоть до вечера грэтта сосредоточенно капля за каплей передавала в одну из бусин Дэрека способность разговаривать с животными.

- Фух, на сколько времени хватит, не берусь судить. Подпитка будет нужна, но несколько дней должно работать. Вот, пробуй, - протянула она ему бусину, вытирая испарину со лба. И действительно, не с первого раза, но Дэрек смог общаться с Шесси. Хорёк скакал по кругу с кровати на шкаф, а со шкафа на подоконник и снова на кровать на радостях, что теперь его понимает ещё один человек. Дэрек радовался не меньше Шесси, ведь отныне он тоже сможет разбирать стрекотание грузуна и отвечать ему. Оба явно были настолько счастливы, что не придали особого значения словам Кейлы:

- Я что-то устала, потратила много сил на эту бусину, спущусь вниз, попрошу на кухне еды какой-нибудь нам на ужин.

-Да-да, конечно, валяй, - добродушно отпустил её Шесси, а Дэрек махнул рукой.

Кейла лишь улыбнулась им, пробормотав «ну честное слово, как дети малые» и спустилась на первый этаж. Она аккуратно пробралась мимо занятых столиков прямо на кухню, никто не обращал на неё внимания. В таверне было шумно, день уже клонился к вечеру. Ступая в просторное помещение, где суетились повара и сновали туда-сюда темнокожие девчонки, Кейла вдруг осознала, что попросить-то еды она возможно и не сможет, так как не знает местного языка. Кейлина неловко топталась на входе в иллюзии мускулистого гладиатора с обнажённым торсом и почёсывала макушку, не зная, как и к кому обратиться, как внезапно с ней кто-то заговорил мелодичным звонким голоском.

Нимфа обернулась и увидела перед собой хрупкую невысокую девушку лет девятнадцати, внешностью напоминающую Дэрека. Несколько медных прядей девушки выгорели в золотой цвет, а огромные шоколадно-карие глаза изучающе смотрели на Кейлу. Одета девушка была скромно, но опрятно, явно работала на кухне, помогая девочкам помладше. Она вновь что-то повторила. Кейла не разобрала ни слова, но жестом показала, что хочет кушать. Девушка кивнула, схватила поднос и быстро стала на него ставить разнообразные глиняные горшочки с едой.

«Как хорошо, что меня тут легко поняли», - обрадовалась Кейла, глядя как ей собирают еду. Судя по обилию горшочков, рабыня решила, что телохранитель хозяина с золотым лауном спустился лично на кухню за едой для своего господина. «А всё равно, что думают, лишь бы еды побольше положили», - предвкушая обильный ужин, благодушно подумала про себя Кейлина. После того, как она приняла свежую ванну, удачно зачаровала бусину Дэрека и смогла договориться об ужине, настроение её было настолько хорошим, что она расслабилась. А зря.

Она очнулась от своих размышлений о вкусном ужине лишь тогда, когда почувствовала звонкий шлепок по своей пятой точке. «Какого дьявола?» - хотела она заорать, но когда обернулась, звуки застряли у неё в горле. Это была та самая хозяйка таверны, которая не сводила с неё глаз несколько часов назад, когда Дэрек договаривался о ночлеге. Женщина что-то сказала томным голосом и подошла ближе к Кейле, развратно качая бёдрами, от чего Кейлина инстинктивно дёрнулась и сделала пару шагов назад, нащупав за собой стенку.

Хозяйка таверны явно решила сделать ещё одну попытку уломать строптивого гладиатора своего постояльца на ночь с ней. Корсет на ней был затянут ещё туже, и казалось, что грудь вот-вот выпрыгнет из него. Волосы, ещё днём собранные в мудрёную косу, были распущены и ниспадали тёмным водопадом, подчёркивая выбритую часть головы. «По всей видимости, у них это особый знак принадлежности к их расе», - хмыкнула про себя Кейлина, внимательно рассматривая женщину. Последняя чувствовала себя не просто хозяйкой таверны, а хозяйкой положения, знала о своей неотразимости и что-то говорила и говорила гладиатору перед ней. Вполне вероятно, что до сих пор ещё ни один раб не отказывал ей в близости, потому что хозяйка была хотя и не очень молода, но определённо красива. «А мужчины часто отдают предпочтение опытным женщинам», - вдруг мелькнуло в голове Кейлы, отчего она хихикнула. Видимо хозяйка приняла это за знак согласия, потому что потянула свою ладонь к паху гладиатора. Звоночек опасности в голове нимфы зазвенел громким сигналом, что её вот-вот раскроют. Ведь вся мускулатура и мужские части тела в её внешности были исключительно иллюзией. Нимфа не на шутку испугалась быть раскрытой. Быстрее, чем оформились мысли в голове, Кейлина перехватила её запястье и жёстко отвела руку хозяйки, смотря ей в глаза и качая головой из стороны в сторону, молчаливо говоря: «Нет».

Глаза хозяйки округлились от удивления, рот слегка приоткрылся в немом изумлении, наступило несколько секунд молчания. Тишина вдруг стала давить на уши, Кейла поняла, что сейчас все на кухне обернулись и смотрят на них. «Кажется, я что-то сделала не так», - с осознанием полного провала пронеслось в её голове. Послышался звон. Гладиатор, всё так же, не отпуская руки хозяйки таверны, обернулся на звук. Это рыженькая девушка с карими глазами уронила поднос с глиняными горшками, и стала быстро-быстро собирать осколки и еду.

Женщина, чью руку Кейла с испуга сжимала со всей силы, злобно зашипела и выдернула свою конечность. Затем она бросила несколько команд поварам и разносчицам, те быстро засуетились и продолжили делать свои дела.

«О-о-о-ох, кажется, я только что грубо отказала хозяйке, ухмыляясь ей в лицо и на виду у рабов, прошлась по её самооценке, а ещё посмела не просто дотронуться до неё, но и силой удерживать её руку будучи рабом… Интересно, какое за это наказание в Миянире?» Кейла была готова побиться головой об стену. «Дьявол! Спустилась за ужином, называется… Надо было Дэрека отправлять. Он бы хоть ответить что-нибудь неоскорбительное смог».

Пышногрудая женщина с пренебрежением посмотрела на рыжеволосую рабыню, уронившую поднос, крикнула ей, судя по интонациям, что-то оскорбительное, а затем, одёрнув платье, ушла в обеденный зал, демонстративно не глядя на полуобнажённого гладиатора.

«Фу-у-ух, пронесло», - подумала Кейла и наклонилась к девушке, сгребающей разбитую посуду. У неё тряслись руки, но когда Кейлина посмотрела на её лицо, то увидела, что девушка улыбается во весь рот и почти что смеётся. Она что-то прощебетала на непонятном языке и так выразительно посмотрела в сторону удалившейся женщины, что даже глухому был бы понятен смысл её слов:

- Ловко ты! Её ещё никто так не унижал!

«М-да, ловчее некуда», - подумала Кейла, а в ответ кивнула подавальщице и взяла у нее поднос с остатками еды. Рыжая девушка явно засмущалась и покраснела, когда пальцы гладиатора коснулись её пальцев. Она мельком посмотрела на могучий торс мужчины перед ней, после чего цвет её лица стал напоминать свёклу из Алишера. Кейлин улыбнулась, прекрасно понимая, как хорошо поработала над своей иллюзией, кивнула девушке и отправилась в их с Дэреком комнату с хорошим, хотя и немного подпорченным настроением.

Она бы наверняка насторожилась, если бы увидела, каким хищным взглядом её проводила хозяйка таверны. Так же, от взгляда пышногрудой женщины не укрылось и то, что облюбованный ей гладиатор улыбался и общался с её рабыней. Глаза хозяйки таверны рвали и метали молнии, а ногти впивались в ладони. Ещё ни один раб не вёл себя с ней настолько непозволительно грубо. Завтра же она потребует у его хозяина наказать его десятью плетями за оказанную дерзость.

***
Утором Кейлина проснулась от того, что Дэрек напряжённо тряс её за плечо.

- М-м-м… кажется, я привыкаю, что ты меня будишь по утрам, - сонно произнесла она, глядя в озабоченное лицо друга. – Но зачем в такую рань? Дэрек, что случилось?

- Кейла, это правда? – произнёс он, слегка заикаясь от волнения.

- Что, правда? Дэрек, я не умею читать твои мысли. Это Шесси у нас спец, а я – нет. Скажи, пожалуйста, о чём ты?

- Это правда, что синяки на руке хозяйки таверны - твоих рук дело? – взволнованно спросил друг.

- М-м-м… - Кейла нахмурилась и стала вспоминать, - не знаю, я лишь за руку её схватила, когда она…

- Не-е-е-т, - послышался стон юноши, - Кей, ну заче-е-е-м, скажи мне?

- Ну, так она приставала ко мне… - смущённо ответила девушка, - точнее к твоему телохранителю.

- Да ты хоть понимаешь, что ты наделала? – взвыл друг, потом запустил руку в волосы и выдрал клок волос. - Ты не просто применила силу против одного из хозяев, ты поставила синяки! Си-ня-ки! Их женщине! Да тебя за такое казнить надо!

Сон как сняло рукой, Кейла вмиг села на кровати, подтянув к себе колени:

- И что? Она хочет моей казни? – обеспокоенно она спросила, всматриваясь в лицо юноши.

- Нет, хозяйка оказалась очень милой женщиной. Она согласилась на десять плетей на заднем дворе, - хмуро проговорил Дэрек.

- Десять…. Плетей? – вот теперь уже стала заикаться от волнения Кейлина.

- Да, и она будет наблюдать за тем, как я тебя бью. Она хотела лично дать тебе эти плети, но я сказал, что ты мой раб, а потому наказывать буду тебя я, - ответил Дэрек. Шесси на удивление примостился на подоконнике и никак не комментировал их беседу. Было видно, что он напуган не меньше юноши.

- А плеть… это очень больно? – тихо спросила Кейла, даже не представляя, что это такое.

- Кейла, я не могу тебя отправить на плети. Ты не выдержишь, ты же девушка, а к тому же ещё и грэтта из первого сословия. А меня били, я знаю, каково это. Это можно вытерпеть, если уметь отключаться от боли. Я уже всё обдумал, я тебя заменю, ты будешь меня бить, - вдруг вскинув, голову с лихорадочным блеском в глазах заявил юноша.

- Я…  я что-нибудь придумаю, - сглотнув, ответила Кейла.

- У тебя всего час, - горестно вздохнул Дэрек. И они замолчали.

Глава 5. Ложный след

У грэта Кайла Капарэлли была масса времени продумать свой план побега, который должен был привлечь внимание шерийских следователей. Грэт летел в самодельной корзине, к которой был привязан воздушный шар. Экспериментальный кристалл управления от Эрика работал так же, как и обычный кристалл. К сожалению, у Кайла не получилось вложить в него магию и активировать его, но в целом, за пару недель он и так доберётся до Алишера. Сейчас самым важным являлось отвлечь людей Вильяма и проложить ложный след на юг в Крэнгию или Варварские пустоши. И это вроде бы ему удавалось.

Кайл поддерживал магии в стабилизированных горячих искрах ровно столько, чтобы воздушный шар летел невысоко над землей, чуть выше деревьев. «Всё-таки Эрик гениален, что смог сделать искры горячими, но не прожигающими ткань», - с восхищением подумал Кайл, глядя как поблёскивают магические искорки в шаре, наспех сшитом из огромных лоскутов простыней и пододеяльников. То и дело в него тыкали пальцем простолюдины и что-то кричали. Дети радовались, старики ужасались, некоторые женщины и мужчины любопытствовали, как это возможно, кто-то вставал на колени и начинал молиться.. Кайл же махал рукой в ответ всем, чтобы его заметили. «Вполне вероятно, что на мои поиски привлекут нюхачей и провидцев, но простые люди точно доложат следователям Вильяма, куда я направляюсь. А это мне в первую очередь и надо».

Пролетая над площадью одной густонаселённой деревушки, Кайл увидел молодую пару, сочетающуюся браком перед храмом богини Олейны. Невеста стояла в простеньком голубом платье, протянув руку жрецу храма, а поверх её руки протянул свою руку жених. Брачующиеся выглядели невероятно счастливыми. Кто-то из приглашённых заметил огромный воздушный шар и стал указывать на него пальцем, постепенно все гости подняли головы и отвлеклись от торжества. Повинуясь скорее мимолетному желанию, чем осмысленной логике, Кайл протянул руку в карман и нашарил там мешочек с монетами, которые он взял в отделении Злотого Банка в Фолчестере, ещё до того, как принц Вильям отправил его на задание. Он снял достаточно большую сумму со своего счёта, чтобы, наконец, купить достойный перстень или даже браслет и использовать его, как артефакт-накопитель вместо пуговицы, которую он подарил Джессике. Но так и не успел это сделать, а теперь эти деньги ему, беглому преступнику, были уже ни к чему. О подаренной пуговице Кайл не жалел ни разу, воспоминания о пантере у него остались самые что светлые. «Пускай у дикой пантеры останется хотя бы такое напоминание обо мне. Жаль, что наши пути разошлись», - подумал он и, достав мешочек из кармана, щедро высыпал монеты в руку.

- Мне вы удачу принести не успели, так принесите же её им, - сказал он, и золотым и серебряным дождём блеснули кругляшки в лучах солнца.

Люди, до того с напряжением следившие за необычным крупным объектом в небе, вдруг радостно загоготали и принялись нагибаться и поднимать монетки. Невеста в голубом платье улыбнулась, смотря на воздушный шар, и помахала рукой.

- Спасибо, добрый путник! Желаю и тебе обрести своё счастье, - крикнула она, когда её фигурка уже уменьшилась настолько, что была размером с косточку персика.

«Эх, мне б сейчас что попроще… Какое там – счастье обрести, пустить бы преследователей по ложному следу и вернуться в Алишер без приключений».

«А собственно, раз уж ты решил вернуться в Алишер, то почему бы тебе не сделать предложение Нонне?» - вдруг возник голос близняшки в голове. – «Кайл, не обманывай хотя бы себя, ты всё детство развешивал слюни, как только её видел. От тебя всегда исходили одуряющие волны радости, как только Нонна появлялась в нашем особняке».

Кайл нехотя поморщился, но всё-таки признал, что  в словах Кейлы есть и доля правды. Эти два года он спокойно жил без Нонны, но никак не мог отрицать того, что когда нимфа была поблизости, что-то менялось в нём, и он не мог думать ни о чём, кроме белокурой девушки с ангельской внешностью.

«Агр-р-р, Синяя Борода, вот не лезь в мои отношения, я ж не лезу в твои. От тебя сейчас так и фонит негодованием и растерянностью. Не хочешь рассказать, что у тебя случилось? Может мне к тебе направиться, что-то мне не нравится то, что проводишь время под иллюзией раба».

«А-а-а-э-э-э-э, у меня всё отлично, - наигранно весёлым голосом ответила близняшка, и не надо было обладать даром Капарэлли, чтобы понять, что она отчаянно лжёт. – Приезжай в Миянир, конечно, я буду только рада. Правда, не думаю, что воздушный шар — надёжное средство передвижения через Мёртвое море. Воспользуйся лучше торговым кораблём и пиратской охраной».

«Что у тебя случилось, Кейла?» - посерьёзнел Кайл.

«Да у меня тут… э-э-эм… плети… знаешь такие витые ремешки к рукоятке присоединённые…» - голос близняшки стал совсем тихим.

«Я знаю, что такое плеть! – перебил её Кайл. – У меня не так много времени, давай подробнее».

«Дык вот наказание… десять ударов плетей. Либо мне, либо Дэреку придётся отрабатывать. Но ты не волнуйся, я что-нибудь придумаю», - бодро отрапортовала сестра.

Кайл вздохнул и послал ей волны поддержки: «Сообщи только, как всё пройдёт. Я за тебя волнуюсь».

«Ага», - ответила Кейла, и голос сестры исчез из его головы.

«Надо завязывать со своими проблемами и срочно лететь или плыть вызволять Кейлу из Миянира. Уж не знаю, что пришло ей в голову, почему она отказалась возвращаться обратно с Глэном, но она упряма и горда как молодой пегас, и пока за ней не приплыть лично, будет играть в раба-гладиатора...» - нахмурился Кайл.

В какой-то момент просвистела стрела, задев одну из верёвок, связывающих корзину и воздушный шар. Кайла тряхануло, и он тут же выплыл из своих мыслей. Свесившись за борт, Кайл увидел всадников, которые уверенно догоняли воздушный шар. Их было больше десятка, и, судя по одежде, это были явно люди принца Вильяма. Всмотревшись внимательно в ближайших наездников, Кайл узнал грэта Корнелиуса, королевского инспектора, обладающего даром провидца, и его помощника мисье Люциуса, одного из лучших лучников Шерисии. Кайлу определённо удалось отвлечь преследователей от народа метаморфов, и заставить охотиться на себя.

- Русалочий хвост! – выругался Кайл, посмотрев под купол воздушного шара. За своими мыслями он и не заметил, что магические искры потеряли достаточно много энергии, и шар уже летит совсем близко над землёй. Шерийские подданные застали его врасплох.

Ещё несколько арбалетных винтов пролетели в опасной близости от корзины Кайла. Грэт Капарэлли мысленно собрался, закрыл глаза и обратился к внутреннему источнику магии, наполняя магические искры энергией.

- Сдавайтесь, грэт Кайл Капарэлли, Вам не уйти от нас! Если же Вы не сдадитесь, у нас приказ стрелять на поражение, - крикнул кто-то из преследователей.

Кайл резко распахнул глаза, потому что почувствовал, с какой неподдельной злой радостью были сказаны эти слова. Грэт Корнелиус Суаресси всю жизнь мечтал занять место главного королевского инспектора, но шли годы, а это место занимал грэт Томас Капарэлли. Корнелиус давился завистью и мечтал сместить отца близнецов, занять место правой руки короля. В тот день, когда Томас впервые представил Кайла ко двору, и тот продемонстрировал, что полностью унаследовал дар рода, Кайл по одним только глазам Корнелиуса понял, что между ними будет настоящая война. Всякий раз Корнелиус мелочно подставлял Кайла и всячески пытался его дискриминировать в глазах короля Валериана. А вот Томаса он боялся. Король же лишь забавлялся враждой Капарэлли и Суаресси. «Видимо, ещё несколько месяцев назад, когда король Валериан написал своему сыну принцу Вильяму, что сомневается в верности Томаса, он отдалил Томаса и приблизил Корнелиуса», - мелькнула слабая догадка в голове.

Сейчас грэт Суаресси мчался на жеребце во весь опор за воздушным шаром Кайла, а его лицо кривилось в злобной ухмылке.

- Наконец-то я тебя достану, мелкий гадёныш! Решил сбежать, поджав хвост? Как бы не так, я уже заранее знал, что ты полетишь на воздушном шаре, а потому тщательно подготовился! – крикнул Корнелиус.

Ему разрешили убить грэта Кайла Капарэлли, сына его врага, занимающего столько лет его должность. Кайл увидел, что Корнелиус вырвался вперёд и скачет галопом, догоняя воздушный шар. Жеребец под ним выглядел таким же разъярённым, как и его хозяин.

Кайл почувствовал, как адреналин выплеснулся в кровь, сердце застучало в бешеном ритме, тело мгновенно нагрелось градусов до сорока, а затем температура спала. Корнелиус уже много лет искал повод избавиться от Томаса или Кайла, и вот ему дали разрешение. Грэт Капарэлли-младший вновь изо всех сил вложился в магические искры.

- Ну, скорее, давай, ещё, - взмолился Кайл, глядя на медленно разгорающиеся искры. От напряжения на лбу выступила испарина, в животе, там, где находился его резерв, уже всё сводило от боли. Кайл постепенно черпал и вливал в искры столько магии, сколько у него получалось. Сложнее всего было удержать поток, не истончая его и не делая, наоборот, слишком мощным. В последнем случае искры могли бы не выдержать и рассыпаться. Это было очень тяжело и отдалённо напоминало игру в их детстве с сестрой, когда на вытянутых руках надо было удерживать тяжёлый груз. Только вместо бочки с водой по ощущениям Кайлу сейчас приходилось выдерживать целую карету.

Неожиданно что-то просвистело рядом с ухом, и Кайл почувствовал резкую боль на щеке. Кайл опять распахнул глаза: мисье Люциус проявил чудеса ловкости и меткости, он практически попал в шею Кайла, сидя на жеребце, скачущем галопом.

«У меня мало времени, катастрофически мало», - отдалось в голове громким набатом. Люциус уже прилаживал стрелу и вновь прицеливался в сторону воздушного шара, а Корнелиус встал на седло лошади и был готов в любую секунду прыгнуть на корзину.

Решение необходимо было принять за доли секунды. Если грэт Суаресси поймает корзину хотя бы одной рукой, то под их двойным весом она резко ухнет вниз, и тогда уже точно все остальные всадники успеют его нагнать. «Я должен выбраться, просто обязан, хотя бы затем, чтобы найти Синюю Бороду и как следует её отшлепать за её выходку с рабом», - мрачно подумал Кайл про себя. Верёвка же, которую задела первая стрела, опасно истончилась и могла порваться в любой миг. Если она порвётся, то Кайл вывалится из корзины ещё раньше. Надо было выбирать: или попытаться отбиться от преследователя, который вот-вот схватит корзину за нижний борт, или же заниматься верёвкой. Но даже если Кайл отобьётся от преследователя, то, скорее всего, он не успеет поймать верёвку, держащую корзину с одной из сторон, а набранной высоты воздушного шара хватит, чтобы сломать себе шею.

Тревога накрыла Кайла с головой, он не знал, что делать и прыгнул на противоположный край корзины, хватая конец лопающейся верёвки. Одновременно освободившийся борт корзины, который находился ближе к Корнелиусу, резко взмыл вверх. Преследователь, сделавший прыжок с седла жеребца и не рассчитывающий на то, что шар поменяет свою траекторию, поймал руками лишь воздух. Кайл же, не ожидавший, что верёвка порвётся так быстро, не на шутку испугался и резко выплеснул весь свой резерв. Его энергия медленно всасывалась стабилизированными искрами, а вот кристалл управления впитал сразу большую часть резерва. До сих пор грэт Капарэлли пытался мягко передать энергию изобретению Эрика, давая её по чуть-чуть, как это делал с предыдущим своим кристаллом управления, вмонтированным в его личную карету в Шерисии. Ему и в голову не приходило, что кристаллу просто не хватает магического заряда, чтобы работать в полную мощь.

«Быстрее, быстрее!» - думал Кайл в этот момент, и кристалл мгновенно послушался. Воздушный шар резко ускорился, набирая высоту. В какой-то миг Кайл периферийным зрением увидел, что мисье Люциус выпустил ещё одну стрелу. Шестым чувством грэт Капарэлли понял, что он хочет оборвать верёвку, связывающую корзину и шар. Кайл прыгнул и заслонил надорванную верёвку единственным, что у него было – собственной рукой. Древко стрелы прошло сквозь его собственного предплечье, острая режущая боль пронзила руку. Кайл еле-еле удержался, чтобы не вскрикнуть, но не стал доставлять такой радости преследователям. Яркая кровь хлынула сразу несколькими ручьями. Кайл поморщился, но основное дело он сделал – закрыл истончившуюся веревку, пускай и собственной рукой.

- Это не последняя наша встреча, мы ещё увидимся! – долетели ему в спину слова Корнелиуса. Кайл посмотрел за борт корзины, шар уже отдалился на достаточное расстояние. Стрелы, даже если их кто-то и пустит из всадников, уже не достанут до него.

«Фу-у-ух, пронесло», - подумал Кайл.

Кое-как подтянув концы истончившейся верёвки, и связав тонкое место массивным узлом, Кайл откинулся на дно корзины. Его магический резерв был на нуле, а нервное напряжение и физическая нагрузка от подтягивания тяжёлой корзины для связывания концов забрали последние силы. Древко стрелы он обломал и вытащил застрявший кусок из предплечья. Как оказалось, стрела пробила сухожилие, теперь было больно сжимать руку в кулак. «Ничего, зарастёт со временем, главное, что жив остался», - подумал Кайл. Сердцебиение и дыхание потихоньку приходили в норму.

«Кайл, у тебя всё в порядке?» - спросила близняшка, вновь возникшая в его голове и почувствовавшая неладное.

 «Да, теперь всё в порядке», - мысленно ответил ей Кайл. - «Тут грэта Корнелиуса за мной послали».

«Суаресси?» - возмутилась Кейлина.

«Да, не кричи так громко, и так голова раскалывается», -  ответил Кайл. – «Ты-то как? Как твои плети?»

«Я справилась, даже и не думай об этом, а как ты от Суаресси на хвосте избавишься?»

«Потом подумаю», - прошептал Кайл, закрыл глаза и тут же уснул.

Глава 6. Десять плетей

Миянир, полдень, солнце испепеляет своими жаркими лучами любого, кто осмеливается выйти на улицу. На заднем дворе небольшой таверны собрались в полукруг несколько рабов и хозяйка заведения. Рабы и рабыни толпятся чуть поодаль, бросая короткие робкие взгляды. Одна рыжеволосая девушка с выгоревшими на солнце прядками и большими карими глазами теребит своё платье, то и дело сжимая руки в кулаки. Она сильно нервничает. Огромный бритоголовый мужчина размахивается и заносит чёрную плеть над мускулистой спиной розовокожего раба. Плеть с хлёстким звуком приходится по обнажённой спине, оставляя глубокие кровоточащие полосы, но раб стоит смирно, плотно сжимая губы и не издавая ни звука. С каждым ударом хозяйка таверны улыбается всё шире и шире, звуки ударов явно приносят ей колоссальное удовольствие.

- Дэрек, ты там пару стонов что ли выдави, а то неправдоподобно совершенно, - шепчет ему Кейлина и вновь заносит руку для очередного удара.

Раб с громким «О-о-х» и вымученным выражением лица падает на одно колено. Наконец, десять плетей отсчитано. Хозяйка таверны громко демонстративно хлопает в ладоши, довольно улыбается бритоголовому хозяину избитого раба, кивает ему, разворачивается и торжественно уходит в прохладу здания. Она чувствует себя отомщённой.

Кейла оттирает пот со лба. «Фух, как же сложно вместе с ударом плетью тут же рисовать на иллюзорной спине эти красные кровавые полосы, но, кажется, у нас всё получилось» - подумала девушка в личине бритогового мужчины. Пришлось поменяться с Дэреком иллюзиями, чтобы организовать спектакль под названием «десять плетей».

«Я вообще нашёл черную ткань и за один час умудрился так нарастить, чтобы она и мягкой была, и выглядела как плеть. Это, думаешь, легко было?» - возмутился Шесси.

«Ты тоже большой молодец», - быстро похвалила Кейлина своего хорька и отошла от гладиатора в тень деревьев. Кажется, из-за жары и магического напряжения ей стало плохо.

- Дэрек, ты хотя бы сделай вид, что тебе больно, - посоветовала Кейла, видя, как бодро вскакивает с колен её друг. Он тут же сгорбился и схватил себя за поясницу.

- Как тебе только в голову такое пришло? – восхищённо спросил Дэрек.

- Да это всё мой брат, - тепло улыбнулась Кейла. – Мы в детстве любили разыгрывать друзей и знакомых, особенно на спор.

- Какие у вас странные игры в детстве были, - недоверчиво хмыкнул юноша.

- И не говори… 

«Я с ним мысленно говорила утром, и сразу после разговора мне пришло такое в голову. Надеюсь, он тоже что-нибудь придумает со своей проблемой» - мысленно подумала Кейла, а Шесси лишь укоризненно на неё посмотрел.

- Кстати, вон та рыженькая девушка глаз с тебя не сводила всё наказание и топчется, боясь подойти ближе, - перевела разговор нимфа, указывая на недавнюю помощницу на кухне.

Девушка и правда стояла в тени колонны здания и мяла край своего фартука. В её глазах плескался ужас и страх за раненого гладиатора. Дэрек осторожно обернулся в ту сторону, куда показала Кейла.

- Думаешь, она переживает за меня? – недоверчиво спросил он.

- А то, уж поверь моему мнению, иди к ней, дай поухаживать за твоей израненной спиной. Ты же теперь герой в её глазах. Не просто отшил её хозяйку, но ещё и стойко наказание вытерпел, - мягко улыбнулась Кейла. Она хотела избавиться от Дэрека поскорее, потому что её начало мутить, в глазах появились мушки, резко затошнило.

- А если она… - начал было Дэрек, но Кейла перебила:

- Никаких «если», всё, иди.

Как только дверь на внутренний двор закрылась, Кейла прислонилась к дереву и грузно осела на землю. У неё неожиданно заболело правое предплечье. 

«Кайл, у тебя всё в порядке?» - спросила она, чувствуя неладное за своего брата.

«Да, теперь всё в порядке», - мысленно ответил ей Кайл. - «Тут, грэта Корнелиуса за мной послали».

«Суаресси?» - возмутилась Кейлина.

«Да, не кричи так громко, и так голова раскалывается», -  ответил он ей настолько усталым и вымученным голосом, что Кейла сразу же закусила губу, понимая как ему сейчас плохо. – «Ты-то как? Как твои плети?»

 «Я справилась, даже и не думай об этом, а как ты от Суаресси на хвосте избавишься?»

«Потом подумаю», - прошептал Кайл и пропал.

- Да как они только могли этого Суаресси на него натравить! Он же больной ублюдок, - возмутилась Кейла, оставшись наедине с Шесси. – А ещё он провидец, и если Кайл что-то спланирует, то он перехватит его… Дьявол!

Шесси вздохнул, чувствуя, как переживает его хозяйка, но ничего не ответил.

«Ладно я, я выберусь из любой передряги, но Кайл… он же привык всё делать честно, отвечать за свои поступки. Не представляю, какого ему быть изменником родины, а теперь еще и Суаресси», - с тоской подумала Кейла. Ещё пару часов она просидела под деревом во внутреннем дворе таверны. У неё шумело в голове, болела рука. Кейлина, сама того не осознавая, думала о своём брате и щедро делилась с ним своей магией по их связи, наполняя его опустошённый резерв. Затем, кряхтя и охая, она двинулась в их с Дэреком комнату. Прямо перед дверью Кейла остановилась и удивлённо переглянулась с Шесси. Из-за двери доносился весёлый смех и голоса: женский и мужской.

Кейла толкнула дверь и застала картину, что кое-как перебинтованный Дэрек сидит на кровати и о чём-то рассказывает, активно жестикулируя рыжеволосой девушке, прислонившейся к подоконнику. На столике перед кроватью стоит остывшая еда, но обоим явно не до неё.

Когда Кейлина вошла в комнату, улыбка быстро сползла с лица девушки, она икнула и побледнела от страха, мгновенно опустила голову в пол и постаралась бочком пройти мимо хозяина и выйти в дверь. Но Кейла взяла её за руку, потому что хотела успокоить, объяснить, что ничуть не сердится и предложить остаться. От этого прикосновения девушка задрожала как осиновый лист.

Дэрек встал во весь рост и что-то сказал ей на непонятном языке, а потом самой Кейлине:

- Кей, отпусти Линду. Представь, как это со стороны выглядит. Заявляется бритоголовый хозяин и видит в своей комнате прехорошенькую рыжеволосую рабыню. А ты её ещё и за руку взяла. Она тебя боится до смерти.

Кейлина быстро поняла, что сделала что-то не так и тут же отпустила руку девушки. Рыжеволосая благодарно взглянула на Дэрека, коротко поклонилась и вынырнула из комнаты.

- А ты ей понравился, - задумчиво произнесла Кейла, глядя ей в след.

- Ей понравилась твоя храбрость, как ты дерзко ответила её хозяйке и внешность этого гладиатора, - грустно помотал головой Дэрек. – Не я.

- Но ты же с ней общался, узнал про неё наверное что-то? Подружился? – уточнила Кейлина.

- Да, её зовут Линда. Она очень добрая и у неё нежные руки, ты бы видела, как она перевязывала мою спину, - голос Дэрека стал приглушённым и мечтательным. – У меня, конечно, ничего не болит, но если бы болело, то уже точно бы всё перестало болеть!

Кейлина привычно усмехнулась, влюблённость Дэрека в эту милую подавальщицу еды была видна невооружённым взглядом. Именно такими глазами на неё смотрел Тео, когда они встречались. Этот взгляд и мечтательные нотки в голосе ей были хорошо знакомы. Она искренне порадовалась за Дэрека.

- Её выкупила хозяйка таверны в восемь лет, как помощницу по кухне, - продолжил Дэрек. - Сейчас ей уже девятнадцать, и хозяйка планирует в ближайшее время продать её какому-нибудь хозяину побогаче, - резко изменился голос друга, сделавшись на несколько градусов холоднее.

- Ясно, - кивнула Кейлина, - значит, нам надо придумать, как по-быстрому раздобыть денег.

- Мы её выкупим? – Дэрек не веряще посмотрел на подругу…- Но как?

- Ещё не знаю, - пожала плечами Кейла, - но мы обязательно что-нибудь придумаем.

Глава 7. Ещё одна неприятность

День уже клонился к вечеру, когда Дэрек сообщил, что под иллюзией раба пойдёт залатать крышу местной хозяйке таверны. Кейла хмыкнула, затем посоветовала:

- Ты хотя бы сделай вид, что тебе тяжело двигаться, ведь тебя вроде как жестоко избили плетью.

- О, а наложи мне на эти бинты иллюзию крови, пожалуйста, и шрамов ещё добавь! – оживился Дэрек, а его глаза предвкушающе заблестели. «Как девушки падки на красивые платья, так мальчишки не откажутся от очередного доказательства своего мужества», - проворчал Шесси, но было видно, что и хорьку интересно поучаствовать в общем деле по украшательству спины бывалого гладиатора. В ближайшие полчаса вся троица занялась приведением внешности раба в порядок.

- И вот здесь ещё, и вот тут, - командовал бывший помощник капитана пиратского судна, пока грэтта старательно пыхтела и опустошала свой магический резерв, чтобы воссоздать максимально правдоподобную иллюзию шрамов, где-то кровоточащих, где-то подёрнувшихся тонкой розовой кожей, а где-то уже застарелых рубцов. Кейла лишь диву давалась, как ещё недавно скромный и стеснительный Дэрек менялся на глазах в отдалении от пиратов.

«Это потому что ты с ним на равных общаешься, не отдаёшь приказов и не показываешь, что ты выше его по званию или социальному положению. На него ж на корабле матросы спихивали самую грязную работу и относились, как к купленному капитаном рабу. Да и на иллюзию посмотри, сейчас он не худющий забитый мальчишка, а сильный мускулистый красавец, это тоже сильно влияет на уверенность в себе и поведение», - подслушал её мысли Шесси.

Наконец, когда с коррекцией иллюзии было покончено, Кейла почувствовала себя вконец опустошённой в магическом плане. «Странно, всего лишь внесла изменения в уже готовую личину, а ощущение, будто с нуля штук десять слепила», - подумала она и, подхватив хвостатого хорька, направилась в сад. Троица, посовещавшись, решила сделать порученную хозяйкой таверны работу вечером, когда начнёт смеркаться, чтобы никто не увидел, что золотой лаун на самом деле летать не умеет. Дэрек же пошёл чинить крышу, чтобы не сидеть в комнате. Всё равно дела надо было когда-то да делать.

Сад оказался достаточно большим, но для Кейлы приготовили лишь одну большую плетёную корзину. Несколько рабов, завидев бритоголового хозяина, пускай и без зелёной татуировки на черепе в виде дракона, тут же засуетились, засобирались и быстро выскользнули из сада. Было видно, что они побаивались хозяев.

«Зато теперь нам точно никто не помешает», - облегчённо выдохнула Кейла. Она переживала, что их обман может вскрыться, если то-то увидит, как золотая птица вместо того, чтобы летать, подозрительно лазает по деревьям. 

Шесси ловко поднимался и спускался по стволам, собирая с верхушек спелые оранжевые плоды. При этом он, конечно же, не забывал ворчать, что вообще-то на работу не нанимался. Кейла предложила ускорить процесс: теперь Шесси лишь снимал плоды и ловко кидал их в нимфу, а та подпрыгивала, ловила фрукты в воздухе и складывала их в корзину.

«Неудивительно, что никто из рабов не смог этого сделать, и хозяйка таверны охотно приняла нашу помощь. До верхушек деревьев ни одна лестница не достанет», - мысленно сообщил ей запыхавшийся Шесси. – «А пахнет-то, кстати, вкусно».

«По идее, они съедобные…» - неуверенно ответила Кейла. Тем временем хорёк деловито потер плод цвета охры о свой хвост и откусил его вместе с кожурой. Он тщательно пережёвывал кусок за кусочком, а потом вдруг стал издавать булькающие звуки и схватился за горло.

- Шесси, что с тобой? Шесси! – перепугалась Кейла, подхватывая мягкое, сотрясающееся тельце своего питомца. Но в какой-то момент она поняла, что хорёк трясётся не потому, что умирает от неизвестного яда, а потому, что беззвучно смеётся.

- Ой, я не могу, у тебя такое лицо было… - смеялся он, - прости, я не удержался и разыграл тебя.

- Ну, знаешь ли, Шесси, - надулась Кейла, поняв, что её просто разыграли. Было действительно немного обидно, что хорёк позволил себе такую злую шутку над ней, - не ожидала от тебя такого. Шутки у тебя глупые!

- А я не ожидал, что ты вот просто так возьмёшь и отдашь меня как какую-то бездушную вещь или глупую комнатную рыбку Глэну, - вдруг совершенно серьёзно сказал Шесси. До сих пор хорёк ни разу не поднимал эту тему, да и сама Кейла молчала. Нутром она чувствовала, что её любимец в обиде на неё, но не решалась первой с ним заговорить на эту щекотливую тему.

- Да, ты прав. Извини, я не должна была… - призналась Кейла, потупив взгляд, - я была не права, - сказала она совсем тихо. Шесси столько раз ей помогал, столько раз давал хорошие советы и за всё время стал не просто питомцем, а настоящим другом. С её стороны было просто некорректно вот так распоряжаться его судьбой, не спросив о его собственных желаниях.

- Обещай, что никогда и никому меня не отдашь, не спросив моего на то разрешения, – очень серьёзно попросил хорёк под иллюзией золотой птицы и уставился на ней своими внимательными темными глазками.

- Обещаю, - согласилась девушка, глядя в глаза Шесси, а затем обняла и прижала к груди своего безумно вредного, но в тоже время полюбившегося ей хорька. Почему-то в глазах защипало. Шесси удивлённо затих от неожиданной ласки. Всё время, что он был с Кейлиной, они часто подтрунивали друг на другом, он ругался на неё, вредничал, иногда вредничала она… но именно сейчас он почувствовал, что нимфа стала ему настоящим самым близким другом.

Вот так легко и просто исчезла натянутость в их отношениях и обида хорька с тех пор, как девушка передала артефактное кольцо предводителю Гильдии пиратов. Кейла и Шесси заполнили плетёную корзину доверху только тогда, когда солнце уже давно село. Затем они собрали ещё немного плодов для себя на завтрак, рассудив, что еда в их ситуации лишней не будет.

Корзину с собранными плодами Кейла вручила симпатичному юноше на кухне. Юноша пробормотал что-то на непонятном языке и низко склонил голову, принимая тяжёлую ношу. Кейла величественно кивнула, не зная, что именно ей сказали и, не выдавая своего полного незнания языка, и направилась в свою комнату.

«Что он сказал?» - тут же мысленно она попросила перевода у Шесси.

«Говорит, что раз золотой лаун добровольно помогает тебе, значит, ты достойный человек. Она отметила, что у тебя нет татуировки и это, судя по шепоткам на кухне, всех очень удивило, что я тебя слушаюсь и не улетаю», - замешкавшись, сообщил Шесси. Он явно был под впечатлением от слов раба.

«То есть они действительно высоко чтят золотых лаунов», - улыбаясь, сказала ему Кейла.

«Выходит, что так… и знаешь, у меня даже сложилось впечатление, что кланялись мне, а не тебе», - мысленно ответил хорёк.

Уставшая от физической работы в саду Кейла вернулась в комнату затемно. Она доела остатки дневного обеда, растянулась на одной из двух мягких кроватей и почти задремала, когда вернулся злой Дэрек. Его глаза метали молнии, бинты, заботливо наложенные Линдой вокруг его торса, съехали, а нижняя губа была подбита, и из неё текла кровь. На этот раз это была настоящая кровь, а не иллюзия, наложенная нимфой. Гладиатор поднял стул и со всей ярости швырнул его в стену. Стул с громким хлопком треснул и с грохотом упал на пол.

- Дэрек, что случилось? – уже хором спросили обеспокоенные Шесси и Кейла. И девушка, и хорёк уже улеглись спать к этому моменту. Оба впервые видели бывшего помощника капитана в таком разъярённом виде и даже не догадывались, что парень может себя так вести.

- Агр-р-р-р! Вот поэтому я и не хотел возвращаться в Миянир! Эти хозяева, - он с горечью выплюнул это слово, - считают, что им всё можно. Пока я чинил крышу, приехал какой-то хлыщ… Он долго говорил с хозяйкой таверны, а потом... В общем, он зажал Линду, когда она выходила из таверны к колодцу, и стал домогаться. Ну а я, так как был на крыше, всё видел. Не смог удержаться и ввязался в драку.

- И чем всё закончилось? – холодея от плохого предчувствия, спросила Кейла. Она вспомнила свою первую неудачную высадку в Миянире и потому прекрасно понимала и саму Линду, и чувства своего друга. Если бы Клоп тогда не ввязался в драку, то весьма вероятно, что Кейла с изуродованным лицом уже служила бы какому-нибудь господину или валялась мёртвой в портовой деревушке.

- Прибежала хозяйка таверны, долго голосила… Выяснилось, что татуированный действительно хотел купить себе Линду, но перед этим решил «проверить товар», - это словосочетание Дэрек произнёс с нескрываемым омерзением. - В общем, меня от казни спасло только то, что я сегодня уже получил десять плетей, и хозяйка сообщила, что я итак участвую в гладиаторском бою. Бритоголовый посмеялся, посмотрел на мою спину и сказал, что пускай там я и сдохну, он не хочет марать об меня руки.

- Тебя сильно ударили? Дай посмотрю! – Кейла тут же метнулась к Дэреку и стала осматривать его губу. Как оказалось, помимо разбитой губы под бинтами у него теперь наливался солидных размеров синяк. Но никаких по-настоящему серьезных травм Кейла не нашла.

- М-да… конспирация дракону под хвост с тем, что ты гладиатор, - Кейле было очевидно, что щуплый мальчишка не смог бы оказать достойного сопротивления взрослому бритоголовому мужчине, да ещё и с татуировкой. Она сделала ему внешность гладиатора, но это не сделало его сильнее. - А синяк и губа заживут за недельку, - резюмировала она.

- Как раз нет, - хмыкнул Дэрек, - ты бы видела, как все вокруг собрались посмотреть на нас. Да, конечно, я оказался слабее того хозяина, но привлёк внимание многих, а в итоге от Линды отстали. Это и было моей целью. А для всех рабов и для хозяйки я вообще сделал невозможное: вначале взялся за ремонт крыши, а затем полез в драку с бритоголовым – и это после десяти-то плетей! Многие и на ногах-то не стоят после пяти плетей. В общем, меня теперь все здесь считают очень хорошим бойцом.

- О-о-о-о, - простонал Шесси, - теперь же нас так просто не отпустят отсюда. Гладиаторские бои! О том, что ты участвуешь в них, теперь знает половина постояльцев и бритоголовый с татуировкой! Ты понимаешь? Теперь нам не удастся по-тихому скрыться!

Впервые в жизни Кейла была полностью согласна со своим своенравным и ворчливым хорьком, но она не могла осуждать Дэрека. Всё-таки он поступил храбро, да и Линда ему нравилась.   

- Утро вечера мудренее, давайте спать, - подытожила Кейла мрачное молчание, наступившее в комнате после рассказа о драке.

- Давайте, - вздохнул юноша и достаточно быстро задремал для того, перед кем маячили крупные неприятности.

Несмотря на то, что из-за Дэрека, даже не из-за неё, они попали в эту историю с гладиаторскими боями, Кейлина не могла злиться на своего друга. Впервые в жизни она ощутила гордость за него. Он поступил, как настоящий мужчина, влезая в драку и защищая Линду. Даже зная, что он всего лишь щуплый мальчишка и потерпит поражение, он всё равно, не сомневаясь ни на секунду в своих действиях, бросился защищать девушку.  «А гладиаторские бои… не впервой, что-нибудь придумаем», - в который раз она пообещала самой себе и тоже уснула.

Засыпая, Кейла сосредоточилась на своей руке. Предплечье всё еще болело, хотя визуально на нём не было даже синяка или припухлости.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям