0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отбор невест для повелителя драконов » Отрывок из книги «Отбор невест для повелителя драконов»

Отрывок из книги «Отбор невест для повелителя драконов»

Автор: Нема Полина

Исключительными правами на произведение «Отбор невест для повелителя драконов» обладает автор — Нема Полина Copyright © Нема Полина

 

ПРОЛОГ

— Я хочу ее, — Норманд Ватерфол положил на деревянный стол миниатюрный портрет зеленоглазой блондинки и посмотрел на своего собеседника.

Таверна в небольшом городке на северо-западе королевства Тиерда гудела гвалтом шумных компаний, голосами отдыхавших после изнурительного труда работяг и сбивчивыми спорами пьяниц, днем промышлявших попрошайничеством.

Норманд Ватерфол в темно-синей кожаной куртке нараспашку, высокий, широкоплечий, с карими глазами, темными волосами и смуглой кожей, что контрастировала с белоснежной накрахмаленной рубашкой, был намного выше любого северянина, которые к тому же отличались бледной кожей.

Его собеседник — плотный мужчина средних лет с мелкими глазами на пухлом лице — нервно теребил под столом коричневый бархатный камзол, пытаясь успокоиться. За ним следили двое крепких парней, но он боялся того, кто сидел перед ним.

— Лорд Ватерфол, — мужчина склонился, ощущая давление, исходившее от Норманда, — я хочу отправиться с семьей. Неужели я вам мало предлагаю?

— Лорд Ваерн, вы в долгах, ваши земли не окупаются должным образом. И вы хотите, чтобы я вас пропустил через море? — Норманд загнул два пальца, а затем еще два. Покачал головой, делая вид, что подсчитывает. — Семь человек плюс прислуга?

— Вам отойдут все мои земли, — возмутился Ваерн, вытирая вспотевший лоб. Взгляд карих глаз Норманда давил на него, будто глядел в глубину души. Он мог бы поклясться, что тот пытался прочесть его мысли. Но телепатов больше нет. Не должно быть. Их истребляли на протяжении многих лет.

Норманд откинулся на стуле, пристально рассматривая собеседника. Лорд ему за последний час изрядно надоел. Они никак не могли прийти к компромиссу.

— Я сильно рискую, соглашаясь на подобное мероприятие, — наконец, сказал южанин.

Лорд Ваерн хотел перебраться в Империю по ту сторону моря. Единственный город, который отправлял туда корабли — Тенея, и им управлял сам Норманд. Да, помимо дел драконов, ему приходилось решать и людские проблемы. В любом случае, без его ведома не мог уплыть ни один корабль, а тут лорд — владелец нескольких гектаров земель — вздумал распродать все и уехать из королевства Тиерда.

— Согласитесь, Магдалена уже в том возрасте, когда пора выйти замуж. Тем более будет отбор невест. И я сказал — она мне интересна.

— Но…

— Скольким вы отказали?

Губы Ваерна то сжимались в линию, то выпячивались. Даже на чужой территории южанин вел себя вольно.

— Скажите, — надавил Норманд. Он смотрел в глаза лорду, не отводя взгляда, — скольким вы отказали?

Лорд Ваерн скривился. Ему казалось, что перед глазами все плывет. Слишком жарко в таверне. Слишком шумно. Он ослабил ворот рубашки.

— Троим, — ответил за него Норманд и отвел взгляд к окну. — Итак, лорд Ваерн, ваша дочь участвует в отборе. Я — завидный жених, — в этом он не врал: Ватерфол — повелитель драконов, управляет целым городом-портом. Выгодней партии во всем королевстве не сыскать. — Если она не станет моей женой, я лично выделю ей корабль и охрану и отправлю к вам в империю.

— Поймите, моя дочь… — начал лорд, нервно комкая белоснежный носовой платок.

— Я знаю — тяжело расставаться с любимой дочкой, но это всего лишь на месяц, — прервал его Норманд.

Ваерн вытер лоб рукой. Тяжелое решение — увести младших в безопасность ценой старшей дочери. Он наслышан о Ватерфоле, но обстоятельства были не в его пользу, и в долги он влез не просто так, а Норманд все усложнял. Что, ему мало земель? Здесь хорошая почва, и трактиры в деревнях приносят доход.

В таверне повисла тишина, когда огромная тень закрыла обзор. За окном, у которого сидели мужчины, показался огромный янтарный глаз, а затем раскатистый рык накрыл всю округу.

— Прошу меня простить. Нам пора, — Ватерфол поднялся. — У Бризельды в последнее время прескверный характер. Буду ждать ваш ответ по почте.

Повелитель вышел из таверны. Он знал, что Ваерн согласится.

Снова раздался мощный нетерпеливый рык. Ватерфол подошел к огромному дракону, лежавшему на земле. Темно-зеленая чешуя отливала оранжевым в свете заходящего солнца.

«Что, красавица? — Норманд погладил огромную голову красивой самки. — Сейчас полетим».

Он не произнес ни слова, но дракон его понял, и уже спокойнее рыкнул, склоняя голову перед повелителем.

Огромная туча внезапно скрыла солнце. Послышался рык, сотрясающий округу. Но люди, уже привыкшие к драконам, попросту не обращали внимания, и никто не вышел из таверны, чтобы взглянуть, кого там еще принесло. Огромный черный дракон опустился на проселочную дорогу. Присел на четыре лапы, вытянул вперёд длинную змеиную шею, покрытую острыми шипами. Даже лежа он был высотой с одноэтажный дом.

— Лорд Ватерфол, — с драконьей спины спрыгнул седой мужчина лет пятидесяти. Глубокие морщины покрывали его лицо, хоть и выглядел он подтянутым.

— Герцог Фирсби, — Норманд поклонился ему. Фирсби был выше по статусу, хоть они оба и являлись повелителями драконов.

— Где Гризельда? — герцог надменно посмотрел на Норманда серыми глазами.

— Она сломала лапу. Я на Бризельде прилетел, — Ватерфол похлопал драконицу по морде.

— Я заметил. Ладно, давай Бризельду.

Драконица выпустила облако дыма из носа.

— А вот тут у нас небольшая проблемка, — сказал Ватерфол, широко улыбнувшись. Подал едва заметный знак, и драконица выпрямилась.

— Скажи мне, что она переедает, — процедил Фирсби, чуть ли не испепеляя взглядом Ватерфола на месте.

У Бризельды виднелся небольшой округлый животик, когда она выпрямлялась.

— Нет, — ответил Норманд, настороженно глядя на герцога. Сейчас явно не до шуток. Он моложе северного повелителя, но это еще не значит, что слабей.

У герцога глаза на лоб полезли.

— Это еще что значит? — начал он. — Как ты допустил подобное без моего ведома?

В северной части королевства рождались огнедышащие драконы, а на юге были только водные. Герцог Фирсби отдал двух драконов Норманду, но так как на севере не было морей, то взамен ничего не получил. Лишь договоренность, что, когда придет время, драконицы принесут приплод. Вот только Ватерфол умолчал об одной важной детали.

— Вы сами прекрасно знаете, что она не покидала южное герцогство, — пожал плечами Ватерфол и взобрался на спину Бризельды. — Ей полезны полеты еще с месяц.

— Ватерфол! Как это водный дракон тронул огнедышащего?

Бризельда нервно била хвостом по земле. Ей совсем не нравилось здесь находиться. И тем более слушать разъяренного северного повелителя. Он больше не ее хозяин, отдал ее другому.

— Это все природа. Противоположности притягиваются, — усмехнулся Ватерфол, залезая на Бризельду. — Кстати, ваша дочь будет участвовать в отборе.

Лицо герцога вытянулось так, что морщины разгладились.

— Ты не выберешь Вэлму.

Норманд промолчал. По-дружески Вэлма Фирсби поддержит его. Но почему бы этим не позлить герцога, которому сильно не нравится южный повелитель?

Да, а дома его опять ждет подготовка к будущему отбору невест. Пять девушек из благородных семей вскоре прибудут в его дом. Норманду придется завести жену. И далеко не по любви. Его обязали — как повелителя южных драконов — жениться, чтобы сохранять единство королевства Тиерда. Государство обязало — служащий должен исполнять.

И лишь Магдалену он выбрал для участия сам.

ГЛАВА 1

На краю деревни в старом полуразрушенном доме располагалось местное собрание наемников Нор-Пак. Куда пригласили и меня.

И что я тут забыла? Ведь я не наемник ни разу, но Главный когда-то спас мне жизнь, и если меня втянут в какую-то авантюру, то придется соглашаться.

Серые глаза Главного зорко разглядывали подопечных.

— У меня появился важный заказ, — Главный обвел взглядом нашу компанию, задержавшись на мне более пристально. — Нам нужно будет вывезти семью лорда Ваерна через юг в Империю. На сборы — неделя. Единственная проблема — дочь Магдалена Ваерн должна будет участвовать в отборе невест для южного повелителя драконов — Норманда Ватерфола, который является к тому же правителем города Тинея. Наш клиент хочет вывезти семью целиком, потому оставлять дочь в руках мужа не собирается. Мы подменим ее на Элу.

Чего?! Я ж не наемница! Как это?! Что это?!

Небольшая паника захлестнула меня. Аж глаза округлились, и я в недоумении глянула на остальных. Их всего пять в этой комнате. Но кто знает, сколько еще людей входит в общество в северо-западной регионе.

— Отбор начнется через месяц. То есть через месяц лорд Ваерн должен будет оставить Магдалену в имении Ватерфола и отплыть в Империю.

— А почему я вместо нее? — осмелилась спросить.

Главный перевел на меня колючий взгляд, потер ладонью шрам на правой щеке.

— Лорд Ватерфол лично контролирует морские пути. Вывезти Магдалену так просто не получится, — ответил он. — Эла, не беспокойся. Тебе всего лишь придется некоторое время побыть на месте девушки. Не привлекай внимание, и никто на тебя не посмотрит. Правда, придется изображать из себя девушку из высшего общества, но думаю, ты с этим справишься.

Ничего себе — изображать из себя добропорядочную леди! Ноги затряслись, а сердце забилось в предвестии паники. Как-то все страшно, но с другой стороны не придется чахнуть в этой почти мертвой деревне.

— Тинея — южный район. Местные наемники не будут против? И почему именно она, ведь она даже не наемник? — услышала я голос Ведуна, успокоивший меня. Огромный мужчина лет сорока, отличный боец и очень хороший повар, разбиравшийся в рецептах блюд, продолжил.

— Местные в курсе. Обеспечат поддержку Элы, а мы передислоцируемся в Империю, — раздражено ответил Главный. — Эла нигде не засвечена, никто ее не знает. Или пойдешь ты с женской иллюзией?

Ведун промолчал. Вся внешность наемников — иллюзия. Никто не знает, как выглядят они на самом деле.

— Все свободны, — Главный махнул рукой.

Стулья зашаркали, скребя деревянные половицы.

— А тебя, Эла, попрошу остаться, — услышала позади.

Я присела на стул, а руки сами собой стали теребить юбку кремового платья. Главный буравил взглядом. Прожжет насквозь и мокрого места не оставит.

— Эла, задание очень важное. Понимаю, у тебя сейчас сотни мыслей в голове. Скажу честно — это твоя плата за то, что я спас тебе жизнь.

Я шумно вздохнула. Вот не нравилось мне это все — будто мной воспользоваться хотели. Но кто я такая, чтобы перечить Главному?* И чувство долга, прозвучавшее восемь лет назад клятвой, прочно засело у меня в голове. Ведь тогда я пообещала, что за спасенную жизнь сделаю что угодно. Пришла пора платить. Ведь при любом раскладе я была благодарна Главному.

— У меня нет магии, а, насколько знаю, у лорда Ваерна дети ею владеют, — прищурилась.

Я родилась без магии. И смысл покрывать магиню, когда я сама бесполезна в этом плане.

— Магдалена запечатанная, потому проблем не будет. Все продумано. Ты поучаствуешь в отборе. И когда он начнется, у Ватерфола будет намного меньше времени, чтобы следить за кораблями. Вот в этот период мы и отправимся с Магдаленой Ваерн в Империю. Как только она очутится там, ты сможешь сбежать, — на лице Главного появилась улыбка. — Или остаться — кто знает, может, он тебя замуж возьмет.

Я лишь криво улыбнулась. Не нравилось мне все это. И почему именно я? Годится ли моя внешность? Ведь я курносая блондинка с голубыми глазами. Даже фигура не утонченная, а с формами. Прекрасно понимала, что отказаться нельзя. Деньги взяты, назад дороги нет.

— Завтра мы отправляемся в Завер, там ты встретишься с Магдаленой. Она тебе расскажет о своей жизни, чтобы ты была в курсе всего, что с ней происходило. Далее действуешь, как получится. Неделю проведешь с ней, затем с лордом Ваерном едешь в Тинею, у него отходит корабль в Империю, — Главный поднялся, скрестил руки на груди и добавил: — Эла, что бы там не происходило, нельзя себя раскрывать. Это все очень важно.

— Насколько важно? Я могу отказаться? — пискнула.

— Весьма важно для всего королевства. Не волнуйся: если что — тебя прикроют. Мы будем на связи.

Главный посмотрел в окно и прищурился.

— А можно тогда одну небольшую услугу в обмен? — спросила я.

— Какую? — он вновь уставился на меня своими серыми глазами.

— Я хочу узнать что-нибудь о своей семье. Или найти их. Даже не знаю, если так можно… — запнулась я.

Семья — это мое больное место. Я до десяти лет прожила в сиротском приюте, а потом сбежала. И мне всю жизнь хотелось найти своих родителей, будь они хоть самыми бедными крестьянами, которые отдали меня в приют, потому что не могли прокормить. Я просто хотела узнать их. Хотя мне всегда казалось, что они мертвы.

— Хорошо, — согласился Главный. Слишком легко. Но согласился ведь.

— Контракт? — и вновь мой голос больше походил на мышиный. Ну нельзя же настолько всего бояться! Наемники всегда заключают с клиентами магически нерушимые договора. Я боялась, что Главный откажется.

— Да, конечно, — он достал из ящика лист бумаги с вензелями — стандартный договор. Вписал в строку оплаты «участие в отборе», в цель клиента — «поиск семьи». Поставил свою подпись без имени и протянул мне перо. Я поставила свою и подписала имя. Бумага вспыхнула, разлетевшись на мелкие искорки.

— Дракон меня успокой, — радостно сказала и подняла глаза на Главного. — Я могу идти?

— Да, иди готовься, попрощайся с леди Фронс, — грозно ответил он, — И, Эла... Перестань дракона вспоминать. Ты же леди.

— Хорошо, — я радостно улыбнулась.

Хотя из меня леди, как из дракона корова.

Но главное, все будет хорошо! Я уверена.

 

ГЛАВА 2

— Скажи, что ты пошутил, — девушка со смоляными волосами и пронзительными серыми глазами скрестила руки на груди и недовольно глянула на Норманда, нахмурив брови. У нее были прямые черты лица, лишь на носу виднелась небольшая горбинка.

— Нет, Вэлма, я не шучу, — ответил тот и присел на стул.

Норманд Ватерфол и Вэлма Фирсби подружились еще во времена обучения в академии южного региона. Им обоим исполнилось по двадцать восемь лет. Они находились в просторном кабинете управляющего города: огромный стол из красного дерева завален бумагами, слева — огромный черный шкаф, на серых стенах — красочные пейзажи.

— Я замуж не хочу, а ты мне в отборе предлагаешь участвовать, — буркнула она. Девушка — сильнейший боевой маг, а потому могла сама решать за кого ей выходить замуж. Если, конечно, королевству это будет выгодно. Как в случае с Ватерфолом. — Надо было раньше жениться, — добавила Вэлма.

— Мало ли что кому-то надо! Они мне и так выбора не оставили. Из западного региона — две дочери герцога, из восточного — одна дочь лорда, владеющего золотыми шахтами, и две из центрального — дочери зажиточных лордов. И, видишь, ни одной из северного. Вернее, теперь будет одна…

Вэлма приподняла бровь и закинула ногу на ногу. Она любила ходить в штанах и терпеть не могла платья.

— Магдлена Ваерн.

— Ваерн? Они же банкроты! — подорвалась она.

Складки на светло-коричневом жакете выпрямились. Вэлма подтянула черные штаны и присела опять на стул. Ответ Норманда ввел ее в ступор.

— Лорд Ваерн отписал мне все свои земли, — триумфально ответил Норманд.

— У них же ничего нет, — скривилась девушка.

— Есть. Агатовые шахты, — задумчиво ответил Ватерфол.

Агат — драгоценность, блокирующая ментальную магию. Причем не только у тех, кто их носит, но и направленную на них, например, телепатическую. Впрочем, телепатов практически не осталось, а потому черный камень использовался только как украшение.

— Ты этим только разозлишь их, — Вэлма склонилась к мужчине, заговорщицки зашептав, — а попадет всем нам. И Алеку тоже.

Алек Стронби — герцог южного региона и лучший друг Вэлмы и Норманда. Его земли имели огромную территорию, выход к морю, огромные запасы ресурсов.

— Никто не пойдет против южного региона, — вторил ей Норманд. — Тем более север за нас.

— Север за нас, потому что Алек женился на моей сестре, — напомнила ему Вэлма, — но, если кто-то из правительства узнает, что ты телепат — тебе несдобровать. Давай поженимся. Я замуж не хочу, ты жениться не хочешь — мы идеальная семейная пара.

— Да, только тебе придется все равно принять участие в отборе и выслушать от своего папы лекцию о том, какого мужа ты себе выбрала, — скривился Норманд.

— Да, второго Алека Стронби он не найдет.

Норманд понимал, что Вэлма согласится пожертвовать личной свободой и стать его женой, но об этом надо было думать раньше. И сейчас его просто взбесило предложение подруги. Они и так по кругу ходили, и она прекрасно понимала: если король сказал выбрать из предложенного списка невест, то ему придется выбрать одну из них — стабильность государства превыше всего. Такое ощущение, что чем выше ты статусом, тем сильнее тебя прижимают. Хотя, с другой стороны, объединение семей между регионами королевства как раз и поддерживает целостность самого Тиерда. У крестьян и простых людей и то больше прав в этом плане, а вот герцоги и лорды с многогектаровыми необъятными землями, как и повелители драконов, не имеют права жениться без ведома короля. Ватерфол и вовсе не собирался связывать себя узами брака. По крайней мере, не в двадцать восемь! Но нет — пришел приказ, в этом году он должен жениться, и список невест. Его эта ситуация вообще не устраивала, и он хотел хоть что-то изменить.

Те, кто сейчас у власти — сильнее. Если он откажется — потеряет все. Не то, что драконы перестанут его слушаться, если он лишится каких-то привилегий — его могут лишить всех земель, доставшихся в наследство от деда, которые Норманд старался поднимать и развивать в одиночку, не позволяя другим лордам прибрать к рукам их семейное владение.

Его мать была единственным ребенком в семье, и родила его вне брака. Но дед все равно принял внука в семью, а вот дочь изгнал в монастырь, где она и пробыла до самой смерти лорда Ватерфола. Норманд еще с детства понял, что обладает телепатией, и винил себя, что из-за этого мамы нет рядом. И лишь когда ему было шестнадцать, дед, лежа на смертном одре, признался в том, как поступил с его матерью. Но и это не стало для нее проблемой, ведь там она смогла стать главной настоятельницей и теперь курировала монастыри Южного региона. И не отказалась, когда Норманд предложил ей переехать в родовое поместье, находившееся в нескольких километрах от Тинеи. Маме нравится морской воздух.

— Тем более для этого случая я и отправлю письмо с тем, что Магдалена Ваерн и Вэлма Фирсби примут участие в отборе.

— Я не соглашалась! — крикнула она.

А Норманд с легкой улыбкой посмотрел на нее. Девушка закатила глаза.

— Ненавижу, когда ты читаешь мои мысли.

Будто ему это нравилось. Человеческие мысли порой настолько грязные, что у него попросту разорвалась бы голова, если б он не научился отстраняться от них, переводя их в назойливый шум у себя в голове.

Она постучала пальцами по столу, будто это могло отвлечь Норманда. У нее не было агатового ожерелья, и повелитель драконов мог влезть и прочесть ее мысли в любой момент.

— И ты мне предлагаешь опять начать краситься и носить платья?

— Я тебе предлагаю хоть немного побыть женщиной, — усмехнулся Норманд, вспоминая, с каким презрением смотрела Вэлма на подаренные ухажерами платьями. — Будет весело. Испытания разные…

— Я даже знаю первое, — Вэлма прищурилась.

А Норманд посмотрел в ее глаза, пытаясь уловить что-то.

— Нет, — покачал головой — подруга подумала о конкурсе нарядов. — Не сбегут ли невесты после знакомства с моей мамой или Бризельдой и Гризельдой.

Бризельда — беременна, Гризельда со сломанной лапой. В общем, Норманду и самому немного страшно к ним подходить, но его будущей жене придется иметь дело с драконами, которым тоже нужно будет принять избранницу Норманда.

— О, да. Я даже не представляю, что страшней, — Вэлма поднялась и подтянула свои черные штаны. — Ладно, пиши свою бумажку.

Вэлма ушла, а Норманд все еще сидел, уставившись на перо. Он закрыл глаза, и перед ним возник образ светловолосой девушки. Он все никак не мог разглядеть ее лицо, хоть она и появлялась уже третий раз за последнюю неделю. Она подходила к нему и обнимала. На ее пальце сверкало золотое кольцо. А затем картинка сменялась ярким взрывом. Прямо наваждение какое-то. И только увидев портрет Магдалены Ваерн, он понял, что, возможно, это она. И вскоре она будет у него.

ГЛАВА 3

Я попрощалась с Главным и с радостью выбежала из тайного логова.

Смена региона. Я привыкла к холоду северо-запада, а Тинея находится на юге, возле моря. Сколько читала о нем — мечтала побывать, а тут такая внезапная возможность.

С возвышенности виднелась деревушка, ставшая моим домом. Маленькие одноэтажные домики, небольшая церквушка Светлой Девы с поблескивающим в закатном солнце куполом. А в другой части виднелся полигон — тренировочное место наемников. Место скрыто от чужих глаз. Увидеть его могут лишь наемники, и то, если с собой специальный амулет — круглый медальон с буквой Н, высеченной замысловатыми линиями. У меня тоже такой есть, хоть я не наемник — главный подарил мне его, когда привел в эту деревню.

Главный — весьма харизматичный мужчина. Порой создавалось впечатление, что он всю деревню контролировал. Никто в жизни бы не сказал, что в ней живут наемники. Подойди к любому, скажи, что ты наемник — на следующий день тут же и не вспомнит. Будто и не разговаривали о них.

Вот уже десять лет тут живу. Был ли у меня настоящий дом?

Лет до десяти жила в монастыре, потом сбежала. А как тут не сбежишь? Молишься и молишься. Четыре каменные стены вокруг, одежда у всех одинаковая, и наставницы — еще те мегеры. У меня всегда возникало ощущение, что соседки не замечали, как их били по рукам указкой, порой необоснованно орали на девочек, для которых воспитательницы все равно оставались вторыми матерями, считали их добрыми и ласковыми. Может, они действительно были добрыми с ними, но я до сих пор помню, как меня линейкой лупасили, когда отвечала неправильно. Спасибо, что читать, писать и считать научили.

За воспоминаниями не заметила, как пришла в дом к леди Фронс. Ее муж погиб в войне Северных регионов, дети выросли, завели собственные семьи и разъехались по разным уголкам королевства. Старая и слепая, она нуждалась в покое и надлежащем уходе.

Леди Фронс, как и я, не владела магическими способностями, она всегда подбадривала меня, говорила, что маги — ленивые создания, что только с магией и могут жить, а забери у них — и все: и руки — крюки, и с заднего места растут. Так что это не мы обделенные, а они. Да, она мне стала не просто наставницей, но и мамой. Мне искренне нравилась эта леди. От ее рассказов веяло романтикой — балы, костюмы, кавалеры… Бурная молодость — ни минуты покоя.

Жалко бросать ее одну. Что-то подсказывало, что больше я сюда не вернусь.

Старый забор и ветхая деревянная калитка. Ведун починил ее, когда я только въехала, но она с виду все равно казалась старой и расшатанной. Такова магия — вроде, все чинит, но выглядит хуже поломанного.

Дом встретил темнотой и теплом. Ни одна свеча не горела. Леди Фронс все равно — есть свет или нет, а вот мне — не очень. Помню, поначалу встречалась мизинцем на ноге с каждым углом и тумбочкой, коварно притаившимися в сумраке. Зато натренировалась и улучшила зрение в неосвещенных помещениях. А насчет тепла — магия не позволяет ему покидать дом.

— Эла, это ты?! — громкий пронзительный окрик пронзил воздух. Да ее вопрос вся деревня услышала!

Я зажгла свечу и поднялась на второй этаж в комнату леди Фронс.

— Да, — я поставила подсвечник на стол и присела рядом со старушкой.

В желтовато-оранжевом свете ее лицо выглядело одухотворенным. Белые глаза бегали из стороны в стороны, пытаясь что-то рассмотреть.

— Деточка, прочтешь мне святое писание Светлой Девы? — спросила она.

Давно она не просила о таком. Ведь совсем не любит церковь.

Я подошла к стеллажам, полностью заставленным книгами.

Приют убил во мне желание читать, но леди Фронс удалось вернуть интерес. Столько интересных книг, сколько было у нее, я в жизни не видела. Впрочем, талмуды Светлой Девы врезались в память, как стрела в мишень. Зачитаю так, на память.

Потому я схватила первую попавшуюся книгу. И ей оказалась «Разведение водных драконов в домашних условиях». Драконы — великолепные животные. Одно из моих желаний — увидеть вблизи и потрогать хоть одного.

Северо-западный регион Королевства Тиерда — глухомань. Здесь тебе ни драконов, ни даже волков в лесах. Тихое место, окруженное горами и лесами. Драконы любят просторы, свободу. Океаны, моря. А у нас что — летал бы дракон от дерева к горе, цепляясь за верхушки. И поселиться негде.

Открыла книгу на первой попавшейся странице с изображением крылатого темно-зеленого красавца, проживающего на болотах.

— Спустилась с горы Светлая Дева и молвила до своих подданных. Як тут есть, так и быть тому. И вняли путники гласу. Наполнятся реки водою, восстанут ветра, заполнятся пламенем недра, а земля расцветет бурною зеленью…

— Эла, милая, у тебя голос дрожит, — прервала меня. Морщинистая рука протянулась в мою сторону, подрагивая.

— Я… — слова застряли в горле. Как я ей скажу, что мы больше не увидимся. Моя интуиция никогда не подводила, еще в приюте чуть ли не каждый день ныла: «Беги, беги из монастыря». И сейчас выскочила, как заведенная: «Больше не увидитесь». Еще бы всплакнула в платочек от жалости.

— Говори уже. Опять в город едешь?

— Уезжаю на юг. На пару месяцев, — комок застрял в горле. Проталкивайся, дракон меня возьми. — Но я вернусь, честно.

Подумаешь, что говорит интуиция. Эта старушка для меня — все. Не смогу ее оставить одну!

— Ты выходишь замуж за того мужчину, что приносил цветы недавно? Иль за того, кто забор чинил?

Вот припомнила наемников, драконова память у нее.

— Нет, я не выхожу замуж. Просто так сложилось, что мне надо поехать в Тинею.

Она молчала, я щелкала костяшками пальцев, а свеча трещала под аккомпанемент. Тяжело даются прощания.

Вдох-выдох. Раз, два, три, четыре. Вдох-выдох.

Старушечья рука крепко сжала мою.

— Переезд — не конец света, — настояла она на своем. Конец света — это когда слепнешь и родных своих не видишь.

«Радует. Думала, будет просить остаться».

— Спасибо, леди Фронс. Но я вернусь через пару месяцев. Вам еще почитать?

— Какое читать! Такое событие! Ты моя хорошая, — на ее лице заиграла улыбка. — Ты все правильно решила, что хочешь уехать из этого старого захолустья. Что б тебе подарить?

Леди Фронс медленно поднялась со своего места, ощупывая стол и воздух. Подошла к старому комоду. Повозившись с ящиками, извлекла небольшую коробочку. Достала великолепное колье — огромные сапфировые и агатовые камни поблескивали в пламени свечи. Это ж мощнейшая защита от магии!

— Дракон меня покусай! — не сдержалась я, когда передо мной замаячили увесистые драгоценности. Брать подарок не хотелось.

— Эла, сколько раз я тебе говорила — не выражайся драконами! — буквально всунула мне в руку украшение. — Мне оно зачем? Пылится в шкафу, а тебе пригодится. Только спрячь в несколько тряпок. Как приедешь, то можешь и продать, чтоб деньги были на первое время.

— Я…

Но леди Фронс шикнула на меня.

Я рассматривала и гладила камни. Какая красота! В жизни таких украшений не видела.

— И еще, милая. Сорочку чистую на ночь всегда надевай.

— А зачем сорочку? — спросила.

— Как зачем? — всплеснула она руками. — Вот захочет мужик тебя, так и нужна чистая сорочка. Потоньше ткань выбирай, чтоб и прикрыто, и видно было. Мужчины голую красоту не любят. А так загадочно будет.

— Спасибо, леди Фронс. Я спать пойду. Время позднее, — промямлила я, чувствуя жар на щеках.

Чувствую, расскажет, что с мужиками делать. А оно мне не надо. Что-то она обо мне не сильно хорошего мнения. Ладно, пусть думает, что я замуж выхожу, а не в отборе за мужчину буду участвовать. Что за нелепость? Мужик, который будет выбирать среди девушек. Он что, себе одну единственную не мог найти?

Дракон меня спаси, не о том мысли.

— Ох, Эла. Зря меня не слушаешь. У меня есть книга по основам семейной жизни. Хороший автор, — она махнула на безмерные стеллажи. — Возьми, песочного цвета книжка. Пригодится.

Я только тихонько подошла к двери. А что, мысль насчет книги. Такс… красненькая — «Перчинные истории». Приключения перца, что ли? Вот зелененькая — «Сказки Королевства Тиерда». Следующая синяя с твердым переплетом — «Герцогства Тиерда». Помню, зачитывала ее до дыр. Полезная информация. Ага, вот оно! Болотно-зеленая книга — «Полезные советы в семейной жизни». Да, когда-то она была песочной. Но, видать, леди Фронс ее частенько читала и последовала всем советам до такой степени, что книга давно уже и не нужна была.

— Нашла, леди Фронс. Спасибо за подарки, — улыбнулась я.

— Удачи, Эла, — мягко ответила леди Фронс и легла на кровать.

Я взяла свечу и пошла к себе. Уютная небольшая комната встретила тишиной. Кровать прогнулась под моим весом настолько уныло, что захотелось ее обнять и шептать всю ночь:

— Милая, все будет хорошо!

ГЛАВА 4

Лошади были готовы после обеда.

Выслушала последние наставления леди Фронс, звучавшие как:

— Мужа слушайся, оберегай, — держала меня трясущейся рукой, — обязательно надевай платья такие, чтоб спереди колесом, а сзади мячиком.

Я была одета, как парень: коричневые штаны, рубашка и шапка, в которую я спрятала волосы. По задумке Главного в последний день мы обменяемся с Магдаленой одеждой. И неугомонную старушку не убедить, что я не замуж еду выходить.

— Благодарю за все, леди Фронс, — крепко обняла ее.

Я вернусь к ней после отбора. Ведь мне больше некуда. Даже если наемники найдут мою семью.

***

В Завер мы добрались поздним вечером. Мчались быстро. Со мной было всего трое наемников. Один из них — маг иллюзий, позеленел, побледнел и покраснел — весь спектр цветов отразился на его лице, как только он слез с лошади. Лично у меня под конец сильно затекли ноги.

Ведун окинул зорким глазом местность — магией решили не пользоваться, после этого остается энергетический след, поэтому вся надежда на глаза, интуицию и опыт.

— Вроде спокойно, — тихим низким голосом сказал Навах — второй наемник.

— Согласен, — вторил Ведун. — Эла и Адриан идут на второй этаж, вторая комната слева. Адриан ставит полог тишины. Мы наблюдаем внизу.

Ведун был лидером в этой дороге. Мы подъехали ближе к таверне. На черной вывеске висела табличка «Кривые Роги», написанная ярко-желтыми буквами. Зашли все вместе. В нос тут же ударил запах алкоголя, а веселый гогот и пьяные разговоры слышались кругом, звенели бутылки, стучали кубки...

Ведун с Навахом тут же направились к стойке. Я и Андриан потоптались на месте. Как только внимание хозяина полностью переключилось на Ведуна и Наваха, мы двинулись на второй этаж. Найдя нужную дверь, Адриан шептал какие-то слова, водя рукой возле двери.

— Все, заходи, вас никто не побеспокоит, — посмотрел печальными огромными глазищами. — И это, Эла, еду только от наших.

— Да поняла, поняла, — отмахнулась, нервно поглядывая на коридор. Меньше свидетелей — больше толка. Дракон их закопай, если кто попался бы в коридоре раньше, чем Адриан закончил.

Я вошла в комнату без стука. А чего церемониться?

На кровати сидела девушка в зеленом длинном платье, держа в руках книгу. Услышав, что не одна, она поднялась и изумлено уставилась на меня. Впрочем, мне тоже было чему удивиться — мы были очень похожи: одинаковой длины и цвета волосы, только у нее они были чуть волнистее, одинаковые черты лица. Но различия были: ростом она немного ниже и телом стройнее, у меня голубые глаза, а у нее зеленые, нос у меня курносый, а у нее прямой. Те, кто с нами близко не знаком, точно примут нас за близняшек, хотя различить вполне возможно.

Деквушка закрыла рот ладонью, ее глаза расширились:

— Светлая Дева, вы на меня так похожи... Ох, простите, я — Магдалена, — она присела в легком реверансе.

— Я — Эла, — в реверансе не присела — кривые ноги в штанах смотрятся неуместно.

Она смотрела на меня ошалевшим взглядом, да мне и самой стало страшно и волнительно. Смутившись, девушка жестом показала мне на стул возле стола.

Я на ватных ногах подошла и присела, пристально рассматривая ее. Как же мы похожи! Неужто ее отец по молодости с моей мамой познакомился? А потом она меня в приют отдала? Вроде, все сходится. Дракон меня обними. Прекратив пялиться на смущенную девушку, я спросила:

— Так, что с чего начнем?

Магдалена облегчено выдохнула и промолвила:

— Я старшая дочь лорда Ваерна. Мне восемнадцать. После запечатывания я провела жизнь в монастыре Севенье…

Последняя фраза была произнесена с такой тоской и грустью. Мне невольно захотелось обнять девушку.

— Я бы сбежала...

Магдалена удивлено на меня взглянула:

— Но меня запечатали, как бы я сбежала? Без магии?..

«Действительно. А мне можно написать пособие по выживанию детей без магии. Вот определенно напишу».

— Меня из-за магии и засунули туда. Запечатали, когда я чуть деревню не затопила. И всего в одиннадцать лет… — в ее глазах застыли слезы, готовые сорваться в любой момент. — А потом меня отправили в монастырь, где я обучалась и молилась, — она смирено сложила руки на коленях. — Мне кажется, они меня бы там и оставили, если бы лорд Ватерфол не захотел моего участия в отборе.

Дракон меня пожалей, да я сейчас вместе с ней расплачусь. Будем всю неделю сидеть в обнимку зареванные, вспоминая монастырь, приют и потерю лучших лет жизни.

— Моя работа — побыть с твоим женихом, а тебя отец вывезет отсюда. Единственное — мне нужно знать о тебе всё: твой любимый цвет, любимую одежду, та даже как твою собаку в детстве звали — всё, что может меня невзначай выдать.

— Хорошо…

С этого и началось мое недельное перевоплощение в леди Магдалену Ваерн. Она рассказывала о себе все, что помнила с самого детства, а я слушала и сидела на диете — по сравнению с леди Ваерн я была пышкой, и наемники, приносившие еду, большие порции отдавали Магде, а мне доставалось чуть ли не краюшка хлеба с водой. Девушка хотела втихаря подкармливать меня, но надо было хоть немного похудеть, чтоб выглядеть как монашка, а не как довольная селянка. К концу недели я знала всё о ее привычках, подругах детства, она рассказала даже то, что не осмелилась бы никогда в жизни рассказать родителям.

— А печать? — продолжала неугомонная блондинка. — Как с печатью быть?

Дело в том, что печать Магдалены представляла собой нарисованный на плече цветок, лепестки которого выполнены из драгоценных камней, намертво вживлённых в кожу. Камни не только блокировали магическую силу внутри источника — Магда не могла колдовать, но и защищали от влияния извне. Запечатывают обычно до совершеннолетия, и снять печать могут лишь сильнейшие маги. Но, если мужчин распечатывают без сомнений, то женщины всегда под вопросом — ведь муж может и не захотеть, чтобы жена обладала магией.

— Скопируют, сделают похожую. Мне главное, чтобы камни не отвалились или лорду Ватерфолу не пришла в голову идея распечатать раньше времени, — я закатила глаза, добавив: — Все, хватит паники, это моя проблема, как оттуда выбраться.

— То есть тебе не помогут?

— Там будут наши люди. Все. Точка.

Магда присела на кровать и тихо прошептала:

— Я бы не хотела терять сестру...

— Что?

Магда подняла на меня свои ярко-зеленые глаза:

— Ты же ведь моя сестра, не родная, не по матушке. Ведь так?

— Я не знаю, — нахмурилась. Здорово было бы, если б она была моей сестрой.

Ведь она мне за эту неделю стала родственной душой.

ГЛАВА 5

— Эла, твои движения, твои жесты — они не похожи на те, что я привыкла видеть. У тебя получается даже лучше, чем у меня, — а затем Магда совсем прошептала: — А я была лучшей ученицей в монастыре.

— Это все природная женственность, — я в очередной раз сделала реверанс и мило улыбнулась Магде. — И леди Фронс меня хорошо обучила. Хоть она и половину не видела из того, что я делала.

Зрение леди Фронс окончательно утратила, когда мне наступило шестнадцать лет.

— Она тебя хорошо обучила, — Магдалена улыбнулась

Настал последний день, который мы проведем вместе с Магдой. Будущее не пугало, но расстраивало близкое расставание. Мы обменялись одеждой. Я на удивление спокойно влезла в ее платье синего цвета: свободное, корсет на шнуровке спереди, а от талии — длинная плотная юбка. Беленькие чулочки и легкие балетные туфельки — на ноги. Лето в Королевстве — весьма теплый период, потому наличие теплой одежды не было необходимым.

В дверь постучали. На пороге возник высокий полноватый мужчина, очень похожий на Магдалену. Судя по всему, ее отец. Магда, не растерявшись, присела в реверансе и сказала:

— Здравствуйте, папенька.

Папенька тоже был слегка в шоке. Видать, ему было неизвестно о нашей схожести с его дочкой. А мне как реагировать? Вот он — человек, который, возможно, мой отец.

Перестав таращиться то на меня, то на Магду, он сказал:

— Кхм. Нам пора, экипаж ждет.

Увидев попытку девушки двинуться к отцу, я схватила ее за руку, оттащила слегка назад:

— Э-э, ты тут остаешься.

На это Магдалена притянула меня к себе и прошептала на ухо:

— Сестра ты мне или не сестра, но как только освобожусь от печати, я за тобой приду.

Я обняла ее. Развернувшись к лорду Ваерну, грациозно пошла к нему.

Я справлюсь, по-другому не смогу. Надо будет сбежать — сбегу, но подставлять никого не стану. Тем более Магдалене будет лучше с семьей. А я вместо нее. Хоть и было до слез печально, что я стояла на пороге тайны своего рождения, но, если у Магдалены есть шанс быть с семьей — я сделаю все, чтобы у нее это получилось.

Лорд Ваерн смотрел на меня с клокочущей яростью в глазах, будто я — главное прегрешение в его жизни. Разве так смотрят отцы на своих, пусть даже незаконнорождённых детей?

С ней все будет хорошо — я уверена, но Ваерна расспрошу, отец он мне или нет.

Спустившись вниз, мы вышли на улицу. Я в действительности рада была подставить лицо под летний ветер, ведь неделя в закрытом пространстве — нешуточное испытание. Но надышаться свежим воздухом мне не дали — лорд Ваерн толкнул меня в сторону экипажа. Даже руки не подал, пришлось залезать самостоятельно. Ваерн сел напротив и, отдав приказ кучеру трогаться, стал пристально рассматривать меня. А у меня сердце бешено колотилось — вот же человек, который может быть моим отцом.

Вдох-выдох. Раз, два, три, четыре. Вдох-выдох. Всегда так делаю, когда волнуюсь.

Помедлив немного, лорд Ваерн выдал:

— Даже не мечтай, если ты и являешься моим бастардом, то, поверь, я тебя знать не знаю и не хочу знать. Потому даже если и выберешься — на мое покровительство не рассчитывай.

Меня будто мешком с зерном приложили. Стало невыносимо больно в груди. Я отвернулась, чтобы он не увидел слез, которые все-таки готовы были уже сорваться.

— Ты хоть какой магией обладаешь?

— У меня нет магии, — тихо ответила ему.

А лорд начал все больше и больше распаляться:

— Бездарная девчонка! — еще раз кинул на меня оценивающий взгляд. — Да кто поверит, что ты можешь быть дочкой лорда?! О, Светлая Дева, во что я ввязался! Дочка шлюхи! Ни скромности, ни манер... А магии и вовсе нет.

Если у него плохое настроение, то почему я должна страдать? Это он бросил меня в приюте. Как можно бросить родного человека? Все из-за магии? Не оправдала надежд — вот главный ответ. Лордам нужны одаренные магией дети, а если её нет, то и родная кровь не нужна — вот правда жизни. Хотелось выскочить из кареты прямо на ходу, и плевать, что могу сломать себе что-нибудь! Просто хотелось убраться подальше от этого человека, которого я даже в мыслях отцом называть не могу. Но Магдалену уже называю своей сестрой. Почему в мире не бывает так просто? Нашел семью, а она тебя принимает и все-все у вас хорошо… Я бы простила отца и мать за то, что оставили меня в приюте. Но сейчас я увидела лишь пренебрежение, а значит — нет у меня семьи. Я одна в этом мире.

Пробуждавшийся внутри гнев рвался наружу, но, совладав с собой и одарив лорда Ваерна тем взглядом, которому меня научила леди Фронс, когда кто-то слишком много себе позволял, сказала:

— Лорд Ваерн, я — не ваша дочь, очень сильно на это надеюсь. От вас мне ничего не нужно. Если вы и дальше будете продолжать в таком тоне, мы можем смело вернуться за Магдаленой, и пусть едет на отбор. Ваше поведение неуместно.

Ваерн сжал губы в тонкую линию, и его лицо вновь скривилось, а я почувствовала себя немного смелей.

— Не тебе меня отчитывать, — выдал он пренебрежительно.

Прямо ядом брызжет. Сам нагулял, а теперь плюется. Но все же я более сдержанным тоном добавила:

— Завидую вашей дочери. Вы — хороший отец, но только для родных. Не каждый сбежит в Империю со всей семьей, тем более, если в ней есть запечатанный маг.

Я горько усмехнулась, понимая, что меня теперь ничего не держит на этом отборе.

— Мне плевать, что ты думаешь. Но я отвалил приличную сумму, чтобы вывезти свою семью из Тиерды. А ты — наемница, и это твоя прямая обязанность — выполнить условие контракта.

— Я знаю свои условия, — буркнула я.

Да ну его. Поучаствую в отборе ради Магдалены. Сестру мне жаль.

Запечатанные — маги с сильным магическим потенциалом, от них всегда рождаются маги. Магдалена — очень ценная невеста. Скорей всего, поэтому она будет участвовать в отборе.

Лорд Ваерн лишь заметно кивнул и уставился в окно. После этого разговора мы ехали молча. Ближе к полуночи я почувствовала усталость и решила немного поспать. Ехали не спеша, но встряска чувствовалась.

Проснулась уже ранним утром слегка голодная. Впрочем, не слегка, на что довольно-таки грубо намекнул живот. Лорд Ваерн хмыкнул и сказал:

— Скоро подъедем к Леверсу, позавтракаем, и оттуда нас телепортируют в Тиену.

А в Тиене я уже встречусь с повелителем драконов. Ох, это же значит, что я увижу драконов!

ГЛАВА 6

Портал? Ух ты! Никогда не проходила сквозь портал.

Мы находились в северо-восточном районе, а Тиена — на юге. Леверс — столица северо-восточного района, и с Завера мы добрались до него за ночь.

Леверс — огромный и очень красивый город: небольшие уютные улочки, дома из желтого кирпича, а крыши в основном покрыты керамической облицовкой красного, бордового и кое-где серого цвета. Весь город террасами спускался по склону горы, почти на её вершине, на плато, раскинулась резиденция местного правителя, от которой вниз, словно потки позолоты, стекали богатые районы, к самому подножию превращаясь в бедные кварталы. Радовало, что столица была чистая — ни мусора, ни пыли на вымытых каменных фасадах и тротуарах.

Мы с лордом зашли в местный кабак и подкрепились вкуснейшим жареным мясом, хлебными гренками и свежим салатом, а запивали лимонадом, вкуснее которого давно ничего не пила. Все, после отбора перееду сюда и устроюсь на работу. Лорд Ваерн подозвал сопровождающего, сунул ему пару монет и отправил из таверны. Буквально через полчаса тот вернулся со зрелым мужчиной невысокого роста в бордовом плаще. Он присел напротив лорда Ваерна, протянул руку в приветствии и сказал:

— Тео Грейс, маг по телепортации.

— Лорд Грегори Ваерн.

О, теперь хоть буду знать его имя.

— Портал будет готов сегодня к четырем, зайдёте третьими. Десять золотых за срочность.

Лорд Ваерн достал из мешочка монетки, отсчитал и отдал магу.

Стоит заметить, что порталы установлены во всех больших городах Королевства и связаны между собой, но использоваться в личных целях не могут. Есть еще и дистанционные телепорты, которые могут перемещать лишь на короткие расстояния, например, если нужно попасть из города в пригород. Маги могут телепортироваться сами, но с собой могут взять только то, что помещается в руках. Магии телепортации можно обучиться в академиях, но для нее должно быть достаточно силы.

Свободного времени до портала оставалось предостаточно. Лорд Ваерн решил прогуляться по городу, купить какие-то вещи для своего путешествия в Империю. А еще он потащил меня по магазинам. Присмотреть новые платья. Ну, хоть в нужную сторону начал мыслить. Все-таки я его псевдодочь, и негоже мне в одних и тех же платьях ходить. Тем более Магда стройней меня, и многие ее платья на меня не налезали, а те, которые пришлись более-менее впору, все же давили в некоторых местах. Пару платьев мы успели перешить перед отъездом, но и всё.

В одном из салонов меня привлекло платье синего цвета: длинной в пол, в талии — серебряный пояс, и V-образный вырез на груди. На ощупь его ткань была мягкой и шелковистой, а цвет переливался всеми оттенками глубокого синего и будто мерцал серебристыми вкраплениями. Я посмотрела на лорда Ваерна — он смотрел куда угодно, только не на меня, но все-таки оплатил его.

Побродив немного по переулкам, мы вышли к местному парку. Меня поразило это место — его украшали много кустов и необычных деревьев. Посреди парка стоял фонтан из белого мрамора, в тени деревьев по кругу виднелись скамеечки, на некоторых сидели люди. Мы заняли одну в тени огромного дерева напротив фонтана. Брызги воды завораживали искрившимся в них светом, теплый ветерок нежно ласкал руки и лицо. Я, как загипнотизированная, смотрела на воду, не замечая ничего вокруг. Мои сопровождающие стояли позади меня в тени дерева и практически не обращали внимания на окружающих.

Я почувствовала легкую дремоту, веки потяжелели, будто их специально кто-то закрывал. Я помотала головой, сбрасывая сон. Открыв глаза, осмотрелась.

Время будто остановилось, не было слышно ни разговоров, ни пения птиц, и вода в фонтане словно застыла. Повисла птица в воздухе, капли воды, словно жемчужные бусы, застряли в воздухе, люди замерли иногда в нелепых позах или со смешными выражениями на лицах. Я ущипнула себя за руку и почувствовала боль.

Что происходит? Может, сон такой странный?

Подошла к своим охранникам, помахала рукой перед их лицами, попыталась толкнуть одного, но ничего не вышло — они стояли, как приросшие к земле и воздуху одновременно. Я подошла к фонтану, присела на край и провела по воде пальцами — ощущения те же.

— Ох, как интересно. Давно таких, как ты, не видела, — я резко обернулась на голос и увидела в двух шагах от себя старуху. Она с любопытством рассматривала меня как-то по-доброму, мягко. В руках у нее был букет ромашек.

— Каких? — ужаснулась я.

Она пошамкала губами.

— Не мне тебе рассказывать, — старушка покачала головой, а я содрогнулась от ее хриплого голоса. — Один знает, другой узнает... отец и сын… опасна ты для них...

— Что? — только и смогла прошептать я.

Вдох-выдох. Раз, два, три, четыре. Вдох-выдох.

Кто эта старушка? Почему весь мир застыл?

Ага, вышла в астрал, вернусь через пару минут.

Старуха схватила меня за руку и продолжила:

— За грехи отцов страдают дети, но от любви своей не бегай. Хуже будет. В храме Светлой Девы поставь свечу, а мне пора к сестре. Заждалась она меня, — с этими словами она отпустила меня и исчезла.

Мир тут же пришел в движение. Я же сидела, нахмурившись, пытаясь понять, что она имела в виду. Найду любовь?

— Ты что себе позволяешь? Сидишь на фонтане! Где твои манеры, леди Ваерн? — причем, слово «леди» было сказано так, будто я самая падшая женщина на этом свете.

Ткань платья прилипла к спине, и я ощутила влажный холодок и направилась к лорду. К моим ногам упала ромашка. Мне это не привиделось. Старушка действительно была здесь! Увидев мою намокшую одежду, Ваерн сердито пробурчал заклинания, и я почувствовала, что моя одежда мгновенно высохла.

Стоп! Я же сидела на скамье, а потом подошла к фонтану. Это был не сон. Неужто старуха из-за меня тут появилась? Непростая была старушка. Нутром чуяла — не я была ее целью. Я лишь попалась по дороге. Не зря она удивлено смотрела на меня.

Отец и сын? А это кто?

— Благодарю, папенька — слегка с издевкой улыбнулась ему.

— О, боги! За что мне такое наказание?

— Вам виднее, — пожала плечами. — Я просто хочу узнать правду о семье, вот и согласилась на это задание.

Выпалила, чуть ли не закричав. Вовремя спохватилась, что надо быть тише, а потому последнюю фразу услышал только Ваерн.

Теперь на скамье мы сидели вдвоем — я и лорд, но наших сопровождающих стало больше. Они расположились невдалеке на освободившихся скамейках.

— Ты на прабабку похожа, — сказал Ваерн. Он смотрел на мой профиль, так как я в очередной раз застыла на месте.

О, нет! Дракон меня оттанцуй! Я же смирилась с мыслью, что он — не мой отец! Да даже если и мой, во мне это не вызывает никаких чувств. Раньше представляла, как встречу семью, как прощу за ошибку. Но… вот она — реальность.

— Я вчера тебя увидел и не поверил своим глазам, вот и выпалил такое. Сама понимаешь. Я лишился всего. А тут встретил отголосок своего прошлого, как напоминания, что я не всегда был безгрешен.

Я скривилась. Больно оно мне уже надо.

— Кто моя мать? — меня обозвали дочерью шлюхи. Та пусть даже и так, я хочу знать, кто она.

— Ее звали Луиза, — начал Ваерн. — Договорной брак — это условия Тиерды. У высоких сословий нет выбора. Мне пришлось жениться на матери Магдалены, но это не значит, что я должен был делить ложе только с ней. Ее звали Луиза. Она жила в деревне, которая раньше принадлежала мне. Луиза стала моей любовницей. Ненадолго, — он говорил так спокойно, что мне становилось не по себе. Вот так просто. Брак ничего не значит, заводи любовниц, делай, что хочешь. А все потому, что любви нет в таких браках. — Тогда мать Магдалены уже носила дитя. Луиза хотела слишком много и стала наседать на меня. Но она была никто. И я выгнал ее. Как оказалось, она была беременной. Она писала мне, но я сжигал все письма, хоть и отправлял золото на содержание ребенка. Бастард не бастард, но это мой ребенок. Три года слал, а потом выяснил, что она нашла какого-то мужика и стала жить с ним, но ребенка уже не было…

А я помнила маму. Как ни странно, но маленькие дети могут запомнить многое. Я помнила, как она склонялась над моей кроваткой. От нее пахло корицей. И ее улыбку. Мама была такой молодой…

— …Она трясла с меня деньги на ребенка, которого отдала в приют, — возмутился лорд.

А мне стало грустно. Может, он не настолько плохой?

— Мне от вас действительно ничего не нужно, — прошептала я, чувствуя подступающие слезы. — А Луиза еще жива?

— Если честно, я не знаю. Ладно, нам пора. Лорд Ватерфол ждет нас. Но, если хочешь, можешь после отбора переехать к нам в Империю. Ты очень сильно выручишь свою семью.

Лорд Ваерн поднялся и подал мне руку.

ГЛАВА 7

Вдох-выдох. Раз, два, три, четыре. Вдох-выдох.

Слова лорда резали меня без ножа. Почему он все-таки сейчас признал, что я его дочь? Я понимаю, что незаконная, что прав вообще никаких нет, но как же это больно, и как же мне хотелось настоящую семью, когда есть папа и мама. Мой мир только что перевернулся, но я все та же Эла. Имя дурацкое, будто огрызок какой-то. Мне восемнадцать лет, рядом со мной сидит отец, которого не было в моей жизни. И если его не будет и дальше — ничего не изменится. Но мне надо подумать и осознать, что произошло так быстро. Раз — и вот она семья. Просто я надеялась на большее, а получилось вот так. Бастард без права на родительскую любовь.

Я смахнула выступившую слезу. Сбежать бы отсюда, но я обещала — и наемникам, и Магдалене. Чем дольше мы сидели, тем больше лорд нервничал. Я его больше не спрашивала ни о чем, но заметила, что он слишком часто поглядывает на дорожки, будто ждет кого-то.

Вскоре с одной стороны к нам стали приближаться трое — мужчина в черном плаще с капюшоном, закрывающем лицо, и две девушки в простых коричневых платьях. Они поравнялись с нами.

Ну и наглющие взгляды у этих девиц.

Ваерн начал нервно теребить камзол.

— Добрый день, лорд Ваерн.

— Добрый день, господин Крезто, — Ваерн подорвался со скамейки и протянул руку пришедшему. Они обменялись рукопожатиями.

— Итак, — мужчина повернулся в мою сторону. Из-за капюшона его лица не видно, но я ощутила, как он рассматривал меня. — Это девушка будет заменять вашу дочь?

— Да, — тут же ответил Ваерн.

Я растеряно переводила взгляд от лорда на этого Крезто.

— Как выяснилось, это — моя внебрачная дочь.

— О как...

Крезто снял капюшон.

Я с удивлением уставилась на него. Мужчина был молодым, с прямыми чертами лица. Лет ему двадцать четыре. Или сорок… Его лицо расплывалось и двоилось. Это как кто-то наложил неумелую иллюзию. Потому передо мной все расплывалось. Неудивительно, что он в капюшоне ходит. Скорей всего, это из-за печати я так вижу. Или он специально двоит лицо.

— Маг? — его голос был низким.

Я промолчала. Может, это проверка какая?

— Нет, девушка не обладает магией. Не думаю, что у Ватерфола появится желание снимать с нее печать.

Мужчина прищурил глаза, переливавшиеся от синего до карего цвета. Может, все-таки сказать, что у него иллюзия плохая? Ой, нет. В незнакомце было нечто подавляющее, что мне лишний раз не хотелось с ним связываться.

— Ладно, — смягчился он, не сводя с меня взгляд. — Позволь представиться. Мое имя Антуан Крезто. Оно тебе ни о чем не скажет, но я являюсь представителем государственных дел Тиерда. Согласись, подмена участницы отбора, тем более претендентки, которую лорд Ватерфол выбрал сам, дело крайне опасное. И ты должна понимать всю серьезность ситуации...

Нет, я сейчас вообще ничего не понимала.

— …Нам нужен свой человек на отборе. Ты будешь делать то же, что и другие участницы, но в то же самое время тебе нужно будет следить за лордом Ватерфолом и иногда передавать информацию.

— То есть «следить»? — спросила я.

Во что меня втягивают? Одно дело согласиться просто быть вместо кого-то и сидеть ниже травы, тише воды. А вот это что такое?

— Я тебе обрисую ситуацию. Магдлена Ваерн — запечатанный сильный маг. Ее сила нужна королевству, но лорд Ватерфол хочет выпустить ее из Тиерда. Тебе просто придется рассказывать нам, что происходит. Ты ведь наемница, и это твоя работа.

— Я не… — хотела сказать, что не наемница, но промолчала. Слишком тяжело он смотрел. Да и Главный спас мне жизнь, если ляпну чего лишнего, то подставлю его.

Шумно вдохнула и выдохнула. В этом же нет ничего такого.

— Вот и чудесно. Это Клара и Алисия. Они будут твоими горничными.

Девушки улыбнулись мне какими-то хищными улыбками. Вот не нравятся они мне. Вообще. Но пришло время, когда мы уже должны были отправляться через портал в Тиену. Крезто попрощался с нами и скрылся среди деревьев парка, а мы отправились к порталу.

В центре города стояло небольшое желтое здание. На входе стояли два охранника. Ваерн протянул им пару бумажек, те посмотрели и пропустили нас внутрь. Портал представлял собой серую каменную арку с белыми камнями, вставленными в нее. Рядом стояло несколько магов в специальной одежде — темно-коричневых кожаных робах.

— Добрый день, — поздоровался один из них. Взял в руки бумажку, протянутую лордом. — Тиена. Мак, перенастрой на Тиену.

Второй парень нажал на камни внизу арки, они сменили цвет на желтый.

— Телепортация мгновенная, как только появитесь по ту сторону, возможно, почувствуете легкое головокружение и тошноту. Если что, наши сотрудники помогут вам справиться. Заходим по одному. Кто первый?

— Я, — сказал Ваерн.

Он вошел в арку. Камни засверкали, и в один момент лорд пропал. Свечение в арке потухло, а паренек предложил мне войти. Я кивнула.

Вдох-выдох. Раз, два, три, четыре. Вдох-выдох.

Вошла в арку. Не отрываясь, смотрела на парня, что настраивал портал. А затем ощутила резкий рывок — и в один момент я оказалась в такой же арке, но в светлой комнате с одним окном.

Сделала шаг и покачнулась, перед глазами все расплылось, а живот скрутило так, будто меня засунули в тиски. Я тяжело задышала, хватая воздух ртом. Крепкие руки тут же подхватили меня, а в нос ударил ужасный запах, похожий на алкогольный. Меня отпустило.

— С вами все в порядке? — раздался низкий бархатный голос.

Я отпустила мужчину, в которого вцепилась пальцами, как кошка когтями, подмечая, какой он огромный. Но немного расслабилась, увидев беспокойство в его карих глазах.

— Да, — прохрипела, не отводя взгляд. Мужчина — высокий, на голову выше меня. Волосы темные и коротко стриженные. Широкий лоб над толстыми прямыми бровями, квадратные скулы и немного пухлые губы украшали его лицо. От него пахло морем и каким-то приятным мужским парфюмом. А я рядом с ним казалась малышкой.

— Позвольте представиться — лорд Норманд Ватерфол, — мужчина сделал шаг назад, взял мою руку и поцеловал.

Так вот он какой, лорд-Отбор, который не может определиться, кого бы взять в жены.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям